Дом на продажу. Финальная часть


Дом на продажу. Финальная часть
Дэн:

Я распахиваю глаза, когда чувствую его губы, но начав целовать его в ответ, я их закрываю снова. Движения наших губ, словно рай, пусть и длится он недолго.

– Ты всё это время не спал, да? – рассоединив губы, спрашивает Вэл. Его лоб упирается в мой.

Я робко киваю.

– И ты всё слышал? – По тону его голоса я могу точно сказать, что он бы покраснел, если мог.

– Да, – отвечаю я. Вэл хочет встать, но я обхватываю его руками, чтоб он не смог. – Не уходи, – почти отчаявшись, умоляю я. И он не ушёл. Он остался в моих руках. – Я слышал всё, что ты сказал. Теперь я могу не бояться и сказать, что тоже люблю тебя. – На моём лице появляется лёгкая улыбка, пока я смотрю на Вэла, хлопающего ресницами.

– Т-ты меня любишь? – шёпотом спрашивает он.

– Да, Вэл. Я влюблён в тебя, – я говорю так, будто что-то обещаю. Он снова начинает наклоняться ко мне. Второй раз за день он прикасается ко мне губами, я не мог быть счастливее. Нет, это не жаждущий поцелуй, а медленный и заботливый. Это продолжается несколько минут, после чего мы отстраняемся.

– Это было прекрасно, – шепчу я, глядя с улыбкой на Вэла. Его губы распухли.

– Так и есть, – соглашается он. Он аккуратно толкает меня, жестом показав, чтобы я освободил ему место на кровати. Моя улыбка растёт до ушей, когда Вэл ложится рядом со мной под одеяло.

– Хорошо я выбрал себе дом, – говорю я и прижимаюсь к нему. Мои руки обвиваются вокруг его торса, а его – вокруг моего. Пусть он и не тёплый, но чувства вызывает он у меня именно такие.

Вэл ухмыляется. – Я тоже, – шепчет он, затем комната наполняется уютной тишиной. Мои глаза начинают потихоньку закрываться.

– Почему ты переехал от родителей в столь раннем возрасте? – спрашивает Вэл, нарушая тишину, и я сразу открываю глаза. Вопрос заставляет меня нахмуриться. Я задумываюсь, почему я здесь. – Всё хорошо. Можешь не отвечать.

– Нет, нет. Я хочу рассказать тебе, – быстро отвечаю я. – Просто это долгая история.

– Что ж, я готов.

Улыбнувшись, я начинаю рассказывать самую короткую версию моей истории.

– Вообще я переехал сюда из-за отца, хоть он и не знает, что это его вина.

Я смотрю в окно на деревья, находящиеся далеко от меня.

– Всё началось, когда мне было 14. Приближался мой 15-ый день рождения, когда он ударил меня. Он ударил меня прямо по лицу, и именно в этот момент я потерял всё уважение к этому человеку. Это был первый раз, и к счастью для меня, последний, но… Это дало мне понять, какой он жестокий человек. Если я бы не был осторожным, он бы сделал это снова. С того дня я начал замечать, как он относится ко мне и моей семье. Неуважительно. Он всегда орал, если мы допускали мельчайшую ошибочку. Мы всё делали не так. Для него были ленивыми, он называл нас так, как в школе хулиганы называют невинных детей, даже хуже. Он обращал на меня внимание только тогда, когда я приносил из школы хорошие оценки. Когда так происходило, я мог ожидать от него только похлопывание по плечу. Он никогда не обнимал меня.

Хотя нет, это неправда. Меня обнимали до 6 лет. Затем, как я понял, он потерял ко мне интерес. Даже моя мать делала всё, что он говорит. Она была кем-то вроде рабыни. Всегда выполняла его поручения, позволяла ему орать на себя и обзывать. Тогда я мечтал, чтобы она подала документы на развод. Но каждый раз, когда я спрашивал, почему она всё ещё с ним, она говорила мне одно и то же: «Он хороший человек, который заботится о нас». Ложь. Я знал это, просто не понимал, почему она не видела того, что видел я. Я никогда не был достаточно хорош для него. Было недостаточно, когда я получал самую высшую оценку в классе. Было недостаточно, когда я, наконец, завёл друзей. Он даже не поверил мне. Я всегда казался ему ботаником. «Когда ты начнёшь прилично одеваться?», «Когда ты изменишь причёску, она ужасна». От всего этого мне было больно. Иногда бывали времена, когда он был счастлив. Тогда он подшучивал над кем-то из нас, говорил обидные комментарии и вместе с нами смеялся. Он орал через весь дом, что моя мама – жирная корова, а затем громко смеялся. Или вспоминал, как я облажался днём ранее, и снова смеялся. Именно тогда я начал понимать, как неуважительно он вёл себя. Я начал с ним чаще ссориться. Споры, в которых я всегда проигрывал. Он всегда должен быть прав, а я – наоборот. Мать всегда говорила бросить это, она всегда была на стороне отца. Также я никогда не слышал от него извинений. Я всегда был тем, кто приносил их. Я, или кто-то ещё, но не он. Когда он ударил меня, я решил, что уберусь от него, как можно быстрее. Вот я и здесь, – заканчиваю я свою историю и взглядываю на Вэла.

