Любить цветы, птиц, зверей...


Любить цветы, птиц, зверей...
Любить цветы, птиц, зверей-- быть духовно богатым!..
(Продолжение темы)

О стремительном оскудении духовности и нравственности в России сколько уже написано! Проявляется это очень больно в экологии, где безнравственным «разрешено все»!?
И все же есть на страдальческой древней Руси «островки» чистоты и порядочности, немногие личные примеры ответственности за «братьев наших меньших», за родной край и за планету в целом.
В Интернете я недавно встретил две интересных заметки. Одна в екатеринбургской «Областной газете», другая- в североуральской «Наше слово». В обеих речь идет об увлечениях старшего научного сотрудника Североуральского краеведческого музея Светланы Александровны Катана (Пискуновой). Дочери моего лучшего друга-натуралиста А.Н.Пискунова (см. его книгу «Записки натуралиста» на сайте: www.ecosysema.ru).
Но слово самой героине публикаций:
Птицы на кухне.
Каждое утро мы просыпаемся под возню и писк живущих у нас птиц. Гости спрашивают: «Зачем вы их держите? Они красиво поют?». Я задумалась: юрчиха громко и резко кричит — «ч-и-и-р», снегирь иногда приятно жужукает, но чаще неразборчиво бормочет, дроздиха, хоть и дама, маленько поет журчащую песенку. Ни одну из моих птиц певцом считать нельзя. Да и ладно!
Когда мне принесли самку чернозобого дрозда, я поначалу надеялась, что мне попался певчий дрозд, великолепный лесной маэстро. Но потом прочитала в книгах, что эта птица, оправдывая свое название, поет большую часть года с пяти утра, и спать в квартире, где музицирует певчий дрозд, невозможно. Нужно ли мне такое удовольствие? Пусть лучше моя скромно журчит. В общем, птиц мы держим не для пения. Дроздиха с юрком попали к нам травмированные, а ослабленный и замерзающий снегирь забился в подъезд морозной зимой. Птица, пожившая в неволе, для природы считается потерянной. Уж больно быстро они теряют навыки, форму, у них мало шансов на выживание. Что они нам дают, кроме забот? Общение и наблюдение. Дружба с маленькой птичкой, изначально дикой, проявление ее интереса и привязанности дорогого стоят.
Моя любимица юрчиха прожила у нас 14 лет. Она оказалась на редкость общительной и дружелюбной. Кстати, птицеловы ценят дружелюбие пернатого почти так же, как и голосистость. В первые же дни пребывания в неволе юрчиха заинтересованно наблюдала, как мы грызем яблоки или жуем бутерброды, с удовольствием брала кусочки прямо из рук. Позже, когда птичка освоилась и мы стали выпускать ее полетать, она забавляла нас проделками: забиралась на шкаф, собирала пылинки и бросала вниз и, наклоняя голову то на один, то на другой бок, наблюдала, как они падают, клевала струны лежащей на шкафу гитары и внимательно слушала их гудение.
Птица быстро научилась открывать клетку, нарушая все мои хитрые приспособления. Даже сургучную нить, завязанную на узел, она распутывала, дергая за концы, пока узел не расслаблялся. Но если она открывала дверцу и замечала, что кто-то за ней наблюдает, птица сердито дверцу захлопывала и оставалась в клетке. Очень юрчиха любила грибных червячков. Бывало, наберем грибов, я на кухне сижу, чищу, а она рядом на столе — ждет, когда я ей червячков достану. Имя ей досталось нехитрое – Птичка. Сначала звали ее так за неимением других птиц, потом заметили: питомец на имя реагирует.
