Долина Поющих Камней


Долина Поющих Камней
Картинка из интернета

Долина Поющих Камней

- Ну, наконец-то, - облегчённо вздохнул Гарри Каннинг, когда проводник указал ему вниз, туда, где среди бесконечных скал открывалась долина, зеленеющая полями.

- Долина Поющих Камней, сеньор, - расплываясь в щербатой улыбке, сообщил проводник. – К вечеру будем в посёлке!

- Что ещё может здесь оказаться, кроме этой долины? – буркнул американец. – Не город же с отелем и рестораном!

Он говорил по-английски, и проводник, не понявший ни слова, радостно закивал и лягнул пятками своего скакуна. Впрочем, это было уже ни к чему – флегматичные ослики, все втроём, тащившие Гарри, проводника и поклажу, радостно затруси́ли вниз с перевала, предчувствуя окончанье пути.

Гарри, несмотря на ворчание, тоже был рад. Трое суток блуждания по горам его совершенно расстроили, и если бы цель не была столь заманчивой, он давно бы уже послал всё это к чёртовой матери и вернулся домой. При всех своих несомненных талантах, Каннинг был весьма посредственным путешественником. Вся его жизнь протекла в больших городах, где он смело брался за самые удивительные авантюры, сулившие невиданные барыши. Вот только дальше посу́лов дело как-то не двигалось. И, хотя Гарри не бедствовал, миллионером стать тоже не удавалось. Вот и метался он от одного дела к другому в наивной уверенности, что уж теперь-то, конечно, всё будет иначе… Жизнь не учила его ничему, и путешествие в Долину Поющих Камней, возможно, было ещё одним тому доказательством.

Об этой долине Каннинг услышал случайно, от какого-то пьяного оборванца. Бог ведает, почему он поверил пьянчуге, но рассказ о затерянной в Кордильерах долине его зацепил. Он выложил неплохую сумму за выпивку и узнал, что где-то в горах есть долина, на склоне которой лежат огромные камни. И эти камни каждый вечер поют… Не просто гудят от ветра или шуршат, не спеша сползая по склону, а правда поют, издавая необычно красивые звуки, которые не повторяются никогда. Местные жители считают камни святыней и почти ежедневно собираются их послушать, но тайны из них не делают. Любой, добравшийся через горы до их деревни, может сколько угодно внимать поющим камням. Может даже остаться и слушать всю жизнь.

- Если это действительно так, - думал Гарри, - то в этой долине можно построить неплохой туристический бизнес. От города до посёлка дня три – четыре пути по горной тропе. Её можно немного благоустроить, сделать комфортабельные стоянки. Путешествие лишь разогреет туристов! Рабочая сила в этой глуши почти дармовая, все затраты, включая автобус из аэропорта до города, окупятся моментально. Для начала придётся вложить долларов эдак… Да, но чтобы снова не прогореть, нужно съездить туда самому, убедиться, что всё это правда. Заснять, сделать записи этих каменных песен. Договориться с вождями, или как там они называются…

В общем, не прошло и недели, как Гарри Каннинг пересёк две границы и добрался до захолустного городка, где при помощи долларов США и своего отвратительного испанского нанял проводника и кавалькаду из трёх ослов. Его желание посетить Долину Поющих Камней, как ни странно, не вызвало удивления. Здесь о ней знали, кое-кто даже там побывал. И каждую осень из этой долины приезжали в город крестьяне со своими товарами.

Это Каннинга немного расстроило. Вообще-то он полагал, что Долина Поющих Камней – место сказочное, затерянное, малоизвестное. И всю дорогу он снова и снова заводил разговор о необычных камнях. Но, то ли его проводник был попросту глуп, то ли чего-то не понимал, но каждый раз он лишь широко улыбался, кивал головой и радостно сообщал:

- Поют, сеньор! Все в деревне поют! Очень красиво! И громко!

Наконец, измученный гарцеванием на осле, ночёвками у костра и отсутствием нормальной выпивки и еды, Гарри прекратил все расспросы. В конце концов, через пару дней он сам всё увидит.

И вот, наконец, цель путешествия перед ним. За полями лежит деревенька, и в бинокль уже видно, что люди на улице смотрят в их сторону. А дальше, за деревенькой, открывается горный склон, и правда покрытый огромными, в человеческий рост, валунами. Долина Поющих Камней!