– Мне так жаль, Дэн, – шепчет он, но я пожимаю плечами.

– Всё хорошо. Я привык, – говорю я с едва заметной улыбкой и чмокаю его в губы.

Дэн:

Только свет, сияющий в коридоре, освещает комнату. Его недостаточно, чтобы осветить всю комнату, поэтому всё, что я вижу, это силуэты и тени. По стене всё ещё течёт красная жидкость, наши с Вэлом глаза не отрываются от неё ни на секунду.

– Вэл? Если это не ты… – шёпотом спрашиваю я, но не могу закончить предложение. Сейчас мне слишком страшно. Надеюсь, моё сердце не выпрыгнет из груди.

– Я не знаю, но даю слово, это не я, – говорит он и делает шаг назад, подальше от разбитого стекла, лежавшего на полу.

В этот момент захлопывается дверь. От испуга я подпрыгиваю. Теперь в комнате вообще нет света. Я даже Вэла не вижу. Свет идёт только от маленькой щёлочки под дверью. Но её недостаточно, чтобы хоть что-то осветить.

– Вэл! Вэл! – в панике кричу я. Мне больше не нравится темнота. Особенно с тех пор, как я переехал в этот дом.

– Я здесь. Успокойся. – Я слышу голос Вэла, доносящийся с места, где он стоял, когда закрылась дверь.

Я быстро начинаю искать рубашку, которую стянул с себя перед тем, как лечь. Найдя её рядом с кроватью, я надеваю рубашку обратно на себя. Не успев включить свет, я начинаю различать звук шагов, который доносится снаружи спальни. Это единственный звук в комнате, несмотря на мое частое дыхание и бешено стучащее сердце. Моя голова поворачивается к двери.

Я вижу тень двух ног, ходящих перед дверью и остановившихся прямо перед ней. Тёмная тень проползает под дверью и исчезает во всей этой темноте. Испугавшись, я начинаю ползти обратно к кровати, пока не дохожу до края. Я останавливаюсь. Комната снова погружается в тишину, и я слышу только тихий шорох. Будто что-то скользит по ковру.

– Вэл, это ты? – спрашиваю я, и от ответа моё дыхание замедляется.

– Нет.

Кажется, что этот шорох окружает меня.

Я поворачиваю голову, чтобы я снова смог сфокусироваться на двери. Не знаю почему, но свет даёт мне чувство безопасности. Будто, это что-то вроде побега. Тогда мой страх достаточно исчезает, дав мне понять, что пора выбираться отсюда. Что надо подняться и бежать к свету. Но я не могу встать. Я не увидел руку, появившуюся сзади меня. Я замечаю её только тогда, когда она закрывает мне нос и рот. Эта рука грубая и плохо пахнет. Пахнет гнилью.

Немедленно я начинаю пинаться и пытаться закричать, что бесполезно. Я не могу дышать. Мои руки уже нащупали руки незнакомца, пытаясь оттолкнуть их. Мне нужен воздух. Затем я чувствую ещё одну руку. Она обхватывает мою шею и крепко сжимает. Пытаясь сбежать, я продолжаю бороться. Это не срабатывает.

Я слышу, как Вэл бегает по комнате и даже спотыкается несколько раз. Он наступает на стекло, и я слышу, как оно трескается. Свет включается, и я вижу Вэла. В испуге, он смотрит на того, кто за мной. Он подбегает и оттаскивает это от меня, ослабляя его хватку. Заглатывая воздух, я падаю на кровать.

– Дэн! Беги! – кричит Вэл, но я не могу. Я медленно восстанавливаю недостаток воздуха. Плюс ко всему, я не могу оставить его здесь.

Я качаю головой.

– Просто беги! Я спасусь! – снова кричит Вэл. Затем я слышу крик того, с кем он дерётся. Звучит ужасно. Будто ногтями царапают школьную доску.

Поднявшись с кровати, я со всех ног выбегаю из комнаты. Я знаю, с Вэлом всё будет в порядке. Он должен быть в порядке.

Промчавшись по лестнице, я выбегаю в коридор и останавливаюсь. Пробегая мимо гостиной, я что-то заметил там.
Выглядит так, будто что-то плавает в комнате. Осторожно я делаю шаг назад, чтобы посмотреть.

Зрелище устрашает. С балки свисают две веревки. Петли обмотаны вокруг двух знакомых мне людей. Они смотрят на меня широко раскрытыми глазами. На их шеях раны. Моя мать и старшая сестра мертвы, смотрят на меня пустыми глазами.

– Нет, – шепчу я и делаю шаг назад от развернувшейся сцены.

Я качаю головой, я не могу снова попасться на эту уловку. Это всего лишь иллюзия. Как тогда с Гарри. Взгляд ловит движение за мертвыми телами. К моему счастью, я это вижу и успеваю отпрыгнуть, пока кресло летит, а после ударяется в стену.

– Мне надо выбираться отсюда, – говорю я самому себе и бегу к ближайшей двери, к задней. Я распахиваю её и выбегаю на улицу. Я пробегаю мимо сенсора, и свет над дверью автоматически загорается. Я вижу маленькую часть лужайки, которую мне придется пересечь.

