ПРАВО ИСКУШАТЬ. Часть 5. Майстрим.


Автор Владимир Кочкин.

Часть 5. Мир не прост. 

Кто отказывается от многого, может
многое себе позволить.
Жак Шардон.

ГЛАВА 1. СТРАННИК.

1.
Загляните вместе со мной в далёкое, очень далёкое прошлое: в те времена, когда на Земле зарождались истины нашей жизни. Не поленитесь помянуть словом добрым того мудреца, о котором поведаю, а заодно всех отнюдь не глупых предков, которые одарили нас, сегодняшних, наиглавнейшим - жизнью и тщеславием.

Мир возник из ничего, утверждал тот мудрец. Мир был ничем - пока не появилась очень малая, пылинки менее, частичка.
Из ничего может появиться что-то только в том случае, если оно при соединении с чем-то снова превратится в ничего. Мудрец очень важное понял: одновременно с этой частичкой должна была появиться другая частичка, противоположная по значению, уничтожающая первую без остатка при воссоединении.
Таковы, подметил мудрец, добро и зло и вывод сделал: мир создан из добра и зла.
Мир возник не сразу, говорил он. Вслед за частичками добра и зла появились ещё две. Следом ещё две. Ещё и ещё... Так из первочастиц образовался Шар Сущего. Чем больше становился, тем быстрее рос. Стал таких размеров, которые трудно представить. Частички в нём начали слипаться в комочки. Как падает поднятый камень, стоит выпустить его из руки, обратно на Твердь, так на комочки стали падать частички и прилипать к ним. Следом, маленькие комочки стали падать на большие. Большие выросли до огромных размеров, в Шаре Сущего возникло великое много шаров Тверди.
Вокруг Шаров Тверди образовалась пустота. Когда в Шарах Тверди добра и зла скопилось больше, чем они могли вобрать в себя, слипшиеся частички возмутились и яростно принялись уничтожать друг дружку. Так загорелся в Шарах Тверди огонь яркий и сильный, образовались звёзды.
Звёзд велико много, как капель в долгом дожде. Их больше в центре Шара Сущего, где скапливалось добро и зло изначально. Чтобы звёзды не падали друг на друга, их подхватило колесо вращения. Мы видим в ночном небе огненную дорогу из звёзд потому, что смотрим на колесо вращения сбоку. Коль видим большее количество звёзд издалека и в виде огненной дороги - значит, наша звезда образовалась позже. Значит, вблизи Сферы Сущего есть шары Тверди, которым не пришло ещё время огнём воспылать. А у самой Сферы Сущего продолжают и будут продолжать образовываться частички добра и зла.
Когда твердь в звёздах огненной стала, она принялась кипеть и выбрасывать саму себя в пустоту, около больших звёзд появились маленькие звёзды. В пустоте нет тепла: маленькие звёзды остыли и покрылись корою тверди, превратились в планеты.
Планеты притянули к себе ещё более мелкие звёзды. Заставили их крутиться вокруг себя. Так образовались луны. Луны остыли ещё быстрее, светят они не сами по себе - свет звезд возвращая.
Более мелкие образования превратились в кометы. Хвост их - следствие отражения света звёзд множеством маленьких комочков, которые свитою за комом кометы в пустоте летят.
Ещё более мелкие - камнями остыли. Они вращаются вокруг звёзд, либо вокруг планет. Когда вращение замедляется, падают на звезду, либо на планеты, всплески зла и добра вызывая.
Планеты преодолевают притягивание звёзд вращением, потому и не падают на них. Луны не падают на планеты по той же причине.
Планет в мире всём больше, чем звёзд. Это объяснимо. Каждый шар Тверди загореться мог только при излишках добра и зла. Каждый, превратившись в звезду, эти излишки выбрасывал, как костёр порой выкидывает из себя раскалённые угли.
Звёзды, выбросив излишнее добро и зло, светят и греют ровно. Больше им не выбросить из себя планеты и луны.
Раз единый загоревшись, звёзды долго не погаснут. К ним летят от поверхности Шара Сущего частички, которые поддерживают горение добра и зла. Раз частичек хватает для горения звёзд в сердцевине Шара Сущего, нам можно не опасаться за свою звезду. Скорее род людской устанет жить, либо истребит себя, корысть алкая, чем она погаснет...

Я выложил основные постулаты этого мыслителя. Колобок рассказывал про это часа четыре.
- Разрешаю задавать вопросы, - сказал он в конце лекции.
- Как имя учителя? - спросил один из хранителей.
- Он пожелал остаться в памяти потомков неизвестным, - тихо заговорил маг. - В конце жизни он пришел к выводу, что не истину нёс людям, а пустые фантазии и этим больше вреда принёс, чем пользы.
- Но это не так! - звонко выкрикнула Эвелина.
- Время многое расставило по местам, - печально улыбнулся Колобок. - В памяти своей мы воздвигли ему монумент славы. Жаль, не вправе написать на нём его имя.

Сказка эта, (гипотеза), придумана была в незапамятные времена. Её рассказал нашему Верховному магу, когда он ещё в магах пребывал, предыдущий Верховный маг. А ему - предшественник. А ему... уж не тот ли, кто сие выдумывал, кто тысячелетия строил на Земле из каменных глыб грандиозные сооружения, пытаясь с помощь их и магии понять тайны мироздания. Он с помощью каменных исполинов, подселяя в них собственные дубль-сознания, пытался заглянуть за горизонты неведомого. Впоследствии он пытался разрушить свои творения, чтобы люди не тратили напрасно силы, не тянулись к несбыточным мечтам.
Ясно одно, этим предвидцем был маг. Только магу хватило бы времени на все те изыски. Только магу хватило бы воли заставить человечество заниматься делом бесполезным - веками строить не дворцы и храмы, не дома и дороги, а нечто пугающее своей необычностью.
Похоже, я знаю, кто он. Как-то Колобок обмолвился, что один из магов, прежде чем уйти в Рунный посох, около девяти тысяч лет жил не в мире магов, а на Земле, силой мысли заставляя себя телепортироваться с места на место. Он отличался от остальных магов пытливостью ума и желанием утвердить на Земле благоденствие. В конце жизни разуверился в собственных силах. А посоху того и надо - притянул, вобрал в себя его душу.
Мне хочется хотя бы ещё несколько доводов того мудреца преподнести Вам, как повод призадуматься... Нет, как подарок!

Планеты около всех звёзд остаются внутри горячими и жидкими, утверждал тот мудрец. Раскалённое добро и зло продолжают противоборствовать в них, не давая жидкому полностью превратиться в твёрдое. В точности так же, как совершается это на нашей Тверди.
По-иному обретаться им невозможно, говорил он. Будь не так, через вулканы не вырывалась бы до сих пор из нашей планеты жаром огня полыхающая, жидкая твердь.
Борьба добра и зла внутри планет мало-помалу усмирение находит. Ибо твердь на планетах усиливается.
Твердь на планетах прирастает изнутри. Жидкое и горячее, остывая, налипает на неё и становится твердыми. Потому так, что иначе твердь не смогла образоваться изначально. Позже, когда народилась вода, жидкое и горячее она весьма усердно стала твердью делать.
Твердь увеличивается снаружи. Потому так, что частички добра и зла, камни и кометы, падая на планеты, преувеличивают её.
Добро и зло, противоборствуя, сгорают отчасти. Высвобождаясь дымом в вулканах, порождают духов жизни. А противоположности: огонь и вода, твердь и воздух, сплетаясь воедино, порождают разнообразные тела жизни.
Огонь - изначальное. Твердь - нарождённое. Воздух на планетах делают вулканы. Воду делает воздух и дым от вулканов: при их извержениях всегда образуются тучи, что дождём проливаются.
Твари речные и морские, растения и деревья, животные и люди состоят из одного и того же: огня, воды, тверди, воздуха, соединённых в разных пропорциях, и духов жизни.
В дереве огня больше, чем в хладной рыбе, но и и она будет гореть, если лишить её части воды. В панцире черепахи больше тверди, чем в самом твёрдом дереве. В человеке больше духов жизни, чем в животном, иначе он не отличался бы пущею сообразительностью.
На нашей планете воды сперва не было. Когда твердь остывать стала, появилось много вулканов. Образовался воздух. Из воздуха и дыма вулканов появилась вода. Постепенно воды становилось всё больше. Вулканы грели её. В тепле зародилось живое.
Вода постепенно покрыла всю твердь, кроме самых высоких гор. О том вещают раковины, и находки останков чудишь водных, в местах сысканные, что недоступны теперешним водам морей и океанов.
Вода в брань вступила с огнём. Твердь остывала. Утолщалась. Огонь отступал, выжженные пустоты оставляя. Вода в твердь вошла. Так ещё раз народилась суша.
Из вод живое вышло, на суше осталось, ноги заимело, дышать воздухом научилось. Так появились животные и человек, птицы и насекомые. А водные растения породили травы и деревья.
Вода продолжает проникать в твердь. Этим она гасит огонь внутри нашей планеты.
Когда тверди великое много будет, вулканы потухнут. Норы, огнём сделанные, вода займёт. Океаны, моря, озёра и реки исчезнуть могут вовсе.
Твердь не превратится в пустыню. К тому времени люди научатся добывать воду из воздуха и тверди. Используя её бережливо, не дадут исчезнуть животным и растениям.
Огню, горящему в добре и зле, не пробиться сквозь Твердь станет. Люди и это преодолеют. Огонь для зарождения и поддержания жизни станут черпать из света и тепла от негасимой звёзды, как делают это растения. Как делают это животные и люди, поедая растения. Как делают это звери-мясоеды, поедая тех, кто ест растения.
Жизнь на Тверди будет вечной. Но человек будет другим. Он научится подчинять себе огонь и воду, воздух и твердь, духов жизни и всё живое. Он исполином станет, которому доступно всё желаемое.
Единственному, чему не желательно быть на Тверди нашей - бессмертию человеческому. Не того ради, что места для всех не хватит. Можно ограничить число живых. Не рожать можно, выбрасывая семя зачатия. Можно убивать слабых младенцев. Не преодолеть иное: не рождённые проклянут живых.
Жизнь бессмертным лишь поначалу радость дарить будет. Их бытие изъест совесть.
Бессмертие людям годным будет, когда научатся они улетать к другим звёздам. Не мыслью быстрой, а наяву.
Кому-то это кажется невозможным, мне - нет, утверждал мудрец.
Суть проста, говорил он. Если мыслью можно поднимать камни, которые непосильны сильнейшим из простых людей, то отыщется способ поднять часть Тверди вместе с огнём снизу, со всем живым сверху, с водой и воздухом.
Прочная оболочка, чтобы воздух и вода не улетучивались в пустоту, придумается из магии. А дабы маленький мир, отдавая тепло пустоте, не превратился в камень ледяной, люди научатся обогревать его, добро и зло заставляя противоборствовать в костре большом. И тут нет труда большого. Ведь греюсь же я у огня, который без дров горит, лишь желание проявив. Держащим путь на звезду другую, лишь дозор нести по очереди придётся днём и ночью. Всего лишь представлять тот костёр, не думая об излишнем. Уснул - не беда, холод пробудит.

Улыбаюсь.
Насчёт совести мудрец тот переусердствовал. Сдаётся мне, что от времён сотворения мира ещё ни одного бесстыдного подонка совесть не “загрызла” насмерть, если не была она, конечно же, колдовским посылом. Петлю на шею, не подонки, (а если и они, то не по той причине) набрасывают! А вот остальное всё... - да, заслуживает восхищения.
Для потомков трудно быть правым. Для далёких потомков - тем более!

Следующие лекции по этой теме вёл другой маг. В разные века и исторические эпохи у него были различные прозвища. Стрела. Булава. Копни-Яма. Хан Битый. Колотун. Детонатор. Терминатор... С подачи Паши, с начала прошлого года его стали звать Деминатором, (мысленно добавляя в слово это ещё две буквы... - узнаете вскоре, какие).
На Земле он появлялся исключительно ради того, чтобы в облике обычного смертного поучаствовать в войнах и быть убитым. (Возможно, это не более чем слухи).
Одни хранители утверждали, что он выискивает “противоядие” от войн, другие - ему нравится убивать. (Возможно, и это - слухи).
Он худым был и высоким, под два метра. Передвигался рывками, словно бы отталкиваясь ладонями от воздуха. Был большим знатоком химии, любил демонстрировать опыты со взрывчатыми и горючими веществами.
Практические занятия этого мага редко заканчивались не со “смертельным исходом”. Считать количество оторванных конечностей - занятие бесполезное. Лично мне, на полигоне по отработке элементов выживаемости, не менее пяти раз отрывало руку, однажды обе руки, дважды ноги, раз слепым был вплоть до того, как проснулся, а умирал... - уже не помню сколько раз. Не менее десяти, наверное.
- Благо делаю Вам! Благо!!! - свирепо вещал он при этом. - Учитесь нутром чуять опасности, предвидеть их, выживать!
От остальных магов Деминатор отличался ещё и любовью к возвышенным, бессмысленным фразам. Канцеляризмы сыпал, порой, словно семечки лузгал. Это делало его речь смешной, путанной - отнюдь не весомой. Этого он не осознавал. Наоборот, кичился грамотностью. Но если увлечён был темой, если заводился, то начинал говорить иначе. Рубил ладонями воздух, а фразы делал ёмкими, чеканными. Таким он нравился нам больше.
Запомнилась первая его лекция по данной теме.
- Господа курсанты! - звонко выкрикнул он, лишь материализовался в аудитории. - Прежде позвольте заострить ваше внимание на том, что наша Вселенная возникла из ничего. - Такого поворота в изложении научной концепции возникновения мира мы не ожидали. Кто-то, сидящий сзади, даже посмел коротко хихикнуть. Маг выдержал паузу и невозмутимо продолжил: - Из ничего, любезные вы мои, может появиться нечто только в том случае, если оно при соединении с чем-то снова даст ничего. Следуя логике и здравому смыслу, (ох, дохихикается кто-то сзади!), сначала из ничего появились две первочастицы. Первочастица материи, которую мы некогда, ещё в позапрошлом веке, назвали словом очень ёмким и красивым - квардт. И первочастица антиматерии, которая, вполне естественно, любезные вы мои, получила название - антиквардт!
Сергей, хранитель из Астрахани, вскочил с места.
- Неправильно это! - выкрикнул он, проигнорировав строгий взгляд мага. - Материя и антиматерия, при соприкосновении, аннигилирует с выделением огромного количества энергии! Энергия - третий лишний в обосновании Вашем!
Деминатор выставил напоказ указательный палец. Сергей испуганно втянул голову в плечи, но маг и не думал его наказывать. Он ткнул пальцем в потолок. Метрах в десяти над его головой возникли два шара, размером с футбольный мяч. Белоснежный и чёрный. Замерли в метре друг от друга.
- Разлететься в стороны квардту и антиквардту мешает сила взаимного притяжения, а слипнутся - сила взаимоотталкивания, - заговорил маг менторским тоном. - На нашей модели первичного состояния Вселенной силы взаимоотталкивания преодолеть не сложно.
Шары медленно сошлись, и... огненная вспышка резанула глаза. Такого грохота в мире магов ещё никто не производил. Ничуть не совру, половину хранителей, что были в тот день в аудитории, смело можно записать в Книгу рекордов Гиннеса. Нас бросило на спинки сидений с такой силой, что из каждый второй спины коснулся головой.
Пошевелить рукой я смог не сразу. Долго понять не мог, то ли глаза у меня закрыты, то ли ослеп. Уж не умом ли тронулся, подумал испуганно, когда слух восстановился. Рёв дикий услышал, словно неподалёку кто-то убедиться решил в исправности реактивного самолёта: то запускал двигатели на полную мощь, то выключал. Когда вернулось зрение, подбородком чуть грудную клетку не пробил -
Деминатор сломал часы!
Двухголовый дракон, который стрелки изображал, валялся на полу кверху пузом, дрыгал лапами, молотил по каменным плитам кожистыми складками крыльев и истошно вопил. Живность, которая вместо цифр в часах служила, друг дружку не боясь, глаз с дракона не спуская, испуганно в угол аудитории вжалась. Заяц на спине у медведя сидел, прядая ушами. Лось стоял, широко расставив ноги, а тигр втиснулся меж ними и глухо рычал. Волк и лиса прижались друг к дружке.
Маг стоял к нам спиной и... словно бы дирижировал: вскидывая руки и пальчиками шевеля, узор магический выводил в воздухе.
Дракон перестал орать. Неуклюже перевернулся. Подпрыгнул. Громко хлопая крыльями, сделал круг над аудиторией и влетел в изображение неба на стене, с плывущими слева направо белоснежными облаками. И тут же, секунды не медля, остальную живность подхватила магическая сила, перенесла в часы, расставила по прежним местам. Звери тотчас принялись убегать от дракона. Вскоре птицы прилетели из-за шторы.
Раритет был спасён.
Маг повернулся к нам. Громогласно сказал:
- Объявляю десятиминутный перерыв!
И... исчез.
Кряхтя и прихрамывая, Паша доковылял до Сергея.
- Ты бы к Дерминатору с вопросами впредь не лез, - кривя лицо, словно от непереносимой боли, (а может и в самом деле от боли), с трудом выговорил он.
- Да я, - испуганно вжал голову в плечи Сергей, - я только...
- Ты только, а маг - сверхстолько! - холодно произнёс Паша. - Кранты нам, если он Вселенную тут взорвёт!
Ровно через десять минут маг предстал перед нами. Выждал, когда мы угомонимся, и провозгласил:
- Егозе Сергею объявляется благодарность! Он прав. Ничто не совсем ничто. Говорить об этом, любезные вы мои, в начале лекции было не целесообразно. Чуть позже, когда сложится у вас некоторые элементарные суждения о Вселенной нашей, я познакомлю вас с отдельными догадками и предположениями магов о том, как и за счёт чего, она могла появиться. А сейчас, с вашего высочайшего позволения, продолжу лекцию. Надеюсь, больше никому меня перебивать не захочется.
Лекцию он необычно закончил. Зачем-то увеличил себя втрое. От испуга, дракон в часах крыльями так захлопал, что медведь... ах, да, о медвежьей болезни уже упоминал, ни к чему повторяться.
- Дорогие мои, дерзайте! - заговорил Деминатор громогласно, глядя на нас взглядом свихнувшегося фанатика. - По трудам, по взлёту фантазии, воздастся. Тем слава, кто голову на плечах имеет, а не мясорубку для перемалывания пищи! Эйнштейн - всего лишь фамилия. Эйнштейн - символом стало взлёта возможностей разума человеческого! Науку двигает безрассудство. Все говорят - невозможно! Один выискивается - наперекор идёт. И побеждает. Не только тех на лопатки уложит, кто суждение противоположное имеет - мир весь. У ног его он ляжет, изменившийся. Признавший. Смиренно автограф выпрашивающий.
Деминатор поклониться вздумал. Взмахнул гигантской рукой и надвое разломил ближайший стол. Лекция вполне могла бы кончится смертельным исходом, если бы сидящие за этим столом хранители не успели отпрыгнуть в стороны.
- Простите! - пробормотал он, уменьшаясь в размерах. - Не рассчитал чуток!

Попытайтесь осмыслить хотя бы эту фразу:
- Ничто - это эргон, свернутый сам в себя. Там, где его начало, суть его конца.
Деминатор не подкрепил это высказывание ни доказательствами, ни разъяснениями. Шпарил далее, одни непонятности на другие наслаивая.
- Да-а-а, - на перемене протянул один из хранителей, усердно почёсывая затылок, - от такой лекции свихнуться впору!
- А чё непонятного? - рассмеялся Паша.
Хранитель бросился к нему, как к благодетелю. А Паша, скорчив серьёзную морду, вогнав в смущение дам, заставив нас, мужиков, ржать “лошадиным смехом”, сказал:
- Раз у ничто есть конец, то оно явно не среднего рода. А раз конец в начале - тем более мужик.
- Ты это о чём?! - округлил глаза тот хранитель.
- Мы, мужики, в первую очередь другой головой думаем, - выдал Паша очередную порцию шутовства. Добавил весомо: - Отсюда все сложности и проблемы.
- Как это?!
- Не бери в голову. Все проще простого. Если у тебя свернуто само в себя - это ничто. В боевом состоянии - уже нечто!
- Ты! Ты! Ты! - забрызгал хранитель слюной.
- Ну, я! И что?! - отозвался Паша, улыбаясь до ушей.
- Постеснялся бы, дам постеснялся! - провизжал интеллигент этот вшивый, как спустя минуту окрестил его мой непочтительно прямолинейно думающий друг.
Простите, ради всего святого простите, если это показалось Вам пошлостью. Но жизнь, порой, не такие штучки откалывает.
Да вот, кстати, не далее, как вчера, иду по двору, вижу - две девочки лет шести на качелях качаются. Только одну мальчик раскачивает, а вторая молчаливо и завистливо на “сладкую парочку” поглядывает.
Ух, да ах! Взвизгивания радостные. И звонко так, на весь двор:
- Теперь я зна-а-аю, как детей рожа-а-ают!!!..
Нарочно не придумаешь. Чуть смехом не захлебнулся.

На пятой лекции Деминатор разоткровенничался. Рассказал о секретной лаборатории в Новосибирске, в которой, под руководством куратора, (копии мага), трудятся земные учёные, не подозревая, что работают на магов.
Полгода назад там основательно начали изучать шаровые молнии... Если быть более точным, изучают их давно уже, полвека, а вот оборудование новое в лаборатории появилось именно полгода назад.
Маги и те ахнули. В шаровых молниях земные учёные обнаружили антивещество. А затем, что особо впечатлило, обосновали законы сосуществования материи и антиматерии в замкнутом пространстве с помощью природных силовых полей.
- Перспективы ошеломляющие, - восторженно говорил Деминатор, ладонью правой руки разрубая воздух. - Появилась возможность строить компактные и мощные, практически вечные электростанции, которые уместиться могут в спичечном коробке. Жаль рядом притаилась возможность создавать новое, более разрушительное, чем атомное, оружие с фантастическими свойствами.
- Вы не могли бы рассказать об этом более подробно? - вытянул шею неказистый и неприметный мужичок из Москвы.
- Любезный мой! - сжал кулаки Деминатор. - Ты здесь не для того, чтобы секретными сведениями снабжать своё военное ведомство!
- Вы не имеете права рассекречивать меня! - вскочил мужичёк.
- Сядь! - холодно произнёс маг. И загрохотал громогласно: - Ся-а-адь!
- Вы не имеете права...
- Час быть тебе на столбе позора, незамедлительно!!! - рявкнул маг.
Мужичок исчез из аудитории.
- Вов, я не прав был, - страстно зашептал Паша мне в ухо. - Смысл другой должен быть у его прозвища. Он не такое уж дерьмо - не Дерьмонатор он!!! Он Воитор... нет, Батыр... нет, не то... - Воибатор!!! Тьфу ты, вот случай, надо же было гадости такой выдуматься!.. Во! Придумал! Воитель! Здорово, а Вов?! Только вслушайся в слово это - “воитель”. Идеально к нему... Ой!!!
Искорка-наказание впилась в плечо друга, а он заулыбался так, словно миллион в лотерею выиграл. И на мучителя своего посмотрел отнюдь не с ненавистью.
Этому таланту друга я не устаю удивляться. Вроде бы никому не навязывает особо своего мнения, но прозвища, которые даёт хранителям и магам, прилипают к ним намертво. Уже не сомневался, что через пару недель половина хранителей будет называть этого мага Выи... тфу ты - Воителем... Напрасно он наказал Пашу - ой, напрасно!
- Угомонились?! - холодно спросил маг и кровожадно облизнул губы. - Давайте-ка, любезные мои, поговорим о Вселенной нашей. Забудьте всё, что о ней вам говорил до этого. Чуток не так она создавалась. Сейчас, минуточку, только её модель создам... - не вжимайте вы головы в плечи! С чего такая пугливость? Не собираюсь я ничего взрывать. Разве что пара Галактик врежутся друг в дружку. Грохота чуть добавлю, для наглядности...

Ха, если бы книгу эту писал Паша, половину её он посвятил бы Колобку, треть, полюбившемуся вдруг, Воителю. Увы, я не настолько большой любитель острых ощущений. А потому, дай-то случай, до конца повести не вспоминать этого мага.

2.
Не раз видел магов иностранцев, но чтобы так, не по одному, группами появлялись они в круге прибытия и почти бежали в кабинет Верховного мага... Не было такого. Ни разу!
Появился Странник. Не в круге прибытия материализовался, а у дверей кабинета “Шефа”, куда только что вошли шестеро магов-англичан, холодных и надменных, в одинаковой униформе: черные брюки, белоснежные рубашки, смокинги и “начищенные” до зеркального блеска туфли. Даже причёски, и те, были у них одинаково прилизанными.
Странник окинул быстрым взглядом притихших хранителей, собравшихся у круга прибытия, и замер. Пытаясь услышать что-то, он ладонь, лодочкой сложенную, к уху приложил и голову склонил в сторону апартаментов Верховного мага. Не шелохнулся, когда в круге прибытия материализовалась делегация с Востока.
Три мага в чалмах, в роскошных, расшитых золотом халатах, в еще более роскошных, сверкающих драгоценными камнями, разноцветных туфельках с загнутыми носами, явились, словно на пир. Сделали шаг из круга прибытия и остолбенели, увидев “презренного врага” там, где менее всего ожидали встретить. Один из них что-то залопотал, тряся жиденькой козлиной бородкой, а спустя полминуты, выслушав гортанные возгласы товарищей, вскинул посох. Из него вырвался жгут пламени толщиной с руку, прошел сквозь Странника, не причинив ему ни малейшего вреда, зато в щепы разнес левую половину двери в кабинет Верховного мага.
Вот уж не думал, что в замке магов может быть пожар. Дверь вспыхнула в одно мгновение. Черные клубы дыма поползли к далекому потолку. В зал, через другую половину двери, не особо опасаясь пламени, высыпало магов полста. На лицах больше любопытства, чем тревоги. Последним, хмуря брови и сжав губы в тонкую ниточку, вышел Верховный маг. Щелкнул пальцами правой руки - исчезли пламя и дым. Провел перед собой ладонью - дверь стала новей новой. Нарочито медленно повернулся к Страннику, окинул его тяжелым, давящим взглядом.
- Что тебе нужно здесь? - не сказал, прохрипел он.
Странник усмехнулся, широким взмахом руки показал на сконфуженных иностранных магов.
- Решил убедиться, что нет у них не только восточного хваленого гостеприимства, но и...
- Не юродствуй! - осадил его Верховный.
- Может, и меня пригласишь? Все же не совсем посторонний.
- Изыди!
- Может, совет бы дал. Подсказал бы что...
- Изыди! - грозно повторил старик и начал медленно поднимать правую руку.
- Все, все-все, уже ухожу! - торопливо проговорил Странник и исчез.

Сотворить в мире магов можно все, но на спиртное наложен особый магический запрет. Особенно в замке. Никому еще не удавалось в нем создать нечто алкогольное, даже в столовой, где мы “накрываем” столы едва ли не каждый день. Невтерпеж, дуй в таверню. Хоть упейся, слова никто не скажет. Вот только, если сбегаешь с лекций более трёх раз в месяц, что бы ни взял с градусами во время занятий - вода водой.
Года три назад, мы, (я и Паша), провели предсказуемый эксперимент. В пятый раз улизнули с последней лекции. Магия замка воспротивилась, не позволила нам телепортироваться к таверне, а ворота пропускать не захотели. Та летучая огромнейшая мышь, которая перекрывает вход в замок, так крыльями захлопала, что исчадием Ада мне показалась. Паша едва с ней справился. Обездвиженная хитроумным заклятьем, она злобно шипела, пока мы на мост не выбежали. Повезло, вслед несмываемой жгучей слюной плеваться не стала - а могла бы!
В таверне Паша попросил фантом-бармена налить две стопки водки. Пивка плеснули в кружки сами - тут без проблем: пиво льётся нескончаемым потоком из всегда открытых кранов и исчезает бесследно в прилавке, ёмкости подставить не великий труд.
Реакция друга была проста, как... ха, ха-ха, чуть не сказал, как все гениальное. Скрежет Пашиных зубов и его рычание... ха, ха-ха, чуть не сказал - звериное, красноречиво говорили о результатах дегустации. В стопках была вода, причём, с запахом водки, а в кружках всё та же вода, по цвету похожая на пиво, но, даже без запаха оного.
Как только время занятий прошло, водка и пиво обрели градусы.
Этот опыт раззадорил друга: как же, появилась возможность потягаться с магами.
- Я буду не я, - стукнул он себя кулаком в грудь, - если не научусь создавать хотя бы пиво, когда захочу!
За два года самоистезаний друг справился с этой, казалось бы неразрешимой, задачей. Даже перед занятиями в индивидуальной кабинке - в замке, в самом замке!!! - умудряется “материализовать” пару бутылочек пива.
- Попробуй! - без устали предлагает мне.
- В другой раз, как нибудь, - отмахиваюсь я. Бутылки у друга получаются идеально, а вот содержи-и-имое...
- Моча молодого поросенка! - как-то, произнёс он, брезгливо поморщившись. Но горделиво добавил: - А градусы есть! И неплохие!
Какую волшбу творил друг - не ведаю, но с тех пор, как он открыл её, улизнуть с ним с лекций возмечтало большинство прогульшиков мужского пола. Время от времени он исчезал на переменах куда-то, а затем, масляно поблёскивая глазами, хвастался новыми знакомствами.
- Сопьешься! - недовольно морщил я губы, мечтая выставить на обозрение друга более значимое колдовство.
- Кто, я?! - стучал он себя кулаком в грудь. - Водку такую, от которой бы башку мне снесло, ещё не сделали!
Полгода назад, в таверне, я плотоядно улыбнулся Паше и спросил:
- Хочешь, блесну уменьем новым?!
- Никак ногами скать по-особому научился, - ухмыльнулся он.
- Видишь, в дальнем углу двое местных о чём-то разговаривают?
- И что?
- А то! - провозгласил я и демонстративно изобразил правой рукой замысловатый жест. (Нужды в нём не было: то колдовство по-другому открывалось).
- ...Тишина покинет нас вскоре, - услышали мы громогласный голос умершего.
- С чего ты взял?! - не менее громогласно отозвался второй.
- Тоской он заболел.
- Неужто?!
- Вчера Странник объявился. Я под него Сферу Действительной Реальности создавал. Разговор между ними был весьма интересный...
- Громкость убавь! - испуганно прошептал друг.
- Паш, только мы их так громко слышим, - в ответ прошептал я.
Пожалуй, разговор Странника и Тишины в СДР лучше дать в виде диалога. О тех умерших, которых мы подслушивали, можно забыть.
- Маг, что ты здесь делаешь?! - спросил Странник, преградив путь спешащему куда-то Тишине.
- Я не желаю говорить с тобой! - раздраженно заявил маг. Жестом попросил освободить дорогу.
- Что ты делаешь здесь, в мире мертвых? - спросил Странник, не повышая голоса. - Не вернуться ли тебе на Землю, в человечьем облике? Ты же можешь это!
- Я там смертен.
- Зато проживешь жизнь, боясь смерти, в которой есть полновесные, истинные чувства. Искрометная любовь. Ненависть, до испепеления души. Страх, замораживающий чувства. Сострадание...
- Замолчи! Я не хочу тебя слушать!!!
- Чем манит тебя закрытый мир Рунного посоха? - Странник скривил губы в усмешке. - Ты же умный человек. Стоит ли сопротивляться тоске, если есть возможность...
- Замолчи!
- Если согласишься на моё предложение, тебя не поглотит посох. Возродишься, а после смерти на Земле вернешься не сюда, а в любой из приглянувшихся загробных миров. Вернешься свободным, но останешься магом. Я смогу обучить тебя ходить по мирам - по всем мирам!
- Замолчи!
- Подумай, прежде чем отказ творить. Ты нужен тем мирам, каждому умершему нужен.
- Пожалуйста, замолчи!!!
- Ты мне нужен. Пойми, и я тебе предлагаю жизнь вечную. Когда устанешь творить добро в мирах загробных, ты снова, сколько угодно раз, сможешь возродиться на Земле. Отдохнёшь и вернешься, чтобы заново жить ради высшей справедливости - счастья людского!
- То не я буду... Как ты не понимаешь - то буду уже не я! Не я!!! Когда вселюсь в младенца, забуду всё! Забуду!!!
- Я постараюсь сохранить твою память. Твоё полное дубль-сознание подселю в сознание человека, умершего в коме. Душу его я храню в надёжном месте. Ему не заболеть тоской, уже девять лет он находится в бессознательном состоянии...
- Умоляю тебя, замолчи!!!
- Он будет в том мире вечно. Семнадцать раз проводил я опыты по сохранению дубль-сознаний с его помощью и их обратной пересадке. Из них удачными были четырнадцать. Согласись, шанс довольно велик.
- Шанс недостаточно велик! - раздраженно произнёс Тишина и, не прощаясь, исчез.
Мы ещё немножечко послушали тех умерших. Увы, они переключились на собственные проблемы. А затем... Паша осудил меня.
- Вов, правильней будет, если ты про это своё умение забудешь, - заявил твёрдо. - С гнильцой оно, умение это.
Я возмущён был. Более того - взбешён!
- Случись вражда с магами, или с “крысами” война, умение это...
- Не обижайся, Вов, - перебил меня Паша, - к тем, кто в замочную скважину любит подглядывать, я отношусь не очень хорошо.

Спустя неделю, Колобок завершил практические занятия часа на три раньше, (подозреваю, в этот раз их проводила не копия мага, а он сам).
Друг уговорил меня пойти на рыбалку. Мы телепортировались в таверну. Паша тотчас вызвал отдельный зал. Лишь появилась официантка, заговорил требовательно:
- Солнышко, яви небольшой, но острый топор, две пары сапог рыбацких под наш размер, две шляпы широкополых и две ветровки. Ещё котелок литра на три нужен, для варки ухи. А так же нож, ведро десятилитровое, поварёшку, два стеклянных гранёных стакана, буханку чёрного хлеба, хорошей водки бутылку, палку варёной колбасы, две сырые картофелины, луковицу, лавровый лист, штучек 5, пакетик с чёрным перцем, соль и коробку спичек, с помощью которых можно без хлопот особых зажечь в саду костер.
Котелок не новым появился, с закопчённым дном. Паша удовлетворённо хмыкнул. Следом материализовался на столе игрушечный топорик - впору ребёнку играть! Друг провёл пальцем по лезвию, улыбнулся радостно:
- Увеличу при необходимости!
Когда предстала перед нашими взорами литровая бутылка водки, он вскинул брови и пробормотал:
- Вообще-то мы не пьянства ради... - И потребовал: - Замени на пол-литровую!
Бутылка медленно, словно бы нехотя, уменьшилась в размерах. Паша почесал затылок и приказал:
- Верни прежний объём!
Бутылка мгновенно увеличилась в размерах.
- Не до жиру, быть бы живу! - заявил он, когда возникла на столе палка докторской колбасы. - Вов, на первичный закусон нам её вполне хватит, а как рыбы наловим, я тебя такой ухой угощу - пальчики оближешь. Только не вздумай просыпаться раньше времени!
Появление на столе пяти пачек лаврового вызвало у Паши удивление.
- Мне бы... листиков пять.
Килограммовый пакет соли вызвал у Паши гомерический хохот.
- Вот темнота! - вскричал он, обращаясь к таверне. (Официантка исчезла, лишь сделали заказ). - Для ухи щепотка соли необходима!
Пакет исчез. На столе появилась малюсенькая, белая кучка.
- Вот темнота! - оглушительно захохотал Паша. - В чём я, по-твоему, её понесу?!
Кучка соли мгновенно очутилась внутри малюсенького полиэтиленового пакетика.
- Хм... соли добавь столько же и ещё полстолько, вдруг не хватит...
Всё остальное, материализовавшееся позже, нареканий у Паши не вызвало. Окинув новоявленное богатство взглядом привередливого собственника, он требовательно произнёс:
- Всё это, кроме ведра, упакуй в два рюкзака!.. Премного благодарен!
Исходя из того, что в один из рюкзаков попал коробок спичек из таверны, я сделал заключение, что мне снова предстоит собирать дрова для костра... То не шиза. Месяца за три до этого мы познакомились с двумя умершими, любителями турпоходов. Паша заразился от них игрой в реальности.
- Колдовство убивает вкус к жизни, - талдычили они. - Если не преодолевать трудности самим - не жить!
Преодолевать трудности друг решил, лишь вышли из города. Наколдовал две удочки. Одну мне сунул.
- Держи! - произнёс требовательно. - Я уду за тебя таскать не намерен!
- Мог бы у водоёма сотворить! - проворчал я, забирая длинное, не бамбуковое даже, а из ствола деревца “сделанное” удилище.
- На рыбалку без удочек не ходят, - авторитетно заявил он.
Удилище обвивала едва приметная леска. Поплавок был обычным, из гусиного пера. Грузило отсутствовало, зато крючо-о-ок... - ха, ха-ха, крокодилов можно ловить.
На нелепости этой я решил не заострять внимание. Спросил:
- Куда переносимся?
- На рыбалку ножками ходят, - наставительно произнёс друг.
Минут через двадцать, за очередным водопадом, открылось малюсенькое озерцо, заросшее ряской. С нашей стороны берег был почти сплошь в ивняке.
- Всё, пришли, - сообщил Паша и сбросил с плеча рюкзак. Я небрежно швырнул на землю свой. Друг провопил возмущённо: - Ты чо-о-о! Там же водка!!!
- Бутылка магическая, - буркнул я. - Кувалдой не разбить.
- Ладно, - примирительно махнул он рукой. - Я проверю, где лучше клюёт, а ты поищи дрова для костра.
- Может, хватит играть в идиотов?! - вскипел я.
- Что тебе опять не нравится?! - вызверился друг.
Хотел заявить, что вся затея его не нравится, ворчуном прослыть не захотел. Точнее, испугался, что Паша избегать меня начнёт: желающих пообщаться с ним в неформальной обстановке было хоть отбавляй.
- Как будь-то не знаешь, что рыба есть только в Быстринке и на Чёрном озере! - нашел я, что ответить.
- Балда! - округлил глаза Паша. - Если хошь знать, вчера маги здесь отдыхали, Колобок и Тишина! Карасей таскали, будь здоров!
- То вчера было.
- Лопухом не будь! - вскричал друг. - Их магия за сутки не рассыплется! Оголодавших карасей в озере этом - наверняка! - полтонны плавает! Иначе бы, клёва у них не было!
Друг ушел к озеру, а я присел на ствол “упавшего от старости” дерева. Пяти минут не прошло, Паша примчался ко мне быстрее ветра.
- Бежим! - приказал властно.
- Куда?!
- Позже вопросы задавать будешь! - приглушённо прокричал он. И вскипел: - Шевели копытами!!!
Мы добежали до куста ивы, который рос у самой воды.
- Смотри! - прошептал Паша, раздвигая ветки.
- Куда?
- Вон же, вон! - зловеще прошептал друг. - На берегу противоположном, у кривой сосны, Колобок и Тишина болтают о чём-то.
- Вижу.
- Ну!
- Что, ну?
- Я хочу знать, о чём они говорят!
- Но ты же сам говорил...
- Мало ли, что я говорил!
Я активизировал своё умение.
- ...подумай, - услышали мы голос Колобка. - В утробе посоха ты будешь одним из всех. Там, одним из первых...
Колобок остановился. Взглянул в нашу сторону и что-то втолковывать начал Тишине. Мы их уже не слышали: я утратил своё умение - возможно, навсегда.
Эта короткая фраза мага о многом говорила. Хотя бы о том, что воля Тишины была внушительно надломлена, что в данном вопросе Колобок на стороне Странника.

Клёв был отменным. Крючок воды не успевал касаться, как очередной карась, грамм в триста, выпрыгивал из неё, на лету хватал наживку, кругляш из хлеба.
- Что ты возишься! - прикрикнул на меня Паша. - На голый лови! Крючки заговорные!
Я упрямо катал катыши из хлеба, насаживая их на острое жало.
Вскоре, ведро было полным.
- Паш, не пора ли уху варить? - спросил я.
- Отстань!
Друг в раж вошёл: за уши от воды не оттащить. Ещё пяток карасей выудил и окунька, грамм на сорок.
- Паш, - ухмыльнулся я - не пора ли обмыть столь удачную рыбалку!
Это подействовало.
И уху мы сварганили. И водку выпили, под аппетитность такую. Если и опьянели, то слегка. Магическая водка из таверны и действует магически: не всегда пьянит добросовестно. К тому же, литр на двоих, да на природе, да с ухой наваристой, да за два с половиной часа - всё равно, как воздухом свежим подышать. Он более пьянит, порой.
Все вещи мы оставили на берегу, (испарятся, в воспоминаниях лишь останутся), а вот рыбу духа не хватило бросить.
Вспомнил, как маг наколдовал в городе, на одной из аллей, обильный урожай вишни. Умершие, словно оголодали, как только маг исчез, бросились к кустам. Вмиг объели “урожай”. А вот те ягоды, которые тотчас взамен материализовались, их не прельстили.
- Вов, телепортируемся, - предложил Паша, лишь вышли на тропинку.
- С рыбалки пешком возвращаются! - не без ехидства, отозвался я.
- Страсть как в таверне оказаться хочется, - посмотрел он на меня умоляюще.
- Не могу я телепортироваться, при всём желании.
- Почему?!
- Хочу рыбу Андрею Богораду подарить.
- Тем более, быстрее подаришь!
- Телепортация на нет сведёт магию магов. А для умерших она...
- Дошло, можешь не объяснять! - перебил меня Паша. - А я то, лопух, удивлялся, на кой сдалось тебе тащить ведро с рыбой в город?!
- Желательно живой её донести.
- Это не проблема! - заулыбался друг. В руке его возник стакан с прозрачной жидкостью. Содержимое его он вылил в ведро. Стакан в траву выбросил.
- Издеваешься?! - возмутился я.
- Это живая вода, - ответил он, ухмыляясь. В ответ на мой недоуменный взгляд, сказал: - Мертвяк один секретом поделился, расскажу как-нибудь.
- Почему не сейчас?
А Паша помолчал пару секунд и выпалил:
- Вов, а ведь завтра умершие озеро это облепят, как мухи позавчерашний торт!
- Паш, а ты откуда узнал, что в озере рыба появилась? - заподозрил я неладное.
- Случайно разговор Колобка с Тишиной подслушал, когда с рыбалки они вернулись, - ответил друг. И гневом воспылал: - Что ты плетешься, как неживой?!
- Паш, а на рыбалку ли мы ходили? - спросил я. - Похоже, ты знал, что маги назначили у озера встречу и решил воспользоваться той моей способностью, чтобы услышать их разговор.
- Шевели копытами! - рявкнул друг.
- Тебе, налегке, кузнечиком можно прыгать! - проворчал я.
- Ой! - всплеснул он руками. - Извини Вов! Только сейчас дошло, что ведро должно быть очень тяжелым. Тут и тяжесть магическая, нашей волшбой не пересилить. Сейчас... сейчас-сейчас, палку найду, вместе понесём!
- Проще сотворить.
- Может и проще, - задумчиво произнёс Паша. Резко остановился. Взглянул на меня виновато. - Вов, извини уж! Да, признаю, решил использовать тебя. То есть, те твои способности. А не сказал... отколь знать, насколько во всём том было тайного, магией Высшей Защиты прикрытого! Мне на столбе позора трепыхаться не привыкать! Голову бы оторвало - стерпел! А если бы тебя той магией шандарахнуло...

Странник материализуется в замке магов не часто: раз в три-четыре месяца. Обычно в большую перемену, которая длится час. Слух о его появлении распространяется почти мгновенно. Забыв про намеченные дела, важные встречи и о развлечениях, мы окружаем его плотной толпой, садимся на пол, (чтобы каждому его видно было), и слушаем, боясь пропустить хотя бы слово. Он говорит не очень громко, а нам кажется порой, что его голос звучит, как набатный колокол.
Обычно он рассказывает о мирах. Рассказывает настолько интересно, настолько живо, находит такие слова, что видишь миры те словно бы наяву. Благодаря Страннику мы знаем, что миров в подсознании Высшего Разума, в которые попадают души людей после смерти на Земле, множество. Маги почему-то неохотно говорят об этом, хотя о мире Бога - уши прожужжали.
В последний раз Странник рассказывал о нелепом и страшном мире коммунистов, в котором собраны души умерших людей от времен Октябрьской революции, почитаемой коммунистами, как праздник... Давайте-ка, я впредь буду называть их людьми. Загробная жизнь - тоже жизнь. И страсти, и чувства, и ощущения в ней не менее реальны, чем на Земле.
Наверное, нет необходимости описывать весь рассказ Странника. Тут и с полунамека будет все ясно.
В мире коммунистов, несмотря на видимое торжество идей Ленина, Маркса и Энгельса, взгляды и убеждения всё таки разные.
Склоки.
Ссоры.
Драки.
Тотальная слежка.
Сосед доносит на соседа.
Митинги.
Бесконечные партсобрания.
Конференции.
Съезды.
Дымят заводы. Тонны фантом-стали льются непрерывными струями в разливные фантом-ковши. Ради процесса. Ради видимости работы.
Изможденный рабочий коммунист, чья блеклая фотография на городской доске почета, гордо дергает неподвижную ручку на станке-болванке. (Делать больше нечего Высшему разуму, как создавать им настоящие станки). Но вылетают из него детали-призраки.
Властьимущие не дремлют: нет мусора - сделаем! В результате, сотни людей с метлами на улицах отбывают трудовую повинность, выскребают грязь, собирают окурки... то, к чему привыкли на Земле, что легко, всего лишь светлым движением мысли устранимо в той реальности.
Вот, кого-то повели на показательную казнь.
- Нет ружей - не беда! - оптимистично настроен палач. - Отрубим голову топором!
- И что с того, что невозможно убить, оживет тут же, - дружно кивают головами судьи. - Зато понесет заслуженное наказание!
Толпы возмущенных у дворцов, которые построили своим воображением некоторые из умерших людей. В руках лозунги: “Даешь равноправие!”, “Всем все поровну!”, “Кто не работает, тот не имеет права на богатое воображение!”, “Дадим мироедам отпор!”.
Последний лозунг нас рассмешил. Где они, спрашивается, отыскали в том городе деревенских кулаков?! Странник пояснил, что мироедами в мире коммунистов называют тех умерших, которые научились наколдовывать блага, но не желают ими делиться с окружающими.
“Лачуга” босса их Коммунистической партии - нищенский домик! Покосившийся, с “подгнившим” забором. С жалкой, пожухлой травой перед окнами, вместо клумбы с цветами. Надо же подчеркнуть близость к народу! Зато внутри-и-и... Эта избушка “почти на курножках” затмит роскошью любой из земных королевских дворцов. В ней добрая сотня служанок, из лучших закрепителей. Все они, дав слово не разглашать главнейшую “государственную” тайну - увы, взять подписку о неразглашении невозможно! - молчаливо наводят порядок, готовят изысканные кушанья, ежевечерне накрывают столы для элиты того мира, для особ приближённых к партийному боссу.
Убогий, убогий и страшный мир.
Ничуть не лучше мир садистов и убийц, которые не попали почему-то в Ад Бога. Впрочем, они сами создали для себя Ад. Нет ничего страшней в тех мирах, чем собственное, подхлестнуть злобой воображение. А если оно, к тому же, помножено на тысячи извращённых фантазий других умерших садистов и убийц - жуть!
Есть не менее извращённый мир - воров! Кроме них нет в нём жителей. Воры крадут друг у друга, прикрываясь лицемерными улыбками. И... отрубают друг дружке правые руки, в назидание тем, кто не попался на воровстве. Треть ходят с культяпками. Высший разум не пытается даже излечить их от клептомании, но, с жестокостью часового механизма, после трёх-пяти отрубаний кисти, перестаёт их регенерировать.
А мир гомиков, где нет ни одной женщины... - чем он лучше предыдущих?! Возможно, есть в нём люди безмерно счастливые. Но, так полагаю, большинство с радостью, (предложи только), сбежали бы в настоящий Ад... Ха, ха-ха! Оттуда Страннику пришлось спасаться бегством.
Говорят, Странник способен свободно пройти даже в Рай. Может подойти там к какому-то пареньку и задать свой коронный вопрос:
- Что ты здесь делаешь?
- Молюсь.
- Зачем?
- Чтобы Богу было хорошо со мной.
- Богу хорошо с тобой?
- Не знаю.
- Что ты здесь делаешь?
- Молюсь.
- Зачем?
- Чтобы Богу было хорошо со мной.
- Богу хорошо с тобой?
- Не... не... не знаю!
- Что ты здесь делаешь?!
- Не... - не зна-а-аю!!!
Он способен был задавать и задавать свои простые вопросы до тех пор, пока в глазах отвечающего не появлялось осмысленного выражения. Или, пока его не прогоняли. Но, как я понял его натуру, даже если его прогоняли, он упрямо возвращался, чтобы снова и снова терзать заблудшую душу своими простыми вопросами.
Однажды он подошел к Паше.
- Колдун, что ты здесь делаешь?
- Не знаю.
- Ты счастлив, колдун?
- Не знаю.
Больше он ничего не спросил, но словно опалил друга своей сокрушительной по воздействию энергетикой. Паша неделю был сам не свой.
Странника любили и его же побаивались. От него исходила, как ни старался прятать, огромнейшая внутренняя сила, которая в любой миг могла вырваться наружу.
Когда в замке появляется Странник, неподалёку всегда материализуются два-три мага. Стоят с непроницаемыми лицами, но слушают его внимательно. Могли хотя бы нас разогнать, но... - ах, их равнодушие показное. Года четыре назад, (я сам наблюдал за этим зрелищем), три мага захлестнули Странника энергетическими бичами и потащили к столбу позора. Он молча упирался, пытался вырваться, а затем, когда до столба осталось полметра, ринулся в него и исчез. А через мгновение появился метрах в пятнадцати от столба. Маги равнодушно, как будто ничего не произошло, удалились.
В мире магов Странник появился чуть более двух тысяч лет назад, вместе с братом-близнецом. Говорят, именно его готовили маги на роль самого знаменитого пророка. В самый последний миг Странник отказался от задания. С тех пор - изгой.
Маги вышвырнули Странника из своего мира, (не озабочиваясь - выживет ли?!). А он научился “ходить” по мирам Высшего разума. Когда внезапно объявился в мире магов, спустя лет так девятьсот назад, уже обрёл магическую силу, разве что Верховному магу подвластную. В первой же стычке с магами, он сумел весомо доказать, что умеет за себя постоять. Но подчеркнул, мягким и тихим голосом, что не желает вражды.
Пророком стал, возродившись на Земле, его брат. Ему достался куда более тяжкий крест, чем тот, который суждено было тащить на Голгофу... Любому пророку легко стать Богом. Невозможно, став Богом, сохранить свободу.
С тех пор, Странник ничуть не изменился. Такая же русая бородка на худом продолговатом лице, как утверждают умершие, знатоки древности, была у него и два тысячелетия назад. Чуть волнистые волосы всё так же ниспадают на худые, хрупкие, как у подростка, плечи, закрывая их едва ли не полностью. На вид ему чуть больше тридцати. Глаза умные, проницательные, чаще грустные, но порой вспыхивают в них искорки озорного, заразительного веселья - невозможно не улыбнуться в ответ. Одет всегда просто, и одинаково. Худое тело прикрывает светло-серая мантия из плотной, но очень тонкой, чуть ли не воздушной ткани. На ногах сандалии из грубо обработанной кожи, с кожаными ремешками, отлетающими икры ног. Всегда при нем посох, символ власти мага - кривая, суковатая палка метра полтора в длину. Даже когда садится, не откладывает его в сторону, зажимает меж колен. А на плече, неизменно, выцветшая холщовая сумка, из которой, сколько бы не совал руку, всегда вынимал угощение: кусок старого, как христианский мир, твердокаменного сыра и несколько черствых лепёшек, размером с чайное блюдце, толщиной с палец... Я не пробовал. Выпрашивать неудобно, а доставаться - не доставалось.
- Пивка бы к тому сыру, цены бы ему не было, - как-то, сказал Паша.

