ПЯТАЯ ПЕЧАТЬ. ИСТОРИЧЕСКИЙ РОМАН В РЕПОРТАЖАХ. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ЭПИЛОГ – окончание пролога


ДВАДЦАТЬ ЛЕТ СПУСТЯ ПОСЛЕ ВОЙНЫ.

Время – 4 июля 1965 г.
Возраст – 38 лет.
Место – река Агидель.

«Да! Непредсказуемо будущее России!
Но!! Ещё более непредсказуемо её прошлое!»
(Уроки истории)

Я плачу, я слёз не стыжусь и не прячу,
Хотя от стыда за страну свою плачу.
(Г. Плисецкий).


Глава 1. ДОЖДЬ.

Просыпался долго, неохотно. Если б не такой настырный будильник, как мочевой пузырь, – не стал бы просыпаться: по крыше палатки сонно, монотонно барабанит моросящий дождик. Всё проспал бы я лето, но нет в спальном мешке туалета! Похолодало, моросит, значит, циклон и надолго. От такой мысли настроение – ооп! – выпадает в осадок. Не только я не в духе, судя по чертыханиям Жоры, которыми сопровождются его общение с костром, не желающем гореть под дождём.

Сегодня дежурят Жора и Света. У костра Жора мокнет один, -- экономит супругу. Не дожидаясь моего пробуждения, Эля учесала в гости к Свете. Обе они могут пережить длительное молчание только во сне. Конечно, если снятся сны с разговорами. Судя по приглушенным спальниками голосам, все проснулись и предаются блаженной утренней неге, как люди, плюющие на глупый предрассудок: умываться по утрам, -- тогда, когда умываться хочется меньше всего.

Стоя за кустиком я, без отрыва от неотложного дела, которое выковырнуло меня из спальника, созерцаю окружающий печальный пейзаж. Над свинцово угрюмой рекой в промозглом безветрии стоят, зацепившись за низко висящие тучи, причудливые столбы тяжелого густо-серого тумана. А из туч моросит, будто б дождик висит между небом и землёй мокрой, серой кисеёй. Зябко маленьким дождинкам капать в холод земляной и цепляясь за листочки, и сливаясь капля с каплей, они падают на землю, крупной горькою слезой…
Давно заметил медицинский факт: при освобождении мочевого пузыря появляется позыв на стихи. Не спроста Парацельс написал, что душу в мочевом пузыре отыскал! Значит, должна быть и обратная связь, -- мочегонные стихи! Писал же кто-то: «Меня тошнит стихами!» Медики говорят: «действие каждого средства индивидуально». Вот Лев Толстой музу стихотворчества на дух не принимал! Идиосинкразию на стихи имел… «глупой словесной акробатикой» называл. И Пушкина принципиально не читал.
Действительно, если есть человеку, что сказать, -- зачем мучить слово, втискивая его в прокрустово ложе меж размером и рифмой? А… песня?! «От песенок Беранже трясутся троны, качаются церкви»!! Песня – это сила! Есть и у нас безымянные Беранже! – и я вспоминаю частушку от которой скукожилась барабанно помпезная советская поэзия безыменских, светловых и, иже с ними, холуёв.
Сверху молот, снизу серп, --
Это наш советский герб!
Хочешь жни, а хочешь куй,
Всё одно – получишь х…!
Подхожу к обрыву. Вижу, там, где была голубая весёлая речка, мчится мутный пенистый поток в круговерти которого исчезли и уютный галечный пляж, облюбованный нами вчера для высадки, и травянистый пойменный лужок, на котором мы чуть-чуть не поставили палатки. Погрузилась под воду часть склона к поляне, на которую затаскивались мы вчера, преодолевая две силы: притяжения земли и женского тяготения к речке, -- подальше от леса.
В глинисто-мутных водоворотах, закручивающих пену близкого переката, кружатся ветки, брёвна, а то и целые деревья, смытые бурной рекой. А с переката доносится уже не сонное ласковое журчание, а злобный рёв большой воды, одуревшей от половодного могущества.
С трудом вчера настоял я на том, чтобы ставить палатки на высокой поляне, хотя таскать сюда байдарки и шмотки далековато. Но когда обнаружили на поляне хрустально чистый родничёк с очень вкусной водой, -- спор прекратился. А остановись бы мы на ночлег внизу, на пойменном берегу с пляжиком, который так очаровал женщин?… а ночью, когда река стала подниматься… а во тьме кромешной, при вспышках молний… эх, как шустро сигали бы мы туда-сюда и обратно по крутому скользкому склону, подхлёстываемые проливным дождём!... И видочек был бы – пиши с натуры «Последний день Помпеи»! В такое приключение я попадал и имею по такому сюжету опыт самый ценный, -- горький.
Наши палатки, провисшие от тяжести намокшей парусины, на растянутых порывами ветра растяжках, печально нахохлившись, стоят над высоким берегом реки, навевая меланхолию, как картина «Над вечным покоем». Грустная, тихая левитановская безнадёга… И, быть может, любоваться таким «покоем», на фоне низких, тяжелых туч, предстоит, если не вечно, то долго… по срокам моего мотыльково краткого инженерного отпуска на двадцать четыре рабочих… плюс пять дней отгула и четыре за дежурства в дружине, а ещё выходные…
Ништяк! «Тише едешь – морда шире!», говорят бродяги. «Чем жопы ширше, тем сплочённее армейские ряды!», ностальгируя по довоенным могучим телесатым красноармейцам, вздыхал старшина в учебке, созерцая наши зыбкие силуэты в бриджах, наполненных прохладным ветерком, а не могучим армейским духом.
Ништяк. Путешествие начинается. Мы потерпим, подождём, проживём и под дождём. Полазим по пещерам, вблизи Каповой. Быть может, и там есть наскальные рисунки, которые, дополнят и прояснят очень уж абстрактные рисунки Шульган-Таша!? Наговоримся, отъедимся, отоспимся… под шум дождя так сладко спится! «От сна ещё никто не умирал», успокаивает четырнадцатая заповедь.
Сбросив с плеч сырую штормовку, с довольным кряхтением залезаю в тёплый сухой спальник, заполненный сонным уютом. Но, во время нежного слипания моего сознания, сиреч души, со сновидениями настоящими, будущими, прошлыми и пришлыми, которые, нетерпеливо толкаясь, попёрли гамузом из духа в душу, -- вот в эту дивную минуту Жора начинает стучать по алюминиевой сковородке, оповещая животный мир, в радиусе до километра, о том, что завтрак готов. Создаёт он нам рефлекс на бряканье, как у слюнявой собаки Павлова.

Глава 2. ЗАВТРАК.
Завтрак, изобретённый Жорой, потрясно необычен и нуждается в рекламе, как всё сомнительное. Утром Света, зная о пристрастии бродяг к килокалориям, порывалась, было, сварить ведёрочко гречневой каши с тушонкой, но Жора пресёк её благородную инициативу, заявив, что сегодня завтрак будет готовить сам. И – ша! Тогда обиженная Света забралась в спальный мешок, и оттуда обозвала Жору гастрономическим извращенцем.
А потом, с интонациями Кассандры, предрекла, что когда, после завтрака, Жору отловят и будут бить, она не будет заступаться и объяснять, что из-за трудного детства у Жоры недостаток витаминов для соображалки. А пока что, разнося завтрак по палаткам, Жора фонтанирует рекламой похожей на ультиматум или эдикт монарха:
-- Говорил же древний балагур по кликухе Эпикур: «Либо спать, либо жрать, вредно это совмещать!» Завтрак называется: «Кофе в постели!» В постель кофе наливать будете сами! Ничто так не бодрит, как горячий кофе в постели, опрокинутый на голое пузо! Готовьте кружки!! Бразильский кофе с вологодской сгущёнкой! Эклектическая экзотика, из лучших домов ПарижА, ЛондОна и… «о-о, Рио, Рио! Рокот прилива!…»
И под бодрую рекламу, на поляне величайшего континента, который здесь не скукоженная Евроазия, а сочная, пышная Азиопа, разливается экзотический аромат припортовых кофеен Рио де Жанейро – такой ядрёный ароматище, что комары слюнками истекают! Интересно, почему в городах, где людей вдоволь, комары не живут? Здоровье берегут!? Городские люди с пестицидами: не кровь, а химия…
-- Бе са ме-е-е… бе са ме му-уча-а!…-- распевает Жора, создавая беспечное латиноамериканское настроение, необходимое при таком легкомысленном питании, как кофе с печеньем. Заглушая запахи реки, травы и дождя, кофейный аромат напоминает о том, что где-то есть страны без моросящих дождей… страны, где от тёплого бриза лениво качаются громадные листья бананов и кокосовых пальм, а лазурные волны океана выплёскивают на белый ракушечный песок радостные солнечные зайчики... А у нас – что-о-о??... Под затяжным моросящим дождём – мокрые кусты малины, а в кустах следы: свежий помёт и, шире моей ладони, когтистые отпечатки лап деликатного нашего соседа по поляне – медведя, на жилплощадку которого мы вчера вломились, в его столовой поселились и давай тут гадить со страшной силой, прямо на малиновой поляне! Из-за соседства с медведем, наши женщины гуляют в кусты организованно: всем женским коллективом. А Света шепотом рассказала Эле про ночное приключение:
-- Вышла ночью попИсать, а за кустом… ка-ак зашебуршит! Я про медведя вспомнила! – сразу, заодно, и покакала! Чтобы у медведя аппетит пропал…
Так как это было рассказано по женскому секрету, то Эля тут же сообщила об этом мне, чтобы предостеречь меня от такого же приключения. А для бразильеро всё то, что у нас, – разве не экзотика? И быстрая река, вьющаяся среди живописных скал, похожих на башни сказочных крепостей… и входы в башни, прямо от реки, уводящие в таинственные подземные миры пещер, где узкие ходы и вертикальные лазы «шкуродёров» ведут в великолепные гроты подземных дворцов… и стремительные перекаты на реке, под которыми стоят флегматичные кроткие хариусы… и глубокие омуты, на дне которых затаились могучие, непокорные таймени… и торжественный сосновый бор, в котором, как в храме, шапку хочется снять… а по буреломам и гарям такие заросли спелой малины – не продерёшься! А грибов-то, грибов!! – коврами белые грибы так и стелятся!
Всё это с детства привычно и обычно, хотя и прелестно, но всем известно и не интересно. А если бы поменять уральских комариков на бразильских москитов! Но бдительно сторожит соввласть своих подданных, чтобы не разбежались! Если и выпустят туриста за железный занавес, то до седьмого колена просвеченного, как стёклышко, заинструктированного до потери сознательности, запуганного до чеканутости и, ещё, чтобы в залог дома всю семью оставил! И будет совтурист, испуганно шарахаться от всех загранжителей и, с выпученными от страха глазами, уныло маршировать в угрюмом совтуристском строю по страшной загранице, населённой сплошь коварными агентами ЦРУ, чувствуя нацеленное в затылок бдительное око гебиста, конвоирующего группу в незабвенных традициях вологодского конвоя: «шаг вправо, шаг влево – побег! Прыжок – попытка улететь за бугор!»

