Сайт знакомств


Сайт знакомств
Автор выражает благодарность Любови Голомша за помощь в подготовке книги.

Посещение сайта знакомств сводит Андрея и Креславу. Неожиданно оборвавшаяся переписка не помешала молодым людям договориться о встрече.
Между героями вспыхивают романтические чувства. Однако Креслава даже не подозревает, что существуют причины, из-за которых на неё вскоре будет объявлена самая настоящая охота, в которую постепенно втягивается всё больше и больше людей. Андрей же не только сталкивается с необходимостью распутывать постоянно возникающие загадки, но и выбирать между жизнью и любовью.


Пролог
Сначала он почувствовал острую боль в области сердца. Она то пробуждалась, пульсируя, то затихала, набирая силы для очередной атаки. Картинка перед глазами поплыла, и ему на миг показалось, что он падает на пол. Обессилевший и неспособный что-либо изменить. Но через мгновение сознание прояснилось, и человек сделал несколько неуверенных шагов вперёд. Размахивая руками в попытках ухватиться за воздух.
Надо взять себя в руки и доделать начатое.
Стол находился в каких-то считанных метрах рядом. Однако дорога к нему казалась вечностью. Ухватившись дрожащей рукой за спинку кресла, он медленно в него опустился.

Приступ удушья скрутил грудь, не позволяя сделать вдох. В глазах снова потемнело. На секунду человек потерял сознание и рухнул ничком на столешницу. Чашка с недопитым чаем тихо звякнула. Придя в себя, он предпринял неимоверные усилия, чтобы дотянуться до телефона. Но тело перестало реагировать на команды мозга. Вместо телефона рука наткнулась на бейдж и тот полетел вниз. Монитор компьютера безучастно взирал на происходящее, равнодушный и отстранённый.

Человек поднял голову и посмотрел на неотправленное письмо. Поначалу всё расплывалось. Он проморгался. Светло-серое пятно сфокусировалось на строчки. Несколько секунд они мигали. Затем медленно выкристаллизовались в отдельные буквы, позволяя увидеть текст:

«Президенту «Ньюсити-Фарм» Вальтеру Райсу

В 1995 году, в рамках программы по изучению генетически обусловленных заболеваний человека, в лаборатории российского филиала возглавляемой Вами компании «Ньюсити-Фарм» научной группой под моим руководством синтезировано химическое соединение под кодовым названием «ncf-00976-348».

Так как Нюрнбергский кодекс 1947г., а такжеХельсинкская декларация Всемирной медицинской ассоциации 1964г. налагают на нас значительные ограничения в области исследования новых медицинских препаратов на людях, испытания препарата «ncf-00976-348» проводились в ряде стран Африканского континента и показали его высокую эффективность при лечении заболеваний, вызывающих вторичный иммунодефицит.

Однако уже через несколько лет среди пациентов, принимавших «ncf-00976-348», стали отмечаться факты преждевременной смерти от тромбоза. Причинно-следственную связь установить не удавалось. Исследование, по сути, являлось неофициальным. И, к счастью для нас, широкой огласки не получило. Спустя пять лет после начала программы процент умерших составил семнадцать процентов. Я обратился с заявлением о невозможности продолжать дальнейшую работу. Вскоре клиническая часть проекта, названного «Цветок надежды», была заморожена. Контрольно-исследовательские группы специалистов продолжали мониторинг состояния здоровья принимавших препарат больных. Лабораторная же часть эксперимента, вопреки всем моим настояниям, продолжала функционировать, имея в задачах усовершенствование «ncf-00976-348».

Спустя десять лет процент умерших от тромбоза в результате приёма препарата первого поколения «ncf-00976-348» составил шестьдесят четыре процента.

Эти данные красноречиво свидетельствуют о том, что от программы «Цветок надежды» следует отказаться навсегда. Несмотря на это, в компании нашлись люди, которые в погоне за сиюминутной выгодой готовы выпустить препарат на рынок. Якобы «ncf-00976-348» способен справиться с вирусом иммунодефицита человека. К моему глубочайшему сожалению, этим человеком оказался…»

Текст снова расплылся, превратившись в мозаику. Человек попытался встать, но не смог удержать равновесие. Из носа пошла кровь.
Это не сердечный приступ. Меня отравили. О боже, я не успел…
Часы на стене оглушительно тикали. Он лежал, занятый мыслями о том, что жизнь обрывается вот так странно.
Я даже не успел дописать своё последнее письмо.
Рассматривал узор линолеума и валяющийся прямо перед глазами бейдж, перевёрнутый вверх тормашками.

«Алексей Васильевич Петров. Руководитель проекта «ncf-00976-348»

Человек попытался сделать вдох.
Бейдж – это всё, что от меня оста…


Глава 1

История любви сродни истории болезни

- Редкое имя! Как в романе Сергея Алексеева «Аз Бога Ведаю».
Андрей откинулся на спинку кресла, внимательно рассматривая фото девушки на сайте знакомств. Длинноволосая блондинка, невысокого роста, в изящном платье цвета кофе с молоком. Медальон на золотой цепочке в форме маленького голубого, прямо под цвет её глаз, дельфина. Уютное летнее кафе с плетёной мебелью. Улыбка одними глазами. Апельсиновый фреш с зонтиком. Закат на дальнем плане и почему-то ощущение временности всего этого, скорого прихода осени и пронизывающих ливней.

Или ночные свинцовые тучи за окнами навеяли дождливое настроение?

Может, её глаза и привлекли внимание. Хотя он до сих пор не мог понять, зачем зарегился на этом сайте. Ведь раньше считал, что на таких площадках тусят лишь лузеры. И сам он никого и ничего не ищет. Секс? Чушь! Если есть обаяние или деньги – найти желающую легко. А если в наличии и то, и другое – тем более. Брак? Ну уж нет. О семейной жизни и думать не хотелось.
Эгоист.
Медленно потягивая виски и пуская кольца дыма в потолок, Андрей думал о том, что всё-таки знает причину, по которой оказался здесь и ведёт переписку.
Поиск новых ощущений.

Тем временем пришёл ответ.
- Вам тоже нравится этот роман?
- Алексеев вообще мой любимый автор. У вас редкое и красивое имя…Можно на «ты»?
- Конечно. Так звали мою прабабушку по папиной линии.
Интересно.

Странно это и непривычно. Просто развалиться дома за компом и никуда не торопиться, щелчком замка на входной двери отгородившись от остального мира. Только свой, маленький и негармоничный, зато тёплый и родной. Даже начинаешь испытывать беспокойство по поводу отсутствия ежеминутной суеты.

Он перевёл взгляд на аквариум. Золотая рыбка сосредоточенно рылась на дне. Легко набирала в рот мелкие камешки и выплёвывала обратно. Пузырьки воздуха, поднимаясь к поверхности, задевали листья водорослей, заставляя те колыхаться. Мерно гудел компрессор аквариума, тихо шелестел вентилятор компьютера. Но золотая рыбка не обращала на это внимания. Всё, что её не интересовало, отсутствовало в её мире. Перерыв уже полдна, она, судя по всему, не собиралась останавливаться. В голову пришла мысль, что эта рыбка – он сам. Что-то ищет, торопится, опаздывает, бежит, падает, встаёт, отряхивается и снова бежит. Цели вроде точны и понятны. Но в какой-то момент они обращаются призраками и тают. Остаётся лишь пустота. Снаружи и внутри. Странное сравнение. Совсем не смешное. Слишком многое отсутствовало в его мире. А жить только в нём он уже не мог. Андрей сделал последнюю затяжку и потушил сигарету.

Что ей написать?
- К сожалению, необычным именем похвастать не могу. Жизнь тоже обычная.
- Давай попробую угадать. Тебе правда 27, не женат и не был. Детей тоже нет. Встречался с девушкой продолжительное время, но вы так и не смогли научиться уступать друг другу, что необходимо для того, чтобы жить вместе долго и счастливо. Как говорят, «не сошлись характерами». Снимаешь квартиру, потому что так удобнее водить подружек. Работаешь в организации на небольшой руководящей должности с перспективами. Карьерист, циничен. Впрочем, это одно и то же…

И сразу же следующее сообщение:
- Ой, прости, Андрей, такими словами могла обидеть…

Стакан опустел. Андрей плеснул немного виски на толстое дно, побренчав кубиками льда. Настроение и правда никакое. Сорвалась крупная сделка с банком. Данила, компаньон Андрея, вёл предварительные переговоры с представителем заказчика. Внедрение системы их фирмы «Адали-Системс» позволило бы сэкономить на закупках серверов, программного обеспечения и содержании штата айтишников. Однако при всех этих очевидных преимуществах сотрудничества банк дал задний ход.
Чертова коррупция и подвязки.

Контракт, по ходу, слили приближенной банку фирме. Возможно, принадлежащей кому-то из топ-менеджеров. По привычке Андрей ещё пытался найти выход из положения. Но ничего путного в голову не приходило. А просто отпустить ситуацию, абстрагироваться от происходящего, не умел. Он жил в одном ритме с Москвой, её пульс был и его сердца биением. Никакой остановки, только вперед. Москва внутри давала энергию. И она же когда-нибудь его прикончит. Деловой ужин запланирован на сегодняшний вечер. И вот вместо него остаётся тоскливо напиваться одному дома. На кухне в тарелке лежало несколько вчерашних тостов. Не бог весть какая закуска, но всё же…
Он набрал номер и заказал пиццу.

- Всё нормально. Мне правда 27. Не женат. Детей нет. Есть аквариум с рыбками. За плечами несколько романов разной продолжительности и качества. Являюсь сооснователем и совладельцем фирмы, занимающейся разработкой программ управления предприятиями. А квартира своя. Хоть и однокомнатная. Купил недавно…
- Лучше расскажи что-нибудь про меня), – попросила собеседница.
- Я не мастер описания человека по фото...но если хочешь…Тебе правда около 24, как указано в анкете. Судя по фото, имеешь чувство стиля и неплохо зарабатываешь. А судя по переписке – чувство такта и юмора. Ну как?
- Спасибо за лестную оценку. Скромно промолчу. Но очень-очень приятно…чувствовать себя женщиной).

Андрей улыбнулся. Наверное, впервые за этот день. Открыл пачку сигарет и затянулся ароматным дымом.
- А я хочу свернуть горы и повернуть вспять моря! Но для начала угостить тебя чашечкой ароматного свежесваренного кофе…если ты его любишь)
- Хороший кофе под хорошую закуску в виде шоколада ещё никто не вычёркивал из списка удовольствий)
- А если добавить немного Very Superior Old Pale?
- Не люблю коньяк, предпочитаю лёгкое вино)
- В таком случае наше знакомство продолжится под куполом винной карты с бокалами какой-нибудь слабоалкогольной шипучей газировки)
- Температура нашего диалога обратно пропорциональна уличной…тебе так не кажется, Андрей?
- Приятно, что ты назвала меня по имени, Креслава. Да…но градусы остановятся, так скажем. В нашем случае их лимит – виртуальность, а в другом – сезонность.
- Ты романтик, Андрей) Я почти соблаз…ой, согласилась на твоё предложение)))
- Значит, я двигаюсь в верном направлении)
- А что для тебя верность? Какой смысл вкладываешь в это слово?
- Знаешь, там, откуда я родом, стоит Памятник преданности. Хотя, может, не к месту и не в тему вспомнилось.
- Расскажи, пожалуйста…очень интересно.
- Хорошо. Тогда слушай. Эта трагическая история началась в середине девяностых. Молодожёны на вишнёвой «девятке» возвращались домой из свадебного путешествия. С немецкой овчаркой на заднем сиденье. Встречный удар, машина превращается в груду металлолома. Девушка умерла сразу же. Парень – спустя два часа в реанимации. А собака выжила. И вернулась на то место, где последний раз видела своего хозяина живым. И ждала его. В зной, стужу, дождь и вьюгу. В надежде кидалась на каждую похожую машину.
В милиции выяснили, что у погибших не было родственников. Пса подкармливали, пытались увести, забрать к себе. Но всё безуспешно. В знак уважения его преданности пса прозвали Константином. Так продолжалось семь лет. Но однажды Константин пропал. Его долго искали, пока не нашли мёртвым в лесу. Кто-то считал, что собаку сбил КАМАЗ. А водитель, убоявшись народного гнева, просто спрятал труп в лесу. Но, скорее всего, пёс просто почуял приближение смерти и сам ушёл в лес, ждав хозяина до последней секунды. Его похоронили. Так закончилась история собаки, потерявшей людей, и началась история людей, потерявших собаку.
Кто-то поставил на том месте шоссе, где произошло ДТП, рукописный плакат «Самому верному псу, научившему нас любви и преданности». И подпись: «Люди». Его поливало дождём и сносило ветром. И люди решили увековечить поступоксобаки. По общественной инициативе собрали средства, и через год после смерти Константина состоялось торжественное открытие памятника. Теперь, согласно традиции, молодожёны в знак верности друг другу должны потереть псу кончик носа. Вот такая история.
- Печальная и светлая история. Но почему ты сказал, что она «началась»?
- А разве она закончилась? Пока стоит памятник, пока в сердцах живет эта история – она продолжается. Такие поступки были и раньше и, вне всякого сомнения, случатся впредь. Собаки, люди, разные имена, эпохи, а Константин – как обобщающий символ. Как рукотворный образ преданности и подвига. Маяк для всех, чья жизнь стала подобно бегу в колесе. Пустой и бессмысленной.
- Надо остановиться, подойти к Константину и ласково потереть кончик его носа. Он в ответ заскулит, начнёт махать хвостом, протягивая лапу для руко…лапопожатия…я, кажется, плачу. Трогательная история. А в каком городе ты родился? Где этот памятник?
- В Тольятти.
- Никогда там не была.
- А я как шесть лет назад уехал в Москву, так ни разу и не навестил малую родину. Собирался, да всё откладывал на потом. Друзья, одноклассники, сослуживцы – этот мир остался в прошлом. Постепенно столица засосала в свой круговорот. Заочка, работа, потом и свой бизнес – сначала тратишь силы и время на то, чтобы что-то создать и вдохнуть в это жизнь. Потом твоё детище и вовсе становится частью тебя самого. Какая-то долбаная диалектика. Хотя, может, я что-то не понимаю в этой жизни…расскажи лучше о себе.
- Мм…с чего начать…школа, занятия художественной гимнастикой, травма и крест на спортивной карьере. Но мастера выполнила. Дальше – учёба в медицинском. Окончила с тремя четвёрками. На пятом курсе предложили работать в международной фармацевтической корпорации. Они ведут мониторинг наиболее сильных, перспективных студентов медицинских вузов по всей стране. Предлагают таковым пройти у них тестирование. А дальше – по результатам. С некоторыми, как в моём случае, заключают контракт и приглашают на работу.
- Выходит, ты очень хороший специалист!
- Не знай, не знай)
- Не прибедняйся. Если мониторинг охватывает медвузы всей России, получается очень внушительный конкурс на одно вакантное место.
- Получается, что так. Только кандидаты проходят довольно сложную систему различных тестов, зачастую далёких от области медицины. Психология, мировоззрение, отношение к различным фактам, в том числе историческим, варианты поведения в моделируемых ситуациях, и тому подобное. Возникало ощущение, что после сдачи тестов экзаменаторы заново лепят твой психологический портрет. И знают о тебе гораздо больше, чем ты сам. И что в корпорации выбирают не людей, а психологические образы. Чтобы позже их менять, трансформировать в нужном направлении.
- Как называется компания, в которой ты работаешь?
- «Ньюсити-Фарм Россия».
Как, оказывается, мал земной шар.
При упоминании знакомого названия он повеселел.
- Ты, возможно, слышал об этой компании. Парафармацевтики, брендированные препараты. А с недавнего времени и линейка дженериков.
- Какие умные красивые слова)
- Ой, прости, в общем, одним словом – лекарства!
- Понял. Есть что-нибудь от депрессии?
- Что?)
- Шутка. «Ньюсити-Фарм» – один из первых наших клиентов. За счёт них, кстати, мы хорошо поднялись. Времена складывались непростые: клиентов мало, а затрат много. Но имея в портфеле такого заказчика, дальше стало гораздо проще привлекать новых.
- Как здорово! Двое знакомятся в мегаполисе и узнают, что связаны с одной компанией. Вот так совпадение! Земной шар, значит, и не шар вовсе, а так, шарик)
Читаешь мои мысли, детка.
- Пиндосы расчётливы, они считают каждый цент. Это сыграло нам на руку, стоило показать им перспективу выгоды сотрудничества. И мы избавили их от кучи ничего не делающих айтишников, десятков глючных серваков и трудных на подъём админов.
- Андрей, ты хочешь сказать, что эти специалисты зря едят свой хлеб?
Явное неодобрение.
- Что ты, Креслава, наоборот. Просто моя цель состояла в том, чтобы убедить представителя корпорации на переговорах, что мои спецы будут работать за меньшие деньги и эффективнее. Манипулировал и демпинговал, не скрою. А иначе никак. Либо ты, либо тебя.
- У нас сокращали обслуживающий персонал, электронщиков, несколько лет назад. Около сорока человек осталось без работы. В том числе и мой друг.
Теперь понятно.

Воцарилась неловкая, неприятная для обоих пауза. Пепел от сигареты упал на клавиатуру. Андрей сдул его и перевел взгляд на аквариум. Автоматика управления светом постепенно уменьшала его яркость. Окружающий мир засыпал. Но тишина квартиры и тишина вне её были относительны. Прогремел гром. Ветер задел верхушки деревьев, а вспышка молнии на миг осветила их тревожную дрожь. Шторы колыхнулись от открытой двери балкона. Несколько листов каких-то документов полетели на пол. Сработала сигнализация машины Андрея. Он подошёл к окну, но через листву и темноту ничего не было видно. Сигнализация не утихала. С пульта её перезапустить тоже не удавалось.

- Креслава, извини, мне нужно ненадолго отлучиться(
- Да, конечно.


Глава 2

Но выходить не хотелось. Он торопливо залез в кроссовки, взял фонарик и вызвал лифт. Уличные фонари горели лишь номинально. Под ногами взвизгнула и бросилась прочь кошка.
Вроде не чёрная

Проходя вдоль ряда припаркованных машин, Андрей ещё раз попробовал отключить воющую сирену. Эта попытка оказалась успешной. Подойдя к своему чёрному мерседесу, он включил фонарик. Поблизости никого нет. Следы взлома отсутствуют. Внешних повреждений тоже нет.
Ливень хлынул внезапно и безапелляционно. Крупные капли разбивались мириадом крошечных взрывов об крыши машин, асфальт и приподъездные лавки. Андрей не помнил, как добежал до подъезда. Под козырьком стоял сосед Колька. В халате и с сигаретой в зубах.
- Здорово, Бегущий под дождём, - его рукопожатие было крепким.
- И тебе благ, В ночи не спящий.
Здороваясь, Андрей нечаянно выронил фонарик.
- День какой-то хреновый был, ночь тоже не лучше, – Колька щелчком отправил «бычок» в пустоту. – С женой сейчас поссорился. Хотел завтра на дачу поехать, забрать зимнюю резину. Договорился уже продать её. А Нинке, блин, приспичило на рынок. Нахрена, спрашивается? И так холодильник еле закрывается.
Колька полез за новой сигаретой.
- Будешь?
- Спасибо, – Андрей затянулся, чувствуя, что начинает трезветь и замерзать. – И в какую сторону ваш спор решился?
- А ни в какую, – Колька злобно сплюнул и ткнул сигаретой в свою старую «шаху», сиротливо съёжившуюся под ливнем. – Забыл выключить свет и посадил аккумулятор в ноль. Вот такие, брат, дела.
- Да…что тут сказать.
Андрей и правда не знал, что ответить. Внезапно Колька оживился и сменил тему.
- Сёдня по телеку видел новость о новом лекарстве от ВИЧ. Типа один раз его принимаешь и здоров, как новенький. Вроде уже скоро появится в продаже. Цену не назвали, но зуб даю, что будет дорогущее. Такие лекарства дешёвыми и доступными не бывают.
- А тема ВИЧ для тебя является актуальной?
Колька подкола не понял и продолжил серьёзным тоном:
- Сам посуди, сколько народу на земле лишены нормальной полноценной счастливой жизни из-за этой заразы.
- Согласен.
- Ладно бы торчки, пьянь и дегенераты какие. Ведь заражаются молодые мамы через инъекции в больнице. Детишек тоже жалко…

Некоторое время они курили молча. Всматриваясь в темноту, пелену ливня и думая каждый о своём. Два огонька сигарет попеременно загорались ярче. Сильная вспышка молнии на мгновение превратила ночь в день. Раскат грома разбудил уснувшую было машину Андрея.
Опять выходить под ливень.
- Твоя что ли орёт?
- Да. Снова придётся бежать.
- Так у тебя же новенький «мерс». Такая машина не должна бояться грома, – у Кольки был тон специалиста по всем автомобилям.
- Он же немец. А гром русский.

Андрей сделал шаг вперед и зажмурился. Вода заливала глаза и хлюпала в кроссовках. Трико противно прилипло к бёдрам. Бежать уже не хотелось, да и смысла не было. Сигнализация отключилась только с третьей попытки.
Что-то не то. Надо записаться на диагностику.
Андрей не стал включать сигнализацию и запер двери ключом.
Фиг с машиной. Не угонят. Пусть переночует так. В самом деле, не выбегать же на улицу при каждом раскате грома.

Сделав несколько шагов, он вспомнил, что оставил в салоне весьма ценную вещь. Сейчас она значила более, чем сама машина. Пакет с дорогим коньяком. Хотели с Данилой, компаньоном по фирме, посидеть в офисе. Отметить последний контракт. Узким кругом, так сказать.

Колька продолжал топтаться под козырьком подъезда.
- Синоптики говорят, что дождь ещё три дня будет лить. Если так, хрен я вообще на дачу попаду. Дороги так размоет, что и на тракторе не проедешь.
- Так ты ж без машины сейчас, – напомнил Андрей. – Наслаждайся моментом.
- А как же колёса? – кислым тоном ответил Колька. – Вдруг покупатель передумает? Или деньги потратит? Эх…
- Забудь про это, – успокоил его Андрей. – Просто выкинь из головы. Никуда твой чел не денется. А если что, будут другие.
И, не задумываясь, протянул пакет.
- Возьми. Это поможет помириться с женой. По крайней мере, на сегодняшнюю ночь. Коньяк за 200 евро должен принести в их семью мир и гармонию.


Глава 3

Стоя под обжигающими струями душа, Андрей пытался согреться и отогнать мысли о поспешности поступка. Ведь спокойствие и умиротворение самому были очень нужны. Намыливая голову, уронил гель и наступил на него. Флакон хлюпнул, ванную начал наполнять концентрированный цитрусовый аромат. Андрей покрутил кран, добавляя горячей воды. Пена поднялась уже до щиколоток. Раздался звонок в дверь.
Колян, если ты хочешь сказать спасибо за презент, не надо. Просто пей его холодным, небольшими глотками и наслаждайся. А если, что хуже, заставили вернуть, тоже не напрягайся. Всё равно не открою.

Звонок повторился. На запотевшем зеркале он вывел КРЕСЛАВА. Снова звонок. Андрей повернулся к зеркалу и дописал +АНДРЕЙ=ЛЮ…затем стёр слово, нарисовав большое сердце во всё зеркало. За дверью успокоились.
Вылезая, поскользнулся на пене, ударившись коленом о край ванны. Плеснул виски, потянулся за кусочком тоста и тяжело плюхнулся на стул.

Креславы на сайте не было. Лишь её последнее непрочитанное сообщение:
- Люблю Чистые пруды. В восемь вечера буду у памятника Грибоедову. Завтра первый рабочий день после отпуска. Увы, всё хорошее когда-либо подходит к концу. Приятных снов...и...знаешь, Андрей...я очень рада нашему знакомству.
Он потёр ушибленное колено и поморщился.
Чёрт, с её телефоном прогнал.

Несмотря на позднее время, на сайте было полно народа онлайн. Сайт жил своей жизнью, не зависимо от воли отдельного индивида. Со своими правилами и законами. В этот мир несложно войти. Но чтобы стать своим, нужно соответствовать определённым критериям. Во-первых, нужно покрыться тонкой корочкой цинизма и высокомерия. Разумеется, никому и даже самому себе не признаваться, что это – следствие прежних сердечных ран и обид. И собственная неспособность решать возникающие проблемы, страх взять ответственность за ситуацию и предпринять шаги. Во-вторых, представляться нужно в более выгодном свете. Если не олигархом, так, по крайней мере, успешным предпринимателем. Фото – обязательно, где ты с небрежным видом стоишь рядом с дорогой иномаркой. Вроде как своей. И неважно, что двери машины закрыты. И что твоя одежда не соответствует статусу машины. А фото вообще сделано с телефона. Тебе не приходит в голову, что остальные снимки в анкете также должны соответствовать этому образу и его поддерживать. В-третьих, виртуальный мир нужно признать Своим. Думать о нём на работе и спешить войти в него после. Просыпаться и засыпать с мыслями о нём. Чтобы, не дай бог, не понять простую вещь: чем больше вкладываешь сил и эмоций в виртуальное, тем меньше шансов в реальном.

Андрей затянулся сигаретой и пробежался взглядом по анкетам. Тут Королевы и Фионы. Золушки и Белоснежки. И прочие сказочные персонажи. Некая параллель с дурдомом заставила его улыбнуться.
Странно, думал он, люди вроде как приходят сюда знакомиться, обустраивать личную жизнь, встречать свою вторую половинку и жениться/выходить замуж. По крайней мере, так указывают в анкетах. На деле же собственными руками выстраивают перед собой стены, ограничения, рвы с пираньями и столбы с табличками «проход запрещён». То есть сразу указывают возрастные, внешние и прочие другие ограничения. Типа характера, привычек, склонностей и наклонностей. Вроде «ищу с ч/ю, без в/п и с ж/п». Или «высокого симпатичного кареглазого брюнета». А вдруг ей напишет хороший человек без фото, или просто не успевший его выложить. А она проигнорит. Упуская свой шанс. А он найдёт другую. Более умную и красивую.
Есть и другие колоритные персонажи женского пола, указывающие, что с ними нельзя знакомиться при помощи «банальных привет/как дела/давай знакомиться» и тому подобных фраз. Между тем, на саму без слёз не взглянешь.
А «королевы» – какого хрена вы здесь делаете? Где это видано, чтобы родовитые человеческие особи зависали на сайтах знакомств? В этом мире гротеска и пародий, наигранной женской наивности и тупого мужского хамства. Мире мужчин, не умеющих красиво ухаживать, и женщин, понятия не имеющих, что такое женская мудрость и уступчивость.
Так какого черта я здесь? А Креслава? Или, быть может, мы оба такие же?..

На мордоленте вверху экрана калейдоскоп лиц. Плывут слева направо. Очередной новый сталкивает в пропасть крайнего. Столкни ближнего, насри нижнему. Некоторые катаются регулярно, не жалея на это денег. Не бог весть какая сумма, но всё же.

Андрей, 38, Владивосток. Интеллигент, немного сентиментален. Познакомлюсь с порядочной девушкой чисто дляЁ…ли.
И пространные фразы в анкете с претензией на остроумие. К чему эта лабуда, тёзка? Ты же ничем не отличаешься от остального быдла, ищущего здесь подружку на ночь. Разбей очки и сними дурацкую вязаную шапочку-крокодила. И вытащи из штанов то, что сюда привело.

Маша, 32, Краснодар. Закручу романчик на один раз)))))жадных мужчин не люблю))
Мальчики до 30и не тратьте зря своё время)
Романчик, как и роман, предполагает наличие взаимных чувств, Маша. А ты банальная проститутка. Трах…шься за деньги. Не хочешь занижать самооценку, поэтому врёшь. И в общении с мужчинами так же лжива. Это твоя привычка, вторая натура. Начав обман с малого, с самой себя, дальше сложнее остановиться. Последующее враньё должно оправдывать предыдущее. Каждый шаг, каждый прожитый день гвоздём вбивается в конструкцию оправдания предыдущего существования.

Дмитрий, 34, Орск. Орск! Сделаю сегодня куни и угощу вином
Дмитрий, ты девушку до или после угостишь? Или во время процесса? И что лучше – ты или твоё вино? Не боишься сравнения? Или наоборот, заранее такое вино выбираешь, чтобы услуги выглядели более привлекательными на фоне напитка? Впрочем, какая, нахрен, разница.

Ирина, 25, Екатеринбург. ВЛАЖНАЯ))) город любой!
ЛЮБЛЮ В ЖИЗНИ ШАЛИТЬ НЕМНОГО (ПРОСТО ОЧЕНЬ ШАЛОВЛИВАЯ Я) МОЖЕШЬ УБЕДИТЬСЯ В СССКАЙПЕ piptis Я НАДЕЮСЬ ЖАДНЫЕ ПРОЙДУТ МИМО!
Ира, и много на твою течку слетается кобелей? Про их жадность упомянула, так будь последовательной и честной: расскажи и про свою алчность. Потом часть гонорара за стриптиз снова вложишь в рекламу на сайте. Всё правильно, бизнес есть бизнес.

Владимир, 39, Архангельск. Приду в гости поесть))))
Владимир, рискуешь стать популярным среди одиноких толстушек-поварих. Желаю тебе сделать такую карьеру!

Лиля, 48, Самара. Порой мне кажется, что в некоторых парнях живёт маленькая злая истеричка!...
А мы, Лиля, хуже вас, что ли? И хорошо, что ты это поняла. Удачи!
Тут пришло сообщение от некой Лауры, 19 лет. Если ты не против, давай познакомимся, крассавчик!))
Город Владивосток. До Москвы далековато, значит, не более чем вирт.
- Какие девушки тебе нравятся?
- Красивые и умные.
Банально. Знаю.
- Я красивая, умная и страстная. Я хочу показать себя по вебке. Раздеться на твоих глазах.
По большому счёту, хотелось её послать. Но он ответил из вежливости.
- С чего бы, Лаура? Мы же совсем не знакомы. Девушкам не свойственно хотеть раздеться перед малознакомым мужчиной.
Она проигнорировала сообщение Андрея. Написала сотовый.
- У меня на телефоне минус 460 рублей. Пополни, пожалуйста. Иначе сейчас меня вырубят. А мне так хочется показать тебе своё роскошное тело. Иду в душ, потом представление начинается. Всё, что ты хочешь. Всё, о чём мечтал и даже не мечтал. Целую, через 20 минут встречаемся. На том же месте, в тот же час)))
- Значит, до встречи. Тебе электронкой или почтовым голубем отправить купюру? Тысячи не жалко…чес слово.
Тупорылое существо. И много ли лохов остригла? Или он…, ведь чёрт знает, кто скрывается по ту сторону виртуальной реальности!
Внутри стало мерзко и противно.


Глава 4

Отходя от компьютера, Андрей краем глаза обратил внимание на вылезшее напоминание органайзера. Просматривать не было никакого желания. Он снова закурил и включил телевизор…
- Мы пока не знаем, что может остановить Себастьяна Феттеля на пути к очередному чемпионскому титулу. В мире «Формулы-1» подобное случалось не раз: тотальное доминирование одного пилота и его команды. Интрига чемпионата тает вместе с интересом зрителей и вниманием спонсоров. – Ведущий эмоционально красноречив. – И тогда на помощь финансовой составляющей Большого цирка приходят автоспортивные чиновники, меняя технический регламент. Интрига возрождается, но лишь до тех пор, пока гений Эдриана Ньюи не «переварит» очередные нововведения…

Щёлк…
- Сегодня рано утром неизвестный расстрелял бизнесмена и мецената Павла Добронравова. Дождавшись, когда предприниматель сядет в свой «порше», киллер произвел не менее шести выстрелов в жертву, – ведущая имела вид торжественно-печальный. Правильно. Когда нас покидают такие беззаветно служащие обществу люди, как Добронравов, это трагедия. Особенно когда уходят таким образом. – В полиции пока не комментируют случившееся. Но, по всей видимости, главной будет версия, связанная с коммерческой деятельностью убитого…

Щёлк…
- Лауреаты детского конкурса народного творчества получили специальные призы от Правительства Москвы – путёвки в детские оздоровительные лагеря, а их преподаватели – финансовую помощь на дальнейшее развитие культурной деятельности школ и исследование нашего богатого культурного прошлого…

Щёлк…
- Только сейчас вы можете заказать наше чудо-средство для удаления царапин и сколов на кузове вашего автомобиля по уникальной цене, всего 1999 рублей. Но это ещё не всё, первым десяти дозвонившимся мы отдадим наш чудо-товар с уникальной скидкой, всего за 1799 рублей. Спешите успеть, ведь…

Постепенно все голоса в огромном экране слились в один. Противный и нестерпимо мерзкий. Будто кто-то длинными липкими пальцами стремился залезть глубоко в мозг.

У разных каналов щупальца разные: длинные и покороче, толстые и не очень, скользкие и…В общем, за самую тяжеловесную пропаганду у нас отвечают ВГТРК и особенно НТВ, а эфир Первого канала складывается из менее эпатажных сюжетов.

Андрей нажал кнопку, намереваясь выключить телевизор, но вместо этого случайно переключил на следующий канал…

Щёлк…
- Лекарство, способное излечить от ВИЧ, есть! Именно с таким заявлением сегодня выступил перед собравшимися журналистами руководитель пресс-службы компании «Ньюсити-Фарм Россия» Олег Берутов. Новый чудо-препарат, названный «Лейковазаном», уже успешно прошёл весь цикл клинических испытаний. Его эффективность также подтверждена рядом независимых специалистов в области исследования иммунодефицитных состояний человека. С начала создания препарата до первых успешных клинических результатов прошло всего пять лет. Испытания проходили с участием сотен добровольцев в нескольких странах одновременно. В зависимости от стадии заболевания эффективность «Лейковазана» способна достигать ста процентов. В настоящее время препаратом заинтересовались более сорока стран мира. В поле внимания, разумеется, в первую очередь страны Африканского континента. Компания «Ньюсити-Фарм», понимая особую важность своего открытия, ищет пути снижения стоимости препарата. Пока же закупки вакцины будут финансироваться с помощью правительственных программ и по линии Всемирной организации здравоохранения…

Щёлк – и телевизор умолк. Андрей перевёл взгляд на лежавшую на столе коробку от диска The Breaking Clouds. Щелк – и в комнату из динамиков ворвался транс.
Ливень немного поутих, превратившись в простой дождь. Капли, сползая по стеклу, причудливо меняли обстановку снаружи. Гнули улицы, ломали дома, вытягивали деревья и множили фонарные столбы. Внезапно в голову пришла мысль о том, что это его подсознание взбунтовалось и вырвалось наружу, протестуя против жизни своего владельца. Прихрамывая на ушибленное колено, Андрейвышел на балкон и распахнул настежь окна. Вдохнул полной грудью улицу и задержал дыхание, слушая музыку дождя и вторящий ему робкий шёпот листьев. А за спиной начала играть новая дорожка, Dreams Will Never Change.


Глава 5

В доступе отказано
Креслава ещё раз поднесла пропуск к считывающему устройству, но красные буквы высветились снова. Пройти контрольно-пропускной пункт не получалось. Первый рабочий день после отпуска потихоньку начал не задаваться. Подошел охранник.
- Проблемы?
- Пока не знаю. Вроде эта штуковина не работает.
- Могу я взглянуть на ваш пропуск?
- Да, конечно.
Она протянула ему бесконтактную HID-карту.
Секьюрити сверил фото на карточке с Креславой и изрёк:
- Пропуск просрочен, две недели назад вы должны были его заменить. Как же вы работали всё это время?
Проходившие мимо сотрудники лаборатории внимательно пялились на них. Креслава поёжилась. Возникло ощущение, что она стоит совершенно обнажённой перед толпой. Прямо в центре ненужного внимания.
- Блин, точно. Забыла. Как месяц назад закинула сумку с пропуском в дальний угол, так и забыла про него на весь отпуск.
Она и правда так и не вспомнила о пропуске. Хотя насчет сумки, конечно, соврала.
- В таком случае это всё объясняет. Пройдёмте со мной.
- Привет, Крис!
Галя Прохорова, лаборант отдела химических связей, улыбалась и махала рукой из толпы. Креслава ответила тем же.
- Поздравляю с выходом на работу!
- Спасибо, Галчонок. Но первого рабочего дня, похоже, не будет…
Креслава манерно закатила глаза и воздела руки к потолку. Было не по себе от ситуации, и этот неуместный жест являлся своего рода защитной реакцией.
- Передавай привет Ковалёву и Людке!
Они подошли к двери с табличкой «Начальник службы безопасности Неелов С.Г.». Охранник осторожно постучал.
- Сергей Геннадьевич, разрешите войти.
- Входи.

В кабинете было прохладно и неуютно.
Кондёр перекрутили.
Мертвенный дневной свет делал обстановку немного нереальной. Где-то потрескивала рация. За два с половиной года работы в лаборатории фармацевтической корпорации «Ньюсити-Фарм» Креслава здесь никогда не была. За столом сидел мужчина крепкого телосложения, на вид около 45 лет, в чёрных джинсах и чёрном твидовом пиджаке. Короткая стрижка, волосы с проседью, колючий взгляд серых глаз и широкое скуластое лицо с волевым подбородком. Судя по движениям мышки, раскладывал пасьянс. Охранник подошел к нему и отдал пропуск.
- Сергей Геннадьевич, тут пропуск просроченный.
- Хорошо, разберёмся.
Он посмотрел на пропуск, перевел взгляд на Креславу, широким жестом указывая на стул.
- Креслава Александровна, присаживайтесь.
Пока он внимательно изучал пропуск, воцарилась пауза.
- К сожалению, быстро решить вопрос не получится. Пропустить вас, как понимаете, не могу. Придётся немного подождать. Скоро начнётся оперативное совещание, я обязан на нём присутствовать. Потом выпишу вам временный пропуск. Сейчас поищу образец заявления на обмен по сроку действия. Напишите, приложим старый пропуск и ваш непосредственный начальник отнесёт всё это в отдел пропусков. Честно говоря, больше времени займёт бюрократия. Новый получите буквально через полчаса. Вы знаете телефон вашего начальника?
Пока он искал в базе данных нужное заявление и распечатывал, Креслава позвонила руководителю лаборатории Ковалёву. Тот был чем-то занят и отвечал невпопад.
- Он придёт, но позже. Если что, я тут у вас смогу заночевать?
Шутка получилась кислой, улыбнуться не получилось.
- Хотите кофе?
Сразу же вспомнилась ночная переписка с Андреем, и на душе стало легче.
- Спасибо, не откажусь. А он у вас с коньяком?


Глава 6

Будильник не унимался. Андрей неловко попытался его выключить и уронил на пол. 7:30. Из окна смотрело хмурое утро. Дождь прекратился, но тучи угрожали им с минуты на минуту. Он поднял будильник, положил под подушку рядом и мгновенно вырубился. Окончательно проснулся около двенадцати. Голова трещала по швам, во рту пересохло. Пошатываясь, направился в ванную, по пути включив кофемашину. Электронный органайзер злобно пытался обратить на себя внимание, и Андрей едва сдерживал желание расколошматить девайс об стену. Золотая рыбка тревожно озиралась по сторонам в поисках червяка, одним глазом контролируя обстановку за пределами аквариума.
Ну надо же, столько бухла вокруг, плавает в бухле, и знать не знает, что такое похмелье.

Под ногами валялись листы, сорванные со стола вчерашним ветром. Недопитая бутылка виски стояла на самом краю, каким-то непостижимым образом не упав на пол. Стакана не было видно. С зеркала на Андрея взирал заспанный брюнет в помятой футболке, чуть выше среднего роста, с отсутствующим взглядом красных глаз. Включив холодную воду, он подождал, когда она сольется, и умылся. Потом сделал несколько жадных глотков. Брился же нарочито неторопливо, стараясь постепенно прийти в себя. Телефонный звонок раздался непонятно откуда. Андрей бродил по квартире, пытаясь запеленговать звук. В конце концов, поиски привели в бар. Непонятно как оказавшийся там телефон лежал между бутылками рома и мартини. Двенадцать пропущенных и требующий подзарядки аккумулятор. Два от Данилы, он последним и звонил. Четыре от секретарши Иры. Один из рекламного агентства, по поводу новой рекламной кампании «Адали-Системс», и два от Антона Сметанина, программиста. Остальные неизвестны. Надо одеваться и валить скорее на работу. Так, когда же придёт домработница? Может, ей позвонить?
Костюм валялся смятым на кресле.
Да и фиг с ним.На офисный дресс-код настроения не было. Что-нибудь более тёплое, светло-серое, с v-образным вырезом…правильно! Где же любимый джемпер?…Андрей замер посреди комнаты, пытаясь вспомнить, когда же потерял окружающий мир. Где-то вчера около шести вечера приехал домой, заказал пиццу и сел за комп. Потёр виски, стараясь унять головную боль. Нет, всё было не так. Сперва полез в бар… Переписка на сайте, дождь… Улица… да, точно! Он выходил на улицу к машине. Промок и продрог. На этом кадре воспоминаний Андрей поёжился. Потом отогревался в душе. Но где же пицца, чёрт бы её побрал?! Есть не хотелось, тем более – завтракать японской кухней. Надо её выкинуть. Или оставить на лавке во дворе. Может, кому пригодится. Однако ни в холодильнике, ни в комнате, ни в ванной пиццы нет… В туалете тоже… Он сгрёб пустые бутылки, пачки из-под сигарет, остатки какой-то еды и использованные бумажные полотенца в пакет для мусора, защёлкнул браслет Eberhard на запястье и затворил дверь квартиры.
Подойдя к своему мерседесу, Андрей нажал на кнопку брелока, но сигнализация в ответ лишь недовольно фыркнула.
Точно, она же не на охране.
Выруливая со двора, пропустил неторопливо переходящую через дорогу пожилую женщину с двумя детьми. Внуки? И поймал себя на мысли о том, что не представляет себя стареньким дедушкой. С внуками. Закурил, включил радио, чтобы хоть как-то разбавить тоску дорожных пробок.
Клик…
- Света, у тебя осталась ещё одна попытка отгадать правильное…
Клик…
- А сейчас поговорим о котировках…
Клик
- Эта песня прозвучит для…
Клик…
-На следующей неделе в наш город с долгожданным концертом прилетает…
Клик. Клик. Клик…
Устав искать что-то стоящее в эфире, Андрей остановился на волне, где играла красивая лирическая музыка, а нежный женский вокал мягко стлал из динамиков:

Больше ни слова, только палец к губам.
Я уже не готова верить в наше «вчера».
И сегодня не надо вспоминать эту боль.
Я сама уж не рада, и ты тоже другой.

По стеклу побежали капли дождя. Взмах дворников…

Слушай голос сердца, а я дождь, я с тобой.
Я волна, я птица, по стеклу скользну слезой.
Слушай голос сердца, слушай шум дождя вокруг.
Пусть тебе приснится то, что я твой лучший друг…

Взмах дворников…

Сбоку от дороги – большой щит с социальной рекламой вреда курения. Баннерная бумага сильно потрёпана, края измочалены. Несмотря на светлое время суток, почему-то горит подсветка. Как насчёт рекламы бережного отношения к электричеству? Чуть поодаль экипаж ДПС остановил чёрный 200-й крузер. Водитель тойоты в чёрных очках облокотился одной рукой об руль, второй выписывает какие-то па перед лицом стоящего рядом с машиной полицейского. Тот, в свою очередь, нервно поигрывает жезлом у бедра. Вспышки проблесковых маячков машины стражей правопорядка отражаются в лужах и на лакированных боках тойоты. Эй! Красный BMW внезапно пытается перестроиться прямо перед звездой на капоте машины Андрея. Хамло! Для кого придуманы поворотники? Андрей притормозил, и «бэха» проехала, просигналив «спасибо» аварийкой. За рулём сидела блондинка с короткой стрижкой.


Глава 7

- Ночь была успешной и плодотворной? – Данила оторвал взгляд от папки с бумагами, которую держал на коленях, сидя на столе.
- Видимо, успешнее, чем твой вчерашний вечер, – Андрей направился к кулеру. Только подойдя вплотную, заметил, что вода в нём отсутствует.
- Блин… Света, сделай кофе, плиз.
Света, жгучая брюнетка, манерно поднялась из-за стола, улыбнулась и проплыла мимо. Она работала секретарём около двух лет, но до сих пор продолжала носить корону. Даже в моменты всеобщей спешки и офисного аврала никогда не спешила, умудряясь всё успевать и при этом внимательно следить за макияжем и маникюром.
- Два! – Данила вскинул кверху два пальца. Света, не останавливаясь, кивнула.
- Бензин снова подорожал, – Андрей скривился от неприятного факта и головной боли.
- Андрюха, я тебя успокою – он и впредь будет дорожать! Может, продашь свой «мерин» и купишь проездной в метро?
- Да вот подумываю об этом…тем более пью…какая тут нафиг машина…
- Чё за повод-то? Отпраздновал отступление с поля бизнес-боя нашего банковского друга?
- Типа того. Ещё с девушкой познакомился в нете.
- Ого! Андрей Владимирович Гусев теперь знакомится в интернете?! – Данила манерно развёл руками и посмотрел в потолок. – Куда мир катится! Да! Куда катится мир?!
- Ладно, прекрати! Это был последний раз, когда я с тобой откровенничал, – огрызнулся Андрей.
- Окей, окей, всё, умолкаю, – Данила примирительно похлопал компаньона по плечу.

Андрей бросил сумку на пол и плюхнулся на кресло, обведя взглядом вокруг. Офис в будничной рутине. Кто работает, кто только делает вид, что работает. Кто-то вовсю успешно решает нерабочие вопросы в рабочее время. В общей массе коллектива иногда несложно затеряться и твоё отсутствие или бездействие не будут заметны. Или будут, но не сразу. Темноволосая шатенка Ира, специалист отдела маркетинга, сосредоточенно общалась по телефону. Скорее всего, довольно много времени. В пылу разговора не заметив, как смахнула со стола губную помаду. Потом, повернувшись на стуле и намереваясь встать, наступила на неё изящной туфелькой. Вскрикнула, затем извинилась перед невидимым собеседником. Нагнулась за помадой, открывая розовое нижнее белье и изящную грудь. В постели Ира была не менее великолепна. А вот зеленоглазая рыжеволосая Надя, менеджер по персоналу. Она внимательно разглядывает веснушки в маленькое зеркальце, при этом умудряясь второй рукой развернуть конфету и неторопливо отправить в рот. Однако, в мусорное ведро фантиком не попала. Судя по всему, промахов было четыре. Сколько выстрелов в цель попало, до окончания соревнований и подведения итогов узнать нельзя. Андрей сделал вывод, что Надя точна только тогда, когда это касается её ротика. Марина и Вероника, менеджеры IT-проектов, были как всегда, неразлучны, и сейчас тоже смотрели на один монитор, изредка перебрасываясь фразами и что-то комментируя. Дима, инженер по качеству программного обеспечения, проще говоря, тестировщик, вытащил свой системник и водрузил на стол, держа во рту маленькую отвертку.

- Дима, твою заначку я нашла ещё на прошлой неделе, – Надя оторвала взор от зеркальца и смотрела на Диму, лукаво улыбаясь.
- Что? – он явно не мог взять в толк, о чём она.
- Говорю, твоей заначки в системнике нет. Я её вытащила и потратила.
- Какой заначки? – Дима смотрел непонимающим взглядом. Рука с отвёрткой застыла в вытянутом положении.
- Да ну тебя, никакого чувства юмора! – Надя деланно надула губки и отвернулась к зеркалу.
- Ты о чём, Надя? Я не расслышал.

Света принесла кофе. Данила кивнул Андрею, приглашая выйти в другой кабинет.
- Рассказывай, – Андрей сел за стол. Данила закрыл межкомнатную дверь, взял соседний стул и сел напротив.
- Сначала утром позвонили, Ирка разговаривала. Стандартные вопросы, стандартные ответы. Где-то минут через сорок снова звонок, уже попросили руководство. Представились руководителем отдела информационной безопасности банка «Прогресс – Стандарт». Сказал, что сроки и условия сотрудничества вполне устраивают. Договорились вечером более подробно остановиться на аспектах работы, уже вместе с тобой. Он, в свою очередь, должен был прийти со своим специалистом.
Андрей пил кофе маленькими глотками, пытаясь заставить себя соображать.
- А что он спрашивал про деятельность фирмы?
- Да ничего особенного. Уточнил общие сроки выполнения работы и промежуточные. Отчётность по техзаданию, квалификацию специалистов и портфолио предыдущих проектов. Банк один из самых крупных в регионе, вообще входит в Топ – 50. Цель заказчика – реорганизация оперативной работы. Как понял между фраз, дело даже не столько в повышении информационной безопасности банка, сколько в оптимизации численности линейного персонала. По ходу, там хотят подрезать «офисный планктон». Но, скорее всего, из-под нашего несостоявшегося клиента просто вытащили бюджет, поэтому переговоры не состоялись.
Данила вздохнул и одним большим глотком осушил чашку.
- Это нелогично. Наши услуги в перспективе стоят дешевле оплаты труда кучи офис-менеджеров.
- Согласен, но это твоя точка зрения. Может, позвонить и сказать ему об этом?
- Смешно.
- Кстати, он попросил распечатать типовой договор.
- Думаю, он вообще не собирался работать с нами. Его интересовала организация работы и условия контракта. Чтобы кем-то манипулировать с этой информацией. Да и версия с бюджетом слаба: сначала деньги есть, а через два часа их уже нет…странно всё это.
- Тогда нахрена такие сложности. Можно просто попросить на почту договор скинуть.
- Когда много нюансов, это не вариант. Вербальное общение всегда информативнее заочного. Кстати, что он сказал, когда отбил встречу?
- Извинился. Мол, возникли некие форс-мажорные обстоятельства. Короче, дело ясно, что дело тёмно.
- В таком случае, Данила, будем считать мир бизнеса жестоким и несправедливым, миром крупного и мелкого наебалова, неоправданных надежд и поломанных судеб.
- Опрокинуть хочешь? – Данила сделал выразительный жест пальцами.
- Только не сейчас, и так после вчерашнего умираю.
В дверь негромко постучали.
- Андрей Владимирович, клиент онлайн, «Смоленский Трикотаж». Вы заняты или подойдёте?
- Уже иду.
На пороге он развернулся и вопросительно посмотрел на Данилу:
- Слушай, а мне всё-таки интересно…ты сказал, что бензин будет постоянно дорожать…
- Андрюха, тут всё проще пареной репы, – Данила взял со стола ручку и начал выписывать ею непонятные пируэты в воздухе. – С тех пор как правительство начало претворять в жизнь политику ограничения рублёвого рефинансирования банковской системы, нефтедоллары направлялись на создание золотовалютного резерва. Который, кстати, и помог нам пережить кризис 2008 года. Однако накопление запаса имеет и негативные последствия. Ведь его рост компенсировался ростом корпоративного валютного долга. Так как банкам и крупным компаниям рубли в кредит взять было негде, да и условия рублёвого кредитования были хуже, они принялись кредитоваться в евро и долларах. Поскольку корпоративные долги номинированы в валюте, в ней же номинируются балансы банков и компаний-заёмщиков. А доходы у большинства в рублях. И серьёзная девальвация рубля приведёт к падению балансов. Которые, между прочим, тщательно отслеживаются кредиторами. И эти самые кредиторы могут потребовать немедленного возврата долга. А это серьёзные убытки или даже банкротство. И компании начинают взвинчивать цены. В рублях, ессно. Чтобы демонстрировать положительный баланс в долларах. Так что нефиг удивляться постоянному росту цен на бензин, сделанному из российской нефти. Вот так, брат. – И бросил ручку обратно на столешницу тёмного дерева. Андрей вышел из комнаты и подошёл к телефону.

На том конце провода женский голос извиняющимся тоном начал пространно объяснять проблемы, из-за которых компания не сможет вовремя провести платёж за услуги «Адали-Системс».
- Андрей Владимирович, мы хотели бы попросить вас об отсрочке на два месяца, не внося изменений в договор. И без санкций в отношении нас. Сейчас сложная обстановка с продажами и у нас недостаточно средств на счете. Уверяю вас, это временная ситуация. Мы впредь в полном объёме будем исполнять свои обязательства в отношении вас и вашей компании.

Знакомая ситуация. Кто-то кому-то всегда должен денег. Но не хочет или не может отдать. Причём, зачастую и то, и другое. Причин множество, но суть всегда одна – денег не будет. Каждый контракт «Адали-Системс» имеет индивидуально вычисленную степень риска. В счёт идёт специфика и конъюнктура рынка, на котором работает клиент. Его активы и пассивы, потенциал кадров и его мотивированность (вычисляется, в том числе, уровнем зарплат, премий и всякого рода бонусов). Немаловажное значение имеет и статистика развития фирмы, количество успешных сделок, а также имидж. В «Адали-Системс» всеми этими вопросами занимается Отдел анализа, подчиняющийся директору по маркетингу.
- Девушка, простите, забыл…
- Виктория Михайловна.
- Виктория Михайловна, позвольте поинтересоваться, вы какую должность занимаете?
- Я секретарь Германа Юрьевича Оторопшина, генерального директора компании «Смоленский Трикотаж».
- Виктория, мне бы хотелось этот вопрос обсудить с Германом Юрьевичем лично. Свободное время для встречи вы можете уточнить у моего секретаря. Хорошо?
- Да, Андрей Владимирович, хорошо. Извините.

Нет, нехорошо.
Нехорошо прятаться за спиной секретарши, заставлять её вести подобные переговоры… За окнами снова начался дождь. Дорожные рабочие в оранжевых светоотражающих жилетах сгрудились возле ям с водой, в которые вываливали свежий дымящийся асфальт. Проку от такой работы немного. Через год ямы вернутся в большем количестве и размере. Вместе с пробитыми колёсами и проклятиями автомобилистов. Зато такой подход к делу обеспечивает строительного подрядчика постоянной работой. А работа – это те же самые деньги. Если посмотреть выше по «дорожной лестнице», интересная картина получится. Стремительно разрушающиеся дороги заставляют каждый год вносить в бюджет статью на их содержание, ремонт и строительство новых. А это охеренные суммы. Имеющие тенденцию к увеличению. В свою очередь, этот бюджет можно «пилить». Судя по полуэлитарному образу жизни и дорогим машинам дорожнодепартаментных чиновников, «слуги народа» этим успешно и занимаются. Хотя, если верить их официальной статистике доходов…

Заделав наскоро очередную яму, дорожники принялись за следующую. Андрей напряг зрение, пытаясь прочесть название организации, но расстояние не позволило. К неправильно припаркованному пассату подъехал эвакуатор. Кому-то очень не повезло под дождём ловить такси домой. Пока несчастную стальную жертву загружали на спину грузовика, мимо проехал ещё один, с серебристой «Калиной». Уличные потоки людей и машин резко контрастировали: маленькие разноцветные кругляши зонтиков внизу скоростью перемещения и хаотичностью напоминали муравейник; ряды же автомобилей передвигались относительно медленно и подолгу останавливались на светофорах. Два зонтика остановились друг напротив друга. Остальные их плавно огибали, впрочем, иногда огибали резко и недовольно. Пару или тройку раз один начинал крутиться вокруг своей оси, но резко останавливался. Так продолжалось минут пятнадцать. Затем один зонтик продолжил движение вперед, слившись с остальными, второй же продолжал стоять на месте. Внезапно зонтик опустился вниз, обнаруживая под собой девушку в серебристом с красным лёгком пальто. Кажется, она плакала. Голова опущена вниз, плечи подергиваются. Зонтик снова взмыл вверх, скрывая картину. Девушка медленно побрела в своём направлении. Андрей мысленно представил её лицо. Растёкшаяся тушь, слезы на щеках вперемежку с дождём. Опухшие глаза и обкусанные губы.

- Кто-нибудь будет торт? – Надя обвела всех присутствующих взглядом. Перед её носом собралась внушительная куча конфетных фантиков и пустая чашка из-под чая.
- Что, объелась конфетами? – Данила что-то искал в портфеле.
- Нет, просто сейчас нет настроения его есть.
- А пиццы у тебя нет случайно? – Данила перелистывал записную книжку, краем глаза посматривая на собеседницу.
- Данила Евгеньевич, для вас я могу заказать пиццу.
- Спасибо, Наденька. У меня два Биг Мака в сумке.
- Неправда. Нет у вас никаких Биг Маков, – она отвернулась, манерно поправила волосы и уставилась на свой Just Cavalli. Видимо, считая количество кристаллов Rich на циферблате.
В этот момент Андрей понял, куда подевалась пицца, которую он искал. Никуда не подевалась. Ведь сегодня ночью он не открыл дверь её разносчику.
Надя встала и поставила блюдце с куском торта на стол перед Димой.
- Это за то, что я вытащила твою заначку. Между прочим, вкусный торт.
Данила подошел к продолжавшему рассматривать улицу Андрею и понизил тон так, чтобы никто посторонний не мог услышать:
- Забыл сказать. Антон вчера обнаружил в сети чей-то повышенный интерес к нашим базам. Интересовались даже рекламными кампаниями. Кто-то нас очень тщательно изучает и анализирует.
- Откуда идет активность? – Андрей оторвал взгляд от улицы, посмотрев на Данилу.
- Пока непонятно. Куча зеркальных серваков и плавающих IP-адресов.
Дверь офиса отворилась пинком ноги, с грохотом ударившись об стену. Антон Сметанин, программист с вечно всклокоченной копной нечёсаных волос, ввалился в помещение, держа перед собой принтер из ремонта, ещё какую-то коробку и несколько пачек офисной бумаги.
- Всем здрасьте, – он остановился посреди помещения, уперев взгляд в стоящих у окна Андрея и Данилу. – Андрей Владимирович, я вчера вам звонил по поводу…
- Антон, Андрей Владимирович уже в курсе. Иди, работай! – перебил его Данила.