“Гостей” больше не наблюдалось. Верховный маг сам закрыл двери: попробуй-ка, подслушай, вмиг нарвешься на хитроумное заклятье.
Звонок на урок так и не прозвенел, о нас, хранителях, словно забыли. Гадать, что случилось - бесполезно. Мы молча, густой толпой, стояли около круга прибытия. Соня стояла с нами и украдкой вытирала слезы. Появлялись они сами, невольно. И это, тоже, было чудо. Отнюдь не маленькое чудо! Плакать, по-настоящему - настоящими слезами! - в мире магов не каждый мог.
Снова появился Странник. Постоял у двери, ведущей в кабинет Верховного мага, с минуту вслушивался, приложив ладонь к уху. Резко повернулся и, неожиданно, подошел ко мне. Протянул руку.
- Пойдем, я покажу тебе миры...
Я был настолько ошеломлен, что не задумываясь шагнул к нему, ухватился за протянутую ладонь. Спустя мгновение, мы очутились в необозримом пространстве космоса - настоящего космоса! - с его мириадами звезд. Холод не ощущался, дышалось легко.
- Не оглядывайся, - сказал Странник. Я тотчас взглянул назад и ослеп на пару секунд. Услышал запоздалое предостережение: - На Солнце не советую смотреть без наколдованных чёрных очков. В открытом космосе оно светит особо ярко.
Перед нами находилась в космическом пространстве единственная, но чертовски знакомая планета. Судя по очертанию видимых материков - Земля. Именно такой видел её с экрана телевизора и на страницах глянцевых журналов на фотографиях, сделанных из космоса.
Память тотчас услужливо подсунула несколько эпизодов из сказки Экзепюри о Маленьком принце. На этой Земле, над Северным полюсом, росла яблоня. Крона её была раза в два больше планеты. Листьев почти не видно, зато ветви были усыпаны горошинками яблок, сгибались под тяжестью плодов. Ствол яблони распадался на пять чудовищно вздутых корней. Каждый не в лёд вонзался, а змеился к одному из материков. Разветвлялся затем на более мелкие корни, которые, в свою очередь, тянулись к странам. Уже в них, мелкие корни распадались на множество тонюсеньких корешков - туда тянулись, где находились крупные города.
- Дерево это - всего лишь мое представление о Высшем разуме и его потусторонних мирах, - тихо заговорил Странник. - “Посадили” его люди еще в те незапамятные времена, когда размышлять не умели, когда ещё не многим отличались от животных. Оно тысячелетия оставалось маленьким ростком, тысячелетия росло невероятно медленно и не плодоносило. Сегодня невероятно разрослось, и невероятно плодовито.
- Яблоки, это те миры, что выдумало человечество? - спросил я.
- Это отражённое только моим восприятием дерево: на настоящем “яблок” многократно больше.
- На настоящем тоже почти нет листьев?
- Для роста не много ему требуется космической энергии. В основном, дерево питается мыслями и чувствами людей. Для каждого человека есть свой маленький корешок - эргонить.
- Впечатляет, - пробормотал я.
- У тебя представление Высшего разума может быть совершенно другим. Многие представляют иномиры в виде матрешек или шарика, в который вложен другой шарик, а в него следующий. Сколько миров у Высшего разума, столько шариков собрано воедино. Это суждение проще. Но для путешествий по иномирам не годится: попасть можно только в соседние миры, а не в любой, по выбору.
- Открыть можно любой мир? - спросил я.
- Да, если понять, либо интуитивно приять код доступа.
- Код доступа?!
- В потусторонних мирах существует только то, что придумали люди. Стоит уразуметь их мечты и стремления, обычно находишь КЛЮЧ к их воплощённым фантазиям. Иногда приходится изрядно повозиться. Один из миров, отражающий воззрения масонов, я открывал почти четыреста лет.
- О мире магов люди не знают, почему он существует? - спросил я.
Дошло, что глупость сморозил. Поморщился досадливо.
- Разве маги не люди? - вопросом на вопрос ответил Странник, но улыбнулся доброжелательно. - Нам пора. Мне хочется многое тебе успеть показать. Полетели!
- Подожди, ответь ещё на один вопрос. Что произошло в замке?
- Ты видел в кабинете Верховного мага Шар Предвидений?
- Да.
- Время от времени он опускается. Предсказывает магам будущее и пути, которыми они должны следовать. Сегодня такой день.
- Но еще ни разу мы, хранители, не видели одновременно столько иностранных магов.
- Обычно шар собирает главных магов. Сегодня ему понадобились все маги Земли. Малый круг прибытия, что в кабинете Верховного мага, не справлялся, пришлось ему задействовать большой, тот, что в зале. А вот зачем они собрались все, я и сам хотел бы знать.
- Ты сказал, что шар показывает магам пути, которым они ДОЛЖНЫ следовать. Кто стоит над магами?
- Это уже второй вопрос, - строго указал Странник, но в глазах его искорками рассыпался смех. - В Рунном посохе целый мир. Тысячи умерших магов. Они хотят знать о Земле все и даже оттуда жаждут управлять людьми. Подумай сам, могут ли живые маги отказать в чём-то мертвым? Они не вечны. После смерти им самим предстоит жить в мире Рунного посоха. А жизнь их там будет настолько счастливой, насколько разумно они будут вести себя в своём мире.
- Шар предвидений создали жрецы из Рунного посоха?
- Да, для связи с живыми магами, с Высшим разумом и с вами, хранителями.
- С нами?!
- Они смотрят на земной мир вашими глазами, а взамен одаривают вас знаниями. Но есть еще одна причина, по которой вы, колдуны, в замке магов. В любой миг каждый из вас может быть на Земле марионеткой, как в руках живых, так и умерших магов. Вот почему среди вас есть профессиональные воры и хладнокровные убийцы, политики и журналисты. Каждый в чем-то гениален, каждый может пригодиться.
От слов Странника мне стало не по себе. Вспомнилась Пашина уверенность, что среди нас подлецов нет. Вспомнился Рыба, с его человечностью...
Как все запуталось!
Эх, повыть бы по-волчьи с полчасика. А может... - может Странник не прав?! Он не дружен, воюет с магами почти две тысячи лет. Что он может о них знать? И знает ли, что для “крыс” в мире магов, недавно, лет полста назад, построен отдельный домик.
А если его, правда - только его, правда?!
Как замечательно складывалось всё до того, как меня избрали писать книгу! Ни забот, ни хлопот. Игра... Да, мы воспринимали, что я, что Паша, все происходящее с нами в мире магов, как забавную игру. Так проще, утешали себя. Стоит ли ломать голову над какими-то проблемами, если их нам, в любом случае, не разрешить!
Придуривались - другого слова не подобрать.
Настоящая жизнь на Земле, не без оснований считали мы, а там... Это мы - мы сами! - в мире магов были не настоящими.
Нет! Поначалу до многого пытались докопаться. Это я, первый, сдулся.
- Паш, а стоит ли биться головой в стену?! - не раз заявлял раздраженно. - Толку нет от нашей партизанщины.
- Ты прав, - вскоре согласно закивал головой Паша. - Стоит ли плевать против ветра...
Да, я возмущался и бурчал. Часто напоказ выставлял наивную ненависть к миру магов, но... только при Паше. Только под надежным колпаком его магической защиты, когда ни один маг нас не мог увидеть, услышать и прочувствовать. И не ненависть, чаще, проявлял. Демонстрировал игру в ненависть.
Последние три года я уже ничего не хотел знать о магах. А то, что узнавал, привычно помещал под лупу своего восприятия: многократно преувеличивал все их недостатки и преуменьшал достоинства.
Правы Рыба и Борода. Мы - два придурка, которым выпал вдруг лотерейный билет с бесценным выигрышем - с востребованностью! Удивительно, что решили протянуть руку помощи.
А помочь ли решили?!
Какой смысл Рыбе помогать мне, никчемной, трусливой, самовлюбленной козявке, да еще предать своего - пусть паршивого, но своего! - мага? Только потому, что я ему симпатичен?! Напоминаю ему его самого, в молодости... Как бы не так! У них своя игра. Одному можно возрадоваться: и такая пешка, как я, что-то в ней значит.
Нет, такого быть не может... Или может?!
Разучился не думать я - доверять! Даже Страннику... Собственно, ради чего он выделил меня из толпы?! Ради чего именно мне решил показать миры?! Или, это тоже игра?! Его игра, в которой мне отведена роль всё той же пешки!
Ради чего?!.. Ради чего-о-о-о!!!
Как стервятники живое мясо, сомнения безжалостно рвали из моей души кровоточащие куски.
Прости мне читатель мою тупость! И трусость мою, былую и сегодняшнюю, прости!

Странник смотрел на меня и молчал. Понял - как не понять?! - время давал мне “переварить” увиденное, услышанное и собственные мысли.
- Нам надо поспешать! - наконец, сказал он. - Будет лучше, если дашь мне свою ладонь.
Как на буксире, Странник за руку тащил меня за собой. Холодно светили звезды. Млечный путь поражал - всматриваясь только в него, можно познать величие мироздания.
Мы вонзились в крону дерева, словно два космических челнока, словно... пчёлы. Как только ориентировался Странник в этом хаосе?
Все стремительней подлетали мы к одному, из множества, яблоку. Оно росло в размерах, становилось огромным, превращалось в планету. Её, вместе с тончайшим слоем атмосферы, обволакивала сверкающая, радужная оболочка.
Появилось ощущение, что мы не больше мошки, и вот... я зажмурился, когда мы с легким хлопком пронзили оболочку. А когда открыл глаза, увидел под собой, километрах в пяти от нас, поверхность земли с голубыми озерами, с тонкой змейкой реки, c деревушками и куполами церквей, c замками, словно из сказки. Над одним из замков разглядел парящего дракона.
Впереди, в легкой дымке тумана, раскинулся город.
Странник уже не держал меня за руку.
- Быстрей! Не отставай! - крикнул он.
Мы подлетели к городу.
Посмотрел вниз и ахнул. Метрах в двухстах проплывали подо мной улицы моего города - Челябинска, памятник Ленину вытянул навстречу руку с площади Революции.
Вот только... в Челябинске увидел сотни две домов - но самых лучших, самых красивых, c трудом узнаваемых в необычных местах. Словно бы волшебник перенес их, и расставил в живописном беспорядке по обе стороны от проспекта Ленина - урезанного, уменьшенного раз в десять, едва похожего на настоящий. А между домами, чистенькими и нарядными, этот чародей поместил самые красивые фонтаны, самые живописные кусочки парков, аттракционы и детские площадки. Далее, за Драмтеатром, за небольшой полоской парка, прилепилась частичка Екатеринбурга - ха, частичка! - раз в пять больше моего города.
Странник с минуту терпеливо ждал. Не выдержал, закричал что-то. Замахал рукой.
Я подлетел к нему.
- Это мой город, - с нескрываемой гордостью объявил он. - Мой любимый город - Город Городов! Поймёшь, вскоре, почему я так его назвал.
Мы пролетели над Пермью, Кировом, Нижним Новгородом, такими же “усеченными”, как мой город и город Екатеринбург, а затем Странник повернул налево.
Издали узнал Москву.
Да и как можно не узнать Красную площадь, неповторимый по красоте Собор Василия Блаженного, Кремль с его внушительными строениями: театрами, музеями, памятниками и резиденциями российского правительства. Москва показалась мне маленькой. Неправдоподобно близко, в полукилометре от Красной площади, а то и ближе, находилось здание МГУ. И не было в ней прилегающих, спальных районов.
Вскоре, мы приземлились на Красной площади.
Мы бродили по улицам. Иногда мгновенно перемещались с площади на площадь. Я напряженно всматривался в лица прохожих. Видел перед собой самых обычных людей, как в обыкновенных земных городах. Кто-то был счастлив. Кое-кто грустил. А раз заметил слезы на глазах молоденькой девушки. Поддавшись порыву, бросился к ней, но Странник остановил меня.
- Нет необходимости вмешиваться, - сказал он, - ей необходимо выплакаться.
А к девушке уже спешили люди. Окружили, увели к стоящей под старой рябиной скамейке. Пытались разговорить, успокоить... Её робкая улыбка опровергла слова Странника. А может... - может, и нет. Чаще люди улыбаются тогда, когда хотят скрыть от окружающих горькие чувства и мысли.
Странника узнавали. Он здоровался, кивал приветливо головой, а глаза его горели, словно у мальчишки, впервые признавшегося в любви и услышавшего в ответ заветное и желанное слово “Люблю!”.
Я и представить не мог раньше, чтобы человеческое лицо могло излучать такую всеобъемлющую любовь и доброту. Мне казалось, что от одной его улыбки меняется весь город, становится светлей и чище, а люди получают огромнейший заряд бодрости. А может, так и происходило - он был для этого города Богом! Богом и отцом.
Странник говорил не умолкая:
- ...Здесь живут разные люди. Видишь, у каждого своя по цвету аура. Ее невозможно спрятать. Нельзя скрыть, каким был человек в прошлой жизни. Стоит человеку пожить хотя бы несколько лет в нашем городе и аура его меняется, становится светлей и чище...
- ...Я начал собирать людей из разных миров. Приводил сюда, почти на пустое место. Заражал мечтой построить самый красивый город. Город Счастья. А сегодня смотрю на его жителей с удивлением и восторгом. Этот город - их повседневный подвиг. Мои былые фантазии - блеклое подобие того, что они свершили...
- ...хотя люди на Земле не знают об этом мире, после смерти многие попадают в Город Городов сами, без моего участия. Наверное, потому так происходит, что каждый человек на Земле мечтает, чтобы у него был город счастья, целый город счастья...
- ...Здесь учителя так же, как на Земле, воспитывают и учат. Порой жалеют, что с Земли мало попадает сюда детей...
- ...Для человека здесь не меньше работы, чем на Земле. Многое все еще пребывает в ускользающей реальности. А потому, самая почетная работа в Городе Городов - конструктор реальности. Кто-то в прошлой жизни был талантливым поваром, запомнил вкус, вид, цвет, запах пищи, и здесь, пройдя обучение у конструктора-наставника, открывает ресторанчик. А другой, бармен, создает в воображении фантастические напитки, “материализует” их в хрустальных, искристых бокалах...
- ...Здесь не менее почетно, чем на Земле, стать мэром города. Или мэром пригорода...
- ...Люди работают не ради денег. Никто никого не принуждает к труду...
- ...Наши ученые, (вот как?!), многого добились. Недавно появилась новая профессия, кинор. Человек под гипнозом вспоминает художественные фильмы, которые смотрел на Земле, а его воспоминания проецируются на эргоэкран в кинотеатре...
- ...Созданы первые эргокомпьютеры, пока слабые, их всего три, но пройдет год, два, и...
Я не заметил, как снова оказался на Красной площади. Только что шел по набережной Волгограда, моргнул и... Легкий ветерок играл волнистыми волосами Странника. За его спиной стоял во всей своей красе собор Василия Блаженного - лучшего, чем на Земле! Искрились от солнечного света краски. На стенах ни единого изъяна.
Я понял, почему в Городе Городов собрано все самое лучшее, самое яркое, самое красивое. Трудно запомнить серость и убогость. Счастье не нуждается в мрачных и блеклых красках.
- Я показал тебе мир, в котором люди живут и работают, - заговорил мой самый необычный гид, улыбаясь открыто и радостно. - Этот мир приближен к земной реальности. Без неё для многих - пожалуй, для всех! - загробная жизнь потеряла бы смысл. Человеку не безделье, не отдых требуется, прежде всего - реальность, вера в реальность, работа любимая, любовь и творчество. В этом городе проявляются лучшие человеческие качества. В нем кипят страсти, строятся взаимоотношения, планируется дальнейшая жизнь. Но есть еще один мир. К нему относится все огромное пространство за пределами города. В любое мгновение каждый житель может телепортироваться туда. Там, мир мечты. Мир коллективного творчества. Он постоянно меняется, потому что каждый в душе художник, творящий реальности. Кто-то создает в нем собственным воображением волшебный замок, а через неделю с трудом его узнает: один раскрасил стены, другой добавил башенок, третий придумал цветник, четвертый изобразил радугу над фонтанами, еще кому-то захотелось, чтобы рядом протекала река.
- Коллективное творчество, - ляпнул я.
- Да, именно так формируются те реальности, - заулыбался Странник. - Проходит некоторое время и эта частичка мира становится почти стабильной, по закону привыкания. Художники устремляются дальше. Планета велика, твори да твори. А те, кто любит стабильность, остаются, стремятся её поддерживать. Неудачные фантазии быстро распадаются сами собой, их некому защищать от распада, а то, что понравилось большинству, может существовать очень и очень долго. Любой найдет в том мире приятный для себя уголок. Там можно посидеть с удочкой на берегу реки, полежать на траве, пробежаться по цветущему лугу, искупаться в озере, покататься на драконе... Жаль, нет времени показать тебе тот мир, но это не так важно. Тебе нетрудно его представить.
- Уже представил, - улыбнулся я. - Но это же... идиллия!
- Не совсем так, - возразил Странник. - Невозможно создать общий мир, который нравился бы всем, от и до. Но есть еще миры. Каждая квартира, как в домиках мира магов - отдельный мир. Иногда убогий, если туго у жильца с воображением. Порой это просто уютная квартира. Но иногда даже я поражаюсь возможностям человеческого воображения, особенно когда создает он в жилище своем целую страну, населенную вымышленными жителями и животными, или переносит себя в мир вымыслов какого-то земного писателя. Поражаюсь и боюсь, а хватит ли сил у Высшего разума хранить в себе и материализовывать появляющиеся, возрастающие с каждым годом, человеческие фантазии.
- Это грандиозно! - воскликнул я.
- Пора прощаться, - сказал Странник. Улыбнулся грустно.
- Кто ты?! - спросил я. - Как тебя зовут?!
- Зови меня Странник, - ответил он, помолчал чуть и добавил: - Если очень захочешь, ты тоже сможешь стать Странником.
- Странников много?
- По некоторым мирам умеют ходить маги. По всем, то есть по всем открытым, пока я один.
- Почему?! - удивился я. - Разве в таком огромном городе трудно найти достойного ученика?!
- Я умею умерших перетаскивать через грани миров, но ни один из них никогда не сможет сделать это самостоятельно. Странником может стать либо маг, либо живой хранитель.
- Я... я подумаю над этим предложением.
- Володя, все вопросы отложим на потом. Нам пора прощаться.
- Мне понравился твой мир.
- Спасибо.
- Мне хотелось бы в него вернуться, побыть в нем подольше.
Он пожал плечами.
- До свидания, Володя. Мы увидимся, позже. Но, если понадобится моя помощь, позови.
- Как?
- Просто позови.
И... я проснулся.
Ох, я так мало рассказал. Все самое интересное скомкал, лишь пометил грубыми штрихами. Не простит мне читатель... Но поймите и меня. Я едва успеваю за событиями, а времени... нет его у меня на длинное и обстоятельное повествование. К тому же, многое нужно обдумать, да не в режиме быстромышления, которое автоматически срезает, более блеклыми делает эмоции, а в обычном, как думают все люди. А как могу я оставить, свою младшенькую, мою единственную и ненаглядную доченьку, Иринку, без придуманной мною сказки на ночь? И поймет ли меня жена, моя все понимающая, всепрощающая и... просто умница жена, если я не уделю ей хотя бы капельку внимания? А еще друзья... - посмейтесь! - просил месяц не тревожить, ссылаясь на занятость, а в результате усиленное внимание к своей особе заполучил. Кто-то из моих близких слух распустил, что я дурью маюсь, книгу пишу: любопытно им стало, что за придурь меня обуяла, которая важнее друзей?

Я лежал в кровати, смотрел в потолок, в темную точку, где неделю назад прихлопнул газетой сумевшего пробраться в квартиру комара, и напряженно думал, какая опасность мне грозит? Что имел в виду Странник? Вдруг, мозг словно пронзило чем-то острым.
Мама...
Ох уж это мое больное воображение. Но, пожалуй, больше не оно сыграло со мной дурацкую шутку. Так уж устроен механизм возвращения из мира магов: первую минуту пребывания на Земле подчас не контролируешь свои мысли и эмоции, находишься на грани сна и яви. Не первый раз, просыпаясь, я кричу что-то и пугаю родных.
Отчего-то я решил, что в своей книге обговорил Бога. И почему-то представил, ярко и образно, как Бог ставит на колени мою маму, тычет в нее перстом указующим и громогласно грохочет:
- Ты породила чудовище! Твое место в глубинах Ада!
И мою многострадальную мать...
- Странник возьмёт её в свой город, - едва шевеля деревенеющими от ужаса губами, прошептал я. И заорал дико: - Странник! Странни-и-ик!!!
Взвилась над кроватью жена, что спала рядом. Прибежал сын.
- Что случилось?!
- Что?! Что с тобой?!
- Кошмар приснился, - виновато улыбнулся я.
И окончательно понял, что Странника, здесь, на Земле, мне не дозваться.

Кто неправильно застегнул первую пуговицу,
уже не застегнется, как следует.
Иоганн Вольфганг Гете.

Поверьте мне, у глупости свой особый
запах. Даже если человек молчит.
Л. Берне.

ГЛАВА 2. ОХ УЖ ЭТОТ СЕЛИВАНОВИЧ...

1.
Каждый, будучи ребёнком, не раз смотрел в ночное небо. Затаив дыхание, холодея от восторга, дивился россыпи множества звёзд и пытался детским, неокрепшим разумом объять необъятное.
Многие взрослые смотрят в ночное небо иначе. Любопытство гасит тайный страх: рассудком бы не повредиться от вопросов тех, ребячьих, что исподволь, настойчиво продолжают требовать ответа.
На небосводе, (только не в городе, где мощнейшее световое загрязнение), можно различить примерно три-пять тысяч звёзд. Многие из этих сверкающих точек бело-голубоватого цвета во много раз больше нашего Солнца?! А у самых сияющих звёзд яркость в миллионы раз больше.
Видим мы невооружённым взглядом ничтожно малую часть Вселенной. Даже с помощью новейших телескопов видим малую, очень малую часть всего сущего. В одной лишь Галактике Млечный Путь, в которой расположена наша Солнечная Система, со столь значимой для нас Землёй, находится более ста миллиардов звёзд. А во Вселенной миллиарды Галактик, каждая из которых состоит из не одного десятка миллиардов, а то и не одной сотне миллиардов звёзд.
Зачем - ради чего?! - подобное расточительство?
Если Бог создал человека для того, чтобы поразить его грандиозностью собственных замыслов, ему хватило бы для этого Солнечной Системы.

О том, как появилась Вселенная, у магов собственное мнение. Их теория настолько проста, что, если не вдаваться в подробности, её поймёт даже тот, кто не дружен с физикой.

Маги аксиомой признали, что Вселенная возникла из ничего и дали такое его определение: ничего - это точка, находящаяся вне пространства.

Вначале появилось пространство-время.
Из ничего, утверждают маги, может появиться нечто только в том случае, если оно при воссоединении с чем-то снова превратится в ничего.
Одновременно появилось пространство-антивремя.

Время и антивремя - почти одно и то же. Лишь вращаются, относительно оси вращения в противоположные стороны.
Поначалу были они величинами бесконечно малыми.

Пространство-время и пространство-антивремя нарастало, породив энергетический мир.

Маги предположили, что сама природа придумала более компактный способ хранения энергии. В мире и антимире начали образовываться корпускулы, (мельчайшие первочастицы), материи и антиматерии.
Корпускула материи состоит из времени и энергии, а корпускула антиматерии состоит из антивремени и энергии.
Маги назвали их кварды и антикварды.

Первочастицы строго ориентированы относительно оси вращения. Сблизиться им, (слипнуться), мешают силы взаимного отталкивания, а разлететься в разные стороны - силы взаимного притяжения.
Силовые поля квардтов образовали гравитацию, а антиквардтов - антигравитацию.
Гравитация и антигравитация словно бы сортировали разнородные первочастицы - с одной стороны, относительно оси вращения, накапливались квардты, с другой - антиквардты.

Процесс возникновения первочастиц стремительно нарастал. В какой-то миг гравитация и антигравитация перестали справляться с обязанностями сортировщиков. Часть антиквардтов, (меньшая), стала попадать в мир, часть квардтов - в антимир.
Можно было б подробно описать, как и почему происходило так - ни к чему. Достаточно сказать, что без этого процесса невозможно было бы дальнейшее образование материи и антиматерии.

Гравитационные и антигравитационные силы стремительно росли.
И вот, они достигли такой величины, что смяли силы взаимного отталкивания между первочастицами. Произошла аннигиляция разнородных первочастиц. При их взрывах высвободилась энергия, мир и антимир отбросило друг от друга. Но, гравитация и антигравитация позаботились о том, чтобы миры снова сошлись, и о том, чтобы снова разлетелись в разные стороны.
Вселенная начала пульсировать.

Она и сейчас пульсирует.
Процессы там происходят колоссальные. Материя и антиматерия то и дело мчатся друг на дружку с огромной скоростью, сталкиваются и, отброшенные взрывом, снова разлетаются в разные стороны.
Так стучит "сердце" Вселенной.

В результате анигиляции первочастиц, в нашей части Вселенной антиквардты полностью уничтожаются, а кватдты спаиваются в пустотелые, прочные шарики. Маги назвали их феронами.
Они, более лёгкие, всплывают при очередном уплотнении квардтов, а при очередном взрыве выбрасываются в пространство вместе с частью квардтов. Они - тот материал, из которого природа строит нашу часть Вселенной.
Физики утверждают, что мельчайшими частицами во Вселенной являются кварки.
Возможно, фероны и есть кварки.

Кроме материи и антиматерии, во Вселенной огромное количество квардтов и антиквардтов, которые не участвовали в создании феронов и антиферонов, но были выброшены в пространство при взрывах в центре Вселенной. Они не испускают и не поглощают электромагнитные излучения, обнаружить невозможно. Но! - они участвуют в гравитационных взаимодействиях, утяжеляют Вселенную.

Вселенная похожа на знак бесконечности: с одной стороны мир, с другой - антимир.
Мир и антимир вращаются в противоположные стороны.

Подчеркну важнейшее:
НИЧЕГО - ЭТО ТОЧКА, ЛЕЖАЩАЯ ВНЕ ПРОСТРАНСТВА.
МАТЕРИЯ И АНТИМАТЕРИЯ - СПОСОБ И ФОРМА ХРАНЕНИЯ ЭНЕРГИИ В ЕЁ РАЗДЕЛЁННОМ, БОЛЕЕ КОМПАКТНОМ ВИДЕ. ВСЕЛЕННАЯ = МАТЕРИЯ + АНТИМАТЕРИЯ = ЭНЕРГИЯ.
Или,
ВСЕЛЕННАЯ = ЭНЕРГИЯ.

Согласно теории Большого Взрыва Вселенная была прежде размером чуть ли не с куриное яйцо, а в будущем снова сожмётся до тех же, невероятно малых размеров.
Если допустить, что любую первочастицу можно сжать до величины бесконечно малой, то и материальную часть Вселенной, либо её антиматериальную часть - по-отдельности! - тоже можно уплотнить, сжать до величины бесконечно малой.
А вот всю Вселенную сжать до очень малых размеров не удастся. Материя и антиматерия при сверхсжатии аннигилируют, снова превратятся в ничего.

Квардты и фероны состоят из времени и энергии, а антиквардты и антифероны - из антивремени и энергии. В этом различие вещества и антивещества.

Можно ли вещество превратить в антивещество?
Запросто.
Любое вещество состоит из квардтов и феронов, которые строго ориентированы в пространстве относительно гравитационных сил. Стоит как бы незаметно для гравитации "перекувыркнуть" любое вещество на 180 градусов, сменится в квардтах и феронах ход времени на противоположный - вещество превратится в антивещество.
Создать такую установку - вопрос времени.

Маги говорят, что подобное происходит в обыкновенной шаровой молнии. При её образовании в ней появляется антивещество, которое, постепенно анигилируя, подпитывает шаровую молнию, не даёт ей тотчас исчезнуть, либо, при более быстрых процессах, приводит к её взрыву.
Маги предполагают, что турбины, электронасосы греются не оттого, что несовершенны их конструкции, а потому, что в них отчасти происходят процессы аннигиляции.
Присмотритесь к нашему миру! Быть может именно Вас ждут великие открытия.
Если удастся создавать антивещество и управлять аннигиляцией, топливом служить могут квардты, либо фероны, которых вокруг видимо-невидимо. Их даже собирать нет необходимости: сами непрошенными пролезут хоть куда, в том числе в топливный бак.
Вредных для человека излучений не будет. При аннигиляции материя и антиматерия всего лишь анигилируют, с высвобождением энергии.

Идеальное топливо - вода.
Достаточно раскрутить её в центрифуге, с одной стороны экранировав от гравитационных полей Земли, часть молекул превратится в антивещество - вода закипит.

Напоследок сказать хочется, что антиматериальный мир не является зеркальным отражением мира материального. Они равны по массе, два смерча Вселенского Движения не уступают друг другу по мощи, но они по-своему разбрасывают массы вещества и антивещества во Вселенной.
Второй такой же Земли, из антивещества, не существует. (Тем более, с анти-Вами на ней).

2.
Утром занятия не возобновились.
Умершие - известные паникёры. А тут, хранители превзошли их в мрачных прогнозах. Строили настолько фантастические предположения, что даже намекнуть о них в этой книге я не решаюсь. Узнать же, что в мире магов произошло, не предоставлялось возможности: рунный посох не множил копии магов.
Большинство хранителей ожидало разрешения ситуации около круга прибытия. С той же целью, (узнать хоть что-то), между нами разгуливало около тысячи умерших, (из тех, коим доступ в замок был не запрещён).
Умершие не шарахались в испуге, не замолкали на полуслове, когда я к ним подходил. Некоторые даже приглашали совместно провести досуг в таверне, либо в саду. Вскоре узнал, что запрет на общение со мной маги сняли.
Ох, посмейтесь вместе со мной. Паша, прикрывшись магией незримого присутствия, зачем-то решил подойти ко мне невидимкой. Намудрил что-то в этой сложной волшбе, призрачным привидением по залу прибытия крался, неспешно обходя умерших и хранителей. У тех, кто свидетелем был этого забавного зрелища, челюсти от удивления отвисали.
По высокой фигуре, по объёмному животу, по бицепсам толщиной с двадцатилетнюю берёзу, по характерной лысине, по трусам спортивным, почти до колен, его разве что новички не признавали. А Паша не замечал несуразности происходящего.
Оно и понятно.
Эта магия не позволяет видеть глазами. За сферу магического кокона, создающего эффект невидимости, можно вывести только поисковый “взгляд”, но и он расплывчато передаёт изображение владельцу кокона, особенно перспективу.
- Вов, не пугайся, это я, - прошептал друг, приблизив к моему лицу своё лицо. Отпрянул, наткнувшись на мой взгляд. Охнул. Ахнул. Досадливо поморщился. Пробормотал: - Как, неужели ты меня видишь?! - Он ошалело покрутил головой, оглядываясь по сторонам. - Как, неужели меня видят все?!!!
- Незаметней мог подойти только небритый маг, - схохмил я.
- Ох и кретин я! - вскричал друг. - Я же забыл... ладно, не важно это!
- Говори уж, что сказать хотел, - ухмыльнулся я.
- Вов, встречаемся у печального дерева! - сказал Паша и исчез.
Года четыре назад, мы наткнулись в саду магов на старую иву, нависающую над рекой. Утренний туман рассеивался, капли росы скользили по узким листьям, дождём падали в воду. Казалось, ива плакала. Паша назвал её печальным деревом... Тут поэтический дар друга не причём. Этим мы обозначили ещё один ориентир для тайных встреч, когда дурью маялись, “заболев” шпиономанией.
- Хватит башкой крутить по сторонам! - сердито заявил друг, как только я появился на берегу. - Ко мне иди!
- А свита моя...
- Не будет тут твоих уголовников - и быть не может! Кончилась их повинность.
- А если маги...
- Вечно тебе в каждом пне ведьмак чудится! Магам не до тебя теперь.
- А если...
- Хорош козу пугливую изображать! Давай-ка, соберись с мыслями. О том поведай, что Странник тебе показал.
Мы шли по саду магов не таясь, не особо прикрываясь охранными заклятиями. Паше все рассказал, а когда стал описывать красоты Города Городов, он перебил меня:
- О городе можешь не балаболить, я в нем был.
- Был?! Когда?!!!
- Еще неделю назад. Жаль, Странник не показал мне космос и Всемирное дерево. Мы сразу очутились на Красной площади, в местном круге прибытия. Я даже не сразу понял, что в той Москве собраны фрагменты разных городов.
- И ты мне ничего не сказал?!
- Так тайна же.
- Паш, я тебя прибью когда-нибудь! Честное слово, прибью! Мы же договорились, в мире магов у нас нет секретов друг от друга. Ведь виделись же, почему не рассказал?!
- Брось чайник изображать - выкипишь!
- Издеваться вздумал?!
- Ладно, не кипятись, это Странник просил тебе ничего не говорить. Сказал, что и тебе, тоже, покажет свой мир.
- Кроме нас он ещё кого-то водил туда?
- Лену и Соню.
- Портниху?!!!
- А почему бы ему ни показать свой мир портнихе, если из всех нас она лучший конструктор реальностей. Сечешь, чем это пахнет?
- Чем?!
- После смерти мы станем Странниками.
- Подожди, это...
- Во-во! - перебил меня Паша. Собственные мысли занимали его куда больше, в глазах заплясали дикий танец знакомые бесенята. - И я о том же сказать хочу! После смерти так работать придется, как на Земле не вкалывали! И знаешь, Вов, мне даже захотелось немножечко быстрее умереть!
- Паша, не торопись умирать, - рассмеялся я. - Он сказал, что Странником может быть только живой хранитель.
- А он... точно, так сказал?! Не врёшь?!!!
- Так и сказал.
- А почему умерший не может быть Странником?!
- У любого умершего привязка к своему миру. Высший разум не отпустит его в другой мир.
- Вот тупица! - хлопнул друг себя ладонью по лбу. - Мог бы и сам догадаться!!!
- Вов, а он не сказал, когда нас, ну... это самое, задействует?!
- Не знаю, годы могут пройти.
- Этого я и боюсь. Вдруг не доживу, “крякну” раньше времени. Ты будешь Странником, а я нет.
Такой поворот в разговоре меня крайне удивил.
- А если я “копыта отброшу” раньше времени?! - рассмеялся я.
- Тебе не так обидно будет. Тебя вон, и без того жизнь обласкала.
- Чем это?!
- Черной завистью, Вова, завидую тебе, - произнёс Паша тихо. - Ты сейчас в гуще событий, интереснейших событий.
- Удивляясь тебе. Умный мужик, а такое ляпнешь порой.
- В чём я не прав?!
- Хотя бы в том, - усмехнулся я, - что на Земле я, ежедневно, до жопопосинения сижу у компа, вместо того, чтобы отдыхать и жизнью наслаждаться! И здесь, что ни час, словно бы в мясорубке мозги прокручиваю! Просыпаюсь - не отдохнув! Спать не ложусь - замертво падаю!
- Ты скажи ещё, что тебе плевать на всё и на вся - глядишь, поверю!
- Нет, не плевать. Просто... устал я. Очень устал!
- Вот чудило! Это и есть счастье. Потому и завидую.
- Да уж, - поморщился я, оживив прежние страхи, - занесенный над головой топор весьма хороший повод для зависти.
- Не боись, не опустится! - твёрдо сказал друг.
Я вздохнул тяжело.
- Паш, странным кажется мне поведение магов. Убрали подпитку, сняли наблюдателей, в том числе и на Земле, а на меня ноль внимания.
- Радуйся! - легкомысленно заявил друг.
- Для магов непозволительная халатность дозволять какому-то процессу продолжаться, когда в том нет необходимости. Они никогда не откладывают дела в дальний ящик. Уж что-что, а обо мне забыть не могли. Не раз талдычили: сегодняшнее открытие знаний важнейшее событие тысячелетия.
- А ты сам напросись, - ухмыльнулся друг, - дергай за рукава мантий всех магов подряд и клянчи - не пора ли зачисткой заняться, заставить меня о поручении забыть?!
- Я серьезно, а ты...
- И я серьезно. Что толку воду в ступе толочь.
- Паша, я магам не нужен. А Рыба и Борода, так полагаю, меня уже не прикрывают. Да и... всё больше верить им перестаю.
- Как можно судить, когда почти ничего не знаешь?! Лучше обманываться и верить, что человечности в этих магах больше, чем коварства.
Тропинка завела нас в небольшой, редкий лес. Неподалеку колыхнулась чуть, сама собой, ветка дерева. Это подозрительным показалось, но от сканирования отказался: свои мысли показались важней. К тому же, я был с Пашей, а он чуждую магию за версту чует.
- Паш, кто такая Лена? - спросил я. - С кем я в одной команде?!
Друг раскатисто расхохотался.
- Не боись, - ухмыльнулся он. - Сказал же, топор на твою голову не опустится.
Вот зараза! Мысли мои читает, что ли?!
- И всё же, с кем я в одной команде?!
Паша вмиг посерьёзнел.
- Не могу я тебе этого сказать, это не только моя тайна. Скажи лучше, долго еще будешь бумагу марать?
- Книгу почти закончил.
Ох, и успокоил меня друг! Ох, и успоко-о-оил!!!
- Ты бы, это самое, пошустрей закруглялся, - заговорил он жалостливо. - Я ведь тоже не железный, за тебя поджилки порой трясутся. Прикрыть то прикроем, да мало ли что.
(Ха, в его стальной логике сплошные трещины!).
- Просветил бы, какие опасности вы видите.
- Если Как Дела... - начал говорить он и, вдруг, захохотал оглушительно. Следом рожу дурацкую скорчил и выдал: - Вов, а вот еще один забавнейший анекдот. Встречаются двое новых русских, один другого спрашивает: - Как дела? - А второй отвечает...
На ветке дерева, на той самой, которая качнулась, стала видимой сорока. Она посмотрела на нас сначала одним глазом, затем другим и громко произнесла:
- Бр-р-раво!
Сорока неестественно изогнула крылья, выставила перед собой самые длинные кончики перьев и, словно аплодирующий человек ладонями, несколько раз ударила ими друг о друга.
Новый взрыв хохота, оглушительней прежнего, сотряс Пашу.
- Ну, Никита Селиванович, удружил! - прохрипел он. - Мы и без тебя от каждого пня шарахаемся.
- Дурень! - заявила сорока и посмотрела на Пашу неодобрительно.
- Ты бы, это самое, выражения-то выбирал! - нахмурился Паша.
- Губы не гни, распрямлю ведь! Разве я анекдотами тебя от вторжения учил защищаться?!
- Прости Селиваныч, - натянуто улыбнулся Паша и спросил ехидно: - А вдруг бы пёрышки подпалил?
- Спалилку сначала вырасти, - сердито ответила сорока и уставилась правым взглядом на меня. - Здравствуй, Володя!
- Рад видеть Вас, Никита Селиванович. Не ожидал, что в таком обличье встречу.
- Он и в клопа сможет перекинуться, - коротко хохотнул Паша, хотя, судя по его виду, не до смеха ему было.
- Не-е-е, в клопа не смогу, душа не поместится, - серьёзно ответила сорока.
- Селиваныч, чем обязаны?! - не тая неприязни, спросил Паша.
Сорока уставилась на него правым глазом. Долго смотрела, секунд пять. У друга аж челюсть ходуном заходила: нервничать начал.
Птица спокойно заговорила, но в голосе зазвучал металл:
- Сколько живу, таких недотеп не встречал. Заруби на носу, хоть ещё разочек без разрешения к Владетелю подойдешь, сам тебе кое-что подпалю, для острастки. А сейчас пулей в замок, делать тебе здесь больше нечего.
- Позволь это нам решать! - возмутился я.
- Минут через двадцать маги вернутся, занятия возобновятся, - чуть более миролюбиво заговорила сорока. - Он там должен быть, не здесь.
- Через двадцать минут и отправлюсь, - буркнул Паша. Взгляд его начал наливаться упрямством и... кое-чем, более грозным.
- Не время языки мозолить, - холодно сказала сорока и уставилась на меня левым глазом. - Володя, уж не обессудь, командовать сейчас я буду. Тебя ждут в таверне. Заклятие на тебя там станут накладывать особое, на неприятие магии зла. Не знаю, наскоко подсобит оно тебе на Земле, токмо худа не будет.
Ох, не понравился мне Никита Селиванович. Ох, не понравился!
- Позволь самому решать, что мне делать, - сказал я.
Колдун понял, что перегнул палку.
- Вы уж простите меня, - заговорила сорока чуть ли не ласково. - Нас, стариков, хлебом не корми, дай поворчать да попоучать. Но и в мое положеньице войдите. Начальник я теперича твоей охраны. А потому, Владычник, нижайше прошу и требую не перечить мне!
Это “нижайше прошу” тоже было произнесено, как “требую”.
- И вы за нами, все это время, пока мы разговаривали, наблюдали? - спросил я.
- Не вправе были не наблюдать! - Сорока приосанилась: - Неужто, кого из нас заприметил?!
- Нет, не заметил, - чистосердечно признался я. Тотчас, просканировал окрестности.
- Дык мои наблюдатели похитрей будут, чем те уголовники, - хвастливо заявила сорока и, изогнулась, клювом поворошила перышки под левым крылом.
Нет - конечно же, нет! - не паразитов выискивала. Да и откуда им взяться в мире магов?! Заклятье какое-то, заготовленное заранее, хитроумно спрятанное до поры до времени, решил задействовать Никита Селиванович.
И тут, я едва сдержал гнев. Большим усилием воли удалось сохранить на лице бесстрастное выражение. Этот старикашка, этот хмырь посмертный, применил ко мне позорнейшее, едва приметное воздействие, ослабляющее мою силу воли.
- И Вы слышали всё, о чем говорил я с другом? - спросил я, не показывая вида, что не только уловил магическое вторжение, но и обезвредил его. Не отразив, обезвредил - вобрав в себя. А это в колдовстве том высший пилотаж.
- Не все слышал, урывками, - ответила сорока и клюв её изогнулся в едва заметной улыбке. - Не всегда возможность была сблизить присутствие.
- Никита Селиванович, - заговорил я холодно, - постарайтесь впредь не подслушивать, с кем бы и о чем бы я ни говорил. Запомните, я буду делать только то, что сам сочту нужным. Сотрудничать с Вами отказываюсь. А советы давать... для этого у меня друг есть. Хотелось бы, чтобы я Вас отныне не видел и не слышал, иначе мудрая рекомендация Паше насчет того, как реагировать на вторжения, будет и мне, по отношению к Вам, весьма кстати.
Выдав заключительную заковыристую тираду - как только язык не сломал?! - я неторопливо подошел к дереву, на котором сидела сорока, и отломил от него сухую ветку. Обломив и отбросив верхушку, сжал кривой сучок в руке, как пистолет. Активизировать его хватило доли секунды. Крутанувшись на месте, особо не прицеливаясь, отправил из сучка в полёт пять огненных шаров.
В следующую секунду лес напоминал джунгли Вьетнама, залитые напалмом. Стремительно расширяясь, сжигая все на своем пути, шары отлетели метров на семьдесят. Схлопнулись, исчезли бесследно. Тут же восстановилась порушенная магией природа, в том числе и сухая ветка на дереве, которую отломил. Но, в разных концах леса, словно из-под земли, поблизости появились четверо незнакомых умерших. Лишь одна цель оказалась фальшивой.
Потеряв маскировку, соратники Селивановича без паники, молча принялись восстанавливать обожжённую кожу, спаленные волосы и одежду. Они не вопили от ужаса и боли. Не тот уровень колдовства применил я, чтобы оно причинило им ощутимый вред. А вот то, что я раскрыл хитрость этих асов маскировки, ошеломило их. С уважением и удивлением поглядывали на меня.
Наказать их так было моим законным правом.
- Не был бы ты Владетелем, - сорока затряслась всем телом, клювом заскрежетала от злости, - я бы тебе... я тебя бы...
- Не было бы того тайного воздействия, ослабляющего мою волю, не было бы подглядывания и подслушивания, не было бы неуважительного к нам отношения, разговор наш по-другому сложился! - холодно сказал я. - Извини, Селиванович, нам не о чем больше говорить!
Сорока резко снялась с ветки и, не махая крыльями, (игнорируя элементарную маскировку), полетела в сторону города. Селиванович, видимо, подал своим подчиненным тайный знак - одновременно исчезли.
- Не ожида-а-ал! - восторженно протянул Паша.
- Дурное дело не хитрое, - скривился я, словно от зубной боли. - Ни к чему было с ним конфликтовать.
И тут, Паша меня удивил.
- Сорока-белобока кашу варила, деток кормила... - загадочно улыбаясь, пробормотал он. И выдал очередную умность-разумность: - Житейская мудрость не должна проявляться в превосходстве. Иначе она превращается в диктат. Ты хоть заметил вторжение?! Он же силу твою хотел отнять.
- Как догадался, оно же направленным было?
- Ага, все тебе скажи да расскажи, - расплылся друг в улыбке. Тут же выложил секрет догадливости: - Не фиг было ему чесаться, что тут непонятного. Поди, не вшей из-под крыла выковыривал.
- Потому и врезать захотелось.
- Несправедливо это, надо было не мертвякам, а Селивановичу крылышки подпалить!
- Увы, спалилка не выросла.
- Хотя, Вов, если разобраться, это ему ты врезал! - рассмеялся Паша. - Да ещё как врезал! - Вдруг, он помрачнел. - Вовчик, ты врага нажил, серьёзного причём.
- Что он мне сделать может? - отмахнулся я. - Нашел, кем пугать - умершим!
- Поверь, этот может. Я с ним, прежде чем сотрудничать начал, схлестнулся в поединке. Более сильного в магии мертвяка ещё не видел. Он защиту мою смял в доли секунды, играючи.
- Не может быть!
- Он играл со мной, словно кошка с мышкой. А когда заявил, что после поединка могу не проснуться на Земле, представляешь, поверил ему.
- Не сильней же он магов?!
- Вов, он страшный человек. Те заклятья, которые мне передал, сделали меня раза в два искусней, но я его ещё больше бояться начал. В нём магии не меньше, чем в маге.
- А этого, тем более, быть не может!
- Среди умерших он редко появляется, больше с магами якшается. Никто не знает, в чём задействован. В мире магов он проявился в сороковых годах прошлого века, но умершие утверждают, что он не одну жизнь прожил на Земле. Лет тысяча ему, не меньше.
- Паш, только Инквизиторы могут несколько раз возрождаться на Земле. А их, от местных, любой хранитель отличать умеет.
- Поговаривают, что он отец Колобка. Когда-то ему пророчили посох мага, но он отказался в пользу сына.
- Сплетни!
- Может и слухи, но магия в нём неимоверная, - задумчиво произнёс Паша. - Ты остерегайся его. Лишний раз на конфликт не напрашивайся. Кстати, а где ты фокусу тому научился?! Откуда силу такую заимел?!
Я рассмеялся.
- Если Как Дела до завтра не объявит благодарность, пожалуюсь Верховному магу!
- Не тяни резину! - возмутился друг. - Выкладывай!
- Применил я собственную магию, а силой воспользовался Как Дела.
- Мага?! - Глаза друга стали, (по его же образному выражению), круглей круглых.
- Когда выяснял, не он ли является моим куратором, нашел в нём ещё одну слабинку. Как Дела делится силой своей магической с некоторыми колдунами на Земле.
- И что?
- Канал этот, на удивление, оказался не защищён сильной охранной магией.
- В любом случае, его невозможно использовать из мира магов! - нахмурился Паша.
- Он и умерших подпитывает, которые в его команде. И “крыс” не брезгует сильнее делать. Коль этот канал не особо контролирует, я рискнул, присосался чуток. Но, если честно, в тот миг, когда сучок от дерева отламывал, ужас испытал.
- Вов, открой мне этот канал! - умоляюще заговорил друг. - За это я для тебя хоть что сделаю!
- Как Дела не дойная корова, - посмотрел я на него строго. - Если поймёт...
- Вов! Открой, а!
- Захотелось по лезвию бритвы прогуляться?
- Открой, а!!!
- В обмен на те знания, которые передал тебе Селиванович, - робко улыбнулся я.
- По рукам!
Я сформировал целевую мыслеформу, мысленно перекинул её другу.
- Так просто?! - посмотрел Паша на меня недоуменно. - Как Дела лопух, натурально, коль так беспечен!
- Силу его на пустяки не используй! - сказал я строго. - Мне самому она может пригодиться. Особенно на Земле, если противостоять придётся тому же Как Дела.
- Не боись, прикроем! - легкомысленно отозвался друг.
Спорить по этому поводу я не стал. То, что Странник не может проявить себя на Земле, оптимизма не добавляло. А Рыба и Борода, как выяснил, могут и не прийти на помощь.
- Очередь за тобой, - сказал я.
- Какая очередь?! - удивился друг.
- Секреты Селивановича мне подарить.
- При следующей встрече.
- ?!
- Вов, не зажилить хочу! То, чем Селиванович меня одарил, лично мне за сутки не передать. А предварительный звонок на лекцию уже прозвучал... Да не смотри ты на меня так! На занятия опаздывать мне крайне нежелательно.
Мы поболтали ещё минуты две. Ни о чем и обо всём, излишним балабольством маскируя тревогу... Это были личные разговоры. К книге они если и имеют отношение, то косвенное. Потому, о них умолчу.
Паша телепортировался в замок, а я отправился на свое любимое место - к горному озеру. Вы бы видели мое удивление, когда обнаружил там пять компаний местных. Следом вспомнил, что запрет на встречи со мной маги сняли.
Ни разу еще с таким удовольствием не играл в пулейбол. (Так, в шутку, окрестили эту игру умершие). По сути, это тот же футбол. С той лишь разницей, что в нем допускались любые скорости, которые позволял развивать Тонкий мир. И даже телепортации. И даже не запрещались столкновения, от которых сплющивало тела играющих в лепешки, (ха, на Земле они были бы смертельными). И даже позволялось удлинять конечности и трансформироваться в кого угодно, лишь бы тело не превышало... как бы сформулировать точнее... - земной вес и объём!
Все это, как Вы уже знаете, не приветствовалось местными в обычной своей, загробной жизни. Но, не в играх, подобных этой.
Конечно же, я был самым слабым игроком. И то, местные более приспособлены к своему миру. Но неудобств от этого впервые не испытывал.
Впрочем, команда моя, хоть и проиграла, косо на меня не смотрела.