Глава 3. ВИЗИТ ВИТИ
После завтрака наши очаровательно не худенькие женщины запрессовываются в двойной спальник в «Кают компании», как называем мы Жорину, более просторную палатку. Сидя у дамских ножек, Жора поёт драматическим баритоном, аккомпонируя на гитаре, а спрессованные дамы грустно подпевают из спальника: Солнца не бу-удет, жди, не жди, –Третью неде-елю льют дожди…
Песня – традиционна: ею начинаются затяжные Жорины концерты, посвящённые ненастьям. А куда они спровадили Виктора? Грибы и рыбалка сегодня бесперспективны, разве – за малиной?... Дело в том, что Витя любит петь в хоре. Но, как только он начинает петь звучным лирическим баском, то любой могучий хор, даже хор Пятницкого в крепком подпитии, тут же обескураженно умолкнет, потому что Витя безошибочно находит ту, неповторимую, трагическую тональность, при которой всем слышно, как красиво поёт только он, а остальные фальшиво и жалобно подвывают, как стая бездомных псов. И все, кто знаком с Витиным могучим вокальным даром, прежде чем запеть, убеждаются, что Витин красивый, сильный бас находится на безопасном расстоянии.
Я тоже люблю петь. И охотно бы присоединился к квартету под управлением Жоры, превратив его в квинтет, уменьшив своим драматическим баритончиком острый дефицит мужских голосов, но… от горячего кофе, или от мокрой погоды, глаза закрываются и я погружаюсь в тёплые грёзы спального мешка, наполненного по верхнюю клеванту сновидениями… и сколько их затаилось там, в глубине спальника, ещё не приснившихся снов?…
В тот блаженный миг, когда первая грёза робко выползает из подкорки, протискиваясь, как через шкуродёр, в круто закрученную мозговую извилину, по ногам моим прокатывается что-то столь тяжеловесное, что спросонок я грешу на асфальтовый каток и нервно вскрикиваю: такие чугуннолитейные грёзы не для моей очень нервной системы!
-- Извини, Саша, -- бормочет Виктор, заползая в палатку с грацией дождевого червяка, чтобы не задевать мокрую крышу палатки. Завершает своё сокрушительно пульсирующее движение внутри палатки Витя тем, что отдавливает одно из моих рёбер и размалывает в порошок своим крупногабаритным организмом печенье, оставшееся от завтрака.
-- Саш, вчера коснулся ты оч-чень, оч-чень интересной темочки: о мировоззрении довоенном и военном. Действительно, каждое поколение носит в себе своё время и объективно…
-- О-ой, Вить, потом-м-м… -- издаю я жалобный стон, -- вздремнуть хочу… вчера, после разговора, долго не спал… вспоминал… да! А не было ли на фотографиях власовцев приметного лица со шрамом на лбу и рассечённой бровью? А?
-- Бы… было! – удивляется Виктор, -- было такое лицо! Только не на параде. Там крупным планом попали в объектив человек двадцать… а «лицо со шрамом», ну, и определеньице по Конан Дойлю! -- оно на другой фотографии… Ага!… тебе уже не до сна!? Тогда, давай по порядочку… Ты заметил, что стОит на серьёзе заинтересоваться чем-то и провидение тут же подбрасывает нужную информацию? Иногда её предчувствуешь, о ней думаешь, и – вот она! -- тут, как тут! В тот день обедал я в кафе с чешским коллегой, который, как и я, «искал жемчужные зёрна» в куче архивного навоза. Звали его Карел. Пражанин. Окончил исторический, хорошо говорил по-русски. Под впечатлением от фотографий, заговорил я о власовцах. Оказывается, Карел в детстве жил в Раковнике и был знаком с власовцами, а его старшая сестра даже венчалась с унтер-офицером власовской армии! И пригласил меня Карел к своей старшей сестре Боженке, которая жила в Праге с двадцатилетним сыном. Не долго длилось замужество Боженки, -- время было такое, -- но остался сын, и дала Боженка сыну оч-чень, оч-чень русское имя в честь мужа, которого боготворила и осталась верна ему на всю оставшуюся жизнь...
Умолкнув в этом трогательном месте повествования, Виктор заёрзал, что-то выковыривая из себя, не то – лишнее ребро, не то… Я хочу спросить, как назвала Боженка сына, но тут же забываю, увидев, что Виктор извлекает из-под себя… мою любимую алюминиевую кружку! – расплющенную так, будто бы по ней проехал груженый самосвал!! Распрямив кружку пальцами, Виктор невозмутимо продолжает:
-- Судя по тому, как Боженка обрадовалась приходу Карела, видно было, что встречаются они не часто. Заверив нас, что сын её скоро вернётся с работы и мы поговорим за рюмочкой «палинки» (чешской водки). Боженка захлопотала на кухне, спеша что-то приготовить, а нам дала, чтобы не скучали, семейный альбом. По русски Боженка говорила с трудом, помогая жестами. Зато, по её словам, сын её говорит по-русски хорошо и разговаривать с ним будет легко. По просьбе Карела, миловидная, полненькая, Боженка, по девичьи зардевшись, достала из комода свадебную фотографию в простецкой деревянной рамочке.
Видно было, что фотографию берегли и от света, и от посторонних нескромных глаз. А держали в руках её часто: лак на рамочке от рук стёрся. Фотография поглотила всё моё внимание, и пока милая хозяюшка хлопотала на кухне, я внимательно разглядывал фотографию, стараясь не пропустить ни одной детали. Потому, что там было запечатлено подлинное мгновение Её Величества Истории без ретуши и политики.
В центре фотографии был свадебный стол, на котором царило буйное обилие деликатесов из одинаковых армейских пайков, а вся мужская половина гостей за столом была в форме РОА. Во главе стола стояли, обнявшись, очень красивые, совсем юные жених и невеста. И хотя с тех пор прошло два десятка лет, я сразу узнал в невесте нежную, застенчивую Боженку в белом платице, которое в талии было ей уже тесноватым. А по сторонам от молодых стояли дрУжки с полотенцами и по гусарски лихо поднимали стаканы с мутноватой палинкой. И у того дружки, который справа от жениха стоял, лоб был рассечён шрамом…
-- Какая бровь? – спрашиваю я и замираю в ожидании ответа.
-- Вот эта. С этой стороны… справа… со стороны стакана. Я на шрам внимание обратил: думал -- повоевал парнишка. Не высокий, но в плечах широкий… коренастый.
-- Точно… Мотор! – шепчу я, потому что голос перехватило. А Виктор продолжает:
-- Другой дружка долговязый, высокий. А лицо… просте-ецкое и удивительно доброе. Курносое и улыбчивое. И на фото улыбка у него – шире комнаты!
-- Это же Америка!! – восклицаю я, догадавшись по описанию улыбки.
-- Почему – Америка? Это в Чехии…
-- Кликуха – Америка! Кореш Мотора!...
-- Мотора? от чего? – ещё глубже залезает в непонятку Виктор.
-- Да кликухи это! Потом объясню! Ты рассказывай! Кто ещё на фото??
-- Много… молодых, красивых, весёлых… Жених приметный… из эмигрантов… княжеский отпрыск… лицо аристократа… у нас в России за такие благородные лица к стенке ставили, пока свиномордая гебня русскую породу напрочь не извела, наплодив свинорылых потомков! Нос у жениха прямой, тонкий, волосы вьющиеся, глаза большие – взгляд открытый, брови – вразлёт… и нашивки унтера… так что – не из советских – заграничный отпрыск княжеский.
-- Не княжеский отпрыск, а Князь! Вещий Олег! Кликуха -- Князь... или -- Вещий…
-- Ну и клички у вас… с фантазией. А у тебя какая?
-- Граф… а ещё Монтекриста!
-- Ну и ну!… Да! Вспомнил! А жених-то, действительно, – Олег!! Боженка сына Олегом назвала в честь отца!!!... Ну, дела-а… Мне об этом Карел сказал, когда я удивился, что имя сына Боженки редкое даже в России, а не то, что в Чехословакии!
-- Вот теперь-то – всё сошлось… весь пасьянс вышел! -- шепчу я с перехваченным от волнения горлом.
-- Ты что, Саш… был там? – ТАМ!!? – почему-то шепотом кричит Виктор.
-- Смотря где – там… я был в спецдетдоме для детей социально опасных… пацаном антисоветским! А воевал в армии вполне советской. Это, как у Достоевского: у него герои долго и нудно думают умные мысли, а потом поступают наоборот. Этим жизнь отличается от советской литературы, где у персонажей нет сомнений, как у автоматов по продаже сосисок: спустил двугривенный – дзынь! – на! -- горячая сосиска без гарнира и вариантов! Если бы я знал… но что можно было знать и предполагать, в «Странной войне», в которой бежавшие из лагеря, матёрые контрики создавали партизанские отряды против немцев, а коммунисты и гебня верой и правдой служили фашистам!? Вещий Олег, Мотор и Америка поступали по тем убеждениям, которые в них вколотила гебуха. А я – наоборот.
Хотя случай был – подправить ход биографии… Ведь каждая судьба многовариантна. Если б не туда пошел, не то сказал… Не смотрю я кисло на судьбу свою, но хочется… так хочется! -- прожить и другие варианты моей же собственной судьбы! Под конец войны хотел я дезертировать, чтобы остаться за бугром. Однажды чуть не примкнул к весёлой компании… уехал бы с ней в Аргентину… стал мачо, -- пас бы коров и звали бы меня Дон Иоганн Мигуэль Базиль Юлиа де Сандро! Да одно такое имячко собранное из имён моих предков, -- дорогого стоит! А плюс жена – горячая метисочка и мои потомки русско-аргентинских кровей бурятско-испано-индейской породы! Эх, мечты! И почему все люди на планете живут, как люди, а мы навсегда обречены копошиться в советском дерьме?
-- Саш! Знаешь анекдот: «маленький червячёк спрашивает папочку: почему другие червяки живут во фруктах, а мы – в дерьме? А потому, сынок, что мы любим Родину!»
-- Вить! Я потом расскажу про Князя, Мотора, Америку – это та-акие парни!! Где они?
-- Увы… Судьба полка, -- одна из трагедий того, по-скотски, позорного времени… когда советский раб радовался победе над Германией.
Виктор рассказывает обстоятельно и несколько занудливо, как лекцию читает:
-- Весной сорок пятого было в Праге чешское подполье, имевшее связь с союзниками и с советской армией. Это подполье, возглавляемое чешскими патриотами, было так же нужно НКВД, как чирей на заднице. Ведь Лубянка уже выкормила правительство для Чехословакии, которое чавкало из ладошки Берии, облизывая ему не только ладошку. Гебня решила осчастливить чехов варшавским вариантом уничтожения подполья руками немцев. Для этого надо было вывести чешское подполье из подполья (каламбурчик!) по варшавскому варианту, который был примитивен, как топор, но так же безотказен: спровоцировать восстание, наобещав патриотам поддержку десантом, прорывом танковой армии и так далее, а когда восстание начнётся, то притвориться глухими и дать возможность немцам спокойно сделать грязную, кровавую работу по ликвидации подполья.
В Варшаве такой вариант получился – блеск! Сигнал к началу восстания передала из Москвы польская радиостанция имени Костюшко условными словами: «Поляк! Подай руку Красной Армии!». И…
Два месяца восставшие варшавяне, большой кровью, удерживали мосты через Вислу для переправы Красной армии, но она начала переправу через Вислу ТОЛЬКО после того, как немцы, расправившись с польскими патриотами, взорвали последний мост. И тогда русской крови в Висле было больше, чем воды!
А до этого в Варшаву можно было маршировать по широким мостам, совсем без потерь. Вся Варшава была в руках восставших и ни одного немца в Варшаве не было! Первые две недели немцы даже не пытались вернуть Варшаву, полагая, что она давно занята советской армией.
Два месяца американцы просили у Сталина разрешение на использование аэродрома в Варшаве для высадки десанта, чтобы спасти варшавян, но Сталин резко ответил, что будет сбивать все самолёты, приближающиеся к Варшаве. И Рузвельт перестал настаивать. Ему было наплевать и на поляков, а тем более, на предстоящие дурные потери советской армии. Это было ему до фени, как и Сталину. «В России народу – что песка, -- не вычерпать», -- писал Горький. И эта концепция лежала в стратегии «Странной войны».
Тогда немцы, осторожно, опасаясь подвоха, снова заняли Варшаву и методично, не спеша стали уничтожать восставших варшавян. Спешить немцам было некуда, они уже понимали подлость Красной Армии. Знали, что русские, не допустят помощь американцев и терпеливо подождут, пока не будет уничтожен последний восставший поляк. Но не всех участников восстания смогли уничтожить немцы. Некоторым полякам удалось спрятаться. Но есть на то смерш и советская гебня. Тех повстанцев, которые остались в живых, расстреливали «освободители» Варшавы, которые получали за это ордена и медали «За освобождение Варшавы». Это самая позорная медаль, медаль для палачей из НКВД и смерша.
Этой блестящей операцией по уничтожению поляков руками немцев и НКВД руководил представитель ставки маршал Жуков! Чтобы заполучить такое доверие Сталина, Жуков предал Берии всех своих соратников. Что стоило этому нелюдю отправить на тот свет ещё миллиончик дурных ванек ради того, чтобы уничтожить сотню тысяч янеков. Зато, навсегда заполучить для России самого злейшего врага – Польшу!? И знаешь, Саша, когда я вспоминаю про Катынь и Варшаву, мне оч-чень, оч-чень стыдно, что я – русский! От имени «братской Польши» так и хочется лягнуть себя под зад за это! Стыдно быть русским после позорной «Неизвестной войны»!! Невозможно, чтобы поляки простили русских. Я не верующий, но знаю: не допустит Бог, или рок, чтобы поляк побратался с русским палачом! Слишком велико у поляков чувство омерзения к русским подлым рабам!
В Праге гебуха применила испытанный варшавский вариант. Подбросила подполью дезинформацию о том, что немцы хотят уничтожить исторический центр Праги «Старо Място» и «Карлов мост» (будто бы немцам больше делать нечего!). А потом осталось только назначить дату восстания. И первого мая на улицах Праги выросли баррикады. Началось Пражское восстание. Но тут же чехи поняли, что Советская Армия предала их, оставив тет-а-тет с эсесовской дивизией, командиры которой с недоумением разглядывали баррикады, которые могли бы защитить горожан от конных рыцарей, но не от самоходок, выведенных на прямую наводку.
Отчаянный призыв по радио, с которым обратились обманутые чехи ко всему миру, был прощанием с этим миром, а не призывом о помощи – спасать обманутых чехов было некому: союзники были далеко, а те, кто возглавлял Советскую Армию, включив рации на приём, хохотали, слушая мольбы о помощи обречённого чешского подполья. Капкан для доверчивых чехов сработал, теперь дело было за немцами: педантично, по графику, с перерывами на обед, добивать и добивать пойманных в советский капкан, беспомощных чехов, сдуру вылезших на экзотические баррикады.
И вдруг!... в историю вмешалось чудо, не предусмотренное советскими генералами. Призыв восставших пражан был услышан в штабе Первой дивизии РОА, которой командовал генерал Буняченко… ты, Саша, запомни: Сергей Кузьмич Бу-ня-чен-ко! Как историк, предполагаю я, что через пару десятков лет проклянут Жукова и с облегчением забудут русские люди позорные имена современных генералов и маршалов, на совести которых кровь миллионов русских людей, смешанная с дерьмом подлой сталинской политики, но никогда не забудут чехи светлое имя власовского генерала Буняченко, которым будет гордиться всё человечество! Буняченко -- не из тех холуёв, которых Сталин увешивал золотыми и алмазными звёздами за угодливость. Потому-то был он генералом не Советской армии, а Власовской!
Зная об антифашистских настроениях личного состава дивизии, Буняченко принял дерзкое решение: силами одной своей дивизии вступить в Прагу и спасти чешских патриотов. Штаб дивизии Буняченко находился километрах в двадцати от Праги в городке Кладно, а полки, в том числе и полк в Раковнике, были расквартированы неподалёку. Двадцать километров для пехоты – разминочка, и на рассвете власовская дивизия, с ходу сокрушив оборонительные рубежи немцев на западе Праги, вступила в город и сходу начала уличные бои.
По описанию очевидцев, такому сражению, которое было в Праге, не было равных. Сражались не дилетанты тотальной мобилизации. Насмерть сошлись виртуозы войны! Дивизия Буняченко, укомплектованная из молодых русских парней, прошедших огни, воды и сталинские лагеря, насмерть схватилась с отборной дивизией из кадровых эсэсовцев, прошедших великолепную немецкую выучку. А кроме выучки, имели немцы доты в парках и пулемётные гнёзда на перекрестках. И, всё-таки, победил боевой дух власовцев, сплавленный из ненависти, удали и лихого русского «авось»!
В первую очередь власовцы захватили немецкие оружейные арсеналы в Праге и раздали оружие повстанцам, рассчитывая на их активную поддержку. Но, к удивлению власовцев, большинство чехов не умели стрелять! А как они собирались отстаивать свои средневековые баррикады?? Зато чехи были проводниками по чердакам и подземным городским коммуникациям, а, главное, -- расторопными санитарами, организаторами медпунктов, госпиталей, кухонь… Два дня и две ночи не смолкала канонада на улицах Праги. На третье утро осела пыль от взрывов, развеялся дым пожаров. Стихли пулемётные и автоматные очереди – немцы подняли белые флаги. Но дорого обошлась для дивизии Буняченко эта победа: за счёт убитых и получивших тяжелые ранения, состав дивизии сократился на треть.
Разоружив немцев, дивизия Буняченко покинула Прагу, выполняя приказ, полученный от Власова: не вступать в контакт с Советской Армией! Но тяжело раненых пришлось оставить в Праге: на пути к союзникам дивизию Буняченко ждали бои с немцами. Новое правительство Чехословакии, благодарное власовцам за своё спасение, клятвенно заверило Буняченко в том, что они жизней своих не пожалеют, но сберегут раненых русских! Наивные чехи думали, что теперь они хозяева в Праге. Да, чехи отдали свои жизни… но раненых власовцев не спасли.
Командиры РОА, лучше чехов знавшие трусливое скудоумие и подлость командования Советской Армии и зависимость их от гебни и смерша. И не были они уверены в том, что чехи останутся хозяевами в Праге, как и в своей стране. Но надеялись на то, что ранения, полученные солдатами РОА при освобождении Праги, будут достаточным основанием для их помилования. Ведь есть же такой закон для штрафных батальонов! Да и другого выхода не было ни у Буняченко, ни у чехов. Не могли тогда предполагать ни чехи, ни власовцы то, что освобождение ими Праги усугубило их вину перед Берией и Сталиным, планы которых они сорвали, не позволив немцам уничтожить чешское подполье и активных пражан, способных отстаивать свободу Чехословакии! Осыпаемые цветами и поцелуями чехов, покидали Прагу солдаты РОА, с тяжестью на душе оставляя раненых друзей.
***

Сметя на пути немецкую оборону на западных подступах к Праге, дивизия Буняченко вышла на контакт с американской армией. Дотошно обговорив с американцами условия сдачи в плен, дивизия Буняченко разоружилась. Каждый из полков дивизии был размещён союзниками в отдельном лагере. Американцы, рассыпаясь в благодарности за то, что русские парни «таскали каштаны из огня», расчистив им путь в Прагу и сохранив жизни тысячам американских солдат, уже составляли списки о награждении всего личного состава дивизии Буняченко американскими наградами. А командование РОА настойчиво просило американское командование только об одном: ускорить передислокацию 1-й дивизии РОА во Францию, а лучше в Англию, -- подальше от Советской зоны. И американское командование клятвенно обещало: все власовцы из этой дивизии будут отправлены в США и получат гражданство в самой демократической стране! Дело за маленькими формальностями. Ещё бы! Какая страна откажется пополнить своё население миллионом красивых, храбрых, умных парней, так контрастно отличающихся от угрюмых, запуганных рабов советской армии, с обречённо потухшими глазами. Тех, кто был способен безропотно умирать ради того, чтобы ценою двадцати миллионов жизней отстоять сталинское рабство!

