Огонёк 9. Талант


ВОПРОС № 9.

Спрашивает Катя Скутина. Родители живут в Староуткинске, а я учусь в Екатеринбурге в музучилище на третьем курсе по классу скрипки. Хочу понять: что такое талант? Говорят, это способности. Но я думаю, что это что-то духовное, от Бога. А, значит, и ответственное…

ОТВЕТ на вопрос № 9.
Милая Катенька! Рад Вашему вопросу и тому, что Господь дал Вам очаровательный чуткий дух, соединив его со Своим Духом. Рад тому, что Вы думаете не так примитивно, как большинство. Я тоже слышу с экрана: «талантливый футболист», «талантливый шоумэн» и совершенные идиотизмы, вроде «талантливый гол»! Да, есть у кое-каких интеллектуально недоразвитых способности: прыгать, как фоктерьер через палочку или пинать мячик. А некоторые уроды хрипло вопят мимо нот с эстрады на радость миллионам приматов. А причём тут талант? О таланте я могу говорить долго и азартно. Хотя эта тема и не совсем библейская, но Библия такая книга, что касается всех вопросов человеческих. Разрешите мне для ответа на Ваш вопрос, Катюша, воспользоваться отрывком из Реп. № 12 моего романа «Пятая Печать». Итак, год 1939-й. Рассказывает о таланте бывший скульптор, зек «Седой», ст. 58-я.
***
Закончив вырезать фигурку ферзя, Седой рассеянно крутит её в пальцах и продолжает:
-- Не только радость мести даровал Бог человеку. Удостоил Господь человека величайшим счастьем – счастьем творчества, --доступным только человеку! Дал Господь человеку священный восторг перед творениями рук своих. Знавал я во Франции многих талантливых художников. И не раз удивлялся не соответствию их, зачастую, заурядных умов с потрясающе громадным интеллектом, заложенным в их творениях. Это не анекдот, что когда актёру грубо сказали, что он дурак, актёр переспросил: «А – актёр?». И оппонент развёл руками: актёр был божественно талантлив! Каждый талант, завершив работу, замирает в восторге и удивлении перед своим творением, вспоминая слова Никодима из Иоанна:
«таких чудес, какие Ты творишь, никто не может творить, если не будет с ним Бог» (Ин.3:2).
Ибо каждый талантливый художник понимает, что его рукой управлял Некто свыше. Если бы художник создавал своё творение только сам, то, используя профессионализм, создал бы он что-то более конъюктурное, а не то, за что люди обругают его сегодня, чтобы восхититься через сто лет.
Каждому талантливому творцу знакомо удивление, растерянность, даже чувство беспомощности, когда создаваемые им образы, под его рукой! -- оживают и диктуют художнику, какими быть надлежит им. А то заговорят своим языком, а не языком автора, ещё и не про то, что хотел сказать автор! У талантливого творца, созданные им творческие образы живут по-своему и совершают поступки, не предусмотренные их создателем! Думал ли Бог, создавая Адама и Еву, что они, вместо торжественного пения псалмов, займутся любовью за кустиком! А мне, как художнику, понятна великолепная творческая «ошибка», при которой создание Творца, рождённое в Духе, стало более самостоятельным, более совершенным, чем то, что было задумано Творцом ранее! И от понимания этой «ошибки», моё благоговейное преклонение перед Творцом Всевышним становится ещё более восторженным!
Уверен я, что Бог общается с людьми не через лицемерно добродетельных служителей церкви, а через весёлых и грешных, зато искренних, служителей искусств, которым вручает Господь Свой Великий дар – талант! Ведь «НИ ОДНО ПРОИЗВЕДЕНИЕ ИССКУССТВА НЕ СОЗДАНО СЛУЖИТЕЛЯМИ ЦЕРКВИ!» Это утверждение не моё, а церковного изувера Савонаролы, который, гордясь этим фактом, и ссылаясь на него, уничтожал тысячи гениальнейших произведений искусств, часто вместе с их создателями! А творчество человека творца от Творца Всевышнего! Поэтому у творца не должно быть начальства, которое руководило бы его творчеством, указывая: как надо, а как не надо! У творца земного один авторитет – Творец Всевышний, вручивший ему талант.