Босыми ногами я подбегаю к деревьям. Надеюсь, в лесу мне будет безопаснее. Перед тем, как зайти в тёмный лес, я оглядываюсь назад и вижу силуэт шатена, стоящего на пороге. Я поворачиваюсь и начинаю бежать сквозь деревья с вытянутыми вперед руками. Мои глаза ещё не привыкли к темноте, а я не хочу врезаться в дерево и умереть.

Конечно же, деревья не проблема. Проблема в чёртовых корнях. Я пробежал только 200 метров, когда споткнулся и упал на землю, застонав от боли.

Я чувствую, как что-то цепляется в мою правую ногу. Посмотрев вниз, я замечаю ветку, которая обвивается вокруг моей лодыжки. Теперь я к темноте привык. Как можно быстрее, я разламываю ветку и освобождаю ногу. Затем я поднимаюсь и, не тратя ни секунды, убегаю от этого места.

Я бегу до тех пор, пока мне не приходится остановиться. Я слишком устал, чтобы продолжать, хотя думаю, я не так далеко от дома.

Облокотившись о дерево, я восстанавливаю дыхание уже второй раз за этот день. Когда я поднимаю взгляд, я вижу слева от себя что-то вроде хижины. Нахмурившись, я подхожу к ней. Маленькая хижина. Отличное место, чтобы спрятаться. Подойдя к ней, я захожу внутрь. Я не вижу ничего кровавого, да у меня и фонарика нет. Подождите-ка минуту…

Нащупав что-то в кармане, я улыбаюсь, когда обнаруживаю телефон. Могу использовать его, как источник света. Сомневаюсь, что здесь есть связь. В комнате появляется слабый свет. Она абсолютно пуста, не считая меня и двух трупов в углу. Точнее, скелетов в углу. Выглядит, будто им прострелили головы.

Вздохнув, я начинаю выходить из хижины.

Я сталкиваюсь с чьей-то грудью, мне снова закрывают рот, не давая мне возможность закричать.

Вэл:

Что-то щёлкнуло внутри меня в тот момент, когда огонёк в глазах Дэна потускнел. Они его убили… Дэн мёртв. Я не могу в это поверить.

Эти ублюдки могли бы убивать меня раз за разом, мне было бы плевать, сколько именно, если бы они оставили в покое Дэна. Но они этого не сделали. Пытая меня и мою семью множество раз, теперь они убили парня, которого я любил.

Я не могу сдержать озлобленный крик, сорвавшийся с моих губ. Они заплатят за это.

Мои глаза устремляются к Алексу, и он в шоке открывает рот, увидев огонь в них. Набравшись сил, я встаю и кидаюсь к нему со скоростью молнии, готовый схватить его и разорвать на маленькие кусочки за его поступок. Но не успеваю я добежать до него, как он исчезает.

Я поворачиваюсь к Вальтеру, который смотрит на меня в изумлении с широко открытым ртом. В его глазах ясно читается страх. Я готов броситься к нему, но он так же, как и Алекс, растворяется в пустоте.

Новый крик, но теперь он полон боли. Боль потери любимого человека.

Я разворачиваюсь на пятках. Не уверен, смогу ли снова посмотреть на его мёртвое тело, но всё равно взгляд падает на Зейна. Тело снова приобретает нетронутую форму, и я чувствую, как глаза заполняются слезами. Одна стекает вниз по щеке, когда я сажусь рядом с Дэном и пытаюсь соединить две части, зная, что никакого толку не будет.

― Ну же. Пожалуйста, не умирай. Ты не можешь бросить меня, ― всхлипываю я.

Я даже не знал, что призраки умеют плакать. Я никогда не плакал после своей смерти, даже когда я понял, что мёртв; даже когда я скучал по родителям; даже когда Алекс и Вальтер пытали меня. Но теперь я плачу. Я плачу из-за Дэна.

― Я люблю тебя, ― шепчу я, наконец, отчаявшись разбудить его. Пальцами скольжу по его глазам, закрывая их.

Затем я встаю и оглядываю комнату. Что он здесь вообще делал? Я же сказал ему бежать.

«Лиам» ― первое слово, пришедшее мне в голову. Должно быть, он послал Дэна сюда, чтобы тот попытался спасти меня. Он знал, что его Вальтер с Алексом не почувствуют.

― Лиам! ― громко кричу я, зная, что он услышит.

Оглядываясь, я жду его появления. Через 10 секунд я снова выкрикиваю его имя, но на этот раз громче.

― Вэл? Что случилось? ― спрашивает он, тут же появившись передо мной. Не теряя времени, я резко бросаю его к стене.

― Какого чёрта ты послал его сюда? ― ору я прямо ему в лицо.

Лиам смотрит на меня своими широкими глазами. ― Я… Он… Мы пытались спасти тебя, ― отвечает он, убирая мои руки с воротника своей рубашки.

Зло фыркнув, я швыряю его на пол, к трупу Дэна. Поднявшись, Лиам ахает, когда видит Дэна.

― Ну, это не входило в наш план, ― бормочет он себе. Я готов ударить его снова. Дэн мёртв, а это вина Лиама.