Марина с Вероникой продолжали разговаривать и пялиться в монитор, только теперь у каждой в руке было по незажженной сигарете, которыми они периодически тыкали в картинки на экране. Глядя на них, Андрей осознал, что хочет курить. Похлопав по карманам, вытащил пачку. В ней оказалась последняя. В курилке стояли две девушки, седой господин с надменным взглядом и три разнорабочих из дружественной республики. Андрей закурил, повернувшись к публике спиной. Надменный мужчина в дорогом костюме нервно закашлял и вышел из курилки. Судя по состоянию сигареты и времени, в течение которого он курил, она осталась наполовину недокуренной. Либо очень спешил, либо таджики, негромко лепетавшие на родном языке, действовали на его самооценку угнетающе. Немного спустя вышли и они. Андрей впервые обратил внимание на разговор двух подруг:
- А я вчера купила новый Dior, Dolce Vita.
- И давно он стал новым? Нее, подруга, он даже совсем не новый.
- А мне сказали, что это коллекция этого года.
- И ты им веришь? Я точно знаю, продавцам верить нельзя. Они все хотят нас обмануть. Они живут этим, живут за наш счет.
- Не преувеличивай.
- Вот сколько стоит твоя туалетная вода?
- Тысячу восемьсот.
- И после этого ты продолжаешь считать, что приобрела оригинальный Dior, а не фэйк?
- Ты неправильно меня поняла, сейчас на мне не Dior. А Dior стоит шесть тысяч. Знаешь… я решила, что я этого достойна.
- Хм…ну говорю же, что все продавцы сволочи. Твой Dolce Vita стоит максимум четыре двести.
- Откуда ты знаешь?
- Как откуда? Сама на официальном сайте смотрела. И если бы решила обновить парфюм, заказала через инет. Так всегда дешевле и удобнее.
- Так ты же сама сказала, что все продавцы жульничают. Откуда тогда уверенность, что не всучат подделку?
- Нее, Жень, на таких сайтах держат только оригинал.
- Значит, не все продавцы сволочи?
Пауза. Кто-то из них сплюнул.
- Наверное, не все. Да, точно, не все.
- Ну, значит, в таком случае мой Dior из новой коллекции этого года.
Снова пауза.
- Молодой человек, огоньку не найдётся?
Андрей обернулся к ним. Судя по голосу, это была не Женя. Он подошёл, доставая позолоченную Second Empire. Они закурили по новой сигарете каждая, сначала разглядывая декор зажигалки, потом оценивающе рассматривая его самого.
- Вы зажигалку тоже через интернет заказывали? – Женя выпустила тонкую струю дыма в сторону.
Презент бизнес-партнёра, дура.
- Подарок друга. Твоя подруга права, не каждый продавец хочет обмануть клиента. А на подделку можно нарваться и заказывая товар в интернете.
Он щелчком отправил окурок в урну и закрыл за собой дверь курилки, успев услышать, как они принялись его обсуждать.

Купив в буфете сигареты и бутылку воды, Андрей поднялся в офис. Дима задумчиво рассматривал распотрошённый системный блок компьютера. Ира с тоскливым видом рылась в бумагах. Из переговорной вышли Данила и Антон.
Света посмотрела на Андрея:
- Андрей Владимирович, в среду в десять часов у вас встреча с Оторопшиным из «Смоленского Трикотажа».
- Надо было на одиннадцать писать. После планёрки у меня в последнее время голова плохо соображает.
- Перезвонить ему?
- Не надо.
- Хорошо.
Телефон позвонил, Света подняла трубку. Андрей открыл бутылку, поискал глазами стакан. Не найдя, сделал несколько жадных глотков из горлышка.
- Света… – он повернулся и осёкся, забыв, что Света всё ещё разговаривает по телефону.
В поле зрения попала закончившая телефонную трепотню маркетолог Ира.
- Иришка, напугай дядю таблеткой от головы.
Иришка оторвала голову от бумаг и с участливым видом полезла в сумочку.
- Андрей Владимирович, вам какую? Есть найз, есть парацетамол и но-шпа…ой, но-шпа не от головной боли. У вас от погоды разболелась?
- От Arran.
- Что?
Андрей ещё отпил воды.
- От Arran болит голова.
- Это коньяк такой?
- Почти. Это виски. Но лучше тебе этого не знать, – он театрально покачал головой, изображая, как она болит.
- Поняла. Тогда парацетамол тоже не подойдёт. Если его использовать как средство от похмелья, то слишком вредно для печени.
- Какая ты у меня умная.
- И красивая. В соседнем доме есть аптека, идти недалеко, – Ира рукой показала направление. – Лучше не вредить здоровью, прогуляться и купить Алка-Зельтцер или Зорекс…ну или что там в аптеке посоветуют.
- Чего хочет женщина, того хотят боги. Так и сделаю. Если не появлюсь сегодня, значит, таблетка не подействовала, – и он подмигнул ей.

Андрей взял сумку, зонт и вместе с бутылкой воды направился к выходу. Света опустила трубку, прикрыв рукой:
- Андрей Владимирович, это по поводу собрания арендаторов. Подойдите, пожалуйста. Андрей с заговорщическим видом поднёс палец к губам, показывая, что совершает действие, которое хотел бы сохранить в тайне, и обеими руками показал на Данилу, помогающему Диме собрать системник.
- Меня нет.
- Стрелочник, – сказала Света беззвучно, выразительно шевеля губами.
Проходя мимо стола, на котором сидел Данила, Андрей увидел лежащую визитку. Остановился и из интереса взял её. Пластиковая карточка гласила: «Акционерный коммерческий банк «Прогресс – Стандарт» (ОАО). Евгений Евгеньевич Смыков. Начальник Отдела информационной безопасности». Владелец визитки либо полный однофамилец одноклассника Андрея, либо…


Глава 8

Время тянулось мучительно медленно. Креславе казалось, что стрелки на настенных часах совершили уже миллион оборотов. Где-то из-под стола периодически оживала рация, дробя голосами пространство кабинета. Кофе оказался невкусным, и она отставила недопитую чашку в сторону. От нечего делать начала рассматривать окружающую обстановку. Широкое чёрное кожаное кресло Неелова чуть косило в сторону. Это не бросалось в глаза, но если внимательней приглядеться…А вот что бросалось в глаза, так это большая, на полстены, комбинированная карта Москвы. Она состояла из двух половин: на одной наземная, на другой подземная схемы столицы.
Зачем она ему?
В углу расположились два массивных шкафа, один со стеклянными дверями. На трёх его полках – множество толстых разноцветных папок. Второй шкаф, видимо, использовался для одежды. Вплотную к шкафу с папками стоял большой сейф без ручки на дверце. Сверху какое-то устройство, напоминающее принтер. На подоконнике сансевиерия высотой с пол-окна. В кабинете постепенно теплело, но Креславу начал бить противный озноб.
Может, что в кофе подмешали?
Она поднесла чашку к губам, попробовав напиток. Вроде нет, обычный вкус, только уже остыл.

Кабинет наполнился голосами из рации.
- Седьмой первому.
- Слушаю, первый.
- На ворота едет груз, МАН 240.
- Понял. Приму.
- Нет, седьмой. У него отсутствуют документы на выезд, накладная и маршрутная карта. Проводи в накопитель и пусть ждёт. Документы подвезут на пикапе. Как понял?
- Всё понял. МАН 240 – в накопитель до дальнейших указаний.
- Конец связи.

Рация стихла. Первым, судя по голосу, был Неелов. К воротам контрольно-пропускного пункта неторопливо подкатывал красный МАН с логотипами «Ньюсити-Фарм». Сзади на дверях кузова крупными буквами продублирован номер 240. 64 регион. Креслава машинально вспоминала расстояние от Москвы до Саратова. Вроде восемьсот с хвостиком км. Когда грузовик подъехал к воротам и остановился, к кабине подбежал охранник, что-то сказал водителю, показывая рукой на небольшую стоянку в стороне. И побежал обратно в будку, ловко перепрыгивая через лужи. МАН сдал назад и припарковался. Через несколько минут водитель выпрыгнул из кабины с небольшой канистрой голубого цвета и, ёжась от дождя, стал наливать её содержимое куда-то сбоку в грузовик. Затем несколько раз сморкнулся и взобрался обратно, размашисто хлопнув дверью. Приспустил окно кабины и закурил. Креславе тоже вдруг захотелось это сделать, хотя она не курила и не собиралась. Докурив, водитель выкинул окурок «бычок» на дорогу, но стекло поднимать не стал. Поднимая тучи брызг, на большой скорости к грузовику подъехал пикап «Тойота», посигналив несколько раз. Из МАНа вылезли и сели в легковушку. Через некоторое время водитель вышел, запрыгнул в свой МАН и медленно покатил к воротам, на ходу перебирая документы. Пикап развернулся и помчался обратно.

В кабинет вошли без стука.
- Это я, – Неелов широкими шагами подошёл к столу, мельком бросив взгляд на недопитый кофе. – Надеюсь, не заставил вас долго ждать?
- Всё в порядке. Только я не смогла осилить кофе.
- Бывает. Ничего страшного.
Распечатав несколько документов, он протянул один лист.
- Вот заявление на замену по сроку действия пропуска. В принципе, вам его распечатали и предложили бы заполнить в Бюро пропусков, но можно это сделать прямо сейчас, чтобы не терять рабочее время.
- Благодарю.
- Тут нужны данные старого пропуска и паспортные. Если не помните последние, я подскажу. У меня база данных всех сотрудников компании.
- Спасибо, я, кажется, всё помню.
- Кроме даты замены пропуска.
Креслава почувствовала, как заливается краской.
- Когда подойдет ваш руководитель?
- Не знаю, мы не договаривались на точное время. Он был занят.
- Тогда как заполните, позвоните ему…хотя, впрочем, не надо. Мой сотрудник проводит вас до Бюро пропусков.
Креслава, заполняя бланк, снова автоматически хотела ответить «спасибо», но осеклась, осознав, что слишком часто использует этикетное междометие. Собеседник немногословен, и это её вполне устраивало.
- Окей.
Неелов протянул небольшой лист розового цвета, с несколькими степенями защиты:
- Распишитесь в правом нижнем углу. И рядом расшифровку подписи.
- Когда я устраивалась сюда, у меня был временный пропуск серого цвета.
- Да, раньше были такие. Но времена меняются.
По рации вызвал охранника, взял файл, вложил в него все документы, включая старый пропуск, и протянул пакет Креславе:
- Возьмите. Желаю хорошего рабочего дня.
- Спасибо.


Глава 9

Преодолев несколько коридоров и лестниц, они вышли к лифту. Подъём на третий этаж. Светло-зелёные стены с большими фотографиями столиц мира. Холл с удобными мягкими диванами. Столики с журналами. Автомат для приготовления кофе и кулер. На диванах – трое мужчин со скучающим видом, в одинаковых черных пиджаках.
На сотрудников не похожи…Может, крупные клиенты, оптовые закупки. Но коммерческий отдел не здесь. Да и крупному клиенту или его представителю не грех кофе сварить…
Все трое, как по команде, повернули головы в их сторону. Один мужчина нехотя поднялся и подошёл. Высокого роста, даже выше сопровождавшего Креславу охранника.
Они, должно быть, тоже охранники.
- У вас есть документы, подписанные Сергеем Геннадьевичем, – охранник кивнул головой в сторону файла, который она держала.
- Ах, да…сейчас…
- Разрешите, я сам? – у Высокого был низкий приятный голос. Креслава протянула файл, и Высокий начал внимательно изучать его содержимое. Остановившись на временном пропуске, долго его разглядывал. Затем засунул обратно в файл и вернул его.
- И ваши тоже, – эта реплика была обращена уже к охраннику. Тот молча вытащил служебное удостоверение, предоставив возможность Высокому прочесть его полностью.
- Прямо по коридору, – Высокий сделал жест рукой. – Девятый этаж.
- Спасибо.

Они прошли через холл по другому коридору, длинному и со множеством дверей по обеим сторонам. Большинство просто пронумеровано. Техотдел, Начальник техотдела, Связь, Аппаратная, Хранилище, Связь 2 и Учёт. Эти названия ничего не говорили Креславе. Она семенила рядом с охранником, едва поспевая за его широкой поступью. Откуда-то раздавался мерный негромкий гул.
Электрическая подстанция? Почему бы и нет!
С тех пор, как она узнала, что в подвале «Ньюсити-Фарм» есть морг, уже ничему не удивлялась. Ковалёв сначала отнекивался, мол, ну какой здесь может быть морг, это же не больница. Но когда она показала ему накладные на ввезённое оборудование Tantec, в частности, холодильные камеры для морга, сдался, сказав, что это «исключительно в научно-исследовательских целях».

- Можно вопрос?
- Можно.
- А что означают эти надписи на кабинетах?
- Названия.
- Названия чего?
- Названия кабинетов.
- А, понятно, как я сама не догадалась.
Охранник покосился на неё, сказав уже мягче:
- Это крыло технического обеспечения деятельности «Ньюсити-Фарм». Не путать с технологическим и лабораторным крылом.
- Не спутаю. Я там работаю.
- Ну и отлично, – охранник невозмутимо продолжал вещать. – А здесь инженеры, аппаратчики, программисты. Хотя нет, программисты в другом крыле. Здесь они есть, конечно. Но в малом количестве и несерьёзном качестве. Работают на подхвате, короче.
- И кого они хватают?
- Не кого, а чего. Люлей хватают в изрядном количестве. Каждое утро на разводе, на оперативке… Короче, Сергей Геннадьевич каждому раздаёт свою порцию люлей. Всем своим подчинённым. Доза подбирается индивидуально, с учётом особенностей организма, организации деятельности головного мозга и нервной системы, а также широты или узости мировосприятия. Так, чтобы хватило до конца смены.
Креслава внимательно смотрела на охранника. Тот был серьёзен и, похоже, не шутил. Интересно, они все здесь такие? Или только этот?…
- А зачем нужны эти…каждому по утрам?…
- Люли?
- Они самые.
- А чтобы работалось веселее, продуктивнее и эффективнее.
- Вы без них уже не можете…работать?
Охранник похмурел и замолчал. Лишь ускорил шаг. Креслава уже почти бежала за ним. Пытаясь как-то разрядить обстановку, сказала первое, что пришло на ум:
- Вам не кажется странным, что никого не видно, ни одной живой души? Может, они все заболели?


Глава 10

Здание «Ньюсити-Фарм» состояло из двенадцати этажей. Согласно старой традиции, первый – белого цвета, второй – жёлтого, третий – нежно-зелёного, а стены четвёртого – серого оттенка. Согласно старой, но странноватой легенде, основатель корпорации, Джон Стэнли, плохо запоминал, на каком этаже находится, и по его распоряжению стены первого в истории фирмы четырёхэтажного офиса раскрасили разными цветами: белым, жёлтым, зелёным и серым. Было это ещё в начале 20 века. С тех пор здания «Ньюсити-Фарм», разбросанные по всему миру, имеют подобное цветовое оформление первых четырёх этажей. Кроме, кажется, польского отделения, расположившегося в трёхэтажном здании. Но есть и другая точка зрения, согласно которой просто не вовремя закончилась краска. Про название тоже говорят разное. Например, что тщеславный, амбициозный аптекарь захудалого американского городишка Стэнли как-то во всеуслышание заявил, что впишет своё имя в историю города и штата. Отсюда «Ньюсити», что означает «Новый город». Креслава размышляла о том, что многие открытия, великие достижения и решения, изменившие ход истории, принадлежали людям эгоистичным и целеустремлённым. Это ведь почти одно и тоже.
Таким, как Джон Стэнли.

Пройдя коридор технического обеспечения, они оказались перед другим лифтом. Охранник нажал на кнопку с цифрой девять. Двери распахнулись, они вошли в очередной холл. Освещение здесь ярче, чем в крыле техотдела. Пересекли холл, зашагали по длинному коридору. Здесь были люди. Женщина средних лет в сиреневом платье несла поднос с грязной посудой. Двое мужчин негромко разговаривали у открытой двери кабинета. Немного поодаль, около другого, сидело несколько человек, мужчин и женщин. Преимущественно строго одеты, некоторые в руках держали сложенные зонты.
Похоже на очередь.
На стенах висели плакаты с плановой информацией, техникой безопасности и путями эвакуации в случае возникновения чрезвычайного происшествия.
- Мы пришли. 916 кабинет.
Некоторые из сидящих с интересом рассматривали Креславу и охранника, другие лишь вяло скользнули по ним взглядом.
- Спасибо за экскурсию.
На слове «экскурсия» все в очереди уставились на Креславу.
- До свидания, – охранник развернулся и отправился в обратном направлении.
- Кто последний?
- Вы, кажется, – полный мужчина средних лет погладил пышные усы, улыбаясь ей. – За мной будете.
- Хорошо, как скажете.
- Да вы присаживайтесь. Очередь в лучших советских временнозастойных традициях. Тянется хорошо, но долго.
- Главное, не под дождём, – она поправила волосы и расстегнула жакет.
- Так-то да, – согласился мужчина.

Дверь открылась, из кабинета вышел мужчина с новым пропуском в зубах, файлом в одной руке и барсеткой в другой. Бросив по сторонам торжествующий взгляд, направился к холлу с лифтами.
- Мужчина, у вас бумага выпала! – кто-то из очереди показывал ему рукой на лежащий на полу небольшой лист типа справки, выпавший из файла.
- О, да… – немного замешкавшись, он поднял справку, краснея. – Спасибо… – И пошёл дальше обычной походкой, без напускного величия.
- Один откинулся. Счастливчик, – прокомментировал толстяк.
Креслава обернулась к нему.
- Давно сидите?
- Второй час. Уже подсчитал: каждого они обслуживают за двадцать минут. Следовательно… – тут он про себя подсчитал всех в очереди. – Следовательно, раз вы восьмая, торчать вам тут не меньше двух часов.
- Не нагоняйте панику, – включилась в разговор женщина, сидящая рядом. – Очередями сейчас никого не удивишь. Да и не очереди это, а разгильдяйство работников, – она привстала и снова села поудобнее. – Сами же видите, каждые пятнадцать минут бегают то чай попить, то покурить.
- Да я не спорю же, – тон у усатого был примирительным. – Режимный объект, да только на бумаге … Он тяжело вздохнул, уставившись в точку.
- Сначала здесь мучаемся, – женщина начала распаляться, – а вечером в пробках. Ну, сколько это будет продолжаться?
Креслава примерно оценила её возраст.
- Думаю, максимум лет сорок. Не больше.
- Правда? – женщина повернулась к Креславе. – А что будет через сорок лет?
Усатый хмыкнул.

Рядом лежало несколько номеров корпоративной газеты «Ньюсити-Фарм. Медревю». Чтобы скоротать время, Креслава открыла самый свежий. Блоки социальной политики корпорации. Награждение отличившихся специалистов. Обзор предстоящего собрания, посвящённого Дню медицинского работника. Советы о том, как вести здоровый образ жизни. Погода…
«В будущее с Лейковазаномили как творится История»

«Благодаря самоотверженной работе и таланту специалистов всех уровней нашей компании, стало возможным создание препарата, излечивающего ВИЧ. Не побоимся заявить, что Мы смогли изменить мир! Через два месяца Лейковазан будет представлен Специальной правительственной медицинской комиссии, и сегодня все наши усилия должны быть направлены на подготовку этого. С тех пор как компания официально объявила о создании вакцины, излечивающей ВИЧ, мы получили множество предложений сотрудничества от медицинских компаний и организаций других государств. В настоящее время прорабатываются все аспекты…»
Стоп! А Лейковазан – не тот ли препарат, который разработали лет пятнадцать назад для профилактики заболеваний, вызывающих вторичный иммунодефицит?

Креслава нахмурилась от догадки. Насколько ей известно, работы по Лейковазану (тогда этого названия не было и в помине) начались лет пятнадцать назад. Об этом ей рассказывал Ковалёв. Планировалось применять его для лечения заболеваний, вызывающих вторичный иммунодефицит. И препарат отлично себя зарекомендовал. Клинические испытания показали настолько высокую эффективность, что решено было попробовать испытать его на пациентах с некоторыми первичными иммунодефицитами. По некоторой информации, в ряде случаев даже не пришлось прибегать к операции по пересадке костного мозга у детей. Но спустя несколько лет программу неожиданно «заморозили». По официальной причине – в связи с разработкой более эффективного препарата нового поколения, в свете недавних открытий в области медицины и химии. Результаты засекретили, а о новом лекарстве так ничего и не слышно. И вот «старый» препарат в дополнение к внутреннему коду получает патентованное международное название «Лейковазан», обретая новую жизнь. Интересно…

- Девушка, вы крайняя?
Креслава оторвала взгляд от газеты, непонимающе посмотрев на стоявшую рядом девушку.
- Она, она, – подсказал Усатый.
- Что? А, да, я, – и отложила газету в сторону. Погружённая в раздумья, она не видела подошедшую девушку и не слышала её вопроса.
– Я отлучусь ненадолго.
Девушка кивнула.
В холле, вытащив из держателя последний стаканчик, Крис налила воды из кулера. На стене висела плазменная панель, на которую раньше она не обратила внимания. Видимо потому, что она тогда не работала. Перед телевизором на диване сидели двое мужчин и женщина в сиреневом платье, та, что встретилась при входе на этаж с посудой на подносе. Последнего при ней теперьне было.
Помыла.

Шла какая-то программа. Иосиф Пригожин отвечал на вопросы.
- Иосиф Игоревич, – ведущий в модном пиджаке с напомаженными волосами был деланно расслаблен, – ещё сравнительно недавно вы, так сказать, обеими руками поддерживали конкурс «Евровидение», считая его значительным культурным явлением. Подчёркивали его важность. Говорили о том, что если он проводится в России – это большой успех нашей страны. Как вы уже поняли, речь идёт о передаче «К барьеру»…
- Я и сейчас так считаю, ничего не изменилось, – Пригожин не дал ему договорить. – Я, как продюсер, не могу упустить из поля зрения мероприятие такого масштаба. Победа Димы Билана продемонстрировала колоссальный творческий потенциал России. Продемонстрировала наличие большого количества талантливой молодёжи нашей с вами родины... – На экране в студии появился фрагмент победного выступления Билана 2008 года. Певец лежит на спине, в одной руке микрофон, вторая вытянута вперёд. Эдвин Мартон поддерживает выступление скрипкой Страдивари. Спустя несколько мгновений, когда они уже на льду овала в свете софитов, к ним присоединяется Плющенко. Зал аплодирует. Выступление и правда потрясающее. – …Можно с уверенностью говорить о том, что мы уже заявляем себя на мировой сцене, – закончил он фразу.
- Однако позже в интервью «Российской Газете» вы кардинально меняете свою позицию относительно конкурса, заявляя, что чуть ли не пора проводить своё «Евровидение». Как вас понимать?
- Моё отношение к «Евровидению» как конкурсу творческих коллективов и отдельных исполнителей разных стран не изменилось. Что касается талантов и искусства, то их надо поддерживать всеми способами и средствами. И любое мероприятие, тем более масштаба «Евровидения», это не что иное, как пропаганда определённых ценностей.
Ведущий слегка наклонился к собеседнику:
- И какие же ценности дарит нам «Евровидение»?
- В этом-то и заключается проблема. Зародившись как демонстрация вокальных талантов, конкурс постепенно стал превращаться в показ всякой нечисти вроде фриков, трансов, геев и прочих сексуальных меньшинств. И творческая составляющая стала ничтожно малой. Это не может не беспокоить.
- Но ведь это общая тенденция – пропаганда свобод. В том числе свободы творческого самовыражения. Свободы слова, наконец. Весь мир встал на эти рельсы. И если, как вы говорите, мы в общемировом музыкальном тренде, нам надо подстроиться под это. Не так ли? – ведущий вёл себя явно провокационно.
- Отнюдь нет. Я так не считаю, – Пригожин сделал паузу. – Музыкальный конкурс и конкурс фриков, в котором всё подчинено эпатажу, – далеко не одно и то же.
- Но ведь если взять такую законодательницу шоу-моды, как Америка, там есть Мэрилин Мэнсон…
- Там хоть понятно, зачем это сделано. И Америку нельзя назвать безусловным двигателем шоу-прогресса, раз уж мы так с вами выражаемся, – парировал Пригожин ведущего.
- А Элтон Джон? – не унимался тот.
- Элтон Джон – великий музыкант, он никогда не покажет со сцены грязь.
- Как известно, вы поддерживаете идею сбора подписей за бойкот конкурса из-за участия в нём трансвестита из Австрии. Что думаете по поводу успеха этого мероприятия? Примут ли к сведению организаторы ваш, так сказать, демарш?
- Для начала скажу, что наша инициатива давно миновала стадию идеи и находится на этапе реализации. Не только мы, но и Белоруссия также организовала сбор подписей. А такие страны как Хорватия, Словакия, Чехия, Люксембург и некоторые другие вообще уже отказались от участия.
- Говорят, что по финансовым соображениям.
- Не только по финансовым, но и морально-этическим. Действительно, бюджет конкурса составляет до 40 миллионов евро и формируется за счёт телекомпаний, представляющих страны-участницы. Это внушительные суммы. Однако, дело не только в деньгах. К счастью, очень много людей во всём мире придерживаются нравственных ориентиров и здравого смысла. И смотреть, как конкурс превращается в цирк, они не желают.
- Может, грань между искусством и эпатажем чересчур тонка?
Холл постепенно наполнялся людьми. Кто усаживался на диван с газетой или пластиковым одноразовым стаканчиком кофе, кто просто стоял в стороне, разговаривая по телефону.
У них здесь перерыв?
В сторонке образовались две или три небольшие группы что-то обсуждающих мужчин и женщин. Крис снова перевела взгляд на передачу.
- Когда на сцену выходит трансвестит или открыто пропагандирующий свою «культуру» гей – это не есть хорошо. Это уже не искусство.
- Вы рискуете навесить на себя ярлык гомофоба.
- Я много гастролирую с Валерией по России, мне интересно узнать нашу страну. И вот что скажу: у нас живут нормальные неиспорченные люди с нравственными ценностями и духовными идеалами. И если им покажут со сцены, извините, голую задницу, они просто не поймут, о чём идёт речь и зачем это нужно. У нас полно всяких нетрадиционно ориентированных личностей, но они составляют меньшинство в обществе. Поэтому я против агрессивно навязываемого со стороны сцены культа нетрадиционной любви и ложных духовных идеалов…

Один из сидящих на диване мужчин переключил телевизор на канал «Наука 2.0». Голос за кадром объяснял возникновение Ледниковых периодов на Земле.
- Нафиг нам вообще нужно это «Евровидение»? Расплодились тут эти…как их… – он повернулся к другому, запнувшись, видимо, подбирая нужное слово.
- Лица нетрадиционной сексуальной ориентации, – помогла закончить фразу Креслава.
- Да, геи и лесбиянки.
- Нужно собрать их всех и на необитаемый остров запиндорить! – вмешался в разговор второй мужчина. – Хотя…нет….они живучи…приплывут к нам обратно.
И гоготнул.
После нескольких роликов про домашних кошек началась передача про Саяно-Шушенскую ГЭС.
- Мужчина, вы не один сидите здесь и смотрите телевизор, – Сиреневое платье уничтожающе смотрела на беднягу, вздумавшего поменять канал. – Надо спрашивать разрешения! – на последнем слове она сделала ударение.
- У кого? – тот искренне удивился.
Пауза. Все молчат.
- А вам надо пять минут времени для осознания того факта, что телевизор переключили? – заступился за товарища сидевший рядом, в светло-сером клетчатом пиджаке. Он с ироничным видом повернулся к Сиреневому платью, лицо которой приобретало пунцовые тона. – Так я вам могу рассказать, чем закончилось то интервью. Ведущий…как там его…блин…забыл имя…ну ладно, не важно. В общем, ведущий Неважно достал из мини-бара под столом пару холодных баночек «Балтики». «Нулёвки», конечно.
Смех.
- Одной угостил глубоко вами уважаемого Иосифа Игоревича, второй угостился сам. Хотя, по секрету, для себя он не «нулёвочку» приготовил, а кое-что покрепче.
Холл притих, внимательно наблюдая за сценой.
Шутник.

Несколько человек подошли поближе, с интересом рассматривая Серый пиджак и Сиреневое платье. Серый пиджак почесал голову, улыбнулся, осмотрел зрителей и продолжил:
– Так вот, сидят они, значит, держат в руках запотевшие банки с пивом, неторопливо потягивают хмельной напиток из соломинок, продолжая обсуждать проблему гееизации нашей необъятной родины…
- Всё, достаточно! Прекратите! Хам! Никакого уважения! – Сиреневое платье не выдержала, подскочив с дивана. Хотела что-то сказать, но передумала и быстрыми шагами куда-то отчалила, в тихую гавань своего кабинета.
- Ну вот, обидел женщину. Немедленно догони и попроси прощения! – раздался голос из толпы.
- Не. У неё сперва надо спросить разрешения! И только потом уже прощения! – вторил другой.
- Лучше расскажите про финал передачи!
Потеплело. Здесь тоже умеют смеяться.
Большинство зевак даже не видело передачу и не знало суть спора. Их привлекло действие. Внимание человека всегда устремлено туда, где происходит какое-либо действие. Вот почему мы всегда смотрим в окно, сидя в поезде или автобусе. Ведь картинка за окном меняется гораздо стремительнее, чем обстановка в вагоне или салоне маршрутки.
Хлеба и зрелищ.

Шутник поправил пиджак:
- Хорошо, слушайте. Они допили пиво и остановились на том, что нам нужно придумать своё «Евровидение» – «Рувидение». И всякие меньшинства на него не допускать, только натуралов. А гомо-хомо пусть валят в…дамы, прикройте, пожалуйста, ваши ушки…пусть валят в Евжопу, так сказать.
- Гейропу, – поправили его.
- Ну вот и вся история. Наше эфирное время подошло к концу. Всем спасибо, все свободны, – Шутник, он же Серый пиджак, поднялся, намереваясь уйти.
- Быстрый, однако, у вас конец, – поддела его брюнетка средних лет в строгом костюме.
- На офисную мебель не стоит! – незамедлительно последовал ответ.
Сзади дама уронила на пол стакан кофе, пытаясь спасти потёкшую от смеха тушь.
Переключивший телевизор мужчина тоже встал, вместе с Шутником оба пошли по направлению коридора, в котором скрылась Сиреневое платье. Затем Шутник обернулся:
- Э…ну, в общем, после пива они перешли на водку…
- А после водки на самогон! – это была помощь из зала. – Причем, как настоящие сибиряки, они не закусывали!
Тут уже смеялись все.
Подождав, когда приступ общественного смеха уляжется, Шутник сказал напоследок:
- Да, после водки был самогон. А потом телефонный звонок подругам и приглашение в сауну…
В этот момент у Креславы зазвонил телефон. Естественно, все многозначительно посмотрели на неё. Кто-то громко заржал. Чтобы избежать стёба в свой адрес, она направилась обратно в отдел пропусков.
- Это из сауны. Пора собираться, – бросила небрежно, намеренно не показывая, что торопится скрыться.
На экране мобильного светилось фото гримасничающей Гали в смешной новогодней шапочке.
- Ну, привет ещё раз, где пропадаешь?
- Пытаюсь получить новый пропуск и собираюсь в сауну, – удержаться от шутки было сложно.
- Что? Какая сауна? – тон в трубке мгновенно сменился с доброжелательно-вопросительно-укоризненного на удивлённо-ничего-не понимающий.
- Да раздумываю, стоит ли принимать приглашение в сауну от Иосифа Пригожина, – Креслава постаралась сказать это максимально серьёзно. Похоже, что получилось.
- От кого? От Шрека? Ты с ума сошла! Не смей! – Галя сорвалась.
- Сама ты…Шрек! – Крис деланно обиделась.
Через несколько мгновений подруга снова пришла в себя. Но Креслава уже хохотала.
- Сотникова! Какого чёрта ты мне лечишь? Какой, нафиг, Прихожин?
- Пригожин, Галя. При-го-жин!
- Ты курила?
- Нет. Воды из кулера на девятом попила.
Галя прокашлялась.
- А в поведении остальных ничего подозрительного не заметила? Может, они тоже немного…того…смеются…, – юмор Гали оказался в самую точку. Она сама не представляла, насколько оказалась права. Креслава снова прыснула.
- Ну всё, собирайся и вали к нам. Криис, – пропищала Галя жалобным голоском, – я по тебе соскучилась. Сильно-сильно. И не только я, – в трубке послышались посторонние голоса. – Девчонки передают тебе привет и говорят, что надерут задницу, если не появишься до вечера.
- Боюсь-боюсь…ладно, Галчонок, не грусти. Уже немного осталось… – Креслава сначала с недоумением посмотрела на увеличившуюся очередь, потом сообразила, что большинство людей пришло после неё, и выдохнула с облегчением. – Скоро всё сделаю.
- Сан Саныч тоже беспокоится, – упомянула Галя начальника лаборатории, своего и Креславы непосредственного руководителя.
- Работа у него такая, беспокойная.
- Говорит, ещё полчаса отсутствия на рабочем месте и день не будет засчитан.
- Не придумывай, не мог он такого сказать.
- С тебя шоколадка.
- Ставь чайник.
- Целую. Скучаю. Жду.
- Скоро буду.


Глава 11

- Ваши документы, – оператор Бюро пропусков, средних лет женщина в сером костюме и белой водолазке, устало посмотрела на Креславу.
- Пожалуйста. Я уже заполнила бланк…
- Погодите, – бестактно прервала она Крис. И уставилась в монитор, быстро стуча пальцами по клавиатуре.
Смотрит на меня, словно я досадная помеха. Вымой волосы, серая мышь!

Креслава огляделась. На стене напротив офисный плакат «Ты, работа, нас не бойся. Мы тебя не тронем». Изображённые на нём два чувака, мужчина и женщина, тычут пальцами на каждого входящего в кабинет. Рядом перекидной календарь, замерший на прошлом месяце. На полках шкафа и тумбе фигурки фэн-шуй, в которых она не разбиралась. Три стола с компьютерами. Три оператора. Но принимает только один. Женщина лет пятидесяти увлечённо печатает. Рядом лежит свежий номер «Дачного совета». Под столом неумело спрятанный пакет с шестью пустыми бутылками из-под шампанского. Третья, примерно такого же возраста, с крашеными рыжими волосами, разговаривает по телефону громким голосом, попутно кликая мышкой:
- Ты суп ел? Я же сказала, суп стоит в холодильнике!
Пауза. В трубке оправдывается детский голос.
- Вот увидишь, придёт отец, всё ему расскажу!... Нет, ты уже взрослый, тебе целых девять лет!... Я ещё раз повторяю: в девять лет такие элементарные вещи, как налить суп и разогреть его в микроволновке, ты должен уметь делать!
Чего же ты так орёшь, глупая! Убавь громкость!
Постепенно её тон смягчился, и она заговорила более ровным голосом:
- А уроки? Ты сделал уроки? Нет? Как нет?... Как поешь, сразу садись за уроки. Никакой улицы. Приду, проверю…Не надо говорить, что ничего не понятно. Ты присутствовал на уроках и должен знать тему. В конце концов, спустись к соседке Лене, и она тебе всё объяснит…сам знаешь.
Снова детский голос.
- Сильно болит?...А температура какая? Посмотри «Нурофен» в шкафу на… Нет? Странно…хорошо, я куплю его после работы…Что купить? Какой «Лего»? Ты должен лекарства получать и выздоравливать, а не в игрушки играть!...Хорошо, куплю…

- Де-вуш-ка. Вы что, оглохли?
Креслава повернулась. Оператор недовольно трясла листком бумаги, держа его в вытянутой руке. Рыжая продолжала разговаривать с внуком.
- Проверьте данные и, если всё верно, распишитесь.
- Выходит, зря я заранее написала заявление?
- Зря. Мы теперь сами заполняем все поля. Вам остаётся только сверить и поставить подпись, – Водолазка упёрла подбородок в сцепленные пальцы рук.
Фамилия…Имя…Отчество…Дата и место рождения…Паспортные данные… Сведения о ранее выданном пропуске… Табельный и постоянный номера… Страховка… Дата… Подпись.
- Всё верно, вроде, – сказала Креслава, возвращая заявление.
- Так «вроде» или «верно»? – снова взъелась Водолазка, буравя Креславу карими глазами.
- Верно, верно, – поспешила ответить Креслава.

Печально вздохнув, та принялась писать, поблескивая золотым кольцом на безымянном пальце.
Вижу, сильно хочешь скандала. Тебя что, муж не любит?
Закончив, передала Креславе направление, указав на смежную дверь с табличкой «Фотостудия».
- Заходите сюда и фотографируйтесь.
- А старое фото, которое хранится в вашей базе данных, не подойдёт? – как можно более миролюбиво осведомилась Креслава. Однако Водолазка продолжала оставаться непробиваемо агрессивной:
- Девушка, ну что вы всё спорите со мной? Фото сотрудников должны соответствовать текущему времени. Идите, вас ждёт очередь за дверью!
Так включи в работу двух своих коллег-алкашек, амёба!
Креславу начала раздражать подобная манера обращения.
Она уже почти подошла к двери, когда Водолазка её окликнула:
- Погодите! Отдайте направление.
Креслава вернулась к столу и отдала ей бумажку.
- Можете идти. Всё равно его нам обратно отдадут.

Интересно, зачем лишний раз фотографироваться? Они хотят похитить душу? Или наблюдать за процессом моего старения?
Скорее, второе.
Фотостудия представляла собой небольшую комнатку. С белой матовой стеной заднего плана и перегородкой. Фотограф, девушка невысокого роста, даже ниже Креславы, поднялась с раскладного стула и поздоровалась. В джинсах, клетчатой рубашке и светло-сером халате, доходившем почти до щиколоток, она больше смахивала на школьницу, примерившую наряд старшей сестры. Девушка включила освещение и подошла к камере.

- Присаживайтесь, пожалуйста. Сумку, зонт и жакет можете повесить на вешалку.
Рядом с вешалкой на стене висело большое зеркало. Креслава поправила волосы и внимательно осмотрела макияж.
Канает.
- Спасибо.
- Можно ваше направление?
- Мне его дали, а потом почему-то забрали.
- Хорошо. Ничего страшного.
Стул был жёстким и неудобным. В таком кроме как строго прямо и не усидишь.
- Ещё, пожалуйста. Поверните голову…ещё…да…Всё... Хорошо…снимаю.
Canon издал щелчок.
- Минуточку, ещё снимок.
Зачем? Он же за один раз делает миллион снимков. Ну, или полмиллиона…
Щёлк.
- Спасибо. Можете вставать.
- А где птичка?
Девушка с вежливой приклеенной улыбкой хлопала накладными ресницами.
Считаешь в уме до ста, прежде чем ответить?
Она приоткрыла рот, намереваясь сказать. Наконец, выдавила:
- Простите?
- Ну, птичка, которая должна вылететь из объектива. Вы же меня понимаете? – Крис намеренно сохраняла невозмутимое выражение лица, стараясь ещё больше сбить с толку фотографа. Но та проморгалась и нашла, что ответить:
- Это в старых моделях, большого размера, прятали пернатую. А в современные, вроде этой, её уже не засунешь. И, выждав паузу, добавила со вздохом:
– Не те нынче времена, никакой романтики.
На мониторе висело два фото.
- Подойдите, пожалуйста.
Креслава приблизилась.
- Какое из них вам больше нравится?
Фото были практически идентичными.
- Мм…которое слева.
- Мне тоже. Можете идти. Оно уже в главном компьютере.
Но не уточнила, что это за главный компьютер.
- Спасибо. До свидания.
- До свидания.

Когда Креслава вышла из фотостудии, Водолазка стояла около гудящего карточного принтера FARGO. Закончив печать, ещё несколько минут вводила в компьютер данные. Затем разрезала пополам старый пропуск, протянув лист бумаги:
- Распишитесь в получении нового пропуска.
Крис повиновалась, внутренне поморщившись от её сухого тона. Водолазка положила на стол новый пропуск, пододвинув его одним мизинцем.
- Всё. Он ваш.
- До свидания, – Креслава была принципиально вежливой. – Приятно было пообщаться.
Та ничего не ответила.


Глава 12

Андрей вышел из делового центра, пересёк дорогу и толкнул дверь аптеки. Глаза резануло холодным люминесцентным светом, казавшимся особенно ярким после хмурой уличной мглы. В воздухе витал специфический фармакологический запах, присущий только аптекам.
Даже больницы пахнут иначе.

Фармацевт, полненькая симпатичная девушка в белом халате, вежливо поздоровалась и осведомилась, чем может ему помочь.
- Девушка, я умираю от похмелья, – просто сказал Андрей.
Она вскинула брови.
- У вас есть аллергия на лекарства?
Он отрицательно покачал головой. Вид этой девушки почему-то успокаивал.
- Тогда могу предложить Алка-Зельтцер. Хороший препарат.
Она удалилась и вернулась, держа в руке тёмно-синюю упаковку.
- С лимонным вкусом. Разовая доза – одна или две таблетки. Не больше восьми таблеток в сутки.
- Хорошо. Беру, – Андрей полез за бумажником. – Сколько с меня?
Она назвала цену, добавив:
- После приёма спиртного рекомендуется гепатопротектор. Карсил, например.
- А что это? – название было смутно знакомым, но не более того.
- Это препарат, защищающий печень от негативного воздействия этанола, – добродушно улыбнулась фармацевт.
- Подарок в студию! – пошутил Андрей.
Пока девушка искала Карсил, Андрей рассматривал витрину с лекарствами.
Аптечный мерчандайзинг рулит!
- Теперь я могу закусывать водку Карсилом и не бояться цирроза печени?
- Вам никто не даст гарантии, – она улыбнулась, тщетно пытаясь скрыть неровные зубы, и положила на прилавок рядом с тёмно-синей коробочкой светло-зелёную. – Лучше совсем отказаться от алкоголя.
- Торжественно обещаю подумать! – Андрей ответил искренней улыбкой, показывая, что ей не стоит комплексовать.
- Что-то ещё? – она потупила взор, покраснев.
- Да, – Андрей посмотрел на пустую бутылку из-под воды, которую продолжал держать в руке. – Стакан воды, запить таблетку.
- Вы хотите сказать – бутылку минеральной воды? – голос девушки дрогнул, она продолжала краснеть.
- Нет. Просто стакан воды. У вас же есть вода?


Глава 13

Креслава подошла к знакомой синей двери с табличкой «Отдел химических исследований» и осторожно повернула ручку. Первый рабочий день после отпуска. День, начавшийся, скажем так, немного необычно.
В общем, хреново начавшийся.
Минул лишь месяц, а у неё было ощущение, что прошла целая вечность. Знакомые лица: некоторые сотрудники ещё не успели разойтись после внеплановой оперативки. Отдел химических связей в лице Гали, Семёна, Наташи и Николая Ивановича. Лаборанты химико-бактериологического анализа Вика, Алёна и Полина. Ещё одна Наташа из пробирного анализа…а где Эля…может, на больничном? Ваня и Ира из химического анализа, впрочем, как и она сама. Строгая Вера Ивановна и немногословный Валера из производства и контроля бактерийных препаратов. А вот толстый наглый сисадмин Пашка Гришин, пользующийся дешёвой туалетной водой, которая не в силах скрыть запаха пота. Микробиолог Мишель этого не замечает. Иначе, почему она сидит рядом, копаясь в планшетнике? А это кто? Рядом с руководителем отдела Ковалёвым стоял мужчина лет сорока в стандартном белом халате и папкой в руках. Они о чём-то оживлённо беседовали, стараясь приглушать голоса.
Новенький? Или проверяющий?
Незнакомец передал папку руководителю лаборатории и отошёл в сторону. Ковалёв сел за стол, с интересом перелистывая её содержимое. Креслава набрала полные лёгкие воздуха, задержала дыхание и закрыла дверь нарочито громко.
- Всем пламенный привет!
Галка, брюнетка с короткими волосами и ровным красивым загаром, с криком бросилась обнимать подругу.
- Откуда загар? – едва слышно прошептала Креслава, зная, что та не любительница солнц и соляриев. Но Галя не услышала. Или сделала вид.
Остальные тоже поздоровались, чуть более сдержанно. Строго говоря, дружбой здесь и не пахло. Отношения с Галей были, скорее, исключением. Сан Саныч Ковалёв строго посмотрел поверх очков, отложил папку в сторону и принялся заполнять журнал.
- Сотникова, где ты была? – спросил он строгим голосом, переворачивая страницу и не поднимая головы.
- Сан Саныч, ну пожалуйста, дайте человеку отдышаться с дороги, – уже знакомым жалобным тоном заступилась за подругу Галя.
- Хорошо. Возражение принято, – Ковалёв подошёл и пожал руку Креславы. – Здравствуй и вливайся в работу, Креслава.
Сейчас вольюсь…ой, тьфу, волью…
- Да, Александр Александрович, только переоденусь.

Она замёрзла, мечтала о горячем чае. И вообще, работать хотелось меньше всего.
- Прохорова, раз ты взяла на себя роль адвоката Креславы, заодно введи свою подзащитную в курс последних новостей, – он махнул рукой в сторону плазменной панели на стене с темой оперативки. Креслава прищурилась: что-то про День медицинского работника.
- Конечно, конечно, – Галя закивала головой и, когда Ковалёв отвернулся, многозначительно покосилась на кухню.

Кухней служила бывшая каптёрка, которую освободили от медицинского мусора, пришедшего в негодность лабораторного оборудования и огромной кучи халатов-перчаток. Как новых, так и ношенных. Старый холодильный шкаф с прозрачной дверцей неплохо справлялся с обязанностями обычного бытового холодильника. Остальную мебель – длинный стол, множество стульев и пару тумб – принесли из административных помещений, расположенных выше. Предварительно списав.

- Рассказывай. Как дела, что нового? – Галя разлила чай по чашкам и развернула шоколад. – У нас-то всё как обычно. Каждый день в точности повторяет предыдущий.
- Ты, Галчонок, погоди, – Креслава сделала маленький глоток обжигающего напитка. – Сначала, напои-накорми, а потом уже задавай вопросы.
- Может, и баньку истопить? – Галя откусила кусочек шоколадки и игриво покосилась на подругу.
- Не отказалась бы.
- Так тебя же Пригожин пригласил? – подколола Галка. – А его баня не чета моей.
- Я передумала, - сказала Креслава, рассматривая ложку.
- Новое знакомство, тем более с таким мужчиной…а знаешь что! – Галя резко развернулась к Креславе, продолжив полушёпотом. – У меня новый друг, предприниматель. Познакомились знаешь как?
- Разумеется. Я же умею читать мысли.
Галя отставила чашку в сторону.
- Вот слушай. В машине что-то забренчало и я гоню её на сервис. Никуда не тороплюсь, иду, понимаешь, домой. Тут звонит тренер и напоминает, что сегодня последняя тренировка со скидкой. А я, как назло, забыла. Стою, как дура, ловлю попутку и вдруг притормаживает он. Галя выделила это слово.
- Пригласишь на свадьбу? – подмигнула Креслава.
- Бе-бе-бе, – Галя высунула язык, потом продолжила уже серьёзным тоном. – Насчёт свадьбы не знаю. Он мне нравится, но в своих чувствах я не уверена. Мне нужно время.
Креслава взяла подругу за руку. Несколько минут они пили чай молча. Затем Галя встрепенулась:
- Завтра в одиннадцать в конференц-зале торжественное мероприятие, посвящённое Дню медика. Явка обязательна.
- Ок. Одену новый халат, – пошутила Креслава.
- Одевай-одевай. Ты и в халате хорошо смотришься. Кстати…Я неделю на больничном была, Алик пригласил съездить отдохнуть в Анталию.
Креслава улыбнулась.
- Рада за тебя, Галчонок. Турция – это хоть и банально, но всяко лучше промозглой Москвы.

Разговаривая с подругой, мысленно Крис находилась дома, за компьютером. Вспоминала, как всматривалась в фото Андрея. С интересом ждала его сообщений. А дождь создавал прохладную непроницаемую пелену вокруг. Отгораживая от остального неспокойного, враждебного мира. Это ощущение она испытывала впервые в жизни. Случайное знакомство – самая неслучайная вещь на свете.
Из крана на кухне капала вода. То ли неисправен, то ли плохо закрыт. Кап-кап, кап-кап. Это действо завораживало, не выпускало из своих объятий…
От чая по телу разлилось приятное умиротворяющее тепло. Хотелось свернуться клубком под толстым одеялом и уснуть. А ещё лучше – положить голову на мужское сильное плечо. Плечо любимого человека. В свои двадцать четыре она уже хотела иметь настоящую крепкую семью: мужа, детей и хорошо горящий домашний очаг. Но всё как-то…

- Я эту Москву уже ненавижу, – буркнула Галя.
Креслава вернулась мыслями в день сегодняшний.
- Настолько ненавидишь, что готова больничный купить?
- Получается, что так, – вздохнула Галя, и продолжила веселее, – Алик его тоже оплатил. И вообще, это его затея. Не виноватая я!
- В таком случае грех не воспользоваться представившейся возможностью, – согласилась Крис.
- Ессно, – Галя сыграла барабанную дробь на столе.
- И фотки у тебя должны быть, верно?
- Так то да… – замялась Галя.
Креслава протянула руку.
- А ну давай!
- Мм… – Галя что-то не договаривала. – Ладно. Только там приватные фото. Они не должны никому попасть в руки.
- Ценю твоё доверие, – Креслава задвигала пальцами словно клешнёй.
Галя вздохнула, полезла в карман и положила флешку на стол.
Не успела Креслава взять флешку, как на стол легла могучая волосатая рука, похоронив под собой носитель. Пахнуло знакомым противным амбре. Они уставились на непрошеного гостя, испепеляя его взглядом.
- Пашка, брось каку! – прошипела Креслава.
- Гришин! – взвизгнула Галя.
Пашка поднял флешку, посмотрев на девайс так, словно впервые его видел. Пододвинул стул и тяжело плюхнулся.
- Предлагаю обмен, – подмигнув, начал он. – Вы меня угощаете чаем с шоколадом, а я не рассказываю Ковалёву о незаконном проносе на работу накопителя.
С этими словами он спрятал флешку.
- Шантажист хренов! – вскипела Галя, пытаясь залезть в его карман.
Креслава усадила подругу обратно.
- Ладно, уговорил. Будет тебе чай.
- И шоколадка.
- И шоколадка.
Галя ерзала на кресле.
- Ты и так толстый, скоро лифт не сможет тебя поднять и тебя уволят!
Пашка уже жевал, наливая чай. Поэтому ответил с набитым ртом:
- За меня не беспокойтесь. Вы ещё спасибо мне скажете, когда будете смотреть на себя в зеркало.
- За что спасибо? За то, что ты нашу шоколадку сожрал?! – Лицо Гали становилось пунцовым. Крис даже показалось, что она ошпарит его кипятком.
В этот момент, когда руки Пашки были заняты, Креслава ловко вытащила флешку.
- Вспомнила анекдот, – Галя с облегчением отодвинулась от него. – Встречаются толстый и худой. Толстый говорит: на тебя посмотришь, решишь, что в стране голод. А худой ему отвечает: а на тебя посмотришь и решишь, что причина этого голода – ты.

Однако Пашка даже бровью не повёл.
- Девчонки, я ещё один знаю. Из этой темы.
И, облизывая полные губы, потянулся за последним кусочком.
- Слушайте. Встречаются толстый и тонкий. Тонкий спрашивает, мол, тебе не стыдно, что ты такой толстый? На это тот отвечает: я тоже таким тощим, как и ты, был. Пока глистов не вывел.
Галя отвернулась, нахмурившись.

Пашка вытащил из кармана поздравительную открытку, примирительно протянув презент Гале. Однако сей жест оказался неоценённым.
Креслава решила спровадить его. Или хотя бы сменить тему.
- Паш, у меня комп глючит.
- Глючит? – недоумённо хмыкнул Пашка. – Так ты же ещё ни разу не включала его после отпуска.
- Точно тебе говорю. Сходи, посмотри.
- Но я…
- Паша!
Паша, кряхтя, поднялся, отодвинул стул и попятился.
- Ладно, девчонки. Я всё понял. Исчезаю.
Он взял открытку, проигнорированную Галей, и положил перед Креславой.
- Поздравляю с наступающим Днём медицинского работника.
- Аналогично! – в один голос одновременно прокричали они.
И рассмеялись.

Открытка была явно не корпоративной: полуобнажённая красотка с силиконовой грудью и сосками, заклеенными пластырем, держала большой шприц.
Да уж, открыточка.

Дверь приоткрылась. В проём просунулась голова Пашки.
- Снова ты, – Галя глазами выпустила в него очередь из крупнокалиберного пулемёта.
- Креслава…
Галя перебила его, не дав договорить.
- Паша, оставь нас в покое!
Тот потер небритую щеку.
- Да я-то да…а Сан Саныч Креславу к себе вызывает. Просил передать.
Крис отмахнулась, не успев проглотить чай.
- Хорошо, Паша. Она придёт, – сказала за неё Галя.

Он исчез, оставив дверь приоткрытой. В относительную тишину кухни ворвались посторонние голоса, качнув хрупкий девичий мир.
Галя вскочила, с размаху захлопнув дверь. Разговоры мгновенно прекратились. Все повернули головы в их сторону.

- Знаешь… – Креслава решила рассказать о приятном ночном знакомстве. Но Галя её не слушала.
- Прости что перебиваю, но всё мужики сволочи!
Вышагивая около стола, она воплощала собой эдакий комок нервов.
- Да сядь уже. Не мельтеши перед глазами. – Креслава подвинула стул. – Ничего нового ты не сказала. Всем, и прежде всего мужчинам, давно об этом известно.
- Крис, ну я серьёзно, – расстроилась Галя.
- Что случилось? Рассказывай, – Креслава старалась её приободрить.
Пора надевать сопливую жилетку.
- Пропал. На звонки не отвечает. Вообще никакой от него весточки, – сокрушалась Галя.
Креслава потёрла нос.
- Понимаю, что звучит глупо, но…он женат? Семья есть?
- Нет. Во всяком случае так сказал, – уверенно ответила Галя. – Не шифруется. На звонки отвечает сразу.
И, чуть помедлив, добавила:
- Правда, была пара-тройка раз, когда долго не перезванивал. Потом сказал, что на совещании был.
- Как часто ты ему звонила?
- Не знаю…не помню. Раза два или три.
Креслава нахмурилась.
- Разве ты не знаешь Первое правило девочек?
Галя вскинула брови.
- Какое правило?
- Первой не звонить!
- Да не звонила я первой... – неуверенно начала Галя.
- Вообще не звони ему. Пусть инициатива принадлежит мужчине. Ему нужны постоянные препятствия, чтобы героически их преодолевать.
- Зачем?
- Для тонуса.
- Ладно. А какое Второе правило?
- Не показывай недовольства тем фактом, что Алик долго не звонил. Также не показывай щенячьей радости после его объявления. Будь спокойно-доброжелательной. Достаточно того, что мужчина увидит твою искреннюю симпатию.
Галя всхлипнула.
- Тебе легко говорить.
- Согласна. Тем более, была близость. Как-то быстро всё у вас завертелось. Короче, не дави на него.
Галя сжала кулаки:
- Короче, из того, что я услышала, делаю вывод, что просто надоела ему своими звонками!
Она со злостью скомкала фольгу от шоколадки:
- Выходит, он заранее хотел от меня только секса. Покуражился-поигрался, да и расстался с приевшейся игрушкой.
- Он хоть хорош был? – осторожно осведомилась Креслава.
- Он был просто чудо! Неделю назад! А сейчас его нет! Исчез! – в пылу эмоционального порыва она схватила чашку, не заметив, что та наполовину полная. – Б…дь! Ещё этого не хватало!
На халате расплывалось тёмное пятно.
- Снимай халат, Галя! Быстро! Не тупи!
Креслава помогла стянуть халат растерявшейся Гале. Та без сил упала на стул, обхватив голову руками.
- Ладно, иди уже. А то Ковалёв занервничает.

Крис смотрела на съёжившуюся, сникшую Галю, и ей было искренне жаль подругу. Не из женской солидарности, а от чистого сердца.
Бедная глупышка. Ну, нельзя же так себя вести. Любое проявление женской инициативы автоматически лишает мужчину чувств завоевателя. И мужчине это не нравится. Ведь вся его природа построена на движении, на расширении границ присутствия. Звонить тоже не следует. А вот проявлять вежливое доброжелательное отношение – это правильно. Женская мудрость заключается в том, чтобы получить от мужчины то, чего желаешь, мирно, красиво и незаметно для него самого. То есть уступить, внешне поддаться и…сделать по-своему. Строго следуя плану. Но есть секрет. Главное – любить мужчину. Иначе всё это будет не более чем эгоистичное манипулирование. А умные проницательные мужчины такое сразу просекают.

- Я скоро приду, – она обняла Галю за вздрагивающие плечи и прижала к своей груди.


