Когда дует осенний ветер


Когда дует осенний ветер
Глава 1. Снова осень
Соля Комбелла ловил кристаллы на руку и смотрел сквозь них на другие миры. Осенний ветер с тихим шелестом кружил листву. Осень прозрачной сказкой покрывала природу.
Кристальный шелест ветра навевал задумчивую дрему, все погружалось в легкий, теплый, таинственный сон.
Инспектор Хасторд смотрел в окно, из окна, у которого стоял его стол был виден вход в известное модельное агентство «О! Лукс». Поэтому его взору всегда были доступны самые красивые девушки страны. В городе преступления были знакомые, и редкие, поэтому инспектору Хасторду можно было позавидовать, целыми днями он мог любоваться на самых прелестных созданий, не отвлекаясь на работу. Но почему-то инспектор смотрел на вход в агентство с плохо скрываемой неприязнью. В этом агентстве каждую осень, в самый ветреный день, пропадала девушка. Модель. Причем, та, которую выбирали лицом осени.
Девушки исчезали настолько искусно и бесследно, что не было ни единой зацепки. Девушек пытались охранять, перевозить, прятать, но вечером поднимался ветер, и утром девушки просто не было. Ее пытались сторожить, но девушка пропадала в мгновение ока. Стоило лишь моргнуть.
В общем, осень очень отравляла жизнь Хасторду и агентство тоже. Причем, «О! Лукс» словно специально пыталось мешать расследованию. Они не давали никаких комментариев по поводу личностных качеств девушек, ни описаний знакомых, и, похоже, не очень волновались из-за их исчезновения. Ах, если б только у Хасторда было хоть одно мизерное доказательство, Сам Рейн давно б уже сидел в каменной яме. Но молодой детектив Каэр Корд почему-то доказывал, что Сам точно не виноват. Он просто очень запуган, и боится лишний раз вздохнуть, не то, что слово сказать. С чего Каэр это взял, уму непостижимо – ничего подобного Хасторд в Сам Рейне не замечал. Это был бахвалистый лощеный франт, с уверенностью поддержанной огромными капиталами. Но Корд считался одним из неординарно мыслящих личностей. И его мнение рассматривалось как версия, на основе логики и косвенных доказательств, даже если плевка в этом деле в графе доказательства не было. Хасторд был назначен помощником Корда, и обоих такое положение вполне устраивало. Зачем вставлять самому свою шею в ярмо? Каэр был серьезным молодым человеком, с темным чувством юмора, красивый, статный, обаятельный. Сейчас он допрашивал подозреваемого по делу об исчезновении семилетнего ребенка. Хасторд этому подозреваемому бедняге не завидовал.
Каэр сидел за столом в серой мрачной комнате, напротив него за столом сидел молодой светловолосый мужчина, он вел себя развязно-бравурно.
- Я не буду разговаривать без своего адвоката.
Каэр внимательно смотрел на мужчину, подглянул в дело.
- Рам, - Каэр закрыл папку, - тебя видели, когда ты увозил мальчика.
- Я никого никуда не увозил.
- Некоторые вещи, найденные в твоей квартире, говорят о твоих пристрастиях к садизму. Садист, педофил. Даже если тело мальчика не будет найдено, под гнетом косвенных улик тебе грозит пожизненное заключение.
Рам фыркнул.
- Я никого не убивал.
Каэр улыбнулся.
- Я знаю, но никому об этом не скажу. Тебе повезет, если ты сдохнешь во время ломки, но ты ведь выживешь, а потом соседи обязательно узнают, за что ты сидишь и кто-нибудь обязательно оценит твои пристрастия, но наоборот. Тебя лишат твоего мужского достоинства, будут лишать долго и изощренно, жить ты будешь, но любить никогда.
Рам с неприязнью смотрел на Каэра.
- Зачем ты мне все это рассказываешь, я не убивал мальчишку.
- Что же ты с ним сделал?
- Я его вообще не трогал.
- Где он?
- Я не знаю.
- Если ты ответишь на мои вопросы, я не буду настаивать на строгом наказании для тебя.
- Я хочу курить. И мне надо подумать.
