Исповедь мага. Египетское знамение. Часть первая


Исповедь мага. Египетское знамение. Часть первая
На улице красно-золотистыми красками в свои права вступила осень, а на душе у меня играла скрипка ностальгии по тем временам, которые я никогда уже не вернусь, даже если этого сильно возжелаю. Вроде бы жизнь текла обычным ручьем рутинных дел и хлопот, но всё уже было не так и не то. Финансовые дела на рынке постепенно затухали, потому что поставщики благополучно закрылись и в скором порядке отбыли к себе домой из-за каких-то проблем с госструктурами. А это, в свою очередь, сильно ударило по нашему семейному благосостоянию, вслед за этим дали трещину отношения с моей пассией, которая порядком наскучила своими заунывными женскими играми.

Там же, где-то на горизонте будущих событий, мой друг, окончательно потерявшись в дебрях своей тоски, всё больше погружался в глубины безликого разочарования. Я хоть и пытался его взбодрить какими-то надеждами на то, что жизнь не так скучна, как ему казалось, но, осознавая всю тщетность своих слов, сам всё больше погружался в тяжелые раздумья о том, что же со мной произошло буквально месяц назад.

Долгий и мучительный месяц, который прошел под знаменем теорий и догадок, помог мне более или менее прийти в себя, восстановить ритмичность сеансов снов наяву, где я пытался с помощью своей наставницы понять, что же со мной произошло? Наши обсуждения противоречивых отпечатков воспоминаний, когда я вдруг на несколько минут стал существом и наблюдал мир в совершенно безнадежном темном свете - в конечном счете, результатов не дали.

Наталья так и не смогла донести до меня смысл произошедшего, а я, вероятней всего, был не в состоянии понять её посылы, и потому решил, что мое время еще придет, и эта тайна когда-то раскроет свои скрытые мотивы. Эта меланхоличная нота периодически посещала меня отголосками мрачных воспоминаний, когда я принял бескомпромиссное решение немедленно покинуть этот мир. Но с каждым разом её звучание становилось все менее резким и болезненным, а узоры темных вод жизни блекли на фоне светлых предвкушений новых открытий, которые, словно миражи водного оазиса посреди выжженной пустыни, создавали ауру надежды глотка.

Возможно, если бы я смог расширить свою картину мировоззрения, то увидел бы причинно-следственную картину того аномального инцидента, что со мной случился, но я был слишком молод, горд и наивен. И поэтому погряз в бесперспективном спасении тонущего семейного бизнеса, почти забыв о Космическом Океане Разума, об Архитекторах миров, и предался скучной повседневности выживания. Борьба за теплое место под солнцем финансового благополучия, как и следовало ожидать, не давала желаемых результатов, отнимала все силы и бросала в бездну безысходности.

Пока я безнадежно бился о стену первопричин денежных потерь, пытаясь остановить неизбежное, около меня сгущались тучи прошлых поражений, они себя открыто не проявляли, мелькая во снах наяву неясными тенями опасности, и лишь во сне ночном проявляли свою истинную суть. К тому времени я уже несколько лет записывал особо запомнившиеся сны, что в данный момент мне позволяет восстановить хронологию надвигающейся опасности.

Сон первый, который стал предвестником будущей беды.

"Ароматом Древнего Египта пропитан весь сон, в котором, каким-то немыслимым способом, я стал то ли фараоном, то ли каким-то существом, состоящим из пяти элементов. У меня даже есть какое-то название и оно начинается на букву А. Много пробелов, которые не могу вспомнить, а в конце сна я к кому-то или к чему-то прикасаюсь и просыпаюсь".

Естественно, этому сну я не придал особого значения, просто записал и что называется, забыл, а через несколько дней мне приснился новый сон про тот же Египет.

"Всё тот же Древний Египет, но в этот раз я касался тайн, которые до сих пор скрыты в пирамидах. Помню только концовку, в темном помещении кому-то объясняю строение, то ли египетской пирамиды, то ли подземной системы, скрытой под пирамидами. Так же запомнил образ, состоящий из квадратов-карт с египетской символикой, тот с кем я беседовал, сказал, что это как-то связан с Германией".

Безусловно, повтор египетской темы, меня немного насторожил, я вроде даже собрался в следующем сеансе сна наяву разобраться в происходящем, но как говорится, не судьба. В результате, как некий намек на то, что я недооценил ситуацию, меня посетило третье ночное видение, буквально в пределах двух последующих недель.

"Египетский то ли жрец, то ли существо-божество, говорит мне, или возможно я читаю манускрипт под его руководством, в котором сказано, что моя/наши роли изменились. Раньше мы были аналогом участников игры, которые двигались в соответствии с ранее намеченными планами-ролями, то теперь мы другие и наши задачи куда более шире, чем просто рамки участников, как и ответственность за свои действия".

Безусловно, последний сон меня серьезно озадачил, в случайности я давно уже не верил, потому что понимал - во всем есть определенная закономерность, которую мне предстояло еще увидеть или, хотя бы, прочувствовать. А неизвестный из последнего сна прямым текстом мне говорил, что я, и видимо, мой друг, вышли за рамки обычных правил жизни.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 06.11.2018 Александр Суровый
Свидетельство о публикации: izba-2018-2407164

Рубрика произведения: Проза -> Мистика











1