― А чего ты ждал, идиот?! Послать человека в дом, полный приведениями! ― кричу я на него.

― Я просто подумал, что он достаточно силён, чтобы справиться. Он не послал Вальтера и Алекса через портал. Это казалось для него довольно лёгким заданием ― просто нажать кнопку. ― Лиам стоит, положив руку на подбородок, словно размышляет.

Я пытаюсь себя успокоить. Я знаю, что не должен винить Лиама в этой проблеме, ведь он самый умный призрак здесь. Может быть, он знает, что нам теперь делать.

― Нет, они смылись, ― отвечаю я, вспоминая их испуганные лица.

Кивнув, Лиам поднимает руку. Мгновенно в ней оказывается чёрный шар, и Лиам хватает его. Секунду он изучает его. ― Кнопка застряла, ― говорит он. ― Вот почему они схватили Дэна.

Я вздыхаю, взглянув на пол. ― Он мёртв, Лиам. Он не заслуживал смерти. ― Мой голос тих и печален. Я знаю, как ужасна смерть. Никто, кроме плохих людей, не заслуживает смерти. ― Что нам теперь делать? ― спрашиваю я, не видя абсолютно никакой цели для стараний.

Подумав несколько минут, Лиам смотрит на меня с улыбкой. ― Думаю, пора поговорить с боссом.

***

Спустя несколько минут я оказываюсь в сверхъестественном здании. Цветы на подоконниках растут сами по себе. У стен есть лица, и они говорят с мимо проходящими людьми. Даже мебель может ходить и говорить.

Лиам привёл меня сюда, сказав, что я смогу зайти в этот мир между мирами. Мир, между раем и Землёй, где живёт его босс. В этом же месте работает Лиам.

Это здание больше похоже на офисный центр, не считая грубой мебели, говорящих стен и цепких растений. Работники, кажется, совсем не обращают на это внимания. Они все сидят за столами, говорят по телефонам и даже не замечают нас.

― Так вот что ты делаешь на работе? ― спрашиваю я, идя за Лиамом, оживлённо шагающим в какую-то комнату.

Лиам качает головой. ― Нет, я работаю личным ассистентом, ― говорит он мне.

― Оу, ― был мой короткий ответ, когда мы вышли из комнаты с телефонами и попали в коридор, в конце которого находятся две большие двери. Наверное, это двери в кабинет босса Лиама.

Лиам стучит в дверь, и они открываются. Не колеблясь, он заходит внутрь и говорит мне подождать снаружи, пока сам он не разъяснит ситуацию.

Кивнув, я сажусь на удобно выглядящее кресло, но тут же подпрыгиваю, так как оно начинает кричать: ― Хэй, не садись на моё лицо!

― Простите, ― пытаюсь извиниться я, но кресло уходит, что-то бормоча себе под нос. Думаю, какое-то время мне придётся постоять. Я разглядываю коридор. Вообще, он простой и милый. Нет двигающихся растений, а просто висящие на стене картины.

― Вэл, он хочет поговорить с тобой. ― Голос Лиама возвращает меня в реальность из мыслей о восхищении комнатой.

Чуть поколебавшись, я захожу в кабинет, разглядывая его, пока не замечаю улыбающегося мне мужчину.

― Привет, Вэл. Рад снова встретиться с тобой, ― говорит он. Не дав мне ответить, он продолжает: ― Лиам объяснил мне всю ситуацию, и я решил помочь тебе. Я вижу, как сильно ты любишь этого человека, поэтому я хочу заключить с тобой договор. ― Я киваю, заинтересовавшись в его последующих словах. ― Я вылечу Дэна и верну ему человеческую жизнь. Найду тех ублюдков, которые сделали это с вами, и отправлю их в вечную темноту, но затем я сделаю тебя человеком.

Мои глаза ярко загораются. ― Но..? ― спрашиваю я, зная, что он не сделает это просто за «спасибо».

― Во-первых, он забудет всё с того момента, как впервые встретил тебя. Он будет думать, что ты жил обычной жизнью в этом доме и что он никогда не встречал тебя ранее. Тебе придётся завоевать его снова. ― Сглатываю. Его слова. Это большой риск. Что, если он меня не полюбит? ― Эй, выше нос. Этот парень был поражён тобой. Если он влюбился в тебя первый раз, то без сомнений влюбится и во второй.

Киваю. ― Что-нибудь ещё?

― Да, ты всё ещё будешь помнить тех призраков, которых знал. Если ты встретишь новых призраков, то ты должен пообещать мне, что не расскажешь им, что я сделал с тобой.

― Обещаю, ― быстро говорю я.

― Причина, по которой я делаю это для тебя, такова, что я знаю, каково это ― любить человека. ― Теперь я вижу, как его глаза стали прозрачными. Он начал вспоминать о человеке, в которого был влюблён. ― И, наконец, ты должен пообещать никогда не пугать меня так снова как тогда, когда ты сделал вид, что убил моего жениха, ― строго заканчивает он.

Когда я понял, что он имел в виду, то у меня отвисла челюсть. ― Так вот откуда я тебя знаю! Ты тот Луис, который ходил к Дэну в тот день!