Глава 14

Оставив Галю в одиночестве и грусти, Креслава направилась к Ковалёву. Неожиданно дорогу ей преградил Пашка. Попутно продемонстрировав способность передвигаться стремительно и грациозно.
Он немного театрально воздел руки:
- Крис, прости. Я перегнул палку.
- Всё нормально, Паш. Дело не в тебе. У нас обычные женские разговоры.
Она шагнула в сторону, намереваясь обойти его скалоподобную фигуру. Но Паша сделал то же самое:
- Такие разговоры, от которых двери с петель едва не слетают?
Крис подняла голову, посмотрев в его глаза.
- Ну не слетела же.
Он кивнул, соглашаясь. Затем начал неуверенно, с трудом подбирая слова:
- Крис, а можно я заберу ту открытку, которую подарил?
- Подарки не принято отбирать, Паша.
- Ну, пожалуйста.
- На колени! Ладно, шучу.
Она похлопала себя по карманам.
- На столе осталась. Гале открытка вряд ли понравится, так что можешь её забрать. Только через час. Раньше на кухню не заходи.
Галчонку не понравится, если Паша увидит её в том состоянии, в каком она сейчас находится.

Крис почти не дышала. Запах Пашиного пота, вперемешку с одеколоном, был невыносим.
- А не могла бы ты это сделать сама? Я её…боюсь.
Он явно нервничает.
- Могу, конечно. Когда вернусь от Ковалёва.
Паша посмотрел по сторонам и взмолился шёпотом:
- Ну, пожалуйста, Крис. Умоляю тебя, принеси мне эту чёртову открытку.
Тут Креслава решила немного поиграть на нервах Паши:
- Ты не Галю боишься, Паша. Ты боишься того, что она не вернёт открытку и покажет её Ковалёву. То порножурнал принесёшь на работу, то игрушку из арсенала горячих любовников. Сейчас вот открытку припёр. Разлагаешь моральный облик доблестных сотрудников «Ньюсити-Фарм»? Нахрена?
Она в упор рассматривала умолкнувшего Пашу, начавшего таять в размерах.
- Когда Саныч обещал тебя уволить?
Он открыл рот, намереваясь ответить, но промолчал.
- У тебя уже сто последних китайских предупреждений.
- Я обещаю…
- Ты обещаешь, что будешь мыться с мылом каждый день?
Паша затряс головой как китайский болванчик:
- Да, да.
- И сменишь парфюм. Ок?
- Буду принимать душ каждое утро перед работой. Обещаю!
- А разве перед сном ты не ходишь в душ? Как это терпит твоя девушка? Или у тебя нет девушки? Ах, забыла, твою девушку зовут «Хастлер»!

Пашка, краснея, вспотел ещё сильнее. И теперь напоминал помидор. Тухлый вонючий помидор.
Креслава неторопливо его обошла и направилась к Ковалёву.


Глава 15

Начальник отдела химразработок «Ньюсити-Фарм Россия» Александр Александрович Ковалёв, высокий худощавый сорокадевятилетний мужчина с орлиным профилем, отпер длинным ключом металлический шкаф сейфового типа в своём кабинете. Сегодня утром получено распоряжение руководителя проекта «Лейковазан» Вадима Игоревича Шварца собрать все материалы исследований «ncf-00976-348» и «ncf-00976-666» для отправки в место, которое станет известно позже.
Или не станет.

Странная, даже глупая ситуация. Он, Ковалёв, впервые за годы работы в компании оказался в ситуации, когда от него что-то утаивают. Причём отнюдь не секретную информацию. А обычную техническую, связанную с логистикой производства.
Странно это. Подозрительно.

Папки, файлы, подшивки, журналы учёта – в шкафу было то, что имело отношение к текущему моменту научно-исследовательской работы. Это видимая часть айсберга. Остальные материалы находились в хранилище, являя собой по объёму подводную часть информационного айсберга – только их каталог занимал более тысячи страниц. Сухие цифры таблиц, диаграммы и сводки отражали кропотливую работу специалистов. Бессонные ночи дежурных лаборантов, следы от пролитого кофе и даже оторванные страницы, приклеенные заново – бездушная бумага всё запечатлела навечно. Каждое удачное эффективное лекарство перед выходом на рынок проходило такой путь, узнав подробности которого люди просто бы побоялись это лекарство принимать. Ведь у каждой медали есть две стороны. И за вылеченное заболевание приходится платить побочными эффектами.

Ковалёв взял несколько папок. Между ними завалялся невесть откуда взявшийся позапрошлогодний номер «Науки и техники».
Вот ты где, паразит.
В прошлом году он взял журнал в библиотеке, но так и не вернул, потеряв. Пришлось заказывать номер у издательства через интернет.
«Не допустим растаскивания библиотечного фонда», – сказал библиотекарше, возвращая новый журнал взамен утраченного и краснея от смущения.
Держа кипу папок одной рукой, другой он попытался вытащить журнал. Получилось неловко. Всё едва не полетело на пол.
В дверь постучали.
- Входите, – он наблюдал, как теряет контроль над равновесием стопки папок.
- Это я.
Креслава мгновенно оценила ситуацию, бросившись на помощь. Но не успела. Совсем немного. Папки с глухим стуком разлетелись по полу.
Ковалёв развёл руками.
- Фигурально выражаясь, у наших ног несколько миллиардов долларов.
Креслава помогала собирать документы.
- Причем в год.
Её взгляд упал на журнал.
- Что пишут харьковчане?
Ковалёв улыбнулся.
- Интересное пишут. В двух словах не расскажешь. Отнесу сыну. Пусть читает.
Он затворил распахнутую дверь кабинета. Креслава кивнула на папки, отряхиваясь и поправляя одежду:
- Так понимаю, мой вызов связан с материалами?
- Правильно понимаешь. Я получил распоряжение Шварца собрать весь материал и подготовить к отправке.
Креслава посмотрела на него недоумённо, но он уже набирал номер на телефоне.
- Гришин, это Ковалёв. Мне нужны коробки из-под офисной техники. Думаю, у тебя найдутся. Нет, сейчас. Нужно немного, штук тридцать. Сорок, максимум. Нет, я не шучу. Грузишь на тележку и подгоняешь к архиву. Как сделаешь, позвони.
Он выключил телефон.
Затем спохватился и перезвонил.
- Забыл сказать про верёвки. Посмотри в хозблоке. Нужен моток, не меньше.
- И ножницы, – громким шёпотом напомнила Креслава.
- И ножницы. Всё, давай.
Она была удивлена новостью про переезд архива.
- Весь архив…
- Да, весь – это весь. Поэтому мы с тобой отправляемся в хранилище.
- Ни фига себе…ой, сорри!
Креслава присвистнула, представив количество материала по «ncf-00976-348». Строго говоря, в 21 веке весь архив уместится на носителе, который можно держать одной рукой. Но правила есть правила, и информация, наряду с электронными носителями, продолжает фиксироваться бумажным способом.
Человек продолжает больше доверять старой доброй бумаге.
- И куда мы это отправим?
Ковалёв задумался:
- Не знаю точно. Предположу, туда, где будет продолжена работа над вакциной. Мы свою задачу выполнили.
Креслава удивилась:
- Лаборатория не будет совершенствовать препарат?
Он покачал головой:
- Скорее всего, нет. Иначе подобные распоряжения давно у меня были бы. А вместо этого приказывают отдать все исследования.
Сложившаяся ситуация явно озадачивала Креславу:
- Странно. Ведь работы по улучшению любого лекарства должны вестись постоянно. Мы, как разработчики, имеем на это приоритетное право. И архив должен оставаться у нас.
Ковалёв горько усмехнулся в ответ:
- Тут дело не в праве, Креслава. Просто тому, кто сделал, всегда проще улучшить и изменить плод своей работы. Это логика и здравый смысл. Кстати, ты знаешь, как назвали вакцину?
- Лейковазан. Если не ошибаюсь.
- Правильно.
Она серьёзно посмотрела на Ковалёва:
- Я читала сегодняшний номер корпоративного дайджеста. В нём утверждается, что Лейковазан призван бороться с ВИЧ. Но я не припоминаю, чтобы ВИЧ фигурировал в документах.
Ковалёв перевязал папки верёвкой и убрал журнал в стол.
- Я скажу более. Даже на этапе синтезирования Лейковазана, а я тогда был лишь начинающим молодым специалистом, перед нами не стояла задача создания лекарства против ВИЧ.
- Тогда при чём здесь он?
Ковалёв расстегнул браслет часов, задумчиво крутя ободок циферблата.
- У меня два варианта ответа. Либо в ходе клинической работы выяснилась его эффективность и применимость против ВИЧ, либо…я не знаю.
- А почему так разделили работу по препарату, что лаборатория не в курсе клинических результатов?
- Тоже не знаю, Креслава. Как ты знаешь, мы просто получали указания для корректировки своей деятельности.
- Это неправильно.
- Я бы сказал, это странно, – он взял связку папок и направился к выходу. – Алексей Васильевич, царство ему небесное, тоже возражал против этого.
Ковалёв был в группе Петрова, и Креславе показалось, что в его голосе промелькнули нотки горечи.
Креслава не удержалась, чтобы не задать этот вопрос:
- Простите, а отчего он умер?
Ковалёв помедлил с ответом, мысленно перенесясь в прошлое:
- Официальная причина смерти – сердечный приступ. Он умер прямо на рабочем месте.
- Я слышала, он многое сделал для вас.
Это было именно так.
- Он привёл меня в науку. Помог стать тем, кем сейчас являюсь. Хороший был человек. К сожалению, меры реанимации, предпринятые Нееловым, не помогли.
- Неелов?
- Да. Он первым обнаружил профессора в своём кабинете, лежащим без сознания.

Ковалёв хотел ещё что-то добавить, но у Креславы зазвонил телефон.
Галя.
- Пошли на обед, – безапелляционно заявила она.
Есть совершенно не хотелось.
- Не могу. Я занята.
- Ладно, – голос в трубке с бодрого сменился на разочарованный. – Смотри, а то похудеешь.
- Съешь мою порцию.
Галя усмехнулась.
- Ты же знаешь, я могу хоть пять съесть – на моей фигуре это не отразится.
- Если съешь пять порций, тебя побьют четыре человека из нашего отдела, которых оставишь без обеда.
- Разве ты не заступишься за меня?
- Заступлюсь. И поколотят уже нас обеих.
- Ладно, я подумаю, – пообещала Галя.
- Приятного аппетита.
- Пока-пока.

У Гали имелась замечательная способность быстро восстанавливаться после ударов судьбы. То ли дар, то ли склад характера. И Креслава ей немножко завидовала. Белой завистью. Впрочем, она сама тоже старалась не опускать носик и не раскисать. Собственно, неиссякаемый оптимизм и схожесть характеров и сблизил их в юношеском возрасте. Хотя знакомы они уже целую вечность. Ещё детьми ходили в один детский сад. Вместе учились и сбегали с уроков. Вместе переживали сердечные взлёты и неудачи. Часто случается так, что школьная дружба не выдерживает проверку временем. Нет, она не превращается во вражду. Просто тает, угасает с годами. Предаётся забвению. Этому способствует разная работа, разный круг общения и общая нехватка времени. И тогда, случайно встретившись на улице со своей школьной дружбой, стараешься побыстрее от неё уйти, отделавшись дежурными «привет, как дела?» и «извини, я спешу, приятно было увидеться».
Дружба Креславы с Галей избежала этой печальной участи.

Ковалёв встрепенулся, посмотрел на часы и виновато произнёс:
- Креслава, иди на обед. Со всеми этими сборами я совсем забыл про него.
Она поспешила его успокоить:
- Александр Александрович, я не голодна.
- Но…
- Давайте лучше я вам помогу.
- Только если настаиваешь, Креслава, – поддался он. – Возьми связку, что поменьше, и иди в архив. Впишу тебя в пропуск и догоню.
Ноша оказалась неожиданно тяжёлой, и Креслава кряхтела, пока тащила её к лифту.

Из-за туч выглянуло долгожданное солнце. Ковалёв поднял жалюзи на всех окнах, впуская тёплые лучи в кабинет.
- Солнце дарует жизнь всему на земле, – задумчиво произнёс он, обращаясь к невидимому собеседнику, – но, по иронии судьбы, его свет губителен для Лейковазана. Два-три часа под прямыми лучами – и препарат становится неактивным.
Он взял лист бумаги, сложив из него самолёт.
- Отсюда делаем вывод: либо солнце вредно для здоровья, либо Лейковазан.
Открыл окно, вдохнул полной грудью свежий воздух, и с размаху запустил самолётик в небо. Тот сделал несколько плавных скачков и ушёл в пике.
- Я склоняюсь ко второму варианту.

Заиграла мелодия вызова телефона. Звонил сисадмин Паша Гришин.
- Александр Александрович, жду вас с коробками у архива.
- Хорошо. Спускаюсь.
Уходя, Ковалёв хотел закрыть окно, но передумал, оставив открытым нараспашку.
Для солнца.


Глава 16

Вдвоём они смотрелись контрастно и колоритно. Строгий подтянутый охранник в форме и тучный заплывший Пашка в неглаженых брюках и промокшей от пота рубашке. Оба ждали у архива Ковалёва с Креславой. Паша положил одну руку на ручку тележки со сложенными коробками, второй платком вытирал пот со лба.
- Паша, ты свободен, – отчеканил Ковалёв.
Тот радостно кивнул и исчез.

Доступ за крепкую металлическую дверь с табличкой «Архив» возможен только с разрешения топ-менеджмента компании и под контролем службы безопасности. Ковалёв протянул охраннику копию приказа на подготовку документации к отправке и разовое разрешение-пропуск на вход, выписанное на него и Креславу.
- Вот это не нужно, – охранник вернул приказ. – А разрешение остаётся у меня.
Он вставил пластиковую карточку в считывающее устройство, затем отпер два замка «аналоговыми» ключами. Включил освещение, приглашая следовать за собой.

Креслава находилась здесь во второй раз. И всё равно зрелище бесконечной вереницы массивных тёмно-зелёных ящиков завораживало. Шаги гулко отзывались в огромном холодном помещении.
Склеп.
Ей вдруг подумалось, что здесь корпорация разместила не только архивы, но хранит и множество других тайн.
У всех корпоративных монстров имеется скелет в шкафу. В нашем случае шкаф – это архив.
Нумерация рядов отсутствовала. Шкафы не имели замков на случай экстренного изъятия содержимого, и были подписаны аббревиатурой ncf вместе с пятизначным порядковым номером.
Искомый, вполне предсказуемо, имел обозначение «ncf-00976». И три слова: «Секретно. Особый допуск».
- Одну минуту, – охранник ещё раз сверил номер шкафа с номером, указанным в разрешении.

Ковалёв поставил рядом со шкафом связку папок, прихваченных из кабинета. Аккуратно сорвал пломбу, которую ставил накануне, пряча в шкаф очередной материал. Взялся за обе ручки и медленно потянул вниз. Посмотрел на стоявшую рядом Креславу и обернулся на находившегося на небольшом расстоянии сзади охранника, внимательно наблюдающего за процессом. Тот молча кивнул.
Двери с металлическим лязгом распахнулись, открывая содержимое шкафа.
- Раз, два, три…сорок семь, – Ковалёв закончил считать. – Всего будет сорок семь связок.
- Сорок восемь, – поправила Креслава, указывая на связку, которую он пропустил.
- Да, сорок восемь. Нам потребуется двадцать четыре коробки, по две связки в каждую. И верёвки, чтобы всё перевязать.

Ковалёв вытаскивал папки, Креслава их перевязывала и разворачивала картонные коробки, подписывая маркером согласно нумерации. Охранник молча наблюдал со стороны, затем стал потихоньку помогать, придерживая стопки и не проявляя видимого интереса к их содержимому. Некоторые коробки были порваны, их пришлось латать скотчем. Через два часа работа была выполнена. Материалы подготовлены к отправке. Аккуратно сложив коробки возле шкафа, они покинули хранилище.

Теперь Креслава по-настоящему проголодалась.
Надо сходить в буфет. Или стащить Галин салат из холодильника. Если он до сих пор там.
Ковалёв замедлил шаг.
- Тебе надо подняться к Шварцу. Всё думаю, куда же будет эта командировка? Где Лейковазан проходил клинические испытания – в Зимбабве или ЮАР…Или туда, где будет налажено его серийное производство... Впрочем, таких площадок может быть несколько.
О чём это он?
- Какая командировка, Александр Александрович?
- Твоя командировка, Креслава. Сегодня, после оперативки, Вадим Игоревич попросил подняться к нему в кабинет. Отдал распоряжение подготовить материалы по Лейковазану к отправке. Что мы сейчас и сделали, кстати. Считай, что будешь прикомандирована именно к архиву. Спешка какая-то странная. А куда отправят – мне неведомо. Шварц хочет тебя видеть. Думаю, приказ уже подготовлен. Ознакомишься. Заодно узнаешь, куда отправят. Ещё, наверное, возьмут расписку о неразглашении. У тебя же есть загранпаспорт?
В глазах Креславы яснее ясного читалось недоумение.
- Неужели я тебе ничего не говорил?


Глава 17

Времени сходить в буфет не оставалось, поэтому Креслава прямиком направилась к Шварцу. Его кабинет располагался этажом выше.
Командировка…
В любое другое время она бы с радостью восприняла эту новость. Но сейчас, после знакомства с Андреем, никуда уезжать не хотелось.
Но, может быть, это ненадолго…
И разлука только укрепит растущее внутри неведомое чувство. Впрочем, о чём это она? Ведь они даже не виделись.

Навстречу попадались те, кто смылся с рабочего места пораньше. Некоторые кабинеты были запломбированы. У Ковалёва тоже имелся оттиск для личной пломбы. Крис было непонятно, почему этот старый дедовский способ контроля культивировался до сих пор. Если учесть наличие системы электронных пропусков, позволяющей контролировать всё и вся.
На случай, если электроника накроется медным тазиком?

Уборщица выкатила поломоечную машину на середину коридора, силясь что-то настроить в ней.
Обходя её, Креслава заметила не подключённый к сети кабель.
- У вас вилка в розетку не воткнута.
Та просияла.
- Ой, да, спасибо!
Спустя несколько секунд за спиной Крис раздался шум заработавшего агрегата.

На двери кабинета Шварца висели лишь крепления, да виднелся едва заметный контур от таблички. Креслава вежливо постучала. В ответ – тишина, что было, по меньшей мере, странно. Ведь в это время руководитель проекта всегда находился на рабочем месте. Ну, или его помощница.

Крис воровато оглянулась по сторонам.
Как домушница.
Однако никто не смотрел в её сторону. Те немногие, кто находился в коридоре, заняты собой и спешкой. Ещё раз негромко постучав и не дожидаясь ответа, решительно шагнула внутрь. Взору предстал пустой хаос вкупе с винным амбре. То есть было пусто, и повсюду валялся бумажный мусор. А в воздухе витал винный запах.Двери шкафов распахнуты, являя пустоту их содержимого. Стена напротив стола в потёках. Внизу осколки от бутылки.
Отмечали отъезд?
Пластиковые панели на стенах в некоторых местах поцарапаны. Стол переставлен в сторону и завален коробками. Телефонная трубка покоилась не на аппарате, а безжизненно висела вдоль ножки стола, едва касаясь пола. Под ногами разбросаны бумаги, выписки, бланки и канцтовары.
Как после обыска.
Пнув пустую коробку из-под сигар La Corona (интересно, они кубинские, доминиканские или пуэрториканские?) осторожно ступая между осколками стекла, картриджами для принтера и использованными бумажными полотенцами, Креслава повесила трубку на причитающееся ей место.

- Вот ведь разруха!
Она вздрогнула от неожиданности.
На пороге возник невысокий сухощавый мужчина лет шестидесяти, одетый в старомодный клетчатый пиджак. Под мышкой крепко сжимал потёртый портфель, примерно такого же возраста, как и его владелец.
- Я по личному вопросу к господину Шварцу, – пробормотал он, печально качая головой.
С минуту переминался с ноги на ногу, затем сделал робкий шаг вперед.
- Разрешите, я зайду?
Креслава пожала плечами.
- Пожалуйста. Только тут никого нет. Похоже на то, что наши вопросы останутся без ответа.
Мужчина выглядел растерянным.
- А вы тоже…по вопросу?
Его лоховатый, заискивающий вид её раздражал.
- Типа того. А вы, простите, кем будете?
На самом деле ей было всё равно.
- Я из отдела кадров.
Он поставил портфель на пол, принявшись сокрушенно разбирать макулатурные завалы.
- Вот ведь разруха-то. А я, можно сказать, сам отделывал этот кабинет. Много лет назад, когда компания выкупила здание у правительства Москвы.
Собрав куски разбитого глиняного цветочного горшка, бережно сложил горкой на подоконник.
Креслава подняла с пола ещё один маленький осколок.
- Вы работали в строительной бригаде?
Мужчина улыбнулся.
- Я руководил процессом закупок.
Процессом распила?
Захрустел карандаш. Мужчина остановился, подслеповато вглядываясь в картину под ногами. Креслава прервала ход его созерцания.
- Так вы не знаете, где теперь Вадим Игоревич?
- Не имею представления.
- Я пошла.
Она уже вышла из разгромленного кабинета, как мужчина её окликнул.
- Постойте. Вы обронили!
В руке он держал Галину флешку.
Как она могла выпасть?
- Спасибо. А то бы мне влетело.
Шагая по коридору, она залезла в карман, чтобы положить флешку. Но почувствовала, что в нём уже лежит другая. Вытащила обе, оказавшиеся одинаковыми.
Надо вернуть чужую! Блин, я же теперь не смогу различить их…


Глава 18

Руководитель проекта «Лейковазан» Вадим Игоревич Шварц испытывал смешанные эмоции. С одной стороны, назначение вице-президентом по инновационному развитию корпорации «Ньюсити-Фарм Россия» было тем, о чём он даже не мечтал. Хотя, нет. Мечтал. Грезил. Однако отдавал себе отчёт в том, что это скорее «не случится», чем «случится». Путь от простого специалиста до вице-президента занял почти двадцать лет. И неизвестно, как бы всё сложилось, не случись эта история с «ncf-00976-348», буквально вытолкнувшая его вверх по карьерной лестнице. Дрогни он в момент неудачного финала многолетнего исследования препарата, не предложи сумасшедшую идею преподнести его как средство борьбы с ВИЧ, не въезжать ему сегодня в новый кабинет. Кабинет высшего руководства компании. Не сидеть в этом роскошном кожаном кресле.

С другой стороны, произошло чрезвычайное происшествие. Иначе это никак не назовёшь. Потерян носитель с информацией касательно «ncf-00976-666 «Лейковазан», предназначенной исключительно для внутреннего пользования. Это грозило не только громким скандалом с последующим увольнением, но и чем-то более серьёзным. Флешка была в кармане пиджака. Кроме неё в кармане лежал телефон. После того, как он положил в карман флешку, бесчисленное количество раз разговаривал по мобильному. Принимал поздравления. Скорее всего, в один из таких моментов, неудачно достав телефон, зацепил флешку, и она выпала. Иного объяснения в голову не приходило.
Б…ть!
Шварц плеснул ещё коньяка. Шикарное тёмно-коричневое кресло уже не радовало, дорогая обстановка кабинета бесила, красивая длинноногая секретарша…
Просто меркантильная сучка.

Вообще-то пить в рабочее время, тем более на рабочем месте, не разрешалось даже вице-президенту. Однако руководитель его ранга мог себе позволить иметь небольшой разнообразный бар. Неофициально. Так сказать, исключительно в корпоративных целях.
Строго говоря, пока он не вице-президент, а исполняющий его обязанности. Но до заветного момента инаугурации оставалось менее суток. Объявление произойдёт завтра, на торжественном мероприятии, посвящённом Дню медицинского работника.
Надо найти флешку. Во что бы то ни стало!
Вместе с этой длинноногой дурой, которая по недоразумению появилась у него вместо прежней помощницы, ушедшей в декретный отпуск, они поставили вверх дном весь кабинет. Но всё без толку.
Ещё этот грёбаный переезд. Во время него флешка и пропала!
Надо уволить эту тварь. Это она во всём виновата. Это она виновата в том, что пропал носитель! Как её там…Вика?
Чёрт, что же делать?
В неконтролируемой ярости он тогда разбил полупустую бутылку дорогого вина о стену. Шварц в сотый раз мысленно прокручивал события сегодняшнего дня: где находился, с кем разговаривал, что делал. Ходил, внимательно разглядывая пол и закоулки, в то же время стараясь не привлекать лишнего внимания.
Может, за находку объявить награду?

Он набрал номер Неелова.
- Сергей, у меня проблемы.
- Какого плана? – осведомился тот.
- Пропала флешка с важной информацией.
Неелов шумно выдохнул.
- Что-нибудь придумаю. Где она была?
- В моём кармане. Вместе с телефоном. Сегодня практически не выпускаю его из рук. И, видимо, случайно зацепил флешку, вытаскивая трубу.
- Да. Это вполне вероятно, – согласился Неелов. – А в каких местах был сегодня?
- Да практически везде, – кисло ответил Шварц. – Два битых часа хожу как идиот, делая вид, что разговариваю по телефону, а сам глазами шарюсь по коридорам-закоулкам.
- В старом кабинете внимательно искал? – осведомился Неелов.
- Куда уж внимательнее! Верх дном его поставил. Провалилась как сквозь землю.
- Либо кто-то её давно поднял.
- Скорее всего, так и есть.
- Ладно. Не парься раньше времени. Я пока просмотрю записи камер в коридорах. Дальше будет видно.
- Хорошо. Я очень надеюсь на тебя, – слово «очень» Шварц произнёс с нажимом.
- А что на флешке-то? Секрет фирмы?
Отвечать на этот вопрос Шварц не собирался.
- Вроде того. Серёга, умоляю, только быстрее!

Алкоголь не помогал справиться с нервами. Страх внутри разрастался огромным снежным комом. Холодным и безжалостным. Шварц поставил стакан на стол.
Напиваться нельзя. Держи себя в руках!


Глава 19

Галя с сияющим видом ждала в коридоре Креславу, держа в руках её плащ. Крис ускорила шаг.
Даже не ругается из-за того, что я задержалась. И все давно ушли.
- Добросишь меня до дома? Моя снова в ремонте.
- Доброшу. Судя по твоей сияющей физиономии, тебе на голову упал кирпич счастья.
Галя закрыла дверь лаборатории на ключ.
- Он позвонил!
Алик.
- Мм, хорошая новость. Рада за тебя.
- Пригласил поужинать в «ЯРЪ».
Цоканье двух пар каблуков наполняло вмиг опустевшее пространство вокруг. Ведь нормальные люди после работы спешат домой. Или куда-то ещё, где тоже неплохо.
Креслава с улыбкой легонько ущипнула подругу:
- Начинаю тебе завидовать!
Галя встрепенулась:
- Ты была там?
Креслава отрицательно покачала головой:
- Не приходилось.
- Он заедет за мной в семь. Думаю, это хорошее место.
Галя отдала ключ охраннику и расписалась в журнале.
- История ресторана «ЯРЪ» начинается в позапрошлом веке, дорогая, – напомнила Креслава. – Значит, репутация этого заведения проверена веками.
Галя присвистнула.
- Ого! Не знала. Теперь буду ломать голову над тем, что надеть.
- Вот именно! – согласилась Креслава.

Вечер их встретил лёгким ветерком и большими лужами. Искусно лавируя между ними, они подошли к «Мини» Креславы. Тёмно-синяя «Волга» Ковалёва стояла неподалёку.
Он всегда уходит последним.
Не успела Креслава вырулить со стоянки, как Галя вмиг скинула туфли и вытянула длинные стройные ноги на торпедо.
- Эй, твои грабли мешают обзору!
Креслава попыталась их скинуть, но Галя лишь отодвинулась, пропев тонким голоском:
- Граблики-кораблики, граблики-кораблики.
«Мини» притормозил перед лужей, больше напоминающей маленькое озеро.
- Твой Алик сделал тебя сумасшедшей.
Но Галю это только раззадорило:
- Давай быстрее, Кристи! А то я опоздаю!

Когда они упёрлись в «пробку», Галя опустила стекло и высунулась поправить прическу в зеркало заднего вида. Недвусмысленные взгляды других участников дорожного движения совершенно её не смущали.
Креслава потянулась за тёмными очками.
Как это на неё похоже.
- Девчонки, давайте знакомиться!
В соседнем ряду замер чёрный скалоподобный «Хаммер». Сидящий за рулём бритоголовый мужчина лет тридцати, в футболке камуфляжной расцветки, взирал на Галю сверху вниз. Его пассажир, такого же вида, безуспешно пытался вступить в беседу, но широта салона внедорожника не позволяла ему даже увидеть тех, кто сидит в ярко-красном «Мини».

Галя облокотилась на дверь как на подоконник:
- Давайте.
Хаммерист улыбнулся, обнажая гнилые зубы.
Ба! Да у тебя шикарная голливудская улыбчонка, лысый!
Он демонстративно покрутил сотовым в воздухе:
- Какой у тебя телефон, крошка? А то так неудобно общаться!
- Записывай!
Креслава двинула локтем ей в бок. Галя сморщилась от боли, но промолчала.
- Готов?
- Я всегда готов, красавица, – бодро отрапортовал бритоголовый, держа телефон перед собой.
Стоящая впереди машина тронулась. Креслава поспешила сделать то же самое. Хаммер остался позади.
- Ты что творишь!? – возмутилась она.
- Спокойно, подруга. Всё под контролем, – невозмутимо ответила Галя.
- Ну, смотри, влетит же твоей заднице!
Креслава отвернулась в сторону.
Галя аккуратно поправила её лямку ремня безопасности.
- Да ладно тебе, Крис. Я же пошутила. Я не собираюсь ему давать. В том числе свой номер телефона.
- Ладно. Успокоила.
- Спасибо, Крис.
И, выждав паузу для пущего эффекта, добавила:
- Я продиктую твой!
И заблестела большими черными глазами.
Креслава приподняла очки, выразительно смерив взглядом нахалку:
- Прохорова! Тебя точно несёт! Ещё одна такая выходка, и я тоже дам твой телефон. Только санитарам. Чтобы они упаковали тебя в смирительную рубашку. Для твоей же безопасности!
Галя хотела воздеть руки к небу, но ударилась в обивку потолка:
- Ой, мой маникюр!
Но видя, что Креслава не собирается её жалеть, сменила тактику:
- Всё, сдаюсь, прости. Правда, меня несёт.
И прижалась щекой к плечу Креславы, мешая той рулить. Затем резко отстранилась:
- Но ведь это Алик виноват. Сначала бросил меня, затем снова дал надежду!

Ответить Креслава не успела. Рядом замер уже знакомый Хаммер.
- Судьба нас разлучила, но снова предоставила шанс, – пафосно изрёк лысый, продолжая держать в руке телефон.
Ещё пытается юморить, шут гнилозубый.
Внезапно Гале всё надоело. И пробка, и Хаммер, и лужи.
И этот бритоголовый.
- Не судьба, а пробка, – пробормотала она.
- Что? – не расслышав, переспросил тот.
Галя набрала полные лёгкие воздуха и крикнула изо всех сил:
- Пробкаа!
Кто-то убавил громкость музыки, прислушиваясь к их разговору.
- Что пробка? – озадачился лысый.
- У тебя пробка, говорю.
Лысый начал краснеть и повернулся к пассажиру, что-то ему объясняя.
- Можно твой телефон, красавица?
Гале уже хотелось от него отделаться.
- Нельзя. Он у меня один. К тому же у тебя есть свой.
- Ну, пожалуйста, красавица, скажи, какой у тебя телефон, – не сдавался бритоголовый.
- Сам-сунг! Слышал?! Сам-сунг у меня!
Она подняла стекло и отвернулась. Лысый что-то ещё говорил и несколько раз погудел клаксоном.

- Крис, тормозни у магазина.
Креслава остановила машину перед ступеньками входа. Перед тем как выйти Галя чмокнула подругу в щёку.
- Спасибки, солнце. Ещё успею заскочить в магазин. Меня не жди. Тут до дома рукой подать. Пешком дойду.
Креслава сняла тёмные очки и посмотрела на лужи:
- Смотри не утони!
Галя взбежала по ступенькам, на ходу помахав рукой:
- Постараюсь не заплывать за буйки!


Глава 20

В круглосуточном цветочном павильоне было ярко и свежо. Георгины, тюльпаны, нарциссы, гиацинты и великое множество других цветов призывно смотрели на всяк сюда входящего покупателя. И конечно, розы. Куда без них, классики цветочного жанра? Белые, розовые, жёлтые и прочие роскошные. Казалось, воздух тоже пропитался их ароматом, заглушающим все остальные.

Полная улыбчивая продавец в темно-синем фартуке возникла из ниоткуда, грациозно подплыв к Андрею.
- Здравствуйте. Что желаете?
- Здравствуйте. Я выбираю цветы на первое свидание, – просто объяснил он.
Женщина задумалась.
- Простите, а можно уточнить, где будет проходить вечер?
- Погуляем в парке.
А дальше будет видно.
Она медленно двинулась вдоль рядов с цветами.
- В таком случае выбирать большой букет я бы не советовала. Ведь его придётся носить с собой. Можно, конечно, подарить розы. Неплохо, но немного банально. Да и шипы, понимаете. Вот если…
Большой букет белых ромашек стоял в стороне, поэтому Андрей поначалу его не заметил. В простой обёрточной плёнке. Букет как букет, если не учитывать тот факт, что ромашек здесь не продавали.
Он подошёл к букету и вытащил цветы из ведра.
- Это брошенок.
Андрей не понял.
- Что?
- Букет из пятидесяти одного цветка. Собрали на заказ. Клиент внёс задаток, но не забрал. Андрей бережно повертел букет, оглядывая его со всех сторон.

Он точно такой же, как тогда!
Память мгновенно перенесла его на много лет назад. Раннее летнее деревенское утро. Солнце только-только всходит и окружающий мир ещё не проснулся, не стряхнул с себя остатки влажной прохладной ночи. Тихо выскользнув из дома, чтобы никого не разбудить (чёрт, дверь скрипнула!), Андрей почти бегом направился в сарай за старым верным велосипедом. Чистый воздух приятно обжигал лёгкие, наполняя бодростью и энергией. Залаяла овчарка Вега.
Тсс.
Кажется, в доме стукнула дверь. Или показалось? Он отвязал собаку и выкатил велик за калитку. А дальше – простор, и сердце выпрыгивает из груди. Какая-то невероятная радость, эйфория! Ноги сами с удесятерённой силой вонзались в педали, и велик летел лишь чуть медленнее ветра. По узкой тропинке прямо в лес.
Вега, голос!
Звонкий лай огласил окрестности, расходясь от эпицентра-пса словно круги на воде. Овчарка то прыгала в сторону, скрываясь за кустами и высокой травой, то выбегала вперёд, кружась на месте. В некоторых местах свет солнца пробивал плотный потолок верхушек сосен, пронзая лучами землю (прямо как на рисунках в детской Библии). Но лес непоколебимо хранил прохладу. Густой хвойный воздух можно смело намазывать на хлеб.
Дальше тропинка раздваивалась. Надо принять правее. Если уйти влево, упрёшься в небольшое лесное озеро.

Вода сомкнёт свои объятья,
Вмиг просочившися везде.
Лишь рябь пройдётся гордой статью
Над тем, кто тихо спит на дне.

Кто именно затаился на его дне, Андрей не знал. Но наверняка там обитали монстры и чудовища. Ну, на худой конец, живые мертвецы. Точнее, утопленники. Во всяком случае, так поговаривали. А молва врать не будет.
Иногда он здесь купался. Но не сегодня. Сначала было страшно. Даже не столько страшно, сколько холодно. Хотя, страшно тоже. Широкие лапы деревьев скрывали озеро от солнца, и оно окутывалось лёгкой дымкой. Все мальчишки в деревне, по крайней мере его возраста и младше, верили, что озеро заколдовано. И девчонки тоже верили. Но почему так – не знал никто. И лишь самые отважные осмеливались нырять до дна.
Это легко. Берешь кусок яркой ленты, привязываешь один конец к камню (тут главное – не переусердствовать, достаточно завязать «на бантик»), другой – к кусочку пенопласта или дерева. Бросаешь в воду. Тот, кто ныряет, должен отвязать ленту. Как доказательство того, что достиг глубокого дна.
Но спустя несколько лет озеро наполовину всё же открылось небу. Потому что накануне зимой повалило несколько старых деревьев-исполинов.

Лес закончился внезапно, и Андрей въехал на луг. Цветы… Много цветов. Голубые васильки и розовый клевер, нежные одуванчики и жёлтые лютики, фиолетовые колокольчики и белые ромашки расстилались пышным ковром под ногами. Ромашки. Он сделает букет из ромашек. Просто и красиво. Наивный тринадцатилетний мальчишка в сланцах, влюблённый в соседскую девочку. Она была немного старше, и его неловкие ухаживания предпочитала не замечать. Да и ухаживаниями это сложно было назвать. Предложения подвезти на велосипеде? Или угостить мороженым? На фоне старших соперников, некоторые из которых уже катались на машинах, и почти все – на мотоциклах, его шансы были ничтожны. Но он не сдавался. Даже когда получал тумаков в неравных схватках или слышал колкие насмешки в свой адрес.
А сегодня был особенный день. День её рождения.
Срезая острым ножом цветы, он сильно порезал палец и смотрел, как кровь стекает вниз, капая на землю.
Этот шрам остался на всю жизнь. В прямом и переносном смыслах.
Ехать обратно было неудобно. Сильно болел палец. Руль пришлось держать одной рукой, в другой находился букет.

- Поздравляю с Днём рождения, – сказал он, протягивая ей букет.
Она осторожно приняла его:
- Ой, он такой большой. Надеюсь, здесь нечётное количество цветов?
- Что?
- Шучу, – поспешно ответила она.
Повисла пауза, казавшаяся ему вечностью. Захотелось провалиться сквозь землю.
- Желаю здоровья и удачи, – наконец, промямлил он.
- И всё?
Он окончательно растерялся:
- В смысле?
- Да ничего. Всё в порядке. Спасибо за букет.
Она похлопала длинными ресницами, улыбнулась и пошла прочь, оставив после себя лишь шлейф аромата духов. А он стоял, смотрел ей вслед и не знал, что делать. Потом опустил взгляд на порезанный палец и возненавидел, когда девушка говорит «и всё?».
Как же её звали?
- Я возьму его.
Может, на этот раз всё сложится иначе.
- Вы уверены? – вежливо осведомилась продавец, – он велик для вашей цели, к сожалению.
- Уверен. На все сто.
Она назвала цену.
Признайся, ты была бы рада продать букет.
- Я заплачу полную цену, а выберу один цветок. Мне нужен только один.


Глава 21

Кошка Марта подбежала и принялась тереться о ноги, громко мурлыкая.
- Привет, пушистое чудовище.
Креслава закрыла дверь квартиры и подняла её на руки.
- Теперь рассказывай, что натворила.
Но вместо ответа Марта замурлыкала ещё сильнее.
Тарахтит как трактор.
- Пошли, посмотрим на твои проделки. Что на этот раз?

Повесив плащ на крючок, Креслава вошла в комнату, мысленно представляя картину погрома. После нескольких эпизодов скидывания цветов с подоконника она связала горшки скотчем. Пока что эта нехитрая конструкция работала – горшки стояли на месте. Но эта паршивка нашла другое занятие – пообламывала листья гибискуса и фикуса, разворошила землю.
Спасибо на том, что не покакала в горшок, дорогая.

Пока серая плутовка, пофыркивая, кружилась вокруг с невинным видом, Креслава собрала землю. С полуживой китайской розой и недовольным фикусом клиническая картина складывалась менее радужной.
- Марта, я тебя на варежки пущу!
Кошка упала на ковёр, принявшись кататься на спине:
- Мрр.
Заходя в ванную, Креслава ещё раз погрозила ей кулаком.

Марта фактически являлась полноправной хозяйской квартиры. Ведь Креслава здесь только ночевала. Работа, фитнес, по субботам бассейн. По воскресеньям в кино с Галкой. Или в бар. А дома лишь поспать, принять душ, накраситься и заварить чай. Ну, ещё поплескаться в ванной.

Стоя под душем, Креслава придирчиво рассматривала себя. Длинные светлые волосы, никогда не знавшие краски и сейчас потемневшие от воды, высокая упругая грудь, округлые бёдра и ярко выраженная талия. Ноги пропорционально длинные, но учитывая её небольшой рост…
Впрочем, на отсутствие внимания со стороны противоположного пола грех было жаловаться. Не красавица по топмодельно-анорексическим канонам. Но очень женственна и поэтому постоянно присутствовала в поле зрения ухажёров разного калибра и пошиба. А лёгкость в общении и беззаботная спонтанность, позволяющие мужчинам без особых проблем знакомиться с ней, скрывали под собой силу характера и осознанную разборчивость, в дальнейшем становившимися почему-то непреодолимой преградой для большинства представителей сильной половины человечества. Те отношения, что преодолевали эту планку, позже затухали в силу разных причин. «Несовпадение характеров», как сейчас принято говорить. Являющееся, по сути, нежеланием одного или обоих идти на компромиссы ради сохранения и продолжения отношений.
Сначала строишь образ человека, а потом обвиняешь его в том, что он оказался не тем. Глупо…
Впрочем, романтических отношений в её жизни было совсем не много.
К своим двадцати четырём годам она ни разу не была замужем и не имела детей. А всю нерастраченную любовь дарила Марте.
Это неправильно.

Накинув халат и обмотав волосы полотенцем, Креслава юркнула под одеяло.
- Марта, принеси-ка пульт от телевизора! Вообще, где он?
Марта, разумеется, никуда не побежала, а запрыгнула на колени хозяйке.
Время. Пора собираться. Есть охота.
В холодильнике оставалось полпорции плова. Она поставила тарелку в микроволновку.
Но пока сушила волосы, передумала и отправила плов этажом ниже. То есть не на стол, а на пол в миску Марты.
Приятного аппетита, дорогая.

Прическа. Учитывая то, что времени мало, придётся обойтись простой укладкой.
А что надеть? Может, платье от Kira Plastinina, в котором её и увидел Андрей на фото? Открыв дверь гардероба, она задумалась, разглядывая его содержимое. Бежевый трикотажный топ Scevrino Street с шоколадной юбкой Sitka Semsch в складку с цветным принтом? Пожалуй, слишком по-девичьи.
Как наивная студенточка.
Может, укороченый жакет от Zarina красного цвета в мелкую белую полосочку с белой майкой и зауженными брюками? А если Андрей является противником ношения брюк девушками?
Тьфу, глупо. Но нет, всё равно не одену.
Мм, любимое шифоновое коралловое платье, сшитое в ателье? Не по погоде, жаль. Зато как к нему бы подошёл жемчужный гарнитур, подаренный братом на день рождения!
Вот! Лёгкое трикотажное платье от Stella Mccartney цвета фуксии элегантного силуэта, но очень комфортное. Крис вытащила его из шкафа и подошла к большому зеркалу, прикладывая к телу и обдумывая вопрос аксессуаров.
Отлично сидит!

Так, что с макияжем? Лёгкие румяна, серые тени и блеск для губ в их натуральный цвет. А губы у неё пухлые и алые. Креслава состроила смешную рожицу в зеркало, дабы снять волнение по поводу предстоящего свидания.
Кстати, а когда ты в последний раз была на свидании?
А можно не отвечать на этот вопрос?
Ладно, а встречу с бота…с перспективным молодым учёным в кафе можно зачесть как свидание?

Теперь переходим к аксессуарам. Широкий мягкий пояс, изящные удлинённые серёжки с ажурным рисунком и стразами swarovski. Браслет? Да, вот он. Из того же комплекта. Колье? Пожалуй, обойдёмся без него. Но чёрный лакированный клатч Отто обязателен.
Ещё раз придирчиво оглядев себя в зеркало, Крис довольно хмыкнула. Марта одобрительно кивнула.

Бокал вина будет не лишним.
Она заказала такси.
Через десять минут перезвонили.
- Серебристый «Мицубиси Ланцер», пять пять пять.
В клатч полетели помада, телефон, духи и ключи от квартиры.
Чёрные лакированные туфли на высоком каблуке хорошо сидят и не жмут.
Я девочка на пять с плюсом!
- Марта, я тебя люблю! Пока, паршивка!
Крис захлопнула дверь квартиры и устремилась к лифту.


Глава 22

Вместо того чтобы вызывать такси, Андрей сделал то, что делает большинство россиян – просто поймал попутку. Старая бежевая «шаха» затормозила с жутким скрипом. Он открыл дверь, вспоминая, когда в последний раз ездил на «жигулях»:
- Шеф, мне на Чистые.
Рыжеволосый водила, с веснушчатым лицом, отрицательно замотал кепкой:
- Прости, брат, не по пути.
Но при виде крупной купюры в руке Андрея его глаза хищно заблестели. Мгновенно оценив рост спутника, он услужливо отодвинул пассажирское сиденье назад:
- Ладно, садись.
Дверь с первого раза не закрылась.
- Да ты не бойся, хлопни сильнее.
Лязг!
- И пристегнись…пожалста. А это эти законы…

Ароматизатор, болтающийся под зеркалом заднего вида, не спасал насквозь прокуренный салон. В ногах каталась пустая бутылка из-под «Балтики». Громко играло Русское радио, кто-то надрывно пел про неразделённую любовь. Водила покосился на цветок.
- Ромашка. Ты оригинал.
- Ага.
Андрей протянул купюру, чтобы не держать в руке.
- Сдачи не надо.
Веснушчатый бросил быстрый взгляд на часы Андрея и его одежду, что-то буркнул себе под нос.
- Ну, точно оригинал.
Они неторопливо разгонялись и резко тормозили, синхронно с транспортным потоком. Едущий впереди синий кабриолет Ауди на ходу опустил крышу. Рыжый чуть убавил громкость радио.
- Хорошо ему. Жарко – опустил крышу, холодно – поднял. Не то, что здесь, даже кондиционера нет.
- Как нет? – Андрей опустил стекло. Благо дождь давно прекратился.
Тот пропустил реплику меж ушей, пытаясь что-то нащупать в карманах.
- Вот блин, сигареты забыл.
Андрей протянул свои и закурил тоже. А когда при очередном замедлении бутылка покатилась, придавил её ногой.
- Хорошие сигареты, дорогие. Небось, хорошо зарабатываешь?
Особо разговаривать не хотелось. Да и не о чем. Разные люди. Разные планеты.
- Не жалуюсь.
- А я вот батрачу как проклятый на двух работах, чтобы семью прокормить. Днём за станком, вечером в магазине грузчиком. Так упашешься, что дома просто без сил падаешь и засыпаешь до того, как голова коснётся подушки. Жена не работает, две маленькие дочки…А у тебя есть дети?
- Нет.
- А лет тебе сколько?
Оно те надо знать?
- Двадцать семь.
Водила стряхнул пепел сигареты в окно и переключил передачу.
- Ну, тогда успеешь ещё. Мне вот тридцать семь. А в твои годы ещё ветер в голове и трусах гулял.
Он сжал крепче руль и внезапно сменил тему:
- Слушай, брат, скажи, как разбогатеть?
Вопрос.
Андрей понюхал цветок. Ромашка, ты красива своей простотой.
Любит – не любит – любит – не любит. Любит!

Солнце резало глаза, но пассажирского противосолнечного козырька не было.
- Когда я приехал в Москву, у меня в кармане лежало полтора рубля. Которые, кстати, и заплатил таксисту.
Рыжый сделал несколько затяжек и прибавил радио. Затем убавил. Он имел вид человека, стоящего перед тупиком.
Андрей немного помолчал и добавил:
- Начни не работать, а зарабатывать.
И отстрельнул сигарету под колёса. До назначенного времени оставалось совсем немного. Негоже опаздывать. Он вообще терпеть не мог опаздывать. Когда был трезв.

- Слушай, а ты на свидание штоль? С ромашкой-то... – снова сменил тему водила.
Андрей улыбнулся:
- Типа того.
- Вас, богатых, не поймешь. Ты наверняка можешь себе позволить купить миллион алых роз, а вместо этого выбираешь простую ромашку.
- Она не простая, – возразил Андрей. – Она из моего детства.
- В смысле?


Глава 23

Запоздалое вечернее солнце виновато смотрело на Чистые пруды, испытывая муки совести за несколько дней отсутствия на рабочем месте. Парк постепенно наполнялся людьми. Гуляющие влюблённые парочки, художники и поэты, пионеры и пенсионеры, а также те, кому просто надоел город. Дойдя до памятника Грибоедову, Андрей осмотрелся, мысленно вспоминая Креславу на фото. Он немного опоздал.
Пять минут девятого.
Но её вроде нет. Поодаль стояла шумная, модно одетая компания: четыре девушки и два парня. Один в куртке кремового цвета, второй в чёрном плаще. В руках пиво и сигареты.
Студенты.
Кремовый что-то изображал, покачиваясь всем телом, остальные дружно ржали. В какой-то момент он резко развёл руками и зацепил банку с пивом стоявшей рядом спутницы в тёмно-коричневом длинном платье. Девушка дёрнулась, инстинктивно пытаясь поймать её. С глухим стуком банка шлёпнулась на асфальт, изливая содержимое. Девушка отпрыгнула в сторону, будто пиво грозило её затопить. Снова смех. Долговязый, в чёрном плаще с шарфом, галантно протянул свою банку, но девушка отказалась и закурила сигарету, бросив внимательный взгляд на Андрея. Пенный ручей тем временем потихоньку начал впадать в ближайшую лужу. Кремовый наступил на банку.
Тем временем к компании робко приблизился пожилой мужчина в поношенного вида одежде, указывая рукой на банку. Получив разрешение, поднял, внимательно рассмотрел, потом положил в пакет и быстро ретировался.
Девушка затягивалась, украдкой стреляя глазами в Андрея.
Кремовый немного успокоился, сбавив тон. Через несколько минут компания развернулась и неторопливо побрела прочь.

- Простите, это так необычно.
Андрей вздрогнул от неожиданности. Рядом стояла вульгарно разукрашенная женщина лет пятидесяти. Пахнуло винтажными духами. Она похлопала сильно подведёнными ресницами.
- Вы, молодой человек, наверное ждёте свою возлюбленную?
Андрей кивнул, пытаясь заставить себя улыбнуться.
- Вы угадали. Жду.
- Я увидела у вас, молодой человек, ромашку в руке и решила подойти, чтобы выразить своё восхищение вашей смелостью и нетривиальностью. Браво!
Она похлопала в ладоши. От нарочито громкого голоса с похабными нотками хотелось провалиться сквозь землю. Под памятник. Или убежать.
Он ещё раз быстро осмотрелся по сторонам. Креславы не было видно. Не хватало ещё, чтобы она застукала их вместе. Его и эту падшую…то есть модную пенсионерку.
А если Крис с другой стороны стоит?
Дамочка кокетливо подмигнула:
- Я уже завидую вашей избраннице. Вы необычный мужчина.
Андрей сглотнул.
- Ну что вы, недостатков у меня больше, чем достоинств. Намного больше.
Модница широко улыбнулась, демонстрируя неплохо сохранившиеся зубы:
- Я же говорю, что вы необычный. А моё шестое чувство никогда меня не подводит!
У тебя шестой размер груди, вот в это я готов поверить.
- В наше время мужчины мало того, что редко преподносят цветы, так ещё делают это для галочки.
Андрей попытался пошутить:
- Вынужден вступиться за сильную половину человечества. Далеко не всегда цветы дарят для галочки. Скорее, как исключение. Так что прошу вас пересмотреть приговор мужчинам.
Дамочка манерно округлила глаза, затем махнула рукой:
- Я? Да ни за что! Я достаточно пожила на свете и знаю, что говорю. Мужчины дарят цветы для галочки.
Вот пристала как банный лист.
- Для ирочки, для юлечки, для мариночки и полиночки, для женечки и аллочки. Да много кому дарят цветы мужчины. А вы говорите – только для галочки.
Она потупила глаза аки восьмиклассница.
- Ой, а я – Аллочка...
Андрей протянул ромашку:
- Это вам. Поздравляю вас с…с первым солнышком за последние три дня!
Женщина несколько секунд рассматривала цветок, видимо, не веря своим ушам. Затем бережно приняла.
- Ой, спасибо большое. Мне так приятно. Мне давно никто не дарил цветы.
Только не растай, милая.
Она немного помолчала, потом опомнилась:
- А как же ваша девушка, ваше свидание?
Андрей посмотрел на часы. Серебристые стрелки Eberhard показывали почти половину девятого.
- Моя девушка, кажется, не сможет сегодня прийти.
Собеседница погрустнела:
- Это так печально. Когда один ждёт, а другой…
Андрей поспешил успокоить даму:
- У нас всё ещё впереди. Пожалуйста, не волнуйтесь за нас.
И улыбнулся. На этот раз получилось вполне искренне.
- Хорошо. Храни вас бог и всего вам наилучшего.
Она снова посмотрела на ромашку и бережно прижала цветок к груди.
- Не смею больше вас отвлекать, молодой…простите, могу я узнать ваше имя?
- Андрей.
- Андрей, красивое имя.
- Спасибо. Мне оно тоже нравится.
- Мне, право, неловко…а может, ваша любимая всё же придёт...
- В таком случае преподнесу ей другой подарок. Не для галочки, а от души!

Провожая взглядом удаляющуюся даму с ромашкой, он закурил, повернулся…и выронил сигарету от неожиданности.

Глава 24

Когда Ланцер замер, Креслава вытащила зеркальце и внимательно всмотрелась в него. Заплатила таксисту и выпрыгнула из авто.
Порядочной девушке положено немного задержаться.
Обходя лужи, она направилась к условленному месту встречи. Андрея приметила сразу. Он разговаривал с женщиной намного старше его самого. Чтобы не попасться им на глаза, обошла памятник с другой стороны.

Чацкий и Фамусов, Молчалин и Скалозуб, Лизанька и Софья – изображённые на цоколе памятника герои Грибоедова полностью поглощены друг другом, и не обращали внимания на прогуливающуюся вокруг публику. Рассматривая персонажей бессмертной комедии «Горе от ума», Креслава вслушивалась в разговор собеседников. Женщину было хорошо слышно, реплики же Андрея долетали лишь частично. Сам же Александр Сергеевич, кажется, совершенно безучастен к происходящему, внимательно рассматривая что-то справа от себя.

«Это вам. Поздравляю вас с первым солнышком за последние три дня».
Он что, подарил ей мои цветы?
Несколько секунд молчания.
«Ой, спасибо большое. Мне так приятно. Мне давно никто не дарил цветы».
«А как же ваша девушка, ваше свидание?» - вопрошала женщина. Ответ Андрея был неясен.
«Это так печально, когда один ждёт, а другой…», - на этот раз её голос тоже был едва различим.
«У нас всё ещё впереди. Пожалуйста, не волнуйтесь за нас», - Андрей ответил чуть громче обычного.
Он что, думает будто я не приду? Кажется…
«Храни вас бог и всего вам наилучшего».
«…могу я узнать ваше имя?»
«Андрей».

Креслава осторожно выглянула. Женщина ушла. Андрей с растерянным видом курил. Она осторожно, стараясь как можно бесшумнее, направилась к нему. Ещё не зная, что будет делать и что надо говорить. Сначала хотела напугать, громко сказав что-то типа «привет, я пришла, а ты не ждал!». Или «какой сегодня чудный вечер для запоздалой нашей встречи!». Или какую другую чепуху. Но вместо этого протянула руку, намереваясь похлопать Андрея по плечу. Но он внезапно обернулся, от удивления выронив сигарету. Креслава быстро отдёрнула руку.


Глава 25

Перед ним материализовалась Креслава. Сомнений в том, что это действительно она, не было. Она упёрла руки в бока, смешно расставила пошире ноги и, глядя на него снизу вверх, с притворной суровостью произнесла:
- Ну и где мои цветы?
Разглядывая её, Андрей пришёл в себя и улыбнулся:
- Какая же ты забавная, Креслава. Маленькая и забавная.
Креслава тоже расслабилась, ответив ему улыбкой. Подала руку. Он её поцеловал.
- Андрей.
- Крис.
Он быстро посмотрел в сторону, куда ушла женщина.
- Очень приятно. Цветы, а точнее цветок, ромашку, унесла женщина, с которой я только что случайно познакомился.
Креслава смешно выпятила нижнюю губу, состроив обиженную рожицу. Андрей продолжил:
- В своё оправдание могу сказать, что это первая женщина за много лет, которую я сделал счастливой.
Она вскинула брови:
- Хочешь сказать, что сейчас ты стоял перед выбором между мной и ею?
Андрей поперхнулся:
- Ну что ты!
- Взрослая женщина, наверняка искушённая. К тому же с безразмерным бюстом, – не унималась Крис.
- Креслава, прекрати. А то я сейчас начну громко смеяться на весь парк, – пригрозил Андрей.
И жестом предложил взять его под руку.
- Приглашаю тебя…э…погулять.
- Импровизируешь? - передразнила она его. – Я думала, у тебя весь вечер чётко расписан до последней минуты.
- Честно говоря, я набросал трёхсотстраничный план нашего свидания, но немного не закончил, – признался Андрей.
- И на какой же странице ты остановился? – поинтересовалась она.
Он принял вид школьника, не выполнившего домашнее задание.
- На первой.
Креслава прыснула.
- Тогда давай импровизировать вместе!
- Предпочитаю роль лидера, – предупредил Андрей.
Креслава выдохнула:
- Я только «за». Первый ход за тобой!

Впереди замаячила веселая компания, ранее обосновавшаяся возле памятника. Только теперь она стала раза в два больше и её центром служили два спортбайка, красная «Хонда» и белая «Ямаха».
Honda CBR600RR и Yamaha R1. Аппараты…
Три байкера в защитной экипировке – две девушки и парень – курили и что-то обсуждали вместе с остальными. Байкер время от времени между затяжками потягивал пиво.
Уже знакомая девушка в коричневом платье впилась глазами в Креславу, затем отвернулась и больше не смотрела в их сторону.

