Именем бога Глава 6


                                                                   Глава 6


     Воля очнулась только к вечеру. Плечо не болело, но во всем теле чувствовалась страшная слабость. В нескольких шагах от нее на узкой кровати лежал рыцарь.
     – Роланд, мы умерли? – тихо спросила девочка.
     – Почему вы так подумали? – удивился он. – Вас ранили в плечо отравленным ножом. Маг подлечил, поэтому рана уже затянулась.
     – Совсем нет сил и все качается, – сказала принцесса. – Так Марш жив? Как это может быть? Ведь ему разрубили шею...
     – Качается, потому что плывем на корабле, – объяснил Роланд. – Ваш маг погиб, но, на наше счастье, в соседней комнате был другой. Он вмешался и подчинил убийц. Позже я их зарубил. Это столичный маг Май Кожень, который, как и мы, бежит от братьев в Сантию.
     – Счастье... – всхлипнула девочка. – Его у меня никогда не было и не будет! Марш заботился, спас жизнь, а теперь потерял свою! Лучше бы меня убили вместе с ним. Скажи, Роланд, для чего жить? Богатства нет, красоты – тоже, да еще рыжая! Нет ни одного близкого и родного человека! Бегу к кузине потому что она несколько раз улыбнулась при встрече и один раз пожалела. Мне тогда было пять лет, а ей на десять больше. Посадила на колени, погладила по голове и что-то сказала. Слов не помню, запомнила эту ласку, потому что она была для меня единственной в жизни!
     – Все у вас будет, – сказал смущенный ее откровенностью рыцарь. – Король Кей обязан помочь родственнице...
     – Поможет, – согласилась она. – Опять будут чужой дворец, жизнь из милости и сочувственные или насмешливые взгляды в спину! Если бы ты знал, как мне все это надоело! Скажи, только честно, мог бы ты меня полюбить?
     – Не знаю, – ответил он то, что думал. – Пока вы для меня не женщина, а только ребенок. Я буду вас защищать и, если потребуется, отдам свою жизнь, но это не любовь, а долг.
     «И у этого только долг! – закрыв глаза, думала Воля. – Так хочется любви, а для всех я не человек, а титул. Для одних это повод убить, другие берутся защищать, а я хочу, чтобы посадили на колени, обняли и сказали что-нибудь ласковое. Неужели это так трудно?»
     Хандра длилась до ужина, который им принес один из матросов. Запах жареного мяса ударил в нос, наполнил рот слюной и заставил болезненно сжаться пустой желудок. Собравшись с силами, она села на кровати и взяла из рук Роланда свою миску. Когда с мясом было покончено, принцессе потребовалось облегчиться.
     – Мне нужно посетить туалет, – покраснев, сказала она. – Я никогда не плавала и не знаю...
     – Для пассажиров под койками стоят ночные вазы, – объяснил рыцарь. – Я выйду, а вы делайте свои дела. Потом все вылью за борт и ополосну.
     Девочке было стыдно, но пришлось так и сделать. Чтобы скрыть смущение, она отвернулась от Роланда и быстро уснула. Утром от вчерашней слабости не осталось и следа. Так же бесследно исчезло и съеденное мясо. Воля и проснулась от голода, а потом не смогла уснуть. Видимо, Роланд услышал, как она глотает слюну.
     – Пойду к повару, – встав с койки, сказал он. – Попробую что-нибудь раздобыть. Завтрак еще не скоро, а вам после ранения нужно больше есть.
     Принесенный им кусок колбасы был съеден за несколько минут.
     – Спасибо, – поблагодарила Воля. – Когда мы встретились, я тоже была голодна, но было нетрудно терпеть, а сейчас почему-то так хотелось есть, что аж затрясло! Пойду прогуляться по палубе. Вчера так торопились в трактир, что я даже не посмотрела на море.
     – Не ходите на корму, – предупредил Роланд. – Это у вас ваза, а матросы там справляют нужду. Давайте я пойду с вами, чтобы никто не обидел. Да, капитану сказали, что вы моя сестра.
     – Пока согласна на сестру, – улыбнулась девочка, – но как только подрасту, возьмешь в жены! Попробую вытянуть из кузины больше золота, а ее мужа попрошу сделать тебя бароном. А потом уедем куда-нибудь далеко-далеко, где меня никто не знает. Купим землю и построим замок. Как тебе мой план?
     – Посмотрим, – уклончиво ответил он. – До этого времени еще нужно дожить.
     Уже рассвело, но солнце пряталось за тучами, которые с пугающей быстротой плыли по небу, подгоняемые сильным ветром. Море было таким же серым, к тому же по нему чередой шли высокие волны, которые сильно раскачивали «Красотку». Корабль капитана Дорта был не больше шестидесяти шагов в длину, и третью часть занимала надстройка с каютами. Видимо, весь груз не уместился в трюме или его поленились в него спустить, потому что на корме высился штабель тюков. Единственное место, где можно было гулять, не мешая снующим по палубе матросам, находилось на носу, и там уже стоял маг.
     – Позвольте представиться, – сказал он принцессе, кивнув обоим в знак приветствия. – Май Кожень.
     – Спасибо за жизнь, – отозвалась она. – Я не забуду вашей услуги и постараюсь отблагодарить.
     – Не нужно меня благодарить, – улыбнулся Май. – Для меня это было не трудно. Решили подышать свежим воздухом? Постарайтесь ни к чему не прислоняться, а то испачкаете одежду в смоле. Принцесса, я могу спросить? Вы уже думали, как будете добираться до своей кузины?
     – А разве это так трудно? – удивилась Воля. – Корабль идет в Габр...
     – Не трудно, если братья ограничились только двумя убийцами, – ответил маг. – Они ждали вас в порту Барма, но ведь такие же могут ждать и в Габре. Рыцари не возят с собой девчонок, а благородные дамы не бегают в штанах и не путешествуют без служанок. Вы сразу же привлечете на себя внимание, а этого лучше избежать. Я предлагаю вам стать мальчишкой и оруженосцем. Спрячете волосы под колпак, а я магией немного подправлю лицо. Над таким юным оруженосцем могут посмеяться, но наш рыцарь это переживет.
     – Как это подправите? – с опаской спросила девочка. – И на кого я буду похожа?
     – Кожа станет грубее, – объяснил Май. – Это только на время. Даже если я не уберу магию, все само восстановится через несколько дней.
     – Если восстановится, тогда делайте! – махнула рукой Воля.
     – Господа! – обратился к ним подошедший капитан. – Приближается шторм, поэтому вам лучше укрыться в каютах. С завтраком пока повременим.
     – Сейчас уйдем, – ответил маг и обратился к спутникам: – Я снял тошноту, так что вам будет нетрудно переждать качку. Корабли очень прочные и редко гибнут от ветра и волн, поэтому не нужно бояться. В это время года не бывает сильных и длительных штормов.
     Когда возвращались в каюты, увидели, что матросы уже убрали все паруса, кроме самого маленького.
     – Как противно воет! – передернула плечами Вела, имея в виду ветер. – И море такое, что на него страшно смотреть.
     – Заходите, не будем мешать команде! – поторопил ее Роланд.
     Закрывшаяся за ними дверь приглушила рев моря и крики матросов. Оба легли на свои койки, но качка была такой сильной, что легкую принцессу сбросило на пол. Рыцарь помог ей подняться, уложил и привязал специальным ремнем.
     – Немного напоминает качели, – закрыв глаза, сказала девочка. – На них тоже взлетаешь вверх и вниз.
     Он хотел что-то сказать, но снаружи раздался сильный треск, а мгновением позже корабль содрогнулся от страшного удара.