Ухмыльнувшись, Луис кивает. ― Да, это был я. Ты очаровываешь меня, Вэл. Ты очень сильный призрак, сильнее многих. Жалко терять тебя, делая обратно человеком. Но я понимаю, если ты хочешь принять моё предложение.

Я киваю и смотрю на Лиама.

― Не смотри на меня, брат. Это твой выбор, не мой, ― говорит он и отступает назад.

Я смотрю вниз, на пол. Я правда хочу рискнуть всем? Дэн забудет меня и, возможно, влюбится в кого-то другого.

Качаю головой. Дэн даже не заслуживает быть мёртвым. Я должен ему. Мне остаётся только попробовать завоевать его снова.

― Я сделаю это, ― говорю я и улыбаюсь Луис.

Луис кивает. ― Отличный выбор, Вэл. Желаю тебе удачи в твоей новой жизни. ― Он жмёт мне руку, заключая договор.

Вэл:

Распахнув глаза, мне приходится закрыть их снова. Сейчас утро, и солнце слишком яркое. Значит, впереди меня ждёт хороший день.

Медленно, открыв глаза только наполовину, я сажусь на твёрдую землю. Когда я наконец привыкаю к свету, то оглядываюсь вокруг.

Всё, окружающее меня, очень даже знакомо. Пустое грязное поле. Но затем я вижу старый дом, который очень давно был моим.

На лице появляется улыбка.

Дом, в котором сейчас должен быть Дэн. Живой и счастливый… и не знающий о моём существовании.

Когда я пожал руку Луису, вокруг всё потемнело. Я не подозревал, что моя новая жизнь начнётся таким вот образом. То есть, я думал, мне дадут какую-нибудь дополнительную информацию.

Видимо, нет. Сейчас моя миссия ― снова заполучить Дэна. Но как? Я же не могу прямо подойти к нему и сказать, что был его парнем, когда был призраком. Также я не могу сказать, что он умер, и я попросил Луиса дать ему второй шанс.

― Привет, приятель.

С моих губ срывается крик, когда чей-то голос неожиданно пугает меня. Повернувшись, я вижу всего лишь ухмыляющегося Лиама.

― Чёрт возьми, Лиам. Никогда больше так не делай. Ты до смерти напугал меня, ― заявляю я, прижав руку к сердцу.

Лиам усмехается. ― А ты только что вернулся обратно к человеческой жизни. Не хотел бы, чтобы это произошло? ― говорит он, ероша мне волосы. ― Кстати об этом. Каково тебе, чувствовать, быть живым, всё такое?

Он помогает мне подняться с земли, и я, счищая с себя грязь, отвечаю:

― Ну, я проголодался, ― говорю я. ― Как же мне не хватало настоящей еды.

Лиам улыбается. ― Ещё бы. Держи, ― после своих слов он протягивает мне яблоко.

Не тратя попусту времени, я сразу откусываю кусок. ― Господи, это так же вкусно, как и раньше.

― А что ты ожидал? Что за года вкус поменяется, и яблоко будет со вкусом Скитлз? ― звучит сарказм в его голосе.

― Скитлз? ― игнорирую я его тон.

Лиам прикладывает руку к лицу. ― Не бери в голову. Я порой забываю, что ты старик.

За этим комментарием следует дружеский шлепок по голове. ― Никогда не забывай, что я так и не переступил за грань тридцатилетия. А ты, мой дорогой друг, переступил намного дальше.

― Вот это уже Вэл, которого я знаю.

Вздохнув, я снова смотрю на дом. ― Мне негде жить, ― неожиданно произношу я.

― Ну, так как Луис сделал тебя таким, думаю, ты можешь попросить его и Гарри приютить тебя на время. Они живут недалеко от города.

Я киваю и улыбаюсь. ― Вообще-то… ― улыбка пропадает, ― это не очень хорошая идея. Мне придётся каждый вечер слушать, как они занимаются сексом.

На это Лиам лишь громко смеётся. ― Твои проблемы, Ни. У тебя нет выбора, не так ли? Если же, конечно, ты не хочешь жить в хижине в лесу. Скелеты составят тебе отличную компанию.

С отвращением я смотрю на него. ― Ты ужасный друг, знаешь?

― Только с тобой, Вэл. Только с тобой.

Как только я собираюсь снова ударить его, чей-то голос снова пугает меня.

― Могу я вам чем-то помочь?

По полю разносится эхо моего нового крика. Повернувшись к источнику звука, я вздыхаю. Дэн стоит на достаточном расстоянии от меня, его руки скрещены на груди, а сам он смотрит на меня с любопытным выражением лица.

― Я, эм… ― Правда, я не знаю что сказать. Я слишком счастлив, видя, что с ним снова всё отлично. От мысли, что Алекс и Вальтер больше никогда не навредят нам, я не могу не широко улыбнуться. Дэну больше не угрожает опасность.

― Что ты делаешь? ― спрашивает Дэн.

― Я пытался ударить Лиама, потому что он смеялся надо мной. Ублюдок, ― говорю я, глядя на снова ухмыляющегося Лиама.

Ничего не понимая, Дэн оглядывается. ― Кого?

― Лиам, этот придурок прямо здесь, ― отвечаю я, показывая на мёртвого парня.