- Есть два типа знакомств. Первый: обоим неловко, они не знают, что говорить друг другу. И, чтобы избежать неловких пауз, идут в кино…
- Или на матч New York Yankees. Ой, прости что перебила, – Креслава прикрыла рот ладонью.
- Да, или на бейсбол, – согласился Андрей. – Неплохие варианты, впрочем. Я бы сказал, классические.
- Да, наша классика и американская. И ведь им необязательно тушеваться. Они могут быть прекрасными собеседниками, правда? – уточнила Креслава.
- Разумеется. Как мы с тобой, например. Вообще, вариантов существует великое множество. Как и знакомящихся пар.
- А второй тип?
Андрей продолжил:
- При втором типе знакомств на первый план выступает не внешняя составляющая – обстановка, а внутренняя – желание обоих поближе узнать друг друга. В этом случае обстановка играет роль второстепенную, фоновую.
- Так куда мы идём? – поинтересовалась Крис.
Андрей выпалил первое, что пришло на ум:
- В кальянную. Благо, идти недостаточно далеко, чтобы устать, и достаточно далеко, чтобы успеть проголодаться.
- Круто!
Кажется, она паясничает и дурачится.
Врочем, я тоже умничаю. Пытаюсь произвести впечатление.

Они прошли мимо компании. Оба мотоцикла были грязными от луж, впрочем, как и их наездники. У «Хонды» к тому же от многочисленных падений были сильно поцарапаны обтекатели. И на баке что-то выведено маркером.

- Андрей, почему ромашка? И почему одна, а не букет?
- На второй вопрос ответить проще: с одним цветком ходить удобнее, чем с охапкой. Что касается первого…денег на розу не хватило. Пришлось без палева сорвать на городской клумбе.
Креслава нарочито громко вздохнула:
- Ну вот, первая ложь.
Андрей пнул маленький камушек, оказавшийся на пути.
- Ладно, сдаюсь. Но правда тебе не понравится.
- Серьёзно?
- Серьёзно.
Она была заинтригована.
- Расскажи, пожалуйста, Андрей. И прости необразованной женщине её бестактность.
- Ладно, но я предупреждал.
- Да-да, я помню.
- Ты не против того, что я курю?
- Да на здоровье.
Вот и славно.

Он посмотрел далеко вперед. Скоро сумерки, потом столицу мягко примет в свои объятия ночь. Креслава прижалась к нему. Асфальт под ногами превратился в траву, влажную от дождя. Вместо лип возникли берёзы и сосны. Ветер гладил их кроны. Крупные холодные капли стекали по волосам и лицу. Лес разговаривал. Для неподготовленного уха это просто шум. На самом же деле лес рассказывал о своих тайнах, приподнимая над ними завесу. Лес, как живой организм, всегда рассказывает о себе. Надо только уметь слушать и слышать. Деревья – кости и позвоночник. Трава и кустарник – кожный покров. Животные и птицы – внутренние органы. А мелкие и покрупнее речушки – вены и артерии, наполненные водой-кровью. Всё так, ведь и то, и другое несёт жизнь.

Он шёл вперед по тропинке, пригибаясь и уворачиваясь от крупных веток, свисавших низко и стремившихся его схватить. Места, где тропинка становилась непроходимой, обходил стороной. Затем побежал. Всё быстрее и быстрее. Теперь ветки уже беззастенчиво хлестали по лицу и спине. Он зажмурился и сразу же споткнулся, распластавшись на траве. Сколько так лежал, не помнил. Через какое-то время по телу пробежал озноб от прохладной земли. Надо встать. Он приподнял голову, утирая рукой грязь с лица. Вокруг лежали свежесорванные ромашки. Много ромашек. Значит, у него в руках был букет. Но он этого не чувствовал. Странно. Он встал и начал собирать цветы. Они находились в плачевном состоянии: большинство поломано и почти все помяты. Заново собрав букет, медленно побрёл дальше, прихрамывая на правую ногу. Впереди замаячил до боли родной луг, залитый ярким светом. Небо над ним было лёгким и безоблачным. Солнце, не стесняясь, щедро его одаривало теплом. А посередине луга сидела Она. Распустив длинные светлые волосы и обнажив плечи. Вокруг порхали бабочки. Она подставила руку и одна опустилась на раскрытую ладонь. Андрей шагнул на луг и посмотрел на свой букет. И не узнал его. Все ромашки как на подбор целые, пышные и красивые. Обрадованный, он поднял взгляд на Неё. Но лужайка была пуста. Ни души, не считая его самого. Солнце мгновенно скрылось за тучами. Хлынул ливень. Ледяной. Неприветливый. Андрей стоял, поникнув, не зная, что делать. Кому дарить букет? Цветы завяли и опустились. Съёжились, как и его душа.

Кто-то толкнул в бок.

- Я вся внимание!
Он вытащил сигареты и закурил.

- По легенде, которую я сам же придумал и в которую уверовал, девушка, которая примет от меня ромашку, станет моей возлюбленной и женою. Когда-то, много лет назад, будучи совсем юным мальчишкой, я собрал большой букет луговых ромашек. И подарил его девочке, в которую был влюблён. Но моя избранница сделала выбор не в мою пользу. А спустя годы собрался подарить ромашку одной юной особе, столь сильно заинтересовавшей в интернете и запавшей в сердце при живом знакомстве, но опять не судьба. Цветок перехватила…
Андрей запнулся, пытаясь подобрать подходящее слово.
Креслава, заметив это, пришла на помощь:
- Надеюсь, сердце твоё она не унесла вместе с цветком?
- Нет. Ей без помощи колдовства его не забрать.
Креслава повеселела.
- Ну и отлично. Значит, я воспользуюсь представившейся возможностью и украду его.
Андрей отрицательно покачал головой.
- Это невозможно, Креслава.
- Почему? – изумилась она.
- Оно уже в твоих руках.
- Льстец, – притворно укорила она его.
Андрей подмигнул:
- Я только учусь.

Поднялся лёгкий ветер. Снова стало накрапывать. Но влюблённым парочкам, расположившимся на скамейках, да уличным музыкантам всё было нипочём. Андрей и Креслава шли по земле, известной с 16 века, когда здесь обосновались скотобойни – «Животинный двор», а позже «Государев боевой двор». Торговля мясом подарила имя прилегающей Мясницкой улице, а соответствующие отходы, сбрасываемые в ближайшее болото – «Поганому пруду». Светлейший князь Александр Данилович Меншиков, купивший в 1703 году участок на Мясницкой улице, приказал вычистить пруд, с тех пор именуемый Чистым. Общеупотребимым стало обозначение Чистые пруды, хотя пруд здесь один.


Глава 26

Сидя на мягком диване в шатре, они изучали кальянное меню. За спиной висел громадный персидский ковёр из шерсти с шёлком. Ноги в тапочках утопали в другом, ещё более толстом. Четыре торшера с желтыми абажурами, скрытая подсветка в стенах и потолке искусно создавали расслабляющую атмосферу. Обслуживающий персонал был одет в нарочито восточном стиле.
Креслава отложила своё меню в сторону.
- Доверюсь твоему выбору, Андрей.
Официант, девушка, напоминала персонаж из «1000 и одной ночи».
- Рекомендую обратить внимание на наши фирменные кальяны «Восточный экспресс» и «Вишнёвый бриз».
И тут же переспросила:
- Или вы предпочитаете что-нибудь более традиционное?
Андрей утвердительно кивнул головой.
- Да, например Al Fakher. И фруктовую тарелку. Для начала. Дальше определимся.
Он посмотрел на Креславу и кое-что вспомнил.
- Из лёгкого вина что предложите?
Креслава не дала ей ответить:
- Мерло, пожалуйста.
Она посмотрела на Андрея, подмигнув ему:
- Оно есть в винной карте.
Андрей развёл руками:
- Ну, вот и определились.
Девушка плавно прошествовала к выходу, когда Андрей её окликнул:
- Вино и фрукты можно пораньше?
- Да, конечно, – учтиво ответила она.

Когда девушка удалилась, он повернулся к Креславе и потёр лоб.
- Я тут подумал, наверное, надо было заказать что-нибудь более серьёзное, нежели фрукты. На пустой желудок курить не айс.
Креслава его успокоила:
- А мы обкуримся, облопаемся фруктов и закажем стейк. Или сочный шашлык.
Андрей улыбнулся, поддерживая её тон:
- А в твоём случае ещё и напьёмся. Мерло, или как там его…
- Да, Мерло. Это французский сорт винограда. Кстати, довольно распространённый и популярный.
- Не знал.
- Ну, бывает. Зато теперь знаешь. А ты почему себе ничего не заказал?
Андрей поморщился от воспоминаний:
- Тебе что-нибудь говорит слово Arran?
Сейчас выявим в твоих алкогольных познаниях пробелы, милая.
Креслава задумалась, потом оживилась.
- Эврика! Арран – это остров на западе Шотландии.
Ни хрена себе.
- Ты почти угадала, Крис…можно так?
- Нужно!
- В общем, это такой миленький коньячок, с которого я весь день болею. Хотя сейчас самочувствие в норме, опохмелился Алка-Зельтцером.
Креслава легонько коснулась его руки:
- Я могу не пить вино, если сей процесс будет тебе неприятен.
- С нервами у меня порядок. На кровь и пьющую вино девушку могу смотреть не содрогаясь, – отшутился Андрей.
- Просто когда сама болею с похмелья, не выношу даже вида любого алкоголя. Сразу начинает тошнить, – призналась Креслава.

Принесли вино и фрукты.

Приглушённые голоса гостей кальянной долетали до них словно из другого мира. Креславе на миг даже подумалось, что они совершили путешествие во времени на несколько столетий назад, а голоса и звонки телефонов – это миражи. Так бывает, когда сознание под тяжестью однообразной ежедневности проседает, стремясь найти выход через другую дверь. Например, ту, на которой табличка «1000 и одна ночь».

- Ты не возражаешь?
Не дожидаясь ответа, Андрей стянул белый свитер и устало, полулежа, распластался на диване, похрустывая яблоком. Креслава протянула руку за небрежно брошенной вещью и аккуратно сложила свитер.
Как мило.
- Ты ещё не видела мой костюм. Не помню точно, что было, но, кажется, дома я сидел не в нём, а на нём.
- Это наша переписка тебя так завлекла? – промурлыкала Крис.
Он ответил не сразу, делая паузы между предложениями:
- Не то слово. Всё как во сне. Даже сейчас.
Несколько минут они молча смотрели друг на друга.
Андрей придвинулся к ней вплотную, вдыхая тонкий аромат духов. Он тонул в её бездонных голубых глазах, оставив попытки спастись. Коснувшись пальцами её щеки, нежно провел по бархатной коже и остановился на чувственных губах.
О боже, как ты женственна…

Девушка внесла кальян, поставила на низкий столик, затем тактично удалилась, растворившись в полумраке.

Не предпринимая попыток поцеловать Креславу, Андрей взял её лицо в свои ладони. Она закрыла глаза и перестала дышать. Он ещё несколько секунд пытался сосредоточиться на ней и своих внутренних ощущениях. Затем отпустил. Её и себя.
Не нужно торопиться. Самое сладкое подают в конце. Чем дольше ожидание, тем значимее награда.
- Приглашаю вас на кальян.
Креслава томно выдохнула:
- Заманчиво.
Он положил мундштук рядом с ней.
- Хочешь, расскажу историю кальяна?
Она затянулась.
- Хочу.

Андрей почесал шершавую щеку и прищурился с видом знатока, вспоминающего ответ на сложный вопрос. Креслава же, гляда на его вид, улыбалась во весь рот.
- Ладно, не томи уже, – промурлыкала она. – А то сейчас я сама расскажу. Свою, альтернативную версию.
Андрей не смог подавить смешок.
- А будешь смеяться – так ещё заставлю её выучить! – маленький женский кулачок грозно сотряс пространство кальянной.
- Ну ты прям как Никита Сергеич! – Андрей шутливо отпрянул назад.
- Правда? – удивилась Крис. – А что с ним, с Никитой Сергеичем?
- А он пригрозил кулаком капиталистам с трибуны во время выступления перед Генеральной Ассамблеей ООН в сентябре 1960 года.
- И что? Им не понравилось?
- Наоборот. Ведь с тех пор у оружейных магнатов Соединённых Штатов отпала необходимость убеждать Конгресс и налогоплательщиков в необходимости раздувания оборонного бюджета. Достаточно было показать бесноватого советского вождя на трибуне Генеральной Ассамблеи ООН с его ёмкой фразой: «Мы вас похороним!». Сомневающихся после этого не оставалось.
- А где обещанная история кальяна? – напомнила Креслава.
- О да! – спохватился Андрей. – Запамятовал. Вот, слушай. Кальян зародился в Индии, недалеко от границы с Пакистаном. Затем постепенно распространился на запад, в Персию и Османскую империю. Он изготавливался из дерева, а роль сосуда играла скорлупа кокосового ореха или тыква.
- Прикольно! – не удержалась Крис.
- В Европе кальян приобрёл популярность в 19 веке, в связи с модой на восточную экзотику. Сейчас, конечно, кальяны изготавливают по новым технологиям, и появилось множество дизайнерских произведений. Например, чешская компания MeduseDesign создала знаменитый теперь уже кальян Медуза. По её стопам отправились и другие компании – Shapes, Temple, Kaya, Fumo, Lavoo и другие, начавшие применять при изготовлении кальянов новые материалы, например, стекло. Тем не менее, до сих пор больше всего ценятся кальяны, сделанные вручную по старинным технологиям.
- Ты прямо ходячая кальянная энциклопедия! – похвалила Крис.
Андрей пожал плечами.
- Просто когда-то интересовался этим вопросом. Кстати, слово «кальян» далеко не единственное для обозначения нашего курительного прибора. В Турции, Греции и на Кипре его называют «Наргиле». В Боснии и Герцеговине – «Лула». В Египте и Судане распространено название «Шиша», а в Узбекистане – «Чиллим».

Креслава закрыла глаза и выпустила струю дыма в потолок.
- Интересная история. А теперь покури!
Андрей взял протянутый шланг.
- Кстати, забыл сказать, кальян не принято передавать из рук в руки. Его кладут на стол, а мундштук – на тарелку.
Она приоткрыла веки, одарив его слегка затуманенным взором.
- Окей. Записываю на жёсткий диск. Но ещё бокал вина, и, боюсь, стану невосприимчивой к процессу обучения. А то и сама начну учить.
- В таком случае, действительно, надо срочно покурить. А то перспектива перемены ролей меня пугает.
И сделал глубокую затяжку.
Затем нажал кнопку вызова и заказал коньяк.

Креслава встрепенулась:
- Андрей, после Алка-Зельтцера лучше воздержаться от спиртного.
- Без вариантов? – удручённо спросил он.
Креслава помедлила.
- Есть один.
Андрей испытующе посмотрел на неё.
- У тебя запасная печень имеется? – продолжила она.
Он хмыкнул, краем глаза зацепив лежавшую сбоку сумку. Потянулся за ней.
- Сейчас посмотрю.
Немного пошарив, закрыл и бросил обратно с серьёзным видом.
- Увы, сегодня забыл печень дома.
Креслава посветлела.
- Ну, вот и отлично. Нам кальяна будет достаточно. Пить, из солидарности с тобой, прекращаю.
Андрей запротестовал.
- Зачем такие жертвы? Пусть хоть один из нас предастся всем возможным здесь порокам.
Креслава его поправила:
- Не всем. Один порок мы разделим на двоих.
Он удивился:
- А какой порок я упустил? Наркотики сознательно не упоминаю, ведь…
- Холестерин.
- Где?
Она звонко рассмеялась, стряхивая магию кальянного дыма.
- В мясе! Которое мы ещё не заказали. Так что один порок имеем в запасе.
Андрей поднял кверху указательный палец.
- Я всё ловлю на лету. Сейчас исправлю ситуацию!
Он потянулся к кнопке, намереваясь вызвать обслугу. Но Креслава игриво шлепнула по руке, до того как он успел нажать.
- Да погоди ты! Даме внимание уделяй, а не о брюхе думай!

Андрей театрально опустился перед ней на колени, попутно толкнув стол.
- О, прости, Шахерезада! Помилуй…
Наргиле угрожающе закачался, готовый свалиться на ковёр.
Креслава мгновенно протрезвела, пулей подлетев к кальяну.
- Ааа!
Пока Андрей соображал, что случилось за его спиной, и разворачивался, Креслава в последний момент успела поймать кальян.
- Уф!
Андрейпрокашлялся, разглядывая сохранённый ковёр и попутно вспоминая, сколько денег у него на карточке.
- Ты сейчас сэкономила мне тысяч двести, не меньше. Знать бы их закупочные цены.
Креслава упала на диван и залпом осушила бокал.
- Мясо? – спросил Андрей.
Она кивнула, и он нажал на кнопку.
Курить обоим уже не хотелось.
- Твой приговор касательно коньяка обжалованию не подлежит?
В ответ она издала звук, который можно было расценивать как обещание подумать.

Появилась официантка:
- Что желаете?
Андрей захлопнул меню.
- Два свиных шашлыка на косточке и овощное ассорти.
Затем добавил от себя:
- И Мерло.
Креслава сымитировала голос Левитана:
- Подсудимый Андрей, объявляю суточную отсрочку вашего приговора.
Официант непонимающе заморгала. Андрей же сразу сообразил:
- Девушка, это значит ещё коньяк. Любой, на ваше усмотрение.
- Хорошо. Пятьдесят?
- Да. Нет, лучше сто. Со льдом.
Девушка удалилась.
Андрей повернулся к Креславе:
- Позвольте поинтересоваться, чем вызвано ваше благодушие в судебных вопросах?
- Сама себе удивляюсь. Наверное, это повод отметить спасение ковра, – ответила она.
Он подытожил, подняв виртуальный бокал:
- Да будет так!
Но Креслава с притворным укором поспешила вернуть его с небес на землю:
- Только не обольщайся. Алкоголь и лекарства несовместимы. Это я тебе как медик говорю.
Однако сама себя поправила:
- Хотя я – химик, а не медик.
Андрей взял её за руку.
- Тоже романтично, – пошутил он.
Креслава мягко высвободилась, нахмурившись.
- Ты даже не представляешь, насколько заблуждаешься.
Он вздохнул.
- Прости, я не хотел тебя обидеть.
Креслава натянуто улыбнулась.
- Не бери в голову, просто на меня нахлынуло. Вспомнила некстати работу, так сказать.

Андрей зажёг сигарету и подвинул поближе пепельницу.
- Я хотел только сказать, что вы, медики и химики, делаете великое дело – спасаете таких дураков, как я, – с этими словами он выразительно покачал дымящейся сигаретой, – и продлеваете нашу жизнь, хотя мы усердно её гробим.
Креслава скинула тапочки и прижала ноги к груди, обняв себя за колени.
- Сигарета честнее. Она не врёт, прикрываясь твоим союзником. Она дымит, воняет и коптит лёгкие, приближая старость. А мы, разработчики лекарств, притворяемся святошами, якобы стоящими на страже здоровья человечества.
Он посмотрел на неё скептически.
В смысле?
- Не понимаю тебя, Крис. Вот, например, вчера в новостях рассказали об изобретении лекарства от СПИДа. Разве это не благо для человечества?
Креслава кивнула на пачку Parliament:
- Дай мне сигарету.
Но, выпустив струю дыма в потолок, затушила сигарету.
- СПИДа не существует. В том виде, в котором нам его преподносят средства массовой информации. Это такая же маркетинговая выдумка, как птичий, свиной, ослиный и прочие верблюжьи гриппы.
СПИДа не существует?!

Андрей от неожиданности выронил сигарету. Быстро поднял, но она оставила на ковре едва заметный прожог.
- Вот те заявленьице, – только и смог вымолвить.
Креслава печально улыбнулась:
- Удивлён?
- Я едва не поджёг нас во второй раз!
- Ничего страшного. У нас есть шанс спастись, просто убежав от огня подальше. Чего не скажешь о людях, оказавшихся заложниками ВИЧ-индустрии и поплатившихся за это своим здоровьем и жизнью.

Андрей энергично потёр виски, пытаясь переварить услышанное. Но места внутри, куда можно было сложить эту информацию, не находил.
Ушам своим не верю. Она говорит, что СПИДа не существует…
Как раз вовремя принесли напитки. Он сделал несколько глотков коньяка, даже не вникая в его вкус.
- Слушай, Крис. Я много чего повидал на своём веку и через многое прошёл. Но то, что сейчас услышал…не ставлю твою компетенцию под сомнение, тем более что ты в теме…но всё равно мозг отказывается это воспринимать.
Креслава подняла свой бокал вина.
- Андрей, предлагаю выпить за твоё прозрение. Кстати, знай, что тефлоновая посуда канцерогенна. А бытовая химия, стиральные и чистящие порошки ничем не лучше. Впрочем, как и подавляющее большинство представленной на рынке косметики.
Ничего не понимающий Андрей машинально кивнул, чокнулся и отпил.
Он попытался ввести себя в конструктивное мыслительное русло:
- Один довольно известный человек сказал, что чем глобальнее ложь, тем сильнее в неё верят люди.
- Ещё ему приписывают и реплику о том, что худший враг любой пропаганды – интеллектуализм, – согласилась Креслава, так же демонстрируя эрудированность.
Андрей в два глотка осушил бокал, шмякнув им о столешницу.
- Возможно, старый чёрт Геббельс был прав!
- Закажи ещё, если хочешь, – предложила она.
- Хочу. Потому что под алкоголь адекватнее воспринимаю информацию, расширяющую сознание.

Официант поставила новую порцию коньяка, сообщив о том, что шашлык будет готов через пятнадцать минут.

Андрей курил, рассматривая пропалину на ковре, Креслава же смотрела сквозь бокал на свет торшера. Она первой нарушила молчание:
- Тогда слушай, что я сейчас расскажу. В 70-х годах 20 века у американского Центра контроля над заболеваниями не было серьёзной работы, и его отчёты о результатах деятельности были малосодержательными. Ходили разговоры о закрытии ряда учреждений Центра, поэтому требовалась крупная эпидемия. В это же время от Национального института здоровья настойчиво требовали найти научное обоснование совокупности некоторых заболеваний, которыми страдали преимущественно наркоманы. Как геи, так и натуралы. Национальный институт рака, входивший в структуру Национального института здоровья, тоже нуждался в поддержании своего реноме. Ведь лаборатории по разработке средств борьбы с раком не приносили результатов.

Андрей внимательно слушал, чувствуя, как внутри медленно, но неуклонно рождается протест. Уж больно крамольной выглядела её теория. И Креслава прочла это по его взгляду.
- Не веришь мне?
Он пожал плечами.
- Я стараюсь. Честно. Но звучит покруче фантастики!

Время, казалось, остановилось. Жёлтый рассеянный свет, потухший кальян и остатки фруктов на тарелке. И зарождавшееся ощущение непонимания между ними. Но Креслава упрямо продолжила:
- К началу 80-х годов Национальный институт рака был на грани закрытия, поэтому вместе с материнским учреждением он занялся изучением иммунодефицитных состояний наркоманов.
Андрей решил вмешаться:
- Крис, а почему сотрудники этих учреждений так озаботились судьбой геев-торчков?
Для Креславы ответ являлся очевидным:
- Эта работа сулила нешуточное финансирование. К тому же эти пациенты, на которых начали ставить медицинские опыты по излечению от ВИЧ/СПИДа, воспринимались большинством как отбросы общества, и всем была безразлична их дальнейшая судьба.
Тут Андрей согласился:
- Логичный ход вещей. Как говорится, не важно о чем идёт речь, речь всегда идёт о деньгах.
Злополучный кальян унесли. Принесли шашлык с овощами. Андрей заказал очередную порцию напитков. Креслава не возражала. Мясо было сочным и нежным. К тому же они изрядно проголодались. Креслава сложила из косточек аккуратную горку, Андрей водрузил сверху ломтик помидора.
- Рассказывай дальше про величайшую медицинскую аферу 20 века!
Она эротично облизнула палец.
- Ты же мне не веришь.
Андрей посмотрел на потолок, словно там скрывался ответ.
- Я прохожу все стадии восприятия Большого нового, которое не влезает в мозг сразу из-за своих размеров.
Она испытующе посмотрела на него.
- И какие это стадии?
Андрей усмехнулся и полез за сигаретами.
- Сначала – «этого не может быть», потом – «в этом что-то есть» и далее – «я всегда знал это».
- Считай, что ты на приёме у врача, – предупредила Креслава. – Правда горькая, поэтому в неё не хочется верить. Но надо. Для исцеления.
- Хорошо, – согласился Андрей.
- Едем дальше, – продолжила она. – Чтобы получить финансирование для борьбы с так называемой «чумой 20 века», требовалось спровоцировать СПИД-истерию. Поэтому в СМИ вбрасывалась инфа о том, что больные спидом геи и наркоши якобы продавали свою кровь с плазмой в больницы. Тем самым заражая невинных людей страшным вирусом. На самом же деле плазма покупалась, в основном, у нищих жителей третьих стран.
- Круто! – не удержался от возгласа Андрей.
- Да, круто, как хвостик у поросёнка. Продолжая «рекламную кампанию про продвижению ВИЧ/СПИДа», диагноз «иммунный дефицит» повсеместно начали ставить не только наркоманам и геям, но и больным гемофилией и другим реципиентам переливаний крови. Руководство Центров по контролю и профилактике заболеваний США стало выступать с заявлениями, что новая загадочная болезнь выходит за рамки групп риска и угрожает каждому человеку.
- А болезнь эта выдуманная, так?
Креслава отрицательно покачала головой.
- Не всё так просто, Андрей. Организм человека действительно может испытывать состояние иммунодефицита. Медикам сей факт известен давно, и никто из этого не делает тайну. Иммунодефицитвызывается различными факторами: заболеваниями, неправильным образом жизни и потреблением синтетических добавок в еде. Но фишка в том, что как такового вируса иммунодефицита человека не существует. Утверждать обратное – значит лгать.
И, немного помолчав, добавила:
- Я вообще считаю, что так называемые «ВИЧ-инфицированные», то есть люди, которым внушили, что они заражены ВИЧ, это люди с неустойчивой психикой, гипнабельные. После длительной медицинской промывки мозгов они примут любую модель поведения, предложенную официальными властями. Это люди-роботы. Мы тоже превращаемся в роботов, отказываясь думать головой и осмысливать критически духовную пищу, которой нас кормят. И это страшно, Андрей.

Андрей макнул кусочек огурца в соус и в задумчивости захрустел.
- Но есть же тесты на ВИЧ. Они-то показывают его наличие или отсутствие?
Креслава взглянула на него с сожалением, как смотрит учитель на нерадивого ученика-двоечника.
- Прикол в том, что при тестировании сам ВИЧ в лаборатории не выделяется. Представляешь? Не вы-де-ля-ет-ся! Удостоверяется только наличие антител в образцах крови. Но как ты, наверное, и сам знаешь, иммунная система человека вырабатывает антитела при самых различных заболеваниях. Даже при банальном насморке и простом недомогании. И ВИЧ/СПИД здесь ни при чём. После того, как эти тесты были запатентованы, пиндосы забросили сети дальше, организовав массовое тестирование жителей Африки, Южной Америки и других стран. И, ессно, напали на золотую жилу. Такие ложные тесты давали заведомо ошибочную, ВИЧ-положительную, реакцию сплошь и рядом. Что подтверждало развитие «эпидемии», наконец-то гарантируя громадное финансирование для борьбы против ВИЧ/СПИДа.
- Ну, допустим, – предположил Андрей. – А отчего тогда умирают больные, если не от СПИДа?
- От лечения. Знаешь старый анекдот? Один врач говорит другому про больного: будем лечить или пусть живет?
- Знаю.
- Так вот в нашем случае это не анекдот, а правда. В мировой клинической практике для терапии ВИЧ/СПИДа используют высокотоксичные препараты АЗТ, убивающие все клетки организма без разбора. В том числе клетки иммунной системы. А снижение иммунитета и приводит к развитию многих заболеваний. Вот такой замкнутый круг. Это ответ на твой вопрос, почему умирают люди, якобы больные СПИДом.
- Прямо война против пациентов.
- Война, конечно, по сути.

Из сумки Андрея донеслась мелодия звонка. На экране светилось «Маша танцы». Несколько секунд он смотрел на буквы, решая, стоит ли отвечать.
Маша…инструктор по фитнесу…занятная девушка…да…но не сейчас.
И вообще, какие сейчас могут быть подружки?!
И он сбросил вызов.
А телефон перевёл в беззвучный режим.
Креслава смотрела понимающе.
- Не ответишь?
- Нет. У нас же обсуждение боевых действий. Не до звонков сейчас.
Она скривилась.
- Всё шуточки отпускаешь.
Андрей принял виноватый вид.
- Прости и продолжай.
- Мы можем сменить тему, если хочешь, – предложила она.
Андрей набрал полные лёгкие воздуха и шумно выдохнул:
- В том то и дело, что тема интересная. К тому же у меня много пороков, и СПИД я гипотетически рассматривал как кару за некоторые из них. А теперь узнаю, что приговор отменяется.
Креслава немного расслабилась.
- Главное в наказании – его неизбежность, а не величина.
И закончила уже смягчившимся тоном:
- Так что не поддавайся порокам без сильной на то надобности!
Андрей выпятил грудь колесом:
- Торжественно обещаю! Так на чём мы остановились?

Креслава смешно выпятила нижнюю губу, вспоминая прервавшуюся нить разговора.
- А…вот! Вспомнила! Мы говорили про войну. Так вот, америкосы организовали у себя в 1951 году секретную организацию – Службу эпидемиологических сведений. Это военная структура, призванная обеспечивать химическую и биологическую защиту американцев на случай войны. С помощью этой Службы Центр по контролю и профилактике заболеваний имеет возможность при необходимости произвольно охарактеризовать любую вспышку заболевания как инфекционную, чреватую тяжёлыми последствиями для населения. И тем самым добиться финансирования борьбы с «опасной болезнью». Задача же Службы эпидемиологических сведений состоит в том, чтобы нейтрализовать научных и иных оппонентов.
Андрея осенило:
- Эпидемии открывают возможности манипуляции страхом населения.
Креслава согласилась:
- Ты прав. За длительное время своего существования Центр уже реализовал ряд кампаний по борьбе с несуществующими инфекционными эпидемиями. Более того, участие в работе Службы для её сотрудников не ограничивается официально предусмотренным сроком пребывания в этой структуре, являясь постоянной обязанностью.
- То есть специалисты после окончания действия контракта могут заниматься эпидемиологией, работать в гражданских учреждениях здравоохранения страны, заниматься научными исследованиями или клинической работой? – уточнил Андрей.
- Да. В настоящее время сотрудники Службы занимают высокое положение в обществе, работая в федеральном правительстве, во Всемирной организации здравоохранения, университетах, фармацевтических компаниях, общественных организациях и госпиталях. Многие стали известными писателями, редакторами газет, журналов, видимыми общественными деятелями, занимают руководящие посты на телевидении.
- При этом негласное сотрудничество с «альма-матер» и выполнение поручений Службы и лоббирование её интересов продолжается, – дополнил Андрей.
- Ты снова прав. А позже в поле зрения Службы попал честолюбивый вирусолог Роберт Галло, сыгравший ключевую роль в раскрутке новой, обещавшей грандиозные перспективы, гипотезы ВИЧ/СПИДа. Однако в начале 90-х годов руководство Службы прекратило доступ СМИ и общественности к информации о кадровом составе организации.
- Простой рядовой обыватель не должен знать более того, что ему положено. Тем более о деятельности организаций, созданных специально для того, чтобы манипулировать общественным сознанием, – подытожил Андрей.

Свет торшеров дрожал, отражаясь от красного ковра. Почему их часто делали именно такого цвета? Дело в том, что красный цвет олицетворяет добро, правду и победу. Некоторые мастерицы различают несколько сотен его оттенков: глубокий, сочный, вечерний, звенящий, мягкий. Сотни маленьких элементов орнамента ковра, на первый взгляд никак не связанных друг с другом, формируют единую гармонию. Орнамент ковра ручной работы надо уметь «читать». Он, как цвет и его оттенки, несёт сложную смысловую нагрузку. Отражая, словно поэма, историю народа.

Андрей скинул тапочки, погрузив ступни в ковёр.
- Теперь мне кажется, что медицинский обман так же стар, как и мир, который его носит. Жажда наживы, мать её! Кстати, ты упомянула про вред бытовой химии и косметики. Я пользуюсь шампунем Head&Shoulders. Расскажи про него.
- В его состав входят лаурил сульфат натрия и лаурет сульфат натрия. Дешёвые пенообразователи.
И, видя вопрошающий взгляд Андрея, Креслава продолжила:
- Эти поверхностно-активные вещества содержат девяносто процентов шампуней и кондиционеров. А они канцерогенны и помечены знаком «опасно». Лаурил сульфат натрия используется, например, для обезжиривания двигателей автомобилей. Представь, что он делает с твоей головой и организмом, если он способен легко отмыть грязный движок?
- Их используют, чтобы подорвать здоровье нации? – нахмурился Андрей.
- Их используют, потому что они предельно дёшевы. Снижаем себестоимость шампуня, получаем больше прибыли при прочих равных.
Он погрустнел:
- Безрадостная складывается картина.
Не важно, о чём идет речь. Речь всегда идёт о деньгах.


Глава 27

Когда Андрей и Креслава вышли из кальянной, распаренные и умиротворённые общением, ночь опрокинула на них ушат прохлады. Разноцветные рекламные огни, шум проезжающих машин и прохожие, лица которых мгновенно забываешь, стоит им пропасть из поля зрения. Night city. Мир вокруг хрупок, недолговечен и зыбок. Дождь, случись он вновь, разгонит праздношатающихся, заставив их искать приют под ближайшей крышей. А если дождя не случится, всё равно наступит неизбежное утро. Перелистнув ночную страницу поиска наслаждений, заменит её хмуро-суетливой деловой. И так каждый день. И так каждую ночь.

Потом они мчались в такси, рассекая пространство и наматывая на колёса время. Это было их время. Он развернулся к ней, облокотившись спиной о дверь и полуопущенное стекло. А чтобы сгладить возникшее при этом между ними расстояние, взял её руку в свою. Молчал и смотрел в её глаза. Иногда переводя взгляд на попутные и встречные машины, фонарные столбы, рекламные вывески, ночное небо и бог весть что. Затем снова смотрел на неё. Она отвечала ему тем же. Ветер гулял в салоне, развлекаясь с их волосами. И никто не смел нарушить молчание. Только радио.

Опуская глаза ниже и ниже,
Этот мир невозможно взять и обнять.
Если сердце стучит тише и тише,
Тишина мешает услышать тебя.

Всё понимаю, но падаю в пропасть,
Не знаю, что может меня удержать.
Нельзя взять и просто нажать на тормоз,
Эту жизнь позабыв, другую начать.

Верность и любовь,
Верность и любовь…

Провожая её до дома, вдыхая пьянящий аромат её тела и обжигаясь об её нежные губы, он снова забыл спросить номер её телефона.


Глава 28

Когда за Креславой захлопнулась дверь, и он остался один на один с растворившимся в ночи городом, Андрей просто побрёл вперёд. Неторопливо, без цели и ориентиров. Небрежно закинув сумку на спину и засунув руки в карманы. Глубоко вдыхая влажный воздух, в котором ещё витали нотки её запаха. Внутри клокотали какие-то странные, давно забытые ощущения. Или чувства. Они не поддавались описанию. Скорее, это ожили воспоминания. Воспоминания далёкого июльского луга…
Это было странно, но картинка перед глазами кардинально поменялась. Лужи не раздражали. Их вообще можно легко обойти, если что. Или перепрыгнуть. Даже патруль в стороне, общающийся с двумя перебравшими мужиками, вызывал лёгкую улыбку. И тупая навязчивая реклама с зомбо-слоганами, на которую никто не смотрел, – и та стала какой-то другой.
Как и он сам.

Андрей машинально вытащил телефон. Два пропущенных от Данилы. Автоответчик пустой. Собравшись перезвонить, Андрей сообразил, что уже слишком поздно. Вернее, рано. Тучи скрывали зарождавшийся робкий рассвет. Машин и людей стало меньше. Это было коматозное время. Когда на ночные пороки сил уже нет, а остаток энергии надо сберечь на дорогу домой. Кстати, именно в это время наиболее часто умирают больные люди.
И вообще, он идёт не в ту сторону.
Андрей свернул, подойдя к ближайшему такси. Взглянул на номер и усмехнулся. Такси оказалось то самое, которое забирало их от кальянной.
Прикольное совпадение.
Таксист изумлённо вытаращил заспанные глаза, когда Андрей без слов открыл заднюю дверь, закинул сумку и плюхнулся следом за ней.
- Обратно по тому же адресу? – икнув, выговорил таксист.
- Не, брат. Я не для того за тобой прошёл полгорода, чтобы возвращаться в прошлое.
Тот, кажется, полностью пришёл в себя и поёрзал на сиденье, устраиваясь поудобнее.
- В прошлое?
- Да. Не обращай внимания.
Андрей назвал адрес, одновременно почувствовав, что начинает трезветь и хочет спать…

...Креслава смотрела на него с укоризной во взгляде.
Что случилось?
- Что случилось?
- Почему ты не спросил номер моего телефона?
Вот блин. Точно. Совсем забыл.
- Забыл.
- Забыл?! – её тон становился визгливо-вызывающим. – А может, ты просто не хочешь продолжения наших отношений?
Она надула губы и отвернулась. Затем процедила:
- Впрочем, насильно мил не будешь. Не собираюсь навязываться. Не хочешь дружить, не надо.
- Крис, ну ты что взъелась? Я просто забыл…я вообще обо всём забыл, увидев тебя.
В это трудно поверить, но это правда.
- Забыл, когда увидел тебя! – некрасиво передразнила она. – Так я тебе и поверила!
И он почему-то начал испытывать угрызения совести из-за своей забывчивости.
В такой ответственный момент спросить у девушки телефон – значит показать серьёзность своих намерений. А я взял и забыл. Вот чёрт!

Андрей лихорадочно пытался соображать, пробуя найти выход из создавшейся неловкой ситуации. Но ничего, кроме умственной суеты, не выходило. Будучи программистом, он вспомнил старую поговорку: «Если на входе нуль, то и на выходе будет нуль». На выходе у него полный нуль…так может…и на входе нуль…просто он этого не заметил? То есть, может, он вообще ни в чём не виноват? Так зачем он сейчас перед Крис пытается оправдываться? И вообще, что произошло?
Голова была странно пустой. То есть думать было можно, но мысли и принятые решения сразу же куда-то улетали. И он мгновенно про них забывал. Или просто не мог сосредоточиться. Хотя нет. Нет ничего странного. Он же сказал, что обо всём позабыл, увидев её?
Сказал. А слово надо держать. Если ты мужчина.
Вот поэтому голова пустая. В голове нуль. Он же должен сдержать слово.
Хотя получается какая-то хрень. Вообще, что происходит? Что происходит? Что происходииит?!

Занятый диалогом с самим собой, он не обратил внимания на то, что Креслава давно и пристально на него смотрит. И вроде бы что-то говорит.
- Что?
Она снова насупилась.
- Ты не обращаешь на меня внимания! Хотя бы мог из вежливости дотерпеть этот вечер. И вообще, я могу уйти!
Новая волна чувства вины.
Блин. Как же тяжело.
- Крис, ну умоляю, прости меня!
Кажется, я в первый раз умоляю о чём-то девушку. Да и вообще употребляю это слово. Ха!
Она снова смотрит на него странным взглядом. Словно что-то задумала. Недоброе. Затем мгновенно повеселела:
- Ладно! Дам тебе шанс исправиться. Хочу, чтобы ты поцеловал меня!
Поцеловал? И всё?
Понимая, что тупит, Андрей ничего не мог с собой поделать. Тело налилось свинцовой тяжестью и не реагировало на команды мозга.
Креслава снова начала меняться в лице.
Блиин… Ну что же он творит? Рушит собственными руками только-только нарождающийся мир двух душ. Их мир.
- Не хочешь? Ну ладно.
Но голос принадлежал не ей. Бесстрастно-автоматический, неживой…

Вдруг тело дёрнулось, мгновенно приходя в себя, и бросилось исполнять команды мозга, полученные ранее. Его лицо приблизилось к ней, губы раскрылись…и он провалился в пустоту. Запоздалые отчаянные попытки ухватиться за что-то там, наверху, не увенчались успехом. Он стремительно падал вниз, замирая от страха. Волосы встали дыбом, тело задеревенело, покрывшись липким холодным потом. И тогда он закричал.


Глава 29

- Братан, ты чё?
Над ним склонилось смутно знакомое лицо.
- Мы приехали. Ты чё орёшь как потерпевший?
Андрей утёр рукавом слюни, которые пустил во время сна, и подобралсяна сиденье, медленно приходя в себя от тяжелого сновидения.
Такси, таксист. Куда я ехал? Я вообще куда-то ехал?
- Где я?
Голос был нереально просевшим.
Таксист назвал адрес, и Андрей сообразил, где они находятся.
- Братан, ты конкретно накидался, – выдал шоферюга. – Хотя полчаса назад, когда садился, выглядел почти трезвым.
Андрей устало кивнул.
- Ага. Это я от любви опьянел во время поездки.
И, вспомнив сон, добавил:
- Неразделённой.

Непослушными руками Андрей рассчитался за поездку, бросил сумку на асфальт и сел на неё, обхватив каменную голову руками.
Достал измятую пачку сигарет, отыскал единственную, чудом уцелевшую, и закурил.

Сначала он долго рылся в сумке в поиске ключей, затем долго не мог попасть дрожащей рукой в личинку замка. Захлопнул дверь, прислонился к ней спиной. Обстановка квартиры смотрела выжидательно, давая понять, что ждёт от него отчёт о проделанной работе. То есть о прошедшем вечере. На негнущихся ногах прошёл на кухню, налил полный стакан воды и выпил залпом. Потом ещё один. Потом ещё…третий наполовину не допил и медленно вылил остатки воды в раковину. Настроение было странным, непонятным. Вечер вроде прошёл неплохо. Интересно пообщались. Она даже что-то про СПИД рассказала. Вроде то, что его не существует. Или он ошибается? А, впрочем, какая сейчас разница? Главное, что не сожгли ковёр. Это было бы погано. Хотя стоит он не дороже денег. Ну, заплатил бы. Заработал потом эти деньги. Так что не страшно. Только вот сон на обратной дороге в такси всё испортил. Странный сон. Противный. Надо его поскорее забыть. Но как?

Чувствуя страшную слабость в теле, Андрей сел в кресло перед компьютером, включил и зашёл на сайт знакомств. Набрав три слова, отправил сообщение Креславе. Не дожидаясь, пока компьютер выключится, двинул по подставке для клавиатуры, оттолкнулся от кресла и побрёл, пошатываясь, к кровати. Не раздеваясь, упал на матрас, закрыв глаза и раскинув руки-ноги звездой.
Как забыть тот страшный сон? Клин вышибается кли…

И он провалился в сон.
Прежде чем выключиться, монитор засветился чуть ярче, словно привлекая внимание к словам, которые изображал:

«умоляю дай телефон»


Глава 30

«умоляю дай телефон»

Откинув тяжёлые пряди волос, Креслава убавила яркость монитора. Два светящихся в ночи искусственных ока. Две двери, её и Андрея, впускающие и выпускающие виртуальные слова, виртуальные эмоции и виртуальные чувства. И сейчас нить виртуальной реальности, их связующая, на обоих концах держала эти три простых слова. Немного помедлив, она отложила в сторону телефон, который и возвестил смской о сообщении Андрея. Марта запрыгнула на стол и важно прошлась, загородив монитор.
- Солнце моё, а ну, сгинь в сторонку!

Сдвинув кошку в сторону, Креслава вдруг резко встала и обхватила голову руками. Внутри началась ядерная цепная реакция, остановить которую не было сил. И которая грозила перейти в неуправляемую. Обрывки фраз, моментов свидания и эмоций вертелись в одном громадном клубке, порождённом неизвестной силой.
Боже. Что со мной творится?
Она медленно осела на пол и заплакала. Сначала беззвучно. Слёзы просто катились по щекам, уничтожая остатки макияжа. Затем тихо. А потом всхлипывая.
Это просто накопилось эмоциональное напряжение. Ничего страшного. Сейчас пройдёт.
Марта снова незаметно подошла и верно потёрлась, выражая гендерную поддержку. Креслава обняла её, уткнувшись носом в мягкий пушистый бок. И, слушая мерное расслабленное мурлыканье, постепенно успокаивалась. Приходила в себя.

- Эй, подруга, да у тебя тушь потекла. А ну, марш в ванную!
Перепачканная Chanel Марта и впрямь выглядела прикольно. Нехотя приподняв голову, полуоткрытыми глазами вежливо поинтересовалась причиной резкой смены настроения хозяйки.

- Всё. Я в душ!
Скинув кошку с колен, Креслава начала неторопливо продвигаться к цели, на ходу освобождаясь от одежды. Лифчик заело, и он полетел на пол, уже будучи изрядно промокшим. Реальная вода растворяла и смывала всё – виртуальное и реальное. Косметику, слёзы и шерсть Марты. Головную боль и непонятный противный страх, вылезающий откуда-то тонкими струйками. Вода – это то, что сейчас ей было необходимо больше всего. На запотевшей плитке Крис дрожащей рукой вывела телефон и прислонилась губами, оставив отпечаток.
Это Ему. Он увидит.
По щеке скатилась предательски слеза.


Глава 31

Флешки!!! Чуть не забыла!
Положив перед собой две совершенно одинаковые флешки, Креслава несколько секунд разглядывала их. Потом зажмурила глаза и взяла одну наугад. Выждав короткую паузу, компьютер послушно вывел на монитор содержимое носителя.
«Весенняя коллекция», «камеди клаб», «фильмы», «горячие танцевальные хиты»…. И искомая папка – «Турция».

Всего около двухсот фоток. Примерно. Разного качества. Где-то просто кадр смазан. Где-то не хватает света или неудачно выбрана композиция. Улыбающиеся лица, огромные солнцезащитные очки, всенепременные коктейли с трубочками-зонтиками. Банальная лабуда. Зато море свежих эмоций и девственных ощущений. Типа как советский человек впервые оказался на отдыхе за рубежом. Ну не советский…но всё же. Сотни и тысячи российских мужчин-женщин едут в турцию-египет-испанию за курортным загаром-романом, а потом весь этот фотоотчёт загружается на странички-анкеты всевозможных сайтов знакомств. Ведь ты только что побывал в самом лучшем месте в своей жизни! И это обязательно нужно продемонстрировать остальным. Типа ты ездишь в такие места часто-регулярно. Пусть завидуют.

А нет бы какая-нибудь двадцатилетняя крашеная «пробка» сделала селфи на грядке с картошкой. Ну, типа родителям на выходных помогаю. Или такого же возраста псевдомажорик запечатлел себя помогающим переходить стапятидесятилетней бабушке оживлённуюулицу, полную наглых неуступчивых коз…водителей. Нет, лучше так: выносящим утку тяжелобольного клиента-пациента местной больнички.
Это прикольно, но нереально.
Крис, а может, с себя начнёшь?

Вот клёвое фото! Два этих голубка, Галя и Алик...
ГаляАлик…ГаЛик…у них даже имена созвучны…
Так вот, два этих, потерявших голову от взаимной любви товарища сидят на пластиковых стульях и в камеру суют свои грязные ноги с зажатой между пальцами морской разнообразной хренью. Галка, видимо, к этому моменту уже пролила на себя половину коктейля и потеряла зонтик. А у Алика треснуло правое стекло очков. Но оба довольны и радостны, как щенята. Ей богу. Вот это айс. Вот это по-нашему!

Прочь постановку и гламур из фото с отдыха! Хочется пафоса и красоты – вперёд в студию. Любой каприз за ваши деньги. Да и студию нафиг. Ведь у нас в России в любом месте найдутся фотогеничные места, сорри за тавтологию. Места, которые просятся быть запечатлёнными в вечности, будучи вашим фоном и пейзажем. Причём совершенно бесплатно. Не надо покупать авиабилеты и кучу нового шмотья для того, чтобы казаться лучше и моложе. Всё, что нужно – туфли на босу ногу и вперёд. Ну, тоналку ещё. Не устраивает красота, подаренная вам родителями? Стесняетесь самого себя? Исправимо. Для этого бог послал людям фотошоп. Ну что, вперёд? Как, у вас нет лучшего друга-фотографа с профессиональной камерой и не менее профессиональными мозгами? Ну, блин, что ж вы раньше-то не сказали, нда…Плохи дела. Хороший фотограф, не являющийся вашим другом, стоит хороших денег. Это аксиома. Постойте, вы же красивая девушка. Вы очень сильно хотите принять участие в фотосессии?...

А вот ещё кадр. Позируют на местном рынке. Алик держит в руке маленькую обезьянку. Та с плохо скрываемым восторгом косится на него. Рядом Галка. Почти ревнует. Смотрятся прям как молодая семья. Можно бежать за жилищным сертификатом. Мамаша по возрасту точняк проходит.

Крис, завидки берут? Ты сама когда в последний раз отдыхала в…ну, неважно, с пригласившим тебя импозантным мужчиной?
А Алик что в строгом деловом костюме, что в легкомысленных пляжных шортах – везде смотрится на пять. С плюсом.


Глава 32

Содержимое другой флешки также будоражило цепкий женский интерес. Оно оказалось более содержательным, но менее понятным.
Папки озаглавлены: «Россия», «США», «Бельгия», «Чехия», «Польша» – и так далее. Причем информация строго на английском. Тут Креславу осенило, что папки-страны это государства, в которые протянул свои медицинские щупальца «Ньюсити-Фарм».
Она открыла одну, означенную скромно «доклад». Как иногда может пригодиться знание иностранного языка! Особенно английского.

Но правда в том, чтосвободное владение английским является обязательным условием при приёме на работу в корпорацию.

Судя по изложенной информации, это действительно текст доклада. Стояла дата: февраль этого года. И место: «Иванов-Hall».
Знакомое название. Где-то я его уже слышала…
И Креслава начала вчитываться в строки:
«Благодаря нашим усилиям и усилиям наших партнёров официальный подход к лечению ВИЧ-обусловленных заболеваний в глазах простых граждан выглядит весьма гуманно. Поддерживаемый в том числе и нами Глобальный Фонд по борьбе со СПИДом, Организация Объединённых Наций в тесном сотрудничестве с Всемирной Организацией Здравоохранения и ЮНИСЕФ консультируют руководителей государств по вопросам пропаганды здорового образа жизни. В любом уголке Земли можно найти их миссии, которые тратят огромные средства на содержание СПИД-центров, раздачу презервативов, одноразовых шприцев и буклетов с инструкциями по их применению. Мы ставим себе в заслугу то, что отныне все эти программы внедряются на уровне государственной власти, поэтому редко вызывают недоверие. Также нам удаётся скрывать тот факт, что усилия ООН, ВОЗ и ЮНИСЕФ до сих пор не изменили к лучшему эпидемиологическую ситуацию на планете.

Именно государства при помощи ООН, ВОЗ И ЮНИСЕФ внедряют обучающие программы, растлевающие детское сознание. Например такие, как «Основы безопасности жизни», на которых двенадцатилетних девочек и мальчиков учат пользоваться презервативами и шприцами, чтобы не заразиться ВИЧ-инфекцией. Также успешно замалчивается тот факт, что ни ВИЧ-инфекции, ни тем более вызванной ею эпидемии в природе не существует. Любому учёному известно, что порог эпидемии начинается с одного процента смертей. Тогда как в год по статистике ВОЗ от СПИДа умирает 0,015 процента от общего населения Земли. Мы объединили ВИЧ и СПИД, целенаправленно введя общественное мнение в заблуждение, опираясь на экспериментально неподтверждённую историю псевдонаучного открытия «чумы хх века».

Мы стали успешными «СПИД-менеджерами», тридцать лет назад начав утверждать, что СПИД начинается с инфекции ВИЧ. Мы внедрили в общественное сознание под видом истины абсурд, заключающийся в том, что синдром, не имеющий ни клинической, ни морфологической научной обоснованности, возведён в ранг смертельного, то есть неизлечимого, законодательно. В то время как в мировой медицинской литературе до сих пор отсутствуют доказательства того, что ретро-вирус, называемый ВИЧ, является причиной СПИДа. Ни обратная транскриптаза, ни антитела, ни «вирусные протеины» в крови не доказывают наличие вируса иммунодефицита.

Благодаря нашей политике в области здравоохранения и на основе разработанных нами тестов на ВИЧ, людям, в том числе беременным женщинам и детям, ставится диагноз «ВИЧ» и назначаются в качестве лечения разработанные нами препараты, якобы борющиеся с вирусом, в действительности же разрушающие иммунную систему, клетки костного мозга и лимфатическую систему человека, их принимающего. Вызывая тем самым реальный иммунодефицит.

Но мы не останавливаемся на достигнутом. При помощи лояльно настроенных людей, принимающих участие в законотворческих процессах государств-партнёров программы, мы оказываем на руководителей этих государств и парламенты определённое давление, достаточное для продвижения наших идей и их охраны от недружественно настроенной части научного сообщества. При этом мы активно пользуемся поддержкой ВОЗ и тесно взаимодействуем с RAND Corporation».

RAND Corporation…фабрика мысли…как всё серьёзно и сложно…

«Сейчас уже можно с полной уверенностью говорить о том, что на многих президентов нам удалось повлиять, продвигая наше видение медицинской перспективы. И плоды этой работы мы и наши партнёры по праву можем сейчас собирать…»

Хм…

Глаза слипались. Спать хотелось аж до тошнотиков. Энергично растерев виски, она похлестала себя по щекам. Накрывавшее её дремотное облако на некоторое время рассеялось и отступило, готовясь к более решительному блиц-кригу. Что-то нежное и пушистое потёрлось об ноги, замурлыкало и запрыгнуло на стол, материализовавшись Мартой. Крис ещё раз проморгалась и откашлялась, поглаживая лоснящуюся шерсть кошки. В ответ та важно улеглась на ежедневник и, потягиваясь от удовольствия, сбросила на пол обёртку от бисквита. С недоеденным кусочком внутри.

В холодильнике стоял чай. А в морозильной камере – лёд. Идеальное сочетание. Сейчас это самое лучшее, что можно себе предложить. Сделав несколько маленьких глотков, Крис побренчала кусочками льда и поставила запотевший стакан прямо перед носом Марты, к вящему её неудовольствию. Ледяной напиток смог немного притушить бушующее внутри пламя и просветлить голову.

Далее в докладе говорилось о проделанной работе в части разработок национальных законов по внедрению, продвижению и поддержке Лейковазана. Говорилось и о важности информационной кампании, развёрнутой в СМИ.

Остальные папки содержали эти самые законы, разработанные для государств-участников программы с учётом особенностей национальных правовых систем. Отдельной главой шли отчёты психологов и социологов о характере менталитета народа каждого государства и советы применительно к СМИ – как это использовать при освещении событий, связанных с «Ньюсити-Фарм» и Лейковазаном, в частности.
Расчётливая выверенная информационная бомбардировка сознания и подсознания людей-мишеней.

А вот папка под непонятным названием «Способность системы эффективно противостоять воздействию внешних и внутренних дестабилизирующих факторов». Здесь тоже доклад, содержащий подробное многостраничное описание выступлений активистов против деятельности «Ньюсити-Фарм» в разных странах и меры противодействия им. И чем дальше она изучала содержимое флешки, тем становилось страшнее и страшнее. Ведь дальше шла информация о заказных убийствах наиболее активных и опасных активистов. Это были журналисты, врачи, политики, а то и просто обычные пациенты, столкнувшиеся с обратной стороной современной медицины. Каждая жертва подробно описывалась и подвергалась анализу, выявлявшему степень её опасности для корпорации и выносившему ей приговор. Авторы аналитических материалов отсутствовали, но упоминание RAND Corporation…

RAND Corporation основана в 1948 году в калифорнийском городе Санта-Моника под эгидой Военно-Воздушных Сил США. Поначалу компания занималась решением сугубо технических задач – конструированием самолётов, ракет и спутников. Чуть позже – программированием и вычислительной техникой. Но с начала 60-х гг. специалисты RAND начали работать по заказам американских правительственных организаций, проводя исследования по проблемам национальной безопасности. Сначала по военно-техническим аспектам, а позже, после привлечения в ряды сотрудников хороших аналитиков, и по стратегическим направлениям.
Фактически, стоящая перед корпорацией задача в настоящее время – разработка теоретически-прикладной основы, в широком смысле слова, мировой гегемонии США.

Хотя, может, спецы уровня RAND Corp. работают в самой «Ньюсити-Фарм». Кто знает, кто знает…
Креслава скопировала содержимое флешки на свой компьютер.