- Тут не о чем думать, Рам, тебя все равно осудят, надо думать, как смягчить наказание. – Каэр положил пачку сигарет перед Рамом.
Мужчина затянулся, откинулся на спинку стула. Посмотрел на Каэра.
- Мне обещали хорошо заплатить, если я приведу красивого мальчика, я не интересовался зачем, он пришел ко мне, сразу заплатил и увез мальчика.
- Кто он?
- Я не знаю, он был шляпе и в плаще и не выходил из тени и свет попросил выключить, но он сказал, что приехал от того чувака, с которым я договаривался.
- А с кем ты договаривался?
- Да я его раз видел, мы с ним недавно познакомились.
- Где вы познакомились?
Рам отвел глаза в сторону.
- Где вы познакомились? – спокойно-настойчиво повторил вопрос Каэр. Он внимательно смотрел на Рама.
- Нас познакомил один приятель. – Рам начал грызть ноготь.
- Что за приятель?
- Я не знаю его имени, только погоняло, мы иногда встречаемся в клубе «Сияющий Ангел».
- Как его называют?
- Охотник.
- Какой это был день?
- Прошлый вторник.
- Девятого сентября?
- Да, наверное.
Каэр кивнул.
- Я немного поиздержался, хотел взять в долг, Охотник иногда занимает, этот тип стоял рядом, он слышал наш разговор. Охотник отказал мне, и этот предложил подзаработать.
- Ты знаешь его имя?
- Он назвал себя Диком. – Рам закурил еще одну сигарету.
Каэр внимательно слушал мужчину, задавал вопросы, составлял описание участвующих лиц. То, что рассказывал Рам, совпадало с показаниями свидетелей, но, к сожалению, не добавляло ничего нового к уже известному. За человеком, назвавшимся Диком, уже следили, он находил случайных исполнителей, за детьми сам не ездил, информацию передавал по телефону, видимо заказчику.
В городе за последние несколько месяцев исчезли двадцать мальчиков, в возрасте от трех до пятнадцати лет. Это были дети из неблагополучных семей, некоторые, поссорившись с родителями, просто сбегали, тех находили, а вот о пропаже других родители даже не заявляли. Каэр подозревал, что кто-то скупает мальчиков в бордель.
Каэр закончил допрос. Рама увели.
Мужчина вышел на улицу, подул ветерок, Каэр свел брови, на сегодняшний день синоптики ветер не обещали. Этой осенью мужчина следил за прогнозами погоды и приметами. У него не было зацепок по делу об исчезновении моделей, похититель не оставлял следов, никаких, кроме ветра. Рядом с красавицей нынешнего года всегда была охрана, подойти к ней незамеченным было невозможно.
Каэр старался быть рядом с девушкой, как можно чаще, чтобы не пропустить самый ветреный день. Икона этого года «О! Лукс» не хотела видеть детектива своим парнем, но до постели его допускала, Каэра такое положение устраивало.
Мужчина достал мобильник, набрал номер девушки.
- Алло? – томный голос Далии обласкал ухо мужчины.
- Поужинаем сегодня? Я готовлю. – мужчина улыбался, разговаривая с девушкой. Говорят, это слышно, через телефон.
Далия немного помолчала.
- Хорошо, купи продукты, и я хочу белого вина.
- Отлично, я буду через полчаса.
- Я жду. – Девушка повесила трубку.
Соля Комбелла смотрел через миры, он мог охватить их взглядом все сразу, и не упустить ни одной мелочи, но он не принадлежал ни одному миру. Кристаллы послушно звенели в его руках и под его взглядом, полосуя любое несовершенство. Он вдохнул свежий аромат осеннего ветра и неуловимо, невыносимо улыбнулся.
- Красота осени, кто она? Кто поразил саму природу, покорил весь мир, кто прекраснее всех во вселенной? Леди Совершенство, осенняя звезда, красота грез Далия… - говорил томный мужской голос с экрана.
Эта реклама транслировалась по телевизору, на экранах города, застывала на щитах. Светловолосая светлоглазая красавица легко и загадочно улыбалась, на светло-голубом фоне, среди тончайших полотен. Она улыбалась среди осенних листьев, покрытых серебристым инеем.
