ПРОЗА ЖИЗНИ ЭМИГРАНТА. Часть 4.





                                                                       "ПРИЕХАЛИ..."

     День был на исходе, до границы оставалось около часа пути. Мануэль немного вздремнув, просмотрел "писание", подаренное Анжеем.
     - Анжей, а как же Ян, может ему эта тетрадь нужна?
     - Да нет, Ману, он у меня в школе хорошо английский выучил. И курсы французского закончил. Так что не волнуйся.... - улыбнулся Анжей.
      Микроавтобус остановился для отдыха и перекура. Водитель предупредил всех насчет лишнего для провоза на таможне, что бы избежать неприятностей. Все пассажиры заверили что у них все в порядке и ничего лишнего в вещах нет. Закончив недолгий перерыв, расселись по местам и тронулись к границе. В те времена Польша не входила в Шенгенскую зону, поэтому немцы относились к въезжавшим очень придирчиво, хотя как и везде - на кого попадешь. Уже было темно когда бус подъехал к пункту пропуска. Отстояв час в очереди, въехали в зону таможенного и паспортного контроля. Водитель собрал паспорта и отправился к окошку контролеров. Мануэль был спокоен, у него было только пять пачек сигарет да бутылка "Зубровки", всё в норме.
      Всех попросили выйти на улицу и разобрать свой багаж. У Мануэля была скромная сумка, меньше чем всех. Женщина, очевидно немка, держала паспорта в руках, называла имена и фамилии, сверяла фотографии с владельцами. Дойдя до паспорта Мануэля, он был последний у нее в руках, удивленно подняла глаза на Мануэля и на немецко чтото спросила. Мануэль понял только слово "украинишь".
Он кивнул головой. Она опять что-то спросила.... Он не понял ни слова.
      - Не ферштейн? (не понимаешь) - спросила опять.
      - Она спрашивает почему ты и куда едешь. -пришел на помощь Анжей.
      - Машина, Бельгия... - затараторил, нервно доставая письмо на французском, и передал женщине.
      -Мануэл... Пэтрачов... -картавя произнесла она и начала изучать письмо. Подошел таможенник, и тоже начал читать. - О! Гут, гут! БМВ гут авто! ...- и еще что-то спросила. Анжей объяснил что вопрос касательно денег, как будет оплата.
      - Банк. Трансфер мани...- пролепетал Мануэль.
      Тем временем таможенник взял выборочно две сумки поляков на проверку. И тут началось.... В первой сумке оказалось пять блоков сигарет, не считая будильника, мастерка, рабочих рукавиц.... Поляки ехали как туристы. А тут и спецодежда и... Вторая сумка была также экипирована всем для работы каменщика, да еще три бутылки водки и три блока сигарет. А разрешалось одна бутылка водки и один блок сигарет, т.е 10 пачек. И тогда начали проверять все сумки. У всех, кроме Анжея и его сына было всего сверхнормы. Немка открыла полупустую сумку Мануэля. Там сиротливо лежала бутылка "Зубровки" да пять пачек сигарет.
     - О! "ЗЮБРОФФКА"! - гортанно фыркая восхитилась она! - Гут вотка, супэрр, супэрр, - закартавила. Таможенник взял бутылку, рассматривая её. Немка что-то восхищенно гортанно картавя рассказывала ему.
     - Не переживай, - успокоил Анжей. - Она рассказывает своему соплеменнику какая вкусная эта водка, и жаль что у тебя только одна бутылка. Ей она очень нравится.
     Закончился досмотр, Мануэлю вернули паспорт и все вещи. Он вместе с Анжеем и Яном сели в бус, дожидаясь нарушителей, пока те оплатят штрафы за лишний товар. А штрафы были ой какие не маленькие! За каждую лишнюю пачку сигарет три цены.... да за водку. И до пересадки в другой бус только и слышалось возмущение да через слово сладко-протяжное "куррррьва!". Тема была у всех одна общая - "курррьвы немецки!"....