Часу не прошло, метрах в пятнадцати от нас, материализовались двое умерших, лет по сорок с виду, одетых в поношенные джинсы и клетчатые рубашки, застегнутые на все пуговицы. На ногах... ха, кирзовые сапоги.
Умершие, при их виде, разговоры прекратили, улыбки с лиц стёрли, на пришлых уставились настороженно: с неприязнью скорей. Те подошли, остановились шагах в десяти. Сердце моё в очередной раз ёкнуло. Один был из тех, кого подпалил, когда с Селивановичем в магии состязался.
- Извините, что вторглись на вашу территорию, нам необходимо поговорить с Володей, - спокойно сказал один из них.
Я подошел.
Пришлые протянули руки... Хм, пожалуй, я излишне сильно ответил на рукопожатия.
- Илья, - представился тот, кого подпалил. - Не признал?!
- На тебя был нацелен мой второй огненный шар, - не стал я юлить.
- Фёдор, - представился второй, улыбаясь. - Для меня пятый шар предназначался, но я успел сотворить...
- Кокон неприкосновениев. - перебил я, высказывая догадку.
Ой, не спешите обвинять меня в косноязычности. То не язык мой хромает. Я же не виноват, что тот магический кокон именно так в мире магов называется.
- Владычник, - улыбнулся Федор, - ты мне всё больше нравишься. Распознать ту магию не каждому дано.
- Вообще-то, мы не комплименты говорить пришли, - серьёзно заговорил Илья. - Мы знаем, насколько важно для тебя сейчас душевное равновесие и хотим приободрить тебя. Весьма добрую весть принесли: Селивановича можешь не опасаться. Это поначалу он гром и молнии метал, страшными карами грозил что тебе, что Паше. Как поостыл чуток, сказал, что не только не в обиде на вас, а горд тем, что отпор смогли дать.
- Слишком уж крут ваш Селиванович, - сказал я, применив любимое жаргонное словечко Паши.
- Он мужик справедливый, - строго заговорил Илья. - Только, вот беда, все время стремится впереди быть, на белом коне. В прошлой своей жизни он особистом был: привык проблемы на излом брать.
А Фёдор улыбнулся, посмотрел на меня заинтересованно:
- Владычник, откуда в тебе сила такая?! Мы не поверили своим глазам!
Я промолчал, улыбнулся лишь.
- Володя, если помощь потребуется, зови, - твёрдо произнёс Илья. - Это наше решение, а не Селивановича. Можем и супротив его пойти.
Я кивнул головой.
Пришлые исчезли. А за спиной радостно завопили, заулюлюкали умершие.
Оказалось, едва я подошел к Илье и Фёдору, нас не стало видно. Умершие встревожились: магия поиска показывала на пляж, а нас не было. И не было постороннего магического воздействия.
Понял, что за меня мои новые приятели готовы были в драку влезть. Причём, с противником весьма опасным.
- Кто они? - спросил я, надеясь получить дополнительную информацию.
- Есть тут один, Селивановичем кличут, это его прихвостни, - ответил один из умерших. - С нами они не особо якшаются.
- У этого Селивановича команда сильная подобралась, - хмурясь, заговорил другой. - Только мы не особо боимся: всемером любому из них бока намнём. А вот рыпаться понапрасну не хотим.
Мы снова пили вино, которого оказалось в сумках местных предостаточно, жгли костер, и, собравшись около него в круг, рассказывали забавные истории и анекдоты. Пели песни под гитару. Кто-то, шутки ради, материализовал пианино. На него прикрикнули сердито:
- Убери! Не в филармонии отдыхаем!
Другой насмешливо добавил:
- Ты бы еще корову сюда притащил с арфой вместо рогов!
А как плавали наперегонки, а какие на берегу устраивали игры и забавные состязания... - я даже позавидовал чуть мертвым, их беззаботной жизни.
Что ни говори, жизнь прекрасная штука... даже там.

Грехи других судить Вы так усердно рвётесь,
начните со своих и до чужих не доберётесь.

Уильям Шекспир.

ГЛАВА 3. ДА ПРОСТЯТСЯ ГРЕХИ НАШИ...

1.
Фероны, (см. главу 1) - мельчайшие частицы, из которых формируется материя. Каждый ферон состоит ещё и из его энергоинформационной оболочки. Когда два ферона воссоединяются, одна из энергоинформационных частиц высвобождается, становится свободной энергоинформационная частицей, кватроном.
Первый кватрон хранит в себе память только этого воплощения. К двум феронам присоединяется третий - высвобождается еще кватрон. Он помнит не только это воплощение, но и предыдущее... т.д.
Если хотите представить, сколько феронов потребовалось для создания одного атома, сосчитайте количество молекул в стакане с водой. Маги утверждают - вряд ли меньше.
А сколько всего атомов во Вселенной?.. То-то же!
В противоположной части Вселенной, в антимире, происходят аналогичные процессы, высвобождаются антикватроны. Так что, количество образовавшихся энергоинформационных частиц не забудьте удвоить.
В отличие от феронов и антиферонов, кварков и антикварков, атомов и антиатомов, кватроны и антикватроны не могут аннигелировать: они энергоинформационные частицы. Свободные, никем не удерживаемые, предрасположенные сотрудничать с материальным миром, готовые вобрать в себя любую информацию о нем, они разлетелись по Вселенной, смешались, создали невидимую субстанцию - Тонкий мир.
Жизнь - ничто иное, как воссоединение воедино в живой клетке элементов неживой природы и Тонкого мира. На Земле это стало возможным благодаря воде.

Колобок четыре месяца, изо дня в день, читал нам о воде двухчасовые лекции - темы для разговора не кончались. Он рассказывал о том, что в разных местах Земли, в разное время суток, снежинки образуются по-разному, что по одной единственной снежинке, наблюдая, как она растёт, можно определить здоровье Земли и состояние атмосферы в том или ином месте. О том, почему животные и птицы не каждую воду станут пить, даже если будут умирать от жажды. О том, отчего киты выбрасываются на сушу... Он настолько старательно вбивал в нас, что именно вода является на Земле основой жизни, что даже этот известный всем постулат мне и Паше хотелось взять под сомнение.
Колобок заставил нас побывать в не одной сотне Сфер Действительной Реальности, демонстрируя то чудеса людского разгильдяйства, то неповторимые по красоте ландшафты родной планеты.
Сюжет одной из СДР особо запомнился.
Директорша магазина, тучная и властная женщина, до белого каления довела придирками пожилого грузчика, не особо утруждающего себя работой. (Он не был лодырем: вприпрыжку бегать здоровье не позволяло). Держась рукой за сердце, под смех товарищей по работе, присел мужчина на упаковку с минеральной водой, чтобы сигарету выкурить да нервы успокоить, и... умер. А вода впитала в себя негативные мысли, чувства погибшего и информацию о его смерти.
Никому не пожелал бы воду ту “целебную” пить, оберега от зла не имея.
Воду магазин продал - куда же её еще девать? Одна пластиковая полторашка в квартиру верующей бабушки попала. От молитв и икон освящённых, почти очистилась. Ещё в трёх сгладился негатив: в семье доброта с любовью под ручку ходили. Остальная вода в не особо дружную семью попала: супруги привычно поругались, как пришли из магазина, не настолько уж сильно, но этим усилили, приумножили вредное влияние воды. Как выпили минералки, он с инфарктом, а она с инсультом в больнице оказались...

Самое удивительное свойство воды - вбирать в себя Тонкий мир. Это соединение, воды и элементов Тонкого мира, обладает колоссальной памятью и способно порождать жизнь.
Живая клетка это прежде всего сущность, которая подрядилась наводить порядок в своем маленьком домике в обмен на “стены, обстановку и стол”. И она же, первая сущность, первой живой клетки, “рассказала” неким энергоинформационным сгусткам свой секрет, как построить себе маленький уютный домик. А те - другим.
Когда появился на Земле человек разумный, он оказался способным воздействовать на Тонкий мир силой сознания. Сами того не ведая, люди создали сущностей, обладающих поначалу если не разумом, то уж наверняка зачатком разума: леших и русалок, водяных и домовых... И даже леса, реки, озера, горы, моря, океаны... люди одарили разумной жизнью, создав себе богов, воображением наделив и их живой душой. А затем, да это и напрашивалось, появился Высший разум.
Природа сумела использовать Тонкий мир, когда зарождалась жизнь на Земле.
А на Земле ли?
Скорей всего энергоинформационными сгустками, несущими в себе код зарождения жизни, (так утверждают маги!), заполнена вся Вселенная.
Не потому ли так резко, почти мгновенно по историческим меркам, закончилась эпоха динозавров, что Земля вошла в зону воздействия другого энергоинформационного поля?
А почему бы и нет?
Чем эта гипотеза хуже других?!
Только вдумайтесь в мысль такую: мы семена других цивилизаций!
Землю засевает жизнь. Земля, в свою очередь, оплодотворяет космос. Может, именно сейчас, энергоинформационные поля прошлого Земли возрождает где-то, на какой-то молодой планете нашей Галактики динозавров. Наших динозавров. А на смену зарвавшемуся и такому самоуверенному человечеству уже спешит из космоса к Земле нечто новое, более жизнестойкое.

Когда я свожу ладони воедино и начинаю ощущать между ними энергетический шарик, я силой сознания собираю из окружающего пространства в плотный клубочек кватроны, если нужен он для доброго дела: к примеру, наполнить целительной энергией больной орган. Или антикватроны, если нужен он для другого доброго дела - хочу им что-то разрушить, хотя бы ЕЭП раковой опухоли...
Нет, конечно же - нет!
Я же не наивный новичок в колдовстве - ничего этого давно уже не делаю. Описал эти действа для того лишь, чтобы показать возможности.
Я выбираю наиболее рациональное действо! Воображением наделяю энергетический шарик любыми, самыми фантастическими особенностями, а окружающий меня Тонкий мир откликается и придаёт ему те свойства, которые я выдумал. И он же, сам, “напичкает” его всем необходимым: кватронами и антикватронами, (фантом-атомами и фантом-молекулами).
Я могу им лечить!
Фантом-атомы и фантом-молекулы превратятся в теле больного в настоящие атомы и молекулы... Не удивляйтесь, тело человека еще тот химзавод. Все что угодно способно воспроизвести на ментальном уровне, а затем, словно по чертежам, изготовить в реале. Только успевай поставлять сырье - богатую минералами и сложными органическими соединениями пищу.
Даже алкоголь.
Даже наркотик.
Даже лекарство.
Даже, что кажется невероятным, произведет синтез атомов... И вновь я вижу в Ваших глазах неверие. (Сказка, бред, фантазия!). Сошлюсь на исследования современных учёных. Обыкновенная курица - алхимик, каких поискать. Способна нести яйца, поглощая кальция с пищей раза в три-четыре меньше, чем содержится его в скорлупе.

В том и состоит разница между белыми и черными сущностями, что они созданы из разных частиц. Хотя... и это условность. Нет в Тонком мире ничего, что состояло бы только из частиц одного вида. Но именно это разделение породило в Тонком мире силы созидания и разрушения. Мы называем их Добро и Зло.

Кватроны и антикватроны, под воздействием энергоинформационных полей, чуть ли не мгновенно, способны группироваться, образовывать фантом-копии атомов и молекул. Они участвуют во всех химических реакциях нашего материального мира, запоминают информацию и, уже сами - сами! - могут спровоцировать ту же реакцию у точно таких же, но “не знающих” атомов и молекул. И если где-то в сверхсекретной лаборатории идет синтез какого-то вещества, об этом тут же, мгновенно, “узнают” энергоинформационные частицы, которых там видимо невидимо. Им стены не преграда, разлетаются по миру и легкомысленно “выбалтывают” тайну каждому встречному атому. И они же, если отыщутся подходящие условия, столь же легкомысленно способны подтолкнуть атомы и молекулы именно к этому синтезу в природе. А это уже страшно: может грозить бедой для человечества, если отравляющий яд из секретной военной лаборатории начнет самосинтезироваться вне её стен.

Мы многое не знаем.
Человек строит церковь, как символ добра. И действительно, в ней и вокруг нее, в (так называемом) промоленном пространстве, концентрируются в большем количестве кватроны, а колокольный звон, сияние куполов и кресты на маковках словно бы оттесняют антикватроны, отпугивают черных сущностей. А следит за тем, чтобы так было, Высший разум. А делает он это только потому, что человек так придумал. Вот только не додумал человек, а Высшему разуму без разницы, что за пределами круга добра концентрация антикватронов больше, чем обычно. (Им же надо куда-то деваться!). И черных сущностей больше, чем обычно. И кто-то вынужден жить в черной зоне, которая не настолько уж мала по размеру - кольцо шириной от ста до трехсот метров, на расстоянии полукилометра, двух километров от церкви.
Церковь оправдывает свое предназначение в небольшом селе. Там все дома охватывает своим влиянием. А в городе... да еще в большом городе, да если еще одна единственная, не всех его жителей защищает от воздействия негативной энергетики Тонкого мира, а некоторых даже подставляет под более сильное её воздействие.
Сказки не на пустом месте появились: люди видящие приметили и миру сказали о чудесах сказали. Во всех сказках нежить селится в основном вокруг села или деревеньки, (кроме тех, кому люди разрешили жить рядом, даже в городе). Так было даже в те времена, когда на Руси церквей в помине не было. Но, так прежде пребывало. Сегодня мы разучились защищать себя и дома наши от влияния негативной энергетики Тонкого мира. Сегодня нежить и черные сущности селятся там, где уютней себя чувствуют. А лучше всего им возле человека: мы их придумали, нам и кормить.
Христианство вытравило из памяти народной давние обычаи и традиции, взамен дало другие средства защиты: веру, молитвы, иконы, святую воду, религиозные обряды и праздники, но многие сегодня отвергают их, ничего не предложив взамен. А могли бы - хотя бы веру в человека возвысить, веру в грандиозное предначертание человечества.
Кватроны и антикватроны способны вытеснять друг дружку из какого-то пространства, образовывать сообщества. Я, как колдун, могу создать в комнате, в разных ее углах, два совершенно одинаковых с виду фантом-букета роз, но один преимущественно из кватронов, а другой в основном из антикватронов. Человек, не имеющий отношения к магии, их не увидит. Но в одном углу ощутит безотчетный страх, беспокойство, а в другом - радость... Ощутить, почувствовать Тонкий мир способен любой человек. В этом тоже нет ничего удивительного: и сознание, и подсознание человека - сущности Тонкого мира, а подсознание еще и живет в нем.
С помощью энергетического шарика я могу вытащить из памяти подсознания больного энергоинформационную матрицу здорового органа и перенести ее на его же больной орган. И этим вылечить.
Это не сказка!
Подсознание человека не всегда решает в пользу здоровья человека, но в нем, за слоем матрицы с болезнью, всегда есть матрица здорового органа. Колдун легко ее вскроет, как бы скопирует, наложит на больной орган. Это уменье есть у каждого, но проявляет оно себя - особенно в наше время! - на уровне интуиции: каждый прикладывает ладонь к тому месту, где болит, не каждый лишь дает команду излечить себя.
Я могу послать энергетический шарик с какой-то миссией. К примеру, ознакомлю его с больным органом пациента, и отправлю на консультацию к Высшему разуму.
И это мне под силу!
Он вернется секунды через три - а куда он денется, если я так повелел! - но вернется, возможно, с лучшим фантом-лекарством, с лучшей матрицей здорового органа - излечит!
Шарик выполнит любое мое задание. И Высший разум выполнит... - нет, не любое моё задание. Только то, которое подтвержу кодом доступа к его программам. А код доступа к большинству не самых сложных программ Высшего разума прост.
Невероятно прост!
Достаточно осознать, что я - человек!
Я - ЧЕЛОВЕК!

И проникнуться этим!!!

Без человека Тонкий мир на Земле был бы неразумен. Человек дает ему главное - возможность проявлять и творить себя.
Это человек заселил Тонкий мир разумными программами!!!
Тонкий мир вмешивается в жизнь человека, в работу его сознания до тех пор, пока человек позволяет ему это делать. Для того, чтобы Тонкий мир подчинялся, всего лишь нужно сделать один малюсенький шажочек к всевластию: осознать и поверить, что каждый вправе повелевать Тонким миром.
КАЖДЫЙ!!!Вот она, формула всевластия:
Я - ЧЕЛОВЕК! Я ВПРАВЕ ПОВЕЛЕВАТЬ ТОНКИМ МИРОМ!
Вот только, между словами «вправе повелевать” и “повелевать” - огромная дистанция. Тонкий мир не подпустит к всевластию человека со слабым сознанием. Но тот уровень колдовства, который описываю в книге, доступен едва ли не каждому. А кто-то, уже сейчас - сам! - может распахнуть следующую дверь в этот волшебный мир. Это не так трудно, как кажется.
В мире магов, если я срываю цветок в их саду и нюхаю его, он не менее реален для меня, чем на Земле. Он есть, он ощутим, имеет запах и цвет, и что с того, что создан он из кватронов и антикватронов, которые преобразовал Высший разум в фантом-атомы и фантом-молекулы, выстроил из них, (реальных и материальных), земное его подобие? Ведь и земной цветок не более, чем набор атомов. А мы его ощущаем. Мы видим его, как цветок.
И что с того, что своими действиями я всего лишь воздействую там на какие-то программы Высшего разума, который создал в себе тот мир. Это я вношу в них свои коррективы, - я! - а в результате могу жить там вполне реальной жизнью.
Да еще какой жизнью!
Только там я чувствую себя могущественным волшебником, которому может подчиниться весь мир.
Где еще я могу летать, создать божью коровку, с наслаждением раскусить виноградинку, которой секунду назад не было?
Где еще, гуляя по саду и устав, я могу наколдовать себе кресло-качалку и вазу с фруктами, словно только что сорванными, необычайно ароматными и вкусными?
Где еще я могу увидеть женщину из умерших, которой не нужна стиральная машина и плита?!
Умершие в мире магов с грустью вспоминают жизнь на Земле. С не меньшей грустью они вспоминали загробный мир, если бы смогли сохранить память о нем при возвращении души на Землю, в тело новорожденного.

Как мало мы знаем!
Когда душа человека попадает в загробный мир, его сознание переносит это более-менее легко - чаще звенящей радостью переполняется! Едва боль от перевоплощения проходит, осознаёт, что смерти нет, а есть ещё одна, новая жизнь.
Жизнь!
Для подсознания переход в иной мир изначально является трагедией. Оно лишается самого любимого, что у него было - тела. Оно помнит его - всё, до последней клеточки. Едва осознав себя на том свете, воссоздает тело из элементов Тонкого мира. Точно таким, каким было оно за мгновение до смерти, со всеми болезнями и немощами. (Процесс проявления души в загробном мире я уже описал - стоит ли описывать это весьма неприятное зрелище повторно?).
Болезни у умерших вскоре исчезают, забываются. И уже, лет так через десять, им предоставляется возможность экспериментировать с телом: сделать себя моложе и красивей, стройнее и изящней, подрасти или превратиться в коротышку.
Разговаривал как-то с местным. С виду мальчишка. Поразился не по годам зрелым его размышлениям. Оказалось, что он старше меня раз в пять. Он же показал мне “фокус”. (Через день это произошло, как попал я в мир магов). Не нагибаясь, лишь вытянув неимоверно руку, поднял с земли упавший с дерева персик.
Подобные аномалии в обычной загробной жизни в мире магов не особо приветствуются. Человек и там должен оставаться человеком, считают умершие. Но в некоторых спортивных играх, а так же в магических состязаниях, и, уж тем более, при некоторых экстремальных развлечениях, (хотя бы при прохождении той пустыни, которую преодолел я безнаказанно, но которая жутью отозвалась сопровождающим меня уголовникам), использовать разрешается любые необычные способности.
Загробная жизнь могла бы быть вечной, если бы не болезнь - тоска. Постепенно до подсознания каждой души доходит, что тело, с его миллиардами клеток, лишнее в том мироздании. Все чаще вспоминает подсознание прошлую свою жизнь на Земле. Стремится вырваться из страшного для него загробного, мира. А Высший разум, не соиспросив на то согласия умершего, выполняет требование подсознания перенести его обратно на Землю. Тело умершего схлопывается, искоркой уносится в поднебесье.
Перспектива возвращения на Землю, в тело новорожденного ребенка, особой радости ни у кого из умерших не вызывает. Человек ощущает себя человеком пока живо его сознание. А именно его стирает Высший разум при переносе души в новорожденного.
Это не возрождение - смерть!
Это последняя смерть. Во время приступов тоски умершие из мира магов нередко начинают ненавидеть своих “благодетелей”, осыпают проклятиями древних магов, которые... А ведь об этом стоит рассказать!
После Великой Войны магов, оставшиеся в живых Владетели, вместе с создателем Рунного посоха Паиримом, как Вы уже знаете, переселились в загробный мир. Вскоре, начали создавать в нём замок, один на всех. Понадобился он не для магических ритуалов и не для того, чтобы была “крыша над головой”.
Загробный мир был заселён. Густо заселён. Высший разум, ещё задолго до Великой Войны магов, начал отправлять в него души умерших людей. Словно тени, они преследовать начали появившихся в их мире Владетелей. Молили о помощи, просили еду и одежду, охоту и развлечения. Взывая к милосердию, требовали убить их, чтобы прекратить пытку бесцельной и жуткой вечностью.
В те времена у Высшего разума был всего один загробный мир, который постоянно пополнялся - рос, как на дрожжах. Едва Владетели отстроили замок и научились защищать его, в загробном мире умерших душ столько стало... - шагу не ступить. Плечо к плечу стояли.
А ещё через несколько столетий умерших стало в загробном мире столько, что друг на дружку карабкались, чтобы не быть снизу. Стоит ли перечислять мучения людских душ, их мольбы о помощи. Достаточно сказать, что живая, копошащаяся масса из тел вскоре достигла высоты в четверть замка. Отовсюду доносились стоны и плач. И даже замок начал оплывать снаружи, словно стеариновая свеча в жаркой бане.
Этот громадный мир Высший разум не в силах стал содержать, он готов был лопнуть, как вызревший гнойник. Высшему разуму стало не хватать “строительных материалов”: мертвых стало больше, чем живых на Земле. Перед магами предстала нелегкая задача - спасать себя. Они блестяще с ней справились, решив отправлять души людей обратно на Землю. А точнее... ха, попросту изгнали большую их часть из мира, который цинично стали считать своим.
Трудно представить, сколько душ погибло, не обретя пристанища. А затем, то ли Высший разум подсуетился, то ли души умерших людей самостоятельно начали вселяться в младенцев. На Земле начались очередные чудеса. Новорожденные, едва научившись говорить, вспоминали прежнюю свою жизнь на Земле, а так же загробную. И вспоминали недобрым словом магов, которые устроили им Ад.
Айрд, на языке древних означает - бешеный, злобный зверь. Ади - Гнилая Смерть, то есть смерть от гангрены. Аод - страшный сон, злобное привидение, тень в Ночи. Сегодняшнее слово "Ад" могло образоваться от любого из этих слов. Но это лишь мои наивные предположения. Как ни странно, никто из хранителей не увлёкся этим расследованием, а маги не дают толкования этого слова. Ясно одно, люди не сами выдумали Ад, он память о тех прошлых мучениях умерших.
Чтобы сохранить тайну о себе, древние маги приказали Высшему разуму стирать память у тех, кто возрождается на Земле. Но провели свой обряд настолько необдуманно и торопливо, что до сих пор не найден к нему КЛЮЧ.
Посмеёмся долго и желчно!
Скорей всего, он был сознательно уничтожен кем-то из древних магов.

Тонкий мир не раз еще удивит человека, даже на Земле. Предоставит ему такие возможности, о чем он пока даже мечтать не смеет. 
Достаточно силой сознания заставить Тонкий мир уплотнить поверхностный слой воды квардтами, которых полно вокруг, можно пройти по ней, аки посуху. Маги давно уже, при плюсовой температуре, умеют вводить воду в четвертое состояние - желеобразное. А еще более уплотнив её квардтами - в твердое. 
В тёплый лед!
В сверхпрочный лёд, который не расплавится даже в кипящей воде, но потечёт, превратится в обыкновенную воду от пламени свечи.
Именно из воды, а то и из паров воды, по матрицам, которые хранятся в памяти Высшего разума, маги создают себе тела, когда время от времени “материализуются” на Земле. Причем, неотличимые от людских тел ни снаружи, ни внутри, если не проводить спектральный анализ. И не только тела - одежду, обувь и даже муляжи современных транспортных средств, а то и сопровождающих их людей и животных.
Маг и на Земле может задействовать несколько своих копий, (и не только своих). Каждая будет функционировать, как живая. В людях-донорах, (обязательно в нескольких), они хранят лишь частички своей души, свои дубль-сознания. Чтобы смочь вернуться на Землю. Чтобы смочь преодолеть барьер между двумя такими не похожими мирами.
Иногда мечтаю я: расщедрятся маги, поделятся с человечеством хотя бы технологией превращения воды в твердое состояние при плюсовой температуре. Это же такие возможности... Те же дома, да хоть в тысячу этажей, можно возводить как бы из ничего, с помощью всего лишь воображения, как возводили некогда свои замки на Земле древние маги.
Есть ещё одно состояние воды - сверхтвёрдое. Вода в этом состоянии более неустойчивая: при плюсовой температуре часов через пять-шесть становится просто твёрдой. Но и она обладает поразительными свойствами. При соприкосновении с любыми твёрдыми телами она меняет их свойства, порой на глубину до пяти миллиметров. Сверлом из неё можно сверлить гранит, словно пластилин. Тончайшей фрезой резать многотонные каменные блоки. Деревянной, влажной палочкой, заострённой, как скребок, с лёгкостью наносить узоры даже на металле.
Эта вода обладает антигравитационными свойствами. На платформе сантиметровой толщины, состоящей из воды твёрдой при плюсовой температуре, понизу покрытой миллиметровым слоем воды сверхтвёрдой, четыре человека легко смогли бы в безветренную погоду перенести собор Василия Блаженного на другой конец Красной площади.
Увы, Деминатор... - то есть, Воитель! - трижды прав. Прежде всего это было бы сегодня оружием. Военные тут же возмечтали бы обратить всех нас, потенциальных противников, в бездушные статуи. Да еще, при этом, хвалились бы: называли это сверхоружие гуманным. Ибо обратный процесс - оживления! - возможен на 97,8 процентов.

Как мало мы знаем!

2.
Вечером дверной звонок тренькнул.
- Кто? - обычный вопрос.
- Конь в пальто!!! - ошарашил знакомый голос. - Хорош в прятки играть, Открывай!
Конечно же, Паша знал мой адрес, но я думать не думал, что он когда-нибудь заявится. Общения нам мне в мире магов хватало - с лихвой!
Наверное, ни к чему описывать наши объятия, мои глупые вопросы и восклицания, типа:
- Как ты нашел меня?!.. Мог бы предупредить!
В коридор вышли жена и сын, следом - Иринка и её неугомонное любопытство.
- Хватит ногами скать, знакомь с домочадцами! - прогудел Паша и, вгоняя в смущение мою жену, без всякого стеснения стянул через голову рубаху, обнажив тело, сплошь покрытое кучерявыми рыжими волосами. - Ну и жара у вас! – глубоко вздохнул он. - Не квартира - жерло вулкана! Теперь понятно, отчего ты задохлик такой! Где его здоровья набраться, в бетоне-то?!
Я рассвирепел от его бестактности, но вовремя вспомнил, что там, в мире магов, я сам, годами, одобрял именно этот стиль общения. Это был еще один элемент... - нет, не только игры.
Невольно, (с первого дня, как Паша объявился у магов), я начал ему подражать. Он заражал меня своим жизнелюбием. Каждое слово его, каждый поступок, казались мне не менее необычными, чем весь мир магов. Но, все те ужимки друга, прихваты, острые словечки начисто забывались на Земле.
Вряд ли Паша играл в ту же игру. Он и в мире магов был таким же, каким знали его в своей деревне. И я подумал, что если он узнает о моем двуличии, вполне может решить, что я предавал его все эти годы. И мне стало как-то не по себе... Нет, не стыдно. Всего лишь, как-то не по себе.
Мне предстояло привыкать к другу на Земле, где на все происходящее я смотрю чуть другими глазами. И, коль встретились на Земле, я просто обязан снять ту маску.
Вот только - не смешно ли?! - мне абсолютно серьезно казалось, что и в мире магов, и на Земле, я одинаково искренен... Прям, раздвоение личности!
Подавив всплеск быстромышления, я улыбнулся приветливо.
- Рад видеть тебя! - крепко пожал руку Паши. Сказал, оборачиваясь и улыбаясь чуть растерянно: - Знакомьтесь, это мой лучший друг.
- Паша, - чуть склонил он голову. - Для юного поколения - Павел Сергеевич.
- Это жена моя, Нина. А это...
- Поди сам догадаюсь! - расхохотался друг. - Этого мужественного молодого человека зовут Игорем, а юную принцессу - Ирина.
- Павел Сергеевич, а почему Вы раньше у нас не бывали?! - спросила жена.
- Потому, Нина Алексеевна, что я в деревне живу, неподалёку от Новосибирска. С Вашим мужем у нас контакт... можно сказать, хм, виртуальный. Кстати, Володя для меня тоже лучший друг. Самый лучший друг!
- Рада видеть Вас! - приветливо улыбнулась жена. Когда Паша ушёл в ванну, она нахмурилась: - Володя, кто это?!
- Мой друг, сказал же!
- До сегодняшнего дня твоими лучшими друзьями были мой старший брат, сосед Андрей и твои друзья с детства Фёдор и Николай. Почему о Павле я ничего не знаю?
- Это... виртуальный друг!
- Вы через Интернет переписывались?!
- Оба в месте одном бываем, - выдал я. - Сдружились, вот.
- В каком месте?!
- Нин, то по работе контакт, - соврал я.
- С человеком из деревни, которая находится неподалёку от Новосибирска?! - в глазах жены волнами плескалось неверие.
- Он причастен к нашему ведомству, - нашелся я. - Извини, большего сказать не могу!
Пришлось применить небольшое колдовство. Все вопросы тотчас канули в никуда. А я почувствовал себя... ой, позвольте словцо изъять из лексикона Паши, наиболее полно состояние души моей отражающее - мерзопакостно!
Трёхкомнатная квартира показалась Паше никчемно малой.
- У меня простор, лишнего ничего нет, а у вас куча ненужных вещей! - заявил он, когда прошелся по комнатам. Нина ещё больше поджала губы, когда на кухне он покачал головой и ляпнул: - У меня стол больше, чем у Вас линолеума на полу! - Зато от следующих слов друга жёнушка моя расцвела: - А Вы, Нина Алексеевна, справная хозяйка! Такой уют не каждая женщина может создать! Лепота!!!
Кухня заметно уменьшилась, когда Паша вошел в неё.
Мало того, что ростом он под два метра. Мало того, что он, как истинный русский богатырь, был широк в плечах. Он был обладателем увесистого, могучего живота, которому позавидовала бы беременная женщина на последнем месяце беременности, вынашивающая тройню.
Как ни странно, друг гордился этой своей “трудовой мозолью”, её способностью вместить в себя полведра пельменей. (Привирал, ясное дело!)
- А выдайся счастливый случай, - как-то горделиво говорил он, - в этом сейфике уютно устроится ведро пива или браги, да еще место останется для стаканчика на посошок. (Не привирал - врал!)
Тем не менее, это был не мамон любителя поесть всласть, не брюхо подсевшего на пивко интеллигента, свисающее, словно полупустой бурдюк, а живот набравшего излишний вес трудяги, которому не в диковинку ворочать неподъемные тяжести. В мгновение ока он мог взбугриться мускулами, закаменеть. И Паша, со своим мощным телосложением, начинал походить на чудака-культуриста, который в ущерб остальному телу, больше времени уделял накачиванию мускулов средней его части.
- Удав - отпусти кролика!..
- Образ крокодила, который солнце проглотил, не с тебя ли списан случаем?!..
- Ты всё ещё не переварил баскетбольный мяч?!..
Ох, как только я над ним не измывался, а друг лишь добродушно посмеивался в ответ. Он мог взъерепениться из-за пустяка, к внешности своей оставался равнодушным. А мне было обидно - такой видный мужик, и бобылём живёт. Мне хотелось вмешаться в его жизнь, мечталось оженить - уши прожужжал ему о счастье семейном, о радости отцовства... Хм, что-то не в ту сторону меня потянуло - не в тему разговор повёл!
Данька, наше чудо хвостатое, так виляла хвостом, словно целью задалась отломать его. Ходила за Пашей по пятам. А когда он присел над сумкой, нагло лизнула его в губы.
- Кыш, пух! - расхохотался друг. - Тебя только не хватало, для полного счастья!
Паша вытащил из своей объемной сумки окорок килограмм на восемь и деревянный бочонок, объемом не меньше ведра.
- Вот, медовуха! - прорычал он. - Такой эликсир умеют выстаивать только у нас, в Сибири!
Ребром ладони ударив по краю бочонка, он выбил крышку, густо обмазанную по краям то ли пластилином, то ли оконной замазкой, подхватил её за край, вытащил и отбросил в раковину. Выплеснул при этом, на стол, с полстакана мутной жидкости.
Кухня утонула в запахе браги, Игорь презрительно фыркнул и ретировался. Жена, сославшись на дела, дипломатично ушла в зал. Лишь Иринка осталась. Более того, нагло забралась другу на колени и даже чмокнула его в потную лысину. Ей-ей не вру, я приревновал. Не помню, когда в последний раз меня целовала моя недотрога, а тут... В общем, попросил ее выйти, дать взрослым поговорить.
- Может окно открыть? - участливо спросил я, видя, как Паша отдувается.
- Нет-нет, нормально у тебя - отозвался друг. - Это я к тебе торопился, чуть не бегом бежал с остановки, да ещё с баклажкой этой, да с костярой, веса отнюдь не пушинистого - вот, спарился!
Вскоре Паша сходил за рубашкой, одел ее... Ха, что бы он сказал, если бы в жару тридцатиградусную, когда кондиционеров в зале и в кабинете ещё не было, у меня в гостях побывал?!
Чуть не расхохотался.
Так же, как сейчас, выпендривался бы. Притворялся, что ему жарко до невозможности. И я бы притворялся. Потому, как привык под обычного человека подделываться, не выставлять напоказ свои возможности... И нет необходимости извиняться перед другом. Он давным-давно уже знает, какой я на Земле и каким могу быть на Земле.
А ведь не поверил Колобку, когда говорил он, лет так семь назад, что притворство будет нашей второй натурой и, вскоре, мы перестанем замечать его в обыденной жизни.
Дети и жена нас не беспокоили, (не без нашего колдовского участия). Мы пили медовуху: сладкую и пригорьклую, (в которой от меда разве что название было), противно пахнущую какой-то травой, с неуловимо знакомым запахом. Что-то вроде мелиссы, которую терпеть ненавижу. Но градусы в бражке были. После полуночи Паша ревел, как бык на корриде... Ха, подростки, бренчащие на гитаре во дворе, наверняка решили, что я завел вместо собаки динозаврика.
Друг снова и снова порывался спеть любимую песню “Эх, дубинушка, ухнем!..”. Я робко его осаживал - увы, весь дом не околдуешь!
- Паш, не в деревне же своей. Потише, пожалуйста!
Он поостывал, но не надолго. Уже через минут пять, сверкнув глазами, опять порывался запеть что-нибудь не менее разудалое. Я снова просил его умерить пыл.
- Что ты завелся? – вспылил он. - Трындычишь одно и тоже. Не помрут твои соседи. Как я понял, не каждый день у тебя пьянка.
- Иринка ворочается, не спит, - привел я последний аргумент.
- У меня все спят! - самоуверенно заявил друг, прислушался, и... брови его поползли вверх.
Брови его ползли и ползли вверх, чуть лысины не коснулись. Это было так необычно, словно были мы в мире магов.
- Паш, что случилось?!
А он голову обхватил руками.
- Надо же, ну и дела-а-а! Уж у тебя то, думал, можно расслабиться. Я же... - ой лопух, ну и лопу-у-ух, почти всю защиту снял!
- Паш, выкладывай, что случилось?!
А он повеселел вдруг.
- А, - взмахнул рукой, - чему быть - не миновать! У дочки твоей талант! Думал, показалось, ан нет, когда ласкала-целовала меня, психограмму сняла. Ё-моё, Вовка, маги ей наиточнейше заинтересуются! Колдунья она. Причём, сильная.
- Ты меня не пугай. Нам, на семью, одного колдуна с лихвой хватит.
- А я бы учил ее, на твоем месте. В жизни весьма пригодится. А усыплять... - нет, не буду - Ломать нельзя её сейчас! Умается, сама уснет - дело молодое. Помню, по молодости, по девкам набегаюсь, до утра куролесил порой, а потом в кузне, на скамейке деревянной, на фуфаечке подстеленной отсыпа-а-аюсь. Пол ходуном ходит от молота пятитонного - а мне хоть бы хны!..
Утихомирился Паша, сам себе язык прикусывал. Все “прислушивался”, пока Ирина не уснула, но даже после этого не вел себя столь разнузданно. Все удивлялся, что его умению нашлось противодействие. Нет-нет да говорил, что я обучать дочурку колдовству должен. И даже - обязан! Но это, так полагаю, были наши пьяные разговоры.
И в самом деле, какая из Иринки колдунья!

Мы пили медовуху.
С каждым выпитым стаканом она становилась всё менее противной и пригорьклой.
Мы не могли наговориться.
Даня смотрела на друга влюблёнными глазами. Повизгивала иногда. А когда дождаться не могла угощения, настойчиво стучала хвостом по полу.
- Радость ты моя, безмозглая! - восклицал Паша, отправляя под стол очередной кусок кожи, либо жил, от нескончаемого окорока. - Похоже, в доме этом тебя не кормят!
- Паш, у неё живот скоро больше станет, чем у тебя! - хохотал я.
Вскоре кошка Нора по-хозяйски разлеглась на коленях друга. Угощение принимала со снисходительностью королевы. Когда Паша протянул ей кусочек сала, отвернулась презрительно. Кусочек тот друг отправил себе в рот.
- Паш! - вскричал я. - Она же его обнюхала!
- И что? - невозмутимо отозвался он. - Нора такая же тварь, как мы! Ха, ха-ха, божья тварь!
Я решил не заострять на этом внимание. Перевёл разговор на другое. О мире магов заговорил.
- Да пошёл он, мир этот грёбаный, в тьму-таракань, вместе с магами! - вызверился Паша. - Вов, что нам, говорить больше не о чём?! Давай-ка, выпьем лучше. И ещё лучше выпьем! И споём... - ну-ну, что я непонятливый что ли, вполголоса споём!
- Споём, - согласился я...

- Надо же, кончилось, - удивился Паша, выливая последние капли из бочонка.
Было 34 минуты третьего.
- Спать не захотел? - осведомился я.
- Я что, по-твоему, спать к тебе приехал?! - расхохотался друг. Посмотрел на меня хитро. Глубокомысленно поскрёб пятернёй затылок. - Эх, надо было пару бочонков захватить!
Я сбегал за водкой в местный киоск, который работал круглосуточно. С запасом взял, литр... Надо же - не палёнку!
Мы решили проигнорировать мир магов, не ложиться спать, но, как оказалось, там о нас не забыли. Когда Паша заподозрил Иринку в немыслимом, (в том, что она сняла с него психограмму), он оплёл мощнейшей магической защитой всю кухню. Словно в кокон её поместил. Только маг мог создать в ней, (так называемое), “окно”.
Маг и появился, невидимкой. Выдал его взгляд - тяжелый, давящий. Мы оба почувствовали чужое присутствие. Я закрутил головой по сторонам, а Паша вида не показал, что заметил вторжение.
- Прости меня, прости! - слезно пробормотал он. - Я трус и подлец!
- П-паш, п-проехали. Ты у м-меня прощения п-просишь в десятый раз, - подыграл я, заикаясь от страха. - У меня же д-друга в мире магов, кроме тебя нет. И н-не будет. А то не-недоразумение - ми-минутная твоя слабость. Н-не заостряй внимание.
- Но если бы я согласился помочь тебе, - рыдал он, чуть ли не по настоящему, - разве такую книгу ты бы написал?! Это был бы - шедевр!
М-да! Скромности ему не занимать, мог бы поумерить пыл в присутствии наблюдателя!!!
- П-паш, да к-кому она ну-нужна эта ду-дурацкая книга, - с трудом выговорил я, зачем-то притворяясь еще более пьяным. - П-плевать на нее. Да-давай нальем, да споем т-твою лю-любимую...
И тут мы расхохотались.
Даже я забыл, что рядом спят мои родные. Хоть и беспробудно, но подсознание не обманешь, на шум и колдовство ответит своеобразно. Несколько угнетенно они будут чувствовать себя утром.
Мы хохотали так, что занавески на окнах ходуном заходили, а у друга выступили слезы, на сей раз настоящие.
- Как мы его, а?! - не мог Паша успокоится. - Быстро слинял. Небось, блюёт сейчас, бедняга, в замке своем! От винных паров таких любой маг с копыт свалится!
- Воспитательной беседы не избежать.
- Да пошел он...
- И все же, кто это был?
- Какая разница.
- Это был маг.
- И черт с ним. Наливай.
- Паш, а ведь я забыл тебе сказать, за мной снова наблюдение установили.
- Кому ты на фиг нужен?!
- Я серьезно говорю! Утром в квартиру надо мной приехал гость, двоюродный дедушка хозяйки из Владивостока. Знать не знала, ведать не ведала, объявился нежданно негаданно. Грудь в орденах и медалях, усы, как у Буденного. Подарков навез, две ходки к такси всей семьёй делали. Артист! Только, я его сразу признал, хоть и в гриме он был. Из наших он. Из хранителей. А ты говорил...
- Балда! Он нас прикрывает! Я ему полкуска зелени отвалил за это! Знал бы, что тебя никто не пасет, на фиг бы он мне сдался! Я еще разберусь с ним! Профессионал, мать его, маг объявился - даже не вякнул! А обязан был хотя бы знак подать!..

Не помню, сколько времени на часах было, когда свалился я замертво. Помню лишь, как завис над кухонным диванчиком, маленьким и узким, где я умудрился свернуться калачиком, неугомонный Паша.
- Слышь, не вздумай в замке появляться в таком виде, блокировку создай, - прохрипел он. Я промямлил что-то, но он не отстал, затормошил за плечо: - Где у тебя рукопись? Дай гляну, пока дрыхнешь.
- Там, в зале, - промычал я, неопределенно махнув рукой. - Под стенкой, в нише.
Скорей всего высветил перед его внутренним взором схему тайника и то, как вскрывать его. Иначе, (даже такой сильный колдун, как он), не преодолел бы мою магическую защиту. Даже маги не вскрыли бы этот “сейф”, хотя именно они учили создавать его: переносить содержимое в инореальность. Впрочем, и Пашу учили... Не помню. Хоть убей, не помню, что говорил ему. Последняя мысль была... ха, вспомнил слова Паши, которые он раз сто, не меньше, мне говаривал:
- Чтобы женщина была счастливой, сам знаешь, что нужно сделать, а мужику, настоящему мужику, хотя бы раз в месяц, обязательно напиться нужно до поросячьего визга.
Дикая, абсурдная теория! Насчет женщин - не спорю, иногда сам черт не разберет, что им нужно... Нет, это не тогда я так подумал - сейчас, когда пишу, ужасаюсь. А тогда рассуждал тупо: напиться, да еще до поросячьего визга... наверное, каждый оправдывает свои слабости, как умеет.
С тем и уснул.

Пробудила меня боль. Вот злодей, пихнул меня своим кулачищем, словно бревном ударил в плечо. Чай не в мире магов, боль-то реальная!
- Ты ни слова не сказал о карцере Рая и концлагере Ада! - возмущенно провопил надомной Паша.
- Подожди, дай опомниться, - провел я шершавым языком по зубам, как напильником.
- Сколько ждать?! Я уже четыре недели жду! Ты обманул меня! - вопил Паша так, что вот-вот, еще чуть-чуть, лопнут перепойные барабанки. Ох, извиняюсь, барабанные перепойки. Тьфу ты - перепонки барабанные!
Слова били по голове - не больше не меньше, как кувалдой.
- Паш, не посоветовавшись с тобой, я не стал писать эту главу, - нашел я, что сказать.

Я еще раз сбегал в магазин, (ой, может не раз!). Мы пили водку, тёплую и противную, и говорили, на сей раз, о Боге. Из того разговора я не помню ни слова. Помню лишь, как стучал кулаком по столу, доказывая что-то. Помню лишь, что говорили о Боге.
Чуть позже, (может через час, а то и через два), краем сознания уловил, что Паша говорит о моей книге. Заставил себя вслушаться.
- Я тебя разбомблю, подвергну крик-тике, - услышал я его приглушенный голос. - Что ты, как сопли в носу ковыряешь. Слова, как семечки в мешке, одинак-ковые. Ты же умеешь мыслить глобально. Завороти предложение, чтобы чит... чит... ну, этот... атель ничего не уразумел. Колдовство штука тонкая. Таинст-ст-ственная...
Я понял, что он пьян: мелет чушь, что на ум пришло. Последним усилием воли создал простейшее дубль-сознание, приказал ему следить за телом, (сидеть за столом, меньше пить эту чертову водку и поддерживать разговор с Пашей), а сам, уютно свернувшись в клубочек в самом себе, сладко уснул.

Утро лишь подмигнуло.
Помню, жена появилась. Заспанная. С помятым лицом. В халате любимом, шелковом - с китайскими драконами на синем фоне. Миг не прошел, предстала накрашенной, напомаженной, в костюме деловом и строгом. Секунда не канула в вечность, слышу голосок ее ехидный:
- Милый, я ухожу.
А сил встать, для традиционного поцелуя, нет. И сил нет понять, кому это выкает в коридоре Паша и на кого это пытается одеть шубу.
- ...вот, специально из шкафа достал, чтобы, значится, заботу проявить, - вслушался я в его бормотание.
- Август на дворе, какая может быть шуба?! - подавила нервный смех жена.
- А вдруг я захочу, чтобы снег пошел? - пробормотал Паша.
- Вот что, волшебник! Будь добр, проход освободи, - холодно заявила жена, - я на работу опаздываю!
- Да-да, конечно, - пробормотал Паша.
Хлопнула входная дверь.
- Па-а-аш, - промычал я. - Не создавай мне проблемы!
- Проблемы?! - прорычал он, входя на кухню. - Нет таких проблем, которые нельзя было бы разрешить!