Хотя, из-за Буняченко, Колесо Истории покатилось по колее не предусмотренной Сталиным, но Монетный Двор продолжал выполнять сталинский заказ и из под штампа, радостно позвякивая: дзинь-дзинь-дзинь! – выскакивали сверкающие, как золото, бронзовые медали: «За освобождение Праги». А кому их вручать?? Но и тут непоколебимая жестокость Сталина оказалась способной повернуть Колесо Истории вспять, вернув его в сталинскую колею!

***

В восточной Германии, оккупированной Советской армией, были лагеря для военнопленных французов, англичан, американцев. При немцах все военнопленные регулярно получали посылки через Красный Крест и жили сносно, в отличие от лагерей, где содержались русские, потому что Сталин грубо отказался от услуг Красного Креста, заявив, что все русские военнопленные – предатели и должны быть уничтожены. То есть, идея уничтожения русских пленных в лагерях исходила не от немцев, а от Сталина. Сталин санкционировал уничтожение и своего родного сына, Якова, попавшего в плен!

После оккупации Советской армией Восточной Германии, военнопленные союзники лишились посылок и переписки. Их перевели на советскую лагерную баланду, которая была не лучше баланды в немецких лагерях для русских пленных. Ужесточили режим содержания: «вологодский конвой стрелял без предупреждения и без промаха!» -- в этом убедились взбунтовавшиеся американцы. Пулемётными очередями с вышек их загнали в бараки, заперли там и перестали давать еду и воду. Потом предупредили: если не будут выданы зачинщики, бараки обольют бензином и сожгут. По сжиганию людей заживо гебуха имела опыт, полученный в Белоруссии. Американцы знали это и, когда барак облили бензином, они выдали зачинщиков, которые тут же, были расстреляны. Убедившись в том, что сталинский порядок – это не гитлеровский слюняво гуманный орднунг, пленные союзнички поджали копчики.

Раз в неделю разрешали общение военнопленных с врачами, которые оказывали помощь больным и отмечали общее ухудшение здоровья от плохого питания. Иногда пускали журналистов, которые трезвонили на весь мир о том, что советские убивают голодом пленных. А Сталин, в это время, ультимативно требовал от Черчилля и Трумена выдачу ВСЕХ, служивших в КОНР, в РОА, в вермахте и казаков, вместе с семьями, где бы они ни жили. А пока союзники не выдадут русских «изменников», американские, английские и французские военнопленные будут содержаться в лагерях, как предатели, сдавшиеся в плен немцам. Так десятки тысяч военнопленных союзников, попавших в лапы Советской Армии, стали заложниками миллионов русских военнопленных, сдавшихся союзникам.

Торговались долго. В глазах людей всего мира этот торг жизнями военнопленных выглядел омерзительно. В столицах всех государств, чуть ли не ежедневно, шли антисоветские демонстрации. Престиж СССР в глазах народов мира стремительно падал до нуля и ниже. Компартии всех стран разбежались. Коммунисты прятались в полиции от бывших друзей, которые жаждали набить им морды, как пособникам Сталина и Гитлера.

Все редакции коммунистических газет были разгромлены уличными толпами. Быть коммунистом было позорнее, чем растлителем малолетних. От коммунистов сбегали жены, отказывались дети, коммунистов увольняли с работы, а друзья скрывали, что когда-то пили пиво с прихвостнями СССР. После долгих раздумий, подключилось к этой травле ФБР, начав знаменитую «охоту на ведьм».

Из антифашистской державы СССР превратился в злобного фашиствующего врага для всех демократических стран мира! Только один африканский диктатор, из людоедского племени, обещал выразить симпатии к СССР, но за это потребовал слишком большую предоплату. О жертвах СССР во второй мировой все забыли, а если вспоминали, то с сожалением: «жаль, что не всех русских Сталин уничтожил!»

Ведь, все знали, что мирное население в России бомбили, расстреливали, сжигали заживо не немцы, а НКВД для стимулирования партизанского движения. Знали и про то, что русские убивали в лагерях военнопленных американцев и англичан!

Всего за два послевоенных месяца Сталин разрушил то, что многие годы создавалось ценой большого труда; проданного за границу хлеба, отобранного у крестьян, умиравших от голода; ценой распродажи сокровищ Эрмитажа и алмазного фонда. Сталин развалил Комминтерн и компартии, подготовленные для мировой революции. И было это только для того, чтобы лично ему, одному, насладиться лютой местью, казнив миллионы самых лучших русских людей! Так же, как в Катыни он бессмысленно уничтожил десятки тысяч польских офицеров только за то, что они были красивыми мужчинами!

Сталин страдал от своего уродства. Это на портретах его рисуют импозантным, а в действительности это сухорукий, со скрюченной рукой, калека, обрюзгший, рябой, злющий, мнительный карлик, мерзко воняющий гнилыми зубами и прокуренной трубкой, которую он не выпускал изо рта, веря в то, что никотин излечивает от зубной боли. Зубы Сталин не лечил, -- он был труслив и патологически боялся боли и хирургических инструментов.

А, главное, Сталин боялся врачей. Он хорошо знал, что при любой хирургической операции, даже при удалении зуба, можно убить пациента, а в этом заинтересованы не только все честные люди всего мира, но и его ближайшие соратники. Он и сам не раз использовал медицину, чтобы избавиться от популярных в народе героев гражданской войны, которых нелепо было объявлять врагами народа.

Постоянно страдая от зубной боли, Сталин, обычно, был мрачен и раздражителен. А ещё больше страдал он от того, что любимая им женщина застрелилась от отвращения к нему, Сталину, от презрения и гадливости при вынужденной близости с этой вонючей, кровожадной мразью. А дочь Светлана, боясь своего отца, садиста, ненавидя его, избегала с ним общения. Страдал Сталин от зависти к мужчинам, которых любили женщины и дети. Поэтому так маниакально преследовал он и старался унизить красивых мужчин, даже тех, кто по-собачьи, как маршал Рокоссовский, были преданы ему.

Ненавидел Сталин дружные семьи и, как мог, разрушал их арестовывая жен своих холуёв. Зато обожал и к себе приближал таких же, как и он, уродов нравственных и физических, вроде Ежова, Берии, Жукова, которые всенародно лизали сталинские сапоги. Сталин чувствовал патологическое наслаждение, до оргазма, запугивая, грубо унижая своих «соратников», членов ЦК и Политбюро, арестовывая их детей, жен, издеваясь над соратниками, над их подлостью и постоянно убеждаясь, что в Кремле, не один он трус, подлец, мерзавец!

***

Не теряя времени, Сталин заполнял Европу новыми советскими войсками. День и ночь на запад шли воинские эшалоны, как в июне сорок первого. Из Европы в Россию шел обратный поток эшелонов с немецким промышленным оборудованием, музейными ценностями и шмотьём, наворованном советскими генералами. Вплоть до б/ушных дамских трусиков! Весь мир знал об эшелонах, с антиквариатом Геринга и картинами из национальных музеев, вывезенных под охраной НКВД из Германии главным российским мародёром – маршалом Жуковым. Жукову всё сходило с рук: его настырная тупость, в сочетании с жестокостью и алчностью, импонировали Великому Вождю.

Изредка приходили из Германии эшелоны с демобилизованными. Обставлялось это шоу торжественно: на встречу сгоняли служащих из учреждений. Видел я кинохронику, её часто повторяют: приходит поезд из Германии и… плакать хочется! – с пенсионерами, стариками, кому уже за шестьдесят и с искалеченными инвалидами. Жалобно улыбаются старики и калеки под бдительным надзором дюжих сотрудников смерша, конвоирующих «возвращение победителей». Выполняя команды режиссёра: «Дубль! Ещё дубль!» -- старательно целуют старики, бывшие ездОвые, работники из хозвзводов, незнакомых женщин, согнанных на встречу поезда под лозунгом: «Мы победили!»…

***

Расчет Сталина оправдался: нежные англоамериканские пленные, от советского харча чахли быстро. Мало кто из них мог держаться стойко и демонстрировать солидарность с русскими пленными. А все люди планеты поняли: после капитуляции фашистской Германии наступил не долгожданный мир, а временное враждебное перемирие. «Холодная война», -- это продолжение Второй мировой войны и «горячая» Третья мировая – не за горами.

Союзникам нужно было, решится на Третью мировую войну, либо предать на мучительную смерть миллионы доверившихся им русских военнопленных, эмигрантов, и их семьи. Предать на мучительную смерть тех, кто двадцать лет тому назад эмигрировал из Советской России! Тех, кто прожил в государствах союзников двадцать лет, воевал в армиях союзников, имел награды французские, английские, американские…

Если бы атомная бомба была сделана пораньше, в мае сорок пятого, то уверен я: печальная известность Хиросимы досталась бы Москве, а весь мир радостно рукоплескал бы этому, потому что для всех честных людей в мире Москва – это средоточие всемирного зла. Даже для нас, русских, «Москва – это раковая опухоль на теле России», которая питается её силами и здоровьем, взамен заражая страну ядовитыми метастазами, карьеризма, коррупции, криминала.

Ведь за годы советской власти Москва втянула в себя со всей России самых мерзких карьеристов и стяжателей! Если бы исчез всероссийский источник этой заразы – Москва – то возродилась бы, больная Москвой, Россия! Но атомной бомбы у Америки ещё не было, а по Европе с бодрыми песнями маршировали советские солдатики и тысячи орудийных жерл советской артиллерии готовы были перемолоть в кирпичный порошок города Европы. И прозорливо щурясь, Сталин покуривал знаменитую трубку, воняющую гнилыми зубами, предвкушая такую месть, от которой содрогнётся весь мир! И минздрав не предупреждал Сталина о вреде курения, опасаясь не за его, а за своё здоровье.
***

Когда события в Праге развернулись не по советскому сценарию, то Советскую Армию, не считаясь с потерями, погнали в наступление на Прагу. Подступы к Праге немцами были хорошо укреплены, поэтому только после девятого мая, когда в Берлине подписали ВТОРУЮ капитуляцию, отрежессированную для сталинского спектакля, то есть, больше, чем через неделю после того, как РОА покинула Прагу, «советские танки героически штурмовали Прагу»! Так написали в лживых советских исторических книгах, посвященных «Странной войне», той войне, о которой ничего не знают советские люди. И никто не не удивляется: а кого героически штурмовали танки уже после второй капитуляции? Никто не знает, что «штурма Праги» Советской армией… не было! Хотя об этом написано в книгах и отчеканено на медалях! Достаточно посмотреть глупую советскую кинохронику, запечатлевшую «штурм Праги»: там на танках, «штурмующих Прагу», сидят кокетливо хохочущие очаровашки-пражаночки в нарядных платицах, с букетами сирени!

В тот весенний день пражане видели в Советской Армии освободителей, а не тех палачей, которые завтра зальют Прагу кровью пражан. В мирной Праге печатались газеты, пражанки прогуливали по улицам ребятишек, показывая им танки, «штурмующие Прагу», а избранное народом законное правительство Чехословакии, доказавшее преданность народу на баррикадах, занималось проблемами коммунальными и продуктовыми.

И никто в эти радостные дни окончания войны не думал о том, что вслед за боевыми парнями, которые смущённо, под локотки, поддерживали нарядных пражаночек, сидящих на танках, в Прагу в автомашинах, закрытых брезентовым верхом, въезжают обособленно хмурые, настороженно молчаливые солдаты дивизии внутренних войск НКВД. С ними въехал в свободную Прагу кровавый сценарий «освобождения Праги», сочинённый Лаврентием Берия.

«Освобождали» Прагу войска НКВД споро, умело, проявив добротную мокрушную выучку палачей, наработанную за двадцать лет в СССР. Правительство Чехословакии было экстренно собрано, загнано в подвал и там расстреляно без суда, с формулировкой: «буржуазное, антинародное, незаконно захватившее власть». Этот «суровый приговор чешского народа» был подписан «народным правительством Чехословакии», сидящем на Лубянке.

Зачем-то, на всякий случай, расстреляли милицию и участников Пражского восстания. Тут НКВД не напрягался для придумывания формулировки – их увезли в лес, где исчезли они по-советски: тихо, бесследно. А потом взялись за власовцев, оставленных в госпиталях и на частных квартирах. Так как вместо чешского правительства командовал в Праге советский комендант, отдавший приказ «о введении в Праге комендантского часа с запретом на стрельбу в городской черте», то с ранеными власовцами расправились без стрельбы.

За годы немецкой оккупации чехи узнали на что способны фашисты. Теперь они могли сравнить корректных немецких оккупантов с кровавыми советскими мясниками спецвойск НКВД и пожалеть об освобождении от немецкой оккупации!

Озверевшие от тройной нормы спирта, профессиональные садисты мокрушники – гебня и смерш, -- с наслаждением разбивали головы раненым молотками, крушили рёбра прикладами, и, по-суворовски лихо протыкали насквозь штыками. А чекисты рационализаторы грузили раненых в грузовики, везли на пустыри и закапывали живыми в воронках и траншеях.

Нас, советских людей, живущих бок о бок с палачами из гебухи, чекистская будничная работа, не колышит. Но для впечатлительных европейцев, которым и фашисты казались жестокими, а газовая камера, изобретённая в СССР, -- кошмаром! -- для них знакомство с методами русских «освободителей» было шоком!

Ошеломлённые мясницким профессионализмом советских спецвойск, медсёстры из чешского медперсонала госпиталей, пытались защитить раненых, жертвуя своими юными жизнями. Беспомощные протесты чехов, против уничтожения раненых, назывались «антинародными выступлениями», потому что наши «сотрудники» действует «от имени советского народа» во всех странах и за пределами СССР…

Волнуясь, Виктор умолкает: от слова «сотрудник» не у одного меня горло перехватывает от ненависти. А гебня среди нас живёт… тот же хлеб едят и в трамваях ездят… а о своей подлой работе молчат. На вечеринке на брудершафт с такой мразью выпьешь… вот, это и страшно, что внешне эти выродки – будто бы, люди! Почему обезьяну считают уродливой? – а на человека похожа!

Помолчав, Виктор продолжает нарочито спокойно:

-- Привезли медали «За Прагу» и вручили их составу войск НКВД… «освободившему» Прагу от её освободителей! Как говорится: «награда нашла героя» -- вторая позорная награда СССР – медаль «За освобождение Праги»!

-- Вить, ты тогда маленьким был, но, быть может, помнишь, какое было отношение к наградам у фронтовиков в войну и после войны? Всю войну с гордостью носили фронтовики награды на рваных, грязных гимнастёрках, в самых не подходящих условиях. Мечтали похвастать наградами на гражданке, помнишь, у Твардовского?

-- Нет, ребята, я не гордый.
Не заглядывая вдаль,
Так скажу: зачем мне орден?
Я согласен на медаль.

Было в войну уважение к наградам! А после войны? Фронтовички, будто сговорились, а, ведь, не то время было, чтобы сговариваться, но! -- все вместе, сняли награды с новеньких двубортных пиджаков с модными «киловатными плечами»! Стыдно стало носить награды, если у тех, кому полагается медаль «За оборону Ташкента», боевых наград больше, чем у тех, кто мечен пулями и осколками под Сталинградом!

А как отличить гебню от фронтовиков?! Я не говорю о тех, кто «воевал» в особистах, смершах, заградотрядах и расстрелял тысячи русских солдат! У тех «иконостасы» -- подстать генеральским! А фронтовику -- какая награда? Жив курилка! – вот, и радуйся. И для того, чтобы отличаться от мерзавцев из гебухи, среди которых раненых не бывает, стали фронтовики носить нашивки за ранения.