А через годы стоило подойти к клетке, сказать «Птичка», и… даже спящая, юрчиха моментально отзывалась чириканьем. Неравнодушна была Птичка к нашим прическам. Если волосы оказывались в зоне доступа, юрчиха цеплялась за них клювом и яростно тянула к себе — гнездо строить. Так же она теребила нас за одежду, когда мы стояли близко к клетке. Дожила у нас Птичка до глубокой старости, но не утратила воинственного характера, ведь юрки и зяблики — большие забияки. Как-то мы чистили клетку и ненадолго посадили седую, полуслепую старую птицу с парализованными ножками к черепахе, она тут же бросилась в атаку. Черепаха разворачивалась, чтобы посмотреть, кто там щиплется. Птичка отпархивала и снова бросалась в бой.
Снегирь, напротив, удивил своим миролюбием. В первый же вечер пребывания в неволе он наклевался зерна с ладони, спрятал голову под крыло и устроился спать, при этом ни включенный свет, ни наше присутствие, ни бегающая рядом с клеткой собака его совершенно не беспокоили. Большой сообразительности снегирек не проявлял, зато показал себя настоящим гурманом и любителем удовольствий: быстро разобрался во вкусе сыра и докторской колбасы, активно купался в поилке, общипывал принесенные веточки яблони и ирги, жалобно перекрикивался с летающими за окном свободными снегирями и деловито с синицами.
Спокойная жизнь у гурмана закончилась, когда принесли дрозда, а снегиря пришлось подсадить к юрчихе. Старая птица, злобно щелкая клювом, сразу показала, кто в клетке хозяин. Она отбирала у снегирешки вкусный корм, сгоняла с удобной жердочки. Пришлось установить ему сидушку повыше, куда старая не могла забраться. Иногда у снегирька терпение заканчивалось, и он, вытянувшись и широко раскрыв клюв, замирал в угрожающей позе. Но до драк дело не доходило, а общение, по моему мнению, было обоим только на пользу.
Дроздиха продемонстрировала нам свойственную своему роду смесь истеричности и отважности. Обвыклась она в клетке довольно быстро. Хорошо перешла на суррогатный корм — смесь тертой моркови с сухарями и яйцом, и даже предпочитала его червякам. С удовольствием клевала ягоды жимолости, ирги и земляники. Зимой ягодный стол составляют мороженая рябина и клюква. Но вот заболели у дроздихи лапы, пришлось мазать тетрациклиновой мазью. Первый раз, когда я лечила пациентку, она металась по клетке так, что клюв в кровь разбила, а на третий сама прыгнула на мою руку и стала больно клеваться. Неудобство содержания дрозда оказалось в том, что стоит запоздать с кормом, питомец в клочья разрывает подстеленную газету.
На воле эти птицы собирают корм в лесной подстилке, вороша прелые листья, в клетке газета играет роль такой подстилки. Еще я выяснила, что дроздам, как и многим птицам, необходим в рационе песок. Когда я впервые поставила чашку с песком, она так яростно его ворошила, что засыпала пол вокруг. Я отставила чашку. Дроздиха подошла к уголку клетки и стала грустно смотреть на чашку, так ей еще песка хотелось. Пришлось вернуть…
Меня спрашивают, где я держу своих птиц. Конечно же, на кухне! Если птицами занимается женщина, то лучшего места не придумаешь. Там за ними удобнее наблюдать, ведь кухня самое посещаемое место. Быстрее заметишь какой-то непорядок, добавишь воды или корма подсыпешь. Ни одного блюда не съедается без того, чтобы не поделиться с питомцами. И птицы вместе с нами радуются купленному арбузу, винограду, дополнением их рациону служат мясо и рыба, с удовольствием угощаются сладкой стряпней. А когда я мою посуду, птицы, слыша плеск воды, тут же начинают принимать ванны в своих поилках-купалках. Так мы сообща наводим чистоту и чувствуем себя одной командой.
Светлана Катана,
научный сотрудник Североуральского краеведческого музея.

