Кот Ничей и дед Хорский


Ничейные домашние животные иногда приходили в посёлок. Откуда? Из тайги. А как в тайгу попали? Да кто знает?
Как-то год крутился в поселке рыжий пёс Ничей. Жители его подкармливали, пытались приручить, но он каждый раз убегал в тайгу, пропадал дня на два-три, потом снова появлялся. Куда он потом делся, никто не знает. Даже конь Ничей был в поселке. Конь был старый. Когда-то давно конь «работал» в леспромхозе. Но леспромхоз развалился, и конь стал Ничей. Он ходил от двора к двору. Подойдет к забору, положит морду на калитку и ждет. Иногда кто-нибудь выходил, совал коню то морковку, то хлеб. Иногда никто не выходил, конь вздыхал и уходил. Иногда, наверное, коню казалось, что он ещё молодой. Он взбрыкивал задними ногами, громко ржал и носился галопом с одного конца поселка на другой. Конь как-то весной тоже пропал. В тот год тигры гуляли около поселка, выискивая зазевавшихся собак, может быть, они съели, а может кто другой.
В одно жаркое лето появился в посёлке кот. С длинной рыжей шерстью, с белыми пятнами на животе и под хвостом. Под хвостом висел клок грязной свалянной шерсти. Глаза у кота, зеленые и нахальные, воровато глядели в мир. Никто в поселке не знал, откуда он взялся, никто не знал, где он спит, где ночует, что ест. А чего беспокоиться? Кот-то был ничей. Он ничего не выпрашивал, никто не хотел приручить его, даже наоборот, жители, завидев его, бросали в него камнями, комьями земли. У него даже кличка поначалу была – Зараза. Кот никогда ничего не просил, потому что он брал сам всё, что хотел.
Стоило поселковому мужику-рыбаку оставить в своем дворе без присмотра рыбу, кот тут как тут. И будьте уверены, вытащит самую жирную. Зимой кот таскал с холодных террас мороженые пельмени, котлеты. Летом грыз огурцы, которые таскал из парников, ловко выслеживал охотников-браконьеров и свою пайку требухи всегда получал. Стоило только начать орать громким противным голосом. Летом его поливали из шланга, зимой бросали ледышки и даже стреляли. А коту всё нипочем. Залезет на крышу и орет дурным голосом. К вечеру все знают, кто тайком поохотился, побраконьерил. Хочешь-не хочешь, а приходилось делиться с котом. Так-таки приручил кот поселковых к своим порядкам: террасы закрывать, таежным мясом делиться. Деревенские, ничего, привыкли, жалко что ли требухи? Как-то и кличка поменялась потом сама собой. Стал кот Зараза, как и все пришлые – кот Ничей.
Ночевал кот везде, где хотел: под домами, в коровниках, на сеновалах. Он даже развлекался. Хозяева уйдут на работу, дети в школу. А кот Ничей всегда знал, какую привязанную собаку можно позлить. Ляжет около привязанной собаки на безопасном расстоянии и смотрит нахальными зелёными глазами собаке в глаза. Боже, что делалось с собаками! Собаки злились, рвались с цепи, а коту всё нипочем. Полежит, начнёт вылизывать себя, выставляя напоказ охальные места. Пожуёт грязный клок свалянной шерсти под хвостом. Вздремнёт. Проснётся. Начинает потягиваться, долго, с удовольствием, а потом не спеша уходит.
Подружился с этим котом только один человек. Это был, разумеется, дед Хорский.
Сначала кот посчитал Хорского глупым стариком и даже не удостаивал внимания, потом стал сидеть возле деда, когда старик выходил во двор, покурить свою трубочку. Подружка деда - собака Фишка издохла год назад, и дед немного тосковал по собаке. А так кот, прямо как его Фишка, приходил и сидел возле деда. Наверное, это у кота означало поддерживать приятельские отношения. Так они и сидели. Дед спрашивал кота: «Где был, что видел?» А кот что-то хрипел в ответ.Иногда дед укорял кота:"Воровство - поганое дело. Ты слышь-ка,может как-то того, в тайге мышей ловил бы? Кот смотрел на деда непонимающими глазами. Мол, чего ты? Подумаешь, люди сами виноваты. Оставляют "раззявленными" свои террасы. Толкуй тут, когда брюхо голодное, заходить или не заходить?
Вскоре кот стал бегать за Хорским как собака. Да и кота никто не трогал, пока он семенил рядом с дедом. Почему подружились? А кто его знает. Дед не баловал кота. Ничего такого вкусненького не припасал для него. Может потому, что Хорский разрешал коту залезать в лодку и плыть вместе с ним на острова. Дед с самой весны до поздней осени там рыбачил, немного охотился, а кот промышлял. За кем-то гонялся на островах, что-то ел. Когда время подходило, дед звал приятеля:
-Коот, Кот, а Кот, слыш-ка, пора домой. Давай иди уж.
Кот как будто понимал, выбегал из кустов, забирался в лодку и дремал всю дорогу. Как только лодка мягко стукалась о берег, дед ворчал:
-Давай уж, иди себе. У меня свои дела, у тебя свои. Приходи «как нито».
Кот молча выпрыгивал из лодки и куда-нибудь уходил спать. Странно, но у деда кот Ничей ничего не брал. Ни рыбу, ни рябчиков, ни зайцев. В холода дед все же пускал кота на зимнюю кухню, кормил скупо. Коту хватало. Остальное он наверстывал воровством. Так они проприятельствовали года три.
Весной дед умер, сердце прихватило. Деда похоронили, а кот никуда не ушёл. Там остался. Бродил около могилы. Через месяц старуха дедова пошла на кладбище «надо поговорить» с дедом и посадить в головах маленькую березку. Ещё издалека увидела, что что-то лежит на могиле. Подошла ближе, кот Ничей. Бабка решила закопать кота в ногах у деда.
- Ну вот, полный у тебя, дед, комплект. И все бродяги как на подбор: Фишка -непутёвая собака, двор голым оставляла, шлялась где-то с тобой, воровка Ничейка и ты с ымя. Ничо, хорошо тебе там теперь будет. Фишка да кот будете вместе бродить.
Бабка посадила березку, всхлипнула немного:
-Давай уж, оставайся, жди меня.
И тут же другим голосом:
-Да не торопи, слышь, не торопи. Сама решу, когда пора. Чтоб ни-ни: во снах не приходил, не звал. Понял? Бабка постояла, прислушиваясь, как будто ответа ждала. Потом вздохнула, развернулась и тихонько побрела домой.
А ночью ей приснилось, что Хорский, муж её покойный, сидит на завалинке и дразнит её, поддевает:
-Бабка, а бабка? А мне тут шибко хорошо. Ты под ухом не орёшь, работать не надо, ходи себе, сладкую малину ешь.
А бабка злилась и кричала во сне на деда:
-Ну погоди, старый хрыч, я тебе всю малину испорчу, думаешь долго в своем малиннике сидеть будешь? Дед ухмылялся. Рядом с дедом сидела собака Фишка, кот Ничей и тоже ухмылялись. Бабка даже палкой своей стала грозить троице. Ещё немного и побила бы, да … проснулась. Проснулась и стала гадать, к добру сон аль к худу?





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 15
© 03.11.2018 Мик Новосёлов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2404221

Метки: дед Хорский,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ











1