Но, не дай Бог, если художник использует этот Дар Божий ради корысти, толпе на потребу! Страшная кара ждёт его --лишение таланта! Вместо таланта, остаётся у отступника только наработанное мастерство ремесленника! Как в повести Гоголя «Портрет», где художник Чертков… да что Чертков, -- образ, созданный гением Гоголя! Вот тебе история живого, всем известного писателя Алексея Николаевича Толстого, который вступил в связь с НКВД, изнасиловав свой незаурядный талант. И родился от этого мерзкого соития откровенно ублюдочный роман «Хлеб». И это после такого шедевра, как «Хождение по мукам»!?... Как же теперь, после «Хлеба», сможет он закончить уже начатого «Петра»?? Жалко… Не писателя жалко, а талант его!
Жалко, что не будет третьей части «Пётра» и тех великолепных книг, которым уже не суждено родиться под пером этого, когда-то, гениального писателя! А сам-то писатель жив, здоров, получает ордена и из кормушки пролеткульта лакает французский коньяк, заедая икрой. И за эту сладкую жизнь, вылизывает он задницу Берии, восторгаясь Беломорканалом. Бывший граф, бывший честный человек, бывший талантливый русский писатель, стал жалким угодливым холуём, процветающим по-советски, то есть, по-свински: обжираясь деликатесами, упиваясь импортными винами на глазах крестьян, умирающих с голоду. Таланту его не пережить это надругательство. Талант его погиб…
Так же погубил свой талант Александр Фадеев. Засосала писателя трясина почестей, парадной шумихи. А когда возглавил он Союз писателей, став сексотом НКВД, то понял я: не оконченный роман «Поледний из удэге» -- это последняя судорога гибнущего таланта. Фадеев – уже не творец, не писатель, а проститутка -- политическая дешевка! Невозможно быть писателем и угодливым чиновником! Такое пышное раздвоение не для творца, а для дамской задницы! Если сексоту Фадееву, отправившему на расстрел сотню честных писателей, не хватит мужества застрелиться, то он сопьётся, как и эта скотина гебушная -- Алексей Толстой… Живы будем – будем посмотреть: прав ли я? Случается и совесть просыпается.: «И жизнь хороша, и жить хорошо!», --написал Маяковский и… застрелился! -- этим поступком перечеркнув пролетарский пафос своего творчества. Не захотел он спиваться по-тихому, как Гайдар и другие литературные подонки. Выстрелив в своё страдающее сердце смелого, оригинального поэта, отрёкся Маяковский этим выстрелом от верноподданнической шелухи в своём творчестве. А поэзия… его поэзия всегда будет будоражить романтиков. Бунта-арь…
-- Седой, я часто слышу, что писатели спиваются. А бывают писатели не пьющие?