Когда на подоконник плюхнулся жирный голубь, она чуть не упала со стула от неожиданности. Сердце бешено колотилось, и, казалось, было готово выпрыгнуть из груди. Тем временем, сделав несколько неторопливых шагов, птица взлетела, чиркнув крыльями о металл. Залпом осушив стакан с чаем, Креслава выронила один кубик льда. Тот с щёлкающим звуком сначала отскочил от столешницы, затем приглушенно мягко от стула и, наконец, завершил падение на ламинате пола. На ватных непослушных ногах Крис подошла к окну и отодвинула штору. Только сейчас она обратила внимание, что за окном мягко светлело. Утро постепенно забирало из рук ночи контрольный пакет акций и жизненные силы. Чтобы, в свою очередь, позже передать их наступающему дню. Хмурая ненастная погода последних дней отступила окончательно. Небо было непривычно чистым и дружелюбным.
Хорошая погода, замечательная. Ещё бы прогнать эту прохладу, напоить теплом каждый лист, каждый куст и каждый сантиметр асфальта на улице…
Засмотревшись на просыпающуюся за окном городскую природу, она не заметила, как прошёл бивший её озноб, не слышала, как Марта увлечённо играла с кусочком льда, пока тот окончательно не растаял. Она чувствовала прилив сил и странное необъяснимое желание жить. Жить наперекор всему и всем. И каждый новый луч солнца, скользящий по лицу и телу, пробуждал что-то тёплое и непонятное внутри, доселе дремавшее в ожидании своего часа.

Спать расхотелось, и Крис решила перед тем, как пойти в душ и собираться на работу, ещё немного просмотреть свалившуюся как снег на голову информацию о закулисной деятельности своего могущественного работодателя. Но открыв следующий файл, поняла, что жить ей осталось совсем немного.


Глава 33

Луч солнца светил прямо в глаз. Андрей поморщился и отвернулся. Чувствуя, что внутри поселилась раскалённая пустыня, требующая хоть капли влаги, он принял соломоново решение – встать и отправиться на кухню. Устав пить, сел на табурет и оглядел свой помятый вид.
Если накануне не найдёшь сил переодеться, следующим утром будешь выглядеть как…
Дальше каждый пусть впишет своё. Это домашнее задание.
А когда созерцать самого себя надоело, начал мысленно составлять план дня сегодняшнего. Самое главное событие – встреча с Женькой Смыковым. С тем самым представителем банка, клиентом, который приходил в офис «Адали-Системс» и вёл переговоры с Данилой. Если, конечно, это именно он, а не его полный тёзка. Ещё надо вспомнить, куда затарил его визитку, оставленную в офисе. Какой там банк…мм…не…сейчас вспомнить невозможно. Надо найти Женьку в соцсетях. Самое простое и правильное решение.
Но сперва в душ.
Прохладные тугие струи воды медленно, но верно возвращали организм и мозг к реалиям и вызовам предстоящего утра. Точнее, дня. Точнее, даже второй его половины.
А что было вчера? Креслава, кальян, такси, тестостерон в крови…
Воспоминания вчерашнего казались смутной историей, скорее сказкой, далёкой от правды. Он ступил, не взяв её телефон. А перед этим едва не сжёг дорогущий восточный ковёр. А во время всего этого снова перебрал со спиртным. Брр... Тошнит. Надо переквалифицироваться на более лёгкие и менее вредные для организма напитки.
Например, «Буратино» или «Тархун»...
Сладкий сигаретный дым медленно потянулся к раскрытому окну. Андрей задёрнул шторы от нестерпимого солнца, погрузив комнату в полумрак.
Так лучше.

Есть две новости: хорошая и очень хорошая. Хорошая: компьютер включился и заработал, как ни в чём не бывало. И очень хорошая: Креслава написала свой телефон. Одиннадцать заветных долгожданных цифр. Что ж, отлично.
Но нужна ещё одна, третья хорошая новость.
Андрей зашёл на свою страницу ВКонтакте и набрал в строке поиска «Евгений Смыков».
Вот он! Удивительно, но в Москве персонажей, известных как «Евгений Смыков», оказалось на удивление мало. Всего несколько человек. Вот он. Немного поста…повзрослевший, возмужавший. В дорогом костюме и солнцезащитными очками в руке. Место работы – банк «Прогресс – Стандарт». Должность не указана. Да и неважно.
Минимум фото, минимум информации. Телефона тоже нет. Страничка – визитка?
Женька, тебя Служба безопасности банка держит под колпаком?)

Судя по имеющейся информации, Женька заглядывал сюда в последний раз больше месяца назад. Так что писать смысла не было. Надо заходить с другой стороны.
Но сначала надо сходить на кухню и приготовить кофе. Включив кофемашину, Андрей задумался. Давным-давно, на Последнем звонке они с Женькой поспорили на ящик пива, кто больше выпьет водки за один раз. Андрей с треском проспорил. Правда, сие мероприятие оказалось испорченным для обоих. Как для проспорившего, так и для выигравшего. О смутных обрывках воспоминаний того дня и думать не хотелось. Долг Андрей не вернул. Родители Женьки к тому моменту уже переехали в Нижний Новгород, а он жил у бабушки. И сразу после получения аттестата, с опухшей головой, Женька сел в поезд и укатил к ним.
И теперь, по прошествии времени, можно сказать о том, что дела у него идут неплохо. По крайней мере, если верить странице ВКонтакте.
Saeco хмыкнул, предлагая забрать готовый кофе.
Андрей сделал небольшой глоток и покосился на часы. Рабочий день продолжается, можно звонить на тот номер, что указан в визитке…
Голос секретарши был механически вежлив.
Андрей сказал первое, что пришло на ум:
- Передайте Евгению Евгеньевичу, что его беспокоит Андрей Владимирович Гусев.
- По какому вопросу?
Надо придумать вескую причину. Хм…
- Как Вам известно…
(ничего ей неизвестно, ведь нет никаких переговоров; но создайте человеку имидж осведомлённого и он охотно будет его поддерживать)
…в настоящее время ваша организация и фирма, которую я представляю, разрабатываем проект сотрудничества. Некоторые аспекты работы оперативно поменялись, и я обязан это обсудить с Евгением Евгеньевичем.
Причина круче некуда. Главное, много умных слов.
- Будьте добры, подождите немного. Я уточню у Евгения Евгеньевича.
- Хорошо.

В трубке заиграла нудная мелодия, больше напоминающая таковую из восьмибитных игровых приставок. Андрей затушил сигарету и потянулся носком ноги за тапком, однако тот оказался в считанных миллиметрах недосягаемости. Оставив это бесперспективное занятие, принялся обводить круги карандашом вокруг кофейной чашки, стоящей на раскрытом блокноте. А закончив рисовать, почему-то машинально бросил этот карандаш в чашку с недопитым кофе.
Блин.
И улыбнулся собственной тупости.

Тем временем мелодия резко прервалась, и в трубке раздался знакомый сухой голос:
- Андрей Владимирович?
- Я здесь.
- Я вас соединяю с Евгением Евгеньевичем.
- Спасибо, милая.

И через секунду он услышал другой, ещё более знакомый голос:
- Отдел информационной безопасности, Смыков, слушаю вас.
- Жень, привет. Это Андрюха Гусев.
Абонент на другом конце провода, кажется, подавился пустотой, не зная, что делать с услышанным.
- Андрюха…ты…
- Да я, я.
Баритон Смыкова постепенно наливался эмоциональным окрасом.
- Какими судьбами? Ты в Москве?
- Да вот прихожу в офис, коллега демонстрирует твою визитку. Дай, думаю, позвоню.
- Ты работаешь в «Адали – Системс»?
- Ага. Ещё до кучи являюсь её совладельцем.
В трубке послышались звуки, похожие на те, когда человек трёт подбородок. Женька напряжённо думал. Андрей поспешил прервать наметившуюся было паузу:
- Давай где-нибудь встретимся вечером. Пообщаемся, вспомним былое.
- Ты хочешь поговорить насчет моего визита к вам?
- А ты?
Снова молчание. Женька не изменился. Когда ответ не очевиден, он всегда раздумывал. И это раздражало Андрея, кстати.
- Ладно, не парься. У меня давно пылится твой ящик пива. Помнишь?
- Какой ящик?
Андрей не выдержал, засмеявшись:
- Ты чё, забыл наш выпускной?
Женя кашлянул.
- А, блин. Вспомнил…
Андрей постарался придать голосу такой тон, чтобы максимально «расслабить» в разговоре одноклассника.
- Ну вот. Долг платежом красен, как говорят. Я и так все сроки пропустил. Жень, сними с меня этот грех. Забери пиво.
- А какое у тебя пиво?
- Ну, то самое, которое мы пили в школе. Помнишь, одну бутылку на троих? И важно заедали жвачкой. Типа закусывали.
- Да, помню, – мечтательно изрёк Женька. – Вот было время. Прикольно было. Всё в первый раз.
И, вспомнив, спросил:
- «Витязь», что ли?
- Ага. Он самый.
- Нее, Андрюх, я такое давно не пью.

«Витязь». Крутое, убойное дешёвое пиво далёкой подростковости. Времени грандиозных планов и не менее великого пофигизма. Ледяная бутылка с тёмно-синей этикеткой. Крышка легко поддевается ключом. Рисовая крупа в составе напитка. Узнай сей факт любой немецкий пивовар – его бы Кондрашка хватил. А китайский рисодел довольно улыбнулся. Андрей и сам бы не вспомнил, когда в последний раз употреблял такое. Наверное, тогда. В школе. Ну, может, ещё в армейке. Да и какая, сейчас, блин, разница?

- А, может, хватим по «Витязю»? А, Жень? Для аутентичности, так сказать.
- Не, Андрюх, давай лучше по коньячку. Угощаю.
- Лады. Где и во сколько?


Глава 34

За двадцать минут до формального начала торжественного мероприятия, посвящённогоДню медика, в конференц-зале на 2000 мест, в корпоративном обиходе именуемом “party-hall”, было полно народа. Выполненный в викторианском стиле, с деревянными готическими панелями из красного дерева, классическими бронзовыми бра и тремя большими люстрами с подвесками от Swarovski, мягко освещавшими пространство, он резко контрастировал со всем остальным «жилищным фондом» корпорации. Словно пришелец из другой эпохи, из славного романтического прошлого. Кондиционеры создавали приятную прохладу. Периодически здесь выступают артисты «второго эшелона». Культурно-досуговые мероприятия «Ньюсити-Фарм» для своих сотрудников организует на твёрдую пятёрку. Но сегодня не такой корпоративчик. Сегодня торжественный День пафосных речей и заранее отрепетированных жестов. День медика, короче. Бородатый звукарь в яркой рубашке возился с настройкой аппаратуры, ковыряясь то в проводах, то в микшерном пульте. Второй техник, долговязый и седоволосый, в темно-синей футболке с логотипом какого-то яхт-клуба, пробуждал ото сна аудиовизуальное оборудование. Некоторые из занявших места уже вовсю использовали бесплатный wi-fi.

- Стой, стрелять буду! – запыхавшаяся Галка вынырнула из ниоткуда, схватив Крис за руку. После бессонной ночи, проведённой за компьютером, и после всего того, что Креслава узнала, шутка показалась совсем уж зловещей.
Секьюрити, незаметно стоящий у входа и почти сливавшийся со стеной, повернул на них голову.
- Стою, – устало прошептала Крис.
- Стреляю, – не унималась подруга, приобняв её. Затем отстранилась, воззрившись с озабоченным видом:
- У тебя уставший вид, Крис.
Креслава вяло отмахнулась:
- Скорее, устрашающий. Немного не выспалась.
Но Галку так просто не провести.
- Я бы сказала, ты даже и не пыталась заснуть.
И приблизившись вплотную, с заговорщическим видом договорила:
- Ведь правда, Крис?

В этот момент кто-то в суматохе слегка задел плечом Галку. Она обернулась, чтобы посмотреть. Крис, пользуясь возможностью перевести тему, взяла подругу за руку и потащила вперед к рядам кресел.

- Пошли, займём места, а то придётся стоять.
Галка повернулась, захлопав длиннющими ресницами.
- Так они ж всё равно наполовину пустыми будут.
Крис выпалила первое, что пришло на ум:
- Значит, сядем на самые лучшие.
- Самые лучшие – это vip-места на первом ряду, а ещё лучше – два длинных стола на сцене, специально приготовленные для топ-менеджмента, – пробубнила Галка.
Когда они уселись, Галя похлопала по спинке переднего кресла и снова начала ныть:
- И вообще, у них минералка стоит, а у меня ни фига нет. Хотя я ужасно хочу пить. Чем я хуже них? Я что, меньше работаю? Или…
Крис быстро надоели её стенания:
- Ладно-ладно, сейчас спущусь в буфет и куплю тебе воды. Или колы. Или сок. А хочешь, всё вместе?
- Я хочу забрать у них со стола минералку, – Галя с решительным видом встала. Крис не была уверена в том, что она действительно сделает это, но, на всякий случай вернула подругуобратно:
- Сиди, где росла!
- А вдруг у них в бутылочках прозрачная жидкость совсем не вода?
- И что же там?
- Ну, ты обрати внимание, что они всегда потягивают её маленькими глотками.
- А надо залпом, что ли?

Галка нахмурила брови, вместо ответа достав пачку Vogue и зажигалку.
- Я тебя правильно поняла? – нахмурилась Крис.
Галка подмигнула, прошептав:
- Прикрой меня.
- Прекрати выпендриваться, Прохорова! – Крис попыталась забрать сигареты, но Галка ловко уводила руку.
- Ну, я чуток, Кристи, пару затяжек и ни грамма никотина больше, чес пионерское.
- Ты никогда не была пионеркой. Разбаловал тебя Алик окончательно.
- Звучит как приговор.
Крис на мгновенье задумалась. Галка ведь могла и впрямь начать здесь курить. Про последствия этого даже думать не хотелось.
- На тебя все смотрят!
- Да и ладно! – пробравировала Галка, но всё же мельком посмотрела по сторонам.
Этого оказалось достаточно, чтобы Креслава завладела пачкой.
- Отдай, ну пожалстаа … – жалобно промяукала Галка.
Но Креслава была непреклонна. Проблем и так хватало. Создавать лишние совершенно не хотелось.
- Это мой трофей, добытый в неравном бою. Верну потом.
Галка вздохнула, обиженно отвернувшись.
- Эй, смотри, кто к нам идёт, – прошептала Крис на ухо.
Галка нехотя повернула голову, и Крис показала ей язык. Та быстро отвернулась обратно, демонстрируя, что продолжает обижаться.

Тем временем давно не брившийся звукооператор в оранжевой рубашке закончил настройку техники, нервно поглядывая по сторонам.
Похоже на то, что ему по расписанию ширнуться пора.

Чья-то рука опустила маленького розового слонёнка прямо перед носом Крис. Она взяла игрушку, обернувшись на сидящего сзади. Это был Пашка Семёнов. Он неловко отстранился и поерзал на сиденье, жалобно заскрипевшем под его могучим весом.
- Привет, Пашка.
- Привет…Крис…мы, кажется, сегодня уже здоровались.
Галя посмотрела на них пристально, переводя взгляд с одного на другого, потом многозначительно фыркнула и отвернулась.
- С хорошим человеком можно и несколько раз на дню поздороваться, Паша.
Паша продолжал мяться:
- Это подарок…ну, там, когда вы чай пили…
Креслава похлопала бы его дружески по плечу, но смогла дотянуться лишь до коленей. Однако сообразив, что это выглядит глупо, убрала руку.
- Не парься, Паш. Всё нормально.
Пашка просветлел:
- Правда?
- Ну да. Мы знаем, что ты грубый, наглый, дурно пахнущий мужлан. И мы тебя любим таким!
Пашка спохватился:
- Но я помылся…и теперь…отныне…
- Гони шоколадку, которой нас вчера лишил! – Галя сменила обиду на милость, не в силах упустить возможность постебаться над Пашкой.
Крис поняла, что парня надо срочно выручать. Иначе бедняга снова начнёт краснеть, потеть и пахнуть. А то и до икоты дело дойдёт.
- Галча, цыц! Набери полную грудь воздуха, задержи дыхание и сосчитай в уме до тысячи. Паша угостит нас бисквитным тортиком. Правда, Паш?
Пашка покорно мотнул головой, мало что понимая.
- Нет, Крис. Паша угостит нас «Прагой». Правда, Паш?
- Ты уже сосчитала, как я велела?
- Да, дорогая. Ты же знаешь, как я быстро всё умею делать!
За этим разговором Креслава успела забыть то, что узнала минувшей ночью, и что теперь довлело над ней тёмной опасностью. Висело, словно дамоклов меч над головой. Зал постепенно заполнился, и свет плавно приглушили.
Первым взял слово президент «Ньюсити-Фарм Россия» Вальтер Райс. Хотя с непременным акцентом, но прекрасно говоривший по-русски и обходившийся без переводчика. Поздравил присутствующих с Днём медицинского работника. Рассказал о политике государства в области здравоохранения и о том, как «Ньюсити-Фарм» неукоснительно находится в её тренде. Упомянул о целях и задачах корпорации на ближайшее и отдалённое будущее. На экране позади него тем временем возникали тематические ролики и фото, больше напоминающие рекламу. Следующий раздел выступления, о благотворительной деятельности и поддержке негосударственных фондов по борьбе с различными заболеваниями и профилактике здорового образа жизни, особенно среди детей и подростков, Креслава почти не слушала.
Одно и то же. Одно и то же каждый раз. Нудные заученные фразы, никакого креатива. Но главное – никакой правды…

Она машинально сравнивала услышанное с прочитанным накануне ночью. Второе вело с разгромным счётом.
Затем началась церемония награждения грамотами и благодарственными письмами рядовых отличившихся сотрудников. Неловко поднимаясь на сцену и неуклюже пожимая протянутую (бодрее, вам же не милостыню подают!..) руку, они краснели и улыбались, спеша спуститься с небес обратно на землю, то есть сойти со сцены и поскорее занять место в зале. Принцип награждения Креславе был неведом. Вроде как «за заслуги», «за неоценимый вклад», «за честный добросовестный труд во благо»…По крайней мере, так это оглашалось официально.

Какая-то тётя, получив вожделенную глянцевую бумажку, на радостях споткнулась на лестнице и после непродолжительного полёта растянулась на полу. На помощь бедолаге тут же бросились два близсидящих кавалера. После нескольких безуспешных попыток, с превеликим трудом им удалось вернуть тучную тётю в горизонтальное положение. Пока она прихрамывала на сломанный левый каблук и пыталась поправить выскочившую из лифчика безразмерную грудь, направляясь туда, откуда пришла, ведущий тактично молчал.
Лучше бы ты говорил, переключив тем самым внимание зала с бедной женщины на себя!

Галка придвинулась к Креславе, прошептав:
- Это Софья Ивановна. Я её знаю. Вот конфуз.
- Вероятно, теперь Софья Ивановна предпочтёт делать вид, что вы не знакомы, – не менее шёпотом ответила та.
- А идиот ведущий пялится на её жирный зад. Вместо того чтобы делать то, за что ему платят гонорар.
- Его можно понять: ТАКОЕ не каждый день видишь.
И обе прыснули.

Ведущий поправил кремовый галстук и вновь передал слово Райсу. Тот позвал на сцену Вадима Игоревича Шварца. И, делая паузы как заправский конферансье перед чемпионским поединком боксёров, торжественно объявил о назначении последнего вице-президентом по корпоративному развитию.

- Отмечая заслуги господина Шварца в инновационных областях, в частности, в создании противовирусного препарата Лейковазан, считаем, что на новой должности вице-президента «Ньюсити-Фарм Россия» господин Шварц будет наиболее полезен для компании и её сотрудников!

Многозначительная пауза.
Аплодисменты.

И тут наступила кромешная темнота. На несколько секунд повисла тишина, затем зал загудел, словно рассерженный улей. Крис показалось, что говорили абсолютно все. Слушающих не было. Кроме неё самой. Вот Галка зажгла сигарету, с блаженным видом шумно выпустив струю дыма вверх.
Блин. Стащила у меня под шумок.

Заколыхались шторы. Кто-то пытался отодвинуть тяжеленную портьеру. В такт её колыханиям через окно в зал пробивался свет. Галка что-то пробубнила и уселась на кресло, важно стряхивая пепел на ковролин. Креслава почти наощупь попятилась к выходу.
Надо это сделать. Срочно!


Глава 35

К месту встречи – небольшому уютному ресторану европейской кухни – Андрей опоздал на полчаса.
- Привет, Жень, – сказал он, пожимая протянутую руку одноклассника. – Сорри за опоздание, это всё пробки. Не виноватый я. Таксист виноватый, однако.
Женька лишь махнул рукой и налил по пятьдесят обоим.
- Слушай, а не рановато? – Андрей обшарил глазами стол в поисках своего меню, но лежало лишь одно, и то – у Жени.
По запотевшему графину стекали капельки воды, растворяясь в льняной скатерти цвета слоновой кости.
- Нормально. Это у нас такой аперитив.
- За встречу.
Андрей выбрал дольку апельсина из блюда с фруктовым ассорти и опрокинул в рот ледяную обжигающую жидкость. Женя не закусывал. Лишь крякнул, снова потянувшись за графином.
- Специально заказал охлаждённую. Нравится?
Водка и впрямь была вкусная.
- Нравится.
Андрей кивнул на рюмку Жени.
- Какую пьёшь?
- Ещё не начинал. Тебя ждал.
- Ну ладно. Может, прогуляемся по меню? Смотрю, у них тут бумаги не хватает на второй экземпляр.
- С бумагой здесь порядок. Я оставил одно меню специально. Решил, что, раз ты не разделишь мои проблемы, так хоть разделишь меню.
И налил по второй.
Андрей отставил рюмку, наклонившись вперёд:
- Какие проблемы, Жень?
Тот скривился и взял маленькую:
- Давай не будем об этом. Выпьем за встречу. Сто лет не виделись же.
Они чокнулись и опрокинули.
Андрей потянулся за закуской и взял первое, что попало под руку. Это оказался ломтик груши.
- Закусывай, – предложил Андрей.
Женя отрицательно замотал головой:
- Не хочу.
Затем посмотрел поверх Андрея, ткнув в ту сторону пальцем:
- А вот и наш суп идёт.
Элегантный официант поставил перед каждым по тарелке наваристого украинского борща и приборы.
- Хорошо выглядишь, кстати, – Женя не успел прожевать хлеб, одобрительно кивнув на костюм Андрея.
- Спасибо, стараюсь. Ты тоже поднялся неплохо, – парировал Андрей.
Женя отрицательно покачал головой, сосредоточенно размешивая ложкой сметану:
- Уже нет. Думаю, меня на днях уволят.
Андрей подавился кусочком свеклы и с трудом откашлялся.
Женя потянулся за графином:
- Тебе надо срочно запить.
Андрей остановил его руку:
- Я тебя умоляю, давай попозже.
Тот выглядел огорчённым:
- Ну ладно. Как скажешь. Сделаем перерывчик.
- Вот дела, – Андрей машинально потянулся за сигаретами, но вовремя вспомнил, что здесь курить запрещено. – Что случилось-то?
- Да ничего особенного. Обычная утечка конфиденциальной информации.
- Жесть.
- А ну его. Завтра же напишу заявление. Уволюсь прежде, чем меня сольют.
Андрей засомневался:
- Думаешь, подпишут?
- Фиг знает. На время внутреннего расследования, скорее всего, нет.
И тут Женя взорвался:
- А хули я могу сделать, Андрюх? Спасибо Cisco и лично Бараку Американовичу Обаме!
- Хусейновичу.
- Как? Ху?
- Какая хрен разница.
- У них на программном уровне заложены ключи для шпионажа. Понимаешь?
- Понимаю.
- Весь мой грёбаный банк сидит на этом грёбаном американском оборудовании! Да, АНБ в любой момент может получить любую инфу, какую только пожелает!
- А зачем пиндосам какой-то банк «Прогресс-Стандарт», Жень?
- Как зачем? – Женю вопрос настолько озадачил, что он отложил ложку. – Найти компромат, какие-нить нарушения законодательства и чпокнуть в зад санкциями и ограничениями.
- Фу, извращенцы.
- У них печатный станок, Андрюх. Они могут себе позволить абсолютно всё!

Подошёл официант, вежливо поинтересовавшись, не желают ли они чего ещё.
Женя отёр губы салфеткой, выпалив нетрезво громко:
- Желаем. Вот доедим первое и возжелаем второе!
Тот кивнул и растворился.
- Жень, а что у нас на второе?
- Секрет.
- Никогда не ел блюда с таким названием.
Женя улыбнулся и налил холодненькой.
- Андрюха, давай выпьем за то, чтобы меня не чпокнули в зад по результатам расследования, и я отделался…нет… – тут он гоготнул, – обделался простым расторжением контракта!
- Давай!

Женя неловко снял пиджак банального тёмно-синего клерочного цвета и повесил на спинку стула. На его руке блеснул дорогой хронограф. Судя по фирменному стилю, Patek Philippe.
Некоторое время они ели молча. Затем Андрей решил озвучить пришедшую в голову мысль:
- Слушай, а можно всё свалить на происки капиталистов?
Ложка с борщом замерла на полпути ко рту одноклассника. Женя осторожно отвёл её обратно.
- В смысле? Не понял.
- Ну, ты же не виноват в утечке. Это сетевое оборудование с дырами.
- Согласен.
- Ты же не будешь сидеть и лично выковыривать их шпионские жучки?
- Ну да. Там этих закладок мильон и тыща. Как программные, так и аппаратные. Поди найди все. Да и нет у меня такой возможности. Что мне теперь всё разбирать по винтикам и анализировать каждую строчку кода? Чушь!
- Или материнку спилить по слоям, – пошутил Андрей. Но Женя пропустил реплику мимо ушей, занятый своими мыслями.
- Андрюх, я вот думаю: у нас же корпоративная сеть защищена шифраторами.
- И?
- Информационные ресурсы не могли выйти за периметр безопасности.
- Значит…
- Значит, меня кто-то подставил, бля.
- Не тебя, Жень.
- Не меня?
- Какой ущерб нанесён банку?
Женя задумчиво потёр подбородок.
- У контролирующих органов возник ряд неприятных вопросов к нам.
Андрей удивился:
- И всё? Этого недостаточно. Ко всем коммерческим организациям можно подкатить с неприятными вопросами.
Женя нахмурился, задумавшись.
- Ну, возникли некоторые проблемы по двум крупным сделкам. Причём одна уже в стадии совершения.
- Насколько крупные сделки?
- Очень крупные. Причём они друг с другом тесно связаны. Но лучше тебе об этом не знать, Андрюх.
- А ты говоришь, тебя подставили. Просто кто-то сильно хочет вас задвинуть.
- Получается, что так.

Женя поковырял в тарелке и отставил её с недоеденными остатками в сторону. Затем мечтательно изрёк:
- Когда всё закончится, рвану на острова. Девочки, море… Забью на всё!
Андрей удивился смене настроения одноклассника:
- Ты лучше сейчас думай, как выйти сухим из этой передряги.
Женя ударил кулаком по столу.
- Надоело! До чертиков!
- Что надоело?
- Надоело думать об этом. Думать о проблемах, думать о завтрашнем дне и непогашенных кредитах. Думать, как развивается мой гастрит, и какого цвета будут обои на кухне после ремонта.

Женя плеснул водки, разлив на скатерть, и быстро опрокинул стопку. Как всегда, не закусывая.
Официант забрал тарелки и вскоре вернулся со вторым – свининой с черносливом. Подождав, пока он всё разложит и свалит, Женя спросил:
- Сам-то как поживаешь? А то всё я, да я.
Странно, но Андрей даже немного растерялся, не зная, что говорить. Да и как-то не очень хотелось делиться своим.
- У меня небольшой it-бизнес. Фирма предлагает программные решения для юрлиц. Кстати, фирмой рулим вдвоём, у меня партнёр. Вот как-то так.
- Не женился?
- Нет.
Каждый сосредоточенно углубился в свою тарелку.
- А кого-нибудь из наших встречаешь? Или, может быть, видел?
Одноклассники…
- Не, Жень. Сто лет уже никого не видел. Если не считать ВКонтакте. Да и на встречу выпускников ни разу не ездил.
- Запустили мы с тобой…школьные связи.
- Выходит, так.
- Давай за школьные годы.
- Давай. Хорошее было время.
Женя, наливая, снова пролил. Андрей же чувствовал себя совершенно трезвым. Ну, почти трезвым. Женя крякнул.
- Я часто вспоминаю школу. Когда выпью. А в соцсетях дружбы не вожу. Так, альбом полистаю иногда.
- А я свой посеял где-то давно.
- Плохо.
- Зато есть армейские. В парадку уже вряд ли влезу, зато на фотки всегда можно посмотреть, вспомнить себя молодым.
- А я не служил. Родители забашляли военкому.
- Знаю.
- Откуда?
- Кто служил, того, кто не служил, сразу отличит.
- Да ну?
- Ну да.
- Хочешь сказать, что я не мужик?
Андрюху явно развозило. К тому же он обиделся.
- Не хочу.
Настроение стремительно портилось. Да и спорить с нетрезвым одноклассником совершенно не хотелось.
- Нет, хочешь! Я же вижу, что хочешь!
- Успокойся.

Несколько секунд Женя молчал, тупо уставившись в точку перед собой. Его лицо медленно багровело.
- Я совершенно спокоен! – негромко проговорил он, чеканя слова.
Затем перешёл на крик, размахивая руками и опрокинув рюмку:
- Я спокоен! Я совершенно спокоен, мать твою!
Быстрыми шагами подошёл официант.
- Будьте добры, успокойтесь…
Женя даже не посмотрел на него.
- Иди на хуй!
- Что вы себе… – официант подошёл почти вплотную, и Женя неожиданно схватил его за грудки, притянув к себе. Тот отшатнулся, потащив Женю за собой, пока он не свалился вместе со стулом. Тарелка со вторым и салатница полетели на пол следом.
Официант отскочил в сторону, с испугом глядя на Андрея и неловко поправляя костюм:
- Я за охраной!
И мгновенно растворился.
Весь ресторан замер, с плохо скрываемым интересом наблюдая за ними. Даже две немолодые дамы, сидящие за соседним столиком, только делали вид, что возмущены. На самом деле и они жаждали крови…
Хлеба и зрелищ. Мы хотим хлеба и зрелищ. Дайте…

Женя подобрал пиджак и, пошатываясь, поднялся на ноги. Затем осмотрелся мутным взглядом и заржал:
- Ну, хули уставились? Ни разу не видели человека, который упал?!
Ты упал. Ты реально упал, Женя…

Андрей подошёл к нему, положив руки на плечи:
- Жень, давай…
- Да пошёл ты! – взвизгнул Женя, отмахиваясь. – Пошли вы все! Я вас всех чпокну, если захочу! И тебя…
Он не смог договорить – Андрей ударом в челюсть снова отправил его на пол. Женя привстал, отер рукавом рот и уставился на кровь. Кто-то пронзительно завизжал. Подбежали два охранника, рывком подняли его на ноги и потащили к выходу. Он орал и изворачивался, брызгая слюной вперемешку с кровью:
- Я – мужик! Я заказал в салоне Порше за шесть миллионов! Я – мужик!

Когда за ними закрылись двери, Андрей почувствовал накатывающееся отложенное опьянение. Он подошёл к стулу и устало опустился. Официант суетливо собирал разбросанное, пролитое и разбитое. В помощь ему вскоре присоединилось ещё двое.
- Кто-нибудь, вызовите полицию!
Андрей повернул голову на голос. Немолодая дама, сидевшая за соседним столиком со своей подругой, выказывала решительный вид.
Дура.
- Зачем? – мягко спросил он.
От неожиданности та не нашла, что ответить, и лишь гневно сверкнула глазами. Но встряла подруга:
- Как зачем? Драка же!
- Где вы видите драку, фрау?


Глава 36

К Андрею подошёл средних лет мужчина в хорошем костюме. Его сопровождал один из охранников, спровадивших Женю. Второй пока не вернулся.
Мужчина смерил Андрея спокойным взглядом. Андрей взял вилку, подцепил чудом уцелевший чернослив и демонстративно зажевал. Однако во взгляде управляющего ясно читалось, что он и не такое видал:
- Добрый вечер. Я – управляющий рестораном.
И протянул визитку.
Андрей внимательно её изучил. «Горшков Александр Иванович».
- Рад познакомиться. Андрей Владимирович Гусев. Визитки, к сожалению, не имею.
Врёшь. Три штуки лежат в бумажнике.

- Александр Иванович, я заплачу за погром.
Тот кивнул с облегчением:
- Пожалуйста, пройдите со мной.
Андрей поднялся, помахал рукой с вилкой соседкам, и направился следом за управляющим. На пороге зала остановился, развернулся к сидящим и галантно поклонился:
- Прошу у всех и каждого прощения за причинённое беспокойство. Представление закончилось. Приятного аппетита и не чавкайте.
Управляющий терпеливо его ждал. Когда Андрей подошёл, тот протянул руку к вилке:
- Позвольте?
- Да, конечно. Мне она больше не нужна.

Пропустив Андрея в кабинет и закрыв дверь, Горшков указал на светло-коричневый кожаный гостевой диван с белыми подлокотниками:
- Пожалуйста.
- Спасибо. С удовольствием.
Он и впрямь больше всего на свете хотел присесть. Плюхнуться на что-нибудь. Да хотя бы на этот вполне себе симпатичный кожаный диванчик.
- Кофе? Чай? – Горшков открыл дверцу небольшого шкафа.
- Холодная вода будет в самый раз.
- Хорошо. Есть и это.
Он открыл бар и достал поллитровую бутылку минералки.
- Мне совершенно не нужны проблемы, – спокойно произнёс Горшков, резко повернув голову к Андрею. – И, если я вас правильно понял, вам они тоже не нужны.

Сначала Андрей хотел спаясничать, спросив, мол, какие на выбор проблемы он может предложить? Но здравый смысл и усталость возобладали.

- Мой бывший друг подставил своего бывшего работодателя на крупную сумму. И пригласил меня отметить это дело.
- Оо, – только и произнёс Горшков.
Андрей рассматривал убранство кабинета, выполненного в виде сплава нескольких стилей:
- Предпочитаете эклектику?
Горшков на мгновение напрягся, соображая, о чём вопрос:
- Это всё от прежнего жильца. Я пока ничего не трогал.

Почётное место в интерьере занимала большая картина, висящая на стене справа от массивного черного лакированного рабочего стола с массивными резными ножками, прямо напротив дивана.
Русалка никогда не сводила взгляда с посетителей кабинета своего шефа. Надзор…
У неё совсем не картинное лицо. В смысле, словно срисованное с реального персонажа.
Любовница прежнего управляющего?

Горшков подал воду. Осторожно постучали.
- Входите, – негромко ответил Горшков.
Дверь немного приоткрылась, и в образовавшийся проход осторожно юркнула миниатюрная черноволосая девушка, боязливо покосившаяся на Андрея. Он попытался ей улыбнуться, но выражение лица больше напоминало гримасу.

Брюнетка вручила Горшкову планшет для бумаги, послушно замерев рядом.
Теперь я знаю, кто будет следующей русалкой. Или нимфой…
Тот внимательно изучил написанное и протянул планшет Андрею. Андрей вытащил из бумажника карточку, прикрепив к листу со счётом. Не глядя на список и итоговую сумму. Девушка исчезла, неслышно прикрыв за собой дверь.

- Приятно иметь дело с таким клиентом, – изрёк Горшков, выждав несколько секунд.
Андрей усмехнулся, поставив недопитый стакан на белый деревянный столик.
- Полагаю, с такими клиентами вы вообще бы предпочли не иметь дело, – он сделал акцент на слове «такими».
Горшков сдержанно улыбнулся:
- Я всякое перевидал. Работа у нас такая. Бывало и похуже.
Андрей достал сигареты.
- Разрешите?
Горшков открыл окно, доставая свои.
- Хорошая идея.

Андрей неторопливо пускал клубы дыма в потолок, наблюдая, как они медленно тают, приобретая причудливые формы.
Зазвонил стоящий в углу стола белый винтажный телефон. Горшков отвечал сухо и немногословно.
- Какая-то сердобольная дама вызвала полицию, – сказал он, положив трубку.
Андрею стало весело, и он затушил сигарету.
- Я даже знаю, какая.
- Правда? – удивился Горшков.
- Да. Это одна из двух девушек дважды бальзаковского возраста, чей столик рядом с нашим. Вы их угостите красным за счёт заведения. Они наряд ещё на белый танец пригласят.

В дверь снова осторожно постучали и уже знакомая девушка подала счёт Андрею. Он расписался, с облегчением подумав о том, что предполагал гораздо большую сумму.
Горшков потушил окурок в пепельнице.
- Андрей Владимирович, не смею вас больше задерживать. С органами разберусь сам. Буду рад видеть вас снова, – он протянул руку и добавил, – возможно, с вами будут другие спутники или спутницы!
Намёк понял.


Глава 37

На улице Андрея ждало вечернее солнце. Воздух после ресторана казался необыкновенно свежим и чистым, наполненным пространством и лишённым времени. Маленькая девочка бросала семечки голубям. Молодая мама стояла рядом с пакетиком, с умилением наблюдая за этой картиной.
Неподалёку, через дорогу, на площадке перед домом, группа подростков крутила bmx-велосипеды. Андрей остановился, наблюдая за стритерами. Потрясающее, захватывающее зрелище! Когда ты молод, здоров и наполнен энергией, что может быть лучше? Разве что прыжки с парашютом.
Как давно это было. Но всё равно, при каждом воспоминании организм захлёбывался адреналином…

Один из райдеров неловко покачнулся, едва успев спрыгнуть с велосипеда, упавшего рядом. К нему сразу же подъехали остальные, дружно всматриваясь в то место на асфальте, на которое тот указывал рукой. Затем действо продолжилось. И этот упавший снова лихо мучил свой велик. Правда, к злополучному месту близко не приближался.
Андрей закурил и огляделся. Рядом неведомым образом оказалась девушка с корзиной роз. Быстрыми шагами она подошла к нему, смотря прямо в глаза:
- Здравствуйте.
- Привет. Позволь, я догадаюсь, что ты хочешь сказать?
Девушка мило улыбнулась:
- Думаю, вы не ошибётесь.
Она выслеживала меня от ресторана? И что она вообще тут делает, на улице?

- Вечер добрый. Сержант полиции Ерёменко.
Голос сбоку звучал громко и неприятно. Андрей раздражённо посмотрел на его источник:
два бравых молодца лет двадцати пяти, в форме и с уставшими лицами. Представлялся тот, что пониже ростом и с шикарными чёрными усами.
- А, привет, констебли на посту, – Андрей затянулся. – Скучаете, не с кем поговорить?
Девушка с цветами попятилась назад, намереваясь уйти, но Андрей жестом её остановил.
- Будьте добры, затушите сигарету, – подал голос до этого молчавший второй коп.
Этот – младший сержант.
Андрей потушил сигарету, убрав обратно в пачку:
- Хорошо. Но учтите, что говорите со старшим по званию.
- Да ну? – недобро осклабился усатый, переглянувшись с напарником.

Андрей почувствовал, что его начинает нести. Возникло непреодолимое желание стебаться:
- Мне легавый с перепугу отдал честь, ведь на моих погонах тоже лычки есть! Слыхали такое?
- Слыхали, – усатый погладил усы. – Не ты один в армии служил.
- Ну вот, мы уже на «ты». Дружба народов, понимаешь.
- Ваши документы, пожалуйста, – холодно прошипел Ерёменко, но его коллега начал улыбаться. Его эта ситуация явно забавляла.

Девушка, недоумённо хлопавшая длинными ресницами и переводившая взгляд то на одного, то на другого, то на третьего, нервно теребила вырез белого платья и снова попыталась ретироваться.
Заметив это, Андрей театрально поднял кверху указательный палец, призывая к вниманию.
- Минуточку, господа. Негоже нам удерживать в заложниках девушку. Милая, мне, пожалуйста, вот этот букет, – и показал, какой именно.
Девушка с облегчением, граничащим с радостью, взяла купюру и протянула букет алых роз.
- Сдачи не надо, солнце моё.
Проводив взглядом упорхнувшее белоснежное создание, он всучил цветы усатому:
- Подержите, пожалуйста. А то неудобно лезть за паспортом.
Тот машинально взял то, что ему протягивали.
- Спасибо, – поблагодарил Андрей.

Пока Ерёменко изучал документ, Андрей заскучал, поглядывая на подростков с великами. Теперь те с интересом наблюдали за ним. Один что-то проговорил, указывая на полицейского с букетом роз. Остальные дружно заржали. Говоривший вытянул руку с большим пальцем в знак одобрения. Андрей кивнул, улыбнувшись.
- Андрей Владимирович, курение в общественных местах запрещено.
- Я в курсе. Скорее накажите меня.
Пока второй составлял протокол, Андрей нащупал предательски просящуюся в руку пачку:
- Раз уж вы выписываете штраф, можно я закурю?
- Нельзя.
- Так за один и тот же административный проступок нельзя наказывать дважды. Выходит, мне можно покурить.
- Не можно.
Андрей вздохнул, пожав плечами:
- Ну ладно. Как скажете.
Забрав паспорт и расписавшись в бланке, он развернулся, но усатый его окликнул:
- Заберите цветы.
Андрей ответил чуть громче, чтобы прохожим, смотрящим на них, было лучше слышно:
- Они вам. Приятно было познакомиться.
И некоторые заулыбались.
Усатый хотел было избавиться от букета, оглядываясь по сторонам, но урны поблизости не оказалось.

Сначала оплата обеда в ресторане и возмещение причинённого ущерба, потом штраф…какой хороший сегодня день…
Он вдохнул поглубже. И, повинуясь внезапному порыву, достал телефон. Набрал номер Креславы. В трубке заиграла давно знакомая мелодия. Выступал исполнитель по имени Крокодил Гена: «Пусть бегут неуклюже…»
Но абонент сбросил вызов.


Глава 38

Теперь Крис знала, где новый кабинет Шварца. И направлялась прямиком туда, чтобы незаметно оставить на видном месте флешку. Авось, пронесёт. Спохватятся, что искали, не заметив, как она лежала прямо под носом.
Хотя, глупо всё это.
Да, внутри она понимала, что надеяться на это – глупо. Тем более, что флешку она скопировала. Но ноги и какое-то упрямое отчаяние вели её наверх.
Желание жить.

Пока хозяин кабинета пребывает во тьме конференц-зала, надо успеть это сделать.
Лишь бы кабинет был открыт.
На ходу она раздумывала над предлогом, который поможет усыпить бдительность секретарши и позволит проникнуть внутрь.
Просто надо чем-то её отвлечь. Она должна отвернуться. Или пойти что-то искать. Но что?

Ещё приближаясь к холлу перед кабинетом, Крис услышала женский голос. Кто-то разговаривал по телефону:
- Да, ты представляешь, у нас блэкаут.
Пауза.
- Нет, всё повырубало. Оргтехника встала. Я тоже, кстати, сейчас стою, когда с тобой общаюсь. Хорошо, телефон на зарядке стоял. Успел немного подзарядиться.
Пауза.
- Думаю, что-то всё же должно работать. Сейчас гляну, кстати. Указатели выхода должны гореть. У нас же дизели…
Секретарша попятилась спиной вперёд из холла по направлению к коридору, намереваясь удостовериться в том, что таблички «выход» исправно горят, и тут увидела притаившуюся в коридоре Креславу. Но та прекрасно слышала концовку разговора и успела сделать вид куда-то идущего человека:
- Здрасьте. Я к Вадиму Игоревичу.
Секретарша, стройная кудрявая блондинка, смерила Крис взглядом и замерла. Та тоже остановилась.

Ну же, реагируй, крашеная.
- Ой, дорогая, извини, тут ко мне пришли. Я потом перезвоню, – она поспешно оборвала разговор.
Перезвонишь в нерабочее время. И не к тебе пришли, а к твоему господину.
- А Вадима Игоревича сейчас нет. Он в конференц-зале.
Секретарша вертела телефон в руке, разглядывая Креславу, чем сильно её раздражала:
- Правда? А он назначил мне встречу.
- Как вас зовут?
- Креслава Александровна Сотникова.
- Нет, не припоминаю, чтобы вы были на сегодня записаны. У меня хорошая память. Вадим Игоревич вообще на эту неделю никого не записывает. Понимаете, новое назначение, переезд и всё такое.
- Он при личной встрече сказал мне. А вас, возможно, просто забыл ввести в курс дела.
Секретарша задумалась:
- Хм... Да, возможно, что я просто не знаю этого…вместе-то мы только начали работать.
Креслава решила не дать ей времени подумать и надавила сильнее, но мягко и корректно. Так, чтобы не вызвать обратной реакции.
- Как вас зовут?
- Вика.
- Вика, я улетаю в командировку. И обязана подписать кучу документов. Они должны находиться у Вадима Игоревича.
- Какие документы?
Креслава улыбнулась:
- Например, подписка о неразглашении.
Вика слегка округлила карие глаза. А Крис продолжила:
- Мы все, командировочные, их подписываем. Посмотри, пожалуйста. А то, выходит, зря я сюда топала.
Вика, секунду помедлив, согласилась:
- Ну, хорошо. Только не факт, что я их смогу найти. Мы не всё успели разложить. К тому же не знаю, как выглядят ваши документы.
- Зато я знаю. Попытка не пытка.
- Лишь бы попытка не превратилась в пытку, – отшутилась Вика.

В кабинете Шварца гордо высились коробки с бумагами. Пока Вика ковырялась в них, Крис подошла к столу, отодвинула верхний ящик, оказавшийся пустым, и положила в него флешку. Теперь нужно уходить. Она сделала ложный вызов и ответила на него, нахмурив брови и сделав тон голоса предельно серьёзным:
- Вика, прости, меня вызывает начальство. Надо срочно бежать.
Та с облегчением отпихнула коробку в сторону:
- Да, конечно. Не смею вас задерживать.

Но только Крис успела сделать несколько шагов по направлению к выходу, как на пороге выросШварц и хмуро уставился на неё.
Сердце упало. Душа ушла в пятки.
- День добрый, Креслава, – недобро проговорил он. – Чем обязан?
Тут неожиданно зазвонил телефон.
Андрей. И как обидно, что приходится…
Она сбросила вызов. И спрятала за спину предательски дрожащие руки с телефоном, набрав полные лёгкие воздуха.
Говорят, это помогает справиться с волнением.
- Сан Саныч сказал, что вы хотели меня видеть, – едва слышно выдохнула она.
- Да?
Часы на стене оглушительно тикали. Ветер гладил жалюзи. В голову не вовремя лезла куча разных мыслей.
Зачем при работающем кондёре приоткрывать окна?
Вика стояла рядом и испуганно хлопала ресницами, наблюдая за ними. Крис оценила её дрожащий вид, и это зрелище неожиданно её успокоило.
Хорошо, когда есть тот, кому страшнее, чем тебе самой.

Телефон зазвонил снова. И снова Креслава нажала на красную кнопку.
- Ну да. Ещё он сказал, что я еду в командировку. И должна дать подписку о неразглашении коммерческой информации.
Шварц сделал несколько шагов по направлению к ней. Всё внутри снова сжалось в один маленький комок:
- А, вспомнил. Только ты не едешь, а летишь самолётом. Но это потом. Сейчас мне некогда. Вызову тебя отдельно. Можешь идти.
Шварц посторонился, освобождая ей путь.
Когда она была уже в дверях, он её окликнул:
- Погоди, Креслава.

Телефон заиграл в очередной раз.
Андрей, ну что же ты…сердце кровью обливается…
Она в третий раз нажала дрожащей рукой кнопку сброса.
- Ты не видела…, – Шварц помедлил секунду, глядя на телефон в её руке и размышляя, стоит ли продолжать говорить, и передумал, – а, ладно, иди.
И махнул рукой вслед.

Крис почти бегом направилась к лестнице, ведущей вниз. Лифты не работали и замерли с открытыми дверьми на этажах, выпустив последних пассажиров. Если таковые, разумеется, были. На это финальное действие энергию им дали заработавшие по команде дизель-генераторы. Обеспечивавшие, кстати, и аварийное освещение. В том числе зелёных табличек с пиктограммой и надписью «выход» на русском и английском.

Каблуки не позволяли перепрыгивать через ступени, а то бы Крис так и делала. Махом перелетала бы и через пролёты, радостная осознанием избавления от флешки. В голове не было определённого плана действий. Лишь желание сбежать домой и спрятаться под подушку.
По пути она встретила всего пару сотрудников. Но чем ниже, чем ближе к конференц-залу, тем людей становилось больше. Они галдели, обсуждали случившееся и задавались вопросом: когда же, наконец, восстановят электроснабжение. Хотя, по правде говоря, всем на это наплевать. Ведь чем дольше будут ремонтировать, тем меньше им придётся работать. Это касается тех, у кого смена по 12 часов или сутки. А для тех, у кого обычная пятидневка, как у Крис, рабочий день почти закончился. Машинально ища глазами Галю и посмотрев на часы, Креслава продолжала движение.
Скорее на выход. На свободу! К чёрту всё. Хочу домой!

Последний пролёт. Высокие стеклянные двери. Небольшая полупустая гардеробная справа.
Нашарив в сумке пропуск, Креслава пронеслась мимо сонной гардеробщицы и подошла к турникету.
В этот момент заработала громкая связь. Креслава замерла как вкопанная. Но ещё больше она напряглась, когда начали говорить:
«Дежурный! Это Неелов! На турникет! Сотникову не выпускать! При обнаружении задержать! Сотникова Креслава Александровна! Как понял?»


Глава 39

Когда за Креславой затворилась дверь, Шварц, не глядя на секретаршу, прошёл в кабинет и опустился на роскошное кожаное кресло. Увидев распотрошённые коробки, недовольно нахмурился:
- Виктория, что за бардак?
Та потупила взор:
- Вадим Игоревич, простите.
- Что Сотникова здесь делала?
Та сжалась ещё сильнее:
- Она…я искала документы.
Шварц вскинул брови:
- Какие документы?
- Она попросила найти какие-то документы, связанные с командировкой. Сказала, что должна в них расписаться.
- Нет никаких документов, – недовольно буркнул Шварц. – И график командировок я пока не утверждал. Надо, кстати, этим заняться.
Он снял тёмно-серый в бежевую полоску пиджак и повесил его на плечики. Неторопливо подошел к бару и плеснул в стакан со льдом немного коньяка. Распотрошённые коробки с бумагами раздражали.
Вика вышла в приёмную, но Шварц её позвал:
- Собери бардак обратно... Нет, вообще начинай разбирать эту макулатуру!
Вика послушно опустилась на колени, принявшись за работу. Шварц набрал Неелова:
- Привет снова. Какие будут соображения по флешке?
- Предлагаю просто объявить за её находку крупное вознаграждение, – ответил тот.
Шварц покрутил стакан, наблюдая за тем, как кубики льда сталкиваются друг с другом:
- Других вариантов не будет?
- Вадим, этот вариант самый действенный. Ведь он играет на людской алчности.
Шварц отпил немного, с громким стуком опустив стакан на стол:
- Хорошо. Займись этим.
Неелов немного подумал:
- Предположу даже, что понесут свои личные флешки. Желание заработать кучу бабла, ничего при этом не делая, – одно из самых сильных желаний, Вадим.
Шварц изо всех сил сжал подлокотник, стараясь унять раздражение:
- Давай уже не будем терять время попусту. Плачу пятьсот гринов.
- Этого мало.
- Думаю, достаточно.
Голос Неелова на другом конце провода звучал бесстрастно и невозмутимо. Именно это и начинало бесить Шварца.
- Ты действительно хочешь найти флешку, Вадим?
- Ладно. Сколько надо?
- Три тысячи. И описание, как она выглядит.
- Ты с ума сошел?!

Шварц резко потянулся за стаканом, но неловким движением опрокинул его на стол. Лёд рассыпался по столешнице. Тёмная ароматная лужица закапала на пол. Вика вскочила на ноги, подбежала и замерла в растерянности, переводя взгляд то на осколки на полу, то на стол. Шварц достал из брюк носовой платок, швырнув прямо в середину разлитого коньяка. Вика осторожно взяла его.
Неелов расслышал в трубке посторонние звуки:
- Что у тебя там?
- Коньяк пролил. Я согласен. Пусть будет три тысячи. А флешка жёлтого цвета. Какой марки – не помню.
- Этого достаточно, Вадим. Я всё организую.

Секретарша сначала тупо разводила мокрые круги по столу, и лишь затем догадалась расправить платок. Шварц не выдержал, вырвал его и протёр столешницу сам:
- Иди, собери стёкла.
Стерев остатки напитка, он несколько секунд рассматривал мокрый платок, не зная, что с ним делать. Затем открыл верхний ящик стола, намереваясь бросить платок в него…и замер. Прямо посередине лежала его флешка. В том, что она действительно его, ни на миг не засомневался.
Шварц взял флешку.
Так и есть. Вот маленькая, едва заметная царапина сбоку.

Он вскочил с кресла. Вика, с ужасом думавшая о том, что понятия не имеет, где веник с совком, попятилась назад.
- Сотникова сейчас сюда заходила?
Вика кивнула.
- А кроме неё и тебя в кабинет заходил кто-нибудь посторонний?
Она замотала головой отрицательно.
Шагнув по остаткам разбитого стакана, Шварц подошёл к окну и раздвинул жалюзи. Ярко-красный «мини» Креславы находился на стоянке.
Дрожащими руками он снова набрал начальника службы безопасности:
- Серёга, я нашёл флешку.
Голос Неелова приобрёл жизненные интонации:
- Поздравляю. Одним гемором меньше.
- Но она побывала в чужих руках и нам необходимо поговорить с этим человеком.
- Ты знаешь его?
- Сотникова Креслава.
- Знакомое имя…А, вспомнил, с пропуском она у меня недавно маялась.
- В смысле?
- Не бери в голову. Просто забыла продлить свой пропуск.
- Надо её задержать.
- У неё рабочий день закон…
- Нет. Она ещё в здании. Машину вижу на стоянке.
- Хорошо. Связи нет. Придётся объявить по громкой.
- Спугнёшь!
- Да какая разница, главное – результат.
- Блин, палево на весь свет. Серёг, а нельзя позвонить по сотовому на КПП?
- Вадим, можно, конечно. Но пока я буду искать телефоны наряда, твоя подопечная благополучно скроется.
Шварц был вынужден признать его правоту:
- Ладно, уговорил.

Он слышал, как по громкой Неелов отдаёт команду на КПП, однако всё продолжал стоять у окна, не сводя взгляда с маленькой красной машины.


Глава 40

Креслава попятилась назад. Что дальше делать, она не знала. Попытаться пройти – пропуск считается и её остановят. Попробовать перепрыгнуть и убежать – всё равно догонят. Скоро на её поиски мобилизуют всю службу безопасности.
Мне крышка.
- Эй, матрёна! Что за хрень происходит?
Чья-то рука схватила её за плечо. Это была Галя.
- Я тебя ищу-ищу! А сейчас тебя ещё кто-то по громкой разыскивает! Что случилось, Крис?

Креслава мгновенно сообразила, как можно выпутаться из сложившейся ситуации. Она посмотрела по сторонам в поисках камер наблюдения. Но они с Галей стояли в «мёртвой зоне».
- Слушай, Галчонок, совершенно нет времени объясняться. Мне надо срочно свалить отсюда. Нужна твоя помощь. Поможешь?
Галя нахмурилась:
- Помогу.
- Вот и славно.
Креслава протянула пропуск:
- Меняемся!
Галя отдала свой.
- Я сейчас пройду по твоему. А ты немного подожди. Нет! Вообще не проходи! Иди к дежурному и заявляй, что твой пропуск украли. Скажешь, что я незаметно залезла в твою сумочку, вытащила твой и подложила свой.
- Мать твою, что происходит?!
- Потом расскажу. Как я выпутаюсь – это мои проблемы!
Она чмокнула Галю в щёку и поспешила к проходной.

Табло загорелось зелёным, Креслава крутанула турникет, шагнула к услужливо открывшейся автоматической двери и вышла под солнце.


Глава 41

Шварц похолодел, когда увидел, как внизу к ярко-красной маленькой машине быстро направилась знакомая фигура.
- Какого чёрта!
Он с остервенением набрал Неелова.
Гудки в трубке пробивали мозг и казались эхом вечности.
- Да.
- Она уходит! Слышишь? Она идёт к машине! Твою мать, она идёт к машине, ты слышишь?!…
Лишь через несколько секунд он сообразил, что Неелов его сбросил. Спустя мгновение ожила громкая связь:
«Дежурный, на выход! Блокировать красный «мини» пять-пять-два! Повторяю, блокировать красный «мини» пять-пять-два!».

Когда «мини» завелся и помчался со стоянки, Шварц в ярости подпрыгнул на месте:
- Вика, б…дь! Убери уже этот грёбаный стакан!


Глава 42

Едва сдерживая порыв выкинуть туфли и стремглав понестись к машине, Крис быстрыми шагами подошла к ней, завела мотор и, взвизгнув шинами, помчалась прочь со стоянки. В зеркале заднего вида замаячили два бегущих со всех ног охранника.
Обломитесь, сволочи!
Выехав на дорогу, она перевела коробку передач в спортивный режим и изо всех сил нажала на акселератор. Где-то далеко сзади показалась служебная машина, бросившаяся в погоню. А впереди дорога плавно поворачивала, огибая лесопосадку. Звонить в полицию на такой скорости было смертельным номером. Машинка вихляла из стороны в сторону, объезжая едущие гораздо медленнее попутные и едва уворачиваясь от встречных. Шансы успеть доехать до поста ДПС были, но существовала вероятность уткнуться в пробку. Кричать, звать на помощь? А поможет? Если сзади ехали профессионалы, у неё не было никаких шансов. Влетев в поворот, и тем самым скрывшись с глаз преследователей, Крис резко затормозила, свернув в лес. «Мини» с низкой посадкой и жёсткой подвеской подпрыгивал на кочках и ломал кустарник, обдирая красивые бока.
Жалко тебя. Прости, милая. Но жизнь дороже.
Красный цвет машины слишком заметен, поэтому Креслава упрямо гнала её вперед, объезжая лишь большие кусты с деревьями, и не обращая внимания на остальную растительность.