Жена пришла с работы часа в три. Ясное дело - отпросилась. Появление Паши её насторожило. А пьянка наша - шокировала, не иначе.
Мы её встретили, как два идиота, улыбками до ушей. Задницы оторвать от кухонного диванчика - проблема.
Глядя с удивлением на огромную кость на столе, которая лишь вчерашним вечером была великолепным окороком, жена сказала с укоризной:
- Что же Вы за пустым столом сидите? Давайте приготовлю что-нибудь.
- Нина Алексеевна, не надо, нет-нет, не беспокойтесь, - засуетился Паша. - Мы помидорчиков нарежем. Вот, лук есть. Рассолу - море.
- Шас, Нинульчик, я яиц нажарю, - встрял я.
- Шас ты возьмешь ноги в руки и выгуляешь себя на улице минут двадцать, - натянуто рассмеялась жена. - А Паша тебе поможет не упасть... Действительно, погуляйте немного, для аппетита.
Вернулись мы с двумя бутылками. Поллитровки тонули в широких ладонях друга, казались не более чекушек.
- Куда столько?! - всплеснула руками жена, разглядывая груз наш с ужасом. - В холодильнике литр, не меньше, охладить поставила. У вас же бутылка початая на столе была, на подоконнике полбутылки, недопитая под столом!
У меня тревожно сжалось сердце, как бы Паша не вякнул в ответ что-либо несуразное - с него станется! Я же помалкивал, виновато поглядывал. И то, полугодовую норму спиртного потребил.
В семье не одобрялось подобное пьянство. Я же и не одобрял. Ну, винца там, хорошего, бутылочку на четверых, по праздникам так и водочки неплохо пару-тройку рюмочек, но чтобы так вот... - нет, не бывало. Разочка единого не было.
Игорёк на меня полгода косо будет смотреть - факт. Он выпивох на дух не переносит. Считает, что пить можно только натуральное, хорошее вино. И не вёдрами, а по чуть-чуть, наслаждаясь вкусом и ароматом. Букетом, то есть. И не с горя пить, а радуясь чему-то хорошему. А водка и пиво, полагает он, правительству нужны - для оболванивания населения. Чтобы обыватели о том, о чём думать им не положено, не размышляли. А уж брагу пить...
М-да!
Мой сверхздравомыслящий сын искренне полагает, что правительство специально спаивает людей. Дегенератами проще управлять, утверждает он. Потому и водка такая дешевая. А то, что работать разучились, то, что Русь разворовали, по винтикам растащили - им, сегодняшним чиновникам, как говорит он, до фонаря. Главное - где бы, и что бы еще урвать, украсть, прихватизировать.
Признаю эту его правоту, отчасти... Вряд ли отчасти!!! Если бы не были высокопоставленные чиновники и в дальнейшем разворовывании России заинтересованы, то тех ворюг, что сделали себе состояния ни на чём, олигархов сегодняшних, давно бы к ногтю прижали.
И в другом Игорь прав! Землица не нефть - за границу не скачаешь. Попробуй-ка прихватизируй, на ней ведь работать надо. Хиреют сёла и деревеньки. Бежит из них молодёжь, безоглядно. Оставшиеся в деревне мужики, которым бежать некуда, от безысходности день пьют - два похмеляются, а чаще наоборот.
Впрочем, такая категоричность сына, и его друзей, мне нравится. Пусть перегибают палку, пусть из-за озлобленности многого доброго не видят, но это... - да, маленькая надежда, что в стране нашей не всё ещё потеряно.
Он и Пашу в алкаши записал, не иначе. Не докажешь ведь, что в деревне своей друг позволяет себе “расслабиться” раз в две недели, не чаще. Правда, от души. Чтоб развернулась она и долго-долго обратно сворачивалась, как изрек он некогда, в шутку.
В мгновение ока прокрутился в памяти давний, двухгодичной давности, разговор с сыном.
- Пап, я скоро уеду, - заявил он. Добавил: - Возможно, уеду.
- Куда?
- В Америку. Насовсем. Ты не думай, я не бросаю вас. Как только устроюсь, тебя, маму и Иришку приглашу жить к себе.
- Чем тебе Россия не по нраву?
- Мне стыдно её называть Родиной.
- Ты хочешь, чтобы твоей Родиной были США?
- Да! - ответил он с вызовом. - Моей и моих будущих детей.
- Тебе не кажется, что ты путаешь два разных понятия?
- Какие?!
- Родины и государства.
- Разницы не вижу!
- Государство злей может быть злой-презлой мачехи. Государство - это всего лишь люди, которые в определённый исторический момент управляют страной. Как обычные люди, они подвержены страстям. Им свойственно ошибаться.
- Тогда, по-твоему, что такое Родина? - ехидно поинтересовался сынок.
- Для меня?..
- Вот ты и в лужу сел, - обрадовался он заминке. - Сформулировать не можешь.
- Сформулировать действительно трудно. Слишком ёмкое это понятие. Родина для меня то, чем гордиться могу. Это великие свершения моей страны. Это мои корни. Деды и прадеды. Родители. Мои друзья. Это моё детство, все его радости. Это берёзка, которую я посадил во дворе. Это любимые места, куда хочется снова и снова вернуться. Мечты и стремления. Желание сделать мир чище. Это ты, Иринка, семья. Это то, что смыслом жизни называется.
- И это всё?!
- А разве этого мало?
Каково было моё удивление, когда неделю спустя случайно подслушал разговор сына с его другом.
- Костя, я никуда не поеду.
- Почему?
- Я не могу уехать туда навсегда. Я в ответе за свою страну...
Молодо - не всегда зелено!
М-да!
Насчет пьянки нашей с Игорьком разговор бесполезно вести. С женой - тем более! Переживут! Перемелется - мука будет!
На этом всплеск быстромышления, вызванного испугом и привычкой анализировать любую информацию, представляющую опасность, кончился. С удивлением вслушался в смех жены:
- Вы случаем не к чемпионату мира по литроболу готовитесь?!
- Не-е-е!!! - хором промычали мы.
Смех её ничего хорошего не предвещал. Мне ли не знать этот жест, предшествовавший неуёмному гневу, когда отбрасывает она прядь волос со лба резким движением указательного пальца.
Жена справилась с ураганом эмоций. Протянула к бутылкам руки, улыбнулась даже.
- Уговорили, в морозильник положу, - ровным голосом произнесла. Ехидство само собой выплеснулось: - Вдруг, действительно, не хватит.
- Да, действительно, - пробормотал Паша, но водку не отдал.
- Кто ее, теплую-то, пьет, - усмехнулась Нина.
- Ты уж прости нас, родная. Не дотюнькали как-то. Но только это - больше, ни-ни! Ни грамулечки! - виновато промолвил Паша, но водку так и не отдал.
- Ладно, идите в зал, минут через пять к вам присоединюсь, - миролюбиво произнесла жена.
Я ахнул - и когда успела?! На столе скатерть праздничная, а на ней и закуски и салатики, графинчик наливочки домашнего производства и шампанское французское, (ха, наше куда лучше, особенно полусухое). А из кухни, только тут унюхал, запах обалденный. Не иначе фирменное блюдо жены - курица в фольге, в винно-чесночно-горчично-майонезно-не-знаю-еще-каком соусе, но пальчики - оближешь.

Вечером, на полусогнутых, провожал друга. Он спешил, но наотрез отказался ехать в аэропорт.
- Там ямы, - бормотал он, - эти, как их... воздушные... Ты что, садист?! В самолете разве выспишься! Спать хочу в этом, как его, в вагоне. На полке. Я ему скажу, этому, как его, паровознику, чтобы ехал шибче...
В автобусе напала на нас какая-то бабка:
- ...и не стыдно, до такого состояния!
- Молчи, женщина! - гаркнул на нее друг.
- Ах, хамьё! Да Вы...
Паша посмотрел на неё как-то по-особому, с лихой бравадой цыганских конокрадов, старушка поспешно юркнула в другой конец автобусного салона.
На железнодорожном вокзале приосанились охранники, встрепенулся милиционер, но в следующую секунду два дюжих молодца потеряли к нам интерес, а страж порядка вытянулся в струнку и чуть не отдал честь.
- Ну и правильно, - тяжело ворочая языком, пробурчал Паша, - нужна она нам, как таракану гимнастерка...

Проснулся я часов в 11 вечера. На скамейке. В зале ожидания.
- Вставай! Ты, эта, просыпайся! - теребил меня за руку человек неопрятной наружности, с лицом-промокашкой и сизым носом. - Твой друг, эта, поручил пробудить тебя. Чтобы, эта, уехать смог. Трамваи, эта, скоро ходить не будут.
Дома меня ждал очередной сюрприз.
- Где ты был?! - напала жена. - Мы уже в милицию звонить собирались!..
Это была первая волна. Заботы. Второй меня накрыло с головой.
- Объясни, пожалуйста, что здесь творилось?
- Ничего.
- Ничего?! И это, по-твоему, ничего?! Пустых бутылок - десять мужиков напоить можно! - И поинтересовалась ехидно: - Володя, я не буду говорить про наш лучший сервиз на столе, про праздничную скатерть, объясни мне одно, кого ты угощал французским шампанским, которое я купила на юбилей нашей свадьбы?!
- Пап, действительно, как-то в голове не укладывается, - пожал плечами Игорь. Вдруг ойкнул, побледнел, повернулся к матери и дико заорал: - Я вспомнил!!!
- Я же говорила, что у нас в гостях был дядя Паша, а вы не верили! - высунулась из-за двери Иринка.
- Он что, гипнотизер? Я же, я же всё... забыла! - выдавила с трудом Нина и осела, спиной скользнув по стене, как-то странно закатив глаза вверх и вправо.
- Воды! - рявкнул я, обращаясь к сыну, и бросился к жене.
Час от часа не легче! Ох и Паша... - вот подлец! На кой ляд понадобилось ему лишать мою жену и сына памяти?! Доберусь до него, взвоет!
Не меньше пяти минут мне потребовалось, чтобы полностью нейтрализовать коварное заклятие друга и не меньше получаса, чтобы вывести Нину из шока.

Как только уснул, тотчас увидел Пашу. Он с виноватым видом поджидал меня у круга прибытия. Стоит ли описывать, что я ему наговорил? Проще отделаться стандартной фразой: мы снова поссорились.
Я был настолько зол на него, что мог... ох, даже не знаю, что я с ним мог бы сделать? В том состоянии, в каком прибыл в мир магов, способен был на любое, самое жуткое и сильное колдовство. Запросто оторвал бы ему голову - ну и что с того, что другая бы выросла! Хоть одну-то имею право оторвать, и за эту, и за все прошлые его вредности!
Купил он меня искренним раскаянием:
- Володь, ну бес попутал... Ну прости ты меня, непутевого, заклинило что-то в мозгах... Ну, признаю, я поступил, как урод...
- Ладно, проехали, - смилостивился я. - Где ты сейчас?
- А что со мной сделается. В поезде еду. Дрыхну на верхней полке.

Вот такая прелюдия у меня получилась к самому ответственному и серьёзному разговору - о Боге. Я хватаюсь руками за голову, в ужасе от мнения моего любимого Читателя о том, что выболтал в порыве откровения, но скрыть... не знаю, чего больше - не могу, или не вправе.
Жизнь не лубочная картинка, в ней всегда есть то, что вызовет отвращение, а то и ненависть. А я не красна девка на выданье, мне полста лет - не переделать. И друга моего, Павла, хоть ему всего сорок два, перевоспитывать поздно.
Главное ведь не в том, чего и сколько накуролесим, а в мере подлости в душе. Границу, за которой спокойно спит совесть, мы если и переступаем, то невольно.
Да простятся грехи наши!


Говорят, Бог создал человека по образцу
и подобию своему. Слова эти означают то, что
человек по своему образу создал Бога.
Георг Лихтенберг.

ГЛАВА 4. В ДУШЕ ЗАНОЗА.

1.
Боюсь прослыть человеком, который любит сыпать соль на раны, но... позвольте ещё раз процитировать Рената Гарифзянова. (Та же книга его - стр. 104).
“...Самый тяжелый и мучительный уровень Ада - это низший, первый этаж. В него попадают самые злостные нарушители Божьих законов - самоубийцы... Никаких раскалённых сковородок, кипящих котлов в Аду нет - это всё художественный вымысел. На самом деле всё гораздо хуже. Души грешников испытывают муки, сравнимые с острой зубной болью, родовыми схватками, умноженными тысячекратно. Такие пытки длятся тысячу лет. Только после этого измученную душу посылают на Землю, ей опять дают шанс прожить новую жизнь...”.
Кошма-а-ар!!!
Да нет же, кошмар только начинается!
Цитирую дальше:
“...В отличие от нормальных людей самоубийцам в наказание дают неполноценные человеческие тела. То есть, отмучившись на Небесах, они продолжают страдать на Земле. Причем характер болезни или увечья напрямую связан с тем, какой способ самоубийства был выбран человеком в прошлой жизни. Дефекты конечностей, телесные увечья встречаются у тех детей, которые в прошлой жизни покончили с собой падением с высоты или кинулись под движущуюся колесницу или коня, машину, поезд. Тот, кто отправил себя на тот свет с помощью яда, в следующей жизни мучается острыми болями в желудке. Повешенные страдают приступами удушья, астмой...”.
Действительно - кошмар!!!
Вот так высшая справедливость! Человеку не повезло на Земле, отнял у него кто-то счастье, а то и обстоятельства так сложились, что жизнь не в радость стала, и после смерти, выходит, счастья не жди.

Самоубийство, чаще всего, процесс затяжной. Человек устает ворочать тяжелые булыжники мыслей. Не замечает, как происходит распад его сознания. Высший разум обрывает все связи с ним, а черные сущности, силы уничтожения, тут, как тут. Когда свершится намеченное, душа такого человека не попадает ни в Ад, ни в Рай. Она вообще никуда не попадает, ибо ее, отвергнутую Высшим разумом, съедают всю, без остатка, эти самые черные земные сущности.
И не потому съедают они душу отвергнутого, что злые и нехорошие, а потому что у них работа такая, (очень полезная, кстати), очищать от плесени и грязи сознание человечества.
Душа самоубийцы оказывается на том свете только в том случае, если решение уйти из жизни, пришло спонтанно, ежели не успел её еще отвергнуть Высший разум. Вот в этом случае, если попадает душа к Богу, неизменно следует наказание - Ад.
Стоит ли удивляться?! ТАК ПРИДУМАЛИ ЛЮДИ!!!
Вот только, даже люди не всесильны: не мучаются в Аду души до 1000 лет, как утверждает Ренат Гарифзянов. Причина одна - тоска.
Это единственный случай, когда болезнь эта, самая страшная для всех умерших, становится для них спасением, избавлением от не нужных мучений. Схлопывается пространство вокруг страдающей души, и маленькая искорка уносится из Ада на Землю, в поисках нового тела. Даже Бог не в силах её остановить.
Впрочем, если человек убежден, что попадет в Ад за свои прегрешения, он туда и отправится после смерти. Если твердо убежден, что будет в аду томиться тысячу лет - так и произойдёт. Собственные убеждения - самая крепкая тюрьма.
Жителям моей страны чуточку повезло. Россияне в основном атеисты. Не верят и не знают, а главное - знать не хотят, что в Аду им положено быть не одно столетие. Это у иностранцев, где уровень веры и мировоззрение совершенно другие, Ад переполнен.
Тех, кто сегодня продолжает измышлять изуверские сказки про Ад, мне хочется назвать человеконенавистниками. Другого, более точного слова, характеризующего их, я не могу подобрать.
Богу не хватает для реконструкции своего мира самой малости - веры нашей и нашего воображения - поможем?!

Ад и Рай...
Давайте-ка, не спеша, вдумчиво и терпеливо, с этим трудным вопросом разберёмся вместе. Буду рад, если дополните мои размышления собственными доводами.
Ад и Рай придумал гений. Вместе с десятью заповедями - справедливейшими и наиважнейшими! - внедрялось это измышление в сознание людей с одной единственной целью: обуздать кровожадность человечества. Хотел тот гений сделать людей хоть немного добрей , чтобы смотрели они на мир из-под палки собственного страха перед неизбежной кончиной и радовались не насилию, а тому, что могут преодолевать в себе пороки.
В те древние времена, для многих представителей рода человеческого, цена жизни человека, (особенно на Востоке), была не дороже пыли под ногами в базарный день. А убивали не просто - почитайте историю! - а наслаждаясь как самим убийством, так и мучениями жертвы.
Как Вам такое описание:
“...Несчастному юноше вспороли живот, осторожно, чтобы не повредить, достали кишки, рассыпали их по горячему песку, а тело набили камнями и грязью. Чтобы не умер тотчас от болевого шока, анаши прежде дали. Рядом, словно в насмешку, поставили кувшин с холодной, родниковой водой.”.
Автора не помню, название произведения забыл, а это запомнил. Добро быстро забывается, а зло, да еще с садистским уклоном, долго из памяти не выветривается. Таково свойство психики человека... Пхлеще есть описания: маркиз де Сад обзавидуется.
Не учёл тот гений, не просчитал природу человека. Не меньшим гением оказался тот, кто извратил начальные понятия Ада и Рая.
Восторгает гениальность автора идеи-перевертыша, которая идеально подходит для правителей всех времен и народов: помучаешься в этой жизни - Рай обеспечен, самовольно уйдешь от тяжкого испытания - Ада не избежать.
За новую идею с радостью ухватились надсмотрщики за людьми и работорговцы.
Рабовладельцам не выгодно было терять рабов. Но еще более не выгодно было им создавать для рабов более-менее приличные условия существования. К тому же, обидно им было, не имеющим чести, что воины врага предпочитали плену смерть: бросались на собственные мечи, лишь бы не быть законной добычей врага. А вольная и гордая красавица, взятая в полон - желанная добыча! - не хотела быть вещью в чьих-то грязных руках, выбирала последнее между бесчестьем и самоубийством.
Так было.
Быть может - почти так. Об этом не могут не знать священнослужители. Но, церковь и по сей день не может отказаться от навязанных ей догм, от этой бесчеловечной идеи-перевёртыша. Несет её гордо, как знамя: вся власть от Бога... покайся... смирись... преклони колени...
Не учел первый гений, что и новая религия позволит людям творить на Земле зло. Причём, прикрываясь именем Бога. А это куда страшней! Это ужаснее, чем идолопоклонство, даже если в жертву идолам приносятся дети. Это уродливее, чем безбожие, даже если оно отвергает наличие у человека души.
Христианство делало из человека послушного, не знающего жалости и чести, раба. Из каждого! Даже из тех, кто крестом осенял паству. Высшей доблестью стало в последующих войнах убить иноверца, если он не склонялся в поклоне перед новой - якобы истинной! - верой. И уже можно было в слепой ярости зарубить мечом жену и детей иноверца, разграбить, сжечь его дом, а то и, заодно, всё поселение. И не казалось уже кощунственным предать огню город - целый город! Священники, называя это богоугодным делом, отпускали грехи убийцам, освобождая их совесть от тяжкой ноши греха, подготавливая их к новым, ещё более кровавым преступлениям. И это тоже было... - было!!!
Тем садистам в рясах маркиз де Сад в подмётки не годится!!!
Сегодня мы готовы забыть историю. Мы искренне восклицаем - обижать слабого и беззащитного не по-христиански. Нам усердно внушается сомнительная истина - христианство объединило народы и наполнило души людей состраданием.
Церкви хочется сверкать чистотой не
только сегодняшних, но и былых помыслов.
Кто мог бы подумать в те времена, когда создавалась новая религия - христианство, что её подхватит и возвеличит властелин мира - Римская империя и, со свойственной этой империи упрямством и спесивостью, начнет внедрять её в другие страны, в которых до этого души людей были свободными... Бедная Россия! Она больше проиграла, чем выиграла, впуская в себя новую веру.
Об этом боятся говорить историки. Церковь сумела внушить человечеству страшную по убойности мысль: всё, что противоречит её морали, является оскорблением религиозных чувств верующих.
Возможно, я в чём-то не прав. Я всего лишь хранитель, не каждая мысль мне подвластна. Но попробуйте опровергнуть Марка Твена. И пусть он говорит о католической церкви, а не о нашей, православной - суть одна.
“...сказалось влияние могущественной и страшной римско-католической церкви. За два-три коротких столетия она превратила нацию людей в нацию червей. До того как церковь утвердила свою власть над миром, люди были людьми, высоко носили головы, обладали человеческим достоинством, силой духа и любовью к независимости; величия и высокого положения они добивались своими заслугами, а не происхождением. Но затем появилась церковь и принялась за работу; она была мудра, ловка и знала много способов, как сдирать шкуру с кошки - то есть с народа; она изобрела ”божественное право королей” и окружила его десятью заповедями, как кирпичиками, вынув эти кирпичи их доброго здания, чтобы укрепить ими дурное; она проповедовала (простонародью) смирение, послушание начальству, прелесть самопожертвования; она проповедовала (простонародью) непротивление злу; проповедовала (простонародью, только простонародью) терпение, нищету духа, равнодушие к обидам; она ввела наследственные должности и титулы и научила всё христианское население земли поклоняться им и почитать их. Эта отрава продержалась в крови христианского мира вплоть до моего родного века, когда лучшие представители английского простонародья продолжали мириться с тем, что люди, во много раз менее их достойные, сохранили за собой ряд званий, вроде звания лорда и короля, на которые нелепый закон их страны не даёт права им, достойнейшим, претендовать; англичанин не только мирится с этим странным положением вещей, но даже убеждает самого себя, что гордится им. Человек способен примириться с любой несправедливостью, если он при ней родился и вырос...”
Советую, очень советую прочитать, а если уже читали, более внимательно перечитать знаменитую книгу талантливейшего писателя Марка Твена “Янки при дворе короля Артура”.
А мне снова хочется заставить Вас заглянуть в прошлое. Чуть по-другому взглянуть на Её Величество Историю.
Эта сумасбродка, особенно в средневековье, в основном носила лохмотья, весьма часто покрывалась язвами и трупными пятнами, источала смрад, а напоказ выставляла дворцы, наряды и украшения королей. Напоказ выставляла благородство и подвиг, а сама, словно в чане с дерьмом, по уши была в подлости, предательстве, лжи. Напоказ она рожала великих художников и мыслителей, а сама погрязла в ереси и фанатично проповедовала ересь.
В средневековье грязь въелась в быт, как сажа в сковородку. Нечистоты выплёскивались на улицы городов прямо из окон, здоровые не сторонились больных, короли и те, прежде чем сесть за стол, не мыли рук. Если бы не вовремя изобретённые духи, во дворцах задохнуться можно было от вони: от запахов немытых тел, от испражнений животных, (попробуй-ка, накажи собачку господина, чтобы не пакостила, где ни попадя), от мочи и кала из ночных ваз, от гниющих под окнами пищевых остатков и трупов... не только животных.
Каждое столетие, только оспа и чума уносили в могилы миллионы человеческих жизней, а церковь твердила и твердила:
- Смирись, всё от Бога!!!
Не были бы настолько всесильны болезни, если бы человек верил в силу собственного сознания, если бы подумать только посмел: “Я не заболею!”.
Посмейтесь вместе со мной - громко и желчно! Даже сегодня мы приписываем вирусам и бактериям такое могущество, которого у них нет... Не верите?! Снова не верите?!!! Вспомните о тех отважных, (кстати, среди них было много священников, но отнюдь не так много особ королевской крови), кто по воле сердца, отправлялся в зараженные чумой местности, чтобы помогать больным. Они бесстрашно заходили в “проклятые” дома, выносили трупы, чтобы сжечь их, ухаживали за живыми. Но! - среди них заболевших было во много раз меньше, чем среди местных жителей - исторический факт!
Древний охотник, случись травма, тут же призывал сущность, чтобы она взяла себе его боль. Он понятия не имел, как устроено тело человека, но, уже тогда, с помощью ремней и куска жёсткой коры с дерева умел наложить в месте перелома шину. Мог усилием воли остановить кровь. А золой из свежего костра, обязательно чуть горячей, добавив в неё щепотку порошка, приготовленного колдуном из высушенных трав, (и не только из них), привычно присыпал рану, чтобы на её поверхности быстрее образовалась защитная корочка, а не гнойник.
Колдун каждого древнего племени ведал о травах. И не только он. Чтобы знания эти случайно не погибли вместе с колдуном, они передавались ученикам колдуна, а некоторые - всему племени. Но - но! - не о травах знания были наиважнейшими, а о том, что человек используя только силу воли, всего лишь силу воли, может быть сильным и выносливым и способен победить любую болезнь. Около 5 тысяч лет назад эти знания были доступны почти всем людям. Это знали, как мы, сегодняшние, знаем таблицу умножения, не изнеженные жители Спарты.
В древние времена роженицу укладывали на особое ложе из свежих, либо чуть повядших трав, обладающих антисептическим действием. Даже это забылось. Из всех способов лечения в средневековой Европе осталось самое варварское - кровопускание.
Если бы не маги, человечество могло бы пойти по другому пути - веры в себя, в свои возможности. Маги, выпестовав новую религию - христианство, дав церкви неограниченную власть, породили чудовище, которое не только вытоптало, окончательно разрушило во многих странах старые знания и не давало взойти росткам нового. На кострах Инквизиции, по обвинению в колдовстве, сгорали те, кто умел лечить травами и словом. Уничтожались учёные, которые хотели познать человека. Гонениям подвергались те, кто осмеливался думать не так, как хотела того церковь.
Мне хочется бросить в лицо магам самое страшное обвинение: БОЛЬШАЯ ЧАСТЬ КРОВИ ЛЮДСКОЙ НА ИХ РУКАХ!
Маги всегда смотрели на человечество, как на стадо, которое нужно гнать. Неважно куда, лишь бы гнать. Посмейтесь же, долго и желчно: по сравнению с магами маркиз де Сад - пыль под ногами!
Маги, отстроив собственной мир в подсознании Высшего разума, спрятались от людей. Тем самым, их мир лишился подпитки. Они научились черпать энергию из вымышленных людьми миров. Прежде всего - из миров Бога. Они множили и поощряли любые религии, лишь бы их мир был устойчивым, сильным. И только в конце 19 века, открыв новые законы развития Высшего разума, отыскав другие способы эргоподпитки своего мира, решили отказаться от богов.
Мне больно предполагать в магах невежество... А было ли оно? Их сознание варилось в том же “котле”, что и сознание человечества.

О том, что Высший разум, из красивой и справедливой во многом сказки, перенесёт Ад и Рай в свои миры, куда действительно будет селить души умерших, тот гений обязан был знать. Ибо это был маг.
Об этом должен был знать и тот, второй гений, который извратил понятия Ада и Рая. Ибо это был тоже маг!
Они обязаны были видеть чуть дальше своего носа, просчитать, (предположить хотя бы), что жизнь умерших в Аду и Раю будет именно такой, какой её придумает в дальнейшем кровожадное воображение недоразвитых отпрысков рода человеческого.
Эти два гения и сегодня изменяют на Земле реальности: принуждая людей бояться Ада, (каждый по-своему), они сеют и сеют семена страха в душах людей – нет им устали!
Их идеи - фундамент, на котором строятся церкви. Cтрах - бич, которым загоняют людей в религии. Молитва - кодирование сознания верующего, чтобы он ничего, кроме религии своей, не осознавал в полной мере.
Вот и сегодня, в наше время, которое как-никак прогрессивным называется, тот, кто никогда не считал себя рабом, жил по совести, шел по жизни с гордо поднятой головой, гордясь самым почётным званием - ЧЕЛОВЕКА, готов ринутся в старости в другую крайность, в веру.
И тут действует страх. Тот самый, которым, как бичом, те два гения загоняют людей в религии. Жуткий и липкий, он сжимает к старости душу холодными коготками. Он подкрадывается незаметно, когда иссякать начинают душевные и физические силы. Он увеличивается, когда, в его же угаре, угасают прежние моральные устои. Он становится невыносимым, когда старческие маразмы гасят последние искры разума. И вот, бывший атеист, который поражал окружающих остротой мысли, чуть ли не в припрыжку бежит в церковь.
О, как он желателен для неё, как еще одно подтверждение её могущества.
Бывшие атеисты испытывают наибольшее блаженство, когда им отпускаются грехи. Нет, не так! О том громче заявить следует:
- БЫВШИЕ АТЕИСТЫ ИСПЫТЫВАЮТ НАИБОЛЬШЕЕ БЛАЖЕНСТВО, КОГДА ЦЕРКОВЬ ОТПУСКАЕТ ИМ ГРЕХИ!!!
Вот только, их мы винить не вправе.
Да, не вправе!
Где гарантия, что душа неверующего, даже наиболее прогрессивного человека нашего времени, не попадет после смерти в мир Бога? А там... что ждёт её там?!

Мир был бы чище, если бы не было Сатаны... Из тысячи человек девятьсот девяносто девять в ответ на это заявление согласно закивают головой. Более того, кулаки сожмут. А уж глазами сверкнут - испепеляющее!
Древние были мудрее. Они считали, что коль человек существо агрессивное, коль нравится ему кулаки сжимать и глазами сверкать, пусть врага себе вообразит сильного и коварного, под стать себе. С ним воюет, не меж собой, а от этого добрее, сильнее духом становится. Они придумали Сатану, как ещё одну грань духовности. Очень, очень важную грань! На вопрос отвечающую, в каких случаях человечество и каждого по отдельности человека можно “ставить в угол”. Есть зло, и есть добро - всё имеет свою противоположность. Человеку самому предстояло решать, на какую чашу весов возлагать мысли свои, помыслы и поступки.
В дохристианском мире, во многих и многих религиях, (в каждой по-своему и под разными именами), эта задумка предназначена была для того, чтобы заставить людей поверить в Бога. Когда извратилось понятие Ада и Рая, изменилось предначертание Сатаны: грозить людям кнутом, коль от пряника начнут отворачиваться. Предопределено ему стало, с помощью бесов, совращать с пути истинного людей, нашептывать им грешные помыслы, подталкивать к свершению грехов и тем самым поворачивать их лицом... - нет, не к Богу, к церкви.
Не будь гордыни - не было бы смирения, не будь греха - не стало бы кающихся. Церкви бы - опустели.
Людей приучили думать, что Сатана - РЕАЛЬНОЕ ЗЛО! Иначе думать они уже не умеют! И, как результат, Сатана стал реальным злом. Это самое отвратительное, что породила извращённая религия! Сатана обрёл истинную власть над людьми!
Сатана особо усердно вербует в “войско” своё священнослужителей. Раскрыть эту тему доверю Вам. Приведу лишь один пример, забавный самый. Оспорить его лишь тот посмеет, у кого особо большие шоры на глазах.
Сегодня, мечтая о всепрощении, пытаясь купить его, (а заодно и место в Раю), нечистые на руку люди, делающие свой народ беднее, строят церкви. (Не последнее отдают, ясное дело!). А служители церкви принимают эти их дары, как святыни. Народу преподносят, как святыни. Более того, становятся духовными наставниками воров и нечестивцев, в надежде получить ещё больше награбленных благ, чтобы церковь свою сделать ещё значимей.
Ах, не прав я!
Ах, оболгать хочу!!!
Ваши суждения рад выслушать - вступайте в дискуссию! По ушам надавайте автору... - ату меня! Ату!!!
Закидывать гнилыми помидорами - да хоть кого! - занятие увлекательнейшее. Подумайте прежде. Не шаблонно! Не под гипнотическим влиянием чуждых мнений и идей! Пусть со ржавым скрипом, но откройте врата собственного сознания, за которыми томится родная мысль. Проветрите разум, заражённый бациллами стереотипов. Дайте и ему живительный глоток свободы. А заодно вспомните о священниках-гомиках - о том, хотя бы, как священнослужитель-водитель сбил человека и с места преступления поспешно скрылся.
Вот только... если ополчитесь Вы не на автора, а против церкви, ради всего святого не забывайте, что именно сегодня большинство священнослужителей люди высшей духовности. Перед их верой, желанием изменить мир к лучшему, можно преклонить колени. И спасибо сказать за их подвижничество не грех.

Сатана никогда не сможет прийти на Землю - это сущность загробного мира. Эта химера ожила в подсознании Высшего разума, как оживает в нем все, во что поверит человечество.
Это отнюдь не самая сильная программа Высшего разума. Люди верят в Сатану не все, (особенно в нашей стране), относятся к нему, в основном, как к забавной сказке, на основе которой замечательно получаются фильмы ужасов - для того и нужен, считают. И это замечательно, что они так считают! Всего лишь этим простым колдовским действом - да, колдовским! - они лишаю Сатану отчасти сил.
Сегодня эту программу уже не удастся наполнить былой духовностью, возродить в первозданном её виде. Тонкий мир извращен... Он был бы более прост и уютен, более благоприятно влиял бы на наш мир, не будь у людей тяги к злу и насилию.
Победить сегодняшний прообраз Сатаны может только человечество. Но только тогда, когда рассмеется ему в лицо - представит жалким шалунишкой, которому по невежеству предки приписали всевластие. Собственно, уже сейчас, после выхода очередного американского фильма, когда его одолевает не маг даже, а обыкновенный человек, Сатана трепещет. Он уже боится тех, кого ему предопределено побеждать и порабощать.
Сатана станет еще больше бояться людей, когда узнает, что они ведают о его уязвимости.
Так будет!
Не сейчас. Не сразу. Произойдёт это, когда человечество начнет верить в новые сказки. Нет в Тонком мире более мощного оружия. Сказки, как ни что другое, способны менять энергоинформационные матрицы, что богов, что Сатаны, что людей.
Да, и у людей!
Тонкий мир откликается, делает их такими, какими они хотят себя видеть. Именно людям он готов дать всемогущество - настоящее, не требуя взамен душу! - если они готовы будут поверить в Высший разум, а не в какие-то отдельные его программы, созданные страхами и извращенными фантазиями отнюдь не лучших представителей человечества.

Есть люди, которые используют силу Сатаны в колдовских целях. Страшные люди - недочеловеки с черной душой, которую отдали они Сатане не счастья ради, с тем, чтобы ощутить, восприять частицу его всемогущества.
Они несут зло.
На Земле их тоже зовут колдунами. В мире магов для них в ходу другое обозначение - мраки.
В загробный мир не попадают души самоубийц и мраков. После смерти они мечутся в поисках безопасного места. Если души самоубийц не защищены от разрушения, и их, ослабевших, съедают черные сущности, то душам мраков покровительствует Сатана - дает знания, защиту и подпитку. Участь их не завидна. Мракам недоступны многие грани счастья, они превращаются после смерти в бесов.
Бесов больше в тысячи раз, чем мраков. Причина проста. Продолжительность жизни бесов в структурах Тонкого мира в тысячи раз больше, чем средняя продолжительность жизни на Земле мраков. Завидовать этому не стоит. Бес, старше пятидесяти-ста лет, уже не помнит, кем был раньше. Он превращается в злобную сущность. Предназначение - верной слугой быть Сатане.
Бесы и черные сущности отнюдь не одно и то же. Черные и белые сущности - силы разрушения и созидания в Тонком мире. Тех и других Сатана использует с превеликим удовольствием. Но они так же - довольно жёстко! - стремятся разрушить замыслы Сатаны.
Бесам приходится беспрестанно отражать атаки белых и черных сущностей. Для самого Высшего разума бесы - как бы! - не существуют, (на то есть ряд причин), а вот для сущностей они самая желанная добыча. Спасение - найти на Земле покровителей. Ими становятся очередные служители Сатаны, мраки.
С мраками бесы образуют своеобразный симбиоз и становятся недоступными для сил уничтожения Тонкого мира. А еще они видят спасение в душах людей, одурманенных религией, в основном молодые бесы, не нашедшие пристанища). Они вселяются в людей, маскируются от сущностей их душами. Сущности по неведению начинают атаковать души безвинных людей, приносят им несчастья, в то время как затаившиеся бесы похихикивают, сидя в чужом теле. А затем служители церкви, как бы показывая величие Бога, вершат свое колдовство - изгоняют бесов.
Да, отчитка - это ритуал и он ничуть не хуже и не лучше любого колдовского ритуала. При изгнании бесов священники читают не только молитвы к Богу, но и молитвы заклинательные, обращенные к злым духам и изгоняющие их. Правда, сами они называют это совершением священных действий. Вот только, как ни назови, (что в лоб, что по лбу!), суть одна - колдовство.

Сатана строит свой мир из антикватронов. Чёрной энергии на Земле - тьма. Нет, ему необходима живая черная энергия, от живых людей.
Около двухсот лет назад маги всерьёз разрабатывали проект, как кормить эту злобную сущность негативной энергией и, тем самым, обезопасить людей от его воздействий - увы, не удалось. Трудно заставить питаться “падалью” того, кто привык к “свежей крови”. Не чистая чёрная энергия ему нужна, а с приправами из сеяминутных чувств и эмоций людей.
Энергии Сатане не хватает. Мраки и бесы забирают ее много - жуть, как много! - её не достаточно, порой, даже для строительства своего мира. И Сатана стремиться сократить количество бесов - вот причина, по которой не каждый злой колдун может стать мраком.
Вот сейчас, я полностью объяснил предыдущие слова: “...Проходит год, два... пять лет, и мы видим перед собой беспомощного, желчного человечка, который обязательно будет бахвалиться своей силой – ему же надо кормить своих квартирантов. (Впрочем, уже хозяев). С пеной у рта будет доказывать, что в гневе он ужасен. Что у него сила. Силища!!! И... ведь наведет на кого-то страх...”.
И всё же, тому колдуну повезло. Его не прибрал к рукам Сатана. У него есть шанс сохранить душу.
Черные сущности постараются ускорить его погибель. Но, после смерти, душа его может быть пищей для чёрных сущностей только в том случае, если отверг её полностью Высший разум. Надеюсь, с тем колдуном этого не произошло. А по настоящему ему повезёт, если не попадёт в мир Бога. Хотя... богам не нужны атеисты: ни на Земле, ни на “небесах”. Высший разум формирует для их душ отдельные миры.

Души умерших, переболев тоской, улетает из загробного мира на Землю не сразу. Высший разум прежде стирает в них память о прошлых жизнях. Делает он это бездумно, подчиняясь программе, которую некогда вложили в него древние маги.
Удивительно, но у Высшего разума есть собственное изобретение. Не испросив разрешения человека, он впервые претворил его в жизнь еще в древние времена. С тех пор насильственно внедряет его в каждую душу, летящую из загробного мира в мир наш.
Это изобретение - ретрансляторы.
У взрослого человека ретрансляторы похожи на две луковицы, длиной сантиметра в два, толщиной миллиметров шесть-восемь. Одна чёрная, другая - белая. Расположены они незримо на спине, между лопатками. От каждой луковицы, если активизированы, отходит эргонить связи с Высшим разумом.
С помощью ретрансляторов Высший разум забирают у человека большую часть энергии его чувств, “скачивает” мыслеформы.
Луковицы сбрасывают в окружающее пространство то, что не нужно Высшему разуму в большом количестве - негатив. И не захватывают направленные чувства и мыслеформы людей, которые предназначены другим сущностям и программам Высшего разума.
Ретрансляторы могут выглядеть как угодно, оставаясь при этом ретрансляторами, но это преобразование происходит лишь в некоторых случаях. И только тогда, когда ретрансляторы переправляют энергию не Высшему разуму, а некоторым его “загробным” программам.
Так, если христианин открывают душу Богу, творит молитву, его ретрансляторы способны трансформироваться в белого и черного ангелов. Только у тех происходит данная метаморфоза, кто искренне, без тени сомнений верит в существование этих ангелов. Кончилась молитва, перестал человек думать о Боге - пришла к концу его власть над ретрансляторами. Тотчас принимают прежний вид.
Преобразуются ретрансляторы и у мраков. Высший разум постепенно отдает каналы передачи энергии Сатане. Разрастается чёрная часть луковицы. У её основания образуются чёрные “детки”, как у луковицы гладиолуса - для подпитки бесов. Светлая часть луковицы - усыхает, но не исчезает полностью: доброту мраков Сатана тоже старается впитать в себя, но только для того, чтобы быть единовластным хозяином ретрансляторов... Стоит ли удивляться? Даже самый злой мрак испытывает порой к чему-то, (к кому-то), добрые чувства. Он не перестаёт быть полностью человеком: любуется природой, рисует или сочиняет стихи, нежность испытывает к своей собаке... и пр.
Высшему разуму Сатана сверхвыгоден. Он - единственная программа, которая способна оттеснить Высший разум, целиком и полностью подчинить себе человека. Но это ещё и единственная программа, которая строит собственный мир только из чёрной энергии, из того, что не нужно Высшему разуму, а белую энергию всецело передаёт ему.

Души людские Высший разум “штамповать” пока ещё не научился, а количество умерших, заболевших тоской, “искоркой” улетающих затем из загробных миров и вселяющихся в тела младенцев на Земле, (особенно сейчас, когда население планеты стремительно растёт), гораздо меньше, чем нарождается детей. Выходит, кому-то не достаётся готовой души!
Жалеть их не стоит.
Душа в таких людях зарождается сама, формируется из элементов Тонкого мира. Такие люди без ретрансляторов. Все их мысли и чувства рассеиваются в пространстве. Вот кого обожает Тонкий мир - и боится! Сами того, не ведая, они способны с легкостью создавать сущностей, творить заговоры, заклинания и заклятия и быть сильнейшими колдунами. По отношению к ним все программы, до поры до времени, сохраняют нейтралитет. Только от человека такого зависит, кого он выберет себе в помощники и какой будет его душа - черной, переполненной злобы, или чистой, светлой, несущей в себе радость жизни.
Что маги, что Сатана, отыскивают, прежде всего, людей с первой душой. Они изначально не “заражены” защитными... вернее, ограничительными программами, которыми в избытке снабжает всех остальных людей Высший разум при переносе душ из загробных миров в младенцев. Людям с первой душой проще творить свою волю и видеть то, что зреть непосвящённым неподвластно. В мире магов, среди хранителей и умерших - таких треть, не меньше. Мраки - частично из них.

Заматерелых мраков изобличить трудно, почти невозможно, из мира магов. Не проявляются их злодеяния в энергоинформационных полях Высшего разума, если их ретрансляторы хотя бы на две трети принадлежат Сатане.
Мраков для Высшего разума, в этом случае, как бы нет, как бы не существует. А потому, создать Сферы Действительной Реальности, чтобы с помощью их уличить мраков в преступлениях - проблема.
Это возможно с помощью индуктора. Т.е. с помощью того человека, который за ними, вольно или не вольно, наблюдает. Таким индуктором может быть жена мрака, его сосед, подельник. Вот только, дела свои грязные мраки предпочитают обделывать без свидетелей. А сделать постоянным индуктором хранителя или хотя бы настоящего колдуна, способного создавать “взгляд”, чести много для мрака. Если за каждым мраком вести непрерывное наблюдение, хранителей и настоящих колдунов только на это хватит.
Мрака различить может обычный человек. Сатана экономит силы, от людей не прикрывает их магической защитой, да и к чему, если они не видят Тонкий мир. Но есть один простейший колдовской приём... А вот об этом расскажу чуть позже.
Хранителю изобличить мраков на Земле не просто. Надёжность их защиты в том и заключается, что Сатана маскирует их под обычных людей. Хранитель не в состоянии просканировать каждого встречного - возможности эти не безграничны. К тому же, у каждого хранителя сотни других, неотложных дел - не до мраков порой... Ха, даже заезжих колдунов-гастролёров, “стригущих деньгу” на невежестве людском, хранителям не всегда удаётся проверить на принадлежность к мракам.
Мраков запросто распознают, даже в толпе, Инквизиторы.
Инквизитор может лишить любого мрака колдовской силы. Правда, со временем, магические способности к ним возвращаются и даже становятся большими. Только к тем мракам применяют они такое воздействие, кто стоит на перепутье: служить Сатане или выйти из-под его контроля. И для того, чтобы с ними разговаривать спокойно, не опасаясь магического воздействия со стороны Сатаны.
Часть мраков Инквизиторы уничтожают. В обыденной жизни это проявляется сердечным приступом, а то упадёт кирпич на голову... Но если Вы полагаете, что всех выявленных мраков Инквизиторы убивают без суда и следствия - ошибаетесь. Эту программу Высшего разума - Сатану, сегодня отменить не только они, маги не в силах. А вот ослабить её - реально.
Выбывшего мрака Сатана тотчас заменит колдуном из тех, кто не гнушается творить зло. Вот только, Сатане человеку этому не только передать нужно определённые знания и программы, но и привить непротивление злу. Да так оболванить несчастного, чтобы впоследствии нерасторжимо было зло с душой мрака. Чтобы составляло с ней одно целое. Сделать это, даже для Сатаны, не просто. Годы могут пройти, прежде чем “завербованный” колдун станет исчадием Ада на Земле.
Инквизиторы убивают только сильных мраков. Только тех, кто научился сеять зло и уже не может этого не делать. А вот тех мраков, которые длительное время сопротивляются влиянию Сатаны, понапрасну сжигая драгоценную энергию из его закромов, а так же тех, кто в силу умственных способностей остаётся длительное время неумехой, даже оберегают.
Иногда, исподволь, Инквизиторы подпитывают некоторых мраков особой негативной энергией, Энергией Собственной Значимости. Для Сатаны она, словно кость в горле. Порой, всего лишь для того, чтобы не вбирать в себя этот вид энергии, Сатана разрывает все связи с “засветившимся” мраком.
И всё же, перейти некую грань в отношениях с Сатаной ни один Инквизитор не мечтает. До открытых военных действий дело редко доходит. Сатана сильнее любого из них.
Но и Сатана особо не связывается с Инквизиторами и с хранителями, даже если дело касается их поединков с мраками. Его устрашает Рунный посох и умершие маги, особенно стародавние - из тех, которые придумывали эту программу для Высшего разума. У них есть КЛЮЧ, с помощью которого эту программу можно... скажем так: “свернуть”.
Конечно же, программа эта возродиться. Пока её подпитывают люди Земли - невозможно уничтожить! Вот только, Сатана уже будет другим, обновленным. Прежний - исчезнет, в лету канет!
Собственная смерть страшит Сатану больше всего.
Охоту за мраками ведут хранители. Для них это отнюдь не развлечение. Обязанность! Хотя... некоторые и в самом деле относятся поначалу к делу этому, как к развлечению.
Статус охотника я получил четыре года назад... Ох, можно ли назвать охотником того, кто не вправе убить?! Того, кто “хвост поджать” должен, если есть малейшая возможность уклониться от поединка?! Того, кто обязан вызвать Инквизитора, если поединок начался?!
Когда мрак смеётся в лицо и обвиняет в трусости, забываются запреты. Как ни наказывают маги хранителей за самоуправство, дуэли случаются. Гибнут мраки, но погибают и хранители. В год двоих-троих теряем. А в 2001 году, год тот еще был, от магии мраков погибло девять хранителей.
Первая дуэль сошла мне с рук. И поединка было не избежать, и Инквизитор, даже если бы его позвал, не успел бы прийти на помощь. А вот вторая... - только чудо спасло от поражения и смерти. А виноват был только я - у меня кулаки зачесались.
В центре Челябинска зашел в кафе, перекусить, а там, за столом, мрак с десятилетним мальчиком: словно в кокон упеленал ребёнка магическим влиянием. Причём, для воздействия любовь и обожание применил, что для мрака не проблема. У мальчонки глаза восторгом светились, а мрак тот взглядом его ласкал... - разве что не облизывался от предвкушения “полакомиться” столь юной душой.
Я был настолько зол, что дубль-сознание мрака буквально вырвал в первый слой земной реальности Высшего разума, (о ней расскажу еще). Там, ”наехал” на него. Круто “наехал”, как Паша порой говорит. А он предложил разойтись мирно. Да ещё издевательски спокойным голосом. Да ещё заявил, что у меня шанса единого нет выйти живым из схватки.
Я произнес ритуальную фразу вызова на дуэль, которая не давала ему возможности от неё отказаться и снимала с него ответственность за мою жизнь.
Убил я его.
Вы бы видели меня в тот миг, когда мрак медузой сполз со стула на пол и затрепыхался в конвульсиях. Я хохотал в душе. В мыслях прыгал от восторга. На седьмом небе был от счастья. И даже поведение мальчишки, который закричал дико, а затем, захлёбываясь слезами и поскуливая, тормошить начал этого злодея, не преуменьшило моего триумфа.
Колобок использовал меня в качестве наглядного пособия по глупости. Двумя пальчиками ухватил меня за рукав пижамы - хорошо, не за ухо! - вывел перед учебной группой и провозгласил:
- Полюбуйтесь на этого храбреца. И идиота! Хорошенько его запомните. Завтра вы его можете не увидеть среди живых. - Он обвел притихших хранителей тяжелым, реально давящим взглядом. - Если завтра он снова наткнётся на мрака, превосходящего его в силе, и снова решит сразиться, пополнит ряды умерших.
Он заглянул мне в глаза и зловеще прошептал:
- Ты нужен мне живым!
Хмуря брови, бросая на хранителей испепеляющие взгляды, от которых одежда и в самом деле начала дымиться, а на телах появлялись красные пятна и полосы, он провопил:
- Каждый - каждый!!! - каждый из вас нужен мне прежде всего живым!
Колобок вмиг успокоился. Тихим, проникновенным голосом рассказал вкратце, как якобы изобличил я в злодействе мрака. И уничтожил. Умудрился убить мрака, с которым трое таких, как я, вряд ли справились бы, если бы не одно обстоятельство.
- Не чудо спасло Егеря от поражения!!! - снова загромыхал его голос, до боли в ушах: - Спасла его человечность мрака!!!
Какое-то время Колобок молча рассматривал пол под ногами, сжимая и разжимая кулаки. Но вот, вскинул голову, продемонстрировал нам глаза, полные боли, окинул обычным, не магическим взглядом хранителей и тихо, печально заговорил:
- Олег Павлович позволил себя убить. Три года назад с ним поработал Инквизитор. Он убедил его не творить зло. И он же уговорил этого мрака не уходить от Сатаны и этим искупить свою вину. А поступил так Инквизитор, чтобы ослабить позиции Сатаны на Земле!
- Ой, ма-а-а... - вырвалось у меня.
Помолчав чуть, Колобок сказал скорбно и тихо:
- Егерь, не мрака ты убил - человека! Тем, кто понял это, предлагаю встать и почтить подвиг Олега Павловича и память о добрых делах его на Земле минутой молчания. Он пожертвовал жизнью, чтобы спасти хранителя и этим полностью очистил душу свою от влияния Сатаны.
Паша смотрел на меня и кусал губы. А я... - мне провалиться хотелось сквозь пол, тараканом заползти в любую щель.
- Ой! - Глаза Колобка округлились от изумления. - Простите меня! Честное слово, не хотел никого калечить! - Он выставил перед собой ладонь, очертил ею круг и смущённо улыбнулся. Одежда хранителей восстановилась. Красные пятна и полосы на телах исчезли. Затем, мы услышали невероятное: - До тех пор, - улыбнулся нам Колобок приветливо, словно гнева и не было, - пока душа Олега Павловича не захочет вернуться на Землю, он будет почётным гостем нашего мира. А заодно, преподавать будет. Учить будет вас, грамотеев, как от мраков защищаться...
Олега Павловича я встретил на следующий день. В городе, у таверны. Похоже, он ждал меня. И, похоже, неспроста Колобок отпустил всех пораньше, а Пашу задержал в аудитории.
- Встретимся в таверне, - шепнул другу.
Лишь вышел из замка, телепортировался в город. Вздрогнул, когда услышал знакомый голос:
- Здравствуй Володя.
Мы пожали друг другу руки.
- Извини, так получилось, - сказал я, виновато глядя в его серые, строгие глаза.
- Я не держу на тебя зла, - ответил Олег Николаевич. - Ты не мог знать, что я на пути перерождения. А я не вправе был про это тебе говорить. А тот мальчик - сын мой. Внебрачный сын. Единственный. Жена у меня была бездетной. Когда разошлись, в гражданском браке жить стал с другой женщиной. Она не ангел была. С мраком, сам знаешь, не каждая уживётся. Я боялся, что сына она испортит. Больше всего мне хотелось, чтобы он не встал на путь зла. Я учил его. Направлял. Там, на Земле, этого я не мог тебе объяснить тоже.
- Олег, я выполню всё, о чём бы ты ни попросил!
- Единственная просьба к тебе, не отвернись, помоги сыну стать человеком.
В этот день Олег стал моим другом. Ему хотелось выговориться, излить душу, (что невозможно было сделать на Земле, ни с кем), а я оказался благодарным слушателем.
За три часа я узнал о мраках больше, чем за десять лет учебы в мире магов. Мы съели ведро креветок, а пива выпили... - впрочем, с Пашей нам в этом священнодействии не сравниться.
На всю жизнь врезались в память слова Олега:
- Никому не посоветовал бы быть мраком. Всевластие - крючок, на который Сатана ловит колдунов. Следом страшное начинается. Мрак всегда испытывает желание покончить жизнь самоубийством, но никогда не может этого сделать. Сатана питается этими, самыми сладкими для него излучениями, но не позволяет мраку перейти грань.
- Ужас! - прошептал я.
Олег усмехнулся.
- Дорога мрака узкая, словно лезвие ножа. С одной стороны страх смерти, с другой - страх от жизни.
Впоследствии, все мои друзья стали друзьями Олега. Вот только я... я... я всё ещё стараюсь встречаться с ним как можно реже.
Да, больше не способен ненавидеть мраков. Могу их только жалеть.