**********************************
А вот небольшая заметка о ней в «Областной газете», издаваемой губернатором Свердловской области и ее Законодательным собранием:

Её мир — царство природы.

Есть люди, встреча с которыми не просто приятно удивляет — изумляет. Пообщаешься с таким поближе, а потом бесконечно поражаешься глубине души этого человека.
Светлана Катана из таковых. В Североуральске работает она старшим научным сотрудником местного краеведческого музея.
Светлана по образованию — геолог, а по душе, по сути своей внутренней — биолог. Случилась когда-то ошибка в выборе профессии. Геологоразведка к тому же в 90-е годы угасла, и Светлана стала музейным работником. А увлечение любимой биологией — на дому.
У неё дача с 30 сотками земли, и всё засаживается не только овощами и уральскими кустарниками, но и непривычными нам диковинными растениями, цветами. А её квартира — тропики и субтропики среди уральского быта. Обитал тут до последнего времени большой чёрный мадагаскарский таракан. В аквариуме обжились латино- американские палочники — такие крупные насекомые древесно-зелёного цвета. Черепаха, виноградная улитка, тритон — у них постоянная прописка в этой квартире. Около 30 орхидей на подоконниках, цветы из Туркмении и африканских Атласских гор. Есть растение с труднопроизносимым именем, а по-русски — мухоловка, своими специально приспособленными мешочками ловит мух и комаров, аппетитно поглощает их. Растут на подоконнике, радуя глаз, бананы, гранаты и кофейные деревца.
Ещё одно чудо у Светланы Катана — птицы. Птица юрчиха, как кажется, даже умеет играть на гитаре, а компанию ей составляют два красавца: снегирь и дрозд. И даже часы на стене наполнены птичьими голосами. Например, в 12 часов ухает филин, а в час дня — поёт дрозд.
Светлана — дочь известного уральского натуралиста, орнитолога из Верхнего Тагила Александра Пискунова. В школьные, студенческие годы он напутствовал её на поездки с изучением бабочек и флоры на Дальний Восток, на Байкал, на Алтай, в Таджикистан. Та золотая пора давно минула. Но время было потрачено с пользой. Теперь у неё вся квартира загружена специализированными изданиями по растениям, птицам, насекомым, завалена семенами. Кстати, тут важна поддержка мужа Николая, что трудится шахтёром на Североуральском бокситовом руднике.
Светлана много пишет в городские газеты на тему «Человек и природа». Кажется, о чём пишет-то: о лягушках, о птичках, комариках, деревцах на городских улицах. Но во всём этом умеет находить очарование, других заинтересовать, увлечь. Делится всегда чем-то особенным, необычным. Например, таким явлением.
Однажды у неё во дворе чем-то серьёзно поранили клён, обильно выступил сок, превратившийся в сладкие сосульки. А хозяйка усадьбы потом с трепетом наблюдала, как весёлой стайкой слетались на клён птички-невелички полакомиться этими сладостями.
Такой вот особенный, необычный мир у Светланы Катана.
Михаил СМЫШЛЯЕВ.