Она не помнила, сколько времени продолжалась эта бешеная скачка. Сначала впереди показался просвет. Затем лес расступился, и она выскочила на лужайку. Открыла дверцу и без сил вывалилась на свежую траву. Некоторое время просто лежала, вдыхая её аромат и наполняясь теплом согретой солнцем земли. Вокруг пели птицы, не обращая на неё никакого внимания. Лесу и его обитателям не было до неё никакого дела. А, может, её здесь просто нет? Может, всё это понарошку? Вот сейчас она проснётся, с облегчением отпустив неприятный сон. И сразу забудет навязчивые кошмары. Но двигатель машины продолжал работать, снизу что-то капало. И это было явью.
А потом её стошнило. Скрутило от дикой боли в животе. Задыхаясь, судорожно хватала ртом воздух. И никак не могла надышаться. Даже этим лесным воздухом, таким густым, что его можно намазывать на хлеб.


Глава 43

Андрей снова набрал Креславу. И снова она сбросила вызов. Заодно оборвав выступление Крокодила Гены. Потом в третий раз повторил попытку. Результат тот же. Настроение стремительно падало. И даже солнце не помогало. Он угрюмо зашагал вперёд, размышляя ни о чём и глядя себе под ноги. И шел до тех пор, пока впереди не заиграли огни какого-то ночного клуба. Не обращая внимания на расписание работы заведения, толкнул входную дверь. Та поддалась.
Работает.
Охранник лениво окинул его взглядом и отвернулся.
Типа прошёл фейсконтроль. Ура. Спасибо, Паша.
В клубе было немного народу. Несколько человек, видимо, одна компания, что-то изображали на танцполе под непонятную музыку.
Кто сводил и мастерил эту какофонию? Бочка выпирает! Выключите музыку. Или поставьте классику. Или дайте беруши, чёрт бы вас побрал!

Андрей подошёл к бармену и показал рукой на vip-зону:
- Свободно?
- Да.
- Арендую.
- У вас есть наш купон?
- Нет.
- Минимальное время аренды…
Но Андрей стянул меню со стойки и уже шагал в направлении vip-зоны.
Сегодня я прикончу свою карточку.
Денег было не жалко. Настроение было паршивым. Хотелось напиться и взорвать всё. Желательно вместе с собой.
Упав на мягкое ложе, он развязал шнурки, скинул туфли и положил ноги на столик. Меню закинул в дальний угол дивана.
Подошёл официант:
- Vip-зона у нас оплачивается заранее.
Андрей выудил дебетовую карту и бросил на стол.
Она стала меньше весить. Прикольно.
- Так я заранее и оплачу.
Бармен взял её, оставив взамен меню.
- Я уже смотрел его, – Андрей показал вглубь дивана. – Ничего интересного.
И покрутил пальцем в воздухе:
- Двойной виски со льдом. И семечки.
Официант покачнулся:
- Какие семечки?
- Жареные.
- У нас нет семечек.
- Жаль. Я же говорю, никчёмное у вас меню.
Тот, кажется, обиделся:
- Могу вам предложить…
- Давайте орешки. Жареный арахис есть?
- Разумеется.
- Ну, вот и отлично! А фисташки?
- Тоже есть.
- Тогда несите.
- Двойной виски со льдом, арахис и фисташки. Всё?
- Да.
И уже в спину удаляющемуся кельнеру прокричал:
- Пачку Senator, please!


Глава 44

Едва отдышавшись, Креслава скинула туфли. Во время погони сломала правый каблук и только сейчас это заметила. Она заглянула под двигатель. Капало сильнее.
Блин, пробила радиатор.
Она влезла в салон и захлопнула дверь. Кое-как приведя себя в порядок, тронулась с места. Сначала решила развернуться обратно, но передумала, избрав иной маршрут. Прямо. Сквозь лес. И выехать на обводную дорогу. Так дальше, но безопаснее. Благо лесополоса должна быть не очень широкой.
Авось доберусь. Не всё вытечет.

Уже спокойно, стараясь уберечь любимый «миник» от лишних повреждений, добралась до конца лесопосадки и выехала на дорогу. Водители проносящихся мимо машин с интересом выкручивали шеи в сторону вынырнувшего из леса красного автомобильчика. Управлять машиной без обуви было непривычно и больно. Прямую «мини» держать отказывался наотрез. Его сильно уводило вправо. К тому же вскоре загорелась лампа перегрева двигателя.
Ну блиииин!

Она съехала в сторону показавшегося колхозного автосервиса. Увидев подъезжающий исцарапанный «мини», брызгающийся антифризом и рычащий на все лады, седовласый механик в засаленной тельняшке выпустил изо рта тугую струю дума:
- Вы, мадемуазель, не по адресу, – сказал он прихрамывающей Креславе, с недоумением рассматривая её стройные босые ноги. – Мы подбитые кукурузники не ремонтируем.
Крис приняла жалобный вид Кота в сапогах, захлопав длинными ресницами:
- Ну пожалуйста, мне до аэродрома лететь совсем немного осталось.
- Ладно. Но сначала надо произвести вскрытие трупа англичанина, – смягчился он.
Она с тоской воззрилась на остатки маникюра:
- Я вам помогу. Подержу инструменты во время операции.
- Договорились. А ездить без обуви – это сейчас тренд такой?
- Совершенно верно. Это сейчас модно. Шучу. Туфли сдуло встречным ветром. Не обращайте внимания.
- А, ну бывает, – кивнул головой механик.
Он подошёл ближе к машине, изучая степень её помятости:
- Вы, видать, попали в хорошую дорожную передрягу.
- Да по лесу каталась. Быстро так каталась.
- Вона как. У нас, к сожалению, нет запчастей к подобной автоэкзотике. А вот лично вам могу предложить обувку.
Крис переминалась с ноги на ногу. Оказывается, давить на педали всё же легче, чем ходить по земле, полной маленьких острых камушков.
- Буду весьма признательна.
Он отлучился и вернулся, держа в руке шлёпки.
- Меня Фёдором зовут, – сказал он, протягивая древние полустоптанные сланцы. – Не новые, зато по размеру.
- Спасибки, Фёдор, – сланцы действительно подошли точно. – А я – Крис.
Фёдор ухватился за край капота:
- Крис, открой капот.
Некоторое время он внимательно разглядывал содержимое моторного отсека.
- Что тут сказать... Кроме герметика для радиатора ничего, к сожалению, предложить не могу.
- Так мне больше ничего и не надо. Тут недалеко ехать до дилера.
Фёдор с сомнением покачал головой:
- Сильно сифонит. Можно не дотянуть. Даже герметик не поможет.
Она подошла поближе.
- Никакой надежды?
- Надежда всегда есть.
Фёдор отщёлкнул окурок, снова погрузившись в недра гаража. На этот раз в его руках оказались флакон с герметиком и початая канистра охлаждающей жидкости. Закончив работу, зычно скомандовал:
- Заводи!
«Мини» прокашлялся стартером и бодро зарычал. Фёдор продолжал сидеть на корточках, смотря под днище.
- Уже меньше льёт. До сервиса дотянешь. Там же и глушитель поменяют.
- Спасибо большое, Фёдор. Сколько я вам должна?
Он отмахнулся:
- Да лети, подранок. С такой негоже деньги брать. Вот, прихвати канистру. Если что, дольёшь. Тут немного, но хватит.
Креслава открыла бардачок, вытащив заначку. Скрутила купюру трубочкой, ловким движением засунув Фёдору в карман брюк.
- Жене на цветы и детям на мороженое! Спасибо за помощь!
Когда «мини» уезжал, Фёдор улыбнулся краешками губ и помахал вслед рукой.

Глава 45

Звонил Неелов. Шварц поднял трубку.
- Вадим, она ушла.
- Я это уже понял, – раздражённо ответил тот.
Голос Неелова был привычно бесстрастным:
- Дай срок. Я её найду.
- Поднимись ко мне. Есть разговор.
- Насчёт…я правильно понял?
- Правильно.
- Тогда нам лучше выбрать более спокойное место. Без лишних секретарских ушей.
- Моя машина.
- Идёт.
- Через двадцать минут.
- Вадим,так скоро не могу.
- Почему?
- Дела по графику.
- Зови зама и отдавай график ему.
- У него свой.
Шварц окончательно вышел из себя:
- Сергей! Это срочно! Считай распоряжением вице-президента!
Неелов пожал плечами:
- Хорошо. Как скажешь.

Шварц через служебный выход покинул здание и сел на заднее сиденье своей тойоты, припаркованной на отдельной стоянке для топ-менеджмента. В небе кружила непонятно откуда взявшаяся стая воронов. Вскоре появился Неелов, усевшись рядом. Шварц опустил стекло и закурил, собираясь с мыслями.
- Вкратце, дела таковы, – начал он, стряхнув пепел в пепельницу, – если девка открыла флешку, я – труп. Если флешка попадёт в третьи руки, я – труп. Что будем делать?
Неелов всматривался в кружащих птиц и молчал. Словно не замечая собеседника.
- Ты слышишь меня?
- Я думаю.
Он перевёл взгляд на подголовник переднего кресла, затем посмотрел в глаза Шварцу:
- Что на флешке?
Тот немного помедлил с ответом:
- Чёрная служебная информация. Грубо говоря, список правонарушений «Ньюсити-Фарм».
Неелов усмехнулся:
- Вы ведёте учёт своих преступлений? Для кого? Для потомков?
Шварц грубо затушил недокуренную сигарету:
- Не смешно.
- Не смешно копить компромат и концентрировать его на флешке, чтобы потом потерять, Вадим.
- Так получилось, – угрюмо ответил Шварц.
Неелов оживился:
- А как вообще получилось, что эта инфа оказалась в твоём распоряжении?
- Зачем тебе? – огрызнулся Шварц.
- Ты делаешь меня соучастником своего косяка, Вадим. Поэтому я имею право знать.

Шварц отвернулся к окну. Затем начал медленно, делая паузы между словами:
- Как ты знаешь, я непосредственно связан с проектом «Лейковазан». Это искусственно синтезированное вещество, которое якобы способно излечивать ВИЧ, который мы сами же и придумали как страшилку для взрослых. В рекламу и пиар вложены колоссальные средства. Если правда о настоящем положении дел вылезет, наши акции сначала лягут на дно, а потом правительство или конкуренты растащат труп корпорации по частям за символические деньги.
Он замолчал.
- Продолжай, – отозвался Неелов.
Шварц вытащил сигарету и снова закурил.
- Профессор Петров, под руководством которого Лейковазан и был разработан, кстати, для совершенно других целей, вовремя понял, что это не лекарство, а яд. Препарат чудесно себя проявил в подавлении признаков иммунодефицита. Однако потом мы узнали, какую цену за это надо заплатить. Проект заморозили. Я работал в этой группе и имел доступ к архивным материалам. Потом все вроде как забыли про эту разработку.

Шварц глубоко вдохнул. Было видно, как ему приходится заставлять себя говорить.

- А потом мне срочно понадобились деньги. Много денег. И я вышел на руководство компании с предложением, как удвоить рыночную стоимость «Ньюсити-Фарм». Предоставил им копии материалов по Лейковазану, предварительно в некоторых местах подделанные. Петров об этом узнал и намеревался всё предать огласке. Вроде даже собирался подключить к этому делу журналистов. Мне пришлось его устранить. Это оказалось несложно. Даже вскрытие ничего криминального не показало. Банальная сердечная недостаточность. Тем более в его преклонном возрасте. В компании долго думали, потом согласились. Подключили своих аналитиков, которые разработали концепцию продвижения Лейковазана на глобальном рынке. И запустили проект. А я получил премию и должность. Вот как-то так.

Неелов потёр лоб.
- Как информация на флешке связана с Лейковазаном?
- Как я уже сказал, для его продвижения был разработан план. И, как любая большая ложь, он требовал жертв. Существуют организации и отдельные лица, которые мониторят подобные проекты, и, если им кажется, что нарушаются законы, они предают это огласке. Они много чего нарыли по Лейковазану, и некоторых пришлось убрать. Как Петрова. Эти отчёты регулярно ложатся на стол владельцам корпорации и обсуждаются за закрытыми дверями. На флешке эта информация, а также список лиц, сотрудничающих с компанией.
- Наёмные убийцы?
- Да, если говорить о непубличных людях. Но там много и не последних людей в СМИ, политике, медицине, шоу-бизнесе и прочих областях.
- Ох…ть.
- Большой кусок доходов компании уходит на оплату услуг подобной публики.

Вороны поднялись высоко в небо, и их едва было видно. Молодой охранник в серой форме поднял шлагбаум, выпуская со стоянки мерседес президента «Ньюсити-Фарм Россия» Вальтера Райса с машиной сопровождения. Вышел из будки, посмотрел вслед отъезжающей группе, затем покосился на чёрную тойоту с опущенными задними стёклами и двумя что-то обсуждающими мужчинами в ней.

- Вадим, а как эта флешка-то у тебя оказалась?
- В последний раз Райс не смог улететь в Штаты на ужин с акционерами. И ему какой-то придурок прислал отчёт по корпоративному закрытому каналу. А у нас как раз переналадка серверов была. Программисты попросили предоставить им полупустой лабораторный для сохранения информации на время ремонта. Я сидел за столом и ковырялся в компьютере. И наткнулся на зашифрованную переписку Райса. Попросил подобрать ключ, и мне в пять минут всё вскрыли. Прогнал программиста и выудил кучу интересных вещей, которые скопировал на флешку. Ну, а Райс так и не узнал об этом.

Некоторое время каждый думал о своём. Затем Шварц нарушил молчание:
- Надо что-то делать. Кроме тебя, мне некому доверять.
Неелов это и сам понимал.
- Судя по действиям Сотниковой, она знает эту информацию. Попыталась исправить ситуацию, вернув флешку. Но сообразила, что попалась. Она не глупая девочка и понимает, что нам обо всём известно.
Шварц пристально посмотрел на Неелова:
- И?
- Вадим, ответ очевиден.
- Могу я на тебя положиться?
Неелов задумался:
- Ты понимаешь, что я сильно рискую и должен быть готов к тому, чтобы залечь на дно?
- Двадцать тысяч.
- Пятьдесят.
- У меня нет таких денег.
- Вадим, это небольшая сумма за то, что ты предлагаешь мне сделать.
- Где я возьму эти деньги?
- У тебя теперь есть доступ к корпоративному бюджету. Спиши под какою-нибудь статью. Тебе виднее.
- А как я буду отчитываться перед советом директоров?
- А это, Вадим, не мои проблемы.

Шварц находился в сложном положении, и они понимали это оба. Времени на размышления не было. Пока о флешке знает лишь Сотникова, ситуация исправима. Если она попадёт в руки кому-то третьему или, не дай бог, к журналистам, – будет полный швах. Дефолт.
Придётся закрывать счёт в банке. И хорошо, если денег хватит.
- Давай так, – обратился он к Неелову. – Плачу двадцатку задатком. А как решаешь проблему, получаешь оставшиеся тридцать. Я к этому моменту найду эту сумму.
- Идёт, – согласился тот. – Деньги брось в мой почтовый ящик. Как сделаешь, маякни, и я выдвигаюсь.
- Позвоню.
- Не надо. Скинь смс типа «отличная погода, пошли пить пиво».

Неелов вылез из машины, захлопнул дверь и зашагал прочь. Поднялся в кабинет, вытащил из внутреннего кармана пиджака миниатюрный профессиональный диктофон и удовлетворённо хмыкнул, выключив его.
Попалась пташка.


Глава 46

Музыка сменилась, и на танцпол вылезло ещё немного скучающей публики. Андрей медленно потягивал холодный виски, наблюдая за танцующими. От толпы отделилась высокая смуглая девица, судя по фигуре, исповедующая анорексию, и направилась к нему.
- Привет. Можно присесть?
Он никогда не питал вожделенных чувств к излишне тощим представительницам прекрасного пола. Женщина должна быть приятной полноты.
- Садись.
Она осторожно присела на краешек дивана, не сводя глаз с его вытянутых ног.
- Извини, может, ждёшь кого-то? – и быстро огляделась по сторонам.
- Наоборот.
Она кокетливо взмахнула ресницами.
- Это как?
- Провожаю.
- Кого…если не секрет?
Он почесал большим пальцем левой ноги правую пятку.
- Хорошее настроение. И своё будущее.
Девица деланно вздохнула.
- Как печально. Меня, кстати, Кристиной зовут.
Кристина. Кристи. Крис. Креслава.

Он протянул левую руку для рукопожатия.
- Андрей.
Девица несколько секунд рассматривала дорогие часы на запястье, затем хихикнула и пожала за кончики пальцев.
Катила бы ты отсюда, Кристина.
- Хорошие часы, – похвалила она погромче, стараясь перекричать музыку.
С чего ты это взяла? Разбираешься в них?
- Да, наверное.
- Наверное?
- Показывают время, мне этого достаточно.
Чушь, конечно.
Он перевёл взгляд на светящийся шар. Затем – на танцпол, на котором продолжала колбаситься компания Кристины.
- Что? – он переспросил, не расслышав.
- Я говорю, если предложу взамен другие часы, которые показывают время не хуже, ты бы согласился поменяться? Ты же говоришь, тебе этого достаточно!
Ебанулась, дура. Развод слишком грубый!
- Вряд ли.
Он снял Eberhard и взвесил, мучительно соображая, что ей ответить.
Кристина легонько коснулась его плеча, сразу же отдёрнув руку:
- Да не парься, Андрей. Я шучу. Нет у меня никаких часов. Просто не знала, как завести с тобой разговор.

Андрей надел часы, щёлкнув браслетом.
- Это механический хронограф.
Зачем я это говорю?
Кристина поправила короткое белое платье со стразами, пытаясь его хоть немного опустить. Но расстояние между подолом и коленями было лишь немногим меньше, чем от Тольятти до Хабаровска.
- Кстати, я первый раз здесь. И мне скучно, – призналась Кристина.
- Про твоих друзей этого не скажешь, – Андрей кивнул на толпу. Рыжеволосая девушка помахала им рукой. Кристина послала в ответ воздушный поцелуй. – Просто вам надо было попозже прийти.
- А мы все с корпоратива. Вышли на улицу и не знали, чего такого сотворить. Сашка предложил пойти потанцевать куда-нибудь. Вон, видишь, в чёрной футболке, – она указала рукой в центр бушующей толпы, где лихо отплясывал стриженый налысо молодой человек в белой шляпе, тёмно-коричневых штанах и чёрной футболке с уже набившим оскомину «СССР». – И набрели на это заведение. Но мне здесь не нравится. Не знаю, почему.
Намекаешь на то, чтобы я тебя отсюда забрал к себе.
Андрей допил виски и вызвал бармена.
- Чтобы просто потанцевать, в ночные клубы никто не ходит.
- И на алкоголе разоришься, – согласилась она.
- Тебя не потеряют друзья?
- Нет, я в поле их видимости.
Пробка.
Он заказал ещё виски. Кристина остановилась на безалкогольном «Мохито».
Неловкая пауза, длившаяся вечность, её смущала, а его раздражала. Но потом стало алкогольно-всё-равно.

Карусель танцующих кружилась всё быстрее и быстрее. Обслуга, секьюрити, шлюхи и те, кто под них старательно косил – все забегали, как в старом кино. Клуб превратился в огромный муравейник. Только в отличие от созидающих трудолюбивых насекомых, здесь люди оставляли свои деньги и что-то большее, не имеющее эквивалента в банкнотах, получая взамен иллюзию вседозволенности и удовлетворение похоти.

Андрей почувствовал, как его начинает накрывать. Алкоголь в клубе был, что называется, «на старые дрожжи». Ведь он начал пить ещё в ресторане со Смыковым. Сначала резко сдавило виски так, что потемнело в глазах. Через несколько секунд – как кувалдой по голове, и картинка поплыла. Пространство клуба огромной воронкой начало стремительно втягиваться в его голову. Дикая боль. Он сполз с дивана на колени и обхватил руками то, что недавно представляло голову. Снова удар! Затем резко отпустило...

Кристина взвизгнула. Она опустилась рядом и лепетала, не зная, что делать. Затем принялась кричать. Но никому из присутствующих не было до них дела. Ни одна голова не повернулась в их сторону. Собравшись с силами, Андрей переместился обратно на диван:
- Не обращай внимания. Просто нахлобучило. Я сегодня полдня пью, – одними губами прошептал он.
Она поёжилась:
- Да, понимаю.
- Нихрена ты не понимаешь!
Андрей набрал в лёгкие воздуха, готовясь к следующему выпаду. Гнев с раздражением распаляли, придавая силы:
- Нихрена ты не понимаешь! Я хочу провести сегодняшний вечер с любимой девушкой, а не могу! Понимаешь?
Кристина кивнула с оторопевшим видом.
- А вместо этого напиваюсь в клубе с сушёной воблой! – с горечью добавил он.
Она пошарила глазами по столику в поиске несуществующей воблы:
- Воблы нет. Есть орешки.
Достала.
Андрей не выдержал:
- Вобла – это ты!
Пара секунд у неё ушла на то, чтобы переварить услышанное. Она гневно вскочила, озираясь по сторонам:
- Молодой человек! Знаете, что?!
Андрей отвернулся в сторону:
- Знаю! Иди отсюда!
Кристина, схватив недопитый «Мохито», плеснула ему в лицо. Потом шмякнула стаканом об стол:
- Уже ухожу! Приятно было познакомиться!
Андрей безразлично посмотрел на веточку мяты на дорогом костюме, вытащил носовой платок и неторопливо вытер лицо.
- Аналогично, милая.


Глава 47

Около дома пустых парковочных мест не было, поэтому Креслава бросила машину в стороне на газоне под раскидистой старой берёзой.
Эвакуатор и штраф – это самое приятное, что теперь со мной может произойти.
Бабки на скамейке, тётя Зина и тётя Кира, издалека приметили зорким старушечьим взглядом её непривычно помятый вид. Поздоровавшись, с подозрением уставились на неподходящие к её наряду сланцы. Одна не удержалась:
- У тебя всё хорошо, Креслава?
- Да, тётя Зина. Просто я была на природе.
Хорошо, что они ещё не видели машину. Вопросов было бы больше.
- А, ну тогда понятно.
- Видно, хорошо отдохнула. Аж туфли потеряла, – подала голос тётя Кира.
- Я их в машине оставила. Ноги трут, – не моргнув глазом, соврала Крис.
- Бедняжка, здорово намоталась. На тебе лица нет, – сокрушалась тётя Зина, соседка по этажу.
- Немного устала, тётя Зина. Пойду, отдохну.
- Да, доченька, иди, конечно.
Обе облегчённо вздохнули, продолжая сверлить глазами.
Не поверили, однако.

Под щёлканье замка прискакала Марта, принявшись усердно тереться об уставшие, натёртые в кровь ноги.
Креслава набрала номер Андрея, но он не брал трубку.
О боже, как ты сейчас мне нужен!
Позвонила снова, но он не отвечал.

Она подошла к окну, внимательно всматриваясь во двор. Всё как обычно. Ничего нового. Суеты тоже никакой не наблюдалось. Вдруг зазвонил телефон.
Андрей!
Она вздрогнула и бросилась его поднимать.
Звонила Галя.
- Ну, рассказывай!
Креслава опустилась на пол, обхватив голову.
- Сложно всё. В двух словах не описать.
Голос Гали зазвенел:
- Не хочешь говорить!
Крис не стала отпираться:
- Не хочу, Галчонок. Сначала надо самой во всём разобраться.
- Ты что-то стащила или напакостила им?
- Первое. Причём случайно. Но они очень на меня обиделись.
- Хм. Лишат премии. Или даже уволят, – предположила Галя.
- Первый вариант предпочтительнее, – Креслава прекрасно понимала, что мелет ерунду. Ставки в игре, в которую она ввязалась, сделаны уже на жизнь.
- Крис, ты чё гонишь? За тобой вдогонку вся охрана метнулась. Я тупо вышла по твоему пропуску. Никто даже не посмотрел в мою сторону.
Креслава растянулась на полу в полный рост и закрыла глаза, которые сильно-сильно щипало.
Как же хочется думать, что это всё понарошку.
Марта запрыгнула на грудь, свернувшись калачиком. Голос предательски дрожал.
- Не могу я всего рассказать. Прости.
- Боишься сделать меня соучастником?
- Да.
Галя тяжко вздохнула:
- Давай так. Номер мой знаешь. Как найти, тоже знаешь. Если нужны деньги или место переночевать, без проблем.
- Спасибо, милая. Но это не вариант. Как пить дать, ты будешь под негласным колпаком. Все знают, что мы подруги.
Если бы всё решалось так просто.
- Ну, так-то да. Я об этом не подумала, – помрачнела Галя. Затем решительно добавила:
- Но всё равно должен быть выход!
Креслава поспешила её успокоить:
- Есть! Им неизвестно об одном человеке, с которым я знакома и которого попрошу о помощи.
- Я поняла, – догадалась Галя. – Хорошая идея. Заодно проверишь, можно ли на него положиться.
Телефон Креславы пискнул, прося подзарядки.
- К сожалению, у этой проверки печальный повод. Лучше бы его не было вовсе.
- С этим трудно не согласиться.
Тут Галю озарило:
- Слушай, Крис! Помнишь наши качели?
Креслава приподнялась на локте. Марта спрыгнув, выскочила из комнаты.
- Конечно. А что?
- Если что потребуется, вставь маляву между досками. А я буду каждый день после работы кататься и проверять. Хорошо?
- Хорошо, милая.
По щекам скатились тёплые капли, но не от напряжения ситуацией. То были слёзы благодарности.


Глава 48

Неелов спрятал диктофон с компроматом на Шварца в карман пиджака и сел за компьютер, дабы изучить анкету Креславы. Адрес, телефон, привычки, психотип и тому подобное – корпорация зорко следила за своими сотрудниками. Но сейчас эта отлаженная система подготовки корпоративных бойцов дала сбой. В стройных и несокрушимых рядах «Ньюсити-Фарм» оказалось не то чтобы слабое звено, а самый настоящий предатель. Дезертир, прихвативший самую сокровенную корпоративную тайну, огласка которой приведёт к позорному и окончательному поражению в бизнес-битве. И по законам предпринимательского времени этот подлец подлежал немедленному уничтожению.

Потом он сел в машину и ехал, переключая передачи и размышляя о том, как минутная слабость Шварца сделала его заложником Неелова. На всю оставшуюся жизнь. Ведь он сам знал цену подобных ошибок. Ещё со времен Первой чеченской и на всю оставшуюся жизнь запомнил простой дуализм: «Либо ты, либо тебя». И в существование другой парадигмы мира не верил.
Остановившись возле торгового центра, вылез из машины и посмотрел на вечернее солнце.
Завтра кто-то уже не встретит его восход.
В магазине было полно народа и шумно. Маленький мальчик, всхлипывая, стоял посреди прохода. Затем неожиданно прекратил хныкать, подошёл к Неелову и взял его за руку:
- Хочу к маме.

Неелов осмотрелся по сторонам. Никто из покупателей не обращал на них внимания. Охранник стоял поодаль с бесстрастным лицом.
Вот времена. Ни одна женщина не обернулась на плач ребёнка.
Он присел на корточки, доставая носовой платок.
- Как тебя зовут?
- Тёма.
- Держи платок и утри слёзы, Тимофей.
Ребёнок послушно принялся растирать щёки. Заодно вдохновенно сморкнулся. Протянул платок обратно.
- Оставь себе. Покажи, где в последний раз видел маму.
Неелов поднялся, намереваясь отправиться на поиски пропавшего родителя. Но внезапно Тёма просветлел. Бросив платок, он побежал к спешившей ему навстречу молодой женщине:
- Мама, мамочка!

Мальчик прыгнул в её объятия, заплакав пуще прежнего. Неелов улыбнулся, сдержанно помахав им рукой. А валяющийся на полу платок поддел носком туфли, запихнув под стеллаж с консервами, в которых ковырялась пенсионерка.
- Ну, вы посмотрите, взяли моду терять детей! – она повернулась к Неелову, сунув ему под нос баночку фасоли. – Мужчина, не могли бы вы посмотреть срок годности? А то я без очков не вижу.
Неелов отпрянул от бесцеремонной бабули и вгляделся в донышко:
- Ещё два года как свежими будут. Покупайте, не бойтесь.
- Спасибо, молодой человек, – она вернула консервы на место и взяла другие, с горошком.
- А вот эти?
- Эти полтора года.
Бабушка вошла в раж, будучи не в силах остановиться. Следующей жертвой стала кукуруза. Неелов не выдержал, огрызнувшись:
- Миледи, а у этого продукта срок годности такой же, как и ваш возраст – сто лет.
- Хам!
- Мах!
- Что?
Вместо ответа он развернулся и зашагал к кассе. Именно там находилось то, что ему нужно. Жевательная резинка.


Глава 49

Андрей силился понять, где он находится. То ли в мире прекрасных галлюцинаций, то ли в реальности в клубе. Впрочем, и то и другое его уже не вставляло. Кристины рядом не было. Где она? Ушла? А была ли она вообще? Впрочем, это не важно. Он облегчённо выдохнул. Она, живьём ли или её фантом, его изрядно напрягали.
Надобно отсюда валить.

Он встал и, покачиваясь, направился к выходу. Внезапно путь перегородила смазливая рыжеволосая девица:
- Красавчик, у тебя не найдётся сигареты?
Андрей окинул её взглядом от шпилек до макушки.
- Дома забыл.
- Жаль, – ответила девица с неизменившимся выражением лица молодой овцы.
- Ты можешь помочь мне их найти.
Ещё скажи, что не понимаешь намёков.
- Я не занимаюсь поиском сигарет с незнакомыми мужчинами.
Да, знаю, ты не такая. Ты ждёшь трамвая. Ну что за день...
- Б…дь!
- Что?
Андрей приблизился вплотную к её лицу, заодно вспомнив, что рыжая танцевала в толпе друзей Кристины.
- Сука ты, и цену себе набиваешь! Иди, попудри носик, он у тебя от кокса скоро как у Буратино будет!
Девица с размаху влепила звонкую пощёчину.
Б…дь, ну что за вечер такой…

Чья-то рука потяжелее въехала ему в лицо, он пошатнулся и почувствовал на себе ещё с десяток рук и ног. Били недолго, но с упоением.
- Выбросите его отсюда. Он к девушкам пристаёт!
- Вот гад!
- Держите меня, иначе я его…
- Охрана!


Глава 50

Андрей сплюнул на асфальт кровавый сгусток, проведя языком по разбитой губе и зубам.
Вроде целы.
Прохожие нервно поглядывали в его сторону, стараясь обойти стороной. Даже мужчины.
- Что уставились? Завидуете, б…ть?Я-то отдыхать умею!
Он посмотрел на за хлопнувшиеся двери чёрного входа клуба, отряхнулся, сел на бордюр и закурил.
Надо ехать домой. На сегодня хватит.

Сзади послышался звук открывающейся двери. Андрей расслабил плечи, пуская дым в небо.
- Братан, не угостишь сигаретой?
Совсем недавно я уже это слышал. Всё закончилось крайне неприятно.
Голос принадлежал одному из двух охранников, вытуривших его за пределы заведения.
Андрей достал пачку и протянул, не оборачиваясь к говорившему:
- Сначала ты меня пинками выгоняешь с клуба, а сейчас в родственники набиваешься?
- Извини, брат, – примирительно произнёс тот. – Сам же понимаешь, работа у меня такая.
Андрей промолчал и тот примирительно протянул руку.
- Егор.
- Андрей.
Так они сидели и курили. Андрей на бордюре, Егор рядом на корточках. Окутанные клубами дыма и собственными размышлениями.

Эту идиллию прервал внезапно вынырнувший из-за угла полицейский патруль. Завидев Андрея с Егором, стражи порядка повернули в их сторону, ускоряя шаг.
Егор сплюнул и затушил сигарету:
- О, бля, их ещё не хватало.
Андрей посмотрел на полицейских.
- Дверью ошиблись. Здесь выход, а вход на противоположной стороне.
Егор легонько хлопнул Андрея по плечу и поднялся:
- Ну, бывай, брат. Не поминай лихо.
Сзади послышались удаляющиеся шаги, звук открываемой и закрываемой двери.
В последний раз затянувшись, Андрей швырнул недокуренную сигарету на середину тротуара. Оценил расстояние до наряда и неспешно направился к отдыхавшему неподалёку такси.


Глава 51

Ей обязательно нужно встретиться с Андреем. Где? Кафе – идеальное место. Много народа. В конце концов, можно отсидеться до тех пор, пока он не выйдет на связь. Благо, есть такое заведение, работает почти до утра и находится неподалёку.
А если Андрей не перезвонит?
В таком печальном случае можно подцепить кого-нибудь, отправившись ночевать к нему. Стрёмно. Зато конспиративно.
Фу!
Не зарекайся!

Андрей не перезванивал, и Креслава написала сообщение на сайт знакомств. Тот самый, который их совсем недавно и познакомил.
Она предположила, что дома находиться опасно. Им известен её адрес. И, скорее всего, скоро сюда нагрянут.
Привет. Нам нужно срочно встретиться. Жду в кафе «Белый крем». Это недалеко от моего дома. Буду ждать до тех пор, пока не выставят за дверь!!!
Позвонить в полицию? А что сказать? Что сбежала с работы и теперь её ищет работодатель с пистолетом? А, может, скопировать инфу на свою флешку и отдать полиции? Так результат может быть аналогичным. Флешка пропадёт. А её саму возьмут под белые ручки. И прямиком – в нежные объятия мчавшихся по пятам бойцов, которые увезут её в неизвестном направлении.
Полиции она, конечно, доверяла. Но – ограниченно.
Марта! Куда её? К тёте Зине? Тогда начнутся расспросы! И она догадается по глазам, что что-то стряслось.

Креслава достала новую большую упаковку сухого корма, вскрыла и поставила на пол.
На всякий случай.
Вода? Из унитаза, прости за выражение, попьёшь.
Марточка-карточка, я же знаю, что ты иногда себе позволяешь лакомиться водицей из унитаза. Признаюсь, много раз застукивала тебя за этим занятием. Да я ничего не имею против, дорогая. Говоришь, вода там вкуснее, чем в поилке? Ну, хорошо. Пусть будет так. Ничего не имею протиff.

Странно, но напряжение последних часов бесследно улетучилось. Крис почувствовала себя гораздо спокойнее.
Включила воду и залезла под душ, как обычно, не закрывая двери ванной.
Когда живёшь один, это упрощает отношение к быту и накладывает своеобразный отпечаток на поведение.


Глава 52

Вадим Игоревич Шварц, вице-президент «Ньюсити-Фарм Россия», набрал номер Дмитрия Даниловича Лозановского, персонального менеджера по работе с vip-клиентами банка.
- Дима, здравствуй.
- Добрый вечер, Вадим Игоревич.
- Дима, у меня к тебе сверхважная просьба. Архиважная, можно сказать.
- Слушаю вас внимательно, Вадим Игоревич.
- У сына свадьба. Мы с супругой делаем подарок – квартиру. А я с работой совершенно замотался, забыв про сроки. Риэлтор звонит. Нужно срочно вносить платёж. Сегодня последний день. Выручай. Успеешь подготовить документы?

Возникла пауза. Видимо, собеседник на том конце провода соображал. Или просто посмотрел на время.
- А вы успеете приехать до закрытия офиса?
Шварц взглянул на часы. Он или не успевал, или едва успевал. Или, или.
Надо поторопиться.
- Успею. Это в моих интересах.
- Хорошо. О какой сумме идёт речь?
- Двадцать тысяч евро.
- Хорошо. Подъезжайте.
Шварц, достав из бумажника международный пластик категории platinum, покрутил его между пальцев.


Глава 53

Чёрная тойота взревела мотором и понеслась в банк. Лавируя среди потока и нарушая правила. Шварц плюнул на камеры и штрафы, здраво расценив, что они – меньшее из финансовых зол. Когда он подрезал очередную попутную машину, жёлтый трёхдверный опель, тот его аккуратно объехал и снова встал спереди. Но перед этим, поравнявшись, остановился. Стекло опустилось, и спортивного вида добрый молодец знаком попросил Шварца сделать то же самое:
- Что, дяденька, сильно торопишься?
Шварц был в ярости, но старательно это прятал:
- Да, сильно.
- Так не надо спешить. Так ты и свою жизнь подвергаешь опасности, и жизни остальных участников дорожного движения, – философским тоном изрёк молодой человек, поднял окно и опель подался вперёд.
За ним сразу же вклинились форд и гранта. Шварц поднял стекло и грязно выругался. Он был на нервах, и его всё бесило. Путающиеся под ногами машины, управляющие ими глупые водители, не вовремя загорающиеся красным светофоры и вообще всё вокруг. Но больше всего бесила необходимость поиска пятидесяти тысяч евро для Неелова. Отвалить такую кучу бабла только затем, чтобы грохнуть эту паршивую девку? Да не стоит она таких денег!
Неелов не пошевелит и пальцем до тех пор, пока не получит задаток. Хорошо, что есть хотя бы эта двадцатка. Почти весь его депозит. А что потом? Мало того, что он остаётся без денег, да ещё вынужден искать оставшуюся сумму. Это, чёрт подери, несправедливо!

А что, если эти деньги ему не выплачивать? Сначала просто протянуть время, потом придумать правдоподобную причину. Кидалово? А что Неелов сделает? Заложит его? Так он сам по уши в дерьме. Он будет хранить тайну убийства Сотниковой не слабее самого Шварца!
Чёрная тойота нырнула на только что освободившееся место на парковке.
Шварц толкнул высокую стеклянную дверь банка. На пороге его встретил Лозановский и проводил в vip-зону.
- Присаживайтесь, пожалуйста. Сейчас принесу документы.
- Спасибо.
- Кофе?
- Не откажусь.
- Вам какой?
- Чёрный, без сахара.
- Хорошо.
Под сухим кондиционированным воздухом Шварц начал замерзать, и только тут осознал, насколько сильно взмок по дороге. Сорочку можно просто отжимать. Он пил горячий кофе в надежде хоть немного согреться, но холод начинал пожирать изнутри. И кофе был бессилен. Шварц понимал причину своего состояния. Ведь он «перешёл Рубикон». Убив Петрова, каждый день силился об этом забыть. Но каждый раз, поутру завидев огромные буквы «Ньюсити-Фарм Россия», чувствовал, как проваливается в липкие объятия кошмара. Своего кошмара. Получив пищу для существования, кошмар пробуждался, оживал, сдавливая щупальцами желудок и лёгкие. Тогда Шварц и начал курить.
Он в отчаянии озирался на роскошное убранство холла, на дорогие диваны кожи красного цвета, на мягкий ковёр, поглощающий звуки шагов. Помпезность и гламур окружающей обстановки давили на психику, на и без того оголённые нервы.
Теперь и Сотникову в расход…
Может, ещё не поздно уволиться?

- Вам какими купюрами?
Кассир, миловидная женщина средних лет, улыбнулась Шварцу как родному.
- Мне всё равно, – выдавил он.
Она кивнула, пересчитала кэш и аккуратно переклеила пачку, положив перед ним.
- Будьте добры, распишитесь.
Когда за ним закрылись двери банка, накатило новое, доселе неизвестное ощущение. Что он – никто. Без денег. Без будущего. Без семьи. Без имени. Кто он такой? Человек, на запястье которого не сегодня, так завтра защёлкнут браслеты.


Глава 54

Неелов вышел из супермаркета, сел в машину и завёл двигатель. Рядом остановилось такси, загородив выезд. Только Неелов собрался посигналить, рассматривая его разномастные колёсные колпаки, как показались радостный Тёма с мамой. Они неторопливо сели в такси. Тёма покрутился и, завидев Неелова, улыбнулся, помахав рукой. Неелов ответил тем же. Такси тронулось, и он выехал следом.

В подъезде воняло жжёной пластмассой и не хватало света. Какой-то умелец выкрутил все лампочки. Лифт замер с полураскрытыми дверьми. Поднимаясь в свою квартиру, Неелов услышал старческие вздохи и шарканье немощных ног выше по лестнице.
- Давайте я вам помогу.
Он взял из рук пожилой соседки, живущей двумя этажами ниже, тяжелый пакет с овощами.
- Ой, спасибо, Серёжа, – та благодарно расцвела. – Руки совсем слабые стали.
- Да, и лифт не вовремя сломался, Маргарита Фёдоровна.
Он смотрел ей в спину, мысленно подталкивая женщину.
- А лифт всегда ломается не вовремя. Это закон природы такой, – с видом знатока изрекла она.
Они преодолевали ступеньку за ступенькой, словно брали рубежи. Даже железное терпение Неелова постепенно иссякало. Пакет оттягивал руку, готовый в любой момент порваться.
Куда ей столько продуктов? Одна же живёт.
- Не спорю. Даже я устаю, пока поднимаюсь.
- Намекаешь на мой возраст, Серёжа? – она остановилась, обернулась, игриво погрозив пальцем. – Я ещё не набегалась по этой грешной земле.
- Ну что вы, что вы, – улыбнулся он в ответ.

Войдя в квартиру и скинув туфли, Неелов прошёл в ту комнату, где на кровати лежала пожилая женщина с измождённым лицом.
Неелов склонился над ней, слегка прикоснувшись губами сухой морщинистой щеки.
- Привет, мам. Я пришёл.
Женщина окинула его тусклым взором, кивнув головой.
Неелов подошёл к окну.
- Может, убрать шторы? Светлее будет.
Вопрос повис в воздухе, оставшись без ответа.
В комнате висел резкий запах лекарств и старости. На столике у изголовья кровати стояло великое множество разномастных пузырьков и упаковок лекарств.
Неелов колебался в нерешительности, не зная, как сказать матери о том, что должен скоро уйти. Ведь он никуда не уходил после работы. Не оставлял её.
Никуда. Никогда.

Он сделал глубокий вдох, собираясь с силами:
- Мам, мне по работе нужно уйти. Ненадолго.
Он стоял посреди комнаты, теребя лацкан пиджака, от ощущения неловкости готовый провалиться сквозь землю.
Мама отвернулась в сторону и закрыла глаза.
Лицо Неелова исказила гримаса боли. Он выбежал из комнаты.
Раздираемый душевными муками, залез под душ и крутанул кран холодной воды до упора.


Глава 55

Андрей решил немного прогуляться и попросил остановиться, не доезжая до дома. Расплатился с таксистом и побрёл пешком, перекинув пиджак через руку. Переходя дорогу в неположенном месте, заставил тормозить в пол большой американский джип.
- Че, бля, не видишь, что здесь шепеходный репеход?!
В ответ тот газанул, обдав Андрея горячим воздухом. Андрей нагнулся в поисках подходящего камня. Но, пока искал, джип успел далеко отъехать. Он постоял, проводил взглядом уезжавшую машину, и бросил камень под ноги.
- Повезло тебе и твоим стёклам.

И побрёл дальше. Тени от деревьев становились длиннее, а воздух – прохладнее. На доске объявлений кто-то наклеил рекламный плакат популярного исполнителя. Его имя Андрею было незнакомо. Но раз есть постер, значит, изображённый на нём является крутым медиа-персонажем, не правда ли?
Андрей вытащил Parker, принявшись усердно подрисовывать на плакате усы. Потом – ресницы, потом – уши с бородой.
Эх, маркер бы сюда.
Ручка совершенно не годилась для этой цели.

- Молодой человек, вы чем там занимаетесь?
Эти слова принадлежали девушке, прогуливающейся с карликовой комнатной собачкой.
- Я – художник, рисую, – ответил Андрей, не поворачивая головы.
Девушка остановилась поодаль, не делая попыток приблизиться. Собачка бегала вокруг, опутывая её ноги поводком.
- По-моему, вы не тем делом занимаетесь.
Андрей театрально дунул на кончик ручки, прежде чем накрыть его колпачком.
- Почему вы так считаете, девушка? Разве у меня нет таланта живописца?
Та замялась:
- Ну, не знаю… Нехорошо размалёвывать афиши.
Андрей сделал два шага по направлению к ней. Собачка злобно залаяла. Девушка натянула поводок.
- Так я их хорошо размалёвываю.
- Лучше возьмите холст!

Около них остановилась машина, и женщина, похоже, мамаэтой девушки, громко позвала:
- Марина!
Девушка взяла собачку на руки, прижав к груди:
- Ой, извините, это родители. Мы едем на дачу.
Андрей поднял правую руку, приветствуя родителей Марины:
- Желаю хорошо отдохнуть.
- Больше не рисуйте на плакатах. Запишитесь в художественную школу. Негоже пропадать такому таланту! – прокричала Марина, уже садясь в машину.
Андрей улыбнулся.


Глава 56

Креслава вылезла из душа и быстро переоделась.
Фиг с ним, с макияжем.
Собрала документы и все деньги, хранящиеся в квартире. Телефон снова возвестил о нужде в подзарядке.
Не хватало ещё без связи остаться.
Запасного аккумулятора не было. И неизвестно, когда она доберётся до ближайшей розетки. Крис здраво рассудила, что на всякий случай лучше написать Андрею второе сообщение, в котором указать, во что она оденется. Во что? Разумеется, она накинет красную куртку. Старенькую, зато любимую. Заодно прохладную ночь встретит во всеоружии. Во всеодеждии, точнее.

Батарейка в телефоне садиццо!!! Если что, ищи взглядом красную куртку)

Открыла форточку на балконе.
Для Марты. Вдруг придётся прыгать. Высоко. Третий этаж. Нет. Не высоко. Третий этаж всего лишь. Кошки и выше летать умеют. Прыгать то есть.

Крепко поцеловав Марту и уже уходя, вспомнила, что в баре стоит начатая бутылка красного.
Немного выпить совсем не лишне. Не пьянства ради, а храбрости для.
Креслава налила полбокала и подняла его. Но в спешке движение получилось неловким, и она чуть было не выронила бокал, поставив большое пятно на куртку. Мигом её скинув и фыркая, она выкинула испачканную одежду в корзину для белья.
Оделась, блин!
Раздосадованная, схватила с вешалки первое попавшееся, подходившее к её платью цвета кофе с молоком. Коричневый кардиган.

Подходя к «мини», она поняла, что до кафе придётся идти пешком. Или ловить попутку. Потому что под машиной расплылась огромная лужа.
Упокойся с миром, мини. Ты сделал своё дело.
Она выбрала первый вариант. Прогуляется, заодно мысли проветрит.
Так она и шла, обдуваемая лёгким ветром и взглядами случайных прохожих.
Блин! Компьютер забыла дома выключить!
И не обратила внимания на серебристый шевроле, прошелестевший мимо.


Глава 57

Шварц включил заднюю передачу, силясь прогнать тяжёлые мысли, начинающие обуревать всё сильнее, и отпустил педаль тормоза. Тойота, вздрогнув, тронулась, набирая ход. Затем он почувствовал лёгкий толчок.
Б…дь! Приора…ну куда он смотрел?!
Выезжая, Шварц не обратил внимание на проезжавшую мимо голубую приору и слегка зацепил её.
«ВАЗ» остановился, включил аварийку. Из него вылез полный мужчина с грустным взглядом. На вид – ровесник Шварца. Он молча подошёл к месту повреждения, принявшись внимательно его изучать. Затем глубокомысленно изрёк:
- Надо вызывать.
Шварцу только этого не хватало.
Только этого не хватало!
- Послушай, друг, я тебе заплачу, – начал он, но мужчина перебил:
- Не нужны мне ваши деньги. Вызывайте полицию. У меня телефона нет.
У этого чудака и телефона нет, и деньги ему не нужны.

Шварц присел на корточки, рассматривая лёгкий след на бампере приоры. На свою тойоту он даже не взглянул.
- Послушай друг, тут ремонта на тысячу, максимум. Ну, на две, это – край.
Но мужик не слушал, отвернувшись. Люди вокруг с интересом начали на них оборачиваться.
- Я заплачу тебе пять тысяч, – начал терять терпение Шварц, взглянув на прохожего, который остановился, тоже изучая повреждения обеих машин.
- Ребята, ну вы ещё легко отделались, – резюмировал прохожий, поглядев на Шварца и водителя приоры. – Можете просто составить Европротокол.
- Я-то могу, я всё могу, хоть просто наличкой на месте расплатиться. Но этот товарищ упрямится, –с горечью сказал Шварц, закуривая сигарету.
Прохожий ещё более оживился:
- Не угостишь?
Шварц протянул пачку. Тот закурил.
- Уважаемый, можно тебя сюда? – сказал прохожий, обращаясь к спине приоровода. На что тот медленно повернулся:
- Ну?
Прохожий позвал его рукой:
- Подойди к нам, пожалуйста.
- Зачем? – угрюмо спросил тот.
- Спросить хочу тебя.
- Что?
- Да не тупи ты. Подойди. Я не кусаюсь.
Приоровод, нехотя, вразвалочку, подошёл ним.
Прохожий протянул ему руку.
- Василий.
- Василий.
- О, тёзка! Тебе деньги нужны?
Василий-приоровод молча посмотрел на Шварца. Шварц выпустил струю дыма:
- Куришь?
Тот кивнул.
Шварц вытащил дорогие сигареты:
- Угощаю.
И поднёс золотую зажигалку:
- Я не представился. Вадим.
Василий-прохожий сплюнул на асфальт:
- Вадим, сколько ты платишь моему тёзке?
Шварц замешкался, но лишь на мгновенье:
- Десять тысяч. Налом. Прямо здесь.
Приоровод недоверчиво на него посмотрел:
- Неправда. Ты пять предлагал.
- Это было тогда.
Прохожий наклонился к тёзке и, пристально глядя ему в глаза, довольно отчётливо прошептал:
- Заламывай пятнаху и будешь в наваре. Советую. Не прогадаешь.
Приоровод нахмурил брови. А прохожий не унимался:
- Дело говорю, тёзка!

К ним подошла женщина средних лет.
- Мужчины, вы долго здесь стоять собираетесь? Приора перегораживает мне выезд, – она кивнула в сторону своего ниссана, перед которым остановился «ВАЗ».
- Одну минутку, сударыня, – попросил Шварц.

Желая помочь прохожему, он вытащил бумажник, отсчитал пятнадцать купюр и положил на багажник своей машины. Прямо перед приороводом и стоящей рядом женщиной. Тот, немного поколебавшись, сгрёб деньги лапищей:
- Лады.
Василий-прохожий отстрельнул сигарету, надвинувшись на него:
- Э, брат, погоди. Так дела не делают. Пятёрка из них моя.
- Почему? – тот выглядел озадаченным.
- Ты согласился бы на десять тысяч?
- Да.
- А сколько получил?
- Пятнадцать.
- А кто тебя на это надоумил?
- Ты.
- Значит, эти пять – мои. Кровно, так сказать, заработанные.
- Ну ладно. Я понял, – приоровод с ещё более тусклым видом отсчитал пять купюр прохожему, ловко спрятавшему кэш в карман.
- Ну, хлопцы, с миром!
Он прищурился Шварцу:
- Если что, подтвержу, что всё было полюбовно!
И, собравшись уходить, развернулся, подойдя к Шварцу:
- Угости, брат, сигаретой.
Шварц подошёл к двери и открыл её:
- Извини, последняя осталась.
Женщина, наблюдая за их диалогом, начала нервно постукивать каблуком.


Глава 58

Шварц развернул лист бумаги с адресом Неелова, введя его в навигатор. Благо, ехать недалеко. Через полчаса он подошел к тёмно-серой обшарпанной двери подъезда Неелова и поднёс руку к домофону, чтобы набрать искомый номер квартиры. Но не успел это сделать, как за дверью послышались приглушённые голоса и она распахнулась, выпуская трёх подростков неформального вида. Те оценивающе покосились на Шварца, словно недоумевая, какого хрена в их загашнике очутился столь солидно одетый господин. Шварц протиснулся бочком мимо них и стал подниматься по лестнице.
Зачем Неелову класть деньги в почтовый ящик? Не проще ли позвонить в квартиру и отдать их в руки? Чудак, да и только! А если их сопрут? Просто вскроют ящик и вытащат?..

На площадке, где находились почтовые ящики, как назло, стоял пенсионер, просматривая газету. Он обернулся на шаги Шварца, посмотрел на того поверх очков и снова погрузился в чтение.
Зря не переоделся. Уже полподъезда встретил, и все меня запомнили. В таком-то наряде…
Шварцу ничего не оставалось делать, как подняться этажом выше и замереть, не зная, что делать. В спину его провожал долгий подозрительный взгляд.

Подкопчённые стены в некоторых местах расцарапаны рукой, владелец которой явно находился в наркотическом угаре. Кругом непонятные названия на английском и пара портретов длинноволосых рок-музыкантов, выведенных баллончиком с краской для граффити.
Шварц сразу вспомнил подростков, выходящих из подъезда.

Он достал сигарету, собираясь закурить. Снизу послышался звук запираемого почтового ящика и приближающиеся шаги. Быстро убрав сигарету обратно в пачку, Шварц стал медленно подниматься, сохраняя расстояние до пенсионера в один этаж. Через два этажа шаги притихли. Раздался щелчок замка и звук закрываемой двери. Шварц выждал минуту, прежде чем начать спускаться. Проходя этаж, на котором жил пенсионер, услышал неясные шорохи за одной из дверей.
Подсматриваешь, гад.

Он положил пачку банкнот, как и договаривались, в почтовый ящик Неелова. Вытащил Apple и отправил тому сообщение.
Отличная погода. Пошли пить пиво.

Нажал на едва заметную в темноте красную кнопку отпирания двери и вышел из подъезда, решительными шагами направляясь к машине.
Через пять минут экран смартфона засветился:
Спасибо. В другой раз.
Шварц бросил взгляд на ответ и позвонил:
- Получил?
- Да.
- Мне она позарез нужна, эта маленькая штучка.
- Получишь. Когда проставишься оставшейся частью пива.
Шварц положил трубку.
Сука жадная!


Глава 59

Изо всех сил растеревшись жёстким вафельным полотенцем, Неелов постепенно приходил в себя. Холодная вода всегда действовала на него благотворно, бодря тело и приводя в порядок мысли. Ещё стоя под душем, он услышал оповещение о сообщении.
Подняв телефон с армейской кровати КР90-1, аккуратно заправленной полушерстяным одеялом синего цвета с тремя чёрными полосами, прочёл смс.
«Отличная погода, пошли пить пиво».
Неелов накинул халат, спустился к почтовым ящикам и вытащил задаток. Неторопливо пересчитал.
Всё правильно. Двадцать тысяч. Хватит и на лекарства и на специальное питание.
Впрочем, на лечение больной мамы и на удовлетворение своих скромных потребностей денег и так хватало. Даже неплохо откладывал на депозит.

Неелов переоделся в спортивный костюм и, стараясь не шуметь, вытащил из тайника под подоконником на кухне пистолет с глушителем, «левый» ствол со сведённым номером, и стилет, приобретённый на чёрном рынке.
После двух командировок в Чечню, когда он был простым офицером московского спецназа, Неелов не мог надолго расставаться с оружием. Бережно хранимое и регулярно чистившееся, оно его успокаивало. Ведь тогда, на войне, у него закончились патроны. И он начал считать количество выстрелов по нему самому, чтобы узнать, на каком именно счёт прервётся. Но он выжил. Уходя от засады, прячась за полуразрушенными стенами и глотая цементную пыль вперемешку с копотью. Он выжил, но мама тяжело заболела.

И теперь он, впервые за много лет, держит в руках оружие, готовое к применению по прямому назначению.
Убивать.


Глава 60

Записывать адрес Сотниковой не было необходимости. Неелов подобную информацию легко запоминал наизусть. Он вышел из подъезда и растворился в сумраке наступающей ночи. Сел за руль потрёпанного шевроле и помчался, рассекая пространство и спугнув стаю кошек, рассевшихся вдоль обочины.

Не доезжая до дома Креславы, припарковал машину, а оставшуюся часть пути прошёл пешком, внимательно сканируя взглядом окружающую обстановку.
Первое, что бросилось в глаза, это стоящий красный мини.
Значит, она здесь!
А подойдя поближе, увидел большую лужу под двигателем.
Неелов вскрыл упаковку жвачки и отправил в рот несколько штук. Эту гадость он не признавал, но сейчас наступил иной случай. Звонить в домофон соседям не решился, поэтому просто притаился в укромном месте, поджидая первого, кто откроет дверь подъезда. Сгустившаяся темнота вкупе с чёрным костюмом прекрасно его маскировали. И когда из подъезда выходила молодая пара, он подскочил и услужливо попридержал дверь рукой через носовой платок, чтобы не оставить отпечатков пальцев. Заодно немного отвернулся, стараясь не демонстрировать лицо.
Поднявшись на этаж, где жила Креслава, замер, прислушиваясь. Аккуратно натянул тонкие защитные перчатки.
Всё спокойно. Пора действовать.

Заклеив жвачкой дверные глазки соседей, решительно надавил на звонок. В ответ тишина. Позвонил второй раз. И снова ни ответа, ни привета. Впрочем, нет. Замяукала кошка.
У неё в доме живёт кошка!
Неелов ненавидел этих тварей. Уж лучше тараканы.
Достав отмычки, он недолго провозился и толкнул дверь.
Неожиданно под ногами возник пушистый комок, с воем бросившийся наружу. Он посмотрел, куда побежала кошка, прикрыл дверь и поспешил вниз, чтобы поймать зверька. Ведь кто-нибудь, особо участливый, из проживающих в подъезде, мог взять его и отнести хозяевам, то бишь хозяйке, Сотниковой. Однако внизу, куда помчалась кошка, её не оказалось. А в углу стены, за которой находился сброс мусоропровода, виднелось небольшое отверстие. Вполне достаточное для того, чтобы животное через него пролезло. Неелов сплюнул и снова поднялся в квартиру Креславы.