     Брат Герд в сопровождении слуги поспешно вошел в тронный зал и с удивлением остановился. Вместо графа Малька его ждал знакомый по прошлой встрече Баль Мортен. Он стоял рядом с троном и смотрел на Герда с такой заносчивостью, какой не позволял себе его хозяин.
     – Где граф? – не приветствуя мага, спросил брат.
     – Он повел армию в провинцию Кальпа, – ответил Баль. – Я вызвал вас, чтобы сообщить, что вы можете возвращаться в Амгард.
     – А как это сообразуется с нашим договором? – спросил пришедший в бешенство Герд. – Ваши графы клялись Единым!
     – Клялись, – согласился с любопытством наблюдавший за ним маг, – только все клятвы были лично атору Гнешу Сатху. Вы, наверное, не знаете, но он внезапно скончался. Так что мы, в отличие от вас, не нарушили никаких клятв. Более того, мы единственные признаем вашу власть и оказываем помощь. Зачем вести наших бойцов в графства Торгар и Фарс? Их хозяева казнены, а с баронами можно разобраться меньшими силами. Наши соседи тоже не хотят вас признавать, поэтому их гибель пойдет вам на пользу.
     – Вы понимаете, что этими захватами восстановите против себя всех дворян королевства?! – крикнул брат.
     – Я только маг, – пожал плечами Баль. – Думаю, что наши графы учли возможные риски. В ближайшее время дворянству будет не до нас, потому что оно займется вами. А победителю, кем бы он ни был, придется учитывать интересы борийцев. Сила на нашей стороне, а вот о вас этого не скажешь.
     Плюнув на мраморный пол, Герд повернулся и выбежал из зала.