***********************************************

Моя статья «Цветы и птицы Светланы Катана» тоже о том же- об человеческом увлечении, не ставшем, увы, профессией!?
Но как это увлечение помогает Светлане насыщенно жить, как духовно обогащает ее и всех близких и друзей!!!
Любить, содержать дома цветы, птиц, зверушек больших и маленьких- не просто. Для этого нужны силы, время, средства и т.д. Все это изыскивает семья моей героини, не очень богатая, средняя по доходу. Они не жалуются, сетуют только, что вот дорогой японский цифровой фотоаппарат с разнообразной оптикой нужен бы: Светлана неустанно, каждый день, весь год подряд что-то снимает, общается с Уральским орнитологическим обществом, пропадает на «орхидейных» и других сайтах. Качество фотографий должно быть приличное! А зарплата музейного работника не «дотягивает» до таких покупок!? Зарплата мужа Николая, горняка, почти полностью идет на содержание детей: сына-студента Олега и дочурки-школьницы Катеньки!
Вообщем, не разбежишься…
Впрочем, у меня самого (неработающего пенсионера) такова же проблема: персональный компьютер и все его «комплектующие» (планшетный и слайд- сканеры, лазерный принтер, цифровые фотоаппарат, диктофон, видеокамера, Интернет, сотовый телефон и др.) много уже лет исправно «пожирают» мой скудный бюджет!? Иногда и впроголодь живу…
А дело-то наше со Светланой –не личное вообще-то: мы всяк по-своему пропагандируем любовь к природе, несем знания читетелям о необъятном ЖИВОМ МИРЕ, нас окружающем! Значит, покупаем книги, скачиваем их из Всемирной сети, читаем, пишем, выбираемся регулярно на природу, наблюдаем за ней! Дел…по горло! А если еще и семья?
Удивляюсь энергии, выносливости, стойкости Светланы! Она мало спит, но очень МНОГО РАБОТАЕТ!!!
С раннего утра до позднего вечера, почти до полуночи!..И не дай Бог, заболеет от своих непосильных трудов (что уже было- делали ей уже сложную операцию в областной клинике).
Ее папа Александр Николаевич Пискунов, ветеран Великой Отечественной войны, увы, не был спасен уральскими медиками- прошляпили они рак его, обнаружили в очень запущенном состоянии!? (Ушел мой друг из жизни в начале октября 2009 года). А ведь почти не нашлось ему замены…как натуралисту, как журналисту и писателю! Опустела в «Уральском рабочем» его рубрика «Ответы натуралиста», не радует больше своих читателей Александр Николаевич новыми находками в природе, лесными встречами, фотографиями обитателей заповедной уральской тайги (Висимский государственный биосферный заповедник, где он более 10 лет проработал егерем).
Не бережем мы нужных людей!!!
Так и Светлана! Кто из журналистов поинтересовался ее здоровьем, финансовыми проблемами? А ведь можно было бы сообща отыскать и спонсора, который бы помог купить для Светланы комплект дорогой японской цифровой техники, помог бы и обустроить ее крестьянское хозяйство- подспорье в жизни семьи!
Тогда и отдача от Светланы Катана как натуралиста, орнитолога, орхиедееведа, фотографа-анималиста, журналиста-эколога значительно повысилась бы!
…А от этого только бы выиграло уральское и российское общество! Невежественное и корыстное пока и в столицах, и в глубинке!..

***************************************

И вот мои дальнейшие размышления как журналиста-эколога, вплотную причастного сегодня к проблемам и охраны птиц на территории УрФО и РФ (являюсь членом Союза охраны птиц России). Увы,беззащитные пернатые убиваются и эксплуатируются нещадно по всем российским городам и весям!?
С болью в душе пишет в Союз охраны птиц России Олег Бородин:
«Здравствуйте, коллеги!
Поступило сообщение, что в Анапе на пляже фотограф ходит с орлом-могильником молодым, и у маяка - с грифом и стервятником. Что можно сделать? Это сейчас поветрие по всему югу, и даже в Москве на Красной площади с беркутом фотографировались. Как я понимаю, бороться с этим никто не будет. Хотя надо всего-то, чтоб милиция этих
"несознательных граждан" гоняла и прессовала.
Может быть, хотя бы направлять письма в соответствующие природоохранные местные службы и управления федерального Росприроднадзора? Их адреса в интернете можно найти - все сайтами обзавелись. Они всё-таки должны хотя бы для вида какие-то меры принимать. Нужно регулярно посылать и мучать их этими жалобами…
Может, у кого-то есть положительный опыт решения таких коллизий? А в Анапе пока Света Смирнова с детьми на фотографа пыталась воздействовать коллективными «кричалками». Но это просто "педагогический
момент", который проблему не решает...».

А вот письмо из Курска от А.Власова:

«Года три назад в одном из магазинов Курска увидел чучело кулика-ходулочника.
На следующий день приехали уже втроем , с двумя сотрудниками Росприроднадзора, показали Красную книгу РФ, составили акт изъятия и протокол. Директор магазина была оштрафована по ст. 8.35, чучело конфисковано и передано нам в Курский заповедник. С анапским фотографом нужно поступать точно так же, (если у него нет разрешения), а его у него нет. Другое дело, что потом делать с могильником: если здоровый и может летать, лучше выпустить (составить акт соответственно)».

Думаю,далеко ходить за примерами на надо…
В Екатеринбурге вовсю бизнесмены выращивают и продают хищных птиц!? Столь они стали популярны (особенно беркуты), что можно «озолотиться на них»!? Ведь охота с ловчими птицами снова повсюду набирает темпы.