Целый год терпели партийные и гебушные подонки этот молчаливый протест фронтовиков, (нашивки вместо наград), а потом… Сталин Указом запретил носить нашивки за ранения!! Менты и дружина задерживали фронтовиков с нашивками и рвали им пиджаки! И я, чтобы учиться в институте, снял свои нашивки…

Во всём мире уважают нашивки за боевые ранения… но нет на свете страны позорнее России!! А как гебня «очищала» улицы от нищих инвалидов? Навалом их кидали в товарные вагоны, запирали и везли туда, откуда и здоровый не выберется. Слышал про остров Валаам? Так вот, туда и близко никого не подпускали, даже родственников инвалидов.

Режим был строже, чем в концлагерях! Никаких передач! Полтора миллиона! демобилизованных инвалидов войны отправили в лагеря! В советские! В РОССИИ ПОКЛОНЯЮТСЯ ПАМЯТНИКАМ ГЕРОЕВ, А ЖИВЫХ ГЕРОЕВ УНИЧТОЖАЮТ!

Опасалась Партия, что фронтовички нос задерут, будто бы воевали они, а не НКВД, Партия и Сталин! Должен знать своё место фронтовичёк и в штанцы пИсать при виде голубой фуражки над свиной мордой, нагло звякающей боевыми медалями! «Я другой такой страны не знаю», где бы фронтовики стыдились наград! Зря угодливый подхалим Кобзон завывает дурацкий вокал: «Фронтовики! наденьте ордена!!»

Не наденут ордена фронтовики, пока сияют боевые награды на грудях «героев» из расстрельных команд смершей и заградотрядов! Не забыла Партия и лагерную вохру, всю войну служившую в Сибири: назвала их участниками войны и выдала им сразу, оптом весь комплект медалей, как фронтовикам!!

А потом, по два-три раза в год, стало наше отечество кого попало отоваривать крупными, бронзовыми медалями, которые штампуют по дурацким поводам, вроде армейских юбилеев. Скоро в армии будут раздавать памятные медали величиной с блюдце и двумя словами: «На память!» Вот эта, парадно сверкающая золотом шелупень, затмила скромные фронтовые медали из неброского серого металла. Так девальвировали в СССР последнюю гордость фронтовиков – боевые награды.

-- А, ведь, это всё, ещё не всё… -- добавляет Виктор, -- Ты что, Саш, не смотришь современные фильмы по которым разгулялся штамп скромного фронтовика, скрывающего свои награды? А сейчас, в разговоре с тобой, я понял: где тут собака зарыта!?... Всё недоумевал: почему, по мнению режиссёров, награды носить на груди не скромно, -- это обижает не воевавших? Оказывается, вот, почему: стыдно быть похожим на гебню, щедро осыпанную боевыми наградами!

-- Ладно, Витя, «разговор на эту тему портит нервную систему». Лучше -- про власовцев… можно ли разыскать кого-нибудь?

-- Карел говорил, что до прихода Советской Армии, некоторых раненых, которые были не в госпиталях, а на квартирах, вывезли в деревни. Там они женились, стали чехами. И заметь! -- ни один чех не выдал их! Ни по пьяне, ни из-за ревности… вот и сравни, Саш, чехов с русскими стукачами доброхотами, которые стучат «по зову сердца»!

Так воспитали нас, советских. С тех-то пор благодарная любовь к русским парням из Русской Освободительной Армии у чехов сочетается с ненавистью к солдатам из Советской Армии, а слово «русский» стало антиподом позорному слову «советский».

Помолчав, Виктор усмехается:

-- А глупость, оказывается, заразна! Чешские коммунисты, по примеру наших партийных недоумков, воздвигли в Праге великолепный памятник своей дремучей глупости: советский танк на пьедестале! И подписали, что он «штурмовал Прагу»! Теперь этот разнесчастный танк служит не только объектом для анекдотов и непристойных рисунков, но и напоминает пражанам об убийстве чешских патриотов, сражавшихся на баррикадах вместе с солдатами РОА.

***

Наша «кают компания», похоже, попала в «ревущие сороковые». Кто-то там из дам, держась за стойку палатки, качается в такт Жориным куплетам из безразмерного цикла на тему: «в Греции всё есть».

И вот, внимает Ойкумена
Советам бомжа Диогена:
Зачем в бутылку лезть,
Раз в Греции всё есть…

-- запевает Жора, а дамский хор из спального мешка, раскачивая палатку, азартно подхватывает:

Даже бочкотара!
Бум – тарам – тарара!
Бум – тарам – тарара!

Не в силах удержать в себе рвущийся на волю вокальный дар, Виктор издаёт могучий стон, в подсинхронном звучании с песней. Я спешу пресечь его вокал:

-- Ви-ить, ты про полк не рассказал…

-- Ладно… -- вздыхает Виктор, как видно, вспомнив о трагических особенностях своего вокального дара. – Я говорил, что полк из Раковника был в Западной зоне, в американском лагере. В конце мая, ночью, лагерь проснулся от громкого лая собак. Шла смена караула: дружелюбных и беспечных американских джи-ай сменяли хмурые, озлобленные, лишенные человеческих чувств и мыслей, солдаты в синих фуражках. Собаки, как и чекисты, натасканные на людей по гулаговской методике, захлёбывались в собачьей истерике.

Союзники согласились на обмен военнопленными, -- предав солдат Русской Армии, нарушив свои клятвы, обязательства и просто, международные законы. Из американского лагеря, под усиленным конвоем с собаками, полк РОА был переведён в другой лагерь, в советской зоне, в Чески Будейвице -- родной городок Бравого Солдата Швейка.

Многие власовцы отнеслись к этому спокойно, рассчитывая отмотать срок и жить на родине, не скитаясь по свету. Все они надеялись, что их подвиг в Праге искупил обвинения в измене. Ведь ни одна из частей РОА не воевала против Советской армии!! Так в чём их вина? В том, что они расколошматили немцев и, спасая чехов, освободили Прагу?!

***

Каждый день власовцев, рота за ротой, уводили из лагеря. Говорили – для отправки в Россию. На станции власовцев запирали в зале ожидания, а потом по одному (будто бы для обыска) уводили в другое помещение, где заклеивали рот, избивали и связывали руки проволокой. С грузовой платформы сбрасывали навалом связанных в кузова грузовиков, накрывали брезентом и везли в лес.

Там уже стояли виселицы: восемь перекладин друг за другом по четыре петли на каждой. Советская методика была чётко отработана: вешали из открытого кузова грузовика, переезжающего под следующую перекладину. Так и висели – по четыре в ряд – повзводно, как на параде, пока грузовики подвозили следующую полуроту...

В лесок, к виселицам, повадились американцы. Демаркационные зоны были, но без четких границ, а потому шастали американцы, где вздумается. Подъезжали на джипах и фотографировали. Конечно, чекисты протестовали, но янки – не советские рабы, у которых, при виде синей фуражки, -- сырость образуется в штанцах. Понимали янки: где закон, где – произвол. И нахально делали то, что не противоречит закону.

А чекисты, привыкшие к трусости русских рабов, сами до поноса пугались тех, кто их не боялся! Пёрли буром беспечные джи-ай, сверкая белозубыми улыбками здоровых мужчин, фамильярно похлопывали гебистов по плечу, угощая жвачкой и сигаретами «Кэмэл». Привыкли они к свободе, не то, что задисциплинированные до идиотизма немцы…

Говорят, в Москве немец, кумекавший по-русски, зашел в магазин, где на дверях была табличка «открыто», а выйти из магазина не мог, потому что с другой стороны таблички написано: «закрыто»! Вот какую шутку сыграла грамотность!

Американские парни были не шибко грамотны, зато, любопытны – сверх всякой меры: хлебом не корми, а дай сфотографировать житьё-бытьё русских дикарей! Это для нас, русских, виселица – обычный атрибут русской культуры! Вся рабская история России смотрится сквозь петлю виселицы! А для американцев это – экзотика! Да в таких, ещё, масштабах: повесить дивизию!! Наверное, сейчас американские фронтовики, показывая гостям эти фотографии, поясняют: «В СССР солдат много наплодили, а война закончилась. Чтобы не кормить солдат в мирное время, расстреляли бы их, да, вот, беда! -- патронов у русских мало! Они же дикари и воюют по инструкции живодёра Суворова, гораздого гнать солдат на крепостные стены, под картечь со штыками наперевес, под дурацкие прибаутки: «Пуля дура, а штык молодец!». Ведь, по мнению американцев: «русские плодятся, как насекомые! Поэтому советский людоед, писатель Горький, и написал: «В России народу, как песка – не вычерпать!» А если американцам рассказать правду про то, что в России происходит, то они с ума сойдут, но ничего не поймут… раз и русские не понимают, не знают и знать не хотят о том, что СССР -- это гигантский театр абсурда в котором двести миллионов притворяшек, глядя на плакаты, изображают идиотские роли строителей коммунизма. Не понимая, что коммунизм можно строить где и когда угодно, только, не при диктатуре! А большинство русских даже не знают, что за «Неизвестную войну» пережили они, которую Берия, с присущим ему юмором, назвал «Отечественной»?! Ты же рассказывал, Саш, про автозаки «Услуги на дому», и душегубки «Комната смеха»! Так и «Отечественная война» -- тот же юмор из той же весёлой конторы!

-- Ви-ить! -- издаю я стон, -- давай про власовцев!…

-- Ладно. Боженка, узнав о том, что полк из Раковника находится в Ческе Косарене (здании чешской тюрьмы в Ческе Будейвице), взяв с собой Карела и канистрочку с международной валютой – палинкой, -- поехала на попутках, надеясь увидеть Олега… а дальше… не всё я знаю. Знаю, что там же Боженка родила семимесячного Олега младшего. Пока Боженка приходила в себя после шока, Карел за палинку выменивал у американских солдат фотографии виселиц с повешенными. Он мне эти фотографии показал. И на фотографиях я узнавал тех, кто был за свадебным столом.

***

-- Таким же образом, наши союзнички передали, а точнее – предали в руки НКВД не только РОА, но и казаков генерала Шкуро, армию Рогожина и весь КОНР генерала Краснова, вместе с ним самим… Даже сотрудники НКВД, которых подлостью не удивишь, были шокированы поступком англичан, передавших в лапы НКВД солдат и офицеров русского происхождения, проживших два десятка лет в Англии, воевавших в английской армии, имевших английское гражданство и английские ордена!!

Своих граждан, героев и боевых друзей предали, вернее, продали англичане! Торговая нация… Только одно оправдывает продажных англичан и американских деляг, если было в их подлости кое-что из мести русским из РОА. Я думаю, не простили они позор разгрома в Арденнах.

-- Вить, а могли встречаться американцы с русскими не только в Арденнах, а раньше… в Нормандии?

-- Встречались. Русские батальоны, охранявшие побережье Нормандии, встретили десант союзников. Были вооружены русские солдаты только стрелковым оружием и пулемётами в ДОТах. Немецкая артиллерия умышленно не поддержала их, по договоренности с американцами. Но встретили власовцы морские и воздушные армады союзников так лихо, что один из американских генералов писал в своих мемуарах: «… казалось, что русские солдаты были не уязвимы для орудий линкоров и гигантских авиабомб «Летающих крепостей…» За точность цитаты не ручаюсь, но суть в том, что сбили русские солдаты спесь с заокеанских вояк. Из-за мужества русских солдат позорно провалился бы у союзников десант, если бы не предательский приказ немецких генералов: не препятствовать десанту! Вся немецкая тяжелая артиллерия в Нормандии, которая знала о предстоящем десанте и могла потопить все американские корабли, сдалась союзникам БЕЗ ЕДИНОГО ВЫСТРЕЛА!!! Дальновидные немецкие генералы, понимая, что война проиграна, сохранили жизни себе и немецким солдатам, подставив русских солдат – власовцев. Им, вооруженным стрелковым оружием, пришлось сражаться с американскими линкорами! Но если через полсотни лет надумают янки отпраздновать юбилей самого большого в истории десанта, то на это мероприятие пригласят и эскимосов, и пигмеев и тех же немцев, но и на дух не подпустят ни одного русского! -- чтобы кондрашка не хватила американских ветеранов, если опять встретят они в Нормандии русских!!

-- Ви-ить… -- взмолился я, теряя терпение, -- опять тебя поволокло не в ту степь! Ты про Олега младшего расскажи! Чем дело кончилось, чем сердце успокоилось?

-- А-а-а… -- горестно крякнул Виктор. – Ничем не кончилось… вернее, кончилось, но ничем. Когда я Олега увидел, -- удивился: вылитый бравый папаша -- власовец! Будто бы шагнул из фотографии, сменив военную форму на цивильную. Олегу отцу тоже было двадцать… очень похож! Но на этом восторги мои закончились. Узнав, что я советский, Олег по-русски объяснил, что в этом доме чтут память о его русском отце, поэтому советскому гостю места за этим столом… ни-ког-да! Сказал он это слово без акцента и на дверь показал, как непонятливым. Такой был интересный разговор…

-- Да-а… И Вещий был с характером… -- комментирую я.

Виктор садится у входа в палатку, закуривает. Стряхнув с колена пепел от сигареты, неожиданно спрашивает:

-- Ты польский кинофильм «Алмаз и пепел» видел? Нет? Жаль… Это фильм о ненависти поляков к русским и к своим коммунякам. Странно, что партчинуши это не поняли, выпуская фильм на экран. И знаешь, что меня беспокоит в Чехословакии?

Вопрос риторический, я молчу.

-- Тетрадь. Толстая… общая… Я её ни разу не видел, а она мне по ночам снится. Об этой тетради узнал я от Карела. В ней Олег отец написал свои воспоминания, размышления. О детстве, юности, лагерях и о власовской армии… о себе и о других. И на внутренней стороне обложки тетради было завещание, адресованное будущему ребёнку. Знал он, что будет ребёнок… и поручал Олег этому ребёнку опубликовать частные записки власовского унтер-офицера тогда, когда не будет коммуняк. Верил Олег, что наступит такое время, только не скоро, а иначе завещал бы это жене своей, Боженке, у которой хранилась эта тетрадь. Писал Олег-отец по-русски, поэтому Карел, хотя и не раз держал тетрадь в руках, прочитал только завещание, написанное по-чешски. А когда Карел освоил русский язык, тетрадью уже завладел подросший Олег-сын, который наотрез отказался дать тетрадь своему дяде за то, что тот, вступил в КПЧ. Объяснял дядя племяннику, что при существующем политическом строе каждый историк обречён на партийность, но…

-- Вить, ты про тетрадь…

-- Да… Олег на курсах овладел русским языком, в чём, конечно, помогло ему желание овладеть наследством мятежного отца. Не случайно я спросил про фильм «Пепел и алмаз». Там чудом уцелевший участник Варшавского восстания мстит… убивает коммунистов… пока не погибает. Безрассудным озлоблением против нас, советских, Олег похож на поляка из того кино. Мы, историки, чувствуем критические моменты в истории государств. И я уверен, в Чехословакии есть достаточно авторитетное в народе антикоммунистическое подполье, где готовятся серьёзные события. И заботит меня не судьба Чехословакии: что будет с этой наивненькой страной -- всё ясно. А то, что когда в Праге начнётся народное восстание, а это – вот-вот, то Олег будет его активным участником. Тревожит меня судьба и Олега, и тетради. Не понимают чехи, советской «дружбы народов». Советский Союз всегда готов помогать «друзьям по соцлагерю», когда об этом его не просят, но, особенно безжалостна эта помощь тогда, когда ей сопротивляются!

Виктор хмыкает и неожиданно спрашивает:

-- Ты знаешь, на какой машине «парни разных народов» за границу ездят?

-- Не-ет… -- теряюсь я от неожиданного вопроса.