― Ты сам выставляешь себя дураком, Ни. Нормальные люди не видят призраков, ― говорит Лиам, и я слышу в его голосе весёлые нотки.

Мне стыдно себя. Я же не знал.

― Я никого не вижу, ― снова говорит Дэн, хотя это больше похоже на вопрос, и отходит на шаг дальше от меня.

Отлично, я уже сейчас отпугиваю его.

― Да, знаю, это такая шутка. Здесь никого нет. Я просто разговаривал сам с собой, ― пытаюсь хоть как-то выпутаться я.

― Ты что, пьяный?

― Что? Нет, нет. Честное слово, ― тут же начинаю оправдываться.

― Накуренный?

Мои брови дёрнулись вверх. ― Не думаю. Я не курю.

Я понял, что ляпнул что-то лишнее, когда услышал за собой смех Лиама, но его я проигнорировал. Дэн улыбается. Дела идут лучше.

― Это не то, что я имел в виду. Ну вот, ты когда-нибудь принимал наркотики?

― Оу, нет, не принимал, ― покраснев, отвечаю я.

Дэн кивает. ― Тогда что ты делаешь в моём дворе?

Я быстро оглядываюсь в попытках найти оправдание. Взгляд падает на деревья сзади.

― Я гулял и как-то оказался здесь, ― улыбаюсь я. Что ж, это было достаточно убедительно.

Дэн снова кивает. ― Ладно.

Затем следует неловкая тишина, а я лишь любуюсь красотой, стоящей передо мной.

― Ты кажешься крутым парнем, ― нарушает воцарившуюся тишину Дэн и протягивает мне руку. ― Меня зовут Дэн.

Взяв его руку, я пожимаю её. Захотев произнести своё имя, я вдруг начинаю колебаться. Вдруг он слышал о том, что произошло в этом доме раньше, когда меня убили? Это бы его напугало. Может, он подумает, что над ним издеваются.

Голос Лиама развеивает мои волнения. ― Не переживай. Луис стёр всё твоё прошлое. В тридцатых годах тебя будто бы и не существовало.

― Я Вэл, ― наконец, представляюсь я, отпуская руку Дэна. Хотел бы я держать её дольше. Мне так нравится прикасаться к нему. Это кажется таким правильным.

Вдруг до меня доносится звук мобильного телефона Дэна.

― Ох, прости, правда, но я должен ответить, ― говорит он, взглянув на экран своего устройства.

― Всё в порядке.

― Спасибо. Ну так… тогда увидимся. Пока, Вэл. ― Он уходит, одновременно отвечая на вызов.

― Всё прошло превосходно. Да ты Казанова, ― говорит Лиам, кладя руку мне на плечо, и мы оба смотрим, как Дэн исчезает в доме.

― О, заткнись и отведи меня в дом Ларри.

Лиам идёт рядом со мной, и я почти не слышу его.

― Иди по этой дорогое, пока не увидишь голубой дом. Это и есть тот дом, который тебе нужен.

Голубой дом. Чудно.

Всю дорогу мы идём в тишине. Ничего не хочу говорить и отказываюсь спрашивать, почему Лиам всё время смеялся надо мной. Я же его знаю.

***

Из дверного звонка доносится звон, и вскоре дверь передо мной открывается. ― Привет, ― вежливо улыбается мне Гарри.

― Привет, Гарри. Я друг Луиса. Кстати, поздравляю вас с помолвкой. Я Вэл.

Гарри продолжает улыбаться. ― Я тебя не знаю, но друг Луиса ― и мой друг. Заходи. ― Он отходит в сторону, чтобы я мог пройти внутрь. Помахав мне, Лиам исчезает.

― Я позову Луиса. Он наверху, ― говорит Гарри и, прежде чем выйти из гостиной, продолжает: ― Мне очень нравятся твои волосы. Они подходят твоим глазам.

Я хмурюсь. Волосы?

Подхожу к зеркалу у шкафа, и у меня отвисает челюсть. Мои волосы выкрашены в голубой цвет. Ярко-голубой.

― Луис! ― вскрикиваю я, услышав его смех за собой. ― Зачем ты это сделал?

― А что? Разве нельзя время от времени веселиться? К тому же, Вэл, Гарри прав. Они тебе подходят, ― говорит он, заходя в комнату рука об руку с Гарри. С его губ срывается новый смех.

Я закатываю глаза. ― Гарри, позаботься о том, чтобы этот парень остался в живых.

Усмехнувшись, Гарри подмигивает мне. ― Позабочусь.

Наконец, Луис успокаивается. ― Так почему ты здесь?

― Ну, я думал, можно ли остаться у тебя на пару дней. Мне пока некуда идти. И денег нет.

Луис не успевает ответить, как встревает Гарри. ― Конечно же можешь. Это будет весело. Как ночёвки в старшей школе с видеоиграми и ужастиками!

― Если Гарри говорит, что можешь, значит, можешь, ― соглашается Луис, с любовью глядя на своего жениха.

― Спасибо, друзья, ― говорю я и обнимаю обоих. ― Но давайте-ка кое-что уясним. Пока я здесь, никакого секса.

― Оуу, ― надули губы оба парня.

А я лишь просто покачал головой.