***

В деревню путники въехали в сумерках. Стремительно надвигалась южная ночь, и проводник гнал ослов, немилосердно работая пятками и мелодично ругаясь, чтобы успеть устроиться на ночлег. Впрочем, опасения были излишни. Их заметили ещё при спуске в долину, и теперь несколько человек, с фонарями в руках, встречали припозднившихся путников. Увидев людей, проводник повернулся к хозяину и весело произнёс:

- Очень хорошие! Никогда не оставят в беде. Помогут всегда.

Гарри устало кивнул. Для него сейчас любой человек, предложивший постель и глоток спиртного, был бы милей самого близкого родственника.

- Буэнас тардес, амигос! – воскликнул высокий старик, одетый получше прочих, прикоснувшись к полям своей шляпы.

- И вам добрый вечер! – ответил Гарри, от усталости позабыв перейти на испанский.
- Вы, похоже, из Штатов? – сказал старик по-английски. – Что привело сеньора в нашу деревню?

- Ого! – удивился Каннинг. – Вы говорите по-английски? Очень приятно. А то мой испанский, ей-Богу, оставляет желать много лучшего…

- Да, говорю, - улыбнулся старик. – В молодости я много где побывал. Работал и в Штатах. Так что общий язык найдём. Я – староста этой деревни, люди зовут меня доном Хуаном. Прошу вас в мой дом. Ребята, устройте Мигеля с его ослами!

Через пару минут Гарри Каннинг уже сидел в небольшой комнатёнке за деревянным столом, на который молчаливые женщины ставили угощение. Староста при свете керосиновой лампы оказался довольно крепким мужчиной, с морщинистым смуглым лицом и длинными волосами, совершенно седыми, заплетёнными в косы.

- Так что привело сеньора в такую глушь? – повторил он вопрос, когда Гарри утолил первый голод.

- Ваши Поющие Камни! – ответил Каннинг без всяких обиняков.

- К ним приезжают многие…

- Но только я приехал не просто послушать, а сделать вам грандиозное предложение!

Дон Хуан откинулся на спинку массивного стула. Его лицо стало, как деревянное, взгляд настороженно замер.

- Ну вот, - мысленно ругнул себя Гарри. – Похоже, спугнул.

- У меня и в мыслях нет ничего плохого, - поспешно добавил он. – К тому же, без соглашения с вами никто ничего не предпримет…

Старик чуть заметно пошевелился, и Каннинг, увидав в этом добрый знак, горячо продолжал:

- Ваша деревня не очень богата. Если договоримся, сюда потекут немалые деньги. Сейчас вы ездите за товарами в город – это неделя пути. А ведь лавки можно открыть здесь, у вас. И не только лавки! Если ваши Поющие Камни, и правда, поют, послушать их захотят люди со всех концов света. Мы откроем гостиницы, автостоянки, Мак-Донльдс. Ваши люди будут работать и получать хорошие деньги! Вы достаточно повидали, работали в Штатах, и понимаете, что сейчас обитаете в нищете. Всё можно мгновенно переменить. Деревня станет современным туристическим центром, со всеми вытекающими последствиями!

Дон Хуан улыбнулся.

- Хороший знак! – сказал себе Гарри. – Кажется, клюнул…

- А вы, как староста, безусловно, получите больше всех! Представьте себе – новый дом, машина, приличный костюм. В конце концов, телевизор – ведь у вас сейчас и этого нет!

- И что же для этого нужно? – спросил дон Хуан.

- Только ваше согласие! И, конечно, моя уверенность в том, что камни, и правда, поют. Извините, но мне самому без записи не поверят.

- Хорошо, - кивнул староста. – Завтра вечером я отведу вас к Поющим Камням. Тогда и решите, что делать дальше. А теперь пора спать.

- Одну минуточку. А у вас не найдётся чего-то покрепче, чем пиво? Я, знаете, весь запас виски израсходовал по дороге сюда…

- Нет, - усмехнулся старик. – В нашей деревне делают только пиво, и то оно появляется на столе нечасто.

- Ещё один вопрос, Хуанито… - Каннинг доверительно снизил голос. – Как у вас насчёт девочек? Ну, понимаете, дальний путь, всё такое… Я заплачу́.