-- Французские -- на «Рено», итальянские – на «Фиате», немецкие – на «Фольксвагене», а русские – на «Т-34». Не спроста в Европе русские танки называют «машинами скорой братской помощи»!

Помолчав, Виктор заговорил о тетради:

-- Погибнет тетрадь, если Олега арестуют! Все исторические документы об армии Власова уничтожены, будто бы не было этой армии! И бесценна каждая крупинка информации о власовцах! А в тетради – горячие чувства очевидца, мучительные раздумья участника событий! И каких событий!! Что там события местного значения, вроде напрасных, и очень дурных драчек, как Куликовская или Бородинская драчка, которые не влияли на историю России, тем более мира, да и участников-то было там десятки тысяч… в сравнении с глобальными, общепланетарными событиями в которых участвовали миллионы лучших русских мужчин! Миллионы самых храбрых и честных! В частности, из-за непонимания этих событий во всём мире эту, так называемую, «Отечественную войну», называют «Странной войной», а точнее: «Неизвестной войной», хотя по существу это Вторая Российская Гражданская война, от исхода которой зависела история не только Европы, а всего мира! Если бы не было «Неизвестной войны» – немецкая армия была бы разгромлена в июне сорок первого и сталинский режим восторжествовал во всём мире! Но на пути сталинского плана встал двухмиллионный русский вермахт, миллионная РОА, миллионный КОНР! Не считая миллионов русских людей, служивших в других военных и гражданских образованиях Германии. Это всё теперь засекречено для того, чтобы называть Великую Гражданскую войну Великой Отечественной!

И эта секретность порождает, на первый взгляд, странное мнение американских учебников: «во Второй Мировой Америка победила Россию и Германию»! Но это абсурдно только для нас, из-за нашего невежества, а для американцев – вполне логично. Ведь, кто разгромил американцев в Арденнах? Русские! А с кем сражался американский десант в Нормандии? Да с теми же непредсказуемыми русскими! А кто после войны морил голодом американских и английских военнопленных в концлагерях?? Да те же кровожадные дикари – русские!! Благодаря нашей пропаганде и гебне, через полсотни лет русские люди будут больше знать о войне Белой и Алой розы, чем о Неизвестной войне, в которой погибли десятки миллионов русских людей! И никто не ответит на вопросы менее глобальные, вроде: «А кто освободил Прагу?» Потому что меньше всех знают о Неизвестной войне жители России, которым больше, чем кому-либо, досталось от неё. В этом заслуга продажных советских шлюшек журналюшек. В приватном разговоре Рузвельт сказал комплимент Сталину: «Если бы в Америке были такие журналисты, как Константин Симонов, весь мир знал бы про нашу блестящую победу в Пирл Харборе!» А школы и вузы СССР и поныне плодят миллионы вралей и лицемеров! Такова система воспитания советского человека. И врАли позорные журналюги могучим хором. А дирижировал главный враль России, председатель Союза журналистов, – Константин Симонов! А как наслаждался отрепетированным враньём этого хора Сталин, который и слышать не хотел правду! И, игнорируя факты, Сталин верил только в то враньё, которое сам придумывал!

Вот и беспокоит меня судьба тетради, написанной тогда, когда время ещё не сгладило чувства, которые привели миллионы русских добровольцев в вермахт и во власовскую армию! Выступить с оружием против Родины – это трагедия, даже если в одиночку, как князь Курбский. А тут – миллионы!! Судьба власовской армии – величайшая трагедия в истории человечества! Не было в мире других столь глобальных нравственных трагедий! Трагедий миллионов русских людей, измена которых…

-- Ты что-о! Измена!? Может быть, и предательство!? Окстись, Витя!! – перебиваю я, не дослушав, и от возмущения наполовину выскакиваю из спальника. – А кому измена? Родине? Народу? Партии и НКВД??? Кому они могли изменить, если и Родина, и народ, и Партия, и НКВД… да что там… и комсомол, и профсоюз, и ОСОВИАХИМ с ОСВОДом, и пионеры с пенсионерами… все-все-все!!!... по любому поводу называли чесов и раскулаченных только ВРАГАМИ! Врагами Родины! Врагами народа! Как можно изменять врагам!!?

Вот логическое и юридическое опровержение слов «измена и предательство»! Можно ли изменять врагу!? А теперь, по части нравственной… Все, кто воевал за СССР, были мобилизованы. Не много было в истории этой войны таких придурков, как я, которые отправились на войну добровольно в шестнадцать лет, и не из-за идеи, а из-за дурного настроения, чтобы развлечься и пострелять из пулемёта для разнообразия жизни! А у власовцев это было серьёзно. Их не военкомат мобилизовал, а долг. Большинство из них уже повоевали и, что такое война, знали!

Лживые мозгодуи придумали, что в РОА шли русские военнопленные, из-за голодухи в лагерях! И в кино такую чушь показывают, скрывая то, что во власовскую армию от русских рабочих с заводов Германии было по четыреста заявлений е-же-дне-вно! И отбор в РОА был строжайший, туда лагерных доходяг не брали. Не то, что в Советскую Армию, куда брали умирающих от чахотки, чтобы в тылу на них стрептоцид не тратить.

Повторяю: все власовцы шли на войну добровольно!! Только! По зову сердца! Шли воевать за освобождение России – той самой Родины, которая их с детства костерила погаными словами, шли, прощая Родине свои обиды, как прощают любящие сыновья вздорную, глупую мать. Власовская армия воевала под российским триколором и георгиевским боевым знаменем. Не против же России воевали власовцы под русскими знамёнами! И с кем бы ни воевали власовцы, но только РОА была ЕДИНСТВЕННОЙ АРМИЕЙ ВО ВСЁМ МИРЕ, ВОЕВАВШАЯ ЗА РОССИЮ!
Слово фашизм по итальянски – всего лишь «союз». То есть, для европейца СССР звучит, как «Фашистские Советские Социалистические Республики». Так же звучит и КПСС. И к фашизму мы ближе немцев не только по сути, но и по названию, ведь, в Германии не было фашистской партии! Её придумала наша дурная и лживая пропаганда, не знающая ни одного европейского языка.

В Германии была Национал-социалистическая партия и члены этой партии назывались «соци» или «наци». Социалисты (немцы) и фашисты-коммунисты (русские) воевали под одинаково красными флагами – символами безродного пролетариата! И те и другие воевали не за Родину и не за политическую идею, которая была у обоих одинаково вздорная: завоевание мира. Они воевали за своих партийных главнюков: кто из них говнистее? За Гитлера и Сталина!!

Не за гонорары, как американцы, шли русские парни в РОА!! А ради освобождения СССР от советского фашизма: от НКВД и воровской шайки ВКП(б)! Сам говоришь, -- были на тех фотографиях лица гордые, светлые… а я говорю – святые!

-- Саш, а в чешских костёлах до сих пор молятся за русских солдат. За русских… а не советских. Чехи различают тех, кто Прагу освобождал и тех, кто её чешской кровью заливал. И цветы кладут на братские могилы власовцев, хотя за это их гебисты ловят… А в пражских домах до сих пор по воскресеньям молятся чехи за упокой юных душ русских солдат. Русских – значит власовских, тут чехи границу держат: советский – не русский! Советского за человека…

Виктор умолкает на полуслове, видимо, вспоминив, как выставили его из дома Боженки. И тут его осеняет идея:
-- Саш! Пока в Праге спокойно, поезжай туда! Ты знал Олега старшего! Друзей его помнишь по кличкам! А в тетради клички! Тебе поверит Олег, что ты не советский! Ты не представляешь, как будут рады: Олег, Боженка, Карел, -- а ты общительный, хорошо песенки свои шухерные поёшь, да и выпить в компании -- не дурак! Помиришь Олега с Карелом! Может быть, ты единственный из ДПР-а вашего до сих пор жив! Наверняка, в той тетради есть пацан Граф Монте-Кристо! А какова ценность этой тетради для Истории!!

Эта унтер офицерская тетрадь – живое свидетельство очевидца и участника событий!!! Я уверен, наступит такое время, когда будет важнее знать не о боях и дислокациях РОА, а о том: почему она была?? Почему миллионы русских парней, добровольно брали оружие, чтобы воевать против Советской Армии! Против советского народа!! Поезжай, Саша… Но учти: оторвёшься от группы, -- прицепят хвост! Не тащи его к Боженке!

С тетрадью работай по ночам, -- больным притворишься, днём отоспишься. В гостиницах вся обслуга сексотная! -- не выпускай тетрадь из рук! Пришей карман в трусах и ходи с тетрадью… и в туалете трусы не снимай! И ещё: никакое слово печатное или письменное через границу в СССР не пропускают. А будешь «под колпаком» -- погранцы тебе и в задницу полезут. Никаких записок! Всё -- в голове! Памяти тебе не занимать, -- дома восстановишь! Мы с Леной денег дадим… у нас на квартирку копится! Купи турпутёвку, иначе не выехать. В Праге скоро будет такое, что потом туда долго не пустят. Давай! -- поезжай!

-- Поеду я, поеду! Нечего уговаривать! И деньги у тебя возьму! У нас Элей финансы, как в советской семье, где оба супруга с высшим образованием: шаром покати – шара не найти! Говорят, надо долго учиться, чтобы научиться так много работать, чтобы мало зарабатывать! Как говорится: «страна делает вид, что платит нам хорошую зарплату за хороший труд, а мы делаем вид, что за хорошую зарплату хорошо трудимся!»

Техника вымогания отпусков у меня отработана. Хорошо, если шеф, по своей глупости, меня уволит, – мне это и надо: засиделся я в этой шараге, где только шефа жалко: на какое место своего организма этот мудак незавершенку подвешивать будет!? Где ещё такого покладистого прораба найдёт?

-- Саш, почему ты прораб, а не журналист? Тебе, фронтовику, в любой вуз светил зелёный свет! Ты же художник от Бога! И поэт… удивляюсь: зачем ты, со своими талантами, в монтажных шарагах куёшь что-то железное? Оч-чень не своим ты делом занимаешься!

-- Знаю. Хотел, по молодости, стать юристом, журналистом, писателем… и художником. Чтобы словом и карандашом защищать людей от глупости советской. Документы в юридический подавал… да вовремя оттуда слинял, сообразив, что в советском обществе юрист, писатель, журналист -- все говорят и пишут не то, что диктует им талант, совесть, закон, разум, а то, что «советует» Партия. А иначе… ну, ты знаешь, как бывает иначе… с тем, кто не слушает «советов» в стране Советов!

Невозможно в СССР работать со словом и оставаться честным! Если, работая среди советской творческой интеллигенции, ты не попал в психушку или концлагерь, значит, ты сексот и подонок! Вот и работаю там, где халявщики и коммуняки работать не хотят и не могут. Партийцы хотят руководить только из кресла. Бездари и неучи, закончившие ВПШ -- «школу для дураков», -- выступают по телевидению, а тихие дебилы, пуская сладкие слюнки, в Верховном Совете дремлют с заранее единогласно поднятой рукой.

Зато, моя не престижная работа даёт мне свободу. «Арбайт махен фрай!» Как хочу, так и работаю. А результат -- лучше, чем у многих. И с рабочими контакт. Что хочу, то и говорю. А это – дорогого стоит! Говорят, длина линии жизни от Бога, а ширина её – от человека. А я люблю жить широко, разнообразно.

«Ах, начальник, вам не нравится моя независимость? – Уступаю место. Это мой кабинет, -- и чего тут только нет! – и стул, и стол в отсеке 2х3м передвижного вагончика… вот, откидная полка для красивых снов о светлом будущем, печка в соседнем отсеке, а удобства за углом вагончика! Забираю гитару, оставляю заявление «по собственному»…

Говорят, все русские люди талантливы, но не все умеют это скрыть. А я умею, потому что понимаю, что для меня – чеснока -- честного вора, -- безнадёжно искалеченного честностью, -- нет в подлой стране советской другого места, как только в зоне, с зеками. От меня ж за версту несёт вольницей! Что ни скажу – издевка над тем, что советские кретины боготворят! Есть такой стих: «Блажен, кто с молоду был молод, блажен, кто вовремя созрел!»

У меня – наоборот. В детстве каждый шаг и слово обдумывал, за что кликуху «Профессора» имел, а к сорока годам катастрофически помолодел. Конечно, времена сейчас не сталинские. Но люди – та же протоплазма – потомки той же вохры и гебни! С тем же ублюдочным страхом перед государством и начальством.

Плевал я на карьеру! Не из любви к технике, а от советской «свободы» эмигрировал я в страну «Монтажную» за колючую проволоку. И кручусь по зонам, брызгая матерками, в дыму и копоти, как шашлык на шампуре! Легко мне в зоне дышится! А душу отвожу в собственных песенках. И аудитория у меня для таких песенок подходящая!

А в любом чистеньком НИИ, или проектном институте, -- сгрызут меня, как инородное тело, партийнорылые мурлЫ, вросшие задницами в номенклатурные кресла. Гнусная там атмосфера…

А на монтаже – воздух свежий и люди подобраны не по партийной характеристике, а по трудной работе. Из монтажников половина вольняшек имела ходки на зону. Зато нет тут ни партсексотов, ни робких совслужащих, у которых главная добродетель -- пассивное послушание! У монтажников характеристики тёмные, а характеры светлые.

Кто, отмотав срок, жить начинает заново, кто «разведён» хроническими разводами до кондиции «Рислинга», а алиментами зажат так, что монтажныя «полевые» называет «половые», так как такое рубля удлинение -- единственный шанс для жизни продления… жизни такой, хотя б, половой. Иногда встречаются романтики, которых голубая даль манит сильней, чем рыжий рубль любой длины…

***

В каюткомпании Жора проникновенно поёт песенку Окуджавы про барабанщика, а дождик потихонечку барабанит по крыше, аккомпанируя задумчивой песенке. Но едва Жора заканчивает песенку, как нежное, но настойчивое давление со стороны дамского коллектива, уплотнённого до состояния солидарности, возвращает его к чадящему костру для приготовления обеда. В трогательной дамской заботе о наших желудках чувствуется дирижерская палочка Светы, обиженной тем, что сегодня её к костру не пускают, хотя готовить она умеет, любит и очень хочет. От Эли я знаю, что у Светы хронический бронхит и пока дождит, Жора лучше в костре до тла сгорит, но свою Светку из спальника не выпустит!

Шуршание дождя на крыше постепенно стихает. Виктор выбирается наружу, с удовольствием распрямляет крупногабаритный организм – сладко потягивается, прогибаясь назад. Потом обращается к Жоре:

-- Остап Берта Мария Бендер сказал о России бессмертные слова: «Нет, это не Рио де Жанейро!» Поэтому в нашем климате после кофе поют песни печальные, про ямщиков умирающих…

Жора не отвечает. Одержав победу над упрямством намокших дров, он разводит высокое устойчивое пламя и, повесив над костром парочку ведёрочек, свои достижения гордым кличем отмечает:

-- О кей, сказал дед Мокей!

Потом Жора катит брёвнышко к нам и, постелив на него чехол от стрингеров, садится, приглашая Виктора сесть рядом.

-- Колитесь заговорщики, о чём секретничали, пока я ваших дам развлекал?

-- У нас, Жора, муторные разговоры, под стать погоде: про историю России. – Говорит Виктор, садясь на брёвнышко. – И про Великий русский народ, как его обозвал Сталин, раскочегаривая энтузиазм шовинизма в этом гадком народишке. Страшна, кровава русская история и, как подумаешь, так и не знаешь: то ли пожалеть такой народ, Богом обиженный, то ли обложить его, вместе с его судьбой, «тихим добрым словом», и не думать о нём больше. «Живите, как хотите! А я и без вас обойдусь» -- как в киносказке говорит подданным умный царь .