2.
Книга почти закончена, а в душе тревога. Словно что-то недосказал, очень важное... Не в Иринке ли причина?! Вчера протестировал ее по всем предметам школьной программы за прошлый год. Думал, кондрашка хватит, чуть не поседел за два часа.
Чудеса еще в январе начались, только ни я, ни жена, упорно не желали их замечать. Ни сплошные пятерки в дневнике не насторожили – и это у Иринки! - ни то, что к домашним заданиям почти не прикасалась. И даже слова ее математички не показались мне подозрительными.
- У Вас одаренный ребенок, но заниматься с ней высшей математикой я бы не советовала.
Ох, Иринка, заноза ты моя сладкая, что делать с тобой, не представляю. С учебой все ясно, за учебники усажу - и пусть попробует не сдать мне экзамен. Как спрятать ее от магов, вот вопрос?!
Она приспособилась вытаскивать знания из памяти учителей и им же, их же знания, пересказывала. Нет, конечно же нет, Ирина не читала мысли, это не каждому опытному хранителю удается делать. Она всего лишь научилась копировать чужие психоблоки знаний и помещать их в свою память. А это простейшее в колдовстве, хотя, почему-то, редкий колдун этом умением владеет.
Любой экзаменатор, задавая вопрос, невольно приоткрывает психоблок, в котором хранится информация по данному вопросу, чтобы сверить ответ со своими знаниями. Вот тут-то и нужно уловить момент, чтобы снять с него фантом-копию. Она недолго хранится в сознании “вора”, минут пять-десять, но этого бывает вполне достаточно, чтобы студенту или школьнику блеснуть знаниями, а колдуну-шпиону скопировать в свое сознание какую-то секретную схему, а затем запомнить её.
Ирина многому научилась, а еще больше, так полагаю, взяла от Паши. Когда я попытался заглянуть в ее сознание, встретила меня его любимой защитой. Знать бы, что она от него переняла?!
- Я знаю - ты, папочка, колдун, - заявила она. - И дядя Паша - колдун. Я тоже хочу быть колдуньей, как вы. Хочу людям помогать и лечить их.
Я не нашелся, что ответить. Сидел перед ней истуканом, в полной прострации. Такого нокаута от жизни еще не получал.
Нет, Иринка не при чем.
Скорей, причина во мне. Я боюсь потерять тот мир, который люблю и ненавижу. Впрочем, всего за пять недель, с тех пор, как приказали мне писать эту книгу, ненависть многократно уменьшилась. Пришло понимание, на уровне интуиции, что не вправе судить магов.
Я ощущаю себя так, словно заблудился в огромном лесу. Мир магов оказался шире, грандиозней и, чем больше его узнаю, тем более загадочным и таинственным он мне кажется.
Сейчас я не смог бы начать эту книгу. Сомнения захлестнули бы былую самоуверенность, а категоричность растаяла, как воск, от жарких и подчас противоречивых мыслей.
Впервые в моих глазах, по-настоящему, появилось это самое “неистребимое желание познания нового”, и жить там, в мире магов, некогда проклинаемом мной, мне хочется даже больше, чем на Земле. Жить, а не быть! И мне не страшно от этой мысли.
Я готов драться не за право быть в мире магов, прежде, а за право творить его! Делать таким, какой угоден он мне и моей совести.
Простят ли меня маги?! Уже не раз они “отчисляли” особо строптивых хранителей... Вдруг, Паша приедет ко мне, а я его на порог не пущу. Не узнаю.
Нет, узнаю!
Во мне останется моя книга. Даже если потеряют её помощнички - сумею сохранить. Если Вы помните о “поле сорняков”, которые создали я и Паша в своих сознаниях, поймете, о чем говорю. Закатал я в “консервную банку” самые яркие воспоминания о мире магов и ярлычок, только другу приметный, выставил. Углядит, при встрече. Вытащит “банку”. Вскроет. И посыплются на меня мои же воспоминания.


Что мы можем сказать о Боге? Ничего.
Что мы можем сказать Богу? Все.
Марина Цветаева.

ГЛАВА 5. РЕШЕНИЕ.

1.
Одну из стен замка магов до сих пор “украшает” огромная вмятина от тела Зевсеолоорона, бывшего Верховного мага Земли. В 84 году до нашей эры, Зевс обманом лишил его посоха мага, предстал перед ним великаном, приподнял небрежно двумя пальчиками и, обозвав жалкой козявкой, вышвырнул из собственных владений. Маг метеоритом влетел в свой мир, врезался в стену замка и погиб.
Это был первый и единственный случай, когда свершилось в загробном мире убийство мага.
Зевс с “лихвой” оплатил магам за то огромное могущество, за ту власть над людьми и стихиями, которыми они его наделили. Возмутительным ему казаться стало, что маги забирают себе чуть ли не треть магической энергии его мира.
Маги стали казаться ему надоедливыми. А людишки - жалкими: даже давить их, этих букашек, неизвестно для чего бегающих по Земле, ему стало лень.
И те, и другие - смертны.
И те, и другие, следовательно - не ровня богам...
Душа Зевсеолоорона не улетела в Рунный посох. Возможно, она до сих пор обитает в той вмятине на стене замка магов, припечатанная к ней сильнейшей магией. Быть может, причина, по которой маги не заделывают эту вмятину, в том и заключается.
Мир магов содрогнулся от того удара. Он стал отчасти призрачным. Три дня свирепствовали в нём демоны. Разрушили сад. Умерших, которые не успели спрятаться в замке и городе, хладнокровно поглотили. Замок спасла от разрушения более древняя, чем заклятие Зевса, магия.
Зевс мог бы стать на Земле богом для всего человечества, самым сильным и могущественным. За одну ночь маги стерли у большинства людей память... нет, не о великих богах Олимпа, а о том, какими сверхвозможностями они обладали на Земле и внушили людям мысль, что они действительны не более, чем красивая сказка.
Зевс утратил могущество, (и не только он).
Манипулировать сознанием людей магам пришлось не раз, чтобы запутать Ее Величество Историю, не дать ей даже малейшего повода вспомнить то воздействие.
Они и сейчас живы, те боги. В основном, за счёт воображения школьников всего мира, которые с удовольствием их изучают.
Лишить бессмертия богов, о которых помнят люди - невозможно!
Они мечтают возродить былое могущество и сожалеют о том, что поставили себя выше магов. О, сегодня они понимают, очень хорошо понимают, зачем необходимы на Земле “жалкие человечишки”, готовы верой и правдой служить людям, но... магам они уже не нужны.

Сегодняшние боги лишь мечтают о всемогуществе. После того, как маги “наигрались” с командой Зевса, самостоятельность им проявлять не позволяет Высший разум: маги “перепрограммировали” его.
Современные боги могут менять реальности на Земле, но только с помощью людей. Не обязательно тех, кто преисполнен веры. Так, в России, гораздо чаще божественные “чудеса” творятся, когда обычные люди применяют в повседневности заговоры со словом “Аминь!”.
Здесь я не имею в виду заговоры древние, которые знают сегодня, пожалуй, лишь хранители. За тысячелетия они почти забылись простыми колдунами. В них важно каждое слово. И не только каждое слово - интонации и жесты. По сути своей, в отличие от заговоров со словом “Аминь”, они представляют код доступа к управлению некоторыми программами Высшего разума. Знать их - означает всемогущество... Да, всего лишь словом можно убить человека, а можно воскресить умершего. Словом можно сеять разрушения и вызывать благодатные дожди.
Заговоры со словом “Аминь!» маги придумали для своих целей, когда Русь стала христианской. Прошло не более столетия после того, как они “выпустили джина из бутылки”, знания об этих заговорах стали доступны простым колдунам. Вскоре их начали применять повсеместно, даже не колдуны.
Лет двадцать назад маги перевели заговоры со словом “Аминь” в разряд тайных знаний. И смех, и грех - более несуразного решения не придумать! Высший разум не может отныне передавать их колдунам, а мы, хранители, не вправе говорить о них с людьми. Вот только, их распространение уже не остановить. Не от руки переписывают их люди, не тайком передают друг другу - в каждом книжном магазине можно купить.
Добрую половину книжных заговоров - намного больше! - составляют лже-заговоры. Но и они действуют со страшной силой. В колдовстве этом важны не столько слова, сколько мыслеобразы, которые вплетает в ткань рисунка заговора человек, произносящий их. Важно в них, именно в этих заговорах, обращение к Богу. Главное - подкрепить заговор словом “Аминь!”, которое в данном случае означает ни что иное: “Да будет так!”. Через открытое “окно”, с помощью Высшего разума, теряя драгоценную энергию для входа в наше пространство, Богу ничего не остается, как донести заговор со словом “Аминь» до объекта колдовства, так и внедрить его в подсознание объекта колдовства, каким бы страшным он не был.
Заговорами сегодня увлекаются многие: тиражи колдовских книг невероятно высокие. Не осознавая в полной мере творимого зла, доморощенные колдуны накликают страшные беды на людей, меняют их судьбы. И легкомысленно отмахиваются от предостережений священников.
Настоящий колдун никогда не будет в конце заговора говорить слово “Аминь”. Он создаст “картинку”. И это притом, что настоящему колдуну данные заговоры не опасны. Для начинающего колдуна помощь Бога куда эффективней, чем использование в заговоре “картинки”, но последствия... Каждое такое “Аминь” будет той самой ниточкой, за которую Бог сможет притянуть душу для ответа и тем самым “камнем на шее”, который впоследствии утянет душу в глубины Ада.
Бог милостив, но он же и мстителен - это свойство ему невольно передали люди. Каким бы ни был добрым обычный человек, “заигрывающий” с колдовством, попадая на тот свет, к Богу, он обречен. Все его добрые дела перевешивает колдовство. Дорога ему одна - в Ад.
Впрочем, я не совсем прав. Бог вполне может простить какую-нибудь полуграмотную, деревенскую бабку, которая по неведению расходовала его силы, лечила заговорами. Но - уж в этом прав точно! - никогда не простит того, кто колдует осознанно. И тем более не простит, если от его имени творилось на Земле зло.
Тем, кто применял заговоры со словом “Аминь” помочь может только раскаяние - искреннее!
- Прости меня Господи, по неведению творил зло! - Не поленитесь сказать слова эти, если хотя бы немного верите в Бога. Пообещайте впредь не применять подобные заговоры. А книги с ними сожгите - этот костёр во благо!
Каждый раз, как только упоминается на Земле слово “бог”, произносится молитва, или заговор со словом “Аминь”, Высший разум автоматически открывает канал связи с богом-наместником, передает ему во временное пользование ретрансляторы человека. Он не делает ничего необычного, всего лишь “подкармливает” одну из своих программ, к которой был обращен направленный посыл. Открывается “окно” настолько легко, что вместе с молитвами боги-наместники получают и другие “подарочки”: кто-то нет-нет да обложит матом, не задумываясь о последствиях.
НЕ ПРОИЗНОСИ ИМЕНИ ГОСПОДА НАПРАСНО, (всуе!) - вспомните эту заповедь. Она отнюдь не тщетна.
НЕ ИСПОЛЬЗУЙ ЗАГОВОРЫ СО СЛОВОМ “АМИНЬ!”.
Не жаль Вам богов-наместников, подумайте о себе - о судьбе своей дальнейшей, после смерти.
Не жаль себя, подумайте об умерших, об их мирах, которые Вы будете обкрадывать, произнося в заговорах, казалось бы, такое невинное слово, “Аминь”. Этим действом вы будете забирать и их драгоценную энергию - энергию жизни.
Есть лишь одна, малюсенькая по сравнению со всем остальным, простительная польза от заговоров со словом “Аминь!” - когда творят их истинно верующие люди. Стоит, к примеру, перед иконой молодая мама, молится горячо, умоляет Бога помочь своему ребенку, у которого неизлечимая болезнь. Она вплетает в канву молитвы не слова - боль свою, видит перед внутренним взором одновременно и Бога и дитя свое, как бы показывает его Господу и наполняет молитву такой огромной энергией, что, когда говорит заключительное “Аминь!”, она превращается в заговор. Бог не в силах не подчиниться. Происходит чудо выздоровления. И... нарождается подвиг.
Да, подвиг!!!
Возможно, каждая мать ради выздоровления своего ребенка способна поверить в Бога. Не каждая сумеет до него “достучаться”, а уж потребовать что-то, переступив страх... - нет, не каждая!

2.
Утром, (по времени магов, конечно же), обычно и привычно остановился я неподалеку от Сони, чтобы полюбоваться её творчеством. Снова не услышал ничего интересного. Подумал раздраженно: зачем только таинственная незнакомка обязала меня к бабьей болтовне прислушиваться?!
Выступала наша самая большая сплетница - Лена из Омска, к которой почему-то, после появления романов Акунина, накрепко прилипла кличка Азазель.
- Ой, девоньки, от деда письмецо вчера получила - беда у него! На Кавказ он уехал, не знаю даже, то ли миссионером, то ли эмиссаром. Решил, головушка безрассудная, детишек горцев грамоте обучать. Забрался в такое дальнее поселение, на такую высоту, где крыши домов облака касаются. А тут пишет: за жизнь свою опасаюсь. Мол, местный глава разумом повредился: твердит, что нестабильность наступила, скоро конец света придет. Катаклизмы, говорит, уже начинаются. И на деда пальцем показывает: если не изгоним его - все рухнет. И горы, и замок старинный. Старики, дети и бабы только останутся. А дед - ох, мозги пропил! - пишет: если их бабы без своих красавцев останутся - стоит ли уезжать? Мужик, он и в старости мужик, только о бабах и думает. Боюсь я за него!..
"Злая на язык, но бестолковая бабенка, - подумал я. - Что в ней маги нашли?! Веры - ни на грош! Все таланты - языком чесать!".
Ха, вот только бабенкой её не пристало звать. Рост под два метра. Груди, как две двухпудовые гири. А ручищами, как у нее, можно из леса, из бурелома, спиленные деревья вытаскивать.
А тут, другая - встряла. Мол, я тоже письмо получила вчера, от любимого... Слова Азазель, как вода в решето, в никуда стекли. Дамы наши оживились. И то, о любви приятней говорить, чем о полоумном старике.
Лишь тут дошло, что послание мне адресовано. Ежели перевести его, звучать так будет: “В мире магов возникла нестабильность. Каждому магу поставлена задача, отыскать её. Опасайся зачистки”.
Посмотрел на нашу “сплетницу” другим взглядом.
Я телепортировался в сад магов.
Думал, думал и думал. Не о книге. Не о зачистке. О том, что я представляю в мире магов? О том, насколько значим для меня их мир?
Часа через полтора вышел на красивую поляну. Удивился, что ни разу на ней не был прежде. Справа, за кустами разросшегося шиповника, шумел небольшой, метров в пять высотой, водопадик. Слева красовалось огромными белыми цветами какое-то дерево. В кроне суетливо сновали колибри, зависали в воздухе, вонзая острые, тонкие клювики в плоские чаши цветов, размером с ладонь - красивая, но лживая иллюзия. Это было не то дерево, не с теми цветами, которые предпочитают эти маленькие, проворные пичужки, размером со шмеля... Ха, в мире магов, если приглядеться, еще не такие несуразности можно встретить.
Посередине поляны выступала из травы белоснежная мраморная плита. Я присел на неё. Облокотился о колени. Подпер подбородок кулаками. Уставился на замок магов, который издалека, с расстояния четырёх-пяти километров, не казался громадиной.
- Как я устал, - прошептал я. Неожиданно для себя, как тот старик в таверне, который рассказывал нам об Иисусе, погрозил замку кулаком. И прокричал, зло и надсадно:
- Я устал быть колдуном!!! Хочу быть только человеком!!!
Вдруг, представил муху. Обыкновенную муху. Она тотчас появилась у меня перед самым носом. Вот только, почему-то, не махала крыльями. К моему удивлению, крылышки её вытянулись, стали остроконечными: муха сдвинула их, как складывают крылья современные боевые самолеты в полете на высокой скорости и сама наполовину трансформировалась в крошечный самолётик. А затем, штопором ввинтилась в небо. Я испугался, когда резанула глаза огненная, ослепительно яркая вспышка. Центральная башня замка, (не замок, всего лишь башня), вдруг стала оседать, крошась на куски. Еще больше напугала взрывная волна, которая смела колибри с дерева, резанула болью уши.
- Что это?! - испуганно выкрикнул я. - Это не я! Во мне нет такой ненависти!!!
Неожиданно ко мне пришло знание. Я понял, в миг один, почему маги не смогли стать всемогущими на Земле. Они придумывали новых и новых богов, чтобы быть сильнее с их помощью. После случая с Зевсом, когда созданный ими бог единожды взбунтовался, уже побоялись дать последующим богам настоящее могущество и, тем самым, отвергли Высший разум. А он, отнюдь не в обиде, с тех пор все их требования, все их помыслы о всемогуществе переправлять, переадресовывать стал беспомощным богам.
- Придурки! - крикнул я, вскакивая. Как дикарь около убитого на охоте зверя, я прыгал около камня и орал: - Какие же вы придурки! Даже если вы убьете богов, вам не поставить людей на колени! Человек уже не тот, не такой, как в древние времена! Вы просчитались, маги!
Я запрыгнул на камень и, скрестив руки на груди, пристально, с лютой ненавистью уставился на замок магов. Словно исчезающий мираж, чёрный куб потерял чёткие очертания, превратился в клубящееся чёрное облако. Взглядом, словно ластиком, я торопливо стал его стирать. Прошло секунд пять, небо очистилось от черноты. Сразу же мир стал другим. Солнце, вдруг, стало более жарким. От водопадика повеяло настоящей прохладой. А тут - откуда?! - самым натуральным, самым наглым образом впился в руку комар. Несколько секунд с недоумением впитывал в себя новое ощущение в том мире - боль. Не ту, которую выдумал сам, не ту, которую нам придумывали в наказание маги, а самую настоящую и оттого желанную даже. Следом, прихлопнул кровососа. Долго, очень долго смотрел на маленький трупик на ладони. Он и не думал испаряться, исчезать.
Что случилось?!
Что?!!!
Я спрыгнул с камня, упал на колени и стал с корнями выдирать траву и цветы. Под ними была... земля.
Земля?!
Не тонюсенькая пленка, отделяющая мир магов от пустоты, в которую некогда пытался заглянуть Паша, безрассудно засунув сквозь нее голову. Обыкновенная земля, с мелкими, белыми камешками. Я рыл её и рыл, раздирая кожу и обламывая ногти.
Едва подумал о боли - пришла, резанула, ударила так, что покачнулся. Едва подумал о том, что на израненных руках должна появиться кровь, чуть ли не фонтанчиком хлынула. Жирными, огненными каплями падала с пораненного пальца на землю, образуя в ней микрократеры.
“Что это?! Что?! Этого не может быть!!! - лихорадочно думал я. - Мир призрак стал реальным... А может, так и создаются миры?! Сначала их выдумывают, заполняют эргетической субстанцией, а затем они превращаются в реальность. Но... - по желанию кого?!
Я не Бог! И не маг!!! Всего лишь человек, слабый и довольно глупый. Я не могу познать, охватить своим разумом даже мир, в котором реально живу. Куда мне, с моей слабостью, с несовершенством сознания, до сотворения миров...”.
Раскаты грома вернули меня к действительности.
“Гроза здесь, в мире магов... - не слишком ли?!” - подумал я устало, медленно приподнял голову и обомлел. На меня смотрело огромное, в полнеба, смеющееся лицо старца. Длинные, седые волосы его трепал несуществующий ветер. В голубых, ослепительно ярких глазах - лукавство.
- Кто ты?! - выкрикнул я.
- Тот, кого знаешь, - прогрохотало в ответ.
- Я не знаю тебя!
- Тот, кому ты втайне поклоняешься.
- Бог?!
- Да я Бог, но слово “мысль” лучше отражает мою суть.
- Зачем ты разрушил замок?! - выкрикнул я гневно.
И снова раскаты смеха - грозовые раскаты.
- А разве ты не хотел этого?
- Я?!
И поперхнулся этим словом. И прошептал:
- Не... не знаю.
И выкрикнул:
- Нет!
И заорал, что есть мочи:
- Не хоте-е-ел!!!
- Успокойся, - прогрохотал голос. - Мы там, где ничему материальному не можем причинить вред. Замок магов цел. Ты убедишься в этом, когда мы закончим разговор.
“Можно ли не верить Богу?”, - подумал я, всё еще пылая гневом.
Белый камень неожиданно подрос, превратился в стол с белоснежной столешницей. Вынырнули из-под земли два изящных стула, мгновение спустя я оказался на одном из них. А напротив... ба-а-а, появилась моя доченька, Иринка. Вот только глаза её не были глазами ребенка. В них словно бы отражалась мудрость мира.
- У меня нет тела, - сказала “Иринка”. - Я выбрал образ самого любимого тобой человека, но если тебе это неприятно, я поменяю его.
Голос был тоже её, настоящим.
- Мне всегда нравилось общаться со своей дочерью, - ответил я.
- Из всех напитков ты больше всего любишь кофе. Позволь угостить тебя?
Я кивнул головой. Тотчас передо мной возникла моя любимая трехсотграммовая фарфоровая кружка с темной, дымящейся жидкостью - даже кофе я пью на Земле всегда из нее... Да, это была она. Около ручки - маленькая трещинка. Каждый раз, наливая кипяток, я боюсь, что она разойдется.
Я отпил глоток... - ммм!!! - такого ароматного напитка еще не пробовал. И тут увидел, как затягиваются раны на руках. Спустя секунду они стали чистыми, словно не рылся в земле, раздирая в кровь кожу.
- Кто ты? - повторил я вопрос, вложив в него другой смысл.
- Во Вселенной у меня миллиарды названий, но суть одна. Я - мысль! - сказала “Иринка”, двумя пальчиками поднося к губам маленькую, полупрозрачную чашечку из старинного китайского фарфора. Нос ее смешно, и до боли знакомо сморщился, когда прикоснулась губами к чашке.
- Люблю людей, они учат меня ценить жизнь, - после того, как сделала малюсенький глоточек обжигающей жидкости, томно произнесла она.
- Какой ты? - очнулся я от грез.
- Я просто есть. Вся Вселенная - это я. Я - ее Галактики и Метагалактики. Я - каждая из трех тысяч развитых, и каждая из более чем ста тысяч зарождающихся цивилизаций только в одной Галактике, которой принадлежит твоя планета - Земля. Каждая песчинка на любой планете - я. Я еще более многолик, чем ваши земные боги, но более един, чем они. Я все, и я - ничего. Тебя устраивает такой ответ?
- А боги... наши земные боги, кто они?
- Они отголосок моего я, хотя придумали и создали их Вы - люди.
- И все же, я не могу представить тебя, понять.
- Вселенную сотворил разум. Я проявление его.
- А еще есть Вселенные, такие же большие, как наша?!
- Бесконечное множество. И в каждой есть проявление разума - свой Бог.
- Выходит...
- Смелее! Полагаю, ты на верном пути.
- Выходит, наша Вселенная всего лишь чья-то мыслеформа?! Мыслеформа какого-то иноразума?!
- Ничего себе - всего лишь! В ней миллиарды Галактик и Метагалактик! - совсем как Иринка, когда удивлена чем-то, воскликнул мой собеседник.
- А какой он, тот иноразум?
- Не знаю. Никогда не видел того, кто сотворил меня и мне подобных, но знаю, что он есть. И знаю, что я отголосок его разума.
- А другие Вселенные... - они знают?!
- Увы, я не всесилен. Другие Вселенные я вижу издалека, как Вы, люди, видите звезды. Я знаю, что в каждой из них есть свой Бог, но докричаться до них не могу.
- А если отправить сообщение? Мыслекапсулу?!
- Я и есть мысль. Мысль, свёрнутая в кокон принадлежащей ей реальности. Мне никогда не удастся вырваться за пределы своей Вселенной. Я принадлежу ей, её пленник.
А я вспомнил учение магов о возникновении Вселенной. О Сфере распада ничто. О том, как образовывались Галактики... Не только места, щелочки малейшей не было в той стройной и рациональной доктрине для Бога.
Но, если Вселенная наша чья-то мысль, то эта мысль на чём-то должна быть записана? На чём? Только посредством расположения материи в пространстве. А это означает, что появление нашей Галактики во Вселенной было кем-то предопределено... А Земли?.. А человека на ней?!..
Земля возникла... нет, это наша Солнечная Система возникла, как следствие возникновения Вселенной. Как частица, несущая в себе ничтожно малую информацию. А Земля... скорей всего, что Земля, что человечество на ней, для чего-то Высшего - никто и ничто. Их явно не брал в расчёт иноразум при создании Вселенной.
Явно, так!
Но для Бога, которого создал иноразум, (а создавал ли?), человечество стало значить больше, чем Солнечная система. А может и вся Галактика.
Какие необъятные и глубинные бездны открываются порой перед сознанием. Вот скажите, посоветуйте, помогите мне неразумному понять, как можно представить мысль, которая формируется миллиарды, возможно триллионы лет, наших лет?! Что значит для этой мысли мгновенность нашего бытия?! Значим ли мы, люди, хоть что-то в мироздании?!
И я сказал, вглядываясь в лицо дочери с надеждой:
- Извини, я пристаю с вопросами, быть может у тебя не так уж много времени...
- Времени на беседу с тобой у меня больше, чем существует человечество. Говори, мне интересно тебя слушать.
- Чем ты занимаешься? - спросил я.
- Познаю мир и заселяю его разумом.
- Тебя заставили делать это?
- Нет. Я сам нашел смысл в вечности.
- Тебя наделили уменьем создавать жизнь?
- Жизнь возникла случайно, на одной из первых планет Вселенной. Я был удивлен её появлению, долго не мог осознать. Жизнь бегала и прыгала по планете, охотилась и размножалась. Только спустя несколько сотен тысяч лет по земному времени, я догадался дать разум одному из существ. Так кончилось мое одиночество. Позже, я создал много разумных, но любимых рас у меня пять: эргоинформациоиды, плазмоиды, люди, ящероподобные и рукокрылые. Но не они мне нужны, прежде всего.
- А-а-а, кто нужен?!
- Планетарные боги.
- ?!
- Любой разум, на любой из планет, создает своих богов.
- И что?
- Общаться разумно с равными. Равные мне - боги.
- ?!
- Я не совсем точно высказался. С теми более интересно общаться, кто не исчезнет через мгновение. А боги почти бессмертны. К тому же, непредсказуемы в поступках. И независимы в суждениях. Они существуют в другой реальности, которая не во всём подвластна мне. Я не всегда могу знать их чувства и помыслы. Они способны создавать новые миры, идти наперекор мне.
- Вот спасибо, утешил! - усмехнулся я. И, (ха, откуда знать, как можно, а как нельзя говорить с Богом?!), заявил, склонив голову в поклоне шута: - Очень приятно будет осознавать всю оставшуюся жизнь, что человечество на Земле нужно лишь в качестве грядки для выращивания богов.
“Иринка” звонко расхохоталась:
- Мне нравится твоя колючесть.
- Разве я не прав?! Из твоих слов следует, что ты посылал на Землю пророков не для блага людей, а чтобы они помогали тебе создавать богов, укреплять веру в них?
- Так оно и есть.
- Да-а-а?!!! - удивлённо протянул я. - Вообще-то я полагал, что этим занимались маги. И ты тут, мягко говоря, не причём.
И снова услышал звонкий смех Иринки:
- Я делал это руками магов.
- Но они... они об этом... Не могу поверить, что они осознавали это!
- Я управлял их сознанием. Но у них был выбор - наполнить собственным смыслом моё повеление. Мне неважно было, какие боги появятся. Значимо было, чтобы они появились.
- А почему сейчас нет пророков? Ах, да! Надобность отпала. Боги-то созданы!
- Человек научился слушать свою душу - слышит Бога, - улыбнулась “Иринка”. - Настоящий Бог человека - его душа, а не те боги, которых создает его воображение. Людям пора знать об этом.
- Но это убьет земных богов!
- Не забывай, земные боги почти бессмертны. Им придется приспосабливаться, чтобы не стать Забытыми Богами. Они сольются в Единого Бога - совесть человечества.
Уф-ф, как трудно, оказывается, говорить с Богом!
- В чем, тогда, предначертание человечества?
- Менять меня.
- ?!
- Оно уже меняет меня. Роет меня и взрывает, это меня оно перегораживает плотинами, из моего тела строит корабли и самолеты. Это мной питаются и мной уничтожают друг друга люди. Но, не это главное. Меня не особо интересует движение неживой материи.
- А что интересует?
- Проявления разума.
- ?!
- Разумные каждый миг придумывают что-то новое, интересное. Они творят. И они же, формируют мою душу, наполняют ее чувствами. Познавая их, я познаю и совершенствую себя.
- Как происходит это?.. На Земле, имею ввиду!
- Я прожил не одну тысячу жизней в телах земных людей и мне нравится эта жизнь, наполненная радостью и болью.
- А остальных людей... - ты ощущаешь их? До тебя доходят их молитвы?
- Нет.
- Почему?
- Мне не нужны молитвы людей.
- Почему?!!
- При всем желании я не могу говорить с каждым разумным существом Вселенной. Их слишком много даже в одной, твоей Галактике.
- Ты же еще более многолик, чем земные Боги?
- Нет смысла выслушивать каждого.
- А строительный материал...
- Мне не нужны их мысли и чувства в качестве строительного материала, - ответила “Иринка”. Наткнувшись на мой недоуменный взгляд, терпеливо пояснила: - Мысли и чувства людей нужны земным богам. Для них они - необходимость.
Воистину, терпение Бога в разговоре со мной безгранично.
“О чём бы еще спросить?! - подумал я растерянно. - Бог ты мой! Такая уникальная возможность...”
- Это ты создал Землю?
- Земля проявилась, как некая, ничтожно малая часть меня.
- А человека на ней ты сотворил?!
- Я многократно переносил на Землю разумную жизнь с других планет. Раз, от цивилизации динозавров. Но тот вид, который мне был нужен, вымер. Пришлось уничтожить остатки исходного материала. Раз от теплокровных, обитающих в океане. Но, оказалось, каким-то чудом сохранились представители прежней цивилизации - съели “рассаду”. Трижды подселял плазмоидов, но они не желали становиться разумными. Дважды экспериментировал с теплокровными на суше. Последняя попытка была более-менее удачной. Когда человек сформировался, я вдохнул в него разум.
- Когда человек обрел разум?
- Чуть более 500 тысяч лет назад.
- Но, в штате Айдахо, что в США, в 1922 году нашли глиняную статуэтку, возраст которой около двух миллионов лет. Более того, окаменевшей подошве ботинка человека - причем, с уцелевшими стежками! - которую обнаружили в той же Америке, возраст свыше двухсот миллионов лет. Не помню, в каком месте нашли железную кружку, но возраст ее тоже потрясает - 312 млн. лет. Откуда ей взяться, если население планеты в основном состояло их моллюсков и членистоногих? А ваза из серого металла, инкрустированная серебром, к тому же с искусственной резьбой, еще более стара. Ей около 600 млн. лет. Что за мастер ее создал, если жизнь на Земле была только в океане, в виде простейших: медуз и червей? Как объяснить эти, и сотни других, археологических аномалий?
- О тех находках я ничего не знаю. Ты уверен, что они есть на самом деле?
- И это спрашивает Бог?! - поинтересовался я, не без ехидства.
- Мне лень вытаскивать из долговременной памяти столь мелкие и незначительные детали. Вообще-то, попыток внедрить на Землю человека, было несколько. Первая - около семи миллионов лет назад. Следующая - около трёх миллионов лет назад. Было ещё три, или четыре попытки - а может пять. Точно не помню. Но если тебя интересует этот вопрос, я сделаю запрос джинну, который управляет моей памятью на твоей планете. К концу разговора он предоставит мне точные данные.
- Да, было бы интересно узнать об этом.
- В одном уверен, до изготовления железных кружек те примитивные создания не доросли. Сгинули, едва научившись стрелять из луков. Вазу могли обронить пришельцы с других планет, такое можно предположить. А вот кружку, к тому же железную... сомнительно. Хотя, в то время, всего лишь в тысяче световых годах от Земли, весьма сильной и воинственной была раса разумных осминогообразных, поклоняющихся железу... К сожалению, эти сведения я не смогу тебе предоставить к концу разговора.
- Они для меня не настолько важны. Гораздо интересней узнать, отчего гибли прежние людские цивилизации?
- Я не садовник, который может постоянно обихаживать свою единственную розу. Проявить себя на Земле я мог в то время раз в несколько сотен тысяч лет. “Рассада” гибла или перерождалась ни во что ни годное.
- А разве нельзя было подселить на Землю планетарного бога с другой планеты. Чтобы приглядывал за ”рассадой”.
- Я давно уже отказался от мысли дублировать цивилизации. Более интересным представляется мне, когда они сами формируются. Есть шанс дождаться чего-то нового, необычного.
- Мы похожи на своих прародителей?
- Не совсем. Вы развивались в разных условиях. К тому же, в последний раз генетический материал внедрялся в местные, уже проявившие себя формы жизни.
“Ну что за идиот я, - подумал сердито, - о том ли спрашиваю?! Миллионы вопросов есть, куда важней!”
И я спросил:
- Зачем тебе земные боги? Высший разум сильнее, чем они!
- Высший разум Земли - это тоже я. - Я вскинул брови. Бог терпеливо пояснил: - Он - микроскопическая частица меня самого.
“Кретин! Скоро с тобой будут разговаривать, как с ребенком!”, - ругнул я себя. Спросил: - Если он часть тебя, то почему не обладает разумом?
- Пока ему нет смысла обладать разумом. Он колыбель Единого Земного Бога.
- Которого нет.
- Который будет.
- И все же странно это. Притом, что отдельные его программы разумны - целое представляет хаос.
- Организованный хаос. Разумность Высшего разума пока выгодна лишь вашим земным богам и магам. Боги мечтают с ним договариваться, маги - повелевать.
- Но, согласись, человечество еще больше будет менять тебя, когда Высший разум станет разумным.
“Иринка” расхохоталась:
- Мне нравится твоя настойчивость.
- В чём я не прав?
- Представь на минуту, что с сегодняшнего дня он начнет ускоренно развиваться, а через год станет разумным. Он тотчас начнет вмешиваться в жизнь людей. Уже через пару месяцев Земля превратится для них в Ад.
- Ты прав, - вынужден был я признать, - почти каждый захочет построить для себя замок и разрушить дворец соседа. Есть, не работая - мечта большинства.
- Ты не оценил ситуацию. Он погубит людей и погибнет сам.
- Даже так?!
- У него тотчас появятся собственные желания, обуздать которые под силу будет разве что мне. А у меня нет ни желания, ни возможности, быть в няньках у такой ничтожно малой части самого себя.
- Выходит, Высший разум никогда не будет разумным?! Маги ошибаются в своих прогнозах?!
- Высший Разум будет разумным. Но произойдет это в том случае, когда он понадобится людям не для удовлетворения честолюбивых желаний, а для усовершенствования мира. Когда Единый Бог, став совестью человечества, сможет его контролировать. Впрочем, я решил немного ускорить этот процесс. Начиная с этого тысячелетия, он медленно, постепенно, почти незаметно, начнёт осознавать себя.
- Что изменилось?
- Изменились люди.
- Его разумность стала нужна людям?
- Нет.
- Тогда зачем... - не пойму я, ради чего делать его разумным?!
- Чтобы ускорить появление Единого Бога Земли.
- Но это жестоко по отношению к людям! Если природные катаклизмы и катастрофы зальют кровью людской Землю...
- Не спеши с выводами. Высший разум не разумен, но он живое существо, которое развивается по своим законам. Сегодня ему выгодно превращать Землю в котёл, в котором кипят страсти людские. Они нужны ему для строительства своих миров. А для возведения порталов для входа в подпространства и для создания защитных оболочек для миров ему требуется всё больше сущностей - не важно, чёрных или белых. И он их будет множить. Мало будет страстей, внедрит войны. Мало войн - введет террор. А страха не хватит, ужасом окутает Землю. Вот тогда наступит время катастроф.
- Ничего себе - это же конец всему! Это же... а ты.. ты спасешь нас?!!!
- Нет.
- Нет?!!!
- Спасать себя человечеству предстоит самому. По тому сценарию человечество развиваться будет, если у людей сознание останется прежним.
Уф-ф! Холодный душ бы принять. Или повыть бы по-волчьи, с полчасика. Попробуй-ка, пойми, да прими, как должное, столь великие помыслы.
И тут, я успокоился. Понял: хоть выверни себя наизнанку - умнее от этого не стану. И другое понял: Бога вряд ли удастся мне удивить собственной тупостью.
- Что для этого нужно сделать? - спросил я. Не сдержался, ляпнул: - Научить людей любви и доброте?!
- Сегодня этого мало. Людям предстоит испытать стыд, за сегодняшнюю слепоту. Душевную боль, за содеянное. Раскаяние. Уход от прежних религий. Создание новой религии, без молитв, ритуалов и священнослужителей - возвеличивающей человека, его разум.
- А разве Единому Богу Земли не нужна подпитка?!
- Ею будет огромнейшее желание людей изменить мир к лучшему. Когда после этой бури наступит штиль, изменятся не только люди, но и Высший разум. На Земле ему не понадобится так много сущностей. Он реорганизует свои миры и постепенно сольётся в одно целое с Единым Богом. Настанет эпоха сотрудничества людей с ним.
- А если он захочет возвыситься?
- Каким он станет, зависит от желания людей.
- А если человечество погибнет?!
- Это будет его выбор. Мне не нужны чахлые цивилизации. И не нужны хилые боги.
- Ты общаешься с земными богами?
- Не со всеми, и не часто. Они раздроблены и слабы. Они не осознали еще своего величия. Придет время, они захотят свободы от воли людей, возмечтают возвыситься надо мной и сами возжелают созидать миры. Тогда они будут мне интересны.
- А с магами? Ты говоришь с ними?!
- Нет.
- Почему?
- Они и так делают то, что хочу я.
- Но они...
- Они свободны в поступках.
- Сейчас маги хотят убить богов. Зачем?
- Чтобы убить себя.
- ?!!!
- Их дальнейшее существование бессмысленно.
- Но они...
- Они об этом еще не знают.
- А когда они об этом узнают?!
- Когда не станет их мира в Рунном посохе.
- Их мир обязательно должен погибнуть?! - похолодел я от ужаса.
- Да, - последовал ответ.
- Но... почему?!
- Так хочу я.
Меня убивала нелогичность ответов этого, самого странного в моей жизни собеседника, хотя самого его, к собственному удивлению, воспринимал обыденно. Голова заболела, да что там, затрещала от противоречивых мыслей.
Чем маги не угодили Богу?! Как они могут хотеть убить себя, если даже не знают об этом?!
Слова Бога - не ветер в поле. За ними - готовое решение. Похоже, только у меня есть шанс узнать эту тайну - есть робкая надежда спасти мир умерших магов.
- Я - это ты, часть тебя, - осторожно начал я поворачивать разговор в другую сторону. - Ты знаешь, что я думаю по этому поводу.
- Я никогда не заглядываю в мысли собеседника. Иначе он перестает быть для меня интересным.
- Ты прожил не одну тысячу жизней в телах людей. А сам вмешивался в их жизнь, менял их судьбу?
- Нет. Но чтобы жизнь их была более интересной и насыщенной событиями, я иногда вливал в них немного своей жизненной силы. И иногда давал им видение будущего.
- И тебе никогда не хотелось за кого-то заступиться, кому-то надрать задницу, кого-то протолкнуть вперед?
- В этом не было необходимости.
- Почему ты перестал о человеке заботиться?
- У человека есть прекрасное, отлично приспособленное для жизни на Земле тело. В наследство ему досталась чудесная планета. Я дал ему главное - разум, независимость от кого бы то ни было и право выбора.
- Выбора чего?! - торопливо спросил я, ухватив необходимую нить разговора.
- А разве ты сам этого не знаешь? - спросил Бог, в удивлении приподняв брови “Иринки”.
- Знаю. Выбирать любовь, а не ненависть.
- Да.
- Жизнь, а не смерть.
- Да.
- Созидание, а не разрушение.
- Согласен.
- Возможность отдавать, а не отнимать.
- Конечно же.
- Возможность надеяться, а не уныние.
- Тебе не лень перечислять то, что оба знаем?! - рассмеялась “Иринка”.
- Этим убедительно сказать хочу, что ты не справедлив к магам! - ответил я. - Не их вина, что люди на Земле часто делают не тот выбор.
- В мире богов нет понятия вины, - услышал в ответ.
- Жаль, иначе боги могли бы быть более человечными.
“Иринка” посмотрела на меня заинтересованно. И сказала:
- Что меня удивляет и радует в людях, так это то, что они способны защищать даже тех, кого ненавидят.
- Неужели нет малейшей возможности спасти мир магов?! - озабоченно спросил я.
- Нет необходимости спасать мир магов.
- Без магов человечество будет беднее. Они помогают ему выжить, направляют развитие цивилизации, не позволяют людям совершать страшные ошибки.
- И множат свои ошибки.
- Они дарят людям знания.
- Для человечества это не самое главное.
- А что главное?!
- Возможность жить.
- Почему со мной ты решил говорить об этом?
- Я иногда говорю с теми, кто стоит или может стоять на перекрестке судьбы планеты, Галактики или Вселенной.
- Моя книга - неужели она так важна?! Я все сделаю... я... я уничтожу ее!!!
- Меня не интересует твоя книга.
- ?!!!
- Меня интересует Рунный посох.
- ?!!!
- У меня есть к тебе поручение Володя. Можешь считать его просьбой, но слово “поручение”, хотя оно и не нравится тебе, более полно отражает суть. Скоро Странник предложит тебе отправиться с ним, путешествовать в мир умерших магов - в Рунный посох. Когда окажешься там, позови меня.
- В мир Рунного посоха может попасть только мертвый маг... Ах, да! Ты же Бог. Ты можешь заглянуть в будущее. А-а-а, а почему ты сам не можешь попасть туда? Странник может, я смогу, а ты - нет?!
- Потому, что я Бог. Маги сумели создать закрытый мир, в который мне даже заглянуть нет возможности. Но если меня позовет человек - откроет этим в их защите “окно”.
Я взял кружку. Сжал ее руками, чтобы Бог не видел их дрожание. Медленно, оттягивая дальнейший разговор, допил остатки остывшего кофе.
Мне предложили быть убийцей. Убийцей целого мира.
Что ощущали те, древние воины, что сидели в Троянском коне?! Страх? Дикий восторг? Желание мстить, в упоении битвы кромсать мечами живую плоть? Но я... я современный человек...
Ха, мне даже не воином предложили быть - Троянским конем!
Что ответить Богу?!
- Не знаю, вправе ли я требовать, но в нашем мире так принято: чтобы человек сделал что-то, его необходимо убедить в целесообразности этих действий. Почему ты решил уничтожить мир Рунного посоха? И чем не угодили тебе маги?
- Чтобы тебе была яснее суть проблемы, я буду оперировать земными понятиями. Чуть упрощенно изложу проблему.
Я кивнул и еще крепче сжал кружку.
- Многие цивилизации начинали развитие так же, как земная, - грустно заговорил Бог. Уголки его губ прорезали глубокие складки, и он перестал походить на Иринку. - Почти везде были колдуны, а в момент становления Высшего разума - маги. Не только на Земле, на многих других планетах они сбегали от последствий собственного волшебства в подпространства Высших разумов. Многие создавали ещё и подпространства в подпространствах - свои Рунные посохи. Но только на девяти планетах маги умудрились создать в Рунных посохах закрытые миры, в которые нет доступа Богам. Я не обратил на это внимания. Меня абсолютно не заинтересовало, что в одном из таких Рунных посохов между умершими магами произошел раскол и началась война. Что они придумали, какое сверхоружие изобрели - неизвестно, только мир их Рунного посоха начал стремительно вбирать в себя Тонкий мир, словно черная дыра материю. Погибло всё живое в 749 Солнечных Системах. Вырваться смогли только планетарные боги.
- Вот уж не думал, что у Бога могут быть проблемы! - прошептал я.
Образ Иринки исчезал, она на глазах превращалась в старца, но Бог, похоже, этого не замечал. На глазах его были слезы.
Слезы?!!!
- У меня не было другого материала, чтобы экранировать очаг разрушения, кроме богов, - глухо заговорил он старческим дребезжащим голосом. - Я собрал их всех, с той Галактики, часть Богов привлёк из соседних Галактик, и из них выстроил сферу защиты. Из живых и разумных, все понимающих Богов. Они обречены, им быть в той сфере вечно. Я не могу лишить их разума, наслать безумие, не в состоянии предоставить им даже кратковременные отпуска. Многие планетарные боги, даже с других, удалённых Галактик, сами просятся подменить мучеников, но я боюсь хотя бы на краткий миг ослабить защиту.
- Причем тут наши маги? - спросил я, уже догадываясь, что он скажет.
- В вашем Рунном посохе между умершими магами и Свободными почти такое же противостояние. Их мир разделен надвое в точности такой же магической стеной. Он находится в равновесии, но в любой миг может начаться война.
Я только хотел сказать, что это еще не повод уничтожать мир магов, у нас-то, в нашем Рунном посохе, война еще не началась, как вдруг, Бог сорвался с места и умчался вдаль черным смерчем, круша красоты сада. Он предстал в прежнем своем облике, увеличенном тысячекратно по сравнению с человеком, и загрохотал оглушительно:
- Он должен быть уничтожен, как потенциальная угроза жизни в вашей Галактике.
Я схватился за голову. Что есть силы, прижал ладони к ушам и прошептал:
- А театральные эффекты обязательны?
Бог открыл рот, собираясь еще что-то провозгласить, да так и застыл на пару секунд. В следующее мгновение он сидел передо мной, снова превратившись в Иринку.
- Извини, - сказал он и добавил, вызвав во мне смех: - Я чуть вывалился из памяти.
- Как ты узнал о том, что творится в Рунном посохе?
- Разговоры его Главного жреца и Верховного мага слышит один из земных богов.
- Я не вправе отказаться? - спросил я.
- У человека всегда есть выбор.
- Но... здесь ты вмешался. Ведь это не я, это ты разрушил замок, чтобы узнать, способен ли я на такой поступок! Здесь ты сделал за меня мой выбор. Зачем?!
- Мы там, где это нельзя назвать вмешательством, - последовал ответ.
Я огляделся. Вокруг, на все голоса пели птицы. Казалось, слетелись они со всего сада, ветки сгибались от тяжести множества их маленьких тел. Плотным, живым, молчаливым кольцом окружали нас разные звери.
Я не настолько увлекся беседой, чтобы не обнаружить изменений вокруг, хотя бы за спиной Бога. Звери и птицы появились только что. Только что! А перед этим я подумал... да, мысль промелькнула мимолетом, вскользь, что все живое должно собраться, чтобы посмотреть на Бога. Мысль довольно абсурдная.
А если это Бог собрал птиц и зверей? Подслушал мои мысли и... Зачем, спрашивается?! Это его действо было бы не менее абсурдным!
И где люди?! Пусть уничтожен замок магов, но маги... - где?! И где хранители?! И умершие... - не все же попрятались по домикам?! Хотя бы трое из десяти должны были взмыть в небо... А в мире ли я магов?!
“Наверное, я сплю!” - запоздало догадался я.
Я посмотрел недоумённо на “Иринку”, окинул взглядом зверьё, тупо пытающееся с помощью своей звериной мимики проявить любовь к Богу, ущипнул себя за руку и услышал обеспокоенный голос:
- Подожди, не уходи!!! Наш разговор еще не закончен.
- Это мой выбор! - выкрикнул я зло, досадуя на то, что сам себя загнал в ловушку сна.
И... проснулся.
Все так же шумел водопад, ничуть не изменилось дерево, колибри атаковали цветы с прежним проворством, а замок магов стоял нерушимо.
Изменился я.
Нет, я не поверил сну. Чушь! Бог может быть таким только в моем воображении. К тому же, слишком много в этом сне не состыковок, нелогичности, абсурдности.
Сон всего лишь сплавил воедино все мои прежние мысли о мироздании и Едином Боге. Можно только удивляться гениальности этого художника: он нарисовал запоминающуюся картину.
Куда важней другое. В эти несколько мгновений сна я узнал, отчего маги так и не стали всемогущими на Земле. Тайна оказалась настолько простой, что я поразился, почему раньше эта мысль не приходила мне в голову. И даже закралось подозрение, что это не тайна вовсе: об этом знают все хранители, кроме меня, а потому и не говорят вслух. Это же настолько элементарный логический вывод, никаких сложных и туманных цепочек предположений строить не надо, все умещается в три предложения - маги придумали планетарных богов, поверили в них, а Высший разум все их чаяния о земном могуществе переправлять стал беспомощным богам.
Только один минус был в этом предположении - чтобы принять его на веру, магов следовало считать тупей олигофренов. Уж что-что, а эту простейшую истину могли бы понять за тысячелетия! И всё же... - да, клянусь всеми тайнами мира, именно здесь “собака зарыта”! Знать бы ещё - где и как?!
В древние времена маги ставку сделали на накопление магической энергии. Они собирали её с миров Высшего Разума и вбухивали в свой замок. Как накопитель энергии, он рос, словно на дрожжах, а маги терпеливо искали пути, как использовать можно эту энергию на Земле, чтобы жить уже на НЕЙ властелинами и быть уже на НЕЙ почти бессмертными.
Маги сделали ставку на богов и... просчитались.
В 1862 году они сделали прогноз, что, начиная с третьего тысячелетия, возможен полный контакт даже самого обыкновенного человека с Высшим разумом, а это и есть возрождение магии на Земле. Это Вам не те ничтожно малые всплески энергии, которую колдуны издревле умели вызывать пресловутой “иголочкой”.
Надобность в богах отпала.
То-то радости у магов было! То-то засуетились! Не продумав, как следует, в суете и спешке, они ополчились на богов, а в качестве эксперимента решили, довольно таки своеобразным способом, с помощью кровавой революции, c помощью чуждых идей и революционеров-фанатиков сделать безбожной одну страну. Свою страну. А в результате наказали свой народ. Да так, что в кошмарном сне не приснилось бы врагу. Едва ли не половину самого качественного генофонда уничтожили своим безрассудным экспериментом.
А может, это я не прав?!
Как бы не так! То, о чём написали в записке мои сладкоголосые помощнички, (якобы о желанных путях спасении человечества от хаоса и разрушений), наполовину, если не больше, враньё. Кто-то навешал им лапши на уши. А то и сами измыслили. И мне преподнесли, как истину.
И более ста лет назад был виден тот, другой, более трудный путь - менять сознание людей. И этим упорядочить миры в подпространстве Высшего разума. В то время задача эта не казалась столь неразрешимой.
Знаю!
Да... знаю.
Если не был на той лекции, это не означает еще, что не владею информацией. Есть более надежный источник - уверения умерших хранителей. Они помнят те времена, когда маги песней пели о будущем своём всемогуществе. Речи не было о том, что Высшему разуму не хватает кватов для строительства своих миров. Скорей - наоборот.
Во всём у магов, что бы ни делали, двойной, тройной смысл. Поверил бы я им - с удовольствием бы поверил! - если бы Колобок пару сотен лет назад не проговорился, что кваты, так необходимые Высшему разуму для создания порталов, они научились создавать искусственно.
- ...Возможно, вскоре Высший разум откажется от земных сущностей, прежде всего от чёрных, - заявил он. Обвел хранителей, (теперь уже умерших, в большинстве), торжествующим взглядом и выдал сенсацию: - Кваты, обработанные специальным полем, можно рассеивать на только что созданные оболочки между мирами, словно споры грибов. Они начинают множиться, образовывать наросты. Ими кормить можно Высший разум, словно корову в хлеву сеном. - И склонился в поклоне признанного гения, ухмыляясь высокомерно: - Автор этой разработки Ваш покорный слуга, прошу любить и жаловать.
На этом закончил лекцию - исчез.
А на следующий день, когда хранители набросились на него с вопросами, он же заявил, беззаботно улыбаясь:
- Информация закрыта.
С тех пор информация эта - закрыта!
С чего бы?!
Маги решили убить богов потому, что они перестали им быть нужными. Не о людях они думали в те времена. О всемогуществе.
А может, я что-то не знаю... о чём-то не ведаю?!
Бог ты мой, знать бы, где истина?!!!
Кажется, я начинаю сходить с ума. Эта книга оказалась для меня непосильной ношей. Я начинаю воевать с “ветряными мельницами”.
И всё же... - маги тоже ошибаются!
Нужно хоть что-то делать! Не быть же всю жизнь жалкой пешкой, послушной марионеткой в их руках!!!
Знать бы ещё, что делать?!
Прежде всего, заставить себя думать! Думать!!!
Земные боги могущественны в своих мирах потому, и только потому, что живут верой людей. На Земле их сил хватает только на мелкие чудеса. Чтобы пробиться к нам, живым, с чем-то реальным, им нужно сначала убедить Высший разум в целесообразности своих действий.
Нет, не так!!!
Земным богам некого переубеждать. Боги быстро взрослеют. Впитывая в себя мудрость народную, сами становятся мудрыми. А Высший разум Земли, несмотря на солидный возраст - младенец. Оттого и живет настоящим, в непрерывном временном потоке. Даже миры свои и то не он созидал - люди. Он лишь питает их, интуитивно перераспределяет потоки эргии.
Да, Богам трудно преодолеть инстинктивное сопротивление Высшего разума - попробуй-ка отобрать соску у голодного ребенка-великана.
Высший разум еще младенец. Но уже пытается к чему-то протянуть руку. Что-то схватить. Пощупать. Понять. Познать. Как человечеству пережить времена, когда младенец, образно говоря, потребует игрушки?
Как?!!!
Придет ли на помощь людям Бог Вселенной, если предположить, всего лишь предположить, что он существует?
Нет.
Есть только одна реальная сила, способная присмотреть за Высшим разумом и уберечь Землю от хаоса и разрушений - земные боги.
Да, земные боги, которых создало человечество. Но согласятся ли они на роль няньки? Справятся ли?!
Согласятся и справятся!
У них нет выбора, если люди будут едины в своих желаниях.