-- Бывают… но они такие скучные, что их не читают. Пьют писатели по чёрному, подстегивая, или пытаясь вернуть исчезающий талант. Хотя и не все… вот, Великий Пролетарский бросил пить, а всё одно -- копЕц Горькому! Как писателю, так и человеку. Похоронили недавно его, как человека… а как писателя похоронили гораздо раньше. Тогда, когда он пить бросил. Умер писатель Горький в тот день, когда слабый человек Горький, став литсотрудником НКВД начал работать под диктовку палачей, создавая по их заказу людоедские шедевры под общим эпиграфом: «Если враг не сдаётся – его уничтожают!» Миллионы людей расстреляны без суда под этим лозунгом, потому что критерий «врага» определяется в СССР любым сексотом, для которого враг -- каждый талантливый, а то, просто, порядочный человек! И во что превратился талант Горького!?...Позорище!! «Великий пролетарский» стал писать благоглупости языком более убогим, чем у газетных холуёв! А вскоре совсем потерял умение писать, даже на уровне школьников! Но, с дикой одержимостью, он писал и писал толстенные графоманские романы, романы без мыслей, без ярких слов, писал убогим канцеляритом, не понимая: насколько они глупы, бездарны!! А госиздат печатал их огромными тиражами и платная свора критиков трубила о гениальности Великого Пролетарского. На примере советских писателей можно понять: человек, получивший талант от Бога, должен быть сильным и храбрым, чтобы уберечь талант от мерзавцев, желающих использовать его в пакостных целях. Даже, если придётся погибнуть, как Маяковскому, Есенину…
Велико таинство вручения таланта Господом. Но механизм лишения таланта понятнее. Каждое произведение искусства воздействует не только на зрителей или читателей, но, с огромной силой, преобразует душу творца. Совершенное произведение облагораживает, возвышает душу своего создателя, но халтура и угодничество, оскверняя душу творца, убивают в ней талант. Не живёт талант в загаженной душе! Потому-то «гений и злодейство НЕ совместимы!» Читатель может избавиться от дрянной книги, швырнув её в печку, но писатель, как Пигмалион, обречен на вечное сожительство со своим творением в душе и в духе! И с тем, чем гордится, и с тем, чего стыдится.
Представь Бога, который от Своего Духа бе-ережно драгоценный листик таланта оделяет и с надеждою писателю вручает, а тот, подтеревшись Божиим Даром, приносит Богу такой перл, как: «Если враг не сдаётся» Каково Богу? На что Ончасть Духа потратил!? Так что, Сашок, с талантом надо обращаться уважительно. Это – нетвоя собственность. Талант даётся Богом взаймы, чтобы человек, увеличивая этот Божественный дар, отдавал его Богу с процентами! Так говорится про таланты в притче Иисуса Христа от Матфея...
-- Расскажи, Седой, эту притчу!
-- Изволь. Во многих притчах Христа под маской богатого человека скрывается Бог. Так и там. По иудейски талант – большая денежная мера. Вручил Бог таланты троим. Двое преумножили таланты многократно и были щедро вознаграждены. А третий, опасаясь пустить талант в дело, (это трудно, опасно, хлопотно), зарыл его. И за это был сурово наказан Богом. (Мф.25:14). Нельзя прятать талант, он должен быть реализован для обогащения Духа Божьего! Муза – не наложница для утех художника. Для художника Муза – госпожа! Богиня!! А богиней, как и Богом, торговать не рекомендуется. Не приносят счастья ни чечевичная похлёбка, ни тридцать серебряников. Сребролюбец тут же лишится таланта! Прозаик, потеряв талант, ещё что-то кропает, на уровне серого журналюги, за счёт писучей техники, но для поэта, вкусившего творческий восторг от обладания крылатым словом… для поэта потеря таланта – потеря жизни!!
***
И трагедия Александра Блока после поэмы «Двенадцать»... Стоп машина! Малый назад! Здесь не просто… Ведь, эта поэма – лучшее творение Блока! «Сегодня я гений!» -- написал Блок в дневнике, после окончания поэмы. А её не поняли! По революционности поэма близка к Евангелию от Луки, где революционер Иисус Христос говорит:
«Думаете ли вы, что я пришел дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение; Не мир пришел я принести, но меч; огонь пришел я низвесть на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся!» (Мф.10:34;12:51)
И так далее – о разделении людей на злаки и плевелы и очищения их в огне, как чистят золото… Диктовалась поэма «Двенадцать» ненавистью поэта к тупым, самодовольным буржуа, поклонникам жлобской религии «Золотого Тельца», и отвращением поэта к свинскому укладу «русского капитализма». Эта ненависть русских людей к жлобам капиталистам и привела Россию к очистительному Октябрьскому перевороту.
