Мираж (О любви земной)


Мираж (О любви земной)
 


Скажите, где всё это было,
Или привиделось во сне,
Когда полночное светило
Сквозь шторы ткань в моём окне
Ко мне упрямо пробивалось,
Всё будоража спящий ум
В картину целую сливало
События дня, обрывки дум.
Когда, скажи мне это было?
Молчит угрюмо лунный свет.
Завесу память приоткрыла?
Иль где-то виденного след?
На лбу испарина, я брежу,
Ответ настойчиво ищу,
Но к часу час, и вот всё реже
Найти надеждой себе льщу.
Так с кем же всё же это было?
В уютной комнате темно,
Свечей лишь пламя осветило
Два силуэта у трюмо,
Два обнаженных чьи-то тела
Дрожащий сумрак укрывал.
Невольно он –«Адам и Ева!»
Обняв её тогда сказал…
Она ответила со страстью
«Скорей запретный плод сорви!»
И замер он в преддверии счастья,
Сулящем таинство любви…
Когда ж дрожа от нетерпенья
Её легко на руки взял,
На смену нежному томленью
Пришёл восторга мощный шквал
Да радость тела сумасшедшая,
Что от единства чистых душ,
Нежданно их тогда нашедшего
Средь будней долгих зимних стуж.
И как с водою родниковою
Он чашу нёс из хрусталя,
Любви златою цепью скованный
Лишь только дыбилась земля
От нежно жгучего желанья
Водой той сердце напоить,
И пить, и пить, пока в сознании,
И чтоб ни капли не пролить…
Ведь это смерть…. И воскрешенье…
Пустыни зной… И бьёт озноб…
Настало вдруг любви затмение.
И лишь белел в углу сугроб
Из одеяла, им не нужного,
А на подушке перед ним
Её волос хмельное кружево
Стелилось, как осенний дым
Но вот его, для ласк открытого,
Коснулась робко вдруг рукой,
Так пред рассветом твердь гранитную
Ласкает волн морской прибой…
О, эта боль прикосновения!
Как майской вишни белый цвет
У солнца ищет упоения,
Так он рукой её согрет.
Благословляя пальцев нежность,
Он поцелуями готов
Сомненья снять, вселить надежду
На исполненье дерзких снов.
О, с ароматом кофе кожа,
Чуть влажный бронзовый атлас!
Ты создал это чудо, боже,
В свой вдохновенья звездный час.
Он к сердцу сердце прижимая,
Упругой нежностью пленён,
Почти реально ощущает
Их ритмов сладкий унисон.
Вот слились губы в поцелуе,
Запрет последний снявшем с тел,
«Родная…», «Милый…», «Как люблю я…»
И ласк безумный беспредел…
Как раскаленное кадило
Вдруг в страстном танце у окна
Союз любви их освятила
С ума сошедшая Луна…
Вот-вот прервётся нить дыхания
Под колокольный в сердце звон,
Экстаза плен, и содрогание…
И легкий вскрик, и томный стон…
Сквозь приглушенные рыданья,
Освобожденья чистый вздох,
Пришла к ним тайна мирозданья,
Поэмы вечной новый слог…
Покоем, нежностью, любовью
Вновь наполняется Земля…
Лишь на столе у изголовья
Играет в гранях хрусталя
Огонь свечей, ещё горящих.
Бокал с шампанским на двоих,
И бронзы в тайну цвет манящий,
Что на подсвечниках притих…
Да рядом плитка шоколада,
Слегка примята с двух сторон:
С одной – следы губной помады,
Держал в губах другую он,
Игрой любовной разжигая
В её глазах желанья блик,
И инстинктивно отдаляя
Миг обладанья, краткий миг…
И вот теперь, когда свершилось
О чем мечтали тайно врозь,
Над ними небо разразилось
Дождём из дивных алых роз…
Лишь в тесном пальцы рук сплетении,
В туманной дымке горизонт,
Как тёплый ливень упоения
Сменил грозы передний фронт,
Что после долгих дней засушья
Нектаром жизни напоил,
Земле, заснувшей от удушья
Вновь явь и счастье подарил…
Устало смеживши ресницы,
Вдруг задремала на плече…
Какое счастье было б сниться
Ей в робком трепете свечей!
Но сомневаюсь, был иль не был
Желанным гостем того сна,
И было ль зеркало, и Ева,
Или пустая тьма окна
Мне равнодушно и уныло
Кивала старым фонарём,
А может быть всё это было
Моим тревожно сладким сном?
Ведь как коварная рулетка
Надежду время подаёт,
А на дворе уж бабье лето,
Да и оно вот-вот уйдёт…
Уйдёт и жизнь, во мне сгорая,
Из рук всевышнего приму
Венок терновый в дверях рая
И с легким сердцем в дверь шагну.
Но плоть упрямится, живая,
Теряя счёт своих утрат,
«Что вспомню, мир сей оставляя?
Найди мне лучше двери в ад,
Где легионы грешных ног,
Туда входящих без возврата,
Предпочитали тот порог,
Не соблюдая в жизни святость..»
И не печальны эти лица,
Ведь жизни гимн на их устах,
Без этой грешной вереницы
Земля давно была б пуста…
Да грех ли это, боже правый,
К чему лукавить пред собой?
Под сенью зелени дубравы,
И в синей толще вод морской,
В заката томном исступлении,
И в ранней песне соловья,
И в розы пламенном цветении
И даже в золоте жнивья
Мы со времён Адама с Евой
Все нетерпением горя,
Всё ждём, когда тот самый, первый,
Придёт, нам сердца жар даря…
Так не суди за вожделенье,
И лучше нас благослови
На жизни нашей продолженье
И торжество земной любви…






Рейтинг работы: 4
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 25
© 03.11.2018 Дмитрий Валентинович Леваков
Свидетельство о публикации: izba-2018-2404809

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика любовная











1