Мануэль совсем успокоился. Он уже в Германии. Говорил же, что всё будет хорошо! И опять что-то ёкнуло в области желудка. Нет, всё позади, уже границы не будет, пересядем в другой бус и до Бельгии все вопросы отпали. Тем более рядом Анжей и Ян, такой подарок судьбы!
    - Ману, ты домой хочешь позвонить? - и Ян протянул ему мобильный телефон. Да! Это было чудо , которое дома еще редко кто видел. Все еще пользовались радио телефонами , а мобильные выглядели как кирпич. А этот был совсем как игрушка маленький , с небольшой выдвижной антенкой....Да, Европа жила уже в цивилизации конца двадцатого века. Мануэль поблагодарив Яна, набрал номер домашнего телефона родителей и торопливо сказал что у него всё хорошо и он уже в Германии.
     Через час они сменили транспорт, здесь поляки были какие то более скромные, что ли? И трезвые. Двое поприветствовали Анжея. Оказалось они с ним уже работали, знакомы давно. И продолжился путь по ночной Германии. Больше всего Мануэля удивили дороги, автобам. Вся дорога была ровная, четко была видна разметка . И было много освещенных участков. Дома то электричество отключали, ночью в город вообще страшно было выходить. А сёла погружались в полный мрак, уж точно шею свернешь . А здесь - казалось бус парит над широкой лентой дороги, все неслись с огромной скоростью, машины новенькие, дорогие.... С этим восхищением он и уснул сном младенца. И приснился ему сон....                                                                    Днепр, его любимая с детства река, тот Днепр в котором когда-то было много рыбы и чистая вода, в юности. Он со своими тремя друзьями на яхте ,  солнце, тепло.... Вдруг налетел ветер и начался шторм. Яхту бросало на волнах, и она получила пробоину в борту. И начала медленно тонуть. Мануэль руками закрывал пробоину, и так они дошли до берега. И вдруг опять солнце. И уже вокзал, жена с детьми провожают его. Жена плачет, а дочка говорит: " Папа, ты только быстрее вернись. Нам без тебя плохо!"... Он едет в товарном вагоне, оборудованном буржуйкой" и выходит на станции. Вокруг горе, вокруг ужас - серое небо, серые руины и хаос, люди в черном. Он оказался в Армении, в разрушенном, почти до основания, Ленинакане (ныне Гюмри - прим. авт.).
     Это было в его жизни. Страшное землетрясение, унесшее жизни более триста пятьдесят тысяч человек.И тогда сформировали строительно монтажный поезд из нескольких строительных организаций, и Мануэль одним из первых отправился оказывать "братскую помощь". Как говорится, не за славой, но денег ради. Обещали хорошую зарплату, плюс командировочные, плюс премию, плюс, плюс.... Сорок пять суток. Если бы он знал, что ему предстоит увидеть и пережить, он бы точно не поехал ни за какие деньги! Такое может забыть лишь человек без души и сердца. " Логово смерти и человеческого горя.." - как позже он назвал это.
      Мануэль видит как на него начинает падать стена какого то здания.. страх и понимание того что это конец парализует его тело, он не может шелохнуться, он истошно кричит. В этот момент чью то рука выдергивает его, спасая от неминуемой гибели.Он просыпается не понимая где он, что происходит, и неужели он жив? Рядом Анжей с удивлением и испугом держащий крепко его за руку, и с такими же глазами Ян.
    - Что то было, пан Ману? Ты так кричал, всех разбудил.
    - Простите... Прошлое преследует. Бывают события в жизни хороши, плохие, а еще ужасные. События, которые мы не можем забыть при всем своем желании.