Но после Октября эта поэма была не уместна. Читающая Россия, отравленная нигилизмом, прогрессизмом и атеизмом, восприняла поэму, как угодливое прославление хулиганствующих анархистов. Агитпроп растиражировал фрагменты поэмы на плакатах и Блок предстал перед Россией автором убогих большевистских агиток: «Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем!», «Шаг держи революционный! Близок враг неугомонный!», «Вперёд, вперёд, рабочий народ!»… И те дэ, и тэ пэ… Оторванные от текста гениальной поэмы, эти строчки похабно кривлялись на загаженных заборах голодных, замерзающих городов, как апофеоз пролеткультовского убожества. А под ними стояло имя великого поэта!!
Непонимание поэмы читателями, разочарование поэта во всех и всём, день за днём подтачивало веру поэта в свой гений, убивало любовь к своему творению. К комиссарам поэт не примкнул – претил ему их невежественный фанатизм. А самодовольно-тупая русская интеллигенция не доросла до понимания этой поэмы. Не во всём я согласен с Лениным, но под словами его: «Русская интеллигенция – СПЛОШНОЕ говно!» -- подпишусь обеими руками! Такие, как Блок – редкие жемчужины внавозной куче российской интеллигенции. Далёкая от народа, упёртая рылом в нигилизм, не поняла и не приняла русская интеллигенция ни Новый Завет, ни революцию. А каким местом русские нигилисты и прогрессисты смогли бы понять Блока, зная о Христе только от лживых попов??!
Помолчал Седой, задумчиво перебирая шахматные фигурки. Когда заговорил, то, вроде, о другом:
-- Каждый творец, должен помнить о том, что его произведения «выше мнений света»!Ибо каждый талант -- от Бога! Если бы понимали это Пушкин и Лермонтов, если бы плюнули они в похабное рыло «мнений света», от которого воняло поповщиной и охранкой! – если бы не шли на поводу у тупых великосветских подонков -- сексотов охранки! Если бы помнили, что
«кто из нас совершен, так должен мыслить; если же вы о чём иначе мыслите, то и это Бог вам откроет. Впрочем, до чего мы достигли, так и должно мыслить» (Фил.3:15,16).
Для того, чтобы на потеху обществу пойти на дуэль с подлецом, -- ума не много надо. А для того, чтобы отвергая мнения всенародно признанных авторитетов, каждый день всходить на Голгофу и проповедовать, сквозь плевки и ругань, видя в упор злобные тупые рыла верноподданных обывателей, преклоняющихся не перед Богом, а общественным мнением, попами и охранкой – вот, для этого надо стать личностью! Личностью, собственное мнение которой «выше мнений света». Как у Апостола Павла:
«Для меня очень мало значит, как судите обо мне вы, или как судят другие люди… судия же мне Господь» (1Кор.4:3,4).
Или, как сказал зрителям один известный комик: «Плевал я на ваше мнение. Мне своих мнений девать некуда!» Увы, поэт от Бога Александр Блок не поднялся выше лакейского мнения русской интеллигенции. Ошельмованный, оставленный друзьями, Блок раскаялся в том, что написал «Двенадцать». А это -- хуже самоубийства: лучше отказаться от жизни, как Маяковский, чем от того, что ты создал! Лучше уйти «в мир иной», чем предать своё творчество, устыдившись его! И когда Блок усомнился в своём таланте, -- свершилось Ужасное: оскорблённая Муза покинула Поэта!!... его поэтический дар… исчез!
Блок пытался реабилитироваться новыми стихами. Но! За три года, три кошмарных года!! -- поэт не написал ни одного стихотворения! Неординарных мыслей в рабочем блокноте было – на большую поэму! А слово… слово перестало «проситься на бумагу»! В тоскливом отчаянии проходили годы… три года поэт каждый день с утра, на что-то надеясь, садился за работу, а вечером с яростью рвал бумагу исписанную рифмованной серой жвачкой. Будто бы бумагу исписывала дюжина графоманов! Разорванные листы бумаги покрывали пол в комнате, а Блок ходил из угла в угол, страдая бессонницей. Последние полгода в отчаянии, смотрел Блок на единственную написанную строку стихотворения: «Зачинайся, русский бред…», -- чувствуя, как безумие поглощает разум. Он больше не рвал бумагу – он… уже не писал. Врачи категорически запретили поэту писать. Он сидел за столом и… плакал. Блок хотел жить, но творить он хотел ещё больше! Он боролся с собой, с неврозами, с поглощающим разум безумием. Боролся, желая творить, боролся отчаянно, до самой смерти, пытаясь написать хотя бы одно… только бы одно!!! -- стихотворение… и – умереть. И ни один врач не поставил диагноз: что за недуг разрушал тело и душу великого поэта? А это была тоска…смертная тоска по покинувшей его Музе!