Белый и голубой – были цветами «О! Лукс», поэтому они даже осень изображали в этих цветах.
Далия жила в просторной квартире на восемнадцатом этаже. Эту квартиру дарили девушке года. Их сменилось уже восемь, за восемь лет. Далия знала, о непонятных случаях исчезновения красавиц. Какой-то маньяк похищал их. Осенью. Видимо после того, как становилось окончательно ясно, кто девушка года. Но за ней неусыпно следила полиция, и лучший полицейский в городе бдел даже в ее постели. Сейчас Далия ждала как раз его. Каэр и модель познакомились в «О! Лукс». Красивый юный хищник начал ухаживать за ней. В общем, Далию смущало только его положение. Если б он был звездой, кстати, с его внешностью можно было подобрать себе что-нибудь получше, чем расследования преступлений. Как будто это поможет изменить мир. Но устоять против такой улыбки Далия не смогла, да и просто не захотела. Все равно, ничего достойного ей не попадалось, а размениваться она не хотела. Правда, девушка даже когда признавалась в этом себе, то сразу же выкидывала эти мысли из головы, Каэр Корд вел себя так, словно это ему не попадалось ничего получше, и самая красивая модель нужна ему для статуса. Словно его устраивало, что Далия недоступна. Это немного задевало самолюбие красавицы, и она незаметно старалась привязать его к себе. Слишком многие до него рвались пасть к ее ногам, а Каэр почему-то не хотел даже менять ее жизнь. Он даже ни разу не предложил ей бросить модельное дело. Сегодня девушка приготовилась к свиданию очень старательно. Она поставила экзотическую электронную музыку в режиме нон-стоп, зажгла ароматические свечи, которые обладали еще и возбуждающим эффектом, приготовила ужин, в основном морские и острые блюда, на ней был прозрачный голубой халат, она лежала, профессионально раскинувшись на постели и ждала мужчину. Она специально расставила свечи так, чтоб свет падал на нее как можно выгоднее.
Каэр открыл дверь своим ключом, на него повеяло ароматом соблазна. Мужчина улыбнулся. Прошел в комнату, раздеваясь по дороге. Далия вскинула глаза на Каэра. Медленно улыбнулась, слегка сменив позу.
- привет, - пушисто промурчала она.
- привет. – Улыбался Каэр, он склонился и поцеловал девушку. Губы красавицы были очень нежными, Каэр провел темной розой по телу Далии, девушка легко выгнулась.
- вино? – спросила она с таинственной улыбкой, которая помогла ей с легкостью обойти соперниц.
- я принесу. – Кивнул Каэр, он улыбнулся, чуть прикрыв глаза, и девушка в который раз подумала, что ему хорошо было бы играть героев-любовников. Почему полицейский?.. размышляла она, пока он ходил за бокалами. Далия ждала восхищенного вздоха, не мог же он не заметить накрытый стол.
Мужчина вернулся, подал девушке бокал.
- о…как приятно.
- сначала ужин? Или я? – спросила Далия, приподнимаясь на локтях. – Ты, наверное, хочешь есть, после работы.
- позже, - уложил обратно на постель девушку Каэр. – мне нравится, как ты готовишь. Но мне нравится, как ты двигаешься. В любви.
Мужчина накрыл губы девушки своими, нависая над ней.
Музыка и тонкий аромат превращали секс в таинственное действие. Каэр был внимателен и неутомим. Девушка тихо стонала от наслаждения, ей нравились его ласки, его поцелуи, его движения, она чувствовала себя с ним самой желанной. Девушка в ответ благодарно возвращала дары. Экстаз Далии был тягучим, как мед. Восторг они всегда испытывали одновременно, но Каэр никогда не изливался в нее. Это было правильно. Они оба не хотели ненужных ошибок.
Потом они лежали обнявшись, Далия смотрела в окно, на ночные огни. Кошачья довольная улыбка не сходила с ее губ, Каэр гладил ее по телу. Девушке было тепло и уютно чувствовать его горячее тело спиной. Ей захотелось, чтоб уже скорее наступила зима. За окном бы шел снег, а они бы сейчас слушали огонь. А на зимний праздник она бы подарила ему свитер. Голубой или черный.