Я принял решение... Быть может, самое важное решение в своей жизни. Мне страшно говорить об этом вслух. Ни один хранитель меня не поймёт, а Паша... - тем более.
Утром, как только проснусь, пойду в церковь, куплю свечку, поставлю её... куда нибудь поставлю и стану смотреть в мерцающий язычок пламени с любовью и надеждой.
Я буду говорить всего лишь с одним из земных богов. Этого достаточно, если он поймёт меня - поймут другие.
Бог не может не понять меня! Он мудрее, чем маги, ибо в нем собрана воедино мудрость моего народа, его боль и чаяния.
- Прости меня Господи... - скажу я. Нет, не произнесу - раба твоего. Я не раб. И он мне не господин. Я скажу: - Прости меня Господи, если я обижу тебя словами своими и мыслями. Я не с молитвой пришел - с заботой о роде людском, о счастье его земном и поднебесном думая.
Ты ни в чем не виноват. Ты такой, каким придумали тебя люди. Возможно, придет время, они захотят воссоединить тебя с Высшим разумом. Чтобы ты приобрел могущество и настоящую власть над ними. Хотя, вряд ли это возможно. Люди трусливы.
Даже сейчас, когда ты ничего не можешь изменить на Земле, они боятся тебя. Боятся твоего суда, ибо все они грешны. Боятся Ада. И даже Рая боятся не меньше: жить там придется не так, как хочется, а как вожделеешь ты. Быть может они дадут тебе малость - голос, чтобы мог ты говорить с каждым из них на Земле. Я знаю, ты и этому будешь безмерно рад.
Ты нужен стране. Без величавых церквей, без колокольного звона, сердце России зачерствеет.
Ты нужен каждому.
Кто может так же, как ты, выслушать? В церквях ты всматриваешься сквозь лики икон в глубины людских душ добрыми, мудрыми глазами. Ты плачешь вместе с людьми, не в силах сказать утешительное слово. Ты радуешься вместе с ними. Грустишь, если грустны они.
Когда в церковь заходит сильный колдун, та часть твоего я, предназначенная колдуну, испытывает ужас. Ты боишься, что он убьет эту капельку тебя. Сегодня страх твой ещё больше - к тебе пришел хранитель!
Не бойся. Сегодня я желаю всего лишь говорить с тобой, но не как раб твой, не как колдун, а как человек, которому хочется если не любить, то хотя бы безмерно уважать тебя.
Прости меня Господи, если я и сейчас обидел тебя!
Я всего лишь человек. Людям свойственно искать и ошибаться, открывать новые знания и предавать забвению старые, не верные. Я тоже искал. Долго. Мучительно. Много познал и увидел. И - не знаю, пока еще не знаю! - возможно, нашел путь к тебе.
А может все это так, мишура, минутный порыв, уже завтра я переосмыслю все и объявлю тебе войну. Бескомпромиссную. Беспощадную. Но этот первый шаг, поверь, для меня многое значит.
Сегодня наши пути могут соприкасаться. Мы можем идти рука об руку, вместе творить добро и справедливость.
Я не вправе требовать, пришел мириться и просить!
В своем царстве ты всесилен. Прошу тебя Господи, пусть останутся уровни, на которые поделен Рай. Но, очень прошу тебя - уничтожь Ад! Я знаю, ты лицемерно заявишь, что не в силах сделать это, не соиспросив соизволения рода людского. Но я знаю еще и то, что люди противоречивы. При определённых обстоятельствах, из множества мнений ты можешь выбирать то, которое тебе по нраву. Я, как Созидающий и Владетель канала связи с Высшим разумом, дарую тебе ещё более полное право выбора.
Я дарю тебе это право не как колдун, не как смиренно молящийся, а как человек, желающий торжества сил добра.
Подумай, Господи!
Нужны ли человеку еще какие-то наказания в загробной жизни, если он, порой, на Земле испивает чашу горести и боли до дна. Пусть первый уровень Рая будет для самых больших грешников. Они накажут себя сполна уже тем, что вынуждены будут жить среди себе подобных. Не дай им ожесточиться. Прости им грешные дела и помыслы, но позволь им и осознать их. Позволь оставаться людьми. Это их последняя жизнь, а значит и последняя возможность стать людьми. Даруй им это счастье. А не справишься, выгони в Город Городов - там умеют перевоспитывать!
Прости меня, Господи, если я и сейчас обидел тебя. Я не настолько умен, чтобы говорить с Богами. Но сегодня я говорю не словами - всей болью души своей!
Подумай Господи, какой будет судьба ребенка, возлюбленного дитя твоего, если вселится в него озлобленная мучениями душа из самых глубин Ада?
Я хочу, чтобы ты был добрым и справедливым во всем. Достойным уважения любого разумного человека.
Прости меня Господи, если и тут обидел тебя! Пересиль себя, загляни в мою душу - я искренен!
Я вижу перед собой одного Бога - Совесть Человечества. Только перед этим Богом готов смиренно опустить голову и преклонить колени. Я мечтаю, чтобы этим Богом стал и ты, как все остальные боги.
Прости меня Господи, если и этим обидел тебя!

Я буду долго смотреть в мерцающий язычок пламени... Долго. Очень долго. Мне многое нужно сказать своему планетарному Богу.


Вымысел открывает истину,
Которую заслоняет реальность.
Джессамин Уэст.

ГЛАВА 6. И ГДЕ ЖЕ МАГ?!..

1.
Сижу у компа, печатаю этот текст и с большим удовольствием попиваю родниковый газированный КУКАЗАР, (минералку, то есть), со вкусом малины.
Со вкусом малины!
Увы, нет в ней малины, даже самую малость. Ароматизатор это и, скорей всего, синтетический. Но вкусно-о-о!!!
Я, как хранитель, обучен даже синтетические ароматизаторы делать для себя безвредными. Для обычного человека они - яд.
Почему?
Подсознание человека работает словно часовой механизм: на любое действие извне на организм "отщёлкивает" готовые к применению программы и делает всё для того, чтобы они успешно работали. Вот и тут, только глотнули вы минералочки со вкусом малины, только унюхали её запах, в желудок тотчас стали поступать ферменты, чтобы помочь ему переварить... малину.
А малины нет.
Куда девать желудку ненужные ферменты?!.. Избавится, конечно же - выбросить. Он так и поступает... Часть жизненных сил потрачена напрасно.
Это лишь начало губительных процессов.
Определённому количеству клеток крови подсознание даёт строжайший приказ: доставить такие-то и такие компоненты малины к таким и таким клеткам организма, которые в них более всего нуждаются.
А доставлять нечего.
Данные клетки крови в данный момент времени запрограммированы только на это действие и “уходят” от желудка пустопорожними... Вот и ещё часть жизненных сил потрачена организмом напрасно.
Организм слаженно работает. Те клетки, которым предназначались "строительные кирпичики" из якобы переработанной желудком малины, начинают готовиться, чтобы "строить" из неё нечто своё, вырабатывают собственные ферменты. А им, как сказал бы Паша - полный облом. Куда девать клеткам уже ненужные, ими выработанные ферменты?! Расщеплять их, заново использовать компоненты, клетки не обучены. Выход один – выбросить!
Подсознание начинает понимать, что произошел какой-то сбой в слаженной работе организма и принимает решение: ИЗБАВИТЬСЯ ОТ НЕНУЖНОГО! Миллионы клеток крови получают этот не менее строгий приказ, работают усердно, чтобы образовавшуюся в клетках слизь перенести и сконцентрировать в лёгких и носу. Человек кашляет и чихает, клянёт простуду, которой... нет.
Клетки, которым позарез нужны были некоторые компоненты, входящие в состав малины, их не получили. А ещё раз запрашивать у подсознания это крайне необходимое возможности нет: в его "отчётах", напротив “запрос удовлетворён!”, поставлена особо жирная галочка... И тут минус здоровью!
Простите, упрощенно всё изложил, схематично. В организме идут куда более сложные процессы, когда человек пьёт КУКАЗАР с запахом малины. Нужно ли говорить, что жизненные силы организма не безграничны, можно подорвать иммунитет и даже заболеть, если часто напрягать его тем, что вредно.
Как быть?!
Тот же КУКУЗАР со вкусом малины станет безвредным, если прежде горстку настоящей малины в рот отправить, хотя бы ложечку варенья из неё. Но! - ежели съесть картофельные чипсы со вкусом сыра и при этом ни единого кусочка настоящего сыра не скушать – яд. И ядом будет картошечка, если Вы добавите в неё ароматизатор, аналогичный запаху грибов, но не положите в блюдо хотя бы горсточку настоящих.
Вкусовые рецепторы на языке не только для того природой даны, чтобы вы наслаждались вкусом пищи, а для того прежде, чтобы запустить многочисленные программы по её перевариванию и доставке расщеплённых компонентов к клеткам тела. И именно к тем, которые особо нуждаются в этих компонентах.
Мы об этом не знаем... Что ещё хуже, о том не догадываются даже производители вкусной, но вредной продукции. Иначе... - а что, иначе?! Сегодня для многих прибыль в сто крат важней, чем чьё-то здоровье.
Если бы производители этой минералки добавляли в неё хотя бы грамм 50 на литр натурального малинового сока, вреда бы от неё не было. Вернее, многократно меньшим был бы... Я так и сделал: прежде чем пить яд, ложку малинового варенья в рот отправил.
Сегодня химия развивается стремительно, в пищу всё новые и новые "полезные молекулы" добавляются... А полезные ли?! Задумайтесь!!!
Мы живём в опасное для здоровья время.
Даже если из всей повести Вы прочитаете лишь это, (о вреде ароматизаторов), и сделает соответствующие выводы, буду рад. Значит, уже не зря её писал!
Однако, перейдём к теме нашего дальнейшего и более важного разговора.

Эзотерики утверждают, что болезни внедряются в нас на энергоинформационном уровне и только на этом уровне их можно успешно лечить.
Внедряются в организм человека прежде вирусы. Стоит им размножиться хотя бы в одной клетке человеческого тела, формируется ЕЭП болезни, (единое энергоинформационное поле болезни). Оно тотчас берёт “командование” на себя: только на этом этапе начинается “вторжение” на энергоинформационном уровне.
У ЕЭП любой болезни есть готовые способы и приёмы воздействия на подсознание больного. Их и задействует она, чтобы стать, хотя бы на время, родной программой в подсознании больного.
Да, болезни можно лечить на энергоинформационном уровне. Но, не каждую. Ни разу не слышал, чтобы заговорами лечился сифилис. Уберечься от заражения и ослабить течение этой болезни силой сознания можно, а вот полностью вылечиться, без лекарств... хм, попытайтесь. Удастся - нобелевка в кармане!
Большинство современных лекарств, созданных с помощью химии, в организме больного действуют варварски. По принципу: кто не надел противогаз - тот погиб! Химия одно лечит, другое - калечит. А если вирусы нашли противоядие, либо приспособились к лекарству, оно бесполезно. И всё же, без большинства современных лекарств человечеству уже не обойтись.
Природные лекарства из насекомых и животных, многие минералы и кристаллы, и тем более лекарства из трав, вовремя собранных и умело высушенных - да! - действуют, в основном, на энергоинформационном уровне. Они несут в себе корпускулы ЭИМ, (корпускулы энергоинформационных матриц), которые разрушающе влияют на энергоинформационные поля болезней. Ни клеткам тела больного, ни самим вирусам, (если природное лекарство не ядовито для них), они вред не несут. Но! - без собственного ЕЭП вирусы любой болезни становятся беспомощными. Их внутренние программы начинают давать сбои, нарушается процесс воспроизводства. В результате, организм больного легко расправляется с ослабленным агрессором.

Эзотерики утверждают, что всю заслугу за полное излечение современными лекарствами больной смело может приписать себе. Только он - сам! - мыслями своими, чувствами, верой, подкорректировал внутри себя кое-что и этим устранил причину болезни.
Конечно же, (кто спорит?!), самое лучшее лекарство - сила сознания!
Человек мыслями своими, чувствами и верой может себя излечить, но только в том случае, если сознание способно заставить подсознание подавить, либо разрушить ЕЭП болезни.
Когда сознание слабое, помогают “костыли”: вера в определённого врача, в чудесное снадобье. Сильнейший “костыль” - крик души: я не могу, (не имею права!), заболеть!
Многие болезни можно успешно лечить с помощью определённых колдовских приёмов. Чем слабее сознание больного, тем проще колдуну внедрить в него тот же заговор.
Излечивают “святые мощи”, иконы и молитвы.
Лечат животные.
Лечат лечебные грязи, секс, минералы, любование природой, горчичники, тёплая русская печь, купание в проруби, восторженный взгляд на жизнь, занятия спортом...
И, конечно же, лечат врачи - прежде всего врачи!!!
Некоторые ЕЭП болезней настолько “срастаются” с подсознанием больного, настолько хорошо маскируются под его программы, что человек, даже обладающий сильным сознанием, сам по любому не сможет от них избавиться. Помочь сможет только врач.
Сегодня многие болезни врачи выявляют на раннем этапе их развития - одно это громаднейший плюс!

Эзотерики утверждают, что врач, с помощью современных лекарств, созданных с помощью химии, может всего лишь загнать болезнь “внутрь” человека: перевести ее на более тонкий энергетический уровень. А там, переродиться она может, другой болячкой выскочить.
Ёжик никогда не переродится в зайца. Сделать это ему не позволит его собственное ЕЭП, в котором нет - быть не может! - программ, по которым развивается и живёт организм зайца. Так и с болезнями - перерождаться в прочие не умеют. А вот спровоцировать появление других болезней могут, (хотя бы тем, что уже ослабили иммунитет больного).
Загнать болезнь “внутрь” человека... перевести её на более тонкий энергетический уровень... - ума не приложу, о чём речь?!
Вирусы могут размножаться только в клетках тела больного. А их ЕЭП не способно существовать само по себе, отдельно от сообщества активизированных вирусов. Очаг распространения вирусов в организме определяет форму и объём ЕЭП, меньше или больше они быть попросту не могут.
Где он, этот более тонкий энергетический уровень, если кроме как в подсознании больного, (в теле), находиться ЕЭП болезни не может?! Уж не в богатом ли воображении самих эзотериков?!

Эзотерики твердят: любая болезнь пройдет, если устранить её первопричину... С эзотериками согласен был бы, если бы не утверждали они, что первопричиной болезни может быть неосторожно сказанное кем-то слово, мысль злая, обида, завись. В том числе и собственное неосторожное слово, собственная обида и собственные - мысль злая, зависть.
Негативные эмоции способны в защитные программы подсознания ввести такие коррективы, что оно не щелочку, ворота откроет для болезней. Агрессия вирусов потому и возможна, что брешь в защитных программах организма образовалась.
Вирусы были и будут, с каждым вдохом мы вбираем их в себя, всяких разнообразных, тьму-тьмущую. В организме человека - в каждом! - есть спящие вирусы огромного количества болезней. А не болеем мы всеми этими болезнями только потому, что подсознание человека, (вот где шок для врачей!), смогло “подружиться” с ЕЭП многих спящих вирусов и даже заставило их работать на себя. Это и есть - иммунитет. Если он ослаблен, энергоинформационное поле каких-то вирусов способно вырваться из-под опёки подсознания, сами вирусы начнут усиленно размножаться - здравствуй болезнь!
Первопричина болезней, вызываемых вирусами - сами вирусы. Первопричина цироза печени - злоупотребление алкоголем. А если упал в гололёд и сломал руку, виноват дворник, который не посыпал песком тротуар...
Нет, не доверяйте полностью эзотерикам!

ДАЖЕ ЕСЛИ ВЫ ИЗ ВСЕЙ КНИГИ ЗАПОМНИТЕ ТОЛЬКО ЭТО,ВЫ ВСЕМОГУЩИМИ СМОЖЕТЕ БЫТЬ ПО ОТНОШЕНИЮ К СВОЕМУ ЗДОРОВЬЮ.

Не доверяйте колдунам - всем, без исключения! Независимо от рангов, которыми они козыряют. Истинных колдунов не так уж много, а настоящих - того меньше. Зато прохиндеев от колдовства - пруд пруди. Шанс не обманутым быть крайне мал.
Сегодня медицина достигла таких высот, что во многом колдунам соперничать с ней, право, смешно. Настоящие колдуны многое могут, очень многое, но даже они способны нанести непоправимый вред здоровью тем, кто обращается к ним за помощью.
Впрочем, современная медицина тоже может навредить... А что бы Вы хотели? Пройдут тысячелетия, но знания о человеке не будут полными - факт!
И все же, помните: медицина достигла таких высот, что даже настоящим колдунам с ней уже нелегко соперничать. Более того, в наше время, и колдуны, и настоящие колдуны, не отвергают помощь врачей. Даже хранители, и те, посещают поликлиники, а если врачи настаивают на госпитализации, с ними не спорят.
Лишь услышите от колдуна:
- Я могу Вас вылечить, (снять порчу, сглаз...).
Насторожитесь!
Следующие слова могут быть такими:
- Вот только, с проблемой Вашей справиться будет нелегко. Судя по ауре, (по линиям руки, цвету глаз - ха, по морщинистости подбородка!), негативное воздействие накрепко вросло в Вас. Как бы мне ответный удар не получить, когда начну манипулировать с Тонким миром. Опасно это! Очень опасно!!! Разве что... заплатите 5, (10, 50...) тысяч рублей, (евро, долларов...).
Далее можно не продолжать.
Сломя голову бегите от такого целителя. Это шарлатан - авторитетно заявляю! Его интересуете не Вы и не Ваша болезнь, а толщина Вашего кошелька. Он присосется к нему не хуже, чем черная сущность к злому колдуну-недоучке. Пока не опустошит, не отступится. Придумает сотню “болезней”, одну страшней другой.
Настоящий колдун никогда - НИКОГДА!!! - не будет называть цену больному за свои услуги. Он просто поможет. И только от Вашей совести зависит, отблагодарите Вы его за труды, или нет. Не забывайте только, что колдуну тоже кушать хочется.
Настоящий колдун вправе заранее говорить об условиях оплаты только в том случае, если речь идет не о здоровье какого-то конкретного человека - если договор заключается на какое-то действо: сотворить амулет или оберёг, сделать более благоприятной психологическую обстановку в офисе, создать защиту от черных сущностей и т.д. Вот тут он, как любой специалист, может не только продать свои умения, но и запросить любую цену. Но и в этом случае колдун обязан брать плату после выполнения магического обряда. Иначе, обряд может не иметь полновесности. Если колдун слабый, подсознание его после оплаты, (коль конечный результат достигнут), поставит перед сознанием непреодолимые барьеры для связи с Тонким миром. Тут, лишь одно исключение: кто-то бескорыстно протягивает руку помощи колдуну, а он в знак благодарности вершит доброе колдовство.
Обманывать колдуна, кормить его пустыми обещаниями никому не советую. Он вправе наказать обманщика. Более того, он обязан изменить полярность своих действий. А уж сущности, что белые, что черные, свое возьмут.
Государство ввело свои коррективы. Услуги колдунов приравнены к услугам населению. Они обязаны зарегистрироваться, вести приём в офисах, иметь экологические сертификаты на амулеты и талисманы, и даже прейскурант цен на услуги. Что ж - веление времени. Но, если колдун настоящий, он усердно будет делать вид, что клиенты бескорыстно протягивают ему руку помощи, а он в знак благодарности вершит доброе ведовство.
Но! - очень важное но! - даже работающий в офисе колдун, имеющий твёрдые расценки, обязан неимущим помогать бесплатно.
Настоящий колдун тотчас раскусит “лопающегося от жадности” и примет контрмеры - накажет! И он же, отдаст все силы своей души всего лишь за доброе, искреннее, от сердца сказанное спасибо, если оплата за его любые услуги урежет, к примеру, рацион и без того голодных детей клиента.
Каким бы ни был сильным колдун, он НИКОГДА не сможет пересилить “влияние мира”. Он всего лишь способен нанести “удар”. Разовое воздействие может быть сильным и эффективным в данную минуту, в час, возможно на день, а то и на неделю. Но если ему продолжает противостоять нечто более мощное, воздействие постепенно угасает. Нужен следующий “удар”... Впрочем, иногда пригрозить достаточно, чтобы грозная беда развеялась - Вам ли не знать!
Отличным результатом считается, при создании того же оберёга, если он преуменьшает негативное воздействие на владельца процентов на пять. В России всего лишь семь настоящих колдунов, которые способны втрое превзойти этот результат. А из хранителей... хм, человек двадцать-пятьдесят наберётся. Но, как это ни удивительно, у материнских оберёгов эффективность может составлять чуть ли не вдвое больше, чем у оберёгов, создаваемых хранителями и настоящими колдунами.
Настоящий колдун никогда - НИКОГДА!!! - не будет запугивать больного. И об этом помните.
Сломя голову бегите от того колдуна, который способен за деньги творить зло. Это может быть лжеколдун, человек нечистоплотный в делах и поступках. Лучше не иметь с таким колдуном контактов. А уж с мраками связываться - тем более, себе дороже.
Мраки всегда алчут денег. Невозможно даже представить мрака, делающего хоть что-то бесплатно - так они запрограммированы. Они всегда стремятся прикрыть злобу и алчность лицемерной улыбкой, словом ласковым и... церковной атрибутикой. Комната, где мрак ведет прием, может быть обвешана десятками икон. Всюду, где только возможно, будут гореть свечи, а на самом видном месте - библия. Пусть Вас это не обманывает. Доверьтесь интуиции, (просто вспомните, что она у Вас есть), и если захочется уйти - бегите без оглядки!
Подсознание любого человека зримо видит души мраков и бесов, которые вокруг него вьются - оно криком кричит сознанию об опасности! Учитесь слышать.
Любой человек может с подсознанием разговаривать. Любой! Это кажется невероятным, но это так. Единственное, что Вы должны сделать, это обучить подсознание понятному Вам языку. Только в редких случаях оно сразу же может, как бы, нашептывать Вам мысли, а то и представить ответ в письменном виде, который проявится перед внутренним взором. Обычно, результат считается замечательным, если подсознание удается научить отвечать на вопрос знаками, которые означали бы - да, нет, не знаю.
Предлагаю, на первый взгляд самое бестолковое упражнение. В течение недели, (кому-то и двух дней достаточно), трижды в день, (кому-то и раза достаточно), по пять минут весьма и весьма настойчиво повторять: да, не знаю, нет... Бубнить и бубнить! При этом строго: нет - взгляд влево. Не знаю - перед собой. Да - взгляд вправо.
Вы запомните это упражнение - значит, и подсознание Ваше запомнит. И вот... всего лишь представим ситуацию эту: Вы попали на прием к мраку. (Любопытство заело, чем не причина). Вы видите перед собой колдуна, который полон заботы о вас. Свечи кругом. Воздух благовониями пропитан. На стенах иконы. Ласковый взгляд. Впору расслабится и с улыбкой блаженного идиота положить не только кошелёк, но и всего себя на жертвенное блюдо и самому же протянуть своему сладостному благодетелю жертвенный нож.
Стоп!
Спросите себя и, как бы, постарайтесь вспомнить ответ на свой же вопрос:
- Он добрый?!!!
Если взгляд Ваш сам собой, как бы Вы не сопротивлялись, поползет влево... - ни слова больше не говорю. Вы и сами все поняли - не так ли?
Подсознание не имеет права не ответить, ибо обязано предоставлять информацию сознанию. Эта программа в нём уже есть. Но только в том случае действует она, если Вы, задав вопрос, как бы, стараетесь вспомнить ответ.
Не философствуйте с подсознанием. Вопросы к нему должны быть простыми.
Разговаривая с кем-то, Вы можете задать подсознанию вопрос:
- Он обманывает меня?..
Знайте, подсознание редко ошибается.
В разговоре с подсознанием, Вы можете обучить его своему языку тела. Коль нравится такой вариант, отговаривать не смею: нет - свело судорогой правую ногу, да - левую, не знаю... ну, это уж Ваши проблемы, что выдумать.
Простые колдуны, тем более мраки, могут порассуждать с каждым из Вас о магии и колдовстве. Настоящие колдуны и хранители НИКОГДА не откроют знания непосвященному, если не будет на то разрешение свыше. Не в том причина, что им грозит за это наказание - есть множество способов его избежать. Наказание грозит любопытному. Знания эти подобны остро заточенному, красивому кинжалу, украшенному бесценными драгоценностями: ах, как хочется взять его в руки, иметь всегда при себе. Но! - при неумелом обращении можно и “порезаться”. А то и заинтересуются высшие “органы правопорядка” - то бишь, Высший разум.
Для каждого тайного знания свой час.

Каждое тайной знание магами преподносится исподволь: вот проскользнула робкая оговорка в прессе, она же, более развёрнутой, проявилась в сказке или фантастической повести, а вот и идея народилась, обернулась ошеломительной гипотезой учёного. И вот, уже весь мир кипит, собственные идеи генерирует.
Маги наблюдают за этим процессом с любопытством. Что-то корректируют. Что-то гасят в сознаниях людей. Но, в то же время, “большой ложкой” черпают новые знания, чтобы использовать их в своём мире - они питательный бульон для развития не только их науки, но и магии.
Конечно же, я поведал Вам не все. Только о главном, и то вскользь - поверхностно. Не посмел рассказать даже о некоторых тайных знаниях, о которых разрешили сообщать маги. Я стал неуверенным, нерешительным... трусоватым.
Ох, как хотелось мне хоть чем-то, необычным, поразить Ваше воображение! Я описал технологию, как взглядом или мыслью можно гасить свечу, заставить отскочить от себя теннисный шарик, включить электрочайник или телевизор, и... уничтожил эту обширную главу. От этих безобидных упражнений всего один шаг до того, как нанести удар по чужому сознанию, сделать человека безвольным, а то и убить.
И уж совсем ни к чему каждому человеку владеть технологией, как с помощью нескольких вводных слов, а то и звуков, можно отключить собственное сознание - передать бразды управления подсознанию и этим превратить себя в безжалостную машину для убийства. Трое-пятеро громил, вооруженные ножами, даже обученных восточным единоборствам - обречены. Пары секунд не пройдет - в глаза им заглянет смерть... А что, поясню: подсознание в тысячи раз быстрее сознания, способно чуть ли не втрое ускорить движения тела, а силу - удесятерить. Оно мгновенно может просчитать ситуацию, мгновенно заставит тело действовать.

Сегодня главное преподнести Вам не тайные знания, а знания о том, что эти тайные знания существуют... Ха, мне в деле этом досталось самое неблагодарное - право искушать.
Всех букв “Азбуки магии” даже маги не знают. Их не меньше, чем в китайском языке иероглифов. Но даже те, о которых говорил в этой книге, не каждый разглядит. Порой, они прячутся среди предложений и абзацев - с лупой не разглядеть! То маскируются под нечто настолько простое, что разум непосвященного не приметит ничего необычного.
Не поверили?
Вам снова кажется, что автор сочиняет?!
Вот наглядный пример слепоты человеческой. Сто раз, не меньше, каждый видел азбуку. Ну - смелее же! - поднимите руку те, кто заметил в ней вопросительное предложение. А оно есть: ГДЕ ЁЖ? Всмотритесь пристальней: А, Б, В, Г, Д, Е, Ё, Ж, З, И, К...
А как Вы думаете, почему для меня слово “букварь” пахнет мышами, прохладой и достатком... Только не надо морщиться от такого моего “невежества”.
Ларь - это большой деревянный ящик с крышкой. Раньше в них крестьяне в амбарах хранили зерно. Полон ларь - семья за зиму не умрёт от голода. А где зерно - там мыши... Истинное значение слова “букварь” - букв ларь. То есть, ларь с буквами.
Разве это не интересно?!
Как это не покажется странным, но колдуну, чтобы быть сведущим, необходимо знать истинные значения слов. Но это, тоже, настолько обширная тема для разговора, что тут ей не место.
И ни к чему, (да и невозможно это сделать за пять минут), мне обучить Вас методике объёмного чтения. А вот знать, что такая методика есть - весьма полезно. Впрочем... не так уж сложно это. Каждый уже сам способен открыть её законы и использовать их.
Принцип действия методики объёмного чтения прост. Можно прочитать в тексте, к примеру, слово “воробей” и помчаться дальше со скоростью скорого поезда, тут же забыв это слово. А можно представить перед собой воробья, взгляд, с которым он выпрашивает у Вас на остановке, где Вы ждёте трамвая, семечки. Ведь не удержитесь, бросите горсточку... А можно еще более углубиться в это слово, вспомнить обширную статью на эту тему талантливейшего журналиста “Комсомолки” - Василия Пескова. А можно включить собственное воображение и... Скажете: ну-у-у, так страницу за год не осилить. А для чего подсознание? Поручите эту работу ему. Только представьте, что такая функция (дубль-сознание) в нем уже есть. Оно мгновенно отщелкает сотни вариантов, вспомнит то, что Вы давно забыли и... - ну да, Вас проницательней и умнее сделает.
Для Вас моя книга, скорей всего, покажется поверхностной. Но, даже в том малом, чего лишь коснулся, посвященный найдет в десятки раз больше информации. Попытайтесь всмотреться, может и Вам это удастся.
На то и магия. Не каждому она сразу дается. Не отчаивайтесь! Важен первый шаг. А если уж сделали его - достижения будут. Ручаюсь! Главное ведь не в том, каких высот достичь. Главное, чтоб жить было интересно, чтоб смысл жизни не ускользал, да и она, сама, чтобы дарила радость.
Не так ли?!
Вот и подловил я Вас. Вернее тех, кто в ответ на мои слова согласно закивал головой, словно китайский болванчик.
И в самом-то деле! - я, что ли, за Вас думать буду?!!!
Я же Вас в такие “топи” могу завести, почище Сусанина. И не только я. “Уши натереть” любой колдун умеет, вот и пользуются многие из них этим искусством, чтобы вести за собой почитателей, якобы в даль светлую.
Как Вы думаете, почему я повесть эту назвал фантастической, сказкой? Ведь вполне мог бы подать этот же материал без всяких сюсюканий, без прорисовки второстепенных деталей и без приключений героев. Серьезно написать, как диссертацию.
Вполне мог бы...
Научный труд не позволит где-то увильнуть от ответа, что-то не договорить, что-то завуалировать.
Это колдовские знания. Они, после длительного забвения, некогда доступные жрецам древних храмов и избранным колдунам, уже стучатся в двери нашего мира.
Настойчиво стучатся.
Вот только... нет, подобное надо подать крупным шрифтом, чтобы намертво врезалось в память и никогда не забывалось.
БЕЗДУМНО ИСПОЛЬЗОВАТЬ ТАЙНЫЕ ЗНАНИЯ ОПАСНО!!!
Есть же физики, которые изучают эту непонятную физику. Да еще как изучают! Чего только не напридумывали. Но!!! - Вам же не придет в голову, в своей квартире, под кроватью, построить синхрофазотрон, а по вечерам, в свободное от работы время, закручивать в спирали неведомые, бешеные энергии и создавать новые элементарные частицы?
Не так ли?!
И превратить уютную квартиру в химическую лабораторию вряд ли кто из Вас мечтает.
Так почему, спрашивается, необходимо превращать её в полигон для изучения Тонкого мира? Ради чего, спрашивается, вбирать в себя ядовитые выхлопы черной энергии и обиды светлых сил, с которыми Вы, хотите того или нет, церемониться не будете. Потому что - и сейчас!!! - не знаете всех законов их сосуществования.
Основательно пусть изучают Тонкий мир специалисты. Точнее - авантюристы. Их хлебом не корми, дай прогуляться по лезвию бритвы. Вот и пусть ходят. И открывают знания. А Вам... Вас я призываю пользоваться только открытыми магическими знаниями. И только ради добра!

2.
Где этот чёртов маг, Как Дела?! Почему не появляется...
Устал ждать...

Наши лучшие слова - интонации.
Марина Цветаева.

ГЛАВА 7. СИЛА ЖЕЛАНИЯ.

Быстромышление - 9, 3.
Выносливость - 5, 2.
Наибольшая скорость печати - 3, 8.
Приспособляемость... - 0, 2.
Всего 0,2... Собственно, что тут не ясного? Как Дела уже догадался о второй книге, которую пишу для вас и готовится нанести удар. Его воле трудно противостоять.
А может, не всего - ещё 0,2! Не унывать - гордиться впору! Хотя бы тем, что остальные показатели - всего лишь за пять недель! - стали больше, чем те, о которых Рыба услужливо доложил Верховному магу, когда были мы в его кабинете.
Да, Как Дела силен, но и у меня есть ещё “порох в пороховницах”. Есть главное - сила желания! Я хочу закончить эту повесть. Хочу безгранично. Это взрывает изнутри неополя Высшего разума, искажает их в точке соприкосновения наших интересов с Как Дела. Этого достаточно, чтобы маг терзался сомнениями. Стоит мне поставить последнюю точку в этой книге, сдаться, и мага уже ничто не будет сдерживать. Ибо мое желание лишится подпитки... Нет, не “виноградных ягодок”, которые весьма помогали мне в работе над рукописью, а огромной внутренней энергии: того огонька, который горит, не сгорая, в каждом человеке, когда он с радостным упрямством добивается заветной цели.
Взрастить росточек другого весомого желания, которое защитило бы меня от своевольного и коварного мага, за столь короткий срок практически невозможно! Вопли о том, что не хочу расправы, не помогут. Трусливые повизгивания навредят лишь. Похоже, время осталось только на то, чтобы познакомить вас с еще одной буквой “Азбуки магии”.
О ней уже начал говорить, это - СИЛА ЖЕЛАНИЯ.
Когда говорят о колдовской силе, я прежде всего вспоминаю эту силу. Без нее стать колдуном невозможно. Только ей подчиняется Тонкий мир. И не только он!
Вот она, маленькая фраза, которая способна менять миры - и Тонкий, и наш:
- ТАК ХОЧУ Я!
Она может быть скальпелем врача и чумой, кистью художника и ведром помоев, благодатным дождём над иссушенной духовной болью душой и самой болью.
Фраза эта способна смять, как яичную скорлупу, наш хрупкий мир - выстроить новый.
Каждый человек, хочет он того или нет, одним лишь присутствием на Земле, меняет течение и смысл жизни всего человечества. Хотя бы тем, что не намного, на малюсенькую капелючечку, меняет его духовность. А если сила желания человека рвёт реальности и выстраивает новые, он - подвижник.
Арнольд Шварценеггер. Он не был бы тем, кем стал, не будь и у него сокрушительной СИЛЫ ЖЕЛАНИЯ. Как результат - согласитесь же! - мир с ним уже не тот, что был бы без него!
Да вот же, вон той старушке, маразматику несчастному, что трясет головой в такт своим никчемным мыслям, суждено было погибнуть под колёсами автомобиля. Ан нет, взбрело ей в голову ещё раз посмотреть фильм с любимым героем. Включила видик и... линия её судьбы вильнула в сторону, обошла беду. А заодно, судьба стала выстраивать другие реальности для тех, кто живёт бок о бок с этой старухой. И для тех, кто соприкасается с теми, кто живёт бок о бок с этой старухой. Словно волны от камня, брошенного в воду, сопричастности разошлись по всему миру, отчасти меняя и его. Пусть ненамного, но меняя!
А этот чудик - да что же он делает?! - портрет Шварценеггера перед собой повесил, губы кусает до крови, посинел от напряжения сверхчеловеческого, сердчишко ходуном ходит, ан нет, дергает, толкает железо. Ему же на роду написано: стать хлюпиком... Нет, уже не суждено быть хилым и больным. Для него сам Арнольд Шварценеггер стал впереди идущим, выстроил другие реальности, в которых быть и ему впереди идущим.
Согласитесь, Мадонна до сих пор работала бы, возможно, официанткой, а Сталлоне из болезненного мальчика превратился бы в еще более болезненного мужчину, если бы не было у них СИЛЫ ЖЕЛАНИЯ.
Я начал разговор с имен, которые у всех на слуху. Но, (надеюсь, никого не обижу), они “дети сопливые” по сравнению с теми гигантами, которые бесповоротно меняли историю человечества.
Зороастр.
Моисей.
Иисус.
Будда.
Мухаммед-алай-хис-салам...
Их много было, кто менял историю. Авиценна. Аль-Хорезми. Наполеон. Калашников. Паганини. Клеопатра. Ленин. Леонардо да Винчи. Циолковский. Соломон. Омар Хайям. Ломоносов. Жанна д Арк. Платон. Линкольн. Пушкин. Эйнштейн. Пётр Первый. Пастер. Ван Гог. Екатерина Медичи. Чингисхан. Толстой. Руми. Коко Шанель. Эдисон. Шекспир. Цезарь...
Продолжить?!
Жены и подруги великих людей, благодаря которым, возможно, (а то и скорей всего!), великие стали великими.
Ещё... Ну-у-у! Чтобы перечислить всех, хотя бы тех, кого я знаю, страниц десять потребуется. Их было много, кто бесповоротно менял мир, но не настолько много, чтобы не вспомнить хотя бы большинство. Хотя бы самых прославленных. Вы сами – уверен! - можете вписать в этот список не одну тысячу имен. Из тех, кто достиг высот. Из тех, кем мы гордимся.
Их объединяло одно: желание изменить себя, сметающее все преграды желание, а меняли - мир.
На Земле всегда есть тот, кто берёт в руки огромные портновские ножницы, чтобы создать миру новую, более достойную его одёжку. Этот человек понимает, что оценить его, чаще всего, смогут лишь потомки. Те, кто родится в изменённом им мире.
Могут проклясть.
Могут возвеличить.
Но это уже перестаёт быть для него первостепенным. Главное - не изменить себе, собственным принципам. Он идёт наперекор всему и... всё верно, на Земле становится подвижником.
Это знание ещё недавно было в нашей стране запретным. Коммунисты, в прошлом веке стоящие у власти, выдвигали наивную доктрину, что историю делают массы. Нет, тысячу раз нет, массы всегда сопротивляются, всегда выступают в роли тормоза, когда кто-то перекраивает мир на свой лад. И даже когда становится мир другим, необычным и непривычным, всегда найдётся не одна тысяча ворчунов, готовых проклясть подвижника.
Человек с помощью силы желания может достичь таких свершений, что поражаешься мощи этой силы. Земля, такая огромная, такая объемная, способна уместиться на его крошечных ладонях. И в них она может быть более хрупкой, чем елочная игрушка.
Это восторгает. Но и опасения вызывает, немалые. Мы заигрываем с силами, о мощи которых подчас не подозреваем.
Нам говорят: рано или поздно, любой ребенок подрастает, и взрослые разрешают ему брать в руки острые и режущие предметы. Вот только... человечество уже на пороге юности - более мудрый ребёнок, чем кажется некоторым правителям. Оно настойчиво требует для себя уже не войн, в качестве развлечений, а знаний. Ему уже не терпится осознать себя целым и неделимым, и не только осознать, но и собрать себя воедино, разрушить границы и условности, которыми опутали его мрачные прошлые тысячелетия.
И в то же время, человечеству нравится безрассудство. Ему хочется бездумно веселиться. “Пир во время чумы” его не только не страшит, но и желанен. Его пьянят достижения прогресса, а информационногнойность продукции средств массовой информации наркотически отупляет и делает отчасти невосприимчивым к собственным язвам. Только потому мы способны предать забвению талантливого учёного, можем позволить ему умереть в нищете, а возвеличиваем и осыпаем милостями шутов, призванных смешить народ?!
Мы ворам и пройдохам готовы петь дифирамбы.
- Ах, он чашечку кофе заказал в номер стоимостью, сравнимой с годовой зарплатой медсестры... Надо же, она дважды не одевает один и тот же наряд... Ах, свадьба обошлась в пять миллионов долларов... Ой, он скоро шестую яхту купит... У-у-у, унитаз и тот украшен брильянтами...
Ах...
Ой...
Надо же...
Разве была бы столь быстро осуществима мечта о космических путешествиях, если бы не было Циолковского? Разве ели бы люди такие вкусные яблоки, если не было Мичурина?
Разве...
Разве...
Разве...
Мы редко вспоминаем о тех, кто одарил нас радостью бытия. Достатком несравнимым по меркам прежней жизни.

Все великое начинается с малого. Это еще один, не менее важный закон земной жизни. Нет, не так, это наиглавнейший закон жизни!
Чтобы научиться ходить, человек делает когда-то первый, робкий шаг.
Чтобы выросло огромное дерево, в благодатную почву должно упасть маленькое семечко.
Чтобы появилось в небе облачко, обязана высохнуть не одна росинка.
Чтобы возник Высший разум, некогда слиться воедино должны были энергоинформационные поля разрозненных племён.
ВСЕ ВЕЛИКОЕ НАЧИНАЕТСЯ С МАЛОГО!!! Только тот достигает вершин, кто в малом научится подчинять себя необходимости.
Я не писатель - колдун. Не все свои мысли могу выразить красиво, упаковать в праздничную обертку слов. Да и нет у меня сейчас на это времени. Но, надеюсь, вы поймете меня.
Знайте, человечество - это Вы.
Человечество - это я.
Человечество - это каждый из нас. Каким оно будет, какими будут его стремления и мечты, зависит от малейшего шевеления каждой человеческой души.
Для человечества каждый человек - Бог. И чтобы человечество было чуточку лучше, нужно, прежде всего, заглянуть в свою душу и сделать ее хотя бы ненамного чище. Пожелать и себе блага. Ощутить и себя хотя бы ненамного счастливей.
Мысль - резвая лошадка, которая везет за собой воз поступков. Ей необходимо управлять. Необузданные желания могут завести неизвестно куда. А если сознание слабое, значит... лошадка дохлая, а поступки - никчемные.
Не поверили?!
Сказка, бред, фантастика... Но это когда я так утверждал?! Лет тысячу назад - пора забыть!
Общаясь, мы передаем не только информацию, заключенную в словах, не только мыслеформы, но и модели поведения. Человек со слабым сознанием принимает модели поведения к использованию. Только поэтому трезвенник может стать алкоголиком, если вынудить его общаться с алкашами, быть в одной компании с ними длительное время. А рыхлый, неуверенный в себе человек подтянется, станет мужественным, если он находиться будет среди настоящих мужчин.
В человеческом обществе всегда было так.
Переход к сильному сознанию в том и состоит, чтобы сделать себя свободным от влияния извне, от догм и предрассудков. Стать выше этого. Хотя бы на пару минут воспарить над обыденностью. Задать себе извечно русский вопрос: “В чем смысл жизни?” и постараться самому - самому!!! - ответить на него. А когда в голове тесно станет от противоречивых мыслей, не грех поинтересоваться, как на этот же вопрос отвечали предки. И ещё раз остановить бег жизни, подумать... А чтобы было так, нужно – опять таки!!! - желание.
Если ждать беды, она неминуемо придет. Потому что нелинейные поля Высшего разума исказятся и выстроятся так, чтобы подвести Вас под удар зла. Это закон.
Если желать кому-то зла, да если еще желание сокрушительным будет по своей силе - оно свершится. И это закон.
Но если идти по жизни с гордо поднятой головой, любить ее и желать людям счастья, она отзовётся тем же - одарит счастьем. Потому, что и это - закон, хотя и подвластный случайностям: чья-то дурость, чей-то эгоизм, чья-то подлость, способны вводить в него собственные поправки.

Есть такое упражнение. Человек становится спиной к стене. Словно бы приклеивается к ней лопатками. Приближает к ней, как можно ближе, позвоночник. Распрямляет плечи. И стоит так пять... десять... двадцать... секунд. Уверяю Вас, если человек станет делать это упражнение бездумно, осанка не изменится. А упражнение будет не более чем истязанием сознания. Подсознанию почти безразлично, в какие позы будут ставить тело. (Не поймите превратно). Оно есть, оно излучает сладкий нектар излучений, а это куда важнее. Но если будет элемент - Я ХОЧУ! - подсознанию ничего не останется делать, как с неохотой, с ленцой, с отсрочками, но выполнить желание сознания. Ваше желание! А если будет - ТАК ХОЧУ Я!!! - твердое и уверенное, не имеющее права на переосмысление - это приказ. Подсознание обязано подчиниться.
Немедленного исполнения задуманного не получиться. Сначала подсознанию придется отменить какие-то прошлые Ваши убеждения, утверждения, образы, а так же полученную извне, но принятую ранее к исполнению информацию. Медленно, очень медленно, как тяжелый локомотив, оно стронет с места Вашу проблему, зато потом, когда наберет обороты...
- Паша, ты же колдун, а живот, как пивная бочка, - как-то заявил я своему другу. - Да и волосы мог бы отрастить, зачем тебе лысина?
Он пожал плечами:
- Привык. Я, вот он - я. Такой, какой есть. Да и было бы перед кем выпендриваться!
Печально, но мы привыкаем даже к тому, что легко исправить. И даже к болезням... Тем более - к болезням!
А когда еще нас пожалеют?!
Когда еще нанесут кучу подарков?!
И придут ли навестить, если не будем больны?!
А как мы бережем свою лень, как лелеем, как будто это самое большое наше сокровище. А ведь именно эту самую лень культивирует по отношению к телу подсознание. Она позволяет ему получать удовольствия от сладких излучений тела, не прилагая особых усилий. Подсознание, словно ребенок, наивно помышляет, что жить будет вечно. Ему невдомек, что ленью этой оно укорачивает не только свою жизнь на Земле, но и сознанию. То есть, самому человеку.
В загробные миры спешить ни к чему. Наслаждайтесь жизнью на Земле! Внушайте себе, что ещё молодой, даже если вам за сто перевалило. Быть моложе возможно, даже если болезни принуждают ходить с клюкой. Для этого всего лишь понять важно, что не клюка в руках делает старика старым, а его отношение к клюке. Скажете ей нет - так хочу я! - клюка не понадобиться. А в глазах вспыхнет задор. А ноги... ну и славненько, если в пляс пойдут!
Наверное, если бы я решился написать книгу, как с помощью магии сберечь и укрепить свое здоровье, она состояла сплошь из браней - настолько вопиюще-безответственно к нему относятся почти все. Конечно, я преувеличиваю, но от резких слов не отказался бы. А чем еще пробить доведенную до фанатизма глупость и упертость, когда покупаются килограммы таблеток, вместо того, чтобы раз и навсегда изгнать болезнь из тела? Изгнать силой своего желания! Силой сознания!!!
Сегодня многие страдают от ожирения.
Казалось бы, есть упражнение, эффективнейшее, древнее, как мир, к тому же отнимает всего-навсего 30 секунд утром и ровно полминуты - вечером.
Всего минуту, в день!
За это время можно выпить бутылку пива, и то, если спешить.
Всего-то нужно - расслабиться. Полностью. Да пусть хоть до пола пузо вывалится. И начать медитировать. Представить, каким Вы хотите видеть своё тело.
Представить!!!
А далее, не самому напрягать, а снова представить, как некие силы начали как бы снизу вверх “подбирать” Ваш живот. Да так, что на последней секунде, на счет “...тридцать”, мускулы превратились бы в камень.
Не получилось?
Эка беда! Образ-то запомнен. И подсознанием принят к исполнению. И передан, как руководство к действию, каждой микросущности, в каждый маленький домик огромного города - тела. Через полгода талию свою не узнаете. Как у осы будет, без всякого кодирования и диет. Причем сильная, эластичная.
Сколько бы не ел человек, организм обязан взять только норму. Остальное - выкинуть. В молодости, у большинства людей, организм справляется с этой задачей. Затем, (а если человек переедает - тем более!), всё больше и больше происходит в теле накопление шлаков... Куда их девать?! Для подсознания ответ готов - в жир!
Чем больше шлаков поступает в желудок с пищей, тем более организм накапливает жира в проблемных местах, тем больше требует пищи - полноценной пищи! И уже тазик человек ставит перед собой, вместо тарелки... Замкнутый круг!
Можно меньше есть, похудеть, но подорвать здоровье. А можно заставить подсознание искать сбои и ошибки в защитных программах организма. Обязать распознавать, выискивать и выводить шлаки. Предыдущее упражнение, отчасти, для того и предназначено.
Только не надо хныкать со своим робким “Я хочу-у-у”. А твердо и уверенно говорить всякий раз - так хочу я!
ТАК ХОЧУ Я!!!
Попробуйте! Это просто! Уж здесь-то, почти, нет никакой магии. Всего лишь малюсенькое, неприметное колдовство! Я же не мир уговариваю Вас изменить. Себя. Себя! И всего лишь на малюсенькую чуточку, хотя бы на миллионную часть себя вчерашнего.
Каждый способен быть хозяином своего тела - этого огромного города, с миллиардами жителей-клеток. И Богом. И архитектором. И сантехником - без него никак!
Это - Ваша Вселенная!!!
Так почему бы не быть волшебником, чародеем, магом - хотя бы... в своей Вселенной?!!!
Ну!
Ну!!!
Что Вам, 30 секунд жалко?!!!
Проявите малюсенькое усилие - сделайте первый, маленький шажок! На Вас смотрит весь мир! С надеждой! С умилением! Ибо затем, когда научитесь малому, когда ощутите внутреннюю свою силу, силу созидания, Вам захочется изменять реальности мира - быть и в нём магом и Богом!
Вполне реально похудеть, (исправить осанку, избавиться от бородавок, уменьшить боль, разгладить морщины...), не прилагая для этого никаких усилий. Почти никаких! Всего-то навсего... Не пугайтесь, никаких колдовских ритуалов с зажженными свечами и заунывными песнопениями предлагать не буду. Не нужны они, если не хотите подхлестнуть воображение сказкой.
Нужно лишь подойти к зеркалу и критически осмотреть свою фигуру. И представить, каким Вы хотели бы быть. Представить! Образно представить!!! И тут же, не медля ни секунды, создать дубль-сознание и дать ему приказ: ЧЕРЕЗ ТРИ МЕСЯЦА СДЕЛАТЬ ВАС ТАКИМ, КАКИМ СЕБЯ ПРЕДСТАВИЛИ.
Сказать твёрдо:
- ТАК ХОЧУ Я!!!
И... всё. Ничего больше не нужно предпринимать. Более того, о дубль-сознании можно легкомысленно забыть. В это колдовство даже верить не обязательно. Оно само проявится в Вас.
Дубль-сознание проанализирует действия всех защитных программ организма, найдёт в них сбои и ошибки, устранит их, (либо подкорректирует сами программы), и, как следствие, станет преобразовывать, перестраивать тело. Помешать ему в этом даже Вы не сможете до тех пор, пока не смените для него установку, либо не распылите.
Это вполне реально – но! Только в том случае, если дубль-сознанию хватит сил преодолеть, пересилить прошлые установки подсознания. А для этого – конечно же! – необходимо, чтобы сознание было сильным. Либо... - ха, более хитрым.
В точности так же Вы можете стать поэтом, писателем, художником, певцом, не прилагая для этого особых усилий... Стоп! А как же задатки?! А они появятся, стоит создать в себе ещё... и ещё... и ещё дубль-сознания, и приказать каждому:
- Собирай и анализируй информацию, делай из меня поэта, (художника, певца...)!
Сказка, скажете?!
Ничуть! Это всего лишь психоприём, чтобы СИЛУ ЖЕЛАНИЯ как бы сконцентрировать в самом подсознании, сделать сильнейшей программой, работающей независимо от Вас и Вашего настроения - днём и ночью! - без устали!
Вдохновением можно управлять. Будущий поэт может приказать дубль-сознанию: ЛИШЬ САЖУСЬ ЗА СТОЛ, ЛИШЬ БЕРУ АВТОРУЧКУ, ТЫ ТОТЧАС ДИКТУЕШЬ МНЕ НОВОЕ СТИХОТВОРЕНИЕ. Так и будет. Хотя... гениальное сразу не жди: дубль-сознанию предстоит копить и копить знания о том, как правильно писать стихи - тут ему не грех и помочь, хотя бы полистать учебники по стихосложению.
Вот что забавно!
Если Вы решили стать поэтом, к примеру, но задействовали сознание, Вам предстоит долго и нудно зубрить правила русского языка и правила стихосложения. Сознательно задействовав подсознание, можно освободить себя от этого занятия. У подсознания память на порядок выше: Вы равнодушным взглядом окинули какую-то страницу с правилами стихосложения, а дубль-сознание её в мгновение намертво запомнило, проанализировало и приспособило для тех целей, для которых было создано.
Не верите?!
Под гипнозом человек может вспомнить каждую минуту своей жизни - Вам это ни о чём не говорит?!
Предвижу вопрос: а мозг не "сгорит".
С чего бы?! Человек использует мозг ничтожно мало. В нём - что не удивительно! - вполне реально записать все знания человечества... Увы, это - лишь пока фантастика!