Нельзя заниматься творчеством, не чувствуя каждый день уверенность в том, что ты – гений! Если ты творец, то каждое утро изволь вставать озабоченным мыслью: «Вставайте, граф, Вас ждут великие дела!», как это делал Экзюпери; потом весь день вкалывать, как ломовая лошадь, чтобы лечь спать улыбаясь словами Пушкина: «Я памятник себе воздвиг нерукотворный!» Знать надо, что и ты о себе вправе сказать то же. А иначе – зачем бумагу портить? Лев Толстой так и написал графоманам: «Если можешь не писать – не пиши!».
Талант – дар от Бога. А Бог неистощим в творческом разнообразии. Каждый талант неповторим, каждый талантливый творец должен восхищаться СВОИМ талантом, ТОЛЬКО СВОИМ! – ибо это подарок от Бога только ЕМУ! Не приведи Господь, хотя бы подумать, что твоя муза – старая, ленивая, неповоротливая баба и хорошо бы поменять её на более шуструю девочку, как у удачливого коллеги… Муза, -- женщина и уж тако-ое она не простит!! Но творец должен не только любить и гордиться своим талантом, радуясь ему, а не завидуя, как Сальери, но, главное, творец должен трудиться, совершенствуя и приумножая свой талант, как в притче Христа у Матфея. Не подражать другим и «умные советы» не слушать! Критики профессионалы, сами не способные творить, но поучающие, как это надо делать, с учетом конъюнктуры, – подлейшая разновидность человеческая! Как сказано в Новом Завете:
«не сообразуйтесь с веком сим, а преобразуйтесь обновлением ума вашего»!! (Рим.12:2).
Возрастать надо своим умом и творить без оглядки на конъюнктуру и советы! Не пользоваться талантом для низменных целей, например, -- для заработка. Талантливые творцы плохо кончали, если шли на компромиссы с критиками, или скотскими вкусами толпы и, чтобы заработать на таланте, втискивали свой оригинальный дар в прокрустово ложе запросов заказчика, как гоголевский Чертков. А откудаприходит к художнику талант и куда он исчезает? – за отгадку такой загадки многие отдали бы всё и душу! Отгадка же в двух словах: «Талант – от Бога». А значит, талантливый художник творит не сам:
«потому что Бог производит в нас и хотение и действие по Своему благоволению». (Фил.2:13).
Рукою человека творца, творит Творец Всевышний! Потому-то талантливое произведение искусства всегда интеллектуально выше своего создателя!
Творчество – это общение с Богом! Любимец Муз -- Пушкин, удивляясь тому, что рождалось под его пером, восхищенный им же написанным, бегал по дому, восклицая в радостном недоумении: «Ай да Пушкин! Ай да сукин сын!» Первым талантливость произведения видит его создатель, он первым удивляется своему созданию! И правильно удивляется: если бы это не было чудом, то каждый, овладев необходимой для творчества техникой, создавал бы шедевры. Например: каждый школьник, научившийся грамотно писать, писал бы, как Пушкин.
Восторг перед своим талантом – лучший стимудятор таланта. Страшная сила, губящая талант, – самогипноз разочарования. Самое подлое дело – критика, убившая не один, ещё не окрепший, талант! Увы, кроме критиков, есть много «благожелателей», наперебой спешащих сообщить творцу о его бездарности. Тем паче, что талант творца, как правило, не видят современники. Свинья – животное без шеи. Критики (ценители искусств) подобны свиньям под дубом, не способным взглянуть вверх и увидеть совершенство на слишком высоком для них уровне. Они видят искусство только на уровне своего хрюкающего мировоззрения.