     – Осмотрите еще раз все тела! – приказал Хожель. – Не дай Бог, вы кого-нибудь пропустили!
     – Все мертвы, – мрачно возразил забрызганный кровью брат. – Уходим, старший! Братья недовольны бойней. Мало тебе повесившегося Парка? В первом случае были враги и мы только прекращали их страдания, а сейчас убивали своих сторонников!
     – Проверьте еще раз! – повторил Хожель. – А недовольных потом перечислишь поименно!

     – Магистр, прибыла дружина Кара Баркора во главе с ним самим, – доложил Бергу один из братьев.
     – Атор возглавил дружину? – не поверил тот. – Да он же не выдержит дороги! И для чего нам здесь эта старая развалина?
     Разговаривали в королевском кабинете, который магистр сделал своим. По его приказу обрезали часть ветвей, и в помещении было уже не так темно. В остальном все осталось без изменения.
     – Не бойся, – сказал вошедший вслед за братом Кар, – я не собираюсь делить с тобой власть. Таких и без меня будет достаточно.
     – А для чего приехал? – неприязненно спросил Берг. – Я не нуждаюсь в советчиках. Наверное, и опоздали из-за тебя.
     – Я ехал в карете и не задержал дружину, – ответил старик, не обращая внимания на тон магистра. – Нас известили последними, а ехать пришлось через все королевство. Да, кстати, нас хоть кто-нибудь признал?
     – А почему ты спрашиваешь? – не отвечая, поинтересовался Берг.
     – Выйди! – приказал атор брату, без приглашения уселся на стул и обратился к хозяину: – Спрашиваю, потому что столкнулся с откровенной враждебностью баронов. До Фарса нас принимали во всех замках, как и велит закон, а вот потом не впустили ни в один. Объяснить почему?
     – Узнали о смерти короля, – помрачнел магистр. – Плохо! Мы думали, что дворяне умнее.
     – Они умнее вас, – сердито сказал Кар. – Дворяне с имперских времен правили миром, а мы им в этом помогали. Вы решили стать первыми, а их сделать своими слугами. И кому из них это понравится? Сейчас все ждут возвращения герцога Огенора. Он ведь не вернется? Что вы придумали для армии?
     – Яд, – ответил Берг. – Исполнители вот-вот вернутся.
     – Я что-то такое и предполагал. Ладно, ты дурак, но почему на это решился Гнеш? Выжил из ума?
     – Из ума выжил ты! – рассердился магистр. – Армию перебили кочевники, и этому будут доказательства! К тому же нам обещана помощь графов Боры.
     – И многие поверят вашим доказательствам? – закричал на него старик. – Наверное, воткнули в каждое тело по стреле? Последний раз нашу армию разбили больше ста лет назад и при этом были разграблены две провинции! А что сейчас? Перебили армию и ушли, никого не тронув? Или ты послал братьев жечь села?
     – Если будут проверять, то не сейчас, а после дождей, – уже не так уверенно возразил Берг.
     – С тобой бесполезно разговаривать, – махнул рукой Кар. – Договорились с борийцами! Я буду сильно удивлен, если вам удастся их использовать, скорее, используют вас! Вам не простят столичной резни и гибели армии, поэтому скоро у Единого будут другие слуги. Жалко не вас, а тех, кого вы втравили в эту бойню именем Бога! И ведь это только начало. Когда покончат с вами, начнут делить высшую власть. При этом прольется столько крови, что тебя и Гнеша будут сто лет вспоминать с содроганием! А другим королям хороший урок – держать слуг Единого как можно дальше от власти.
     – Мы еще живы! – упрямо сказал магистр. – Бог не допустит...
     – Это ненадолго, – перебил его старик. – Я поеду в храм и буду ждать, чем все закончится. За советом можешь не обращаться: у меня больше нет для тебя слов.