Небольшое отступление.
Срок службы ловчих птиц зависит от опыта охотников и от ухода за птицей, а также от различных случайностей. Сокола и ястребы-тетеревятники служат в среднем года 3-4, но в неплохих руках до 20 даже 25 лет. Столько же лет живут и беркуты.
В отряде хищных птиц пять семейств. К семейству американских грифов относятся 6 видов, распространенных в Северной и Южной Америки. К семейству секретарей - всего один вид, населяющий саванны Африки. К семейству скопиных - один вид, имеющий практически космополитическое распространение, кроме крайнего севера и юга. К семейству ястребиных - 205 видов, встречающихся по всему свету, не считая Антарктики и неких океанических островов. Семейство соколиных включает 58 видов, распространённых практически повсюду, не считая Антарктики и неких океанических островов.
Для охоты использовались и используются различные виды хищных птиц,главным
образом разные сокола и ястреба, в Азии - орел-беркут и некие остальные. В нашей стране ловчими птицами служат крупные соколы (балобан, сапсан, кречет), ястребы (перепелятник и тетеревятник) и орел-беркут.

…Деньги в наше буржуазное время можно делать (и делают!) на всем буквально!
Вот выдержка из рецензии на книгу И.В. Карякина, С.В. Быстрых и Л.И. Коновалова“Орнитофауна Свердловской области” (приведена на сайте Уральского орнитологического общества):
« И.В.Карякин вломился в орнитологическую науку стремительно и бурно. Он вероломно, беспардонно и цинично попрал нравственные устои науки. Он сам себе выдал "волчий билет". Но он пока и не думает каяться. Напротив, он уверен в своей правоте, точнее, настырно и агрессивно демонстрирует это.
У учёных есть свой неписаный кодекс чести, и важнейший пункт в нём — "Не лги!". Ложь в подавляющем большинстве случаев рано или поздно обнаруживается. И орнитологическая среда отдаляет от себя лгуна на дистанцию, примерно соответствующую масштабам лжи, а чаще — на гораздо большую, с запасом. В такой ситуации формальный статус автора: его образование, ученая степень, должность и прочее,— не играет решительно никакой роли. И потому мы умышленно не касаемся здесь таких тем, как образование и другие анкетные данные И.В.Карякина.
Пример молодого супермена, в какой бы области деятельности он себя ни проявил, всегда заразителен. И.В.Карякин в свои 26 лет — автор пяти объёмистых монографий. Он умеет добывать деньги на орнитологии, чтобы ею заниматься и чтобы снова делать на ней деньги. Для тщеславных, не имеющих иммунитета ко лжи и стяжательству юношей, феномен Карякина — завидный пример. Мы видели, что у Карякина есть идейные последователи. Практически все они — не орнитологи, а так называемые "зелёные", и потому могут ошибаться в собственно орнитологических
вещах, слепо веря своему лидеру. Возможно, кто-то из соратников просто хочет на этом сотрудничестве заработать. А кто-то, возможно, даже искренне верит, что их кумир — непризнанный гений, которого старательно топчут "отжившие свой век бездарные орнитологические зубры, которым за 40" (Так выразился в ответе на рецензию А.И.Шепеля в электронном послании редактору сборника В.К.Рябицеву молодой почитатель нашего героя, назвавшийся Андреем Глотовым). Очень не хочется, чтобы в нашей симпатичной орнитологической среде появлялись новые "молодые дарования", подобные И.В. Карякину. С нас достаточно и этого позора».
(Суть же «работ» этого уральского выродка Карякина-беспардонное,наглое вранье!!!Вместо честных исследований и ежегодных трудных полевых работ- «данные с потолка»- В.Н.).
…Писать о проблемах охраны природы можно бесконечно!
Орнитология- одна из важнейших тем здесь!Но как быстро и эта наука «засоряется» наживой, алчностью!?
…Любить цветы, птиц, зверей надо только ЧИСТЫМ СЕРДЦЕМ!!!



Владимир Назаров,
член Союза охраны птиц России.







Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 15
© 04.11.2018 Владимир Назаров
Свидетельство о публикации: izba-2018-2405035

Рубрика произведения: Проза -> Статья











1