Сервантес, Бах, Моцарт… сколько гениев умерли в нищете и БЕЗВЕСТНОСТИ! При жизни их творения считались даже не посредственными, а… бездарными! Никчемными!! Пушкин, прозябал в оскорбительной бедности: его язык считали убогим, непристойно вульгарным и продавцы книг не хотели продавать его книги. И корил себя не унывающий Александр Сергеевич:
… уже пора давно
Мне научиться сочинять
Прилично и умно.
А сколько нищих художников, произведения которых ныне украшают самые знаменитые музеи и оцениваются миллионами долларов, рисовали свои шедевры для украшения стен сельских трактиров, чтобы этими «картинками», расплатиться за бобовую похлёбку?!
Будто бы, все были слепы и не видели талантливость этих картин!? Да! – истинно слепы!! -- потому, что талант принадлежит не настоящему, а будущему и талантливость произведения современникам не видна! Так Господь оберегает талантливого творца от суеты богатства стеной непонимания его творчества современниками. На таланте не зарабатывают, ТАЛАНТ – ТЯЖКИЙ КРЕСТ, который несут достойно! Но страшным бывает наказание тому, кто «зароет талант в землю», отказавшись от Божественного дара, чтобы избежать труда и гонений, и этим порвёт связь настоящего с будущим! Ибо прозорливы слова Велемира Хлебникова: «Родина Творчества – Будущее»! Там, в другом времени, находится «проявитель» для сегодняшнего таланта! А современникам талант не виден, хотя он и присутствует, как изображение на экспонированной плёнке. И рукоплещет толпа, во главе с критиками, посредственностям потому, что их творчество понятно и видно толпе. А приходит время и люди вдруг прозревают и видят огромный талант творца, на могиле которого грустная эпитафия: «Ещё не известный, но уже покойный…».
Отрывок из реп. № 12 романа «Пятая печать»
***
Вот, Катя, рассказ моего героя по кликухе Седой. Это рассказ о таланте и судьбах нескольких талантливых творцов. Для талантливых людей все времена трудные. Паганини говорил: «Талантливых не любят, а гениев ненавидят». А ему-то было это виднее… Но ныне – талантливым особенно трудно. Исчезло искусство и его поклонники. Мир заполонила примитивная похабель ТВ. Я верю, что изобретатели телевидения, как и все работники этой мерзкой конторы, когда-нибудь будут прокляты человечеством, лишившимся искусства. Верю, что люди, когда-нибудь прозрев, уничтожат «ящики», покинут диваны и в красивых одеждах наполнят великолепные концертные и театральные залы. Но пока что они, превратившись в скотов, орут возле «ящика» в унисон с кошачьими голосами шоу поп. Страшные времена грядут для талантов. Желаю Вам, Катенька, счастья остаться доброй, весёлой и талантливой даже в эпоху всеобщего одичания от ТВ. Вы ещё юная. Надейтесь, пройдёт этот морок, -- возродятся таланты и их поклонники!

Конец ответа на вопрос № 9. Автор.

------------------------------------------------------------
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.
ПИШИТЕ ВАШИ ВОПРОСЫ В РЕЦЕНЗИЯХ К ЭТОМУ ВОПРОСНИКУ!
Отвечу на любые вопросы, кроме провокационных и в грубой форме. Такие вопросы стираю. И если это Вас не затруднит, сообщите вместе с вопросом Ваше образование. Это интересно автору и его ответ Вам будет более конкретен.
С искренним уважением и симпатией. Автор.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 11
© 02.11.2018 Александр Войлошников
Свидетельство о публикации: izba-2018-2403747

Метки: История, Войлошников, Талант, Огонёк, Вопросы и ответы,
Рубрика произведения: Разное -> Публицистика











1