Помолчали. Чувствую, как к горлу подкатывает комок безысходной тоски и жалости к несчастному и безропотно терпеливому русскому народу. Тот комок, который у Лермонтова выплеснулся словами:

Прощай, немытая Россия!
Страна рабов, страна господ!
И вы – мундиры голубые
И ты – покорный им народ!

Тогда были мундиры голубые, сейчас – фуражки голубые, а вонь в России та же, -- рабская! И говорю я:

-- Много в России неразгибаемых борцов за лучшее рабство… не разгибая привычно согбенных спин, самоотверженно отстаивают они своё право быть рабами! Как же сурово осуждал русский народ декабристов и народовольцев, считая, что умирали они ради своей выгоды! А потомки этого народа выкрикивали на улицах проклятья «врагам народа»: революционерам, политкаторжанам, героям гражданской войны, интернационалистам, приехавшим строить первое социалистическое государство! До сих пор русский народ называет предателями власовцев, отдавших жизни свои за освобождение России! Странная и страшная традиция русского народа: предавать и проклинать лучших своих сыновей!

Я, разумеется, не лучший, но и меня русский народ проклинал, предавал, и снова будет проклинать и предавать при первой возможности! Больно мне от того, что я русский! А, вот, никем другим быть не хочу. Так и живу с этой болью. Вот, и Пушкин писал: «Я не очень высокого мнения о русском народе, хотя искренне негодую, если моё мнение разделяют иностранцы».

Когда-то инициатором превращения русских людей в рабов была православная церковь, уничтожавшая свободолюбивых христиан «беспоповцев» или староверов. Ведь христианство на Руси было не с десятого века, а с первого! Учение Христа о свободе человека принёс на Русь ещё Андрей Первозванный, -- первый ученик Иисуса Христа!

Христиане, которые назывались «нестяжателями», а позже «беспоповцами», были задолго до князя Владимира Красное Солнышко, братоубийцы, растлителя малолетней племянницы Рогнеды. Все преступления этого пакостника перечислить трудно. Но самое большое преступление, которое совершил этот изувер, это то, что завез он из развратной Византии православную религию, уничтожившую христианство на Руси! И в семнадцатом веке, когда в Европе свергали власть феодалов, в России, по инициативе церкви, Соборным Уложением было узаконено рабство – крепостное право, -- которое длилось триста лет! В Римской империи рабами были инородцы из покорённых народов, а в России, благодаря православию, рабами стали покорные русские люди!! Русские рабы в России!! Бывает ли где-нибудь такое?? Расскажи американцу про это – не поверит! Рабство не для негров, а для своего же народа могла придумать только православная церковь! А сейчас мы удивляемся: почему русский народ так по-рабски труслив и покорен властям?

Сколько теперь столетий нужно «в день по капле выдавливать из себя раба»?! А зачем русскому человеку терпеть такую муку? Он предпочитает жить и умереть рабом и такому рабскому смирению учит его православие, замалчивая революционные слова Иисуса Христа:

«Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение» (Лк.12:51),

«Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч!» (Мф.10:34),

«Огонь пришел Я низвесть на землю, и как желал бы, чтобы он уже разгорелся!» (Лк.12:49),

«познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин.8:32)…

Благодаря генетическому раболюбию русских людей, насаждённому и воспитанному православием, весь ход российской истории идёт по сценарию города Глупова. Откуда взялось государство Российское? От завоевания татарами! Не они ли усмирили бесчинствующих русских князей, готовых в междоусобицах истребить всех русичей?! Вспомните, до татар, сколько русичей полегло, чтобы дать возможность похотливому сексизвращенцу, Владимиру Красное Солнышко, ежедневно зверски насиловать маленькую девочку, княжну Рогнеду, причём, на глазах её родителей, сидящих на цепи?! Разве мало было для издевательств изуверу, узурпатору, братоубийце, педофилу и православному многоженцу князю Владимиру сотен его несчастных жен? Не потому ли православная церковь сексманьяка Святого Владимира за любимого святого держит!? Икон братоубийцы Святого Владимира не меньше, чем другого сексманьяка – Святого Константина! Православие канонизировало для поклонения в храмах самых кровавых сексманьяков! Не хватает для троицы иконы Берии, в сорок третьем реанимировавшего православие, вливанием свежей крови в кадры православной церкви из палачей гебни!

А татары, создав на Руси государственную структуру, дали управление в руки одному князю, с нормальной сексориентацией, которого они поддерживали, но контролировали. Брали татары десятину, зато защищали крестьян от русских князей и других Соловьёв разбойников. Под защитой татар был расцвет российской экономики, политическое укрепление Руси, быстрый рост населения и несколько столетий спокойной жизни без войн! А если бы не Чингизхан, то литовское княжество простиралось бы сегодня до Тихого океана, а про Русь, как про Урарту, знали бы только из книжки!

А Наполеон?... «Скажи-ка, дядя, ведь не даром Москва, спаленная пожаром…» Да-да! Не даром… Сто тысяч икряных мужиков на Бородинском поле положили! Зачем? Всё равно, Москву спалили… Да не в том дело! Если бы сонная тетеря Кутузов не дрых на совете в Филях, а подумал, как получше встретить Наполеона хлебом-солью, как встречали Наполеона все, ВСЕ!! народы цивилизованной Европы! – то не только сотни тысяч лучших мужиков уцелела, но и Москва бы не горела!

Да хрен с ней, Москвой! Гори эта зараза синим пламенем и почаще! Главное, ещё Пушкин, Лермонтов и миллионы других русских людей жили бы не при тиранах деспотичной царской России, не при диком беспределе крепостного права, а в ДРР -- Демократической Российской республике! – имея все гражданские права, в том числе, -- свободу печати! Какие бы книги написали они!!

Не было бы в России революций и гражданских войн! Не было бы советской власти и репрессий. Не разбегались бы из России миллионы лучших русских людей! Сохранился бы русский генофонд и жили бы в России, на зависть другим народам, красивые, счастливые умные люди, способные творить…

-- Подожди, подожди, я сейчас! – вскакивает Жора и бежит к костру, где оба дружно закипевших ведёрочка угрожают залить огонь. – Не хороните Россию без дежурного, а то без обеда останетесь! – грозит Жора, поднимая повыше перекладину. Передав заботы об обеде подоспевшей Свете, Жора возвращается, бурно булькая протестом:

-- Разве победа над Наполеоном – не величайшая победа русского народа?!

-- А ты представь, Жора, куда покатилось бы Колесо Истории, если бы в звонкий от пустоты, одноглазый набалдашник рабовладельца-крепостника Кутузова забрела только одна здравая мысль: а на фиг нужна Наполеону Россия? Что ему тут делать? Картошку сажать? И то бесперспективно: мерзлая земля, плохие дороги.

Но гулкая от пустоты, как полковой барабан, Кутузовская бестолковка не могла думать о будущем России, о том, что Наполеон на штыках своей гвардии несёт ВСЕЙ монархической Европе прекрасные гуманные идеи Великой французской революции, освобождение ВСЕХ народов Европы от тирании феодалов и монархов! А трижды позорная «страна рабов» Россия – «жандарм Европы» -- стояла непоколебимо на пути к свободе для всей Европы, бескорыстно спасая монархии и феодалов во всех странах! Так, разве непонятно, почему каждый европеец презирал и презирает раболюбие русских?

Нет этого в учебниках истории, написанных невеждами, называющими Наполеона «завоевателем»! Да! Наполеон завоевал восторженную любовь всех народов и всех стран! И наполеоновский гимн свободе, -- Марсельезу, -- поют не только во Франции! Вот нынешний гимн Франции, он же и гимн наполеоновской армии:

Отречёмся от старого мира!
Отряхнём его прах с наших ног!
Нам враждебны златые кумиры!
Ненависен нам царский чертог!

Поверьте, по-французски этот гимн ещё прекраснее! А вот гимн России – гимн русских рабов:

Боже, царя храни!
Сильный, державный,
Царствуй во славу,
Во славу нам!
СЧАСТЬЕ – СМИРЕНИЕ,
В СКОРБИ ТЕРПЕНИЕ
Дай на земли!

-- И каково сравнение? Комментарии излишни?? Стыдно было слушать такую пакость и тогда…

А вот наш гимн, современный:
Союз нерушимый республик свободных
Сплотила навеки Великая Русь!

-- Хватит, Саша! Среди приличных людей похабель завыл! Ты что, охренел?

-- Вот именно – похабель, как и вся рабская история России! Веками – одно и то же: «Боже, царя храни!» И хотя я русак до мозга костей, а с детства говорю, что я не русский, а бурят -- потомок Чингиза через Егидея! -- хотя во мне крови Чингизхана не более стопочки. Но всю жизнь эта хмельная стопочка, тянет меня к свободе и лихому вольному ветру… А, быть может, я цыган? В сибирском роду и не такие предки случаются…

Я замолчал, позабыв о чём говорил… потом спохватываюсь:

-- Наполеон воевал ради свободы для людей всего мира! А, вот, крепостники Суворов и Ушаков, -- так почитаемые в России, но проклятые всеми народами Европы, бочками проливали кровь русских рабов, солдат и матросов, в чужых странах ради того, чтобы вернуть феодалам их замки, а европейским монархам, разбежавшимся от Наполеона, вернуть их троны! Десятки тысяч русских солдат и матросов, по команде Ушакова, полегло на острове Корфу, сдуру штурмуя с моря неприступную крепость, ради того, чтобы вернуть писклявой вертихвостке, австрийской принцессе, её любимый садик Ахилеон на этом живописном островке! За улыбку австрийской принцессы были отданы десятки тысяч жизней безропотных русских рабов!

Сотни тысяч русских рабов погубил Суворов, чтобы вернуть трон вздорному придурку -- королю Пруссии! Реками крови русских солдат и матросов, убивших сотни тысяч прекраснодушных революционеров в странах Европы, обрела Россия самую позорную кликуху у народов всего мира: «Жандарм Европы» и заслужила презрение народов всех цивилизованных стран! И то, что во всём мире к России относились и относятся как к стране злобных и опасных рабов, -- не малая заслуга Суворова и Ушакова! Символично, что самый первый позорный орден Суворова №1 был дан жандарму, пардон, полковнику НКВД Серову, служившему в пяти тысячах километров от фронта! За что? За издевательства и убийства стариков, женщин, детей. Выслужился полковник, благодаря своей жестокости, навсегда оставив ненависть к русским среди народов Кавказа. Забывается многое, но осталась ненависть народов Кавказа к русским!

Все славянские народы ненавидели русских, вернувших странам Европы феодализм и монархии, убивших лучших их сыновей – бороцов за свободу! Стыдно быть русским стало не только в советское время, а ещё тогда, когда Пушкин посвятил народам России стих:

Паситесь мирные народы!
Вас не разбудит чести клич.
К чему стадам дары свободы?
Их должно резать или стричь.
Наследство их из рода в роды –
Ярмо с гремушками, да бич.

Русский царь повесил декабристов, героев Отечественной войны, потому, что они хотели в России ограничить монархию и феодализм! А, ведь, это более успешно делал Наполеон в масштабах всей Европы!! Конечно же, царям и помещикам крепостникам в России не нравился «бонопартизм»! Но зачем эти дворянские недоросли, декабристы, против Наполеона воевали!? Если были они честными людьми, думающими о конституции, свободе для крестьян и о судьбе России, то почему не стали «власовцами» Первой Отечественной, почему со своими полками не перешли на сторону Наполеона при Бородино? Почему в двенадцатом году не штурмовали Зимний? Зачем было с идеями Наполеона соваться на Сенатскую площадь через десять лет!? Ответ один: из-за русского понимания слова «патриотизм»!

Русский патриотизм – это не стремление к свободе для Родины, а наоборот. Это любовь к плётке! Обожание господина! Как самоотверженно боролись за крепостное право русские крестьяне в том же двенадцатом году! Кровью своей отстояли они своё право рабов: чтобы их пороли на конюшнях! И заслужили стих от «певца русского народа» -- Некрасова:

Люди холуйского племени
Сущие псы иногда:
Чем тяжелей наказания,
Тем им милей господа!

Русский народ по копеечке собрал порядочную сумму, но не для бедных крестьян, а для воздвижения памятника победы рабства над свободой – для храма Иисуса Христа в Москве! Единственное хорошее дело сделала советская власть – взорвала этот позорный памятник торжества российского рабства, когда русские рабыни барских щенков грудью кормили! Вот, -- это русский патриотизм…

-- «Умом Россию не понять…», а понимать другим местом – больно! -- встревает Жора. Но я не реагирую, а увлечённо продолжаю:

-- И на каждой странице русской истории – то же: русский народ самоотверженно борется за самый деспотичный рабский строй в России и во всём мире, и, проливая реки крови и своей, и других народов, всё-таки, отстаивает рабство везде! Во всех странах! А когда надо за свои человеческие права голос подать, тогда «народ безмолвствует»!... Ведь Гитлер не моцион по бездорожью российскому нужен был, а безопасность от СССР! Мозгодуев научили твердить, что Гитлер уничтожал славянские народы! Почему тогда против СССР, плечем к плечу с немцами, воевали чехи, словаки, болгары, хорваты, словены? Почти все славянские народы воевали против СССР! Потому, что нет такого славянского народа, которому не насолил бы русский народ! А худший враг русскому – он сам. Что, поляки? Они бы тоже воевали против СССР вместе со всеми, но СССР оккупировал Польшу вместе с Прибалтикой по сговору Рибентропа – Молотова, ещё в тридцать девятом! И поспешил уничтожить цвет польской нации в Катыни. Оккупацией Польши, СССР и Германия развязали Вторую мировую, которая нужна была, в первую очередь для СССР, бредившему мировым господством под лозунгом: «Пролетарии всех стран – соединяйтесь!» А если бы в сорок первом русские люди избавились от Партии и НКВД, то, вместо СССР, была бы сейчас могучая и богатейшая сверхдержава -- Россия, -- которой не страшен был бы грядущий гангстерский передел с восстановлением рабского православия, с превращением русского народа в бесправных рабов! А такой передел очень вероятен… и тогда будет править в России банда уголовников из гебни, которая будет всем диктовать: как историю России надо понимать! И о том, что русский народ – Великий Свободный народ, а остальные народишки – так себе… И самый демократический строй – крепостное право! Потому что любой диктатор всегда начинает с лозунга: «Да здравствую Я – Великий Вождь Самого Великого народа!» А затем следует лозунг: «Бей жидов и интеллигентов!!» Эти лозунги восклицали не только мы, но и немцы, и китайцы… Но только русские до сих пор гордо подпрыгивают на тех же граблях Великого народа!

Когда ж начнём, едрёна мать,
Умом Россию понимать!?
Написал поэт…

-- Но неужели нет в СССР людей, которые помешали бы этому переделу беспередела? – перебивает Жора. Я молчу, а Виктор задумчиво потянул свое любимое словечко:

-- Оч-чень, оч-чень… может быть… оч-чень тщательно прополоскал кровью мОзги русскому народу Великий Учитель, оставив на развод только саморазмножающуюся протоплазму – проверенных рабов, ненавидящих свободу и свободимыслие! Рабов, уверенных в том, что они, хотя и рабы, но Великие Свободные Рабы! А покорный в раболепии и раболюбии русский народ всё ждёт «доброго барина» или «хорошие реформы»… что одинаково нереально, потому что честного человека не пропустит сквозь себя плотное кольцо уголовников у кормила власти, а хорошие реформы в России невозможны по деликатной причине: для реформ нужны деньги, которых нехватает тем, кто их разворовывает! Говорят ещё, что разучились работать русские рабы, ленивы они и нужны для работы китайцы…

-- Не правда! – Возмущаюсь я. -- Умеет работать русский человек. Трудолюбив он и талантлив. Но загажена душа его психологией раба -- не хочет он защищать плоды своего труда от нахрапистого жулья. Знает, что его трудом, всё равно, воспользуется какая-то б…, а его семья будет с голоду подыхать. Безграмотные арабы, найдя нефть, поровну поделили богатство и все стали мультимиллионерами! А у нас всё: тушенка, сгущёнка, девочки и сокровища недр – только для правящей верхушки и опричины! ВО ВСЕ ВЕКА РОССИЯ УДИВЛЯЛА И УДИВЛЯЕТ ВЕСЬ МИР РОСКОШЬЮ ДВОРЦОВ И НИЩЕТОЮ ХИЖИН!