Первое, что бросилось в глаза, – это типично женская обстановка. Он внимательно обследовал все комнаты, кухню и санузел. Отметил ещё не выветрившийся запах геля для душа и мокрое полотенце.
Ушла не более 15 минут назад. Жаль, разминулись совсем немного.
Проверил балкон, шкафы и другие места, в которых можно спрятаться. Впрочем, разлитое вино и большой пакет кошачьего корма на кухне говорили о том, что отсюда торопились уйти. Причём уйти надолго. Вот только мерный шелест вентилятора компьютера никак не вписывался в общую картину.
Если бы уходила надолго, то компьютер выключила бы. Может, забыла в спешке?

Неелов подвигал мышкой, в ответ монитор ожил. Сайт знакомств. Переписка Сотниковой с неким мужчиной, Андреем, 27 лет. Просит его о встрече в кафе «Белый крем». Ещё пишет о том, что будет одета в красную куртку и что её телефон скоро сядет.
Что ж, задание упрощается. В красную куртку проще попасть. Кафе «Белый крем». Где это? Ладно, надо узнать. А сейчас осталось выяснить самое интересное.

Неелов зашёл в список последних закачек и сразу обнаружил то, что искал. Скопированную Креславой флешку. Бегло её просмотрев, хмыкнул и вставил в системник свой носитель. Скопировав информацию, а также фото Андрея и адрес его страницы, удалил папки, скачанные Креславой.
Теперь только я и Вадим – обладатели информации.

Ещё раз окинув взглядом обстановку, покинул квартиру.
Сел в машину, ввел в навигатор название кафе и сразу получил адрес. Сравнительно недалеко отсюда. Если Креслава отправилась пешком, то она ещё в дороге. Если вызвала такси, то…Но никакого такси ему по пути не встретилось! Значит, он ещё успевает её перехватить до того, как она зайдёт в кафе.
Но надо сменить транспорт!

Он притормозил у обочины, закрыл машину и подошёл к стоявшему неподалёку такси:
- Командир, свободен?
Таксист, выходец из южной республики лет тридцати, улыбнулся:
- Прэдпочитаишь оставлять свою машину и далше ехать такси?
Неелов внутренне скривился от сильного акцента:
- Ага. Меня ждёт девушка и мне нельзя светиться, понимаешь? – он подмигнул шофёру.
Улыбка не сходила с лица южанина:
- Панимаю, друк.
Неелов открыл дверь и сел сзади:
- Тут недалеко. Покажу дорогу.
- Харашо, – сказал таксист, заведя двигатель.

Они ехали обратно к дому Креславы. На его торце Неелов приметил тёмную неосвещаемую площадку, окружённую густой растительностью. Там и днём можно было легко затеряться, а уж сейчас, когда стемнело, и подавно.

- Вот этот подъезд, – Неелов наклонился к водителю, незаметно натягивая перчатки.
Такси остановилось.
Он сделал вид, что передумал:
- Нет! Командир, проедь вперед. На всякий случай.
Такси осторожно заехало на мини-пустырь. Водитель обернулся к Неелову:
- Брат, а гдэ твой букет?
- Вот мой букет! – Неелов всадил ему в горло стилет по самую рукоять.

Придерживая ещё трепыхающееся тело за голову одной рукой, Нееловнаклонился, второй рукой отодвигая водительское сиденье до упора. И быстро перетянул труп назад. Вытащил носовой платок у убитого и отёр с водительского кресла кровь, успевшую на него попасть. Стилет, предварительно тщательно оттерев, швырнул в гущу зарослей. Перебрался за руль и помчался в кафе «Белый крем».
Труп оставил лежать на заднем сиденье – он не мешал и не был виден за тонировкой задних стёкол. К тому же ночью. Оставался риск быть остановленным полицией, но им пришлось пренебречь ввиду недостатка времени. К тому же он верил, что ему повезёт.

Через десять минут езды на пределе дозволенного правилами такси замерло на противоположной стороне дороги. Прямо напротив входа в кафе, сияющего разноцветными неоновыми огнями. Над входом большими белыми буквами, написанными словно кремом, горело название.

Неелов не любил разноцветную ночную жизнь, считая её синонимом порока. И сейчас, привинчивая глушитель к стволу «глока», чувствовал почти физическое удовольствие от того, что будет стрелять в эту ночную жизнь. На поражение. Тем более из такого оружия. Ведь это первый в мире пистолет, сделанный почти полностью из пластика. Лёгкий, с отменной кучностью стрельбы и лишённый флажкового предохранителя, благодаря чему из него можно стрелять сразу. Под водой, кстати, тоже…

Судя по подсчётам, Сотникова находится на пути сюда. Если же она внутри, он подождёт. Должна же она рано или поздно покинуть заведение. Или оба, если её спутник вместе с ней. Неелов всматривался в окна, пытаясь определить сидевших. Но полупрозрачные стёкла бликовали отражением неона.
Народ веселился и расслаблялся. Неспешно прогуливались влюблённые парочки, некоторые заходили в кафе. Около дверей стояла небольшая компания подростков. Три девушки и два парня на велосипедах о чём-то разговаривали, изредка улыбаясь. Через несколько минут парни оседлали железных коней и покатили в одну сторону, а девушки отправились пешком в противоположную.

Внезапно пассажирская дверь распахнулась и в салон заглянула размалёванная девица. Неелов мгновенно швырнул пистолет под ноги, покрываясь холодной испариной. Такого поворота событий он не ожидал.
- Вы свободны, дядя?
Он только посмотрел в вульгарно раскрашенные глаза, придумывая способ прогнать незваную гостью, как заметил, что их было двое. Причём вторая ещё более вызывающего вида.
Исчадия ада.
Не дожидаясь ответа, вторая девица потянулась к ручке задней двери, где лежал труп.
Неелов сделал первое, что пришло в голову.
- Пошли на х..й, бл..ди! Шалавы размалёванные! Сейчас выйду и носы обеим сломаю, суки! – проорал он изо всех сил, чтобы той, которая сзади, было отчётливо слышно.
Девицы взвизгнули и отскочили.
- Ублюдок! Мы сейчас полицию вызовем! – с вызовом в голосе прошипела та, которая обращалась к Неелову.
Однако Неелов уже вошёл в привычное для него отстранённое спокойное состояние.
- Валяйте. Вас же первых и заластают.
- Вот урод, – сказала вторая, и они, развернувшись, пошли в сторону другого такси.
Неелов, потянувшись через салон, захлопнул распахнутую дверь.

Он проводил взглядом девиц и снова посмотрел на кафе. И его резануло. Он подскочил в кресле как ошпаренный. Что происходит? Он впервые не поспевает за событиями! В дверях кафе маячила красная женская куртка, готовая войти.
Неелов наклонился, схватил «глок» и, почти не целясь, произвёл четыре выстрела в спину входившей. Все пули попали в цель. Красная куртка качнулась, повалившись вперед.
Тут он осознал, что его жертва немного выше и полнее Креславы.


Глава 61

Андрей зашёл в подъезд и медленно поднялся к лифту, придерживаясь одной рукой о стену. Поднимаясь вверх, лифт гудел и немного трясся. И эти колебания Андрею показались сродни землетрясению. Он с облегчением вывалился из кабины, непослушной рукой принявшись шарить в кармане в поиске ключа. Его мутило, качало, трепало и хмелило. В голове поселился огромный барабан, в который чья-то сильная рука неустанно била. Скинул туфли в разные стороны и прошёл на кухню. Налил в стакан воды и сделал несколько жадных глотков, проливая на себя. Снял пиджак и упал на диван, шаря рукой в поисках пульта от телевизора. Включил новостной канал, тупо уставившись на стоявшую рядом с ноутбуком ведущей чашку с символикой канала. Пока, наконец, не осознал, что она говорит.

- Что касается последних новостей российской банковской сферы, то, безусловно, главной может считаться недавно обнародованная пресс-службой банка «Прогресс-Стандарт» информация о приостановке сделки по приобретению банком крупного пакета акций агропромышленного холдинга «Ветер». Причём инициатором замораживания достигнутого соглашения выступила именно компания «Ветер». Обе компании пока никак не комментируют случившееся. Но, по неофициальной информации из анонимного источника, сейчас рассматривается вопрос об отзыве лицензии у банка «Прогресс-Стандарт». Если это произойдёт, под вопросом окажется и другая крупная сделка банка, с лизинговой компанией «Беркут-Лизинг Траст», одним из крупнейших игроков на рынке лизинговых услуг. Теперь к следующим новостям…

Андрей откинул голову на спинку дивана и опустил тяжёлые веки, вспоминая ресторан и встречу с Женей Смыковым. Успел тот пожалеть о содеянном или ещё нет, но уже запустил маховик цепочки событий, который не скоро остановится и многое сметёт на своём пути.

Каждый наш шаг заставляет вздрогнуть Вселенную. Каждое наше действие, подобно тату, оставляет отпечаток на её коже. Мы стремимся поскорее прожить жизнь, увеличивая её темп погоней за разными миражами, именуемыми статусом и благами цивилизации. Ищем разные пути, законные и не очень, для достижения поставленной цели. Или меняем цель, если чувствуем, что поставили планку слишком высоко. А Смыков решил продаться. Просто тупо продаться, тем самым лишив себя будущего, уготованного заботливой Вселенной. Он сам выбрал свой путь. Ну, и флаг ему в руки!

Андрей снял часы, вызвавшие интерес Кристины в ночном клубе, и с размаху запустил их в стену. И глядя на то, что от них осталось, счастливо улыбался.
Затем решил, что настала очередь телефона. Вытащил его, взвесив в руке. Уже замахнувшись, готовый предать телефон страшному суду, он, повинуясь привычке, посмотрел, нет ли пропущенных.

Так точно, есть. Да от кого!
Звонила Крис, причём несколько раз. Интересно. Женская назойливость не в её качествах. Значит, повод для звонка был серьёзным.

Он набрал её. В динамике заиграла до боли знакомая музыка.


Глава 62

По мере того, как Крис подходила к кафе, её всё сильнее начинало буравить чувство тревоги. Она не понимала, почему. Хотя, что тут понимать? И так всё очевидно. Всецело занятая мрачными мыслями, подумала и том, что надо было перекопировать с компа инфу на свою флешку. На всякий случай. Теперь же, если компьютер сломают или просто сотрут материалы, все усилия пойдут насмарку. Зря она впутала Галю и убежала, используя её пропуск. Зря ломала машину, продираясь сквозь лес от погони. Всё будет зря. Останется её просто убить. Чтобы не болтала лишнего. А в браузере сохранилась вкладка с перепиской с Андреем. Так могут добраться и до него.
Что же она наделала…

Несколько притормозивших перед ней машин вывели Креславу из состояния мрачного оцепенения, и только сейчас она сообразила, что находится на проезжей части, переходя дорогу.
Хорошо, хоть шла на свой зелёный.
Не обратила она внимания и на притормозившее такси. Обычное такси, которых в Москве миллион и маленькая тележка. Ничего необычного. Ну, может, остановилось оно чуть дальше остальных машин, немного заехав на линию пешеходного перехода. Лишь скользнула взглядом по лобовому стеклу и сидящему за ним водителю. И вздрогнула. От этого знакомого, устремлённого на неё взгляда, мгновенно утратив все силы и способность к сопротивлению. Остановившись, замерла посреди проезжей части. В сумочке зазвонил телефон.


Глава 63

Выстрелов никто не слышал. Не успели посетители кафе и случайные прохожие сообразить, что случилось, как неприметное такси на противоположной стороне дороги мягко тронулось с места, постепенно набирая ход. Сделав дело, уезжать нужно быстро, чтобы как можно скорее покинуть место преступления. Однако не следует излишне спешить, иначе это привлечёт ещё больше внимания. Неелов это прекрасно знал, поэтому на такси никто не обратил внимания. Он уехал, оставшись незамеченным. А если какая камера наблюдения и запечатлела машину, то это ровным счётом ничего не значит. Ведь сидящего за рулём почти невозможно разобрать. Машину он скоро бросит. Пистолет тоже, но в другом месте. Чтобы максимально затруднить расследование…

Впереди загорелся красный. Неелов притормозил, пропуская пешехода. Девушку в коричневой кофте и длинном платье цвета кофе с молоком. Переходя дорогу, она чуть сбавила шаг и посмотрела на него. Странно, ведь она была удивительно похожа на…

Времени на раздумья не было, и он принял единственно верное для себя решение. Крепко сжал руль и нажал на газ. Так или иначе,но он убьёт её.
Креслава испуганно замерла, и Неелов приготовился было к удару. Но неожиданно, когда он меньше всего этого ожидал, она прыгнула в сторону.
Я снова не готов к развитию событий. Не успеваю за ситуацией...
Вылетевшая из рук девушки сумочка шмякнулась об стекло, оставив на память о себе паутинку мелких трещин.
Второго шанса у Неелова не было, и он продолжал впечатывать педаль газа в пол, занятый мыслями о том, что избавляться от машины придётся ещё быстрее.


Глава 64

У Андрея возникло ощущение, что и в этот раз Креслава не поднимет трубку. Так и есть. Он снова перезвонил, но на этот раз вместо детской песенки сочный женский голос возвестил о том, что абонент выключен или находится вне зоны действия сети. Голос перешёл на английский и Андрей, не дожидаясь конца сообщения, с утроенной яростью швырнул смартфон следом за часами.
Громко хлопнув дверью квартиры, вышел из подъезда. Потянул за ручку двери мерседеса и плюхнулся в широкое удобное кожаное сиденье. Сыто рыкнув глушителем, седан сорвался с места. Путь предстоял неблизкий, но необходимости вводить адрес в навигатор не было. Даже несмотря на то, что он не колесил по этому маршруту много лет. Ведь он ехал домой.
Домой.
Ночная Москва галантно расступалась, понимая важность этого стремления и не смея задерживать. Вырвавшись из пут города, он отключил климат-контроль и опустил все стёкла. Чтобы сделать шаг навстречу природе. Наверное, это глупо. Но сейчас ему хотелось поступить именно так. Несмотря на хороший ход, ночной ветер не врывался упругим ураганом в салон, а лишь приятно шевелил волосы, наполняя пространство ни с чем не сравнимым ароматом русского леса. Фары то и дело высвечивали в темноте дорожные знаки и указатели, на которые Андрей почти не обращал внимания. Встречных и попутных машин было крайне мало. Как и постов ДПС, которые он проезжал сходу.
Мерседес мягко покачивался, пропуская под колесами асфальтовую ленту трассы М-5.

Когда огни очередной деревни таяли в зеркале заднего вида, он снова оставался один на один с дорогой и обнимавшей их обоих темнотой. А потом пошёл дождь. Тёплый летний дождь. Мерседес, словно ресницами, взмахивал дворниками. Рука, сама по себе, потянулась к радио. И снова уже знакомый женский голос пролился из динамиков:

Город уснул, по крышам стекает грусть,
Я поднимаюсь выше, неба рукой коснусь.
Вижу отсюда, как надежды мои
Шлют провода, связав в единицы-нули.

Но не дойдут, не ждёт уже адресат,
Прошлого нет и нельзя оглянуться назад
Чтобы ошибки все взять и изменить, -
Жаль, мы не в сказке, вокруг реальная жизнь.

Впереди замаячил крутой поворот, но Андрей не стал сбрасывать скорость. Мягко накренившись на борт, «мерин» прочертил поворот словно циркулем. Андрей достал сигареты, но осознав, что совершенно не хочет курить, отправил пачку за борт. Следующее, что захотелось сделать, это ослабить удавку галстука. Вскоре и галстук полетел в окно вслед за сигаретами.
Дышать сразу же стало легче.
Как он раньше этого не понимал?

Солнце моё пока скрывают дожди,
Мерная дробь по стеклу шепчет «ты подожди».
Время – вода, сквозь пальцы ушло оно,
Может, в наше окно впорхнёт завтрашним днём.

Город ожил, на крышах блестит вода,
Вижу, чья-то надежда летит по проводам.
Хочу, чтоб сбылись все далёкие сны,
В которых сейчас лишь единицы-нули.

Надежда. А где его надежда? Ждёт в конце маршрута? Или притаилась за спиной, тактично не шевелясь и не выдавая своего присутствия?

На середине неблизкого пути машина проголодалась, подав соответствующий сигнал. Ноздри даже защекотал запах высокооктанового бензина. Андрей выкрутил руль и съехал с дороги. Оказалось, что сеть заправок, на которой он остановился, отмечает День рождения. И в качестве презента Андрею подарили автомобильный освежитель воздуха в форме ромашки. Он засунул его в карман.
Сытый и довольный, мерседес снова выскочил на шоссе. Андрей расслабился, позволяя себе иногда опускать руки. Но машина чётко следовала за полотном дороги, не отклоняясь ни на йоту. И вот уже родные до боли пейзажи. Несмотря на ночь, он узнавал их сердцем. Обонянием и осязанием. Такие чувства невозможно передать словами. А когда всё чаще стали встречаться машины с кодом 63 и 163, хотелось остановить и обнять каждого водителя. Как брата.

Мерседес выскочил на ярко освещённую трассуи понесся по плотине Жигулёвской ГЭС. Энергоисполин, вырабатывающий свыше 10 миллиардов кВт/ч электричества в год, расположен в городе Жигулёвске, на участке Самарской Луки в районе Жигулёвского створа, где имеется естественное падение рек Уса-Волга. Интересный факт: при строительстве ГЭС для перекрытия Волги потребовалось всего 19 часов 35 минут. Но это было давно: строительство ГЭС началось в 1950 году и продолжалось семь лет. Сейчас же галогеновые глаза прожекторов пробивали в темноте дорогу и крошечную часть бескрайнего ледяного поля внизу, остановив время окружающего пространства.

Жигулёвские горы уснули, укрывшись толстым тёплым снежным одеялом. Вопреки общепринятому названию «горы», Жигули – лишь холмы. Однако рельеф Жигулей имеет ярко выраженный горный характер: со скалами, утёсами и крутыми обрывами.
Да и гора Наблюдатель, 381,2 м над уровнем моря – это высшая точка средней полосы Европейской России.
Мистика и легенды Жигулей вот уже много лет влекут как охотников за неизведанным, так и просто туристов, желающих пройтись по красивым местам.

Спрыгнув с плотины, Мерседес устремился вперёд. В Тольятти. В такой родной и одновременно навевающий скуку однообразностью панельных многоэтажек. Город детства, в котором хотелось встретить старость и упокоиться навеки.
Но это потом.

Выехав на Обводное шоссе, Андрей с упоением вглядывался в проплывавшую за окнами обстановку, силясь вспомнить, что же изменилось за время его отсутствия. На перекрёстке, перед выездом на Южное шоссе, именуемом в народе просто – Южка, он слегка притормозил. То место, куда он стремился, находилось слева. Но с Обводной налево поворот запрещён. Поэтому направо и прямо, где впереди лежало кольцо пересечения Южного шоссе с улицей Полякова. Виктора Николаевича Полякова, первого генерального директора Волжского автомобильного завода, Андрей хорошо знал по рассказам своего отца, всю жизнь проработавшего на автогиганте.

Теперь по кольцу в обратном направлении. Он уже не спешил. Над головой проплыл баннер со словами «Для меня эта точка на карте – Город детства, любимый Тольятти». Изображённая на нём симпатичная темноволосая девушка прижимала к сердцу земной шар, показывая на нём точку-Тольятти. А за её спиной, с высоты птичьего полёта, простирался город.

Яркий свет фонарей взрывал ночь. Редкие машины совершенно беззвучно проносились мимо. Андрей первым проехал перекрёсток, на котором к Южке справа по направлению движения примыкает улица Автостроителей. А слева, но под другим углом, Обводная дорога. По которой он, собственно, и приехал сюда. Проехав ещё два перекрёстка, притормозил на автобусной остановке и вылез из машины.

Немного пройдя вдоль улицы, он остановился. Их взгляды встретились. Впервые за много лет.
- Ну, привет, Костик.
Обычно здесь довольно ветрено, но сейчас воцарился штиль. И тишина. Город спал. Лишь в редких окнах горел свет. Как маяк для ночных странников.

А потом пошел снег. Сплошной завесой, напрочь скрывающей всё вокруг. Огромные, удивительно красивые снежинки ложились на голову и плечи Андрея. Кружились, порхали в таинственном танце, прежде чем укрыть Землю белоснежным ковром. Андрей зацепился взглядом за одну, которая была крупнее остальных, и мягко поймал раскрытой ладонью. Удивительно, но снежинка не таяла. Она смотрела на него с ладони, словно прося отпустить к своим подругам. И Андрей бережно перевернул ладонь, наблюдая за её финальным полётом.

Когда он поднял глаза, вместо Константина высился большой искрящийся холм, безмолвный и отстранённый. Это зрелище настолько потрясло Андрея, что он стоял как вкопанный, не зная, что делать. Затем бросился вперёд, яростными движениями принявшись очищать от снега того, в ногах которого всегда лежали живые цветы.
Сначала уши, затем морда, плечи, спина…Каждый сантиметр, каждый изгиб тела освобождая от белого плена.

Снег падал и падал. Беззвучно и неумолимо. Не обращая никакого внимания на все его усилия. Он же, задыхаясь, сгребал белую кашу быстрее и быстрее. Но не поспевал. И вот уже в отчаянии сорвал с себя промокшую до последней нитки рубашку, сковывающую движения. И снова неравная схватка. И снова снег побеждает. Теперь уже их обоих.

Андрей чувствовал, как силы покидают его. Снег залепил глаза и накрыл шапкой голову, мешая дышать. Ещё несколько мгновений, и вот он стоит уже по пояс в белом плену, лишённый возможности вырваться. А снег тем временем всё прибывал, постепенно добираясь до груди и шеи. Снежинки исполняли для него смертельный танец. Безнадёжно идеальный в звенящей пустоте.

И тогда Андрей всё бросил. Гордо выпрямился, посмотрев в небо. Туда, откуда спускалась на Землю непобедимая армия Белых принцесс. Из последних сил обнял Константина, роняя на него слёзы. И перестал дышать. На один миг они стали единым целым. Бронзовый памятник собаке и пришедший к нему человек.

Андрей не чувствовал холода снега и металла. Он вообще ничего не чувствовал, кроме тепла крошечного огонька свечи, горевшей глубоко внутри. Закрыл глаза и прошептал, едва шевеля губами:
- Костян, главное, что мы вместе.
И счастливо улыбнулся, как могут улыбаться только дети.
Константин радостно заскулил, лизнув лицо Андрея. Пригнулся на передних лапах и фыркнул, стряхивая снег. И спрыгнул, обнажая от снега два слова на гранитном постаменте.

Памятник преданности

Вселенная закрутилась перед глазами Андрея. Он лежал на спине, раскинув руки. Константин крутился вокруг, выписывая круги и усердно виляя хвостом. Снег расступился, покидая занятые позиции. Теперь над головой висело чистое небо, усыпанное стразами-звёздами. Пёс склонился над ним и слегка толкнул мордой в лицо. Андрей потрепал мохнатое плечо и по-дружески оттолкнул, намереваясь подняться.

И он поднялся, затравленно озираясь вокруг. В недоумении округлив глаза, пытался понять, где находится.
Затем, прилагая неимоверные усилия, сообразил, что в своей квартире. На своём диване. Один. Ночью. И забыл выключить телевизор.
Мне приснился сон.
В кармане что-то лежало, упираясь в бедро. Андрей засунул руку и вытащил предмет, уставившись на него в немом недоумении. Это был освежитель воздуха в виде ромашки.


Глава 65

Андрей встал, снял мокрую рубашку, вышел на балкон и закурил. За спиной, в комнате, телевизор показывал музыкальный клип. Что-то пелось про любовь. Про чувства, эмоции. Армия одинаково одетых парней и девушек лихо отплясывали под зажигательный ритм.
А он смотрел на небо. На чистое небо, неведомым образом способное вмещать в себе мириады ярких звёзд. И думал о ней. О той, которая по воле судьбы вошла в его небо самой яркой звездой.

Хотя, какая к чёрту любовь! Очередная одноразовая встреча, победа, после которой можно ставить ещё одну викториюв блокнот. И хорошо, что он не переспал с ней. Иначе она бы стала ему совершенно не интересной. Как и любая другая девушка, которую он познал. И хорошо, что она не подняла трубку. Это даже к лучшему. Тем проще оборвать их знакомство. И Креслава так и останется для него загадкой. Маленькой, но всегда притягательной. Да, хорошо, что всё произошло именно так, а не иначе. Теперь можно начинать всё заново. Переписка-знакомство-кафе-постель-прощай. Или так: переписка-знакомство-ресторан-постель-прощай. При желании вместо третьего можно вставить «кино». Тоже рабочий вариант.
Он включил компьютер и удалил свой аккаунт с сайта знакомств, проигнорировав сообщения Креславы.
И не слышал, как во дворе заскулила собака.


Глава 66

Мотор такси взревел, и с яростной пробуксовкой колёс оно понеслось на Креславу, набирая ход. Водитель изо всех сил сжимал руль побелевшими костяшками пальцев и правил точно на неё. Точно в цель.

Но за мгновение до смертельного удара неведомая сила вселилась в неё, заставив отпрыгнуть. Вылетевшая из рук сумочка ударилась о стекло, отлетев далеко сторону. А из кармана выпал телефон.

Крис упала на асфальт, разодрав в кровь ладони и колени. Водитель серебристой шкоды включил «аварийку» и подбежал к ней.
- Как вы?
Крис наблюдала, как такси с Нееловым свернуло на следующем повороте и скрылось изглаз.
- Пойдёт. Могло быть и хуже.
Мужчина протянул руку, помогая подняться.
- Благодарю.
- Не за что. Виктор.
- Крис.
Чтобы не мешать проезду остальных участников движения, они отошли в сторону.
Виктор принёс сумочку.
- Далеко улетела.
- Уж лучше пусть она, чем я, – кисло улыбнулась Креслава.
Виктор, посмотрев на её ободранные части тела, обошёл машину и открыл дверь багажника, прокричав откуда-то из его недр:
- Вам пластырь или перекись?
- Второе! – она тоже повысила голос для того, чтобы быть услышанной.
- Сначала я решил, что он действовал целенаправленно, то есть хотел задавить именно вас, – Виктор извлек из аптечки перекись с ватой, – но потом вспомнил, что сначала вы пристально посмотрели него. И только после этого он нажал на газ.
- Да, вроде так и было, – Крис наблюдала за его манипуляциями.
- Думаю, это автоманьяк. Просто сумасшедший. И чем быстрее его поймают, тем лучше.

Виктор, прищурившись на левый глаз, вскрыл пачку медицинской ваты и, недолго думая, вылил на него полпузырька перекиси водорода.
- Вот, пожалуйста.
Крис осторожно приняла из его рук нечто, больше напоминавшее большой ватный тампон, с которого обильно сочилась жидкость, отжала его и принялась аккуратно обрабатывать раны. Изредка вскрикивая от боли и закусив нижнюю губу. Машины, притормозив рядом с ними, проезжали и вновь набирали ход. Кто-то смотрел на них с любопытством, кто-то осуждающе качал головой.
- Картина выглядит так, будто это я вас чуть не сбил, – нарушил молчание Виктор.
Крис улыбнулась, на этот раз более естественно.
- Вы мне жизнь спасли, Виктор. А люди пусть думают, что хотят.
- Вы сами себе спасли жизнь. Отпрыгнули буквально в последний момент! – оживился он.
- Честно говоря, он меня зацепил. Чуть-чуть. Я почувствовала его машину, – призналась Крис.
- Чуть-чуть не считается. До свадьбы заживёт! – по-отцовски приободрил её Виктор. – Могу вас подбросить, если хотите.
- Спасибо, вы и так для меня сделали очень много!
Улыбка получилась совершенно непринуждённой.
Виктор уехал, и она посмотрела на кафе «Белый крем». Около входа собралась толпа. Уже предчувствуя плохое, Крис направилась туда. Прямо в дверях лежал труп девушки в красном пальто. Крашеная блондинка. Лица не видно. Спина вся красная от крови и, кажется, следы от попаданий пуль.
Креслава не очень хорошо разбиралась в трупах и огнестрелах. Точнее, вообще не разбиралась. Её начало мутить. Но не от вида бездыханного тела, а от осознания того, что на его месте должна лежать она. Некоторые из прохожих щёлкали фотокамерами телефонов. Одна девушка, посетительница кафе, начала истерить, прося выпустить из заведения. Какой-то шутник, нетрезвого вида, предложил ей перепрыгнуть через труп. То и дело слышались крики: «Вызовите полицию!».
Креслава сделала два шага по направлению к траве, но, не дойдя, согнулась пополам. Её тошнило и мутило. Чья-то рука заботливо протянула салфетку.

Немного успокоившись, она задумалась. Неелов поджидал её у входа в кафе, но по ошибке застрелил другую девушку. Спутав её с Крис. Для этой цели он раздобыл такси. Ведь, наверняка это не его машина.
Вы много знаете начальников службы безопасности крупных организаций, передвигающихся на личных автомобилях с наклейками популярных такси?

Девушка была одета в красное пальто. Но и она едва не одела красную куртку перед тем, как уйти. И только по случайности, оказавшейся счастливой, пролила вино и переоделась. Как Неелов узнал об этом? И вообще, знал ли? Знал! Раз приехал сюда. Откуда он мог это знать? Ответ очевиден: он побывал в её квартире. А она, как назло, забыла выключить комп.
Вот блин.
Там переписка с Андреем. Будет ли Неелов охотиться за ним? Непонятно. Ведь сначала он должен расправиться с ней самой. Но в любом случае нужно срочно связаться с Андреем и предупредить его об опасности!
Вдалеке послушался шум полицейских сирен. Они быстро приближались.
- Ну, слава богу, полиция едет, – сказала стоящая рядом женщина.
Крис кивнула ей и пошла дальше. Как можно дальше от кафе.


Глава 67

Следователь, двадцативосьмилетний капитан полиции Марченко Александр Дмитриевич, получив от оперативного дежурного сообщение о совершённом убийстве на территории кафе «Белый крем», выехал на место преступления в составе оперативно-следственной группы.
Как он и предполагал, вокруг трупа собралась плотная группа зевак, затоптавших следы убийцы, если таковые имелись поблизости. Вообще, когда преступления совершаются в многолюдных местах, большинство улик зачастую уничтожаются неосознанно, исключительно из желания помочь.
Бывало, перемещали трупы, которые на тот момент проявляли признаки жизни…

При появлении группы толпа расступилась. Кто-то начал снимать на камеру и полицейских.

Девушка. Двадцати двух-двадцати семи лет. Среднего телосложения. Рост примерно сто шестьдесят пять-сто семьдесят сантиметров. Блондинка. Волосы крашеные, распущенные, до плеч. Убита четырьмя выстрелами в спину. Судя по положению тела и входных отверстий от пуль, стрелявший находился напротив входа в кафе.
- Александр Дмитриевич.
Марченко обернулся. Сзади стоял молодой опер Гена, обладатель интересной фамилии – Труман,в компании двух девиц лёгкого поведения. Эта троица выглядела так, что можно было представить наоборот: девушки привели работника полиции. Одна выглядела немного страш…то есть старше другой. Причём на вид обеим не дашь больше двадцати пяти.
- Александр Дмитриевич, они говорят, что видели водителя машины, которая уехала с места происшествия сразу после убийства.
- Хорошо. Иди, Гена, осмотри прилегающую территорию. Потом опроси находящихся в кафе.
И добавил в спину уже отошедшему полицейскому:
- Не прыгай через тело, плохая примета!

Марченко представился девушкам. Они тоже. Старшую звали Вика, младшую – Женя.
Они начали тараторить одновременно, перебивая друг друга и размахивая руками. Он остановил их жестом, попросив говорить раздельно. Начала та, которая выглядела чуть моложе и скромнее. Хотя, слово «скромность» к ним совершенно не подходило.
- Мы с Викой хотели поехать в гости. Видим, стоит такси. Подошли так, вежливо спросили, не занято ли оно. А водила в ответ послал нас трёхэтажным!
- Да, да! – встряла в разговор Вика. – Этот урод нас обматерил! Ну, вы можете себе такое представить? Куда катится мир? Уже в такси нельзя прокатиться без того, чтобы тебя не оскорбили!
- Вы обязательно найдите этого подонка, и пусть он получит сполна!

Марченко начал уставать от их словоохотливости.
- Как он выглядел?
- Кто? Этот урод? – изумились вопросу подружки.
- Да, он. Мне же нужно знать его описание.
Они задумались, вспоминая.
- Лет сорок пять. С короткой стрижкой. Седоватый. В общем, одним словом, урод!
- Во что был одет? – уточнил он.
- В чёрный спортивный костюм. Кажется, nike.
- Нет, не nike!
- Nike, я тебе говорю!
- Откуда ты знаешь, ты вообще снаружи стояла и его не видела!
Девицы стояли друг перед другом, уперев руки в бока и с упоением споря.
Марченко разнял их, как это делает рефери.
- Стоп! Слушаем меня дальше и отвечаем на вопросы. Только по делу!
Он пристально посмотрел в глаза каждой.
- Договорились?
- Да, дорогой, – ответила за обеих Вика. Женя полезла за сигаретами.

Марченко оглянулся на место преступления. Судмедэксперт осматривал тело, делая запись на диктофон. Криминалист расхаживал около, делая снимки. Генка общался внутри с клиентами кафе.
Он снова обратился к своим собеседницам, к младшей:
- Жень, так понимаю, лично с таксистом говорили именно вы?
Она закивала, выпуская струю дыма:
- Можно на «ты», красавчик.
- Хорошо. Тогда расскажи всё с самого начала. По возможности, не упуская мельчайшие детали. Даже те, которые покажутся несущественными.
Он получил подробное описание таксиста. Также Женя упомянула о том, что тот «как-то неестественно дёрнулся» в тот момент, когда она открывала дверь.
- Сначала это показалось немного странным, но я не стала зацикливаться. Однако сейчас мне кажется, что этот урод бросил какой-то предмет себе под ноги, – добавила она.
Записав и проверив их данные, Марченко сказал, чтобы обе ждали от него повестки.
- Только, пожалуйста, переоденьтесь.
Вика встрепенулась:
- Ой, это так прикольно! Нас будет допрашивать следователь!
- А нас посадят? – с надеждой в голосе спросила Женя.
Он отмахнулся:
- В кресло. В качестве свидетеля.
- И правильно. Мы-то ни в чём не виноваты. А этот урод и нам нахамил, и девушку чуть не задавил! – они снова затараторили одновременно.
Марченко чуть не подпрыгнул на месте:
- Какую девушку?!


Глава 68

Сначала Крис инстинктивно торопилась, оставляя за спиной место преступления. Но потом, немного запыхавшись, сбавила темп. Она понимала, что сейчас находится в относительной безопасности. Её никто не контролирует и не ведёт слежку. Но, несмотря на это, она всё же иногда оборачивалась назад. Неожиданно её озарило.
Сигнал телефона могут вычислить! Надо ещё раз позвонить Андрею, если аккумулятор жив, а потом выключить телефон окончательно!

Креслава полезла в сумочку, но в боковом кармане рука наткнулась на пустоту.
Телефон выпал!
Ей вдруг стало обидно за свою судьбу, и она заплакала. Беззвучно и беззащитно. Не доставая платка и не пытаясь остановить слёзы. Тем более, ночь скрывала её от лишних глаз. Слёзы скатывались по щекам, исчезая на платье. И мир, как ни странно, сквозь их призму казался привлекательным своей необычностью.

Но теперь Крис знала, что делать. Когда ты определяешься, всегда ощущаешь решительность. И веру в то, что мир каждой своей частицей помогает тебе. Она свернула налево, перешла через дорогу, углубившись в квартал. Потом направо, за большой серый дом. И снова прямо. Это её места. Она прожила здесь всю жизнь, бегала девчонкой с Галкой. И вместе они облазили здесь всё вдоль и поперёк. В таком далёком и прекрасном прошлом.
С годами Страна детства превратилась всего лишь в крохотную часть мегаполиса. И изменилась, причём не в лучшую сторону.

Впереди замаячила крохотная синяя вывеска. Если бы не она, в темноте одноэтажное приземистое здание вообще трудно было бы различить среди могучих крон деревьев. Здесь, в бывшем салоне сотовой связи, отныне располагалось интернет-кафе. Крис здесь была лишь однажды. Около полугода назад. И то случайно. Просто из интереса попить кофе в новом месте.
Толкнув тяжелую металлическую дверь, она ступила на мягкий резиновый коврик. Над головой послышался стройный хор разномастных колокольчиков. Зал заполнен примерно на две трети. Половина посетителей, мужчины в основном под тридцатку возрастом, повернули головы в её сторону, пристально рассмотрев с головы до пят. Остальные, подростки, резавшиеся в Counter-Strike, были слишком заняты игрой, чтобы обращать внимание на мир реальный.
В противоположной стороне открылась дверь без ручки, искусно замаскированная под стену. Из комнаты вышел высокий, хорошо одетый молодой человек. Она успела заметить ряд игровых автоматов, прежде чем дверь за ним затворилась. Он подошёл к стойке и купил пиво, лениво скользнув по Крис взглядом. Затем закурил и снова исчез за дверью, распахнувшейся прямо перед его носом.
Нелегальное казино! Впрочем, легальных здесь и быть не может.

Крис заказала латте и прошла к стоящему отдельно в углу столу. Перевела с карточки деньги на счёт в Skype, надела наушники и снова набрала номер Андрея. Номер, который сразу же запомнила наизусть.
Абонент временно недоступен или находится вне зоны действия сети. Попробуйтепозвонитьпозднее. This number cannot be reached at the moment, please try again later…

Это плохо. Но, положа руку на сердце, она это предчувствовала.
Почему он выключил телефон? Не хочет разговаривать с ней? А если с ним случилось что-то ужасное? Крис мучило чувство неопределённости, с каждой минутой становившееся всё невыносимее. Со слабой надеждой она зашла на сайт знакомств, будучи готовой к тому, что все её сообщения висят непрочитанными. Но то, что она увидела, повергло её в шок.


Глава 69

- Какую девушку? – переспросил Марченко.
- А когда он уезжал, на перекрёстке едва не сбил девушку. Она едва успела отскочить, – хором ответили Вика с Женей.

Гена краем глаза наблюдал за Марченко, и как только тот отпустил девушек, подбежал к нему.
- Александр Дмитриевич, сейчас только ждём, когда закончат работу специалисты, – он кивнул в сторону занятых судмедэксперта с криминалистом. – Стреляных гильз обнаружено не было. Никаких иных предметов, имеющих отношение к делу, тоже. Да тут вообще чисто! Дворники так не убирают, как здесь!
Марченко потёр ладонью трёхдневную щетину.
- Ладно, Ген, я видел, как ты искал. Расширь радиус поиска до того перекрёстка, – он показал рукой туда, где по свидетельству девушек предполагаемый убийца едва не спровоцировал ДТП, – а я посмотрю записи камер наблюдения.

Гена замаршировал выполнять указание. Марченко зашёл на пост охраны кафе. В окружении охранников, админа, уже насмотревшегося на труп, и ещё непонятно что здесь делающих сотрудников заведения, он просмотрел видео. К сожалению, такси на нём предстало в виде смутного пятна. А подходивших к нему девушек, Вику и Женю, вообще было не разобрать. Как и лица водителя. Зато сам факт ведения огня просматривался вполне отчётливо!
Ну, хоть уже что-то.
- Мне нужна запись за два часа до этого эпизода и в течение двух часов после, – Марченко обратился к старшему из охранников, сорокалетнему мужчине внушительной комплекции. – Пожалуйста, скопируйте. А документы для вашего руководства я подготовлю.
Тот понимающе кивнул:
- Не вопрос. Сделаем.
Марченко поёрзал на неудобном стуле, пытаясь найти комфортное положение.
- Давайте посмотрим на внутреннюю камеру у входа.
И все замерли в ожидании, пока второй охранник искал требуемый файл.

Вот жертва подходит к двери, останавливается и толкает её. Делает шаг вперед, замирая с удивлённым выражением лица. Словно что-то её озадачило. Опускает голову вниз, смотря себе на грудь, и мешком оседает на пол. Всё происходит в течение каких-то пяти-шести секунд. Марченко по привычке обратил внимание на то, что время выстрелов на предыдущей записи совпадало со временем падения девушки на этой. Он вообще давно привык подмечать разного рода нюансы и мелочи, в совокупности составляющие картину преступления. Как и подобает любому хорошему следователю.

В служебку ввалился Генка, держа в руке пакет с телефоном.
- Вот, – он аккуратно положил его на стол перед носом Марченко. – Обнаружил на обочине дороги, где расположен светофор. Ещё там следы торможения на асфальте.
Марченко взял пакет, внимательно осматривая находящийся в нём вещдок.
- Зачем взял? – с укором спросил он.
- Так сопрут же, Сан Дмитрич. Как пить дать сопрут, – запротестовал Гена.
- Правильно мыслишь, – похвалил Марченко. – Надеюсь, отметил место, где он лежал?
- Обижаете, – Гена взмахнул протоколом со схемой.

Закончив с камерами наблюдения, они направились к светофору. Марченко крутил головой, посматривал по сторонам. Гена семенил рядом. Они встали на обочине, напротив жирных следов от покрышек.
- Вот следы торможения, – Гена указал на них рукой, – а вот обведённый мелом круг, где лежал телефон.
- Гена, это следы не торможения, а разгона. А тормозишь ты.
- Обижаете, Сан Дмитрич, – надулся Гена. – Сами посудите…
Он шагнул на проезжую часть, не обращая внимания на движение. Впрочем, при виде полиции поток покорно снижал скорость.
- Начало следов торможения аккурат перед стоп-линией, конец – примерно метра через три. То есть водитель слишком поздно заметил помеху на дороге, поэтому выкатился по инерции за пешеходный переход. И лишь по счастливой случайности не сбил…кого он там чуть не сбил?
- Девушку.
Марченко присел на корточки.
- Твоя теория хороша, Гена. Более того, в ней наличествует лишь один недостаток.
Гена опустился рядом.
- И какой же?
Марченко вздохнул.
- Недостоверность. При торможении следы имели бы прерывистый характер, так как срабатывает АБС. При этом мы знаем, что наш такси-ситроен оснащён подобной штуковиной. А эти следы сплошные. Отсюда вывод: авто в этот момент разгонялось.
Гена присвистнул.
- То есть, получается, что таксист имел намерение задавить насмерть человека, но у него ничего не вышло?
Марченко нахмурился.
- Эти мысли мне и не дают покоя.


Глава 70

Пользователь удалён.
Креслава несколько минут смотрела на пустое место, ещё недавно бывшее анкетой Андрея, не в силах пошевелиться. Когда, наконец, осознала, что заливает слезами клавиатуру и кофе, вытащила платок и побежала в туалет, провожаемая мужскими взглядами.

Андрей удалил свою анкету, проигнорировав её призывы о помощи. Всё можно простить. И нужно! Но как простить предательство? Предательство? Ты с ума сошла, Крис! Какое, нафиг, предательство! Знакомы без году неделя. Один раз встретились. И всё! Всё! Вы же совершенно чужие друг другу люди! Так что ты заладила – «предательство»! Познакомились, встретились и разбежались. Как обычно и происходит на сайтах знакомств. Вот чёрт. Обидно-то как!

Она включила холодную воду и умылась, долго держа ладони под упругой струей. Вытерлась платком и выкинула его в мусорное ведро.
Вместе с прошлым.
И, открывая дверь, дала себе обещание, что выходит совсем другим человеком. Преобразившейся. Сильной.
Я не та Крис, которую вы когда-то знали!

Но не успела она сесть за стол, как глаза снова стали на мокром месте. Дрожащей рукой закрыла вкладку сайта знакомств. Найдя в поисковике сайты, предлагающие покупку авиабилета, зашла на первый попавшийся.


Глава 71

Гена удивлённо посмотрел на Марченко.
- Не, Сан Дмитрич, вы делаете из мухи слона. Вряд ли наш клиент собирался сбивать девушку намеренно. Это же людное место. К тому же почти у всех стоят видеорегистраторы. Просто он спешил покинуть место преступления, поэтому чуть не спровоцировал наезд. Поэтому я всё же склоняюсь к мысли, что вы ошибаетесь.
- Гена, – начал терпеливо Марченко, – обстановка, которая перед нами открывается, может сообщить великое множество деталей. Надо только их увидеть. Эпизод у кафе и этот эпизод как-то связаны. Тут слишком много необычного.
- А что здесь необычного? – дрогнул Гена.
- Да всё, Ген. Давай мыслить логически. Сначала такси останавливается, пропуская девушку. Видишь, начало следов разгона прямо от края зебры, – Марченко включил маленький диодный фонарик и наклонился почти до асфальта, вглядываясь в подсвеченные улики. – А их конец метрах в трёх после. Причём пропадают они не резко, а плавно сходя на нет, – он указал рукой на этот отрезок на дороге. – Это значит, что наш чувак, как газанул, метясь в жертву, так и не отпускал газ вообще, промахнувшись. Он просто тупо скрывался с места преступления. Что, впрочем, и подтверждают девчонки. По мере того, как ситрик набирал ход, пробуксовка уменьшалась. Пока не прекратилась совсем. А телефон выпал из рук несостоявшейся жертвы в тот момент, когда она уворачивалась от машины. Правда, возникает вопрос, почему она его не подобрала? Или сразу убежала с места происшествия, или искала, но безрезультатно, или просто не заметила пропажи? Если, например, мобила была не в руке, а в кармане.

Гена почесал затылок.
- Ну ладно, Сан Дмитрич, допустим, моя версия не верна, а ваша верна. Тока я не вижу ничего необычного. И, тем более, не понимаю, как связаны два этих эпизода?
- Гена, только два момента не дают мне покоя. Первый: нахрена этому чудику давить левую девушку, тем самым привлекая к себе совершенно ненужное внимание? Ведь от кафе он уезжал аккуратно и незаметно!
Гена, проявляя неподдельный интерес, чуть ли не в рот заглядывал Марченко:
- А второй момент, Сан Дмитрич?
- Второй момент вот в чём, – теперь Марченко заорал на него, – Оцепляй место и зови криминалиста! Ты должен был сделать это сразу!
- У нас народу мало, Сан Дмитрич, – начал Гена жалобным тоном, – и вообще, я улику вам нёс. Поэтому был занят.
Марченко встал, направившись обратно к кафе. Возле его дверей вовсю крутились репортеры, и стояла «труповозка», в которую грузили тело.
- Погодите, Сан Дмитрич! – Гена всплеснул руками. – Действительно, зачем ему было светиться? Получается, наш киллер на самом деле…
Марченко улыбнулся, ответив ему на ходу:
- Ну, вот видишь, ты сам догадался, Гена!
Но вывод, к которому пришёл Марченко, всё же требовал перепроверки.


Глава 72

Неелов изо всех сил давил на газ, в бессильной ярости вцепившись в руль. Сотникова успела отскочить, и как ей это удалось, он до сих пор не мог понять. В принципе, с такого близкого расстояния, какое изначально было между ними, сложно сбить насмерть. Тут применима другая «технология», которую он, разумеется, хорошо знал. Всё просто: сначала цепляешь жертву на капот, затем резко тормозишь. Она сваливается прямо под колёса, и можешь делать с ней всё, что нужно.
Но Сотникова сразу увернулась от него, и её карту бить оказалось нечем. Сдавать назад или разворачиваться? Так они ж не в чистом поле. Стрелять? На глазах у всех? Давая возможность себя увидеть, а то и записать на видеорегистратор…
Ненавижу её!
Надо срочно избавляться от машины и ствола. С первым пунктом проще. А просто так выкинуть пистолет нельзя, потому что совершенно нет времени приобрести "чистый".
И надо как можно скорее валить Сотникову. Ведь она меня видела и теперь знает, кто за ней охотится. К сожалению, когда жертва охотника знает в лицо, задача на порядок усложняется.
Вот чёрт!
Он бросил машину в ближайшей подворотне, связавшись с техническим отделом службы безопасности «Ньюсити-Фарм».
- Это Неелов. Сейчас продиктую номер сотового, а вы запеленгуйте его.


Глава 73

Закончив осмотр места преступления, Марченко вместе с группой и вещдоками поехал в отдел полиции. После снятия отпечатков пальцев с телефона, который обнаружили на обочине, он подключил его универсальным зарядником и позвонил себе, чтобы узнать номер. И распорядился пробить по базе данных ФИО и адрес владельца. А также всех абонентов, с которыми тот связывался. Особый интерес вызвало то обстоятельство, что с телефона звонили на один и тот же номер несколько раз подряд, причём это было сделано незадолго до убийства.

Что касается личности убитой, ею оказалась Истомина Надежда Николаевна, 22 лет от роду.

Самое эффективное расследование преступления – по горячим следам. И Марченко очень не хотелось превращать это дело в «висяк». Вскоре он получил данные владельца мобилы. Это была некая Сотникова Креслава Александровна.
Он прекрасно понимал, что в обстановке только что совершённого преступления необходимо как можно скорее попасть домой к этой Креславе Александровне. Поэтому не стал ходатайствовать на проведение обыска перед судом, поскольку это отнимет драгоценное время. Тем более что решение придётся согласовывать и с прокурором.

Быстро выписав постановление, Марченко решил не дожидаться и оперов, поехав к Сотниковой один.
Просто поговорить. Без протокола.


Глава 74

Неелов назвал телефон Креславы. Голос в трубке вежливо попросил подождать. Через несколько минут сообщили, по какому адресу запеленгован источник сигнала.
Это отделение полиции недалеко отсюда.
Надо ехать и узнавать, действительно ли там находится Сотникова. Если она там, можно устроить ещё одну засаду. Правда, сейчас это сделать сложнее. Но необходимо. Иначе девушку можно искать до посинения, как иголку в стоге сена.

Заявляться в отделение в чёрном спортивном костюме и наводить справки – глупо. Это обязательно вызовет подозрения, и он ничего не узнает. Как быть? Нужно что-то придумать. Неелов сосредоточенно грыз спичку, посматривая по сторонам и размышляя над тем, как решить проблему. Вот из двора выезжает мусоровоз. Вот он проползает мимо двух чисто вымытых машин, на которые джентльмен в хорошем костюме цепляет свадебные ленты. Ватага детей, мальчишек и девчонок, проносится вихрем, пиная футбольный мяч и держа в руках мороженое. А вот лежит большая, сломанная ветром ветка, которую никто не удосужился откинуть в сторону… Стоп!
Эврика!

Неелов ещё раз посмотрел на парня в костюме, наряжающего свадебный кортеж.
Как я раньше не догадался!
Он продолжал идти дальше и, как только показался ряд бутиков, зашёл в первый из них, мужской одежды.
Завидев невысокого, широкоплечего мужчину с холодным колючим взглядом, обе девушки-продавца вытянулись по струнке. Немного замешкавшись, одна из них бросилась навстречу.
- Доброе утро.
Неелов осмотрел длинные ряды пиджаков, костюмов и сорочек, в которых мало что соображал.
- Мне нужен костюм.
Продавец, брюнетка в чёрной юбке с бежевой блузкой, семенила за ним.
- Для какой цели?
Неелов замер, задумавшись. Потёр подбородок и осмотрел мозаику плит пола, словно ища там ответ.
- Сходить в ресторан с девушкой. Погулять по вечернему городу… – он выдавливал из себя слова, формулируя мысль.
Девушка внимательно посмотрела на него и подошла к ряду костюмов.
- В таком случае рекомендую casual. Для…
- Короче, что-нибудь торжественное, – перебил брюнетку Неелов, заканчивая фразу.
Та развернулась на каблуках, проследовав к другому ряду.
- Для торжественного мероприятия вам идеально подойдёт итальянский костюм.
- Я очень спешу.
Девушка кивнула.
- Я вас поняла.
Ещё раз оценив фигуру клиента, сняла тёмно-коричневый костюм в полоску.
- Cantarelli. Идеальное соотношение цена-качество среди готовых костюмов.
Неелов внутренне содрогнулся, увидев ценник.
- Хорошо.
- Так полагаю, вам и сорочка необходима?
- Да. На ваш вкус.
Продавец выбрала сорочку.
- Я провожу вас до примерочной.
Он переоделся. Костюм и правда был хорош. Сидел как влитой. Точнее, как сшитый на заказ. Намного лучше старого, в котором он каждый день ходил на работу.
- Одену его сразу! – прокричал он из примерочной.
Спортивный костюм скрутил, предварительно засунув пистолет внутрь.
- Мне нужен пакет под это, – он покосился на свёрток, который держал в руках.
Но когда засовывал костюм в пакет, из него неожиданно выпал пистолет. Брюнетка с ужасом уставилась на глухо звякнувший о пол кусок черного пластика с металлом, застывший у неё под ногами.

Неелов быстро нагнулся, пряча пистолет. Костюм затрещал по швам.
Ещё и на камеры записался!
Он посмотрел в видеоглазок, с удовлетворением отметив, что оказался по пояс скрыт прилавком. То, что выпало у него из рук, камера запечатлеть не смогла.
- Не обращайте внимания, это по работе, – он старался сделать голос как можно более непринуждённым. – Я полицейский, выполняю задание.
- Я так и подумала, – прохрипела, откашливаясь, продавец. Испуганно пряча глаза, она имела вид более чем красноречивый.
Неелов полез за бумажником.
Ты бы всё отдала, сука, чтобы я поскорее отсюда свалил. Ведь, правда?

Неелов шёл, и ему казалось, что он, будучи в хорошем костюме, как магнит, притягивает взгляды окружающих.
Не парься. Это просто эффект новизны. Привыкнешь, и всё пройдёт. Хотя...какой же джентльмен с полиэтиленовым пакетом в руке?
Поэтому он приобрёл чёрный кожаный портфель, в который засунул пакет со спортивным костюмом.
Ещё он купил роскошный букет алых роз.


Глава 75

Марченко покинул отделение полиции, шагая к служебному форду. Но стартер, издав жалобный писк, затих, не реагируя на реанимационные мероприятия в виде попыток перезапуска. И тогда он решил ехать на своей машине. Однако ключи от неё остались лежать в сейфе в кабинете. Марченко вылез из иномарки, направляясь обратно в отделение. И тут же стал свидетелем весьма странного зрелища.


Глава 76

Потянув за тяжелую синюю дверь отделения полиции, Неелов аккуратно, стараясь не сломать цветы, зашёл в полуосвещённый тамбур. Постучал в окошко.
- День добрый.
Старший оперативный дежурный, здоровяк капитан, вопросительно уставился на него, прекратив жевать шаурму и быстро её убрав.
- Здравствуйте.
- У меня к вам, простите, щекотливый вопрос.
Капитан окончательно прожевал, сглотнув с утробным звуком.
- Слушаю вас.
Второй, дежурный по управлению нарядами, старший лейтенант, бросил ковыряться в телефоне, тоже с интересом рассматривая Неелова. Неелов поискал глазами ещё одного, помощника оперативного дежурного по телефону, но его не было.
- Мы…я и моя невеста, – начал он, приняв скорбный вид, – сидели в ресторане…и поссорились. Она убежала. Я её ищу, хотел бы попросить прощения. Она…это…не совсем трезвая была…ну вот дай, думаю, зайду к вам, узнаю, не задерживали ли её.
Дежурный недоверчиво посмотрел на Неелова.
- Ресторан…ранним утром?
- Мы вчерапоздно вечером сидели. Потом поссорились, и она ушла из ресторана. Всю ночь я её искал. И вот решил обратиться в полицию.
- Ваш паспорт, пожалуйста.
- А у меня его при себе нет, – Неелов выпалил первое сочетание, пришедшее на ум. – Я Сидоров Аркадий Эдуардович.
И положил букет на подоконник перед носом дежурного.
Капитан, переключи своё внимание на цветы.
Здоровяк замялся, посмотрел на отложенную в сторону шаурму, и вздохнул:
- А как невесту-то звать?
- Креслава. Сотникова Креслава Александровна.
Пару минут он вглядывался в монитор. Затем промычал:
- Таковую не задерживали. К сожалению...То есть, к счастью!

Неелов резко толкнул дверь, чувствуя подступающий приступ ярости. Дежурный снова потянулся за шаурмой. Выйдя, Неелов засунул цветы в урну.
В этот момент по ступенькам в отделение поднялся незнакомец и прошёл мимо, наблюдая за варварским поступком Неелова.
Намётанным глазом Неелов сразу определил, что перед ним полицейский в штатском.


Глава 77

Марченко уже подходил к крыльцу, как дверь распахнулась, и из отделения вышел средних лет мужчина в хорошем тёмно-коричневом костюме. Лицо мужчины перекошено от злобы. В одной руке у него портфель, другой он держал большой букет роз. Но неожиданно мужчина яростно засунул цветы в урну и прошагал мимо Марченко, испепелив того мимолётным взглядом.

Чудак хотел преподнести цветы дежурному, но тот не принял презент?
Марченко уже шагал по коридору, но вернулся и заглянул в комнату оперативного.
- Приятного аппетита!
Тот с неодобрением покосился на непрошеного гостя, прервав трапезу.
- Вот, блин, позавтракать спокойно не дают!
- Вань, а что за клоун с букетом был?
- Искал свою сбежавшую невесту.
- Ясненько. А как невесту-то зовут?
Дежурный нахмурил лоб, вспоминая.
- Имя такое интересное. Древнерусское. Кра…Кри…
- Креслава?
- Да, точно! Оно самое!
- Он искал Креславу Александровну Сотникову?
- Да. Её самую. А ты откуда знаешь?