- Можете выйти в деревню и обратиться к любой, - усмехнулся старик. – Только наверняка получите сковородкой по голове, а то и вилы под рёбра. У нас такое не принято. Буэнас ночес, Гаррито!..

***

Когда неожиданный гость улёгся в постель, дон Хуан вышел из дома и сел на скамейку, привалившись спиною к стене. Над деревней стояла чёрная, безлунная ночь. Огромные звёзды сверкали в бесконечной прозрачной дали, лёгкая свежесть стекала в долину с гор. Хуан любил такие вот ночи. В своих скитаниях по земле он часто вспоминал именно эту скамейку, которую сделал его отец. Этот дом, стоявший, казалось, всегда. Эти звёзды, вечные звёзды, каких не было больше нигде. Тем более в городах. Всё это было прекрасно, всё это жило столетиями. И вот теперь должны наступить перемены…

Старик зябко поёжился. Ему перемены были совсем не нужны. Он видал на своём веку и машины, и телевизоры. А вот внук не видал ни того, ни другого. Это, наверное, плохо? Что его ждёт здесь, в деревне? Работа, простые сельские праздники. Потом женитьба, дети. Старость. А после - могила на местном кладбище… И Поющие Камни. Надо ли это менять на всё то, от чего сам Хуан сбежал, вернувшись на родину? Может, и правда, надо?

Староста долго сидел в темноте. А потом, войдя в дом, растолкал сладко спавшего внука, вывел его на улицу и долго беседовал с зевавшим спросонок подростком.

***

Назавтра Гарри проснулся к обеду. Необычная обстановка и усталость последних дней скосили бедного путешественника, и когда он, заспанный и небритый, поднялся с удобной постели, солнце стояло уже высоко. На душе у Каннинга было радостно. Со старостой вроде договорились, местный вождь, кажется, понял всю выгоду предложения. Осталась сущая ерунда – сделать запись таинственных звуков и добраться обратно. Почему-то ни капли сомнения в том, что камни на самом деле поют, у Каннинга не было.

- Проснулись? – приветствовал его дон Хуан. – Ну что же, сейчас пообедаем – и к Камням.

- А не рано? – забеспокоился гость. – Я слышал, что ваши камни поют только вечером.

- У нас вечер считается после обеда, - усмехнулся старик. – Потому что утро начинается до восхода. Здесь вам не город.

Плотно наевшись, Гарри распотрошил вещмешок и достал оттуда аппаратуру – видеокамеру и самый крутой микрофон, который сумел раздобыть. Староста уже ждал его за дверями, беседуя с босоногим подростком.

- Это мой внук, Антонио, - представил он мальчика. – Пойдёт с нами на всякий случай. Резвые ноги и сильные руки не помешают.

Каннинг кивнул мальчишке, и тот в ответ улыбнулся и тоже слегка кивнул.

- Идёмте! – позвал их старик.

- Эй, дон Хуан! – удивился Гарри. – Ты дверь не закрыл!

- Зачем? – удивился староста. – У нас и замков-то нет. Здесь не воруют. А если кто-то зайдёт к нам по делу, пусть подождёт под крышей. На улице жарко.

- Каменный век, - буркнул Каннинг. И подумал, что в его рюкзаке ничего особо ценного не осталось. Аппаратура и деньги с собой, а если сопрут одежду, то отыскать её здесь, в деревне, среди домотканных штанов и рубах, будет несложно.

Было действительно жарко, тропа поднималась в гору, и через десять минут пот струился с Гарри ручьём. Хуан, который шагал рядом с ним без малейших усилий, протянул старую армейскую фляжку с водой. Гость благодарно приник к её горлышку, в душе мечтая о бутылке холодного пива. Мальчишка, пока он пил, убежал далеко вперёд и скрылся за поворотом.

- Осталось немного, - подбодрил Каннинга дон Хуан. – Ещё пять минут…

Он окинул Гарри смеющимся взглядом и уточнил:

- Минут через десять – пятнадцать прибудем.

***

Камни открылись взору внезапно. За скальным выступом расстилалась небольшая площадка, на которой лежали десятка два валунов тёмно-серого цвета, округлых, почти одинаковых, высотой в полтора – два метра, похожих на яйца каких-то чудовищ. Уже сам вид необычных камней на фоне девственных скал завораживал.