Какое великолепное метро построил Сталин в те годы, когда миллионы русских и украинцев ели своих детей! Когда я спускаюсь в эти роскошные подземелья, я представляю: если бы кровь миллионов людей, погибших из-за этого мрамора, золота, скульптур и фресок, хлынула в эти роскошные подземные залы – она затопила бы их! И мне кажется, что камни этого страшного подземелья стонут голосами людей, умирающих с голоду! Ведь, как много умирающих от голода детей можно было накормить за счёт каждой идиотской статуи! Как же, эти нелюди – москвичи, – не слышат, не чувствуют, этот ужас, эти стоны и плач миллионов детей и матерей, которые так хотели просто жить и съесть кусочек жмыха с глотком воды, подбеленной абратом!? Каким злобно глухим зверьём надо быть, чтобы гордиться тем, что ты москвич и жить в городе, сосущим, как вурдалак, кровь из умирающих детей по всей России?! Уверен я: не будет в будущей России ругательства более гнусного, чем «москвич»!

Я переползаю ко входу в палатку, откидываю полог на растяжку и мы сидим молча, слушая монотонный шорох крохотных дождинок на крыше палатки. Здесь, у входа в палатку, запах мокрого брезента палатки сменяется запахами дождя, травы, земли и мокрых ботинок. Милые запахи вольного бродяжьего отпуска по которым так тоскует городская душа, пропитанная вонью смога и нового паласа, душа истрёпанная очертевшими цейтнотами и дурацкими замотами, душа тоскующая по добрым чувствам и интересным мыслям, среди отупляющей и оглупляющей цивилизации. Я закрываю глаза и соображалка заполняется приятной отпускной пустотой. Я бы с облегчением позабыл те тяжелые слова, которые только что сказал, но Виктор, подумав, продолжает говорить то, что не досказал я:

-- Смирился русский человек с тем, что «Трудом праведным не заработаешь палат каменных» и «что посеешь, хрен найдёшь»! И стало политическое кредо русского человека – кредо пролетария, которому терять нечего: «Что имеем, не храним, потеряем… ну и хрен с ним!» А что терять русскому? У других народов бывает родина, а мы, русские, крепостным правом, и советской властью приучены к тому, что живём на чужой земле. Русский человек тоскует по родине, не покидая её! Нет у нас Родины, отучены и отлучены мы от этого понятия. Для русского человека Россия – враждебная страна! Потому что на родине он раб. Для каждого мыслящего человека, «Россия – тюрьма народов»! Это мы из учебника по истории выучили…

Вспомните, новый кинотеатр «Мир»! Там все кожаные кресла порезали. Не один человек резал, многие приносили для этого ножички. Рабу ненавистно то, что принадлежит его хозяину. А мы – рабы, рабы, рабы! И ненавидим всё хорошее, что строит хозяин, даже для нас же, потому что ненавидим хозяина и государство. Другие народы дорожат историческими памятниками в своей стране. Эту любовь называют патриотизмом. А русскому человеку ненавистны дворцы и памятники, воздвигнутые на крови замученных в застенках наших отцов и умерших от голода детей! Ты прав, семижды семь раз прокляты русскими людьми дворцы Петербурга и метро Москвы!

Стыдно нам за памятники, воздвигнутые кровавым диктаторам России и полководцам, пролившим реки крови русских рабов, которые безропотно умирали, в борьбе за своё рабство. Какой тут патриотизм? Потому-то у русского народа все богатства в духовных сферах. На фиг русскому человеку замаранные кровью его предков сокровища, если ему на них и плюнуть противно! Зато, для него «всё небо в алмазах!», как выпендрился от придури какой-то полудурок.

Прав ты, Саша: талантлив, оч-чень талантлив русский человек… но земля русская богата не только не отрытыми ископаемыми, но и зарытыми талантами русских людей! Созданные в СССР творческие союзы возглавляют чиновники с одним талантом: зарывать в землю таланты других! Зарытые таланты превращаются в бесплодные мечты. Это пассивная форма протеста, бегство от действительности вовнутрь себя.

Мечтательный народ верит в любую сказку: от Китежа до «доброго капитализма». Мало того, пылкие мечтатели могут намечтать такую химеру, до которой самый хитрый политический прохиндей не додумается! Мечтатели сами придумывают: как им покрасивее обманутся!? «Ах, обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад!». Или того не мохначе: «Господа! Если к правде святой мир дорогу найти не сумеет, честь безумцу, который навеет человечеству сон золотой!» А что рабу надо, кроме «сна золотого»?! Одно: чтобы спать не мешали. Россия – спящий раб, видящий сон золотой.

К власти в России рвутся со страшной силой, потому что власть в «стране рабов» России – это не труд и ответственность, как в других странах, а сказочное богатство и неограниченные криминальные возможности при полной безответственности. И приходят к власти в России не «безумцы», а мерзавцы! А получают власть они потому, что ни за одним честным политиком мечтательный народ России не пойдёт!

Скучно думать народу о политике. «Скууучно жить на свете, господа!», -- скулит русский человек, пялясь на «небо в алмазах», а не на делянку грязного чернозёма, на которой паши – не паши, а хрен что вырастет, а вырастет, -- хуже будет: придут, заберут и морду набьют! И если и под ногами русского человека все камни превратятся в алмазы, -- он станет ещё беднее: прохиндеи последнюю почву из под ног выдернут и ему по нужде сходить будет некуда.

А когда ничего нет и надеяться уже не на что – вот она, родимая, -- русская свобода под названием -- ВОЛЯ!! Вот, к ней-то и тянет тебя, Саша, душа твоя цыганская! Есть у всех народов слово «свобода», но лихое понятие «воля» -- только в русском языке! Это слово разъяренного раба, который, получив волю, с радостью крушит всё что он сам же строил для ненавистного рабовладельца! «Весь мир насилья мы разрушим до основанья!» Пусть завтра гибель, но сегодня – воля!! Гуля-ай!!!
Этот конец заслужен русским рабом, не желающим защищать свой труд, свою землю, своих детей и внуков от прохиндеев.

Вот, -- психологический этюд истории России. Причинно следственные связи в истории менее предсказуемы, чем в других науках, потому возможен любой, самый кошмарный вариант будущего России, вплоть до развала СССР, как после царствования Ивана Грозного, который кнутом и плахой доукреплял Россию до того, что рассыпалась…

-- Мальчики -- руки мыть! Девочки! Накрывать стол! – командует Света.

-- Да сбудется вековая русская идея: получим мы дешевую водку! – иронизирует Жора над прогнозами Виктора. – Ещё и отравленную, чтобы действовала как нейтронная бомба. Если отменить монополию, то ядовитой водки в России будет – залейся! -- по цене газировки!

-- Ладно, Жора, -- отвечает Виктор, -- по алкогольному вопросу – полная ясность: «Такая нам досталась доля» – нам не прожить без алкоголя! Русский человек управляется не кнутом и пряником, а водкой, потому что вынужден пить по трём поводам: от радости, от горя и тогда, когда нет ни того, ни другого и ему ску-учно! А потому установлено: развитой социализм плавно переходит… в развитой алкоголизм! Дебилизация и алкоголизация СССР – советский способ решения пенсионной проблемы. Выжать все соки из молодых дебилов, а потом – в Царство Небесное их, чуть они начнут стариться! Всё-таки, нацизм гуманнее фашизма: «наци» быстро лт лишних людей избавлялись: газом их морили, без заблёванных углов нашей великой Родины…

-- А уж какой из вариантов будущего предпочтёт её величество История – тут мы… -- жалобно кряхчу я, влезая ногами в башмаки «вибрамы», разбухшие от мокроты, скользкие и холодные, как две толстые жабы. Морщась от контакта тёплых ног с холодной осклизлостью ботинок, я умолкаю. Сопереживая моему вживанию в мокрые ботинки, Виктор поднимается, уступая мне место на брёвнышке. Сунув руки в просторные карманы штормовки, широко расставив длинные ноги в мокром трико, облепившем рельеф мускулов, Виктор неприязненно смотрит на тучи, торжественно ползущие над землёй. Тучи медлительные, густо серые и угрюмо важные, как члены Политбюро.

-- Темна вода во облацах…. – мрачновато начинает Виктор, не то о тучах, не то о Российском будущем. От бодрящей прохлады в ботинках во мне взбрыкивает оптимизм. Не дослушав Виктора, я выдаю оптимизм вологодского фольклора:

Чо на всё мы положили
Чёрте чо, через плечо-о!
Чо в войну мы пережили,
Чо не страшно нам ни чо-о!
Нам-то чо? -- а нам ничо-о!
Нам ни чо не горячо!!
Нам-то всё-о через плечо!!!

И заканчиваю жизнерадостно:

-- Ништяк! Любимая Родина делает вид, будто бы любит нас, так же, как мы её. Приучает нас к трудностям. Привыкнет русский человек и к отравленной водке! У нас соседи немецкое средство от тараканов купили. Рассчитано на прусаков, а не русаков. Русские тараканы средство как схарчили, так, покинув кухню, телевизор заселили! Соседка говорит: от загрансредства у тараканов интерес к политике: как она включает «Новости», так тараканы на экран выбегают, демонстрируя протест. Быть может и русскому народу пойдёт на пользу ядовитая водка? Слабаки передОхнут, а оставшиеся будут протестовать не только перед женой на кухне, а, ещё и… в туалете, закрывшись на крючёк!

-- Поживём – увидим… -- грустно кряхтит Жора, подкатывая брёвнышко к импровизированному столу. В небе, как в перспективах российских -- ни просветика! Я глубоко вздыхаю сырым воздухом, настоянном на лесной хвое, мокрой траве и созревающей малине и декламирую слова из Монте-Кристо:

«Пока не настанет день, когда Господь отдёрнет перед человеком завесу будущего, вся человеческая мудрость будет заключена в двух словах: ждать и надеяться»

-- У твоего Графа, как у Козьмы Пруткова, -- советы на все случаи жизни! – усмехается Виктор. -- Но Графу было и что ждать, и на что надеяться, «А нам-то чо? А нам ничо! Нам ни чо не горячо! Нам-то всё через плечо!»? Да? Надеяться на идею потомственного раба Платона Каратаева: «всё само образуется»? Оч-чень, оч-чень дохлая идейка!

Ботинки на ногах согрелись. Вздохнув, я спокойно возражаю:

-- Не скажи, Витя, идейка на уровне: «то, что надо!» Бессмертная идея русского народа: «Возрождение России по Обломову!» Духовно богатые русские люди игнорируют политическую копошню, которая ниже их возвышенных мечтаний, а такая маниловщина запросто ведёт под власть беспринципных ворюг! И мы, «шибко умные» мечтатели, не раз вспомним гневные и презрительные слова из Нового Завета, обращённые к нам:

«Ибо вы, люди разумные, охотно терпите неразумных: вы терпите, когда кто вас порабощает, когда кто объедает, когда кто превозносится, когда кто бьёт вас в лице…» (2Кор.11:20)

Этот стих из «Нового Завета» для нас, -- русских. Его бы объединить с «Отче наш»! И дополнить словами Ленина о русской интеллигенции! Чтобы повторяли русские люди это каждый день!

***

К вечеру посветлело и на несколько минут проглянуло сквозь тучи солнышко. А быть может и распогодится.

Конец эпилога




П О С Л Е С Л О В И Е .
60 ЛЕТ СПУСТЯ ПОСЛЕ ВОЙНЫ.

2006 год. Анапа.
Мысли на пляже.

«Строили, строили развитой
социализм, глядь! – а это --
недоразвитый капитализм»!

Автор романа родился вскоре после Октябрьской революции, поэтому улыбался светлому будущему, которое было тогда так близко! Его родители, которым досталось от войн мировой и гражданской, были уверены, что будущее улыбается и им: царизм, капитализм, революции, интервенции, голод, тиф, чума и войны – всё позади. Вот-вот -- пришествие коммунизма!

Никто не предвидел геноцид интеллигенции, в котором погибнет интеллект России, коллективизацию с голодомором, которые уничтожат крестьян, застенки ГПУ-НКВД в которых погибнут все честные люди и, напоследок, -- «Странную», или «Неизвестную войну» с издевательским названием «Отечественная», которая окончательно уничтожит российский генофонд. Не за счёт погибших, -- погибали все подряд, -- а за счёт миллионов самых лучших сынов России, «без вести пропавших», которых и поныне считают предателями. За них не платили пособия их родителям и их детям.

Миллионы пропавших без вести не причислены ни к живым, ни к мёртвым. Они исчезли из статистики СССР без похоронок и мемориалов. Страна сделала всё, чтобы забыть о миллионах своих лучших сыновей. Только у стареньких родителей остались довоенные пожелтевшие фотографии улыбающихся подростков…

Кто мог представить тогда, что СССР станет чудовищным ситом, отсеявшим миллионы лучших людей для уничтожения, -- ситом, оставившим на семя палачей, стукачей и вохру, потомки которых дадут обильные всходы трусливых и злобных жителей России, ту саморазмножающуюся биомассу, «без чувств, без мыслей, без любви», которую сейчас называют «русский народ» и на которую мир посматривает с недоумением и опаской. Десятки миллионов молодых жизней из поколения автора были принесены в жертву государственному Молоху ради процветания сталинской банды. А многим ли из этих жертв удалось поесть хоть раз досыта за их «навеки восемнадцатилетнюю жизнь»?

Вот и наступило сегодня «светлое будущее», став завершением подлого прошлого. Оказалось оно воровским тупиком, куда загнала Россию кровавая уголовная политика Великого Вождя народов, -- профессионального бандита Джугашвилли по кликухе Сталин. Осталось от России загаженное «экономическое пространство», созданное ценою жизней миллионов людей, замученных в лагерях. Завершается история СССР, которая описана в этом романе. Идёт к завершению, многим не понятная, но для всех страшная, история России…

Тихо, «без шюма и пыли» рухнула гигантская милитаристская империя, в несокрушимости которой все были так уверены. Исчезла с политической карты мира страна со строем, которым все мы так гордились.

ПО-ЧЕ-МУ??? Те, кто был у кормила власти и до развала, и после, просто и мило всё объяснили: «нашу страну американцы развалили». А как оно было?

***

Сдох Сталин. За такой радостный медицинский факт можно было бы устроить большой всенародный праздник, выпить за упокой сотен миллионов загубленных им душ, да и забыть про эту мерзкую тварь. Ан, нет! – остались в наследство от сталинизма гебня и сто миллионов рабов с генетическим раболепием и раболюбием. Говорят: «у согбенного папочки дитё горбатое». Остался раболепно согбенный русский народ из потомков сексотов, стукачей, палачей, вохры и садистов-вурдалаков, воющих по ночам от тоски по «твёрдой руке», которая вернула бы им прежнюю кровавую власть! Осталась сталинская политика ограбления и уничтожения русского народа, превращенного в бессловесный, безропотный скот с мировоззрением «всёдофении» и мазохистской любовью к поповскому жулью и карательным госорганам. Остался духовно искалеченный русский народ, зараженный культом лжи и лицемерия. Остался страх перед властью. В несокрушимом с виду дереве страны каждый чиновник прогрыз свою дырочку.