Сколько бед мы могли бы избежать, если бы знали механизмы взаимодействия сознания и тела, тела и подсознания, подсознания и сознания. Если бы знали, ещё вчера бы знали, что силой сознания реально воздействовать на очаги болезней в теле и ликвидировать их, а тело сделать гибким и подвижным даже в глубокой старости, принуждая работать в полную силу каждую сущность, в каждой клетке.
Если б знали...
Силе желания всегда противостоит СТРАХ. Мы боимся не только потерять что-то, но и самого исполнения желания. Мы боимся стать даже сильными, даже богатыми боимся стать, словно не достойны уважения и богатства.
Это сделает нас другими!
Человеку привычней ощущать себя таким, какой он есть.
Старый закон слабого забитого сознания говорит нам - не высовывайся, будь, как все, иначе быть беде. Об этом говорит нам генная память - память о тех временах, когда стадность была основой выживания. Об этом говорит нам память прошлых столетий - постоянно напоминает о том, как в последующие, более прогрессивные времена человека превращали в марионетку: солдата армии, клерка, пахаря на чужом поле, в “винтик”. Об этом криком кричит Сталинское прошлое, когда за своеволие, за крамольное слово - ГУЛАГ. А то и расстрел. Об этом говорит...
Очнитесь!
Расправьте же плечи!
Вдохните воздух свободы. Полной грудью вдохните!
Нам несказанно повезло. Мы живем в другое время, в иной стране. Сегодня мечтать, расправлять крылья для полета фантазии так же естественно, как дышать!
Ан нет, едва ли не каждый, как черепаха, таскает на себе тяжелый и душный панцирь собственного и навязанного невежества. Более того - гордится им. Более того - стремится, если не уничтожить физически, то хотя бы подавить волю того, кто воспарил над обыденностью.
Мы не любим творцов, смотрим на них, как на выскочек, готовы на них прикрикнуть - знай свое место! Только тех, кто стал именно для нас кумиром, готовы носить на руках.
Нам нравятся слова - человек из толпы. Мы с легкостью забываем, что кто-то вознёсся на вершину славы благодаря толстому кошельку родителя, что кто-то изрядно поработал локтями, расталкивая более одарённых, что кому-то помог Его Величество Случай. Мы возвеличиваем и их тоже. И забываем о тех, кто более достоин величия. Порой, таким вот образом, нас заставляют забывать тех, кем следует гордиться.
Кумир заявляет, что ни дня прожить не может без выпивона - мы аплодируем!
Кумир закатывает скандал, с матом и воплями кричит о собственной значимости - мы запоем читаем об этом в газетах!
Кумир со сцены обзывает нас толпой - ревём от восторга!
Нас приучили быть толпой, а это... согласитесь же, страшно.
Страшно!!!
Не олигархи - нет! - это мы разворовываем страну. Это мы делаем беднее и ублюдочнее наших детей и внуков. Потому, что позволяем это делать.
Гнойник этот давно зреет. Он вот-вот лопнет. Поверьте, сегодняшняя молодёжь не настолько глупа. Слеп тот, кто не видит, как возрождается в стране патриотизм, исподволь вызревают новые идеалы.
Я верю в сегодняшнюю молодежь. Не через сто лет, не через полста, возможно, уже завтра она заявит о себе.
Не погромами.
Не поножовщиной.
Не тупым отрицанием.
Тем, что будет озабочена участью России в великих деяниях и захочет вершить её судьбу! Захочет в доме родном - в стране! - чистоты и порядка. Поступками и делами отзовётся. Воспылает волей, силой желания делать мир наш чище и лучше. И прогнётся услужливо телевидение, а газеты, вперегонки, заговорят о наболевшем... Так будет! Я знаю это.
А пока нами манипулируют: умело и исподтишка управляют нашими сознаниями, чтобы... хотя бы, “выпустить пар”.
Пусть футбольные фанаты переломают друг другу рёбра, но не лезут в политику.
Пусть страсти кипят на концерте модной певицы, но не в защиту экологии.
Пусть люди смакуют личную жизнь элиты, копаются в грядках, смотрят мыльные оперы, лишь бы не мешали и впредь разворовывать страну.
Нас выгодно кому-то глупыми видеть, а мы с радостью примеряем шутовской колпак, послушно сжимаем разум до предписанных размеров.

Жду появления Как Дела.
Не трусливо жду, с уверенностью, что смогу ему противостоять. 

Тот, кто смирил дух свой, сильнее
того, кто покоряет города.
Хемингуэй.

ГЛАВА 8. ТОЛЬКО МОРДУ НЕ БЕЙТЕ.

1.
Мы убирали картошку. Вдруг, бабушка вздрогнула, словно её “электричеством ударило”, и торопливо произнесла:
- Я должна немного поспать.
Она суетливо схватила пустой мешок, бросила его на кучку картофельной ботвы, легла на него и тотчас ровно задышала.
- И мы передохнём, - спокойно сказала мама.
А сестра прошептала мне в ухо:
- У неё болезня такая. Только ты никому не рассказывай!
Отец самокрутку докурить не успел, бабушка проснулась. Меня поразило её осунувшееся за пару минут лицо. Ошеломили глаза - две колючие льдинки...
А как-то, ночью, я проснулся от её крика:
- Не-е-ет! Не уйдё-о-ошь! Я тебя всё равно-о-о доста-а-ану!
Утром отмахнулась от меня:
- Каждому снятся страшные сны...
С тех пор, как подставил Андрея Богорада под удар магов, я многое о бабушке узнал. Хочется встретиться с ней, поговорить.
Попробуй-ка, отыщи!
Она живёт на Земле в другом теле, под другой фамилией. Работает Инквизитором, в основном проявляет себя в третьем слое земной реальности Высшего разума. Попасть в него можно только во сне. А я, стоит уснуть, тотчас попадаю в мир магов. Лишь недолго могу там бывать, используя состояние полусна.

Без рассказа о слоях земной реальности Высшего разума мне не убрать некоторые не состыковки в повествовании. Нарисованная мной картина мира не будет полной. А читатель недополучит самого интересного.
Первый слой земной реальности Высшего разума - мир серый и унылый.
Мир страшный, по началу, ибо любое неведомое страшит. Мир, в котором от нашей Земли - от людей, от домов и машин, от почвы и асфальта, от растений и деревьев, от насекомых и животных... - лишь тусклый мираж.
Там тоже может идти дождь, но для путешествующего в нем колдуна он проявится лишь, как его объёмное изображение, игрой светотени. А ветер, какой угодно сильный, не повалит с ног. Только внешние проявления ветра увидит путешественник. Листва на деревьях может и не трепетать: предстанет перед его взором в виде серого тумана, облачка, марева, колыхающегося, мечущегося над стволом, словно в рисованном мультфильме.
Там нет ни дня, ни ночи, нет солнца и звезд, облака тем более не нужны тому, кому предназначается тот мир, и, уж если говорить о частностях, электрическая лампочка, которую включат на Земле, не вспыхнет в нем светом. Она есть в том мире, в том числе и Ваша лампочка, но как ничтожно малая часть декорации на сцене, под названием планета Земля, где люди-тени словно бы играют спектакль, под наименованием жизнь.
Там в точности так же мчатся по улицам машины, но и они - тени. И люди, тоже, отражаются там, как серые, объемные тени, словно бы лишенные плоти. Речь их порой не внятна. Лица не всегда узнаваемы.
Они полностью, один к одному, копируют земных людей, но их движения, особенно быстрые, смазаны. Потому так, что не это главное в том мире. Куда важнее в нём яркие, разноцветные “цветы”, что распускаются над головами людей - их эмоции. Вот тут Высший разум не поленился, самыми яркими красками расцветил - сверкают, искрятся, полыхают, лишь некоторые едва светятся.
Тот мир - огромный цветник, с которого есть кому собирать самый сладкий нектар - излучения от чувств и мыслеформы людей.
Вокруг каждого цветка мошкарой вьются полупрозрачные, блеклые существа - мелкие сущности. Ждут, не дождутся, когда отвалится от него очередной лепесток, чтобы тут же накинуться на него и сожрать. А те, что покрупней, по-хозяйски расположились на цветах. Раздулись от переполнившей их энергии-пищи. Да еще отгоняют других, даже более крупных сущностей, эргетическими бичами-стрекалами.
Всё это вы не раз видели.
Не удивляйтесь. Есть ряд художников, которые с той или иной полнотой заглядывают в тот мир, а затем рисуют весьма своеобразные картины, шокирующие нас своей своеобразностью и таинственностью.
Многие скажут, что того мира нет, а есть какой-то особый взгляд, когда человек, чуть перестроив зрение, начинает видеть мир по-иному.
Это не так.
В том мире серый человек, его земное отражение, пройдет сквозь путешествующего в нем колдуна, даже не заметив его. Но колдун может нанести ему магический удар. И серый человек как бы разломится, разделится на две абсолютно одинаковые копии: одна корчиться будет от боли под ногами колдуна, секунд пять-десять, покуда не рассосется в серой мгле, другая пойдет дальше, как ни в чём не бывало, лишь аура-цветок вспыхнет другим цветом. А на Земле, в это время, настоящий человек испытает какое-то неудобство, недомогание.
Ах - вот так фокус!!! - слизнул кто-то невидимый часть “цветка”. Он восстановился секунду спустя, но окрасился в другие цвета, стал более блеклым... Значит, кто-то применил на Земле против этого человека колдовское воздействие.
Из этого мира еще более легко можно управлять судьбами людей. Можно “вдохнуть” в какой-то из “цветов” добро, а можно опалить злом. А можно “надломить”... - да, прервать на миг линию судьбы и она вильнет, выстроит для человека на Земле уже другие реальности.
Вот только, “сорвать” такой цветок - никому не позволено, хотя этим человека на Земле не убить. По сравнению с магическим ударом - тем более запрещенное действо. Колдунов за это жестоко наказывают Инквизиторы, которые следят за тем миром.
Потому и наказывают провинившихся Инквизиторы жестоко, что за всеми “путешествующими” в том мире уследить невозможно? Из десяти один случай запрещенного колдовства успевают они рассмотреть.
Есть немало хранителей, начиная с 10 года обучения, которые появляются в мире магов изредка. Их работа - помогать Инквизиторам, следить за порядком в том мире. У них много обязанностей, но наиважнейшая - быть чистильщиками: и оттуда преуменьшать влияние информационногнойных полей на людей Земли.
Обычному человеку нелегко проявить в том мире собственное сознание. Трудно перешагнуть психологический барьер между обыденным и запредельным. Сознание обычного человека не верит, и не хочет верить, что на Земле, кроме привычного мира, могут быть ещё какие-то миры. Оно “зажмуривает глаза” и буквально вопит - это невозможно, этого не может быть!!!
И не видит.
Порой, даже открытый мир сознание старается не видеть - нет его! Нет!!! Обман зрения, сумасшествие... - всё, что угодно придумает, но не воспримет вырисовывающуюся реальность. А то и преподнесёт человеку ограниченное восприятие. Ауру человека вижу, остальное - нет. Вижу внутренние органы человека, а тот мир - нет.
Между тем, все настолько элементарно, что многие колдуны интуитивно находят нужное для входа в тот мир состояние души. И не только колдуны. С каждым годом все больше и больше людей появляется в мире первого слоя земной реальности Высшего разума. И это притом, что запрет о неразглашении тайны входа соблюдается всеми беспрекословно.
Их маги называют Созревшими.
Их всегда встречают там помощники Инквизиторов. У большинства стирают память - “не дозрели”. Для остальных - испытательный срок. Показывают. Рассказывают. Учат. Чтоб не наломали дров. Чтоб не стали жертвами Инквизиторов.
В том мире легко творить любое колдовство. Он состоит из магии. Черпай да черпай. Магией пропитан в нем воздух, густой, как плотный туман. Из магии - серые деревья, серые здания... Сквозь них можно даже пройти, как сквозь морок. Они готовы измениться в любой миг, подстроится под воображение колдуна. Но, меняя запредельные реальности - колдун часто меняет и наш мир. Там учат, прежде всего, не вредить людям на Земле.
Там главные требования к колдунам - не прикасайся магией к людям, не трогай сущностей, не отгоняй их с “цветов”, сколько бы не слетелось. Последний запрет, как ни странно, легко можно обойти, Удар по сущностям можно нанести с Земли, а это не наказуемо.
Повторюсь: попасть в тот мир проще всего во сне. Для этого малость необходима - умение контролировать сны.
У меня есть огромное желание, хотя бы отчасти, рассказать Вам о том. Даже если Вы научитесь всего лишь путешествовать в собственных снах и научитесь их запоминать, это... - это что-то невероятное, незабываемое. Это, как чудо.
Злой сон можно изменить. А можно побывать в сказке...
Ой, минута, всего минута до появления Как Дела!
Я сознательно перестал опасаться этого мага, (противостоять ему перестал), а неополя Высшего разума в точке соприкосновения наших интересов тотчас выстроились так, что...
Ой, завтра доскажу!!!

2.
ОТ АВТОРА.
Если закралось подозрение, что я опутывал Вас на страницах этой книги колдовскими чарами - не верьте! Я, как никто другой, заинтересован в том, чтобы стремились Вы в будущее со светлыми мыслями и чистыми помыслами.
Эта повесть не более чем плод моей фантазии. Я всего-навсего высказал мнение, как могли бы развиваться события, если бы были на Земле колдуны и маги, если бы существовал на ней Высший разум, а в его структурах боги и загробная жизнь.
Учитесь думать. Нет вершин в этом мастерстве. Нацию умных, не зашоренных людей ждут великие свершения. Мракобесие не тот инструмент, с помощью которого можно ковать счастье.
Опровергайте, спорьте, ругайте - буду рад. Только морду не бейте - не люблю я этого.
Искренне Ваш, автор.

P.S. Странно это... Я выдумал мир магов. Нет его - нет! Но, я пишу эти строки и вижу, (внутренним зрением вижу) - за спиной стоит маг! Тот самый, Как Дела. Его мерзкая рожа мне давно знако...
- Ой, за что-о-о?!
Этот урод отвесил мне подзатыль... Ой, снова ударил! А сейчас, заглядывает через плечо, смотрит, как я печатаю и брови хмурит. Вот уро-о-о...
- Ой! А сейчас-то за что?!!!
Похоже, по мне психушка плачет...

Всё хорошо, прекрасная маркиза.
Всё хорошо, всё хорошо….
(Из знаменитой песенки).

ГЛАВА 9. НАМ БЕЗ РАЗНИЦЫ.

1.
Есть простейшая методика, по которой можно научиться контролировать сны. Жаль, овладеть ей может один из тысячи. А то и один из десяти тысяч... Вот тут я не прав! Интуитивно находят эту возможность один из тысячи, а если приоткрыть чуть тайные знания - дух захватывает от возможностей!
Попытайтесь. Возможно, именно Вам повезёт. Вот только, слово “повезёт” вряд ли уместно. Предстоит весьма кропотливая работа, прежде чем подсознание начнёт модулировать сны. Такие, какие Вы хотели бы видеть. Такие, в которых Вы были бы хозяином положения.
Всё сложное начинается с простого. Так и тут.
Стоит закрыть глаза, (в полумраке, либо в темноте), тотчас перед внутренним взором появляются пятна, чуть более светлые, либо тёмные, на светлом фоне. Они могут плыть, могут клубиться, могут... Что, нет их? Попытайтесь ещё и ещё раз всмотреться в черноту, с закрытыми глазами. Появятся. Не могут не появиться!
Их проявить необходимо, увидеть внутренним взором. От образа чёрных пятен на светлом фоне лучше сразу отказаться. Подсознанию проще созидать, чем рушить прошлые представления: нам предстоит в дальнейшем пятна эти различать, а чёрное невозможно (труднее, в колдовском понимании) представить цветным.
Поиграйте с пятнами хотя бы неделю, (минут по пять в сутки). Попытайтесь управлять их движением, делать их больше или меньше, увидеть в цвете, как их, так и фон... Не получилось - не беда! Это разминка лишь для подсознания, первичный КЛЮЧ для его настройки на дальнейшие, более сложные задания.
Через неделю об упражнении этом можно забыть.
Самое время попытаться увидеть с закрытыми глазами облака. Такие, какими бывают они в небе в летний, солнечный день. Объёмно представить... Вот и повод для первых серьёзных тренировок.
Сразу же поверить необходимо, что в облаках живут сны. И не только. Вон в том облаке, у самой земли, снизу оранжевом от лучей заходящего солнца, сконцентрирована жизненная энергия. Стоит пролететь сквозь него и усталость, как рукой снимет. А в том вот, с бирюзовым оттенком, такая концентрация хорошего настроения, что... Не увлекайтесь! Сложное моделирование пока не для Вас. С простейшим бы разобраться и справиться.
Представьте перед собой маленький шарик, хотя бы в виде сверхпрочного мыльного пузырька. (Да хоть в виде блестящей, елочной игрушки, или грецкого ореха - образ не суть важен). Воображением заставьте его лететь. Пусть он мчится между облаками, не касаясь их. Пусть как угодно меняет направление полёта. А Вы - ни на секунду! - не выпускайте его из вида. Летите же. Летите за ним!.. Уснёте - и чудесненько! По крайней мере, научитесь быстро засыпать.
С каждым разом Вы будете контролировать шарик всё дольше. Всё отчётливей будете представлять его, небо и облака перед внутренним взором. В какой-то миг Вам захочется, чтобы шарик влетел в облако, в котором живёт сон... Не рано ли? Не боитесь разочароваться?!
Не стоит торопить события. Вспомните, подсознанию проще созидать, чем рушить прошлые представления.
Когда воображение начнёт вырисовывать не только шарик, небо и облака, но и проплывающую внизу землю с характерными очертаниями лесов и полей, с голубыми прожилками рек и блюдцами озёр, с ниточками автотрасс и малюсенькими домами в воображаемых посёлках и городах, да ещё в цвете всё это представит - созрели. Можно на большее замахнуться - в незнакомое облако влететь.
Не забывайте - в облаках живут сны. Это снаружи они похожи на облака, а внутри... в каждом свой мир.
Какой?
Откуда Вам знать?! Не вздумайте выдумывать сны. Это обязанность подсознания. Не пытайтесь выбирать сны. Это умение придёт позже. Вы всего лишь можете войти в то или иное облако, в котором живут какие-то сны. Но можете и покинуть его, при желании.
Не забывайте, шарик - это проекция Вашего сознания во сне. С помощью его Вы можете видеть и слышать. И если влетите в облако и увидите... (откуда знать я могу, что Вы увидите) - не шарахайтесь в сторону, всмотритесь в появившийся сон. Постарайтесь с ним подружиться.
В управляемом сне не удастся сразу представить себя самого полностью, с руками и ногами. Не отказывайтесь поначалу от образа шарика. Более полная иллюзия присутствия придёт позже, сама собой.
Не удивляйтесь, работая с образами облаков, открывающемуся разнообразию. Вы не их создали в собственном подсознании, а порталы входа в воображаемые миры подсознания. Не шарик Вы сотворили воображением, а послушное дубль-сознание, которое впоследствии, во снах, может трансформироваться во что угодно, даже в Вас. А чтоб было так, дубль-сознание необходимо обучать. А чтобы не начинать всякий раз обучение заново, оно должно быть постоянным, жить в Вас даже тогда, когда Вы думать не думаете про путешествия во снах. Сделать это просто. Нужно всего лишь, всё, что задумали, пожелать. Всего лишь раз... Впрочем, хватит ликбеза. Иначе я не оставлю места для Вашей изобретательности.
Ах, да! О наиважнейшем не сказал. Хотите контролировать сон, контролируйте движение. Контроль над движением - главное! Шарик беспрестанно должен двигаться. А Вы беспрестанно помнить должны, что его полёт зависит от Вашей воли. Забыли, упустили контроль - уснули по-настоящему.
В дальнейшем, когда ощущать во снах начнёте тело, можно контролировать какую то его часть - движение руки, ноги, глаз... Движение чьей-то руки, ноги, глаз... Контроль этот, беспрестанный контроль - обязателен.
Когда Вы будете асом путешествия во снах, можно контролировать движения сна, но... - когда же это будет? Через месяц, а то и через год. Тогда и о сознательном воздействии на собственный сон помечтать не грех будет.
Пожалуй, ключевое пояснил. Вернёмся к основному повествованию.

Колдун может выстроить в первом слое земной реальности Высшего разума, (в управляемом сне, естественно), свой замок. Магический замок, раскрашенный во все цвета радуги, с убранством, которому позавидуют короли. Но если кто-то из людей решит пройти сквозь него - будь добр, убери своё творение. Иначе, Инквизитор быстро отучит строить замки где ни попадя.
Наш мир лишен чистой магии. Зато в том мире, из нашего, проще простого создать “взгляд”. И отправить его с какой-то миссией. Вот только, это дубль-сознание боится порвать эргонить возврата. От колдуна не отлетает далеко - от силы на пять-десять километров. Но есть и такие искусники, которым не составит труда посетить другую сторону Земли, даже на Луне побывать.
В том мире можно очутиться словно бы наяву. Одна беда, стоит пробыть в неуправляемом сне больше трёх-пяти минут, засыпаешь на Земле. А разбудить себя из того мира - задачка не из простых. Не сознание заглядывает в него, а созданное мозгом дубль-сознание. Проблема решается просто. Опытные колдуны совмещают воедино видение двух миров - нашего и того.
Мир тот воспринимается не глазами, а внутренним зрением. Можно представить себя центром мироздания и враз увидеть всё - всё-всё! - что тебя окружает. А можно смотреть на что-то выборочно. Можно исказить там реальности, причём, (если знать, как это делать), без вреда для нашего мира - приблизить что-то или удалить. А рассматривать из нашего мира.
Можно представить там стену прозр...
Как Дела, похоже, задался целью прерывать это повествование. Надеюсь, не долго продолжится очередная экзекуц...

2.
ОТ МИНЯ ЛИЧНО. ОТ КОГО ЖЕ ИШО.
Чо ржать-то? Ничо плохого ишо не сказал.
Слыш ты!
Надоел уже. Раз маг сё можно. Могу ведь и... Нет, не трогай миня!
Во гад. До сих пор ухи полыхают. Или горят... как же прально то... забыл.
Дилог у нас был. Ди-а-лог. Не слово - упырь, какой то. Фиг выговорьиш.
Это ли главное? Не о маге тут реч. Речь. Да - ричь. Котора с этим знаком... с мягким самым.
Чо то страшно.
Не мог я сочинить ито. До 50 дожить, а тут - обухом по голове.
Забросил римонт в коридоре. Линолемум-то давно минять пора. Да-а-а, чуть не мисяц бумагу марал. Ето скоко денег извел? Хорошо хоть жина из психушки не позвала. Ентих, как ито, санитаров.
Прочитал. Ишо как прочитал. Целых две гловы. Волосы дыбом. Воще-то антиресно. Ниче не понял, но сё равно антиресно.
Вот ведь какая болезня приключилась. Но ниче. Главно оклемался. Токо противно. Пока болел, жина молчала. Косо смотрела токо. Чичас навалилась, как с цепи сорвалась. Кто-то ляпнул - трудотирапия, мол, нужна. Узнать бы кто? Бошку бы оторвал!
Может теща?!
Н-е-е, она молчаливая.
Да ишо придурок какой то с утра названивает. Пашей называется. Убил бы. Наверно друзья шутят. На родостях, что выздаровел.
А ну их!
А может хмырь какой на выпивон напрашивается? Халява плиз... Фиг ему!
Во-во, вигвам называется.
Одно греет. Может апубликуют, гонорар будит. Денег то не хватает. А римонт и в кухне сдилать хочитца.
Че ито я? Совсем сбрендил. Ишо утром отнес половину рукописи в тулет. А чё? Не пропадать добру. Бумага то хорошая.
Все, пошол линолюм стелить.
Как там писать-то? В конце?.. Ах да, автор с уважением.
Ишо дату поставить надоть. Какая сёдня дата та?
Эй, маг!
Не придуривайся, чо трудно ответить, што ли? Я ведь могу и в глаз дать! А так, пузырь за хало... хило... за хлодильником, собразили бы.
Чо молчишь, как каркадил? Знаю ведь, што тута. Чо бы не показаться. Я ведь чуйствую... Эй, какая дата то?!
Вот бестолочь!!!
Не-е-е! Не подходи-и-и! Не надо мне ухи крути-и-ить!.. Да, сигодня. Вчирась я и без тебя дату ту лично знал!
Что, семнадцатое сентября 2009 года?!.. Пусть будет симнадцатое. Мне без разницы.

...Ты никогда не бойся опоздать.
Их много - слов, но всё же, если можешь -
Скажи, когда не можешь не сказать.
Владимир Высоцкий.

ГЛАВА 10. ЧТОБЫ БОКАЛЫ НЕ ТОЛЬКО ХРУСТАЛЁМ, СЧАСТЬЕМ ЗВЕНЕЛИ...

1.
В первом слое земной реальности Высшего разума можно представить стену прозрачной, и она будет такой. А стоит свести до минимума восприятие нашего мира и стена, уже в нашем мире, будет казаться почти прозрачной. Ничуть не сложней увидеть внутренние органы человека. Нож в кармане преступника.
Из того мира, с помощью его магии, просто воздействовать на наш мир. “Зарядить” воду. Согнуть взглядом ложку. Остановить усилием воли часы... Между нашим реальным миром и мирами земной реальности Высшего разума тесная связь. Ещё бы! Они составляют одно неразрывное целое. Каждый человек на подсознательном уровне живёт и там. И черпает там силы, особенно магические.

Во втором слое земной реальности нет ничего особо интересного. Блекло-серое пространство пронзают прожилки эргоинформационных потоков Высшего разума. От тонюсеньких, словно паутинки, до толщиной с руку. От ослепительно белых, до абсолютно черных. Они сходятся и разветвляются беспорядочно, (порой белые сливаются с черными), образуют узлы и вздутия - в хаосе этом никому не под силу разобраться.
Там колдун не ощущает своего тела, лишь зрительно присутствует.
Потоки можно, при желании, не воспринимать зрением. Достаточно сказать себе, что я их не хочу видеть, и они тают в серой мгле. Собственно, это лучший из способов перейти на восприятие первого уровня земной реальности Высшего разума. А вот чтобы попасть на третий уровень, непременно необходимо прежде попасть в этот мир. Чтобы... А вот тут, мне пора прикусить язык. Уж простите, не вправе разглашать тайное. Об этом мечтают узнать колдуны, которые осваивают первый уровень. А быть им в нем, до обряда посвящения, лет пять-десять. Единственное, что может ускорить этот процесс, если колдун сам откроет вход, но это не так-то просто.

Третий слой земной реальности Высшего разума только для тех доступен, кто умеет управлять собственными снами. Инквизиторы, и те, обязаны прежде словно бы уснуть. Даже если им необходимо попасть туда сверхсрочно... Активизация - вот слово, которое подойдёт для описания перехода на третий уровень.
Стоит активизировать светлую прожилку, представь код доступа и вполне реально можно очутиться в гостях у какой-то светлой программы, принявшей облик... приятный облик. Образ человека, к примеру, которому хочется смотреть и смотреть в глаза, наслаждаясь их добротой. Образ ангела, в белоснежных одеждах, хотя к Богу тот мир не имеет никакого отношения. А то предстанет программа в виде лохматого пуделя, который вам, именно Вам, нравится на Земле.
Там в порядке вещей делать друг другу добро. Эти программы относятся к колдунам... - нет, не настолько уж миролюбиво. Они охотно пускают их к себе, на этом уровне бытия им еще более интересно общаться с человеком, но - но! - такова уж их природа - стремятся человека переделать. Сделать его лучше, чем он есть на самом деле. Возвращаешься обновлённым, с более чистой душой, звенящей от восторга.
Можно активизировать темную прожилку и очутиться... - да, в темноте, в которой лишь проблески света. Современные колдуны нашли решение проблемы - представляют на глазах (якобы!) инфракрасные очки. А вот как общались с темными программами колдуны в прошлые века - уму непостижимо. Факел там не вообразишь, неправильно поймут... Впрочем, какая-то, особо не привередливая Темная программа, способна пойти колдуну навстречу, зажечь магический свет.
И этот мир охотно впускает в себя колдунов. И темным программам Высшего разума человек интересен. Но! - это тоже агрессивные программы. И они стремятся человека переделать, стараются слизнуть с души человека все светлое и, если не поставить надежную магическую защиту, могут превратить его в ничтожество.
В тёмной части того мира трудно дышать, словно воздух наполнен зловониями. Но и туда заходят колдуны - за знаниями. В надежде получить всевластие.
Сгустил чуть краски! Как в мире магов, где с одной стороны лёд и метели, а с другой - жаркая Африка, так и там: с одной стороны магическая ночь, с другой - магический день. Вот только, полюс Тьмы и полюс Света - необитаемы. Так потому, что нет ни единой программы, которая несла бы в себе только зло, либо только добро.
Там, где селятся программы тёмных сил, даже вблизи полюса Тьмы, вполне можно ориентироваться по теням, а вблизи полюса Света - не ослепнуть.
Между полюсами живёт множество программ Высшего разума. Одни примыкают к тёмным силам. Есть нейтральные. Примыкающих к светлым силам больше, чем остальных. Это объясняется просто: мир погряз в грехах, но стремится к добру.
Мир этот всего лишь раза в два-три больше мира магов. А вот войти в него можно из любой точки Земли... плесну непонятного: он - иллюзия. На самом деле программы Высшего разума ”обитают” в трех уровнях сознания Высшего разума, с третьего по пятый. Каждая из программ может охватывать всю Землю, либо концентрироваться в каких-то её частях. А какие они на самом деле... - сам бы хотел знать. Знаю лишь, что эргоинформационное поле любой программы может воздействовать, как на любого человека, так и на Высший разум.
По сути, исходя из земных знаний, существование программ Высшего разума невозможно. Все они расположены в околоземном пространстве, неизбежно должны смешаться. Но так думать можно, если исходить из земных знаний, если не знать о способности гравитационных полей любой планеты расслаиваться и... А вот об этом стоит рассказать более подробно.

Физика околоземного Тонкого мира алогична. Земные программы и миры загробные есть. И в то же время их как бы нет.
Проще начать объяснения с конкретного примера.
Я сижу в таверне мира магов, держу в руках кружку с пивом, но, по сути, ни кружки, ни пива, ни руки моей, которая держит пиво, ни меня самого как бы нет. А есть в околоземном пространстве некие сверхбыстрые явления, которые характеризуют непрерывные, циклические процессы расслоения гравитационного поля Земли, с последующим его схлопыванием в нечто целое. Есть Высший разум, который за счёт этих процессов непрерывно сканирует собственную память и корректирует развивающиеся реальности.
В ионосфере гравитационные волны стремительно, в доли секунды, падают вниз. Затем, в обратном процессе, в мгновение ока взмывают вверх, создавая невероятно мощные возмущения среды, (в том числе и в нашей, земной реальности). Земные учёные этого не замечают, так как процессы те проистекают неимоверно быстро, создавая иллюзию целостности пространства. Для того, чтобы увидеть более менее достоверно хотя бы зрительные проявления тех явлений, нужна кинокамера способная снимать хотя бы миллион кадров в секунду.
Когда-нибудь земные учёные поймут, что в расслоении гравитационного поля есть свои закономерности. Возможно, поймут, как использует их Высший разум для осознания себя и для создания в себе миров.
Создавать в одном и том же околоземном пространстве тысячи, миллионы разрозненных миров Высшему разуму помогает удивительнейшее свойство кватронов...
Пожалуй, проще снова обратиться к конкретному примеру.
В кружке моей пиво могут изображать кватроны из любой части ионосферы. Один может находиться над Америкой, другой над Индией, третий над океаном. Через миллионную долю секунды, на месте тех кватронов появятся другие: первый может находиться над горами, второй над Японией, третий - над Москвой. За это время какой-то кватрон из моей кружки пива уже может характеризовать часть ногтя одного из богов, а ещё через миллионную долю секунды он же будет частью лепестка розы из мира магов, а ещё через миг... ничейным. А ещё через миг, в пиве моём, на их месте, мгновенно появятся другие, иные кватроны.
Любой из загробных миров, любой предмет из них, либо живое существо, одновременно находится во всей ионосфере, словно бы в распылённом состоянии. Целостность создаёт иллюзия, основанная на способности Высшего разума “связывать воедино” активизированные кватроны, расположенные в разных частях ионосферы.
Да, два кватрона, расположенные в противоположных сторонах ионосферы, могут быть более едины, чем два других, расположенных рядом друг с дружкой, но принадлежащие разным реальностям... Не смотрите на меня взглядом смертельно раненой лани! Я честно предупредил в начале этого разговора, что физика Тонкого мира алогична.
Но если взглянуть на это с другой стороны, и призадуматься, то логика тотчас себя проявит. Мысль не приемлет преград и расстояний. И в то же время, мысль, сама по себе, способна быть и преградой и расстоянием. А любой кватрон - информационная частица. То, что присуще мысли - присуще ему. И наоборот.
Надеюсь, точки над “и” я расставил. Смысла нет лезть в “остальные заумности”.
Помнить о том, о чем рассказал только что, вряд ли стоит. Для описания земных программ Высшего разума и его загробных миров проще использовать земные понятия и термины. Пусть далеко уйдём от истины, зато понятно: загробная жизнь есть.
Ни самолёты, ни запуски космических ракет, ни радары, ни радиоволны повредить земным программам и загробным мирам Высшего разума не могут. Но если человек придумает нечто, что нарушит хотя бы незначительно циклические процессы расслоения гравитационного поля Земли - магам не позавидуешь. И не только им. Не дай нам случай создать оружие, способное уничтожить Высший разум, а заодно - души наших, раньше времени покинувших этот свет детей, души умерших родителей и прародителей.
Не дай нам случай быть настолько подлыми!

В своем мире земные программы, подражая человеку, сами надевают его личину, а то и лики полулюдей, существ с головами животных, а то и... - но это в мире темных программ: лики омерзительных тварей, которых человечество выдумало с избытком.
Программы отстраивают дома, создают города и поселки, с магазинами, барами, ресторанами, клубами... - они пытаются жить, как люди. И не потому, что им так хочется, а потому, что созданы они воображением людей. Высшему разуму проще дать им видимость такой жизни, проще управлять ими, когда они объединены чем-то общим.
В том мире, как и в мире людей, есть разделение на богатых и бедных. Какая-то из программ вполне может принять вид бомжа, спать в скверике на скамейке. Другая, сильная, способна отстроить особняк, а в услужение захватить десятки схожих в чем-то, родственных программ.
Между программами может быть война, (магическая, естественно), но если слабая программа нужна людям, до её гибели дело не дойдёт.
Какая-то программа, в облике человека, с удовольствием поглощает там по утрам манную кашу, но каша эта, по сути - энергия, которую добыли для этой программы её сущности. С таким же успехом манная каша может предстать пловом, шашлыком, бутербродом.
Освоив в совершенстве магическую защиту, “подружившись” с программами, колдуны могут отчасти ими повелевать, либо использовать их магическую силу.
Чаще программы сами заражают колдунов собой, тем более - слабых. Колдун, общающийся длительное время с какой-то одной программой, в той или иной степени, сам превращается в том мире в понравившуюся программу: перенимает не только её манеры, не только её стиль поведения, но и её облик.
Как в любом государстве, там свои законы. Они соблюдаются всеми программами беспрекословно. Отсюда первый камень преткновения. Колдуну знать их надобно от и до, не вмешиваться, что бы ни происходило. Иначе, безжалостный судья Высший разум, который не видит различий между программами и колдунами в том мире, вмиг укоротит руки, причем сделать это может самым натуральным образом. А без рук не сотворить там сложного заклинания. Случись такое, без чьей-то помощи затруднительно вернуться обратно, на Землю.
А может и распылить. Пдобное бывает редко, всего лишь тогда, когда колдун, обезумев, начинает крушить все на своем пути. Куда чаше вылетает из пустоты искорка-наказание... Уж не отсюда ли переняли маги свою дурную привычку тыкать пальчиком указующим в сторону нерадивых хранителей?!
Тот мир пластичен, в нем можно вылепить все, что угодно. Можно расцветить свое творение во все краски радуги, и оно будет таким. Колдуны создают и там замки, воюют друг с другом, придумывают законы сосуществования... На настоящей Земле они считают себя магами.
Маги могли бы не допустить колдунов в тот мир. Но, как и люди, из двух зол выбрали наименьшее. Пусть изменяют, пусть воюют, пусть делят... - они удерживают добро и зло в равновесии.
Добро и зло не могут существовать сами по себе, по отдельности. Чтобы почувствовать себя счастливым, что уж греха таить, большинству людей необходимо сравнить себя с теми, кому не настолько часто улыбается удача. Чтобы почувствовать себя несчастным, человеку, порой, достаточно позавидовать счастливчику.
Лжемаги лишь догадываются о том, что есть настоящие маги. Они опасаются хранителей, которые следят за порядком в том мире. Считают и их магами, под стать себе, но более сильными.
Лжемаги прозвали наблюдателей из мира магов инквизиторами.
Дружбы особой наблюдатели ни с кем не водят, разве что с полюбившимися программами. Но и на драки не напрашиваются, пока не нарушается равновесие между Светом и Тьмой.
В том мире просто найти друзей. И не менее просто - врагов. В нем невозможно скрыть истинное лицо. В нем зло представлено чернотой. Добро - светом.
Свет и Тьма - двоичный код, в котором записана информация. Фотон Света - кватрон. Фотон Тьмы - антикватрон. Вместе они создают сумрак. Вместе создают образы. Свет в любой миг, под воздействием воображения колдуна или какой-то программы, может рассыпаться радугой ослепительно ярких цветов. Тьма сглаживает их, делает для восприятия более приемлемыми, не дает обжечь. Они изначально воедино в Высшем разуме.
Есть еще три мира земной реальности - четвертый, пятый и шестой.
- Полагаю, - как-то говорил мне Андрей Богорад, - на четвёртом уровне находятся все загробные миры, кроме мира магов. На пятом - мир магов. На шестом мир Рунного посоха. - Он задумался на полминуты и выдал: - Если предположить, что есть Бог Вселенной, то его мир находиться будет на седьмом уровне уже вселенских реальностей. А если есть Бог всего Мироздания, значит должен быть и восьмой уровень, но ещё большей значимости.
- Судя по значимости, у Высшего разума Земли должен быть свой уровень земной реальности, - сказал я.
- Его нет. Высший разум одновременно живёт во всех шести уровнях.
Хранителям, да не знать о загробных мирах!.. Увы, знаем мы их изнутри: то, что находится в самих мирах. А вот как реорганизовал Высший разум загробные программы на каждом уровне, (что упростил, а что выпятил напоказ, дал ли каждой программе и там образ, или сделал их безликими), хранители и умершие не знают. На расспросы маги отвечают:
- Вам по тем мирам не ходить. Информация закрыта.
Андрей Богорад и на это высказал свою точку зрения:
- Желание магов не говорить об остальных уровнях земной реальности связано, так полагаю, с безопасностью мира магов.
- Маги не хотят, чтобы кто-то из смертных, да ещё с Земли, разговаривал с загробными программами на их языке? - спросил я.
- Несомненно, - подтвердил друг. - Но могут быть и другие причины, более веские.
О других причинах мы говорить не стали, к чему гадать?

Устройство Высшего разума сложней, куда сложней, чем я описал. О том не расскажешь в двух словах. Меня успокаивает одно - мне не придется учить Вас открывать двери в эти миры.
А может и ни к чему, даже о том, что рассказал, знать каждому? Тот, кто откроет дверь в мир магии, сам всё увидит и поймет... - вернее, ему помогут увидеть и понять. А тем, кому не суждено... - стоит ли их искушать несбыточными мечтами?
И стоит ли вообще людям открывать эти двери, порой думаю я с недоумением и горечью? Разве мало человеку своего реального мира, которым он так и не научился распоряжаться? И может шоры на глазах, плотные, не пропускающие свет истины - и есть счастье людское? Не знать, не видеть, не слышать - что может быть лучше для многих.
Вот только, вот беда, нам, посвященным, уже сегодня нужно, чтобы у человека сознание было сильным. Иначе не выживет. Земля останется без него: без этого наглого, самоуверенного, пытающегося все понять и познать двуногого, возомнившего себя не планете хозяином.
А стоит сознанию человека стать сильным, эти миры сами ринутся ему навстречу. Ибо это - очередной шаг человечества в его развитии.
А может... сама мысль о сильном сознании - очередное заблуждение? Что если сила современного человека в его слабостях?
Не знаю... И это не знаю!
В одном уверен, человек на Земле должен быть счастливым. На ней у него всего одна жизнь, другой - не будет!!!
Наверное, если бы сейчас начал писать эту же повесть, предыдущие два предложения имели в ней наиглавнейшее значение.
Да - тысячу раз да!!! - о магах Вам можно было и не знать. Куда важнее эти две строчки:
ЧЕЛОВЕК ДОЛЖЕН БЫТЬ СЧАСТЛИВЫМ. НА ЗЕМЛЕ У НЕГО ОДНА ЖИЗНЬ, ДРУГОЙ НЕ БУДЕТ!

2.
Ради всего святого не читайте это вслух. Как колдун, авторитетно заявляю - слово, произнесенное в голос, отличается от него же, сказанного мысленно.
Перехитрили мы Как Дела. Книгу эту ему не видать, как своих ушей. Нет, увидит, конечно же, когда будет опубликована, но тогда она ему будет не так интересна. Она нужна ему была, как доказательство, что я совершаю преступление против мира магов. И даже не потому... Конечно же, не поэтому! А чтобы оправдать свои действия перед Верховным магом, или Советом магов.
Не знаю, перед кем маги там оправдываются, но знаю - за самоуправство по головке их тоже не гладят.
Он всю квартиру мою перерыл. А меня вполне мог бы превратить в одного из тех, кого обожают в психушках: в тихого-тихого, спокойного-спокойного больного, у которого если что-то и вызывает раздражение, так это слюна, тонкой струйкой стекающая из уголка рта.
Прыгать готов от радости, при одной только мысли о Как Дела. Он даже тайник мой не нашел. Впрочем, в нем ничего не было. Распечатку рукописи увез с собой Паша, а... Ой - мамочки-папочки! - вот ведь, забыл! Я же вырвал из любимого Иринкиного альбома для рисования лист ватмана, а Паша фломастерами разных цветов написал на нем огромными буквами - КАК ДЕЛА?! И ведь хватило у него ума положить эту дурацкую записку в тайник.
Иринка ещё ворчала на меня полчаса, пока не пообещал ей купить новый альбом, с какой-то особой шероховатостью. Не забыть бы уточнить, с какой такой шероховатостью и где его взять можно. Как бы опять впросак не попасть. У дочурки хобби выманивать у меня неисполнимые обещания: порой легче Аленький цветочек найти, разводишь руками и натыкаешься на невинный взгляд:
- Но ты же обеща-а-ал!
Вот ведь, - фу ты, ну ты, дуги гнуты! - опять не в ту сторону разговор повел. Вечно пятое колесо на телегу пытаюсь одеть.
Так вот, сейчас мне вроде бы ничего не грозит. Маги не из тех, кто после драки кулаками машут. Две ночи прошло, как сплю спокойненько и никто меня и никуда из моих снов выдергивать не собирается.
Однако, не стоит гусей дразнить - о просьбе моей не забывайте уж. Вслух не читайте. Лучше не напоминать о себе лишний раз, не так ли?

Конечно же, в церковь я не ходил. Не до нее было. И не пойду. Что, кроме меня, молиться больше некому?
Услышал мои слова бог-наместник наиболее значимой религии моей страны. Даже там услышал. Для Высшего Разума разницы нет, из какого мира “окно” открывать. А остальные боги-наместники... - вряд ли! Даже не вряд ли, а стопроцентно нет. А потому, разговор мой тот, если учесть, что на Земле тысячи религий, был гласом вопиющего в пустыне.
Даже христианство разобщено. Столько разных воззрений, что... К тому же, языковыми барьерами разобщено. В каждой стране, даже проповедующей единую религию, свой бог-наместник. Да что там - у каждого человека свой Бог! И Бог каждого человека, для него лично, самый главный.
До всех богов-наместников достучаться сможет лишь человечество. То, что не досказал, другие скажут - факт! А больше и причины нет, вроде бы, по церквям шляться, священнослужителей пугать. Они же не дети малые, колдунов распознавать научились, боятся их ничуть не менее, чем боги.
Вот если бы лично, с глазу на глаз, хотя бы с одной копией Бога побеседовать - не самому говорить, не зная реакции собеседника, а именно побеседовать! - бегом бы в церковь... - да хоть куда, бегом бы бежал. Вприпрыжку!