- меня же не украдут? – спросила она вдруг. – Ты же еще не поймал того маньяка?
Каэр поцеловал ее за ушком.
- я его поймаю. Тебе никто не причинит вреда.
Далия улыбнулась и повернулась к нему.
- есть хочу. – Сказала она. – Ты на меня плохо влияешь. Мне нельзя хотеть есть. Мне можно есть по необходимости…когда голова от голода кружится.
Каэр бархатно рассмеялся.
- я знаю хороший способ. Мы будем сидеть рядом, то есть ты на мне. – Каэр перевернул девушку на себя, встал с ней, удерживая ее на бедрах, и направился к столу. – Я буду кормить тебя, а ты меня.
По телу Далии пробежала волна. Она прильнула к груди мужчины. Каэр склонился и прикусил ее сосок, немного опустил ее, насаживая на себя. Почувствовал как нектар вожделения сочится из нее.
- так я много не съем. – Рассмеялась она, выдохнула. – Ммм…
- так все быстро усвоится. – Каэр сел за стол, наполнил тарелку, принялся кормить Далию. Девушка уже не открывала наполненных негой глаз, послушно принимая еду и наугад кормила мужчину.
Каэр выдохнул стон и двинулся в Далии. Девушка пушисто выругалась, вырвала вилку из рук мужчины и начала свой танец в ответ.
Их свидания всегда были наполнены негой, невыносимой тягой к близости, они уснули далеко за полночь, не расплетая объятий.
Глава 2. Находки
Ветер. Свежий осенний ветер лентой кружил за окном золотые листья, заставляя их волной извиваться, как кнут, только звуком была песня ветра, а не щелчки кнута. Ветер кружился около дома Далии, взлетая до ее окон и словно заглядывая в них.
Девушка спала беспокойно. Ей снилось, что она теряет, теряет свою красоту. Далия знала, что без красоты она ничто. Еще с молодости, красота помогала ей во всем. Сам Рейн когда впервые увидел ее, остался совсем недоволен. «Еще одна, кто не умеет носить красоту. Думаю, к осени мы ее потеряем». Когда Далия взлетела, стала девушкой года, она не верила своей удаче. Ей казалось, что она попала в какую-то сказку… но это лишь в первые мгновения, Далия быстро убедила себя в том, что заслуживает этого больше, чем кто-либо другой. А поклонники и реклама лишь подтверждали ее убеждение. И на конкурсах она не гнушалась проводить принятые интриги, чтоб подсидеть менее знаменитых конкуренток.
Далия села на постели, закрыла лицо руками, посмотрела на спящего Каэра и пошла на кухню, выпить сока.
Сам Рейн смотрел прогноз погоды. Он уже лет восемь не пропускал ни одного прогноза. Правда, это ему не помогало. Потому что девушки все равно пропадали. Он обращался во все инстанции, бестолку, никто не мог оградить его моделей от странного явления. Теперь он просто принимал это как неизбежность. И старался не злить того, Кто это делает. Сам Рейн не знал кто это, но он знал немного больше, чем полиция. Впрочем, об этом не имело смысла говорить. Он заявлял в полицию, когда девушка исчезала. И потом, когда она возвращалась, она сама просила не забирать заявление. Да, они возвращались. Не вернулась только последняя, да и то, наверняка, вернется, после того как исчезнет Далия. Все девушки были живы… но они уже не могли работать выше статисток. Девушки были изуродованы. Даже не то, чтобы изуродованы, просто не красивы. У них, вроде, и черты не менялись, просто не было красоты. Словно кто-то вынимал ее из них. Сам Рейн знал, что это делает Тот, кто похищает девушек года. А порченым красавицам было невыносимо признаться, что это они пропавшие эталоны красоты, им было легче считаться без вести пропавшими. Сами девушки не рассказывали, что с ними происходило. И никак не объясняли свое исчезновение, лишь когда дул ветер, они начинали плакать. Иногда.
Ветер приходил все чаще и чаще. Сам Рейн ждал исчезновения. Он уже готовил другую девушку, чтобы закончить рекламный год.