Дэн:

Прошло несколько месяцев с тех пор, как я первый раз в жизни увидел в своём саду того странного парня с голубыми волосами.

С тех пор я часто его видел. Он переехал ко мне сразу же, как я узнал, что он живёт у Луисом с Гарри, у двух его помолвленных друзей. Он не должен был жить с ними. Им нужно было время, которое можно провести наедине друг с другом. Поверьте, каждый день он стоял за моим порогом и жаловался, какими громкими они были… По его словам, «это просто ужасно!».

Так, спустя месяц, я решил, что гостевая комната в моём доме может стать его комнатой. Зная друг друга только месяц, мы уже были лучшими друзьями. Словно мы были знакомы уже годами. Ну, я немного о нём знал. Просто было такое чувство, что я мог доверить ему свою жизнь. А ему время от времени нравилось красить свои волосы в голубой.

За несколько месяцев я уже много знал о Вэле. Он милый парень с хорошими манерами. Он не типичный подросток нашего времени, правда. Иногда мне кажется, что он из другого времени.

Например, когда он пытался включить телефон, который я подарил ему. Словно я учил ребёнка водить машину… невозможно. Теперь же он мастер.

Частенько мы зависали в городском пабе. Он стал нашим любимым местом. Тёмный деревянный стол и кожаный диван в углу бара стал нашим. Если мы не дома, значит, скорее всего, мы там. Там же Вэл и нашёл работу. Он официант, хорошо выполняющий свои обязанности. Клиенты очень вежливы с ним.

Вэл даже принёс с собой кота по имени Лиам. Странное имя для кота, но это же его выбор. Этот кот даже начал нравиться мне. Будто у него есть своё мнение, он словно издевается над Вэлом, когда тот делает что-то не так. Иногда мне даже кажется, что он смеётся и улыбается, когда Вэл спотыкается об что-то и падает.

Спустя четыре месяца после того, как Вэл переехал ко мне, мы получили весточку от наших лучших друзей. Гарри и Луис пригласили нас на свою свадьбу. Не задумавшись ни на секунду, я позвонил им и сказал, что мы обязательно будем. Вэл радостно выкрикивал, что мы должны пойти в магазин и купить костюмы.

И это случилось. Мы вместе пошли по магазинам. Я разрешил ему выбрать мне костюм. Вдруг он надел на меня зелёный пиджак с сиреневыми штанами. Я выглядел так, словно сбежал из прошлого века. В итоге, это я помогал ему выбрать пиджак. И даже могу сказать, я хорошо справился. Его задница отлично выглядит в тех тёмных штанах, которые я заставил его надеть.

Если думать о прошлом, то я понимаю, что шесть месяцев прошли очень быстро. В моём сердце Вэл занял особое место, и оно останется за ним навсегда.

И сейчас мы здесь, посреди леса, на свадьбе наших лучших друзей.

Я сижу рядом с Вэлом, который с широкой улыбкой наблюдает за свадьбой, как за самой интересной вещью в мире.

Он такой милый с этими обесцвеченными волосами.

Аккуратно покачав головой, я возвращаю своё внимание к словам священника.

Луис с Гарри тоже не могу перестать улыбаться. Они смотрят друг на друга, соединив свои руки.

В этот момент я понимаю, что моя жизнь идеальна.

***

Свадебная афтепати проходила в небольшой комнатке, которая предназначена для выступлений местных музыкальных групп. Всё в комнате было украшено теми же цветами, как и вся свадьба. Они хорошо выполнили свою работу.

Для гостей был обширный выбор еды и различных десертов. Даже знать не хочу, сколько денег они на всё это потратили, но, определённо, много.

Сидя с Вэлом, я смотрю на танцующие парочки. Просто взглянув на то, как двигаются люди, я могу определить, что они ― семья Луиса.

― Дэн? ― Услышав своё имя, я с улыбкой смотрю на Вэла.

― Да?

Он прокашливается и спрашивает: ― Может, ты хочешь потанцевать со мной? ― На его щеках появляется лёгкий румянец.

Засмеявшись, я встаю. ― Конечно, пошли.

Вэл улыбается и тянет меня в толпу танцующих.

Мне нравится смотреть, как он двигается под быструю музыку. Он словно был рождён для этого. А ещё этот костюм, который идеально подчёркивает мышцы.

Закусив губу, я продолжаю танцевать.

Вдруг музыка сменяется на медленную.

О нет.

― Леди и джентльмены, пригласите на танец особенного человека и наслаждайтесь! ― Я слышу, как выкрикивает Луис в микрофон и берёт за руку Гарри. И вместе они начинают танцевать.

Они идеально смотрятся друг с другом.

Отвернувшись от танцпола, я собираюсь обратно посидеть, как вдруг ко мне кто-то прижимается.

― Хочешь потанцевать со мной? ― просит Вэл с надутыми губами. Кто я такой, чтобы отказать?

Я кладу свои руки на него. ― Хорошо, только я не умею.

Улыбнувшись, он прислоняется своей щекой к моему плечу. Меня наполняет тёплое и уютное чувство, и мы танцуем в тишине.

― Ты когда-нибудь чувствовал себя одиноко? ― вдруг спрашивает Вэл.