- Если они ещё и поют, - восторженно произнёс Гарри Каннинг, - этому месту просто не будет цены!

- Конечно, поют, - поспешно заверил староста. – Слушайте, сеньор…

В воздухе и правда звенела тихая, едва различимая музыка. Гарри поспешно настроил камеру и включил микрофон. Руки немного дрожали – вот он, чудесный шанс! Скорее всего, единственный в жизни. Только не упустить! Да за одну эту запись телеканалы отвалят столько, что должно хватить на раскрутку бизнеса! К тому же – сразу реклама…

Каннинг внимательно вслушался в музыку, льющуюся от камней. Нежная, тихая, она напоминала Вивальди. Вот, даже кажется, выделяется скрипка… Да нет, только кажется, ну, какая здесь скрипка! Очень похоже. «Времена года», «Весна»… Чёрт побери, да это и правда Вивальди! Вот музыка прекратилась, и вновь зазвучало то, что Гарри уже и ждал – вторая часть, «Лето»…

Со злобой взглянув на скромно потупившего глаза Хуана, Каннинг решительно зашагал на звуки. Их источник нашёлся быстро – музыка раздавалась от одного из камней, оттуда, где рядом с ним была видна свежекопанная земля. Гарри решительно её раскидал – и вынул из примитивного тайника кассетный магнитофон. Ну, конечно, Вивальди! Значит, цивилизация всё-таки добралась и сюда.

Староста стоял в отдалении с видом нашкодившего ребёнка. С другой стороны площадки мелькнул его внук, и, хихикнув, скрылся за валунами.

- И как же это понять?! – взревел Каннинг, потрясая магнитофоном. – Это что за детские штучки?!

Дон Хуан медленно подошёл, в смущении разводя руками.

- Простите, сеньор. Всю ночь я не спал. Я думал, какую прекрасную жизнь мы могли бы построить в этой деревне. Все, все были бы счастливы! Если бы камни действительно пели. Но они не поют! Увы, всё это слухи, сказки и басни. Вот я и решил пойти на обман. Не ради себя, ради деревни, ради своих земляков. Ради внука… Простите, сеньор…

Гарри печально и длинно выругался. Его мечта, которую он лелеял в последние дни, растаяла сигаретным дымком. Стоило ехать в такую даль и трястись на осле по проклятым скалам! Он ничего не ответил старосте. Отвернулся и молча побрёл в деревню, собираться в обратный путь.

Дон Хуан так искренне сожалел о своей авантюре, так старательно угощал гостя пивом, что, в конце концов, тот отмяк и согласился не уезжать на ночь глядя. Однако утром, чуть свет, три ослика неспеша потрусили в обратный путь, унося из деревни надежды на перемены. Люди, уже работавшие в полях, приветливо махали руками. А сам староста долго стоял под навесом и смотрел вслед гостям, пока те не скрылись за перевалом.

***

В тот вечер, как только солнце склонилось к закату, у Поющих Камней собралась вся деревня. Все уже знали, зачем приезжал из города белый сеньор, и все до единого были согласны с доном Хуаном. Он поступил, как истинный вождь. Как мудрец. И Антонио, который ему помогал, был в их глазах настоящим героем. Ещё бы, ведь парень рискнул такой дорогою вещью! Магнитофон имелся у него одного. Впрочем, музыка, которую он играл, ни в какое сравненье не шла с теми песнями, которые пели Камни. А сегодня, словно почувствовав радость людей, Камни пели особенно мелодично и долго.

- Ты не жалеешь, Антонио, - на обратном пути, когда небо уже усыпали звёзды и Поющие Камни умолкли, спросил у внука Хуан, - что мы обманули этого янки? Он ведь действительно мог изменить нашу жизнь.

- Не жалею, - спокойно ответил мальчик. – Если я захочу, то поеду бродить по свету, как ты. Но всегда буду знать, что меня ждёт мой дом. И мои Поющие Камни…






Рейтинг работы: 2
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 23
© 06.11.2018 Николай Мальцев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2407136

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика


Павел Астахов       07.11.2018   10:51:54
Отзыв:   положительный
Отлично! Прекрасный рассказ! Обязательно почитаю Вас ещё. У Вас замечательный слог
Буду заходить
Николай Мальцев       07.11.2018   14:14:08

Спасибо за отзыв! Рад знакомству!









1