Вместо ответа Марченко выскочил на улицу, однако недавнего визитёра не обнаружил. Заглянул за угол здания и даже дошёл до курилки, оглядываясь по сторонам. Но след таинственного незнакомца в тёмно-коричневом пиджаке простыл. Забрав ключи, он, не медля, помчал к Креславе.
Ярко-красный «мини», припаркованный в неположенном месте, поднимал на борт эвакуатор. Проезжая мимо, Марченко притормозил, вспоминая, владельцем какой машины является девушка. Полицейская база данных знает всё.
Это её машина! Но вся покоцанная, исцарапанная и помятая…Что случилось?

В подъезде шла уборка. Входная дверь была открыта. Марченко поднялся на этаж и сразу заметил, что дверь в квартиру неплотно прилегает к косяку. Он вытащил пистолет, снял с предохранителя и взвёл. Аккуратно вошел, осматривая проём.
Следов взлома нет. Или открывал профи.
Квартира пуста. Разлитое вино. Осколки стекла. Компьютер.

Марченко взял мышку, и перед ним открылась переписка сайта знакомств. Правда, собеседник Сотниковой по какой-то причине удалил свою страницу.
Но с каждым прочитанным словом и предложением картина произошедшего стала стремительно проясняться. Словно с неё скинули покрывало. Действительно, как он и предполагал, убитая в кафе – случайная жертва. А охотятся именно за Сотниковой. Киллер заявлялся сюда накануне. Поэтому дверь открыта. Убийца прочёл переписку и ждал напротив кафе. Но ошибся, приняв красное пальто той девушки за куртку, упомянутую здесь.
Либо Сотникова специально вводила убийцу в заблуждение!
Внезапная догадка заставила его пройти в ванную и открыть корзину для белья.
В ней лежала залитая вином красная куртка.
Нелепая случайность спасла Сотниковой жизнь.

Марченко задумался над раскладом ситуации. Сотникова спаслась от рук убийцы, скрывшись в неизвестном направлении. Преступник тоже не спешит объявиться. Есть ли сейчас между ними троими, Марченко, Сотниковой и киллером, какое-то связующее звено? Что-то, способное помочь в расследовании дела. Есть!
Собеседник на сайте знакомств. И он же абонент, которому она безуспешно звонила последние несколько раз. Адрес и телефон этого человека Марченко также записал в отделении полиции. Это некто Гусев Андрей Владимирович, 27 лет.


Глава 78

Андрей проснулся, терзаемый сильной жаждой. Телефон он разбил ещё накануне, лишив себя будильника. Теперь его роль играет обезвоживание и сушняк. А красная кнопка «выкл», – это вода. Он открыл окно на кухне и уселся со стаканом в руке на подоконник, свесив ноги наружу. Страха высоты не было. Вместо него – апатия и отсутствие сил. Он глоток за глотком вливал в себя спасительную влагу, наблюдая за тем, как далеко внизу маленькая женщина вела в садик совсем крошечного ребёнка. Следом за этой парочкой проехал небольшой легковой автомобиль. А чуть позже и грузовик несерьёзного размера. Из-за густых крон деревьев проглядывала и его машина, тоже маленькая. Чёрная и маленькая. Маленькая и чёрная. Чёрная, потому что маленькая. Малень…

Он вылил остатки воды вниз, на траву. Наблюдая за полётом капелек, покуда их можно было различить. Ветер шевелил волосы, окроплял приятной прохладой, помогая раскручивать жёсткий диск памяти.
Андрей вспомнил, что удалил профайл с сайта знакомств. Даже не удосужившись прочесть сообщения Крис. Зачем он так поступил? Минутная слабость? Или что-то большее, в чём трудно признаться даже самому себе?
Как же мне плохо.

Он прошёл в комнату и взял пульт от телевизора. Шёл репортаж с места какого-то преступления. Кафе «Белый крем». Убита девушка. Выстрелами в спину. Прямо на входе, в дверях. И вроде как кто-то видел стрелявшего. Но точно неизвестно. Преступление совершено накануне ночью, и полиция надеется по горячим следам выйти на след убийцы. Бла, бла, бла. Бла, бла, бла…

Андрей выключил телевизор и включил компьютер, восстановив страницу. Крис онлайн. Ощущение счастья мгновенно наполнило его до краёв, вышибив головную боль и прочий сплин.

Привет. Нам нужно срочно встретиться. Жду тебя в кафе «Белый крем». Это недалеко от моего дома. Буду ждать до тех пор, пока не выставят за дверь!!!
***
Батарейка в телефоне садиццо!!! Если что, ищи взглядом красную куртку)

Он прочёл два старых сообщения, присланных Креславой накануне.
И расстроился. Ведь он давно опоздал. Да не просто опоздал, а в пьяном угаре вообще удалил свою анкету. А Крис ждала. Верила ему. Какой же он после этого…

Но тут от неё пришло новое сообщение. Сердце Андрея бешено заколотилось, когда он открывал его, несколько раз промахнувшись мимо виртуальной кнопки.

И тут его словно током ударило.


Глава 79

Телефон…
Марченко набрал номер Андрея, но абонент отсутствовал или находился вне зоны действия сети.
Это плохо.
И тут Марченко заметил то, отчего его сердце бешено заколотилось. Он придвинул стул и сел за компьютер, позабыв о том, что, возможно, стирает нужные отпечатки пальцев.

Анкета Андрея снова стала активной.


Глава 80

Неелов вынул из кармана лист бумаги с номером Андрея, который записал, просмотрев переписку в компьютере Сотниковой. Связавшись со специалистом технического отдела службы безопасности «Ньюсити-Фарм», попросил проследить местоположение сигнала передатчика телефона. Служба безопасности «Ньюсити-Фарм» по наличию радиоэлектронной аппаратуры оснащена лучше, чем все лаборатории МВД, вместе взятые. Поэтому и слежение за абонентами – без проблем. И база данных федерального уровня – всё есть. Правда, это немного незаконно. Но кто будет контролировать корпорацию? Полиция? Не смешите.
В отделе взяли паузу на пеленг, но на этот раз огорчили Неелова. Сигнал не пробивался.
- К сожалению, Сергей Геннадьевич, не могу взять сигнал.
Неелов понимал, что вопрос излишен. Однако спросил:
- У вас правильно настроено оборудование?
- Да, всё работает в штатном режиме. Скорее всего, аппарат просто выключен.
- Ясно.
- Сергей Геннадьевич, я могу по номеру пробить адрес этого человека.
- Давай.


Глава 81

Мозг отказывался воспринимать информацию. Поэтому Андрей заставил себя прочесть сообщение снова.
- Здравствуйте. Это следователь полиции капитан Марченко. Я нахожусь в квартире Сотниковой Креславы Александровны. Её телефон обнаружен неподалёку от места совершения преступления. Если вы не в курсе, то сообщаю: сегодня ночью в кафе «Белый крем» убита девушка. Её личность уже установлена. Однако есть основания предполагать, что целью киллера была именно Сотникова. И, ознакомившись с вашей перепиской, я нашёл этому дополнительные подтверждения. Хотел бы сейчас встретиться и поговорить с вами.

Тут Андрей вспомнил:
Телевизор…Происшествия…Кафе «Белый крем»…Убийство девушки в красной куртке…Крис…О Боже…
Он обхватил голову руками. Потом в отчаянии схватил монитор…и поставил на место.
Стоп! Ведь она жива! Крис жива! Она не могла умереть! Этот коп написал, что убитую опознали. Но он не сказал, что это Крис…

Андрей набрал в ответ главное, что его интересовало:
- Где она?
Спустя несколько секунд пришёл ответ:
- Её местонахождение устанавливаем. Почему Ваш телефон не отвечает?
- Я его сломал, – писал Андрей, однако мысли его были заняты совсем другим.
Крис жива! Жива!

Но её жизнь в опасности, поэтому дорога каждая минута. Им надо встретиться...где? В каком-нибудь каф...а, чёрт! Теперь при этом слове у него возникают неприятные ассоциации.
И Андрей набрал на клавиатуре:
- Я пока дома. Где вам удобнее встретиться?
Ответ следователя гласил:
- В целях безопасности оставайтесь на месте. Сейчас приеду к вам сам. Адрес знаю. Не приближайтесь к окнам. К двери подходите боком, прижимаясь спиной к стене. Возможно, преступник заинтересуется и вами, пытаясь выйти на след Сотниковой. Когда позвоню в дверь, назову кодовое слово «Россия».
- Хорошо. Жду вас.

Андрей вскочил и заметался по комнате. Выглянул в окно, но, вспомнив предостережение Марченко, попятился назад. Быстро приняв душ, переоделся в белую футболку и чёрные джинсы. Сел прямо на пол на кухне и закурил, стряхивая пепел в стакан, из которого пил накануне.

Время тянулось мучительно медленно.
Чтобы как-то отвлечь себя, открыл холодильник, снизу вверх смотря на его скудное содержимое. Центральное место на средней полке занимал пакет с сочными ярко-красными жар-птичками, неделю назад купленными на рынке у бабушки.
Яблоки надо выбросить. Им сто лет в обед.
В дверце лежали несколько упаковок йогурта.
Йогурт туда же.
Но он ещё не просрочен!
А, всё равно...
Мысленно йогурт отправился вслед за яблоками. В мусорное ведро.

Во дворе, прямо под окнами, раздался выстрел. Потом ещё один. И ещё.


Глава 82

Марченко вышел из квартиры Креславы. Красный «мини», стреноженный, покоился на спине эвакуатора. Двери, капот и крышка багажника опечатаны. Как и положено. Он скользнул взглядом по машине.
С авто разберусь позже. Приобщу к делу в виде большого вещественного доказательства. С такими следами побоев на боках она многое сможет поведать…

Полицейский оформлял протокол, зацепив фотоаппарат лямкой на запястье. Водитель проделывал манипуляции с краном. Вокруг собралась толпа зевак. Правда, в основном это были дети.
В идеале следовало поговорить с соседями. Наверняка, кто-то видел входящего в подъезд незнакомца. Бабушки, они такие: граница на замке! К сожалению, на это у Марченко нет времени.

Заехать ближе к дому Андрея не удалось. Дорогу перегородил опель, дающий «прикурить» старой «шахе». Объехать по газону тоже не получалось. Марченко не оставалось ничего другого, как бросить свой немолодой сааб, проделав оставшийся маршрут пешком. Закрывая машину, он краем глаза заметил как «шестёрка», прочихавшись, затарахтела, и опель уехал, освободив проезд.
Закон подлости.

Солнце всходило с обратной стороны дома, поэтому сейчас во дворе царила приятная прохлада. 14-этажная кирпичная высотка в два раза превосходила высоту деревьев, её окружавших. Придомовая территория обильно засажена цветами, за которыми, сразу видно, заботливо ухаживали.
Симпатично здесь.
Так и есть: пожилая женщина поливала из шланга клумбы. В стороне стояло пластиковое ведро с накинутыми на борт грязными резиновыми перчатками.

Марченко уже подходил к подъезду, вспоминая номер квартиры Андрея, как с противоположной стороны дома, из-за угла, появился господин в солидном тёмно-коричневом костюме и чёрном портфеле в руке. Их взгляды встретились. Они мгновенно узнали друг друга. При виде «знакомого незнакомца» сердце Марченко бешено заколотилось, готовое выпрыгнуть из груди.

Неелов выхватил «глок». Как в замедленной съёмке, Марченко видел поднимающееся, направленное на него чёрное дуло. Но, прежде чем противник успел нажать на спусковой крючок, мозг Марченко, выполняя много раз отработанную на тренировках по армейскому рукопашному бою программу, дал сигнал телу. И Марченко отпрыгнул влево, тем самым вынуждая незнакомца в дорогом костюме поворачивать руку с пистолетом вправо, что неудобно. Одновременно Марченко пытался достать табельный «макаров», не вовремя застрявший в кобуре. «Глок» глухо рявкнул. Пуля прошла в нескольких сантиметрах от Марченко, поразив старую берёзу за спиной. Неелов снова начал целиться.
Чтобы уйти от второго выстрела, Марченко пришлось кувырком падать на асфальт и перекатываться, прячась за ближайшим укрытием – старой «девяткой». Облезлая «девятка» – слабое укрытие от пуль, которые прошьют её как раскалённый нож – масло. Повезёт только, если пуля попадёт в блок цилиндров и срикошетит. Поэтому только в голливудских боевиках герой легко выскакивает из изрешечённого авто как ни в чём не бывало, продолжая постреливать в плохих парней. В реальной жизни немного сложнее.

В конце концов, Марченко удалось вытащить «макаров» и снять с предохранителя. Неелов три раза выстрелил в предполагаемое место, где за машиной мог прятаться Марченко. Пули насквозь прошили кузов, срикошетив от дороги. На голову и плечи посыпались осколки сталинита. Марченко почувствовал тупую боль в области левого бицепса и начинающееся онемение руки. Опустив взгляд, увидел разорванный на плече пиджак, стремительно пропитывающийся кровью.

Послышались крики «ой, господи, стреляют!» и плач ребёнка. Дольше оставаться на месте смертельно опасно. Сгруппировавшись, Марченко выпрыгнул из-за автомобиля, целясь в Неелова. Но выстрелить он не успел. Перед глазами лишь мелькнула скрывающаяся за углом дома спина в коричневом дорогом костюме...

Плечо сильно болело. Рукав обильно пропитался кровью. Марченко поставил пистолет на предохранитель и осторожно, морщась от боли, убрал в кобуру. Подбежала женщина, поливавшая грядки. Остановившись в шаге от него, испуганно таращилась на окровавленную руку.
- Господи, вы ранены!
Марченко, отряхиваясь от осколков стекла, поспешил её успокоить:
- Ничего страшного, до свадьбы заживёт.
Она затравленно озиралась по сторонам.
- Нужно вызвать скорую!
- Я вызову.
Вдруг она посмотрела на него подозрительно.
- Вы бандит?
Вот только этого не хватало.
- Я милиционер.
Пенсионерка, кажется, не сильно поверила.
- Сейчас нет милиционеров. Сейчас все полицейские. А кто не полицейский, тот бандит!
Марченко вытащил служебное удостоверение, поднеся к её лицу.
- Вот, смотрите. Мой документ. Я полицейский. Следователь.
Женщина подслеповато щурилась, пытаясь прочесть. Затем попыталась взять «корочки» грязной рукой, но Марченко поспешил убрать удостоверение.
- Извините, мы не имеем права передавать личные документы посторонним в руки.
В этот момент в голову пришла мысль, что «закон подлости» с перегородившим дорогу «опелем», возможно, спас ему жизнь.

Двор огласил вой сирены «скорой».


Глава 83

Услышав выстрелы, Андрей вскочил и подбежал к окну. Однако густая дворовая растительность мешала разглядеть стрелявшего. Вылетев из квартиры, он не стал дожидаться лифта и помчался по ступенькам, в два прыжка преодолевая каждый пролёт.

Возле подъезда стоял молодой мужчина, раненый в руку, и охающая пожилая женщина рядом. Поодаль, недалеко от качелей, плакал ребёнок. Его прижимала к груди мама, безуспешно пытаясь успокоить. «Девятка» знакомого с первого этажа зияла разбитыми стёклами и пулевыми отметинами в дверях.

Андрей подбежал к мужчине. Тот повернулся.
- Вы Марченко?
- Да. А вы Андрей, как понимаю?
Андрей кивнул.
- Не очень-то хорошее время и повод знакомиться.
- Согласен. Но, к сожалению, не всё в наших руках.
- Как, например, пистолет в руках противника.
Марченко грустно усмехнулся шутке. Осторожно пошевелил пальцами раненой левой руки, придерживая правой.
- Десять сантиметров левее, и я бы не стоял сейчас перед вами.
Женщина завороженно уставилась на рану.
- Сейчас сбегаю домой, разведу марганцовки, – вышла она из оцепенения. – Нужно как можно скорее промыть рану!
И, кряхтя, неловко засеменила прочь.

Марченко сел на лавку и огляделся по сторонам. Затем вытащил носовой платок.
- Вы можете собрать гильзы? – попросил он. – А то ребятня растащит на сувениры.
Кто-то оперативно среагировал, сразу набрав 911. Напротив них, поблескивая огнями, остановилась «скорая».
Пока Андрей собирал улики, Марченко перебинтовывали рану в карете «скорой помощи».

- Я нашёл три штуки, – Андрей протянул платок Марченко, когда тот вылез из «скорой».
Марченко подвигал туго перебинтованным плечом, привыкая к новым ощущениям.
- Попросил не надевать плечевой бандаж. Он больше мешаться будет.
В платке лежали три стреляные гильзы.
- Похоже на 9x19 Парабеллум, – Марченко покатал их, осматривая со всех сторон. – Где-то ещё две лежат. Он стрелял пять раз. Я считал.
Андрей ещё раз присмотрелся к тому месту, на которое указал Марченко.
- Нашёл!
- Только не голыми пальцами!
Андрей подошёл к клёну, сорвал широкий лист и через него подобрал гильзу.

Марченко спрятал улики в карман. По телу разливалась приятная нега промедола, растворявшая боль раны.
- Мы можем поговорить без свидетелей?
- Разумеется. Поднимемся ко мне.
Совсем без свидетелей не обошлось. Около лифта они столкнулись с Колькой, жившим этажом ниже Андрея. При виде Андрея в компании молодого человека с перебинтованной рукой, Колька посторонился. Он открыл рот, намереваясь что-то сказать, но передумал, встретив два хмурых взгляда.

- Я познакомился с Крис в интернете, на сайте знакомств, – начал Андрей, прикрыв за собой дверь. – Договорились встретиться на следующий день. Погуляли, сходили в кафе. Потом проводил её до дома.
Марченко окинул взглядом обстановку квартиры.
- В её поведении, разговоре, вам что-нибудь показалось странным или необычным?
- Смысл вопроса понятен. Ничего особенного не заметил. Если не считать того, что Крис говорила про «Ньюсити-Фарм».
- А что именно она говорила? – насторожился Марченко.
- Что компания проявляет пристальный интерес к сотрудникам. Я бы сказал – нездоровый интерес.
- В чём это проявляется? – Марченко на мгновение даже забыл о боли.
- Ничего конкретного противозаконного она не привела в качестве примера. Но смысл сказанного сводился к тому, что компания всеми силами старается вырастить лояльные послушные кадры.
- Собственно говоря, это широко распространённая на западе практика, – словно сам себе, вполголоса пробормотал Марченко. – Там ходят строем, распевают корпоративные гимны и молятся на процветание хозяина…Послушайте, а может, Сотникова как-то выбилась из этого стада, став опасной?
Андрей задумался.
- Крис рассказала, что фармацевтические компании дурят народ, сначала придумывая несуществующие болезни, а потом предлагая от них дорогие лекарства. Даже…
- Что? – напрягся от внимания Марченко.
- Это странно прозвучит, – начал нерешительно Андрей, – но она сказала, что СПИД – такая же выдумка. И что «Ньюсити-Фарм» готовится нагреть на этом руки.
- Сильное утверждение, – согласился Марченко, – тем более от собственного сотрудника. За такое явно не погладят по головке.
- Но если Крис врёт, зачем открывать на неё охоту? – вопросил Андрей. – Увольте и дело с концом!
- Мы пока не знаем достоверно, есть ли здесь связь. Хотя, на данный момент это единственная правдоподобно звучащая версия. Скажите, как получилось, что вы так и не пришли в кафе?

Андрей напрягся.
Он меня подозревает?
Говорить о своих слабостях не хотелось.
- У меня сложился непростой день. Встретил одноклассника. Сначала хорошо так сидели в ресторане. Но разругались вдрызг и даже подрались.
Марченко присвистнул.
- Вот как! Печально, однако.
Андрей при воспоминаниях нахмурился.
Ещё из клуба выгнали. Ещё за курение в общественном месте оштрафовали.
- Потом до Крис дозвониться не мог. Она сбрасывала вызовы. Я же поддатый был, злой. Повёлся на эмоции, удалившись с сайта. Потом успокоился, восстановил анкету. Но было поздно, – он обхватил голову руками. – Смотрю, по телеку идёт репортаж оттуда…Не могу себе простить этой минутной слабости, – играя желваками, процедил Андрей.
Марченко покачал головой.
- Вы себе жизнь спасли. А так попали бы под раздачу.
С улицы послышался сигнал клаксона.
- Но какие мотивы? – Андрей горестно всплеснул руками. – Какие мотивы убивать Креславу?
Марченко сдавил здоровой рукой подлокотник дивана.
- Пока это загадка. Но я сделаю всё, чтобы её отгадать.
Андрей кивнул на перебинтованную руку.
- Ну да. Теперь это немного личное дело.
Марченко отпустил подлокотник. Кожа обивки медленно разглаживалась, принимая первоначальные очертания.

Андрей закурил, предложив сигареты Марченко, но тот отказался.
- Вы установили личность стрелявшего?
- Ещё нет. Мне нужно поговорить со всеми знакомыми и родственниками Сотниковой. А также съездить на её работу. Тогда, возможно, что-то прояснится.
- Я думаю, копать надо от её работодателя, – предположил Андрей. – Крис рассказывала, что это непростая контора.
Марченко нахмурился.
- А что конкретно она говорила?
Андрей на мгновение задержал взгляд на проступающем сквозь марлю пятне крови.
- Она говорила о доскональном изучении работников корпорацией. Почти слежке. Буквально на пальцах она этого не описывала, но тон повествования был именно таким.
Марченко встал с дивана и сделал несколько шагов по комнате, остановившись напротив аквариума. Золотая рыбка с нескрываемым удивлением изучала неожиданного гостя.
- Слежка, говорите…

У Марченко завибрировал телефон.
- У меня всё нормально. Нет, трупов нет. Через сколько? Давайте живее! Участковый уже здесь? Хорошо. Только я пока занят, пусть рулит Труман.
Закончив разговор, повёл плечами. Спина ныла от множества мелких камушков, вонзившихся в нее, когда он катался по асфальту. Тогда, под воздействием адреналина, боль не чувствовалась. Сейчас же мышцы расслабились и наступило самое неприятное.
Он пристально посмотрел Андрею в глаза.
- Из отдела звонили. Сюда едет группа. Время и события набирают ход. Лишь бы поспевать за всем.
- А я вчера избавился от телефона и часов, – признался Андрей.
- И что, вы стали счастливым?
Андрей грустно покачал головой:
- Боюсь, что нет.

- Я вот думаю, – начал размышлять вслух Марченко, – проблемы у Сотниковой возникли сразу после вашего знакомства. Не кажется ли вам, что здесь может существовать связь?
- Разумеется, думал. Сто раз вспоминал, прокручивал в памяти, не сказала ли она чего лишнего. Может, коммерческую или иную тайну. Но нет. Ничего такого не приходит в голову.
- Ну ладно. Если что вспомните – звоните…ах, вы же без телефона.
- Сейчас пойду, куплю новый.
- Хорошо. Только, на всякий пожарный, будьте осторожны.
Марченко направился к выходу.
- А я прокачусь в «Ньюсити-Фарм». Послушаю, что скажет её начальство.
Андрей кивнул на его забинтованную левую руку.
- А рана не помешает?
- Доеду как-нибудь. У меня нет времени ждать, – поморщился Марченко.

Во двор въехали две полицейские машины.


Глава 84

Креслава собрала волосы в пучок и откинула голову на подголовник заднего сиденья. Такси мчало её во Внуково, перемалывая колёсами километры Киевского шоссе. На «лежачих полицейских» и стыках машину жестко встряхивало, но она ничего не чувствовала. Лишь отрешённо смотрела в потолок. Никаких эмоций. Никаких слёз. Слишком много всего произошло за последнее время. Слишком много пришлось прочувствовать и испытать. И наступил предел. Ноль эмоций и желаний. Ничего не хотелось. Даже, наверное, жить. Хотя, нет. Жить она хотела. По привычке. Но такое отрешённое состояние не могло продолжаться слишком долго. Ведь невозможно находиться на пределе постоянно.

Может, попытаться расслабиться? Вот и солнечный зайчик запрыгал по обивке потолка. Своей непосредственностью и беззаботностью приглашая заново начать жить. Улыбаться и шутить. Вдыхать аромат цветов и завороженно смотреть на звезды ночного неба. Довольствоваться немногим и быть счастливым. Всё это она когда-то умела. Ещё вчера. Но сегодня это «вчера» кажется таким далёким, словно из другой жизни.

Кстати, вы верите в реинкарнацию? Погодите, не отвечайте. Не так важен ответ, как сама возможность поговорить на эту тему. Не правда ли? Ведь ответов может быть не просто больше, чем два. «Верю – не верю». Ответов может быть шесть миллиардов. Столько же, сколько людей на Земле. Только вдумайтесь! Шесть миллиардов совершенно разных ответов. Изначально каждый человек уникален. В чём-то не похож на остальных. Но в дальнейшем он сталкивается с выбором. Продолжать развивать свою непохожесть, следуя Пути. Либо медленно деградировать в серую безликую биомассу, неспособную мыслить. Первое труднее, ведь с каждым прожитым днём надобно развивать, стяжать в себе божественное, становясь образом и подобием Творца. Второе легче. Но эта лёгкость – лёгкость падения в пропасть. В общем, у всех есть выбор.
Кстати, вы верите в возможность выбора? Или считаете, что человеческий путь предопределен изначально?…

На очередной кочке Креслава проснулась. Солнечный зайчик продолжал скакать по потолку. Обрывки сна ещё не успели покинуть память, и она вспоминала, какой же выбор предлагает судьба человеку. Так интересно. У человека есть выбор! Выбор – как прожить жизнь. Это так здорово. Ведь только человеку предоставляется сия возможность. У собаки выбора нет. У дерева нет. У кузнечика тоже нет. А если бы ей предоставили возможность начать всё сначала? Какой бы выбор она сделала? Такой же или…

И она снова сомкнула потяжелевшие веки.


Глава 85

Неелов, убегая от преследовавшего его Марченко, завернул за угол дома и по диагонали добежал до невысокого металлического забора, едва видного за густой растительностью. Портфель со спортивным костюмом сильно мешал, но выбросить его было бы непростительной глупостью. Неелов засунул портфель под мышку. Найдя небольшой прогал между ветками, он протиснулся в него, обдирая дорогой костюм. И, раздвигая ветки, вывалился на обратной стороне импровизированной лесопосадки, заспешив к зданию пустующей летом школы.

Обойдя школу, на обратной её стороне, перед спортплощадкой, наткнулся на два небольших железных сарайчика. По-видимому, содержащих инвентарь. Зайдя между ними, быстро стянул костюм и облачился обратно в спортивную форму. Почувствовав при этом неимоверное облечение. Стерев отпечатки пальцев с пистолета, бережно положил его в портфель, вместе с костюмом.

Рядом послышались голоса идущей по тропинке молодой пары. Неелов, чтобы не вызвать лишних подозрений, вышел из своего укромного местечка с видом человека, только что справившего малую нужду.
Он решил подождать, пока уляжется шумиха во дворе, и снова, проявляя осторожность, идти к Андрею. Необходимо проникнуть в его квартиру. Возможно, в ней найдётся информация, проливающая свет на то, где скрывается Сотникова. Если повезёт, и хозяин квартиры окажется на месте, недолгим делом будет его попытать. Неелов прекрасно знал, как это делается.


Глава 86

Марченко ехал в «Ньюсити-Фарм», заранее наведя справки про корпорацию. За что отдельное спасибо Википедии.
Солидный патентный портфель и многомиллиардный годовой доход уже второе десятилетие позволяли ей уверенно входить в Топ-10 глобальных игроков фармацевтического рынка. А громкая шумиха в связи с выходом на рынок препарата Лейковазан, успешно борющегося с ВИЧ-инфекцией, способна ещё больше взвинтить цены на акции компании.

Зазвонил телефон.
Чёрт! Надо было заранее его выложить.
Марченко, кривясь от боли, сначала попытался вытащить его из правого внутреннего кармана забинтованной рукой. Но это не получилось, поэтому пришлось несколько секунд ерзать на кресле, пытаясь залезть во внутренний карман правой рукой. Придерживая при этом руль ноющей левой.
Звонил Гена Труман.
- Сан Дмитрич, не отвлекаю?
- Отвлекаешь, Ген. Я за рулём.
- Изви…
- Давай говори, что у тебя?!
- Обнаружена машина, такси, из которой, предположительно, вел огонь наш общий друг.
- Ага. И что в ней?
- Во-первых, труп несчастного таксиста. По воле злого рока бедняга оказался не в то время не в том месте…
Марченко лишь в последний момент успел затормозить перед резко замедлившимся «фиатом».
- Меньше слов, Гена! Причина смерти?
- Колото-резаная рана шеи. Судмедэксперт сказал, что били сзади.
- Самого ножа, как понимаю, в машине не нашли?
- Нет, Сан Дмитрич. Не было его. И вообще, по характеру раны медик сказал, что это стилет.
Марченко присвистнул:
- О, как!
Гена несколько секунд молчал, потом изрёк:
- Да, вот такие дела. Гильз не обнаружено. Ножа тоже, но будем искать. Сняли следы, но, скорее всего, нужных нам не будет.
- Ну да. Если он и гильзы-то собрал.
- Профессионал. Хотя, и мы не лыком шиты.
- Конечно, Гена. Особенно ты, – поиронизировал Марченко.
- Спасибо, Сан Дмитрич, – как ни в чём не бывало, продолжил Гена. – Я даже знаю зацепку.
- Да ну.
- Помните двух девушек, которые к нему постучались? На ручке пассажирской двери должны остаться пальчики одной из них. Мы уже работаем над этим.
- Молодец, Гена. А телефон потрясли?
- Чей телефон?
- Ну не мой же, Гена. Таксиста.
- А, ну да…проверяем. Сан Дмитрич?
Марченко уже собирался выключить разговор.
- Ну что ещё?
- Это…как себя чувствуете?
- Нормально, Ген. До свадьбы заживёт. Я этого урода видел. Если он и стрелявший из такси – одно и то же лицо, наша задача существенно облегчится. Как приеду в отделение, мы неспешно, за чашечкой ароматного кофе, нарисуем его портрет.
- Портрет?
- Да, Ген. Портрет. В жандармском просторечии именуемый фотороботом.
- Всё понял, Сан Дмитрич. Жду. У меня есть кофе «якобс».
- А я люблю «тыкобс».


Глава 87

Андрей спустился и направился в ближайший салон сотовой связи за телефоном. Полицейские машины и «скорая» уехали, а их место заняли «очевидцы». Судя по их количеству, в свидетелях произошедшего числился чуть ли не весь двор. Мальчишки бегали в поисках выпущенных пуль и «брошенного пистолета». Взрослые вяло пытались их остановить, сами занятые сплетнями. Так случайная перестрелка во дворе превращалась в легенду.

- Здорово, сосед! – голос принадлежал Кольке, издали приметившему Андрея. – Рассказывай, что стряслось. Я же сам видел тебя с этим раненым…
- Тихо! – Андрей поднёс палец к губам, показывая, что тому следует замолчать. – Не шуми. А то сюда слетится стая горячих ушей. Потом расскажу. Сейчас тороплюсь.

Колька был раздосадован сорвавшейся возможностью узнать жареные факты.
- Ты вечно куда-то торопишься. Даже поговорить некогда, – буркнул он.
Андрею сейчас меньше всего хотелось оправдываться.
- Жизнь у меня такая, Коля. Се-ля-ви.
- Уговорил, – он смягчил тон. – Скажи хоть, кто он такой, что его хотели убить?
- Он из полиции.
- Ладно, – бросил вдогонку Коля. – Потом расскажешь. И спасибо за коньяк!
Андрей кивнул и ускорил шаг, давая понять, что диалог окончен. Колька поправил кепку и полез в карман за сигаретами.

Единственный человек, с кем Андрею хотелось обсудить случившееся, ранен и уехал, поскольку сильно торопился. Другой человек, которого он хотел увидеть больше всего на свете, пропал. Пропала… В том числе по его, Андрея, вине.

От его помощи Марченко отказался. Пообещав, правда, при надобности обратиться. Впрочем, в возможность возникновения этой самой «надобности» Андрей сильно сомневался, считая ответ следователя пустой формальностью. И это обстоятельно ещё сильнее его угнетало.

Он купил самый дешёвый «нокиа» и вставил старую сим-карту. 24 пропущенных. В том числе от Крис. Заранее ожидая результат, набрал её номер.
Абонент находится вне…
Не дожидаясь конца фразы, Андрей сбросил вызов и перезвонил Даниле, компаньону по «Адали-Системс».
- Ну, привет-привет. Не бойся, ругаться не буду.
- Спасибо, Данила.
- Как сам?
- Хреново.
- Я так и подумал. Живой?
- Сейчас что-нить хлебну и полный порядок.
- Не нахлебался тогда в ресторане?
- Откуда ты знаешь? – изумился Андрей.
- Да, ладно. Москва – одна большая деревня.
- Ну, если так…Слушай, Данила…
- Жалуйся, мой юный друг.
- Хочу ещё пару дней взять. За свой счёт, так сказать.
- Я категорически… – начал притворно Данила, –…ладно. Но учти, ещё вычту их из отпуска!
- Лады.


Глава 88

Марченко шагнул в проходную «Ньюсити-Фарм Россия», показывая служебное удостоверение молодому охраннику.
Тот таращился то на перебинтованную руку Марченко, то на «корочки». Даже толком не прочитав содержимое, вытянулся по струнке.
- Подождите, пожалуйста. Сейчас позову старшего смены.

Марченко кивнул, осматриваясь. Электронная проходная, турникет. Металлоискатель. За проходной – гардероб. Слева у стены – кулер. По обеим его сторонам две комнатные пальмы в кадках.
Странное решение.

Цепь размышлений прервал появившийся старший смены охраны.
- Здравствуйте. Хотел связаться с начальником службы безопасности, но он сегодня почему-то отсутствует. Странно…
Он тоже смотрел на перебинтованную руку, и Марченко начинало это раздражать.
- А зам?
- Какой зам? – переспросил тот.
- Заместитель начальника службы безопасности. Он на месте?
- А, Соколов. Нет его. Вторую неделю как в командировке, – старший смены выглядел виноватым.
- Давайте обойдёмся без усложняющих общение формальностей, – предложил Марченко. – Мне нужно поговорить с кем-нибудь из руководства работающей у вас Сотниковой Креславы Александровны, – он обвёл взглядом обоих секьюрити. – Или проведите меня к любому начальнику, – добавил, видя в каком замешательстве пребывает охрана.
- Вадим Игоревич на месте, – вспомнил молодой охранник. – Я его сегодня видел. Можно к нему пройти…
- Отлично. Ведите.

Старший смены охраны проводил Марченко к кабинету Шварца.
- Спасибо. Дальше я сам.
Надпись на двери гласила «Вице-президент по корпоративному развитию». И ФИО владельца кабинета. Марченко потянул ручку и шагнул в секретарскую.
- Утро доброе. Это полиция, – сказал он, предлагая к просмотру «корочки» и широко улыбаясь оторопевшей секретарше.
- Здравствуйте, – едва слышно прошептала девушка.
- Хотел бы поговорить с вашим шефом.
- По какому вопросу? – уже громче спросила она.

Шварц, услышав слово «полиция» в приёмной, подскочил с кресла и бросился к двери. Широко распахнув её, сразу сообразил, что его нервозность слишком очевидна. И попытался взять себя в руки.
- Услышал, что мной интересуется полиция, – начал он.
- Следователь Марченко Александр Дмитриевич.
Шварц внимательно изучил протянутое удостоверение.
- Вице-президент «Ньюсити-Фарм Россия» Вадим Игоревич Шварц. Проходите.
Он посторонился, пропуская Марченко. Хмуро посмотрел на секретаршу, закрывая дверь.
- Присаживайтесь. Чем обязан?
Постепенно самообладание возвращалось к нему. Этикетные фразы оттягивали время, предоставляя передышку.
- Смотрю, вы попали в передрягу.
Марченко кивнул.
- Да, но речь не об этом.
- Чай, кофе?
- Информация.
Шварц на мгновение замер.
- Хороший ответ. Что ж, я вас слушаю.
- У вас работает некая Креслава Александровна.
- Сотникова.
- Да, она самая.
- Она сегодня, кстати, не пришла на работу. С ней что-то случилось? – Шварц вскинул брови.
- Сегодня поздно ночью произошло преступление. Убита девушка. Возле одного ночного кафе. Есть основания предполагать, что она убита по ошибке. А настоящей жертвой должна быть Сотникова.
- О, боже!
Реакция Шварца была явно напускной, и они оба это заметили.
- Разумеется, мы отрабатываем разные версии. И версия, связанная с работой, представляется мне весьма интересной.
- К сожалению, вряд ли чем смогу вам помочь, – поспешил ответить Шварц. – Я не являюсь прямым руководителем Креславы и мы практически не общаемся.
- А кто её начальник?
Прежде чем допустить контакт полиции с Ковалёвым, надо поговорить об этом с Нееловым.
- Ковалёв. Но он в командировке.
Теперь придётся срочно Ковалёва командировать. Задним числом. И надолго.
Шварц внутренне вздохнул от этих мрачных мыслей.
Марченко тоже нахмурился.
- Жаль. А нельзя этого товарища отозвать из командировки? – каким будет ответ, он предположил заранее.
- Сожалею, но он даже не в России.
- Вот как. А ознакомиться с личным делом Сотниковой можно?
- Этими вопросами у нас занимается начальник службы безопасности. Обратитесь к нему.
- Вы второй, после охраны, кто упоминает этого человека. Такое ощущение, что он здесь царь и бог.
Шварц усмехнулся.
- Так и есть.
- Только сказали, что он сегодня отсутствует.
- В таком случае ничем помочь не могу. К сожалению.
Марченко поднялся.
- Разрешите на прощание попросить номер вашего телефона.
- Разумеется, – Шварц вытащил и протянул визитку.
Андрей посмотрел на неё.
- Это телефон приёмной. А я говорю о вашем личном номере. Или мне каждый раз ставить в известность секретаршу и телефонистов о том, что вам звонят из полиции?
- Хорошо. Я вас понял, – согласился Шварц.
И написал одиннадцать цифр на листе бумаги.
Марченко набрал номер. Телефон Шварца зазвонил.
- Я вам специально перезваниваю, чтобы у вас сохранился мой номер. Если что-то узнаете или вспомните, звоните. В любое время. Любая информация по Сотниковой может быть полезна следствию.
Заодно проверяю, не левый ли дал номер.
- Хорошо. Договорились.
Марченко, спускаясь к выходу, лихорадочно размышлял. Андрей обмолвился, что корпорация держит под колпаком сотрудников. Если предположить, что это так, какая структура должна этим заниматься? Правильно. Служба безопасности. А кто её руководитель? Неизвестно. А где он находится? Непонятно. Даже охрана не в курсе. А где замначальника службы безопасности? Тоже отсутствует. В командировке он.
Странно всё это.

Когда Марченко проходил мимо поста, ему пришла в голову мысль.
- Ребята, как зовут вашего командира?
- Неелов Сергей Геннадьевич, – ответил старший смены.
- А покажите-ка его фото.

С информационной стойки кабинета охраны на Марченко смотрел широкоплечий коротко стриженый мужчина. Тот самый, стрелявший в него во дворе и ранивший в руку. Только пиджак на этом человеке был не такой дорогой. И чёрного цвета. Но глаза казались ещё более холодными и колючими.

Рука заныла нестерпимо больно.
Я зашёл тебе в тыл, урод.


Глава 89

Когда за следователем закрылась дверь, Шварц поспешно набрал Неелова.
- Алё.
- Ты что творишь, мать твою! – Шварц спохватился, что Вика может всё слышать, и понизил голос. – У меня сейчас коп в гостях был.
- И что?
- Как что! Они вышли на наш след.
- С чего ты взял?
Холодный рассудочный тон Неелова вкупе с детской непосредственностью ответа окончательно выбили Шварца из колеи, и он опустился на пол, прислонившись спиной к стене. Он не знал, как дальше продолжать разговор.
- Успокойся, Вадим. Они нашли телефон Сотниковой, пробили владельца и теперь ищут её. А где искать? По родственникам и по месту работы. Ближайших родственников у неё поблизости нет. Поэтому пришли в гости к тебе. Скорее всего, будь я там, следак ограничился бы разговором со мной.
Шварц поднялся, схватившись одной рукой за живот.
- А откуда тебе известно, что у них её телефон?
- У меня свои каналы информации, Вадим.
Неелов не стал говорить о том, что недавно наведывался в отделение полиции.
Шварц потер свободной рукой висок, доставая из кармана лекарство от желудка.
- Ладно, я, кажется, за утро уже успел перенервничать, – плеснул в стакан воды из графина и немного помедлил, прежде чем залпом запить таблетку. – Надо брать себя в руки.
- Да, Вадим. Осталось немного. Скоро я её вычислю. И одной проблемой станет меньше.
- А какие ещё у нас проблемы, Сергей? – Шварц попытался понять, куда клонит Неелов.

Чуть не проговорился. Извини. Сейчас тебе, Вадим, рано знать о том, что я буду тебя шантажировать. Ах, флешка-флешка. Сколько народа полегло из-за тебя, и сколько судеб ещё будет поломано? Как, например, и твоя, Вадим.

- Да никаких проблем, Вадим. Просто так выразился.


Глава 90

Марченко вошёл в свой кабинет. Сел за стол и аккуратно положил раненую руку на столешницу. Бинт обильно пропитался кровью, и необходимо было срочно делать перевязку. Действие промедола давно закончилось, и теперь он остался один на один с болью. Только он встал, чтобы посмотреть содержимое аптечки, как принесли результаты баллистической экспертизы.
Согласно ей, пули, выпущенные в девушку у кафе и в него сегодня утром – из одного и того же оружия. Использующего патрон 9x19 Парабеллум. Это значит, что убийца – тот седовласый господин в коричневом пиджаке, встреченный им сегодня утром у подъезда Андрея. Он же – Неелов Сергей Геннадьевич, начальник службы безопасности «Ньюсити-Фарм Россия».
И пришёл он к Андрею. Причём явно не в гости на чашечку чая.
Постепенно в памяти всплывали отдельные фрагменты перестрелки. Как то, что Неелов выхватил пистолет и практически сразу начал стрелять. Это говорит о том, что оружие было снято с предохранителя, и он заранее готовился его применить. Либо у него в руках был «Глок», особенностью конструкции которого является наличие автоматического предохранителя, расположенного на спице спускового крючка.

Времени медлить не было. Он объявил в розыск Неелова как подозреваемого в совершении преступления. Но что делать с Сотниковой? Каждая лишняя минута попадала в распоряжение Неелова. И тогда Марченко решил использовать абсолютно все возможности для поиска девушки, объявив Креславу как лицо, без вести пропавшее.
Поведение вице-президента «Ньюсити-Фарм Россия» Шварца тоже не давало ему покоя. Этот товарищ явно хотел показать, что знает меньше, чем есть на самом деле.
Далеенадо обратиться в суд с ходатайством о разрешении детализации, прослушивании и записи звонков Шварца. Благо, основания для этого имелись.

Осталось решить вопрос с охраной Андрея. Дело принимало нешуточный оборот, раз в него вовлечена международная корпорация. Не исключено, что киллеров может быть больше.
Марченко посмотрел на окровавленную руку и недобро улыбнулся, вспомнив, что название патрону, его ранившему, – Parabellum – дала латинская пословица «Хочешь мира – готовься к войне».

Зазвонил служебный телефон. То, что он услышал от оперативного дежурного, заставило забыть о ране и не перебинтованной руке.

На имя Сотниковой Креславы Александровны приобретён билет на самолёт Внуково-Курумоч. До вылета меньше часа.

Марченко выскочил из отделения, на ходу доставая телефон. Сам не зная, почему он это делает, набрал номер Андрея.
- Это Марченко. Есть хорошая новость. Мы вышли на след нашей беглянки.
- Где она? – взволнованно спросил Андрей.
- Сейчас позвонили из Внуково. У неё билет на Курумоч. Еду туда.
- Я тоже.
- Хорошо. Только внимательнее. Возможен хвост, – предупредил Марченко.


Глава 91

Неелов купил в киоске журнал и сел на лавку на противоположной стороне двора Андрея, сделав вид, что читает. Сам же внимательно следил за обстановкой и людьми. Была вероятность слежки и охраны объекта. Хотя и незначительная, ведь полиция не смогла бы так быстро сработать. Двор, казалось, уже всё забыл, продолжая жить обычной жизнью. Скакавшие мальчишки исчезли. Мамаши с колясками тоже растворились на сон-час. Лишь неутомимая пожилая женщина поливала из шланга клумбы с цветами.

Дверь подъезда распахнулась, и из-за неё выскочил Андрей, почти бегом куда-то направившийся. Дело принимало интересный оборот. Неелов стоял перед выбором. Можно, проследив за ним, узнать что-то важное. Спешка Андрея не оставляла в этом сомнений. Либо можно остаться, чтобы спокойно проникнуть в его квартиру, как Неелов и хотел. Через секунду он принял решение. Прихватив портфель, поспешил за Андреем.

Андрей сел в чёрный мерседес и вырулил из двора. Неелов запомнил марку модели и госномер. Выбежав на проспект, сразу же поймал попутку.
- Шеф, давай вон за тем мерсом!
Водитель, паренёк лет двадцати пяти, оживился:
- Мы в кино?! Нашу погоню снимает камера?!
Надо было срочно придумать хорошую отмазку.
- Почти. Тот чел шуры-муры крутит с моей женой. Хочу с ним поговорить.
- А… – паренёк понимающе кивнул, но было видно, что огорчился ответом.


Глава 92

Солнечный зайчик мгновенно исчез. Остался потолок, обивка, такси и таксист, теребящий Крис за плечо.
А, ещё подголовник тоже остался на своём месте.

- Девушка, мы на месте.
Крис проморгалась, прогоняя остатки сна.
- Меня сморило. В вашем такси можно просмотреть интересные сны.
Таксист улыбнулся.
- О да, у нас только такие. Неинтересных не держим.

Она расплатилась и вылезла на непослушных ногах, боясь сделать шаг. На асфальте лежал невесть откуда взявшийся номер «Комсомольской правды».
Плохо убирают. Не, скорее кто-то выронил.

Внезапный порыв ветра перевернул страницу, и на Крис воззрилось знакомое лицо. Она вздрогнула, но продолжала стоять. Затем медленно подошла к газете и поставила каблук прямо на лицо человека. И вдавила, растерев. Как раздавливают попавшего под сапог таракана. С ненавистью, но при этом легко и непринуждённо. Отступив назад, удовлетворённо разглядывала результаты своей работы. А под дыркой, ещё недавно бывшей лицом человека, виднелся заголовок статьи:
«Вице-президент «Ньюсити-Фарм Россия» В.И. Шварц о Лейковазане: Мы сделали это!»
Суки! Вы всё знали заранее! Даже статья сверстана загодя!

Креслава пнула ногой газету и пошла ко входу в терминал. Первое, что бросилось в глаза, – это сотрудник службы безопасности аэропорта, приклеивающий объявления на информационной стойке. Прикрепив два листка с фотографиями, он удалился. Креслава на негнущихся ногах медленно направилась к стойке, смутно предчувствуя, что увидит. Первое объявление касалось розыска Неелова. Она знала, что он хочет её убить. И то, что полиции уже известен этот факт, скорее обрадовало. Но она никак не ожидала увидеть свой портрет рядом. Объявление гласило, что она пропала без вести. Там же было написано, что следствие хотело бы её опросить в связи с совершённым преступлением. И одинаковые телефоны, на которые следовало звонить в случае обнаружения обоих. Её и Неелова.
Но я же не совершала никакого преступления...
Некоторые прохожие, от нечего делать, стали подходить к стойке, разглядывая фото. Креслава попятилась назад. Надо уходить и искать место, где можно спрятаться и подумать. При посадке её наверняка задержат. А что, если первым с ней пообщается не полицейский, а сотрудник «Ньюсити-Фарм»? Она всерьез опасалась за свою жизнь после всего, что узнала о методах ведения бизнеса корпорацией.

Толкнув дверь терминала на выход, Креслава встала, как вкопанная, перед человеком, который намеревался в терминал войти.


Глава 93

Андрей гнал машину как сумасшедший, не обращая внимания на камеры. До вылета Крис он не успевал. Хотя, не улетит она никуда, это понятно. Сердце бешено колотилось. Как много ему хотелось сказать ей, и как мало он этого сделал...
Мерседес лавировал между транспортными потоками, словно играя в автослалом. Это и была игра. Только ставка в ней – жизнь. А сзади по следу мчалась серебристая «гранта-спорт».

- Не могу поддерживать его темп! – паренёк сучил рулём и явно устал, пытаясь не отстать от мерседеса. – У него, как минимум, в три раза больше кобыл под капотом!
- Плачу в три раза больше, – Неелов щурился, теряясь в догадках, почему слежка до сих пор не обнаружена.
- Окей, – парень сильнее вцепился в руль. Стрелка тахометра дико плясала в красной зоне оборотов. Гранта кренилась при резких маневрах. Неелова при этом болтало из стороны в сторону так сильно, что он был вынужден ухватиться за ручку на потолке.
Скоро он пожалел, что завысил цену: Андрей ехал во Внуково. Он это просчитал и одновременно почувствовал.
Парень отёр пот со лба.
- Крутой у тебя соперник, однако.
Неелов ничего не ответил.

В конце концов, мерседес оторвался от погони. Тем более, что перед камерами гранта оттормаживалась.
- Он ушёл, – парень погрустнел из-за сорвавшейся возможности заполучить бонус. – Но, думаю, этот дядька едет в аэропорт.
- Так и есть, – согласился Неелов. – Направляемся во Внуково.

Они въехали на стоянку перед терминалом и сразу же увидели припаркованный чёрный мерседес.
- Вот он!
- Вижу, вижу, – раздражённо ответил Неелов, отсчитывая купюры. – Вот, держи. Три сверху за спешку.
- Мерси! – паренёк обрадовался щедрым чаевым. – Желаю удачи!
- И тебе не хворать, – Неелов вылез из гранты и захлопнул дверь.

То, что он увидел у входа в терминал, заставило вспомнить ночное кафе «Белый крем». Неелов шагнул между припаркованными машинами, поставил портфель на асфальт и отщёлкнул замки. Не вытаскивая «глок», привинтил глушитель. Вытащив костюм, перебросил его через правую руку, скрывая под ним оружие. Волна ярости захлестнула его, заглушая голос разума.
Вот причина всех моих бед. Стоит, обнимается. Сука! Уберу обоих!
Сбросив мешающий прицеливанию пиджак, Неелов вскинул пистолет, целясь в голову Креславы.
Раз, два, три…нельзя зацеливаться…на выстрел отведено не более восьми секунд…в противном случае острота зрения снизится и промах гарантирован…четыре…
Палец потянул за спусковой крючок.


Глава 94

Андрей резко затормозил перед стоянкой и припарковал машину на первом попавшемся свободном месте. И заспешил к входу. Взбежав по ступенькам, остановился, выпуская из терминала человека. Это была Крис. Она замерла перед ним, округлив глаза. Андрей улыбнулся и шагнул навстречу. Крис бросилась на шею.
- И куда же ты собралась, а?
- В Самару. Оттуда в Тольятти.
Андрей отстранился и нежно обхватил ладонями её лицо, смотря в глаза.
- Зачем?
Крис сморгнула слёзы радости.
- Ну как...ты же рассказывал о Памятнике преданности. Вот, решила устроить себе небольшой отпуск и съездить к нему.
- Хорошая шутка! - Андрей обнял её крепко-крепко, не обращая никакого внимания на прохожих.

Но один человек, стоящий напротив на автомобильной стоянке, привлёк его внимание. Незнакомец не сводил с них пристального немигающего взгляда. Невысокий, широкоплечий. В чёрном спортивном костюме и кожаным портфелем в руке. Эта дисгармония выпирала. Либо спортивный стиль, но без портфеля. Либо портфель, но к нему хороший костюм, без спорта. Вот он встал между припаркованными машинами и присел на корточки, скрывшись из вида. Но через несколько секунд вскочил, вскидывая в их сторону правую руку, через которую переброшен откуда-то взявшийся пиджак. Через мгновение пиджак слетел, обнажая пистолет.

Андрей мгновенно всё понял. И сразу же вспомнил слова Марченко касательно возможной слежки.
Как я мог это допустить…
Креслава не видела незнакомца, потому что стояла к нему спиной. Однако почувствовала, как напряглось тело Андрея, и подняла удивлённые глаза. Андрей рывком развернул её, подставляя свою спину незнакомцу, и одновременно толкнул Крис в сторону.
- Ложись! – изо всех сил закричал он.
И сразу почувствовал тупое, странное ощущение в груди. Как будто внутри оказался посторонний предмет. Мешающий дышать и двигаться. Который хотелось откашлять и выплюнуть.
Креслава вскочила на ноги, с ужасом глядя на его грудь. Опустив глаза, Андрей увидел большое расплывающееся красное пятно.
Страха он не чувствовал. В голове почему-то засела навязчивая мысль, что звука выстрела слышно не было.


Глава 95

Марченко приехал в аэропорт последним. Сказалось управление машиной практически одной рукой.
Надо было Генку посадить за руль.
Надобности поднимать опергруппу он не видел. Криво припаркованный, брошенный почти на ходу мерседес Андрея сложно было не заметить. Марченко остановился возле него.

А вот и наши голубки.
Андрей и Креслава стояли перед входом в терминал, нежно прижавшись друг к другу. Люди обходили их стороной. Они же не обращали на окружающих никакого внимания. Марченко неспешно направился к парочке.

Неожиданно на него обрушилась плита усталости. На сегодня всё закончено. Хватит. С Нееловым ещё предстоит разобраться. Но надо передохнуть. А ещё сменить повязку и принять обезболивающее. Будучи довольно терпимым к физической боли, Марченко всё же устал её переносить. Голова раскалывалась.
Может, вместо чая с Генкой раздавить што-нить покрепче? А к этой сладкой парочке приставить охрану, забыв об их существовании хотя бы до завтра.

Марченко прищурился.
Что такое?
Андрей пристально смотрит вперед. Его лицо больше не безмятежно. Неожиданно кричит и отталкивает Креславу. Та падает.
Неужели…
Марченко повернул голову в направлении взгляда Андрея. На противоположной стороне стоянки мужчина в чёрном спортивном костюме…
Б…ть!

Рука потянулась к кобуре. Указательный палец скользит вдоль ствола. Большой палец отстёгивает кнопку фиксирующего ремешка.
Щёлк...
Пистолет снят с предохранителя.
Двигая оружие к линии прицеливания, левой рукой, не чувствуя боли, Марченко передёрнул затвор. Левая рука легла на пальцы правой снизу.
Никакого замешательства. Идеальные выверенные движения. «Стандартная оборонительная реакция». Он прицелился в грудь Неелова и два раза нажал на спусковой крючок. Первая пуля не гарантирует стопроцентного останавливающего действия. Вторая повышает шанс нейтрализовать противника.

Неелов покачнулся, поднёс руку к груди и стал медленно оседать. С удивлением разглядывая перепачканные в крови пальцы. С глухим стоном опустился на колени и повалился ничком на асфальт. Из кармана выпала флешка.


Эпилог

Почему ты кричишь и плачешь?
Но Креслава, кажется, его не слышала. Он расслабился, каждой клеточкой тела впитывая тепло нагретой солнцем плитки. Крис склонилась над ним, положив его голову себе на колени.
Как же хорошо. Любимая моя женщина. Теперь мы вместе. И я тебя никогда не отпущу. Никогда.
Какие-то люди вокруг…что им надо? Пусть уходят.
Но теперь чувствовал уже холод. Тело неприятно ломило. Из земли выросли тысячи маленьких шипов. Больно. И снег. И тишина. Огромные снежинки, падая, с грохотом раскалывались. Рассыпались на миллионы маленьких, впивающихся в тело, подобно стае пираний.
Крис! Криис! Крис, ты слышишь меня? Криис!
Она не слышала. Слёзы обиды потекли по его щекам. Он попытался сделать вдох, как вдруг осознал, что забыл, как это делается.
Не дышу и не умираю?
Звёздное небо над головой завращалось. Сначала медленно. Но постепенно увеличивая скорость.
А мне всё равно!
От внезапной догадки Андрей похолодел.
Не дышу, потому что уже умер.
И он застонал.
Крис…

Звонкий собачий лай прямо над ухом заставил вздрогнуть и чуть приподняться.
Костя!
Овчарка кружила вокруг, радостно виляя хвостом и подпрыгивая. Лизнув лицо Андрея, пёс опустился перед ним, положив голову на его грудь. Андрей гладил собаку, ласково теребя густую лоснящуюся шерсть.
Друг мой, ты не предал меня!

В кармане брюк что-то лежало. Андрей вытащил предмет, оказавшийся ароматизатором-ромашкой, и окровавленной рукой преподнёс цветок Крис.
И, закрыв глаза, почувствовал себя счастливым, как в далёком беззаботном детстве.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 32
© 04.11.2018 Дальний
Свидетельство о публикации: izba-2018-2405708

Метки: сайт знакомств, роман, детектив, любовь, загадки, тайны, приключения, мистика, дальний,
Рубрика произведения: Проза -> Детектив











1