     Все тело терзала боль, что было не удивительно, потому что его ударили копьем и вогнали две стрелы. Томас с вечера занемог животом и отказался от еды. Яда он избежал, но выпущенная братьями стрела попала в спину и сбила с ног. Потом кто-то из них походя ткнул копьем, а при последней проверке еще раз ударили стрелой. Ему удалось сдержать крик, поэтому братья сочли мертвым и больше не тронули.
Молодой офицер лежал до утра, а потом ползком начал осматривать тела, пока не нашел флягу. Вода придала сил, и он смог подняться и идти, опираясь на найденную палку. В пяти лигах от места стоянки была небольшая деревня. Он понимал, что не дойдет, но не хотел умирать. Сил хватило на целых две лиги, до самого съезда к деревне. К вечеру еще живого Томаса нашли деревенские ребята, возвращавшиеся домой с мешками собранных орехов.

     – Завтра приедем в Барм, – сказала Аника. – Не скажешь, чем думаешь заняться?
     – Чем может заняться мальчишка! – ответил Надь. – Я бы нашел кого-нибудь из магов и заплатил за обучение, но не хочу оставаться в Эльтаре.
     На ночевку расположились рядом с трактиром. В нем поужинали, но семейство торговцев не стало тратиться на ночлег. Ночи были теплыми, поэтому решили спать под открытым небом. В костре не было нужды, и с ним не стали возиться. Надь хотел спать, но старшая дочь Герда выспалась днем и пристала со своими вопросами.
     – А если отец не захочет плыть в Сантию? – не унялась девчонка. – Неужели отправишься сам?
     – Боязно, – честно признался мальчик. – Могут отобрать золото, а меня выбросить за борт. Кто будет церемониться с мальчишкой, за которым нет взрослого! Но оставаться еще страшнее. Вас, может быть, и не тронут, а магов всех изведут.
     – Я тоже испугалась, когда нас догнали братья, – сказала Аника. – Старший так на меня зыркнул, что я чуть не пустила воду!
     Днем их нагнал отряд из пяти братьев. Они остановили повозку и осмотрели каждого, уделив особое внимание старшей дочери Валеев.
     – Не похожа, – сказал их старший. – Никакой маг так не изменит внешность.
     – Может, убьем? – предложил один из пятерки.
     – Угомонись, – отказал старший, бросив угрюмый взгляд на побледневшего Герда. – Уезжаем!
     И они, пришпорив лошадей, унеслись по дороге в сторону Барма.
     – А что ты еще умеешь? – спросила Аника. – Ты почувствовал разбойников и смог остановить их вожака. Неужели это все?
     – Я же говорил, что ничему не учился, – уклончиво ответил Надь.
     Эта семья не испытывала к нему сочувствия, поэтому и он не считал нужным быть с ними до конца откровенным.
     – Прекрати болтать! – крикнул дочери Герд. – Выспалась и теперь мешаешь спать другим. Мала, завтра проследи, чтобы она не спала в повозке!