     Мануэль вкратце рассказал свою невыдуманную историю, то что знал, видел и пережил в Ленинакане и Спитаке. Всему миру говорили что это землетрясение. Мануэль не мог понять тогда - почему армяне проклинают русских, которые им помогают отстраивать все, почему называют их убийцами. Спустя годы он узнал, что это было искусственное землетрясение, это было испытание нового геофизического оружия, которое вызвало сдвиг пластов земли. О правдивости этого можно сомневаться. Но это совсем другая история, отдельная...
    - Ману, понимаю теперь откуда твоя седина... - с сочувствием произнес Анжей. - А денег- то хорошо заплатили?
    - Заплатили... Тогда и машину старенькую купил, и то родители помогли.
    - Да.. Повидал ты. Ещё где бывал? - спросил Ян.
    - Бывал. Нехочу вспоминать. - махнув рукой, будто отгоняя воспоминания, Мануэль поставил точку в разговоре.
    Было уже светло когда бус въехал в Бельгию, остановившись у первого обменного пункта, поменяли немного денег на бельгийские франки и продолжили путь. Мануэль с любопытством рассматривал открывшиеся, непривычные для него пейзажи. Несмотря на довольно таки холодную осень, здесь по прежнему были ярко-зеленые луга, ухожено, выстрижено, чисто, и поля обработаны. На пастбищах паслись сытые коровы, иногда в загонах резвились лошади. После Украины, где в это время вымирали села, поля заросли амброзией и чертополохом, доедали последнюю живность, а коровники разбирали по кирпичику, здесь был другой мир - мир наполненный яркими красками жизни.В селах дома были в основном красного, иногда серого мелкого кирпича, небольшие, но с виду очень уютные, дворцы никто не строил. Поразило что нет заборов - лишь кустарник, который можно перешагнуть, за кустарником только выстриженные зеленые газоны ... И никаких грядок с зеленью, овощами, не говоря о фруктовых деревьях. "Да, наши люди уже бы давно все распахали и засадили буряками да помидорами, построили бы заборы под два метра.. "- подумал. И тут Мануэль увидел участок с грядками буряков, морковки, капусты, бус остановился напротив. Водитель отдал посылку, перекинувшись несколькими словами с хозяином дома. " Ну вот, здесь живут поляки. Сразу видно, одно слово - славяне" - подумал, усмехаясь, Мануэль.
    Уже после обеда микроавтобус въехал в Брюссель. Погода совсем испортилась, похолодало, начинал накрапывать дождь. Петляя какими то, только водителю известными улочками, бус остановился напротив заветной двери. Мануэлю почему-то вспомнилась сказка про Буратино, дверь в каморке папы Карло. "Ну да. А это моя заветная. Какой он, мой "Карло"?" - и наспех попрощавшись с попутчиками вышел в новый неизвестный мир.
     - Ману, сынку, у тебя всё получится, будешь в Польше - заходи в гости. Телефон Яна и мой адрес знаешь. Здоровья и удачи!
     И, пыхнув сизым дымком, бусик скрылся за поворотом, оставив Мануэля сам на сам с окружавшими его домам, подступившими к дороге почти вплотную. немые окна кажется смотрели на него и спрашивали - "Эй, ты кто? Зачем пришел в наш мир?" Улица была узкой, с двух сторон почти вплотную заставлена легковушками, старые краснобурого кирпича дома в два и три этажа стояли вплотную друг к другу, лишь узкая пешеходная дорожка отделяла входные двери от дороги. Вдали виднелся небольшой магазинчик с выставленными на улицу лотками фруктов, овощей, какой то зелени. Из двери вышла женщина в парандже с мальчиком лет пяти. " Восток - дело тонкое. Но почему они живут почти в центре Брюсселя?" - подумал удивленно. Подошел к двери, попытался открыть - заперто. Слева увидел несколько кнопок с именами, нашел "СЕРГЕЙ" и нажал. Прогудел гудок, как в телефоне, но ответа небыло.... Он сделал еще несколько попыток, но впустую. Кажется , сама природа была против него. Ветер и дождь усиливался, было противно сыро, он замерзая подумал - " Картина Репина масло - ПРИПЛЫЛИ... Здрасьте, девочки - пи....ц, приехали". Надо было звонить, номер телефона есть, по пути сюда недалеко он видел кафе. Да кофе выпить чтобы согреться, совсем продрог.