Простите - мысли в разбег, к главному только сейчас перехожу.
В тот день, в последний мой день в мире магов, когда я предавался грезам сидя на камне и в грёзах этих придурочно прыгал вокруг него, словно первобытный охотник около убитого мамонта, меня едва отыскали друзья. Паша, Соня, Лена и... Странник. Чуть подзатыльников не надавали за то, что спрятался, экранировался и от них тоже. Тут же, даже разрешения не спросив, распластали на камне и сделали операцию.
Странник сжал мое сознание до размера макового зёрнышка. Я вырывался и кричал от боли: вот уж не думал, что в том мире возможна такая адская боль. Вчетвером они едва удерживали меня. Легче стало, когда Соня накинула на сгусток боли малюсенький клочочек ткани-невидимки, которую создала своим богатым воображением специально для этого случая. (Она и на Земле сохранила свои свойства). Затем Странник создал дубль-сознание, копию настоящего, как облачко обволакивающее то “зёрнышко”. Я обрел способность здраво мыслить... Ха, одновременно двумя сознаниями. Поначалу, секунд пять, они работали в унисон. Затем, противоречить друг дружке стали.
- Не воюй с дубль-сознанием, - виновато улыбнулся Странник. - Программа контроля вот-вот проявится, оно не будет доставлять тебе хлопот.
- Я смогу им управлять на Земле? - спросил я.
- Тут особый случай, - улыбнулся Странник. - Дубль-сознание обязано выглядеть, как настоящее. Управлять им тебе не желательно.
Никак не ожидал, что мне понадобиться помощь нашей портнихи. Прости Соня! Я всегда считал тебя чем-то вроде экзотики в замке магов. Смотрел на тебя так, как смотрят на что-то особо удивительное и красивое в зоопарке. Жаль - до слез будет жаль! - если мы не увидимся больше.
Жаль, если не увижу больше “этой злой на язык, суетливой и бестолковой бабенки”, которую прозвали в мире магов Азазель.
Она говорила, словно оправдываясь:
- Сплетни - это всего лишь инструмент. С помощью их я легко вступаю с хранителями в контакт, познаю мир магов.
- ?!
- Володя, да ты никак не узнаешь меня?! - рассмеялась Лена. И, вдруг, измененным голосом, тем самым, ехидно произнесла: - Спасибо Вам, что так любезно согласились потанцевать со мной!
Лицо мое вытянулось... Ха, было отчего. Передо мной стояла отнюдь не “дюймовочка”, с осиной талией.
Мы поболтали минут десять, не больше. Я узнал, что Лена, талантливейший психолог. Никто до нее не вводил копии магов в гипноз, не выуживал таким вот необычным способом необходимые сведения. А чтобы не узнали об этом умершие маги из Рунного посоха, она брала на себя энергетические потоки, проходившие сквозь гипнотизируемого мага. Этого до нее тем более никто не делал.
- Мы можем здесь находиться не более четырёх минут, - озабоченно произнёс Странник.
- Значит так! - торопливо заговорила Лена. - Рукопись в надежном месте, волноваться по этому поводу тебе не стоит. О том, что возмущения идут по твоей вине, магам пока неизвестно, мы увели их по ложному следу. В твоё дубль-сознание мы вложили информацию, что повесть у тебя в одном экземпляре, именно та, которая лежит на рабочем столе. У тебя была мысль сочинить свою книгу, но ты, шутки ради, решил дурака повалять.
- Образ дурака получился весьма убедительным, - рассмеялся я.
- Лучше дураком быть, чем трупом, - ухмыльнулся Паша.
- Нашли время лясы точить! - сердито сказала Лена. - Володя, тебя ждёт страшное испытание. Как Дела принял решение: как только ты проснешься, он объявится в твоей квартире и...
- Потрошить он тебя станет, - заявил Паша. - Добивать будет медленно. Два дня.
Лена бросила на него сердитый взгляд.
- Я не прав, что ли?! - взъерепенился друг. - Что кругами, вокруг да около ходить?!
- Да, Павел прав. Я хотела лишь смягчить формулировку. Рыться он в тебе, Володя, будет. Постепенно станет глушить сознание. Вернее, уже дубль-сознание. Потерпи, будь умницей. Продержись как можно дольше. Позже объясним, почему нельзя нам его останавливать.
- Постараюсь.
- О нас вспомнишь на Земле. В фальшивом твоём сознании откроется “окно”. Мы ввели образ ухо-глаза. Пользуйся осторожно. Не вздумай открываться, когда маг будет работать с тобой.
- Понял.
- Играть никакой роли не придется. За тебя действовать будет дубль-сознание. Кое-что мы не успели в него вложить. Заставь его написать к книге пару приложений. Одно - ты забыл мир магов, ты его выдумал. Другое - на следующий день, по обстоятельствам - хотя бы исповедь сумасшедшего.
- Сделаю.
- Этим, хоть на какое-то время, отвлечешь Как Дела от себя. И от нас, тоже.
- Удачи тебе! - улыбнулся чуть грустно Странник. - Постарайся продержаться. Эти два дня для нас, Володя, очень важны. Поверь - очень важны! Но если трудно будет, зови меня. Сильно позови, услышу. Я заставлю Верховного мага вмешаться. Его вмешательство может быть для тебя не менее опасным, но, если Как Дела раскроет нашу хитрость, беды не миновать.
- Пусть тебе повезёт! - серьёзно сказала Лена.
- Удачи! - подмигнула Соня.
А Паша хлопнул ручищей по плечу, да так, что я чуть не повалился на белый камень.
- Ни пуха, ни пера!
- Пошел ты... - все вы, пошли к чёрту!!!
- Повернись! - услышал я голос за спиной, лишённый тепла.
И... словно бы утонул в глазах Лены, растворился в чёрных её зрачках. Мир исчез. В нём остались только слова:
- Спать!!! Пять минут сна! Нас ты не видел! Нас здесь не было!..
Слова эти я вспомнил позже, на Земле.

Вчера жена и дети, вмиг забыв, что я “заболел”, разошлись по своим делам.
А я словно бы бесцельно бродил по комнатам. Затем, после очередного воздействия мага, сидел в туалете часа четыре, мурлыкал что-то развеселенькое под нос, пускал слюни по подбородку, рвал ту половину рукописи Акаши, которую еще с утра бросил на пол, около унитаза. Рвал усердно и трудолюбиво, на мельчайшие кусочки. Даже съел несколько клочков, когда особо остро чувствовалось внимание мага ко мне.
Не морщитесь брезгливо!
Грози Вам полная дебильность, гадить под себя до конца жизни, не только частичку рукописи, рулон туалетной бумаги с аппетитом умяли бы.
Домовой Амням не оборвал эргетическую нить связи с хозяином. Я смотрел его испуганными глазами на необъяснимый, (с нормальной точки зрения), невероятный даже для меня, полтергейст в квартире. Сами собой вынимались книги из шкафов и перелистывались. Раскручивались авторучки и снова собирались. Телевизор раскрылся, как бутон цветка, разлетелся на детали и вновь собрался, стал целым и невредимым... Все-все, что раскрывалось, разбиралось, вывертывалось, летало по комнатам - принимало прежний вид, ставилось и ложилось на прежние места.
А затем, оборвалась нить связи с Амнямом. Я вздрогнул - единственный раз выдал себя. Но уже не было в квартире мага. А на кучке клочков бумаги под ногами не оказалось ни единой буковки - чистейшие!

Больше не о чем мне рассказывать. Да и, как всегда, некогда... Ой, за неуважение подобное простите! Но, стопудово, как сказал бы мой друг, за компом сегодня сидеть осталось не более десяти минут.
Я же колдун, обладаю мысленным взором.
Вон - да, вот же! - к дому моему от автобусной остановки спешит Паша. Руками машет, как ветряная мельница крыльями. А на плече - объемная сумка. Судя по выпирающим достоинствам, а они, уж простите за хамство, не только у женщин есть, в ней окорок и бочонок с медовухой.
Впрочем, винца или газировочки - для непьющих! - прикупить не проблема.
Присоединяйтесь!
Не пьянства ради: как ни велик Пашин бочонок с медовухой, на всех по капельке достанется. Так, для настроения.
Разговор-то назрел. Вот и посидим, за жизнь потолкуем... Нет, не о том Вы подумали! Согласен, есть две вещи - наиважнейшие в жизни. Это - “Я ХОЧУ!” и ”Я ОБЯЗАН!”. Вот только... хм, это каждый, сам - наедине! - решать должен.
Давайте просто посидим, друг на друга посмотримм, а там... само разрулится! Увидим, куда разговор повернет.
Только первый тост, извините, я скажу, стоя... Ах, да! Чокаться не будем!
Хороший домовой у меня был. Упитанный. Обжора - поискать таких! Бывало, пишешь, а он сзади пристроится, висит в воздухе и через плечо в рукопись заглядывает. Только придет в голову мысль гениальная - глянь, исчезла. Оглядываюсь, а он, зараза, облизывается.
Непорядок, конечно. Наглость. Тем более по отношению к хранителю. Но тут вина полностью моя - избаловал... Нет - конечно же, нет! - я особо не обижался. Уж что-что, а мыслей в голове предостаточно.
Я даже назвал его Амням, (Ам Ням, то есть), довольнёхонек был - у других домовых и такого имени нет...
Секундочку... сейчас вот... вот только слезинку смахну и продолжу.
Распылил его маг. Из облачка, что осталось от него, собрал комочек маленький, из которого даже домевенка не слепить. А на полу нашел две пуговки, малюсенькие и прозрачные, сверкающие, как брильянты, клок от его кафтана расписного, да колокольчик с башмачка, в нашем мире обычными людьми не слышимый.
Что?!..
Это у других домовые полуголые, волосатой грудью детей пугают - я своего приодел, как говориться, с иголочки. Любо дорого посмотреть было.
Не долго пролежали остаточки от Амняма. Секунд через пять, как прибежал, таять начали, вскоре исчезли бесследно.
По всему выходит, в смерти его я виноват. Обычно домовые читать не умеют, а своего я на свою беду выучил. У домовых память крепкая. Книгу мою он наизусть знал. Да еще подробней, чем я. Он же мысли мои сглатывал. Мне то и дело приходилось что-то другое придумывать. Хотя... тут я ошибаюсь. Больше меня знать он никак не мог. Наестся, бывало, и спит, свернувшись калачиком, у меня на плече. Мне приходилось даже - и часто! - работать дольше запланированного, чтобы не разбудить ненароком. Но я в претензии не был. Так приятно тихое его посапывание у уха слышать, так приятно...
Снова с глазами что-то... - простите за заминочку!
Вот такая беда у меня. Понял кое-что маг, только и ему слабо из нашего мира в тот домового перенести. Да и времени не было: Рыба и Борода, некстати для него, вернулись из “командировки”. Вот он и решил напоследок напакостить. Зло свое черное выплеснуть... Как, разве я не поведал ещё о Бороде и Рыбе?!
Собственно, рассказывать почти не о чем. Секунды не прошло, как Амням исчез, материализовались они передо мной. Рыба ко мне бросился, обнял.
- Жив! Неужели ты жив?! - воскликнул радостно. (Вот и не верь им после этого).
Борода вытащил его из моих объятий.
- Не время, он ждет, - сказал загадочно, радостно хлопнул меня своей ручищей по плечу, подмигнул и... разом исчезли они. Полагаю, навестят еще. А сейчас... - да, не о них речь.
Вот скажите, где я еще такого домового найду?!
Может, приблудиться какой. Может, сам создам. Но уже не то... - не тот будет!
Эй, что приуныли?! Погоревали, и будет!
Давайте еще нальем. Вот сейчас, точняк, (как Паша любит говорить), вам слово предоставлю! Но прежде... - простите за наглость такую, есть у меня еще тост! И не уговаривайте, не сяду, пока не произнесу.
Ах, да!
Давайте чокнемся. Да от души, радостно, чтобы бокалы не только хрусталём - счастьем звенели.
Доброго настроения вам! Здоровья крепкого! Благополучия! Удачи во всех делах и начинаниях!..

Конец 5 части.

ЭПИЛОГ.
Верховный маг, как плюхнулся на трон, (в деревянное древнее кресло, стоявшее на небольшой мраморной плите высотой в полметра), мог бы тотчас речь обличительную начать. Нет, тянул резину. Эмоции наши в себя вбирал, не иначе: наслаждался растерянностью нашей и млел от собственного превосходства.
Сидел - не шелохнувшись, неестественно прямо, словно лом проглотил. Сжимал в руке посох, как царь скипетр. В глазах, под кустистыми, седыми бровями разве что молнии не сверкали.
Восемь магов, по четыре с той и другой стороны от шефа, страха добавили. Были неподвижны и суровы, словно знаменосцы в торжественном строю. Сжимали посохи так, что кулаки побледнели. Не лица - маски. Не взгляды - лучи военных лазеров.
Лишь Верховный маг сел на трон, у Рыбы и Бороды исчезли из рук посохи. Борода вида не подал, а вот Рыба заметно побледнел.
Мы, провинившиеся, находились напротив грозных судей, метрах в семи от них. Рыба и Борода соприкасались плечами, словно этим пытались поддержать друг друга, следующим, по стойке “очень вольно”, стоял Паша: бесстрашно крутил головой по сторонам, бесцеремонно рассматривал кабинет шефа, в котором, (после того, как я побывал в нём), практически ничего не изменилось. Рядом с Пашей находилась Лена, следом я и Соня. Замыкал шеренгу, безучастно рассматривая узоры на каменных плитах пола, держась чуть в сторонке, Как Дела.
“Мамочки-папочки, что же это делается?” - тоскливо подумал я, поражаясь, что еще способен думать, анализировать и удивляться.
Трясись, не трясись - не поможет. Сценарий написан, причем, без нашего участия. Мы, хоть и главные актеры, что играть, пока не знаем. Впрочем... гадать не надо - раскаяние.
Вот только, с чего бы это, что за бессмысленное упрямство внутри сидит? Ведь раздавят же - мокрого места не останется!
Я изобразил вызывающе-гордую позу: расправил плечи, грудь колесом. Смотрел в глаза своему главному, самому страшному начальнику с холодным любопытством.
Типа - знай наших!
Приосанился вслед Паша, а Лена, так вообще - в глазах решимость Зои Космодемьянской: готова шагнуть вперед, закрыть нас от опасности своей грудью.
Не отводите в смущении глаза от книги: я сказал грудью, а не грудями. Вечно найдутся такие, которые все опошлят... Хотя, если подумать, и ее груди не менее надежное прикрытие, если дело дойдет до настоящей драки.
Шучу!
За то, что глупо шучу - простите! Хотел бы я посмотреть, как бы Вы шутили в подобной ситуации.
Маги - сами! - учили нас воспринимать любую критическую ситуацию, как шутку, забавную игру, выискивать любой повод для юмора. Для любого, даже глупого, даже самого черного юмора - весомая магическая защита.
Вот только, никак не укладывалось ни в шутку, ни в игру, присутствие Странника. Он стоял справа от нас, опираясь о посох - словно раздумывал: не пройтись ли ему между шеренгами.
Слева от нас, напротив Странника, лежал на полу пяти-шестиметровой высоты Шар Предвидений. Словно мыльный пузырь, он сверкал радужными разводами. В нем, на небольшом возвышении в виде круга, стоял немощный старик в белоснежной ниспадающей с левого плеча мантии, которая делала его похожим на патриция, а то и на сенатора Древнего Рима. Мантия была подпоясана ремешком из змеиной кожи... - из кожи ли?!
Головка змеи, которая безжизненно болталась чуть ниже узла, вдруг приподнялась, сверкнула глазками, высунула на долю секунды раздвоенный язык и снова безжизненно повисла.
Вот бы этот охранный оберег... - как же, размечтался!
И тут, маленький тонкий узорчатый ремешок, опоясывающий голову старика, удерживающий ниспадающие до плеч прямые волосы, такие же белоснежные, как мантия, тоже зашевелился. На пару секунд приподнялась маленькая головка змейки, посмотрела на нас настороженно и улеглась на изрезанный морщинами лоб старика.
Правой, трясущейся обнаженной рукой старик сжимал посох, как две капли воды похожий на Рунный. Рядом с ним стоял жрец. Его пурпурная мантия блистала золотой вышивкой, а на голову нахлобучен был огромный головной убор в виде усеченного конуса... - словно ведро, донышком вверх. Серебром, золотом и драгоценными камнями, выложенными в замысловатые узоры, блистало так, что глаза слепило.
Рядом с шаром недвижимо висел в воздухе Рунный посох.
- Натворили вы дел! Накуролесили!!! - грозно заговорил Верховный маг. Сверкнул глазами. - Такого наворотили, что года три, не меньше, разгребать придется! Еще никогда, - прорезался в его голосе металл, - маги не были столь безответственны! Одни свершали ошибки, а другие смотрели на это сквозь пальцы! Двое знали о готовящемся преступлении, но умолчали об этом!
- Мы не знали, - буркнул Борода. - Мы предполагали.
- Что одно и то же, - вынес вердикт Верховный. Властно произнес: - Маг Самеораил!
Как Дела сделал шаг вперед.
- Вы сами приказали ликвидировать возмущения любым способом, - заявил он. На визг сорвался: - Вину не признаю, я выполнял Ваш приказ!!!
- Решением Совета Высших и моей волей, властью Верховного мага планеты Земля, - заговорил Шеф с пафосом, - ты приговариваешься к изгнанию в Орден семи грехов монахом прислужником на срок пятьсот лет. Учитывая тяжесть твоего проступка, первые сто лет ты проведешь в полном одиночестве, в пустыне Кающихся.
- Пощади, Владыка! - вскричал Как Дела, падая на колени, но тут схлопнулось его тело в маленькую искорку. Долю секунды она мерцала в метре от пола, затем резко метнулась в сторону Рунного посоха и исчезла в нем.
Сердце мое тревожно сжалось.
- Вы двое, - посмотрел исподлобья Верховный на Рыбу и Бороду, - можете встать на свои места. С вами разберусь позже.
- Маг имеет право на самостоятельные решения, - хмуро выдавил Борода, прежде чем тронуться с места.
- Имеет, - кивнул Верховный и добавил желчно: - Прежде всего маг обязан иметь голову на плечах!
Паша шумно вздохнул, Лена шмыгнула носом, а на голове Сони появилась знакомая, белая шляпка с черными розами, с особо густой черной вуалью - тотчас исчезла.
- А вы, - взгляд судьи нашего вдруг смягчился, мне показалось даже, что он улыбнулся кончиками губ, - вы четверо вели себя достойно хранителей. Каждому из вас присваивается ранг Знающего.
Он сделал паузу, чтобы мы насладились величием момента, и заулыбался по-настоящему, улыбкой доброго и открытого человека. Маги а Рыба подмигнул нам.
“Этого не может быть!” - буквально вопила каждая частичка моего сознания: нет, чтобы радоваться избавлению от наказания.
- Чудеса! - пробормотал Паша.
“Что случилось?! Что?!.. В какую такую струю сил высшей политики этих неуемных магов мы на сей раз попали?!” - подумал я и покачнулся. И не только я. Паша сделал маленький шажок вперед, Лена судорожно ухватилась за его рукав, а Соня испуганно ойкнула.
Новая информация, вернее новые правила поведения в мире магов, были введены в наши сознания мгновенно. Они особо отличались от предыдущих запретами. Смертельно опасным стало для нас делиться с умершими и хранителями многими тайнами. Даже о присвоенном нам ранге мы не вправе были им сообщать.
- Отныне, - торжественно продолжил речь Верховный, - вы имеете полный доступ к информации второго уровня секретности. Частичный доступ к информации первого уровня секретности вам будет предоставлен по мере необходимости, исходя из сложности и важности выполняемых работ. С сегодняшнего дня каждый из вас в любое время имеет право свободного доступа в любые помещения замка, кроме личных апартаментов магов. В определенные дни вам будет разрешено пользоваться данными информационного банка Рунного посоха и выход на связь с его жрецами. Каждый из вас освобождается от общих занятий и выбирает для себя ту деятельность, которая по душе, но не противоречит уставу Знающих. Более того, - голос его снова набрал силу и зазвучал, как у диктора Левитана, торжественно и тревожно: - Совет Высших и Совет магов постановили: каждый из Знающих достоин быть магом. Я предлагаю одному из вас занять место Самеораила.
- Я еще не умер, - брякнул Паша.
Вечно он лезет, куда не просят. Но шеф не обиделся.
- Магом может стать только живой, - провозгласил он, улыбаясь.
- А я женщина, - сказала Лена.
- Сейчас это уже не имеет значения, - ответил Верховный. Окинул нас взглядом заботливого дедушки и сказал: - Того, кто возжелает стать магом, жду завтра утром в своем кабинете.
Да-а-а, не такое уж хорошее положение у них с претендентами, коль Верховному пришлось в маги приглашать Пашу, Лену и Соню. Хотя... из Сони, возможно, и из Лены, хоть и сомнительно, маг получится, а вот из Паши и из меня... - хм, сверхсомнительно.
Смешно мне стало. Представил друга в чёрном балахоне, как он рявкает на нерадивого курсанта:
- Я тебе уши оборву, понял ты, селёдка перчёная, если тотчас не материализуешь виноградину!
Представил и губу прикусил, и боль вызвал, чтоб не расхохотаться.
А уж меня магом... - через неделю шеф сам в пустыню Кающихся запросится замаливать столь опрометчивое решение.
Прослушал я, о чем Верховный талдычил, лишь последние его слова уловил:
- ...вас ждут великие дела и свершения!
- А что мы будем делать? - вырвалось у меня.
Глупей вопроса, в данной ситуации, не придумать!
- А разве ты выполнил задание? - строго спросил Верховный.
- Но я же...
- Ты про какую книгу слово молвить жаждешь, Аркадия или свою?
- Св-вою. - выдавил я, скосил глаза и увидел, как побледнела Лена.
- Г-мм! - глубокомысленно произнес Верховный маг, руку поднес к затылку и демонстративно почесал его. - Название книги зрел. Детский лепет о колдунах, колдовстве и магах прочитал. А книги не разглядел. То рыхлое месиво из анекдотов, сплетен и наивных рассуждений о колдовстве трудно назвать книгой.
- Но я...
- Хотя, что-то есть в ней этакое притягательное, - усмехнулся шеф. - Мне даже захотелось отправиться с вами на шашлыки и подраться с вашим знакомцем. С отрицательным героем тем, с новым русским.
- Организуем! - бодро отозвался Рыба и получил в награду холодный взгляд шефа.
Судя по искоркам смеха в глазах, Рыба не испугался.
- Завтра, Володя, тебе доставят Амняма, - сказал Верховный и этим чуть не нокаутировал меня: явный перебор с эмоциями, чуть сознание не потерял, едва справился с нахлынувшими внезапно слабостью и головокружением.
- Он жив?! - вскричал я.
- А что, собственно, с ним станется?
- Его же убил, этот, Сам... Самеораил.
- Скучает он по тебе. Первый раз вижу такого удивительного домового. Ты уж не обижайся на него. Домовые не предназначены хранить тайны. К тому же, не было у него возможности сопротивляться. Однако, не будем время терять, поговорим о более важном. Хочу заявить: в том, что произошло, прежде всего, моя вина. - Шеф, якобы в раскаянии, картинно склонил голову. Следом, заговорил жестко, словно задался целью наказать себя этими словами: - Я не просчитал ситуацию. Не предположил, что могут вмешаться другие хранители и маг Ар...ил. (Извините, не вправе я назвать полное имя Странника, как не вправе назвать имя любого живого мага). Рабочую версию мага Самеораила о том, что Володя из вредности пишет не то, что нужно нам, принял, как единственно верную. И приказал преуменьшить за ним наблюдение и снять подпитку. Более того, сообщу то, о чём никто пока не знает. Редко кому удавалось обвести меня вокруг пальца. Володя и Павел справились с этим на отлично. Я решил посмотреть, чем они занимаются, когда узнал, что Павел в гостях у нашего подопечного. Десятилитровый бочонок с брагой вызвал во мне отвращение, мне захотелось немедленно покинуть помещение, а их слова еще больше убедили в правдивости версии Самеораила.
- Так вот откуда ноги растут того парадоксального решения! - удивлённо произнёс Борода.
- Да, я не стал задерживаться, - скорбно продолжил Верховный маг. - А когда вернулся в замок, наблюдение за Володей снял полностью. Их решение, прикрыть свои истинные намерения банальной пьянкой, как ход, признаю гениальным. Об этом мы тоже еще будем говорить, а сейчас предоставляю слово магу Ар...лу.
Я переглянулся с Пашей. Его самодовольная улыбка лучше любых слов говорила о том, что он думает... Ясное дело, мы не будем разубеждать старика в его заблуждениях, по отношению к нему это будет удар ниже пояса.
- Каждого из Вас я провел по одному и тому же из открытых миров, - заговорил Странник, поочередно окидывая взглядом нас с головы до ног, словно убедиться хотел, что мы целы и невредимы. - Вы знаете, сколько людей после смерти страдают и мучаются. На совете магов мы обговорили ситуацию. У магов нет ни времени, ни сил улучшать еще и те миры. Знающие заняты более важными делами. Ни один из них не согласился сотрудничать со мной.
"Интересно, чем это, более важным, они заняты?!" - подумал я.
- Вы тоже стали Знающими, - мягко улыбнулся Странник. - Пока не сделали свой выбор, я предлагаю вам быть Странниками.
- Я не хочу писать книгу! Хочу быть Странником, - оказалось, я произнес это вслух.
- Решать тебе. Ты теперь Знающий, вправе сам выбирать дорогу, - улыбнулся Верховный, но во взгляде его мелькнула хитринка.
- Владыка! Здесь собрались Знающие, я вправе задать вопрос! - с металлом в голосе произнес один из магов, у которого прозвище было Невидимка.
- Слушаю, - недовольно поморщился Верховный.
Никто из хранителей не знал, чем занимается Невидимка. Он не читал нам лекции. Не вёл практические занятия. В мире магов появлялся наскоком и, как поговаривали, только в своём настоящем обличии.
Неделю назад я пытался вызвать его копию. Напрасно тужился, представляя его образ перед собой.
Как-то спросил о нём Андрея Богорада.
- Информация закрыта! - отрезал он. Спустя полминуты нагнулся над клумбой. - Глянь-ка, Володя, какая гусеница! Замерла, невидимкой притворилась. Такое впечатление, словно с богами говорит. Ни мировая экономика, ни строптивые господари её не волнуют.
И знак подал, что дальнейший разговор на эту тему нежелателен.
Судя по уважительному отношению к Невидимке, для многих умерших и хранителей, особенно старше пятнадцатого года обучения, он был стоящим магом.
- На совете мы вынесли решение изгнать Самеораила в Рунный посох, - холодно заговорил Невидимка. - Изгнать, а не наказывать столь жестоко. Почему ты принял такое решение?! Зачем тебе понадобилась его лютая ненависть?
- Мне не нужна его ненависть! - грозно нахмурил брови Верховный маг.
- Значит, ненависть его понадобилась Верховному Жрецу! Зачем?!
- Мы вправе не отчитываться перед простыми магами в своих действиях, - раздался из шара гневный голос жреца.
- Что ты задумал, Владыка? Почему не хочешь нас посвящать в эту тайну? Уж не хочешь ли ты помочь жрецам создать оружие для уничтожения Свободных? Совсем недавно ты обмолвился, что только ненависть способна сломать магическую стену, которая разделяет в Рунном посохе миры жрецов и Свободных, а сегодня ты преподносишь жрецам эту ненависть, как дар. Зачем?!
Верховный не успел ответить. И, кажется, был этому весьма рад.
- Дайте, дайте я на вас посмотрю, повернитесь, - донесся от шара старческий, дребезжащий голос. - Герои. Настоящие герои! Как бы я хотел рассмотреть вас поближе, обнять вас!
- Я могу провести Вас сюда, - сказал Странник.
- Провести. А как это?!
- А Вы хотите?
- Хочу?!.. Конечно же!!!
- Тогда... - Странник повернулся к Верховному. - Разрешите? Это не трудно. И не опасно. Я легко верну его обратно.
“Шеф” стрельнул взглядом в сторону Невидимки и согласно кивнул головой. Странник шагнул к Рунному посоху. Замер в двух шагах от него, словно уперся руками о невидимую стену.
- Странно, не пускает, - пробормотал он.
- Ну, и что ты возишься? - проскрипел голос из Шара. - Я наслышан о тебе. Вспомнил, ты умеешь ходить из мира в мир.
- Кто из нас, против?! - сурово спросил Верховный.
- Я! - отозвался один из магов и пожал плечами. - Но если Светлый и Великий Паирим настаивает...
"Паирим?! Неужели тот самый Паирим, который создал Рунный посох?!". - подумал я.
- Настаиваю! - капризно отозвался старец и даже топнул ногой в нетерпении. - Да, настаиваю!!!
Странник сделал недостающие два шага и исчез в посохе, а спустя мгновение появился в шаре.
Невидимка забыл про свои вопросы. Стоял, открыв рот, вытаращив глаза, пока Странник разговаривал о чём-то вполголоса с Верховным жрецом. Остальные, что маги, что Знающие, были ошеломлены не меньше.
А я... - я поверил в этот миг, что вскоре меня ожидает путешествие в мир Рунного посоха. И поверил, что мне ещё предстоит встретиться с Как Дела. Тот разговор с Богом не был просто сном. Я узнал тогда, что мир Рунного посоха разделён магической стеной надвое, что противоборствуют умершим магам какие-то Свободные, а тут, наяву удостоверился, что это в самом деле так. К тому же, Странник предложил нам ходить по мирам... Было, было над чем задуматься!
Странник взял Паирима за руку. Секунды не прошло, они уже стояли перед неподалёку от Шара Предвидений.
Лицо жреца вытянулось от удивления. Подавшись всем телом вперед, он чуть не упал с маленькой, круглой площадки, но вовремя вспомнил про свое высокое положение. Погасил на лице и в глазах малейшие проявления эмоций. Снова стоял не шелохнувшись, смотрел свысока - холодно и надменно, как чванливый король на своих никчемных подданных.
- Чудо! Великое чудо!!! - возопил Паирим, упал на колени и, нагнувшись, с упоением принялся целовать узорчатый пол.
Он уже забыл о том, что хотел обнять нас.
Вот разогнулся, умиротворенный. На лице улыбка, счастливейшего из блаженных.
- Неужели я покинул тот мир?! - воскликнул он и заплакал беззвучно, невидяще глядя перед собой. Слезинки катились по его щекам, словно по вощёному мятому пергаменту и капали на пол с острого подбородка.
Верховный маг встал, приосанился.
- Приветствую Великого из Великих в своём мире! - прогрохотал его голос. - Большая честь видеть тебя здесь!
- Сейчас одна мечта у меня осталась - умереть. - тихо произнес старик и выкрикнул визгливо, потрясая сухонькими кулачками: - Как ненавистно мне бессмертие! Будь, проклят день, когда я его выдумал!
"И это - Великий Паирим?!" - изумился я.
- А разве Вы не можете вернуться на Землю? Вас отпустил посох, больше ему не принадлежите. Вы, как бы, не маг уже - обычный смертный! Отсюда все умершие могут вернуться на Землю, - жалостливо произнесла Лена.
Вот только, жалость её - не один я приметил! - была сродни жалости экспериментатора к подопытному кролику. А слова, сплетенные в логическую цепочку предложений, больше походили на установку к действию, причем, исходящую от умелого психолога.
Но и она не видела дальше своих слов и была поражена не меньше, чем мы. Если не больше - явно испугалась возмездия магов.
- Вернуться... на Землю, - пробормотал Паирим, вскинул руки вверх и, не стесняясь нас, провопил: - Я хочу вернуться на Землю?! Я могу-у-у...
На том месте, где он только что был, вспыхнула яркая искорка, рванулась с места, но не в Рунный посох, а куда-то под потолок вспорхнула торопливо. Посох старца упал на пол с оглушительным грохотом, словно сделан был из чугуна. Маленькая змейка и змея шлёпнулись об пол, будто куски верёвки. Тотчас ожили и яростно зашипели. Плавно опустилась на пол белая мантия.
Верховный маг резко выставил перед собой правую руку, направив на имущество Паирима открытую ладонь. И посох, и мантия, и змеи, стремительно уменьшаясь в размерах, влетели в ладонь шефа, исчезли в ней. Судя по алчности, мелькнувшей в глазах Верховного, не навсегда.
- Как вы могли... - раздался яростный рев жреца.
- Разве мертвые смеют повышать голос на живых?! - громовым раскатом перебил его Верховный.
- Прости, Владыка, - отозвался жрец, склонив голову.
- Объявите жрецам о чуде: Великий Паирим победил бессмертие! - провозгласил Верховный маг.
Жрец склонился в глубоком поклоне.

Как в сказке с хорошим концом, вскоре начался... - чуть не сказал: грандиозный пир. Всего-то лишь появились в кабинете Верховного мага официантки с бокалами шампанского на вычурных сверкающих серебром и золотом подносах... Горло прополоскали, как выразился Паша. Больше трёпа было, чем выпивки, как он же заявил чуть позже.
Вскоре мы, Соня и Лена, Паша и я, отправились в таверню. После передряг таких душа расслабухи требовала, как высказался Паша. К тому же, многое обсудить не мешало.
Таверна отозвалась отдельным залом.
Минуты не прошло, к нам шумной толпой ворвались все хранители из нашей учебная группы, практические занятия в которой вёл Колобок. Следом Андрей Богорад и пятеро умерших вбежали, с которыми был знаком отчасти. Загомонили разом, друг друга перебивая.
Оказалось, слух пронесся, что меня и Пашу маги собираются из мира своего изгнать. Обеспокоило друзей и то, что я несколько дней не появлялся в мире магов, а Паша последние три дня рассеянным был и крайне раздраженным.
- Да нет же - нет! - никто изгонять нас не собирается! - втолковывал я Андрею. - Хотя бы потому, что... - тут прикусил язык: о том, что я стал Знающим сказать не имел права.
Один из умерших взобрался на стул.
- Друзья мои! - перекричал всех. - Позвольте мне сказать! Если Пашу и Володю маги посмеют отчислить, мало им не покажется! Мы им такую забастовку устроим, что...
У меня глаза на лоб полезли от ахинеи такой. Чтобы умершие, да магам угрожали... - не слыхал о подобном.
Паша и тот покрутил пальцем у виска.
Тут Эвелина на стул взгромоздилась.
- И мы - мы, хранители! - не позволим...
В миг следующий челюсть её отвисла, а глаза круглей стали, чем шарики от пинг-понга.
- И мы не позволим! - раздался грозный рык Верховного мага от входа. - Не позволим без нас чествовать Знающих!
Таверна ещё раз увеличила зал, основательно причём.
- А Знающие... это кто? - мышью пропищала Эвелина.
- Те, кого защищать пришли! - сурово сказал Верховный и заулыбался радостно. - Эх, гулять - так гулять! Приглашайте за стол!
Огромный полукруглый стол материализовался около стены, вмиг сервировался.
Пир начался скованно, особенно умершие тушевались. Но вот, Борода гармошку явил, трёхрядку, да так по клавишам прошелся, что без магии всякой у двух хранительниц ноги в пляс пошли. А когда Рыба проникновенно спел пару песен на стихи Есенина, а Борода о дубинушке песнь выдал, которой предстояло “ухнуть”, настроение у всех заметно улучшилось.
Эвелина наглости набралась, к Верховному магу с просьбой обратилась, чтобы гитару явил. Ту самую, концертную, которую создал он недавно для Лёхи, старпома из села Лешуконское.
- Чтобы я какому-то Алёхе гитару наколдовывал?! - возмутился шеф. - Такого быть не... - Колобок прошептал ему что-то в ухо. Верховный маг запустил пальцы в шевелюру, усердно почесал затылок и просьбу дамы исполнил.
Когда Эвелина спела первый романс, - ой, не поверите! - Верховный маг подошел к ней со слезами на глазах, взял её ладонь в свою руку и поцеловал. - Спасибушко тебе, родненькая! - заговорил проникновенно. - Ты чудодейка из чудодеек! Уважь старика, разутешь голосом дивным, ещё сполни не менее для души потребное!
И я ладони отбил.
О том подумал, что аплодисменты умерших, их крики “Браво!”, звучать будут куда громче. Они не отступятся, пока не уговорят Эвелину выступать, хотя бы изредка, в своих концертных залах.
Удивил всех Паша. Твёрдой походкой вышел на середину зала и заявил:
- А я стихи почитаю, свои!
И заговорил громогласно, не дожидаясь чьего бы то ни было на то согласия:

Из наших лиц,
Ещё у сна в плену,
Из переливов птиц,
Забавно ткущих тишину,
Росою на палатке,
Исподтишка, украдкой,
Таинственно и мудро
Рождалось утро.
В густом тумане над водой
Молочной свежести удой.
Катили значимости глыбы
Сиреневые облака.
Плесканьем рыбы,
Звала река.

Паша поклонился, дожидаться, пока аплодисменты стихнут, заговорил чуть тише:

В твоих руках я стану глиной.
Играй
Пока я сильный.
Ваяй!
Кувшином стать готов,
С плесканьем твоих снов.
Законам вопреки,
Предстану ивой у реки,
Закатом,
Иль рассветом,
Иль ветерком,
Что холодит лицо...
Я стать могу втройне поэтом,
А смотришь ты - на подлецов!

- Неправда! - выкрикнула Лена, густо покраснела и спрятала лицо в ладони.
Паша втянул голову в плечи.
- Так я это... это не про тебя... для образности так сочинил!
Я не знал, смеяться или аплодировать. А остальные... - смеялись, и аплодировали. А Паша тряхнул головой и заговорил громогласно, зачем-то обличительно тыкая в сторону магов пальцем:

Ты наполни росою стакан.
Не поверю,
Скажу - обман!
Разгони бед вороньё.
Не поверю,
Скажу - враньё!
Душу зеркалом рядом положь.
Не поверю,
Скажу - ложь!
А в неправду уверую,
Целиком,
Обзови лишь в сердцах дураком.

- Говорится правильно не "ложить", а "класть" - сказал Знающий по прозвищу Лежебока.
- И что?! - сверкнул глазами Паша. - В моей деревне отродясь всё ложат, а не кладут. Слово это древней твоего.
- Подтверждаю, - улыбнулся Верховный Маг. - Однако, Павел, поговори ишшо, зело любопытно в устах твоих слова нарождаются.
Паша" заговорил тихо, проникновенно:

Дождь два дня по листьям барабанил,
Проявив осеннее ехидство.
То не гриб пригорок шляпкой протаранил,
Вылезло лесное любопытство...

Кто-то прикоснулся к моему плечу. Я резко повернулся, за спиной стояли Рыба и Борода.
- Разговор есть, - сказал Рыба, а Борода подошёл к стене и пальцем очертил в воздухе полуовал. В стене образовалась арка входа, подёрнутая белесой дымкой. Маги вошли в неё, я - следом.
Мы оказались в небольшом зале. Ни стол, ни стулья, маги созидать не стали.
- Ты уже знаешь, Володя, что ту записку, где в ляпы носом тебя ткнули, писали мы?
Только тут до меня дошло... - в общем, чуточку покривил душой.
- Рыба, ты мог бы со своей коронной фразой, “вот что печально”, быть не настолько назойливым.
Ха, дома на это не обратил внимания.
- Всё еще обижаешься? - нахмурился маг.
- Почти нет, - отводя взгляд в сторону, сказал я. И последующая ложь поневоле вырвалась: - Сначала ошеломлён был, поражен вашим двуличием, но позже многое понял.
- Мы были на перепутье, - прогудел Борода. - А записка-та... - мы решили тебе помочь. Ты не владел этой информацией.
- И попытались ещё раз меня остановить.
- Ты помог нам сделать выбор, - сказал “Рыба”, выделив интонацией слово “нам”. - В тот день, когда перенесли тебя на Землю, мы головы сломали - продолжать добросовестно выполнять свою работу или присоединиться к Страннику.
- Ты же, по сути, магов не знаешь, - прогудел Борода, знакомым жестом захватил в горсть только что появившуюся бороду, потискал ее и изрек: - За десять лет с настоящим магом - не с копией, а с настоящим магом! - не столь часто разговаривал. А копии, кроме отпечатков наших личностей, несут в себе ещё и программы Рунного посоха.
- Ты узнал другую сторону нашего бытия, - сказал Рыба.
- В тебе пропадает актёр! - улыбнулся я.
- Почему пропадает?! - рассмеялся маг. - Я был лицедеем, в прошлой своей жизни. И сейчас, частенько, с умершими в спектаклях участвую. Под другой личиной, естественно.
- За тот спектакль, что передо мной сыграли, готов наградить бурными аплодисментами, - снова усмехнулся я.
- О чём ты? - вскинул брови Рыба.
- О том, что домового моего не Самеораил, а вы похитили.
Рыба вмиг стал серьёзным. Переглянулся с Бородой.
- Как догадался?
- Что тут сложного. Когда я описывал те приключения у реки, Амняма дома не было. Я его посылал в тот день с миссией... - не важно куда. Не мог домовой мой знать ни о шашлыках, ни о новом русском. Когда Верховный заговорил об этом, сдал он вас.
- И как, по-твоему, события развивались? - ничуть не расстроился Рыба.
- С книги моей вы сняли копию. Её Верховному магу отдали. А чтобы замаскировать свои действия, дождались, когда перестанет меня терзать Самеораил, выкрали моего домового.
- Хвалю, - улыбнулся Рыба. - Ты предоставил нам веский аргумент, чтобы вправе мы были поделиться с тобой некой важной информацией. Так вот, Володя, домового твоего всё же не мы, а Самеораил перенёс в мир магов. Шеф ознакомился впервые с твоей книгой с его подачи.
- Не наблюдали мы бесстрастно за тем, как крокодил этот из тебя разум по капельке выжимал, - хмурясь, сказал Борода. - У нас возможности приблизиться к тебе не было.
- О более важном позволь сказать, - посерьёзнел Рыба. - О книге твоей мы знали всё, с самого начала операции. Вот только сказать тебе об этом там, у реки, не вправе были. И позже были не вправе говорить с тобой об этом. Копию с неё мы сняли по просьбе Странника. Это он передал её Верховному магу. На то было много причин. Полагаю, Странник сам тебе всё объяснит, если захочет.
- Ты скажи ему о главном, - прогудел Борода.
- Стоит ли?! - посмотрел на него удивлённо Рыба и тако-о-ое выдал, что я дышать забыл: - Володя, не было никакого ритуала открытия знаний. Вернее - был, но как прикрытие более важной операции. Проверялась твоя способность говорить с Бо...
- Очумел!!! - вскричал Борода. - Значит так, ты этого не говорил! А ты, Володя, этих слов не слышал!
Я пожал плечами.
- Твоё счастье, что я успел накинуть на нас Сеть Вседозволенности! - округлил глаза Борода, словно в испуге страшном. И заговорил, чуть более спокойно: - Вдвойне счастье, что ты, Рыба, не успел тайное выложить. Разве про это мы Володе договаривались сказать?
- Что говорить-то? Не маленький, сам понимает, что не в бирюльки играть предстоит, - огрызнулся Рыба.
- Ты, Володя, вот что, постарайся понять нас и простить, - заговорил Борода, усердно тиская рукой бороду. - Упряжка у нас - вся Земля. С обидой её тащить тяжело будет.
Я кивнул головой.
И ту тайну узнаю. Когда нибудь узнаю, не время терзать магов вопросами. Да и не скажут ничего, хотя... неспроста Рыба пытался мне что-то выложить, прикрывшись игрой слов.
Мне важно было подыграть Бороде. И я сказал:
- Понял я вас! Давно уже понял! Хватит воду понапрасну лить! - И протянул им ладонь. - Предлагаю дружбу!
Мы вернулись к застолью. Паша всё ещё читал стихи.

Кошка котят умывала
Языком.
Кошка котят кормила
Своим молоком.
Котята подросли немножко
Удивили кошку:
Сами хотят умываться
Языком,
Из блюдца хотят напиться
Молоком.
С хвостом её играют -
Не уважают!

Аплодисментами отозвались несколько Знающих. С места встал Колобок, сказал твёрдо:
- Павел, извини дорогой, тост назрел!
Паша поклонился, но ни словечка благодарности слушателям не сказал.
- Вов, похоже, я им не очень понравился?! - жалостливо произнёс он, едва сел рядом.
- Понравился, - приободрил я его. - Просто тебя стало слишком много.

Всё было ништяк - уж позвольте воспользоваться любимым словцом Паши. Только Верховный слишком часто тост порывался произнести. Его осаждали - не на работе чай, неча себя выше других ставить! Шеф обиделся и к концу вечера наклюкался основательно. До того основательно, что с Пашей на брудершафт выпил.
Ха, ха-ха - поверили?!
Да Вы, никак, и в самом деле поверили?!
Я тоже поначалу поверил Паше. Слишком уж много самых невероятных событий произошло в последнее время, отчего бы ещё одному не случиться? А не подумал дурьей своей головой, что мага споить невозможно. Хоть из шланга заливай, будет трезв, как стёклышко, а может без всякого алкоголя вызвать состояние опьянения.
Хотя... сомневаюсь, что так. Скорей всего, это ещё одна легенда умерших.
И в самом деле, раз маг - не человек что ли?
Да, шеф был весел. Да, произносил тосты, и даже разочек осадили его, шутя. Но на брудершафт пить, да еще с Пашей... - явно заклинило что-то в моих мозгах.
Я слушал друга - глаза из орбит вылазили. До тех пор слушал, пока не выдержал он моего идиотизма, не заржал по-лошадиному.
- Придурок! - рявкнул я.
- Ладно, проехали! - Паша вмиг стал серьёзным. - Вов, не для того я тебя на свежий воздух вытащил, чтоб потешаться. Я тут... - в общем, обмозговал ситуацию. Вов, тебе нужно стать магом.
- Дважды придурок! - обозлился я. - Ты скажи, где таких делают, я еще парочку закажу!
- Из нас двоих только ты можешь быть магом! - жарко зашептал он мне в ухо. - Ну какой из меня маг?!
- Что, крыша поехала?!
- Сам порассуди, если ты магом будешь, мы такого наворотим!!! Да мы...
- Впору кровельщика вызывать! - расхохотался я...
В общем, очень и очень неплохо всё было. Причём, слишком уж по-русски неплохо.
Если сказать, что по усам текло, а в рот не попало - неправдой будет. Утром жена подозрительно принюхивалась, а затем, когда я душ принимал, что-то сыну про антиполицай толковала.

Голливуд плакал бы над таким счастливым концом, будь он в его фильме, и завидовал бы страшной завистью, если бы другая кинофирма... Вот чего бы я не хотел - уж точно! - так это того, чтобы нам кто-то завидовал. Хоть мы и колдуны, но - сами понимаете! - мало ли чем зависть отзовётся.
Шучу. Конечно же - шучу!
А если...
Ах, была - не была! Добавлю еще эпизод.
На следующий день мы, то есть я, Паша и Соня, с ног сбились, разыскивая Лену по всем этажам замка. Увидели её, выходящей из кабинета шефа в черной мантии мага. В руках знакомый посох - так и есть, Самеораила. А глаза - чужие глаза! - сверкали холодными льдинками: словно вытянул из нее посох все человеческие чувства.
- Ленка! - бросился к ней Паша. - Ты что, дура! Что ты наделала?!
А она выставила перед собой палец и ужалила его искоркой. Да еще какой - фиолетовой!
Мы оторопели.
- Ленк, ты чё?! - пробормотал Паша и, вдруг, выдал: - А я тебе предложение хотел сделать. Я... это... ну, как бы... люблю тебя.
Лена уронила посох и в голос завыла: куда громче, чем сирена знаменитого ледокола “Ленин”.
Спустя секунду материализовался рядом Верховный маг, но вмешиваться не стал.
Паша бросился к новоиспечённому ма... - хм, магине. Обнял. Хлопал ее своей ручищей по спине и неумело успокаивал:
- Что ты?! Прекрати реветь! Это я во всем виноват! Ринулся, как бык на красную тряпку!
Видели бы Вы лица хранителей, которые находились в зале - они замерли, словно суслики у своих норок.
- Я... я... я... - пыталась что-то сказать Лена, захлебывалась в рыданиях.
- Ленусь, ну успокойся! Родненькая моя! Милая! Любимая!
- Я... я хо-хо-чу-у-у приг-иг-ласи-и-ить их на на-а-ашу сва-а-дьбу-у-у! - проревела она белугой, показывая в нашу сторону, как пистолетом... - ой, оговорился, пальцем.
Дела-а-а!
Это ж какие дети у них будут?! Это же.... Впрочем, к чему гадать. Поживем - увидим.

Послесловие.

В повесть я подселил сущность, которая разделится при тиражировании книги... - да хоть на миллион равноценных сущностей. Имя им - настроение.
Мне захотелось, напоследок, сделать Вам подарок. Чтобы ушла грусть, если Вы грустны, чтобы притупилась горечь от житейских неудач, а душа наполнялась радостью, расправляла бы крылья надежды и рвалась в полет...
Опля!
Впору со стыда сгореть! Это же надо быть таким тупицей! Многое объяснял упрощенно, лишь бы суть поняли, вот и тут...
Простите!!!
Ради всего святого простите меня за неуважение такое!
Конечно же, я всего-навсего построил “домик” для сущности и ввел в текст скрытые кодовые слова. Стоит Вам их прочитать, Тонкий мир откликнется, именно мою сущность, именно с теми параметрами, которые придумал, подселит в книгу. Вот только, если читать её с листа. Хотя бы с распечатки... Собственно, какая бумага, типографская или для принтера - разницы нет.
Сколько не терзали бы Вы клавиатуру, как бы усердно не вглядывались в экран монитора, моя сущность в компе не проявится. Сущности уже освоили электронные носители информации, часто сами вселяются в них, (особенно в компьютерные игры), но лично я не умею ещё делать такую “подвязку”. Не истолковали мне маги премудрость эту, а самому догадаться... - я же не вундеркинд.
Проще-простого было бы сделать так, чтобы сущность нарождалась не в книге, а в человеке, который её читает. Тогда с передачей её Вам проблем бы не было. Но это - вторжение. Вряд ли кто простил бы мне насилие над собой. У человека всегда должен быть выбор. Истинно то, что человек впитывает в себя сам, добровольно и осознанно.
Вот случай, снова меня на разглагольствования потянуло. Уж простите - не писатель. Сейчас, когда опыта чуть нахватался, явно вижу - профессионалы обхохочутся: воды в рукопись влил, хоть отжимай.
Ну и ладненько! Пятое колесо на телегу надели - едем дальше.
Это я не вправе так вершить колдовство, чтобы сущность в Вас зарождалась при чтении книги с компа. Но Вы - Вы сами! - уже без труда можете ввести в собственное сознание ту поправку и...
Да!
Уже не вторжение будет, а осознанный выбор - ваш выбор!
Если в середине книги я уверенно присвоил каждому из Вас ранг Чуть Знающего, то сейчас, когда она дочитана, впору звать Вас по меркам Земли Знающими. То малюсенькое колдовство способны сами творить. Причём, походя. Не задумываясь особо, как оно вершится.
Никто не обидится, никто не будет строить против Вас козней, если Вы отвергните мою сущность. Стоит сказать или подумать: “Сущность эта мне не нужна!” - она не объявится.
Но если в ответ на моё следующее открытое кодовое слово:
- Дарю!
Вы благодарно откликнетесь:
- Принимаю дар!
Она Ваша.
На сутки. На целые сутки!
Решайтесь, я уже произношу вместе с Вами кодовое слово:
- Дарю!!!
Пусть развеется грусть, если Вы грустны. Пусть притупится горечь от житейских неудач, а душа Ваша наполняется радостью тихой, как весенняя капель, расправляет крылья надежды и устремляется в волшебный полёт к самым заветным мечтам.
Ну вот, сейчас всё. Сейчас-то уж точно пришла пора нам прощаться.
Как жаль!
А может... - может, свидимся еще, а?!

К О Н Е Ц .

P.S. Мне хочется знать, понравилась ли вам книга. Жду ваши комментарии.
Посоветуйте прочитать её друзьям.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 25
© 04.11.2018 Владимир Кочкин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2405089

Рубрика произведения: Проза -> Остросюжетная литература











1