- Завтра день теплый, без осадков. Температура… ветер слабый, юго-западный… - говорила диктор.
Сам погасил экран и устроившись поудобнее, уснул.
Каэр ушел утром, будить Далию он не стал, аккуратно накрыл ее одеялом.
Мужчина шел по улице, в офис, обдумывая планы на сегодня, у него не было машины, он предпочитал ходить пешком или пользоваться городским транспортом. Порыв ветра скользнул под светлый плащ Каэра, словно языком, по спирали, прошелся по его телу вверх, взъерошил волосы и полетел дальше, игриво взметая листья. Мужчина повел плечом, гася судорогу, вызванную ветром, отметил про себя, что сегодня нужно закончить все пораньше и посвятить время Далии. Дело об исчезновении девушек было далеко не единственным, которое вел Каэр, но оно занимало в его мыслях не последнее место. Надо признать, дела, в которых преступление происходило в течение взмаха ресниц, были в его практике не частыми. Дело попало к Каэру недавно, побывав до него еще у нескольких инспекторов. В общей сложности пропало пять девушек, только после исчезновения третей девушки директор агентства подал заявление об их пропаже, две девушки исчезли уже под наблюдением полиции. Профессионал, охранявший пятую девушку и находившийся непосредственно рядом с ней, клялся, что не спускал с нее глаз, что он только моргнул, когда она исчезла. Это было нереально исчезнуть за такой короткий период, скорее, можно было предположить, что охранник очень долго моргал. Но в крови у охранника не было обнаружено ни алкогольных, ни наркотических, ни психотропных веществ, его подвергли гипнозу, в результате которого его слова подтвердились: девушка исчезла в момент, когда он моргнул. Еще один мистический момент заключался в том, что вокруг этого дела не было никакой шумихи и даже мелкой возни, видимо, директор агентства, чего-то боялся, и боялся с первого исчезновения. На вопрос, почему он не подал заявление после исчезновения первой и второй девушек, Сам Рейн говорил, что девушка могла просто сбежать, не выдержав нагрузок, вторая тоже могла просто сбежать, а третья, это уже слишком часто, чтобы быть совпадением.
Каэр открыл дверь и пропустил вперед миловидную девушку, та в свою очередь одарила его улыбкой, быстрый оценивающий взгляд, брошенный на Каэра, оттенил улыбку девушки теплотой. Девушка взмахнула ресницами, мимолетно встречаясь со взглядом мужчины, и выдохнула: «спасибо», легко, почти незаметно, дернула плечиком, и, не торопясь, вошла в открытую дверь. Каэр улыбнулся девушке в ответ. Девушка была сладко-красива, но было в ней какое-то противоречие, невидимое, пока девушка не проявляла личную повадку. Такое же противоречие было и в Далии. Что-то, словно коснулось его сознания и ушло.
Детектив прошел к себе в кабинет. Хасторд подошел к его столу.
- Мы взяли Старовски.
- А, снова. Прихватили на травке? – Каэр подошел к кофеварке, решив приготовить себе кофе.
- Конечно. На чем еще. С ним был сообщник. Там, оказывается, не только травка…
- Кокаин?
Хасторд кивнул.
- Я думаю, скоро можно будет закрывать это дело. А вот метеосводка на неделю. Как просил.
- Спасибо, Гектор. – Каэр взял сводку и направился к своему столу, глотая горячий кофе.
Каэр сделал несколько звонков, немного разобрал бумаги, это было муторно. Он откинулся на спинку стула, минут двадцать смотрел в окно и в никуда, потер переносицу, улыбнулся и легко поднялся.
- Я в «О! Лукс». Поговорю с Самом. – выходя, сказал Каэр Хасторду.
Осенний ветер тут же принял Каэра в свои объятия, как только он вышел на улицу. Детектив перешел дорогу и вошел в здание, предъявил удостоверение, и узнав, в каком кабинете сидит Сам Рейн, быстро и легко пошел туда.
Охранник позвонил наверх, директору, поэтому, когда Каэр вошел в приемную, секретарь уже ждала его. Красавица дружелюбно улыбнулась, и пригласила его войти в кабинет.