***

Семьдесят лет отделяют день сегодняшний от того майского дня, когда автор с красным галстуком на шее гордо красовался в пионерском строю под лозунгами: «Мы строим коммунизм!» и «Догнать и перегнать Америку!» (См. реп. № 01) Коммунизм в России не построили, зато Америку догнали и перегнали… по пьянству и проституции! А скольких людей передавило Колесом Истории на героическом пути к этим достижениям!? Как говорится в Библии:

«если бы писать о том подробно, то, думаю, и самому миру не вместить написанных книг»! (Ин.21:25).

Написано об этом в романе «Пятая Печать», -- единственном честном романе о советской эпохе. В Гражданскую войну 10 миллионов лучших русских людей отдали жизни за Советскую Россию и социализм. В Отечественную войну 30 миллионов граждан СССР «погибли за социализм, советскую Родину и завоевания Октябрьской революции!». А сколько пропало без вести? А, вот, это – ТАЙНА, которую архивы ФСБ не откроют ни-ког-да! -- потому, что… их нет! Архивы уничтожены в 2000 году, когда Россию возглавил главарь КГБ, уничтоживший улики.

Это такая же тайна, как и уничтожение инвалидов войны, которых гебня отлавливала на улицах городов, как бездомных собак («очистка улиц от нищих»). Обрубки войны, как нечистоты, брезгливо швыряли в кузова грузовиков и увозили туда, откуда никто не вернулся. Это началось в 47-м, когда, в знак протеста, фронтовики сняли опозоренные страной советские награды, оставив нашивки за ранения, которыми они отличались от гебни, получавшей боевые награды после медали «за оборону Ташкента». Сталин запретил носить нашивки за ранения, чтобы гебня не отличалась от фронтовиков. Унижение и уничтожение инвалидов фронтовиков продолжалось много лет, а скоты -- русские люди, -- делали вид, что не знают об этом…

Для военных инвалидов Франции Наполеон построил в центре Парижа «Площадь Инвалидов» -- город с парком, где жили инвалиды, на полном пансионе, пользуясь почётом и обслуживанием. А Сталин!? Где те, кто воевал за самую подлую страну в мире – СССР, -- и носил нашивки за ранения? А заступились ли за них сталинские рабы? Бряцают медальками ветераны: вертухаи, вохра, смерш, гебня, -- славная элита русского народа. Живёт на планете народ не отличающий фронтовиков от вохры.

Нет трагичной темы фронтовиков-инвалидов в продажном советском искусстве! Как нет и сведений о них: всё уничтожено. Не хранят преступники улики своих преступлений. Воспитав три поколения послевоенных приспособленцев, преступное, нравственно разложившееся, государство превратилось в плоть, утратившую свой дух. БЕЗДУХОВНАЯ ПЛОТЬ НАЗЫВАЕТСЯ ТРУПОМ. В трупе плодятся жирные черви, пожирающие труп. «Это медицинский факт», как говорил Остап Бендер. Не удивительно, что в России господствует самая дикая в мире религия -- православие. Это религия поклонения трупам. Попы таскают по городам и весям трупы своих клевретов (мощи), а коммунисты в центре столицы благоговеют перед символом России – трупом Ленина. А потом идут в Храм Христа поклоняться мощам.

***

Пролиты в двадцатом веке моря крови и слёз. Но не заметил я ни одной слезинки! -- в тот день, когда ВСЕ советские люди потеряли и «Великое завоевание Октября – социализм», и веру в «Великую идею коммунизма», а, заодно, «Нашу Великую советскую родину – СССР»! Зато в этот день – день торжественного накрытия СССР женским тазиком, -- россиянам талоны на водку выдали! «На помин души СССР-ской». Поллитру каждому!

Таков пипец «Великого Советского Патриотизма», на восторженном прославлении которого, семьдесят лет зарабатывали советские работники искусств свои подлых тридцать серебряников враньём в романах, живописи, воздвижении исполинских монументов, в тысячекилометровых киноОпупеях, прославляющих «советских патриотов» и кроющих на все корки «изменников Советской Родины».

Таков итог воспитания «советским соцреализмом»: КАЖДЫЙ СОВЕТСКИЙ ЧЕЛОВЕК, ВОСПИТАННЫЙ СОВЕТСКИМ ИСКУССТВОМ, ПРОМЕНЯЛ СОВЕТСКУЮ РОДИНУ НА БУТЫЛКУ ВОДКИ! Едва ли больше стоила советская Родина, вместе с её продажными советскими писателями и художниками, – прихвостнями НКВД. Это была страна, которую громко восхваляли, но тихо проклинали. Страна чужая всем.

***

В 16-м веке, тогда, когда в Европе был свергнут феодализм, в России по инициативе и поддержке православной церкви, было юридически закреплено рабство, то есть, крепостное право. Этот закон церковь оправдывала, цитируя Ветхий Завет, а после славила и поддерживала в течение трёх столетий, игнорируя и перевирая для этого и Новый Завет. Не Чингизхан, а крепостное рабство изначально испоганило психику русских людей, превратив русский народ в потомственных рабов. Для укрепления и восхваления власти была создана дикая, бесчеловечная, языческая религия -- «православие», которая никакого отношения к христианству не имеет. Более подлой религии в мире не было нигде! В конце 20-го века православная церковь, уже по традиции, ещё раз предала русский народ, поддержав воровскую приХватизацию России, которая привела к экономическому рабству. И Библию услужливо подсунул Первому президенту пахан Ридигер, по гебушной кликухе -- Алексий 2-й, ставленник Берии, сексот НКВД! Как такая глобальная Всероссийская Церковная афера аукнется на нравственности народа, во что выродится народ – будем посмотреть. Если этому кротко и безропотно вымирающему трусливому народу, с психикой равнодушного раба крепостного права и с духовной кастрацией советского скота, удастся прожить, хотя бы, полсотни лет на загаженной территории России. Пока что, православная церковь, пользуясь привилегиями, грабит Россию, переводя через свои счета за границу миллиарды долларов от олигархов и пользуясь льготами на беспошлинный ввоз спиртных и табачных изделий. Отмывание преступных денег, торговля табаком и палёной водкой – хороший приварок у церковных владык к «торговле опиумом»! Одно ясно: если бы не завезли на Русь продажных попов из Византии, история России не была б столь позорной. Как правы были коммунары уничтожавшие лицемерную, лживую поповскую свору, испоганившую и прошлую, и настоящую, и будущую историю и жизнь русского народа!!

А откуда взялась эта напасть -- нашествие наглых воров, откровенных бандитов и подлых лицемеров в религиозные и правоХоронительные органы России!? Да оттуда же -- из СССР! Лживое советское искусство (см. список корифеев советского искусства) воспитало из пионеров, комсомольцев и коммунистов беспринципных предпринимателей, жестоких гангстеров и лживое поповство, взращенное на Лубянке. Коммуняки, с партбилетами в кармане, осуществили второй (после сталинского) воровской переворот, разворовав то, что создано каторжным трудом народа, заодно, уничтожив при разделе госимущества двести тысяч самых трудоспособных граждан России! Да падут на головы русских барыг проклятья тех, на чьих костях построено их богатство!

***

Отдали россияне ваучеры -- «свою часть России» -- вместе с недрами, заводами и пароходами за бутылку огненной воды на брата. Но! – ох, как же они продешевили! Не потому ли, что советские патриоты не ищут выгоды от продажи Родины? Хоть за бутылку, -- лишь бы сбыть такое дерьмо… Или потому, что не сказало российское ТВ диким россиянам: а за сколько, понатуре, надо продавать Родину? Быть может, поторговались бы… а? -- ведь за океаном белые люди платили разноцветным аборигенам за землю по пинте огненной воды на нос! По пинте, а не по поллитре!! Понятно, -- советские туземцы глупее заокеанских. И попы помогли в этой сделке. Благословили того, кто с нецензурным выражением на не просыхающем… этом самом… клялся на Библии верности народу. Ниспослан был он, чтобы показать миру: кого и чего достоин русский народ и какова такому народу цена в базарный день! И чего стоит русский патриотизм, о котором велеречиво выступают по ТВ платные мозгодуи, осуждая власовцев! А какой может быть патриотизм, после совкового воспитания?! Если бы осталась у рабского вороватого народа хотя бы капля совести, чтобы своих детей постесняться! (См. реп.7) Но… как написал честный русский поэт Губерман:

Нет более печальной в мире повести,
Чем повесть о причудах русской совести…

Выпив поллитру за удачную продажу Родины, русские люди, толкаясь, давясь, нервно потея и матерясь, попёрли… и куда?? -- в церкви!! –лизать иконы и попов, в поисках Бога и утерянной совести! И до сих пор не все поняли, что нет в храмах ни Бога, ни совести, ибо сказано:

«Всевышний не в рукотворённых храмах живёт» (Деян.7:48).

Где обрести народу признаки человечности: совесть и чувство юмора? -- не знают… А юмор-то от Бога! -- ибо Он – высший и остроумнейший Разум и юмор в каждом свершении Его. «История начинается трагедией, а заканчивается фарсом». Трагедия «патриотической Великой Отечественной войны в которой советский народ отстоял своею кровью завоевания Октября и Советскую Родину -- СССР» патетически за-вер-ши-лась! -- бутылкой водки каждому «патриоту» за проданную им Советскую Родину! А достоин ли более приличного завершения истории СССР тот народ, который, назвав предателями лучших своих сыновей – власовцев, -- сам оценил Родину в одну бутылку? Если до вас, читатель, доходит такой юмор, -- подхихикните Богу и Его Божественной шуточке над русским народом! Над тем народом, который утратил интеллект и юмор и дошел до провозглашения себя «Великим народом»! Это – симптом полной деградации.

***

Не с будуна ли дал России Первый Президент главаря из КГБ, благословлённого церковью!? Впрочем, Московская церковь и КГБ – родня, ближе некуда: «одного разлива» из общего помойного ведра НКВД. В СССР православную церковь в 42-м Лаврентий Берия создавал, назначая в церковные кадры апостолов из палачей гебни, которые и поныне верховенствуют в Церкви. Но почему нет в храме Христа иконы Берии!?? Ая-яй-я – неблагодарны попы! Забыли создателя и покровителя церкви – Берию, воскресившего сексотное православие!! А как хорошо смотрелись бы три иконы подряд: Константин – садист сексманьяк, уничтоживший дело Иисуса Христа; Владимир – братоубийца и садист сексманьяк, уничтоживший Первоапостольских христиан на Руси ради византийского язычества; Лаврентий – тоже насчёт секса шустряк и тоже садист, уничтоживший генофонд России, ради карьеры у Сталина. Вот – «святая троица», создававшая рабскую духовность в России!

Зато теперь можно быть уверенным: ни один преступник из виновных в убийстве миллионов людей, или из тех, кто бесстыдно разворовал то, что каторжным трудом создавал народ России, наказан не будет! «Кто платит, тот заказывает музыку». В школе мы учили: в капстранах правят не президенты, а их хозяева -- олигархи. И российский президент – слуга олигархов, но для народа он диктатор, назначающий губернаторов, диктующий законы думе, состоящей из собственной партии президента. Законы олигархов, озвученные президентом, защищают убийц журналистов, воровскую распродажу России и амнистируют воров. Но! – только тех, кто ворует миллиардами. «Чужие здесь не ходят». Использованный олигархами многоразовый президент, после применения, обмену или возврату в ФСБ не подлежит. Так что, эта должность у него пожизненная. «Стерпится – слюбится», утешают народ русские деРЬмократы.

***

Когда-то ФСБ придумало версию, будто внедрило своего агента президентом в криминальную среду воровского российского правительства. Но если и ведёт агент-президент борьбу с коррупцией и криминалом, то побеждает в этой борьбе ДРУЖБА! Дружба ФСБ и криминала! И отстреливают честных журналистов в России, как уток в Подмосковье в день открытия охоты: влёт и сразу с трёх сторон: «бух!» -- со стороны бизнеса, «бах!!» -- со стороны криминала, «тарарах» -- дуплетом -- со стороны «правоХОРОнительных органов», которым честные журналисты досаждают больше всего. А как понять: кто стрелял, а кто достреливал, когда пальба -- со всех сторон?!

Где искать убийцу единственного честного священника России -- Александра Меня, который так мешал продажной сексотной верхушке Московской церкви (филиалу НКВД)!? Не ездят ныне по ночам автозаки с надписью: «Услуги на дому», (См. реп. №4), но, как и прежде, расправляются С КАЖДЫМ ЧЕСТНЫМ человеком в России профессионалы, получающие тощую зарплату в окошечке кассы своего учреждения и толстые конверты с гонорарами от бизнесменов. Раньше, чтобы человека застрелить, его везли для этого в НКВД, а сейчас расстреливают в подъезде его дома. Поистине -- «Услуги на дому»!

***

Предавали, предают и продают Россию ВСЕ: коммунисты, гебуха, дума, а, больше всего, -- народ. Причём, народ делает это бескорыстно. Но все дружно называют предателями единственных героев и патриотов России – власовцев, отдавших жизни свои за то, чтобы повернуть Колесо Истории с того позорного пути, по которому сегодня катится Россия! С пути, на который Россию направила сталинская политика и победа в Неизвестной войне. Имена героев, отдавших жизни за освобождение России от гебни, поныне правящей Россией, вызывают ярость криминальных олигархов, – сексотов гебни и членов КПСС. А гебня была, есть и будет «крышей» коррупции и криминала. У чекистов лозунг: «Бывших чекистов не бывает!» Из преступных организаций, сделав ручкой, не уходят. Правят Россией – не «бывшие чекисты», а настоящие. На радость быдлу, который раз в четыре года зовут «электорат». Но… не грешно ли так долго хихикать над убогими!?

***

«Ещё не вечер!» Не всё потеряно! На Книге Судеб есть ещё две печати. Посмотреть бы: кому будет смешно после снятия шестой печати? Это – очищение планеты гневом Божиим не через войны, болезни и голод, а через природные катастрофы, которые глушат без разбора, как динамит рыбу, не спрашивая про статус, убеждения и счёт в банке. Природный катарсис (шестая печать) последует за пятой печатью – печатью возмездия. Не отмщенные взывают, а Господь выжидает,

«пока и сотрудники их и братья их, которые будут убиты, как и они, дополнят число.» (От.6:11)

Дополняет это число Россия в Корее, Вьетнаме, Афгане, Чечне, криминальной гражданской войне, при дербанке госимущества и при уничтожении государством последних оставшихся в России честных людей: Рохлина, Старовойтовой, Лебедя, Меня, Евдокимова, Холодова, Листьева, Щекочихина, Политковской, Магницкого и тысяч других. Чаша терпения у России дырява и даже дефолт её не переполнит. Но у Бога, в отличие от русского народа, терпение не безгранично. И сбудутся слова:

«И когда Он снял ШЕСТУЮ печать, я взглянул, и вот, произошло великое землетрясение и солнце стало мрачно, как власяница, и луна сделалась, как кровь; и звёзды небесные пали на землю, как смоковница, потрясаемая ветром, роняет незрелые смоквы свои; и небо скрылось, свившись, как свиток; и всякая гора и остров двинулись с мест своих… Ибо пришел великий день гнева Его, и кто может устоять?» (От.6:12-17).

***

Но!! «Пути Господни неисследимы». Господь разумнее создателей сериалов – зачем Ему такие фейерверки? Не лучше ли сбрызнуть человечество юморком? Человечество успешно