Я киваю, точно понимая, как он себя чувствует.

Подняв голову с моего плеча, он смотрит мне в глаза.

― Из-за всех этих парочек мне кажется, что я одинок, ― говорит он.

Довольно качаю головой. ― Сейчас у тебя есть я, ― отвечаю я, улыбаясь.

К моему удивлению, он становится ещё грустнее. ― В этом-то и проблема, Дэн. У меня нет тебя.

Я едва могу расслышать, что он говорит своим тихим голосом. Моё сердце замирает, и я прекращаю танцевать.

― Что? ― Я смотрю на него и жду ответа.

Он вздыхает. ― Прости, Дэн. Живя с тобой все эти месяцы, я понял, что у меня появились чувства к тебе. Чувства к тебе большие, чем к другу. И я просто больше не могу сидеть рядом с тобой и ничего не делать. Я хочу, чтобы ты был моим. Я хочу целовать тебя, обнимать. Я хочу показаться с тобой в городе, показать им всем, что ты мой, а я твой.

От шока у меня отвисает челюсть. ― Ты… как? ― заикаюсь я, убирая руки с его талии.

Опустив вниз взгляд, Вэл качает головой. ― Ты не поверишь мне.

― Я попробую…

― Вряд ли получится, ― бормочет он самому себе и начинает рассказывать всю историю. ― Меня зовут Вэл Русик, и я был убит в 1934 году двумя типами, которые также убили мою семью. Много месяцев назад, когда ты только приехал в свой новый дом, я тоже был там. Это дом, где убили меня и мою семью.

― Я преследовал тебя. Пытался отпугнуть, но всё было бесполезно. Ты остался, старался пообщаться со мной. Старался, чтобы я перестал ненавидеть всё человечество. И у тебя получилось. Ты заставил меня почувствовать что-то кроме ненависти, Дэн. В первый раз, с тех пор как я умер, я смог почувствовать счастье, грусть, и самое лучшее ― любовь. Мы влюбились друг в друга, Дэн.

На его глазах появляются слёзы, но он всё равно продолжает.

― Но мы не могли быть вместе. Я был мёртв, ты ― жив. Я был призраком, ты ― человеком. Мы не были созданы друг для друга. Перед тем как у нас появился шанс на то, чтобы быть вместе, вернулись те парни, которые убили меня. Лиам, мой лучший друг, кот, с которым я всегда разговариваю, убил их. Они вернулись, чтобы сделать мне ещё больнее, поэтому убили тебя. Моё сердце было вырвано из груди, когда я увидел тебя мёртвого на полу. Это не могло быть правдой. Я только получил тебя и не мог потерять.

По его щеке катится слеза, но я вытираю её, не дав упасть.

― Я пришёл к человеку, который контролировал всё. Его ещё зовут Богом, но вообще-то это Луис. Я попросил у него второй шанс, и он дал мне его. Он превратил меня в человека и вернул тебя к жизни. Поэтому ты и ничего не помнишь. Он стёр меня из прошлого и дал жизнь здесь. Вэл Русик никогда не существовал в 1934. Я живу сейчас. И я люблю тебя, Дэн, ― заканчивает он свою историю.

У меня нет слов. Я даже и подумать не мог, что он скажет такое.

― Я знаю, что ты не по…

― Ш-ш-ш, Вэл. Теперь моя очередь говорить, ― прерываю я его. Он тихо кивает, глядя на меня своими голубыми глазами.

― Это самая невероятная история, которую мне когда-либо рассказывали, и я не верю тебе, ― говорю я. ― Но это также самое милое, что когда-либо делали для меня. Если ты вложил столько всего в свою историю ради меня, это значит, ты искренне меня любишь.

И затем я просто целую его, чувствую его губы на своих.

От Автора:

Когда парни целовались, для них всё прекратило своё существование. Были только они.

Может, поэтому они и не заметили шесть пар глаз, наблюдающих за ними.

Только что поженившаяся парочка смотрит на них понимающим взглядом, будто знает, что последует дальше.

Лиам улыбается, счастливый за своего друга, который, наконец, обрёл свою любовь. Рядом с ним девушка, на которой он женат уже давно.

И последние, Маура и Бобби, гордо улыбаются. Их сын сделал это.

Я которую ночь ни уснуть не могу, ни согреться,
И в открытое небо спускаю блестящий курок.
Мне опять не случилось запомнить нехитрый урок, -
Ты сжигаешь меня изнутри патологией сердца.

Я плутаю в тени, доверяясь безропотно звёздам,
Задыхаюсь от жгучего ветра внезапной грозы,
И уже не пойму, толи это чудачат часы,
Толи это во сне ты пришёл воспалением мозга.

И никто неземное проклятие не остановит,
Не сумеет спасти, ведь душа тянет руки к тебе!
Я же знал изначально, что быть непременно беде...
Ты проник под кожу мою заражением крови.

Я которую ночь наблюдаю за светом далёких
Незнакомых огней, что твои повторяют черты,
И вдыхаю незримый рассвет, чтобы вместе с ним ты
Возвратился ко мне навсегда метастазами в лёгких.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 17
© 04.11.2018 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2018-2405417

Рубрика произведения: Проза -> Ужасы











1