     – Я приехал за советом, ваше сиятельство, – обратился барон к графу Бешмею. – Ко мне заявились братья...
     – Садитесь, Хенк, – граф показал рукой на кресло и сам сел в такое же. – Требуют признать их власть? Так вы не один такой, они были у многих. Все тянут время в ожидании появления герцога Огенора.
     – А если герцог не появится? – спросил гость. – Я узнал, что святоши убили его семью. Такого не делают, если собираются о чем-то договариваться, а для сражения у них недостаточно сил.
     – Вот как! – нахмурился граф. – Не знал. Аторов можно обвинить в чем угодно, только не в глупости. Если все так, как вы сказали, они как-то справились с армией. У Амира пять тысяч мечей, а у них не наберется и четырех, причем все силы собраны в столице.
     – Если нашествие кочевников не выдумка святош, у герцога будут связаны руки. Армия может понести большие потери, да и не все решаться драться со служителями бога.
     – Не верится мне в это нашествие... – задумался Бешмей, – Кочевники нападают редко и небольшими отрядами, а сейчас пришли тысячи, да еще так вовремя для святых отцов. В их сговор с кочевниками верится еще меньше. Вот что, Хенк, отдохните с дороги, а я тем временем кое с кем посоветуюсь. Вы правы: ждать больше нельзя, пора определяться с тем, что будем делать!
     Дождавшись, пока барон выйдет из гостиной, он взял со столика колокольчик и позвонил.
     – Сходи за Баром, – сказал граф вбежавшему слуге. – Скажи, что он срочно нужен.
     Не потерявший ясность мысли к своим восьмидесяти трем годам, начитанный и умный старик, долго служивший управителем роду Бешмеев, давал на редкость удачные советы. Его пришлось ждать.
     – Извините, господин граф, – сказал Бар после поклона, – но быстрее никак невозможно. Проклятые ноги совсем не хотят ходить...
     – Нужен твой совет, – сказал хозяин. – Садись и слушай.
     Рассказав все, что посчитал нужным, он спросил, что нужно делать.
     – Ничего, – ответил старик. – Нужно ждать. Очень скоро королевство будет захвачено кем-нибудь из соседей, они и разберутся со святыми отцами. Вас, скорее всего, не тронут, а вот земли казненных графов достанутся победителю.
     – Почему ты так думаешь? – удивился Бешмей.
     – В мире нет ничего нового, – ответил Бар, – все уже когда-то было. На месте королевств возникла империя, потом она распалась, а сейчас опять пришло время объединяться. Ни одно из королевств не обладает подавляющим превосходством в силах, поэтому столько времени не было больших войн. Все боялись ослабнуть в борьбе и стать жертвой соседей. Лишив Эльтар армии и королевской власти, святоши сделали его такой жертвой. Захвативший нас король со временем так усилится, что сможет продолжить захваты.
     – И остальные будут на это смотреть и не вмешаются? – с сомнением сказал граф.
     – Соседи могут объединиться или передраться из-за Эльтара, – согласился Бар. – В любом случае судьбу королевства решат они. Святоши подтолкнули империю к развалу, теперь их действия опять станут причиной войн.
     – Ты их не любишь, – заметил Бешмей. – А как же вера?
     – А никак, – усмехнулся старик. – Я уже давно не верю ни в каких богов. Люди слабы, и им трудно примириться со смертью, поэтому они с древних времен придумывали тех, кто может помочь и продлит существование. Чем Единый лучше двух десятков богов, которые были до него? Тем, что у его слуг было больше бойцов, а короли сочли, что им выгодней один бог, утверждающий их власть? Проще договориться с его служителями, чем с кучей жрецов, у каждого из которых свои интересы. Эти слуги – обычные люди, присвоившие себе право говорить от имени бога. Если бы боги существовали и хотели править людьми, им достаточно было захотеть, и сразу появились бы и наделенные силой слуги, и другие зримые свидетельства их власти над миром! А если ничего этого нет, значит, либо нет богов, либо мы им не нужны.
     – Единый был, – неуверенно сказал граф. – Есть свидетельства...
     – Был человек, который проповедовал идеи добра и умер, преданный своими сторонниками, – пожал худыми плечами Бар. – Ему приписывают сверхъестественную силу, которая почему-то не помогла спастись от рук палачей. Сохранились записи его проповедей, которые послужили основой для наших святых книг. К тому же нет никакой уверенности в том, что сказанное не переврали.
     – Значит, ты предлагаешь ничего не делать и ждать?
     – Это самое выгодное, – подтвердил старик. – Можете еще направить небольшой отряд на поиски армии герцога Огенора. Пять тысяч бойцов не исчезнут без следа.
     – Так и сделаю, – решил Бешмей. – Завоюет нас кто-нибудьили нет, но я не хочу признавать власть аторов, а сведения об армии помогут объединить дворян провинции. Кто бы ни заявил права на королевство, считаться будут с сильными!






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 16
© 06.11.2018 Геннадий Ищенко
Свидетельство о публикации: izba-2018-2406639

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези











1