     На вывеске красовался портрет турка в тюрбане, и войдя в кафе, Мануэль почувствовал на себе взгляд десятка пар таких же мужских глаз, как на портрете. Они смотрели на него с удивлением как на пришельца с другой планеты. А он и был по сути пришелец. Хозяин стоял за барной стойкой, это был турок с портрета, только без тюрбана. Делать нечего, и Мануэль уверенно подошел к стойке.
    - Хелло. Плиз кофе и телефон, - сказал дрожжа от холода. Одет он был явно не по сезону...
     Хозяин ответил "Окей" и, указав на таксофон в углу, занялся приготовлением кофе. Мануэль набрал заветный номер, сердце колотилось от волнения.
     - Алло,- и мужской голос ещё что-то спросил на французском.
     - Мне нужен Сергей.
     - Да. я Вас слушаю. Кто это? - таким же голосом поинтересовалась трубка.
     - Здравствуйте. Я Мануэль, приехал от Вашего кума. Он сказал что Вы меня устроите на работу, деньги я заплачу как договорились. - затараторил Мануэль бодрым голосом, будто боясь, что его не выслушают.
     - Кто с кем договаривался? Какой Мануэль? Какого кума? Я ничего не знаю. - удивленно и растерянно произнес голос.
     У Мануэля в этот момент всё оборвалось внутри, и небо стало не серым, а черным. И уже умершим голосом, подумав -"Вот и слова Анжея", произнес:
     - Кум Ваш Саша... С Украины....
     - Ах эта сволочь. Понятно. Не умирай, парень, ты где сейчас? Ты хоть один? -как то не очень довольно произнес Сергей.
     - Да. Я у турков кафе не далеко от Вашего дома.
     -Хорошо, там можешь быть, если что, скажи что ты бразэ Сержио. Они меня знают. Приходи ко мне в пять. Ты не виноват, собак жалеют, а ты все таки человек. - и трубка, не желая больше общаться, издала короткие гудки ТУ-ТУ-ТУ-ТУ....
Они отозвались в голове Мануэля словно гудки парохода , терпящего крушени и идущего ко дну. Но в последних словах была надежда на спасение. Хотя " спасение утопающих - дело рук самих утопающих". Мануэль даже не успел сказать спасибо. Он был в растерянности, мысли из прошлого и будущего клубились в голове, превращаясь в беспорядочный жмут колючей проволоки. Он не мог ухватиться ни за одну из них. Расплатившись с хозяином за разговор и кофе (почти три бакса -крутые цены!), устроился в углу за столиком у окна. Согревшись, все таки решил для себя - назад дороги нет. Что бы не случилось, а назад путь закрыт, разве только депортируют. И вдруг вспомнилась старая лирическая песенка ..."пять минут , пять минут...", и как то стало смешно, что он взрослый мужчина, а верит в сказку про добрых дядей, помогающих пусть даже за деньги. "Пять часов, пять часов..." на тот же мотив зазвучало в его голове на тот же мотив. "Может позвонить Яну с Анжеем? А смысл? " -подумал он.
     Оставалось немного, всего два часа до полного прозрения...





Рейтинг работы: 2
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 19
© 03.11.2018 Santos
Свидетельство о публикации: izba-2018-2404445

Метки: кум, кафе, прозрение,
Рубрика произведения: Проза -> Повесть


Рудольф Сергеев       03.11.2018   13:00:40
Отзыв:   положительный
Хороший очерк. И вполне профессионально выписан.
Santos       03.11.2018   16:32:34

Спасибо. Вы первый кто отреагировал на мою повесть. А то я уж думал, что эта тема никому не интересна. Этот очерк продолжается... Название его - ЖИЗНЬ!









1