Сам Рейн встал ему навстречу, предложил сесть. Налил в стаканы минеральной воды.
- Господин Рейн. Я к вам снова по поводу исчезновений девушек. Мне бы хотелось поговорить с вами. Я вас ни в чем не обвиняю. Но мне кажется, вы знаете немного больше, чем говорите. Я просто хочу сказать, что ваше поведение полиция считает странным, и, естественно, начнет копать, вы, думаю, окажетесь не при чем в этих похищениях, но найдут сотни правонарушений.
Сам отер лоб салфеткой. Немного помолчал. Каэр пил минеральную воду.
- Идемте. Я покажу вам кое-что.
Каэр легко поднялся, направился за Рейном. Мужчина вел его по бесчисленным коридорам студии. Мимо них пробегали полуодетые девушки, звучала реклама или музыка. Иногда Каэр видел съемки. Где-то среди моделей сейчас была и Далия. Было совершенно непонятно, как тут не сходят с ума, от такого гомона. А, может, и сходят.
Рейн кого-то высматривал в толпе. Наконец, он как-то победно крякнул и выцепил за плечо одну из девушек.
- Ага! вот она. Вэлери.
Каэр вглядывался в девушку, которая прятала лицо, опустив глаза. Что-то в ней было знакомое…
Вообще, как модель, она совершенно ничего собой не представляла, девушка была некрасива. Было непонятно, как и за что ее, вообще, держат здесь. По позвоночнику Каэра прошел тонкий и острый холодок. Это была девушка года, которая пропала два года назад. Вэлери Синой. Что с ней случилось? Каэр разглядывал девушку, пытаясь понять, что в ней не так. Но кожа оставалась чистой, глаза большими, контур губ ровным. И все же, она была некрасива… Вэлери заметила взгляд Каэра, на глазах тут же выступили слезы. Непонятно почему, вопреки всем своим принципам и убеждениям, Каэру было не жаль ее. Сам покивал и отпустил девушку. К ним, видимо, поняв, в чем дело, подошла мулатка, она была приятнее Вэлери, но тоже не красива. Генери Свит, позапрошлый год…
- Что… - Каэр даже не знал как спросить. – почему вы молчали о том, что девушки тут? Покажите мне Стилу Вайнер и Катрин Самонину. И заберите, ради всего святого, свое заявление.
- Ты же видишь, они уродины. – досадливо махнул рукой Сам. – Тебя это не удивляет? Или ты предпочитаешь мальчиков?
Сам указал туда, где шли съемки рекламы с моделью-юношей.
- Вовсе нет… - галантно сказал Каэр.
Генери усмехнулась.
- Это ужасно. Он заглядывает внутрь и оживляет страхи. Все.
- Что? – вскинул бровь Каэр. – Кто?
- Он… не отсюда… ты никогда его не найдешь… ты ничего не сможешь сделать… - сказала Генери, у нее в глазах тоже сверкнули слезы, видимо, от воспоминаний.
- Госпожа Свит, пройдемте со мной, мне нужно задать вам несколько вопросов.
- Я не Свит. Я Гайори Шугар.
- Пойдем, поговорим, а потом заберешь, кого надо. – Сам положил руку на плечо Каэра и повел его назад в кабинет. – Что, шок?
Сам налил виски Каэру, тоже выпил. Перегнулся через стол, и, понизив голос, сказал.
- Кто-то или что-то ворует девушек, и отбирает у них красоту.
Каэр слегка тряхнул головой, но промолчал. Информацию следовало слушать, а не высказывать свое мнение.
- Оно приходит осенью. В самую ветреную ночь осени. Неумолимый. Каждый год. Вот уже восемь лет. Может, раньше он был где-то в другом месте, но восемь лет он у нас в Городе. И привязался к моему агентству.





Рейтинг работы: 2
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 14
© 04.11.2018 АльбиреоМКГ
Свидетельство о публикации: izba-2018-2405056

Метки: красота, загадка, детектив,
Рубрика произведения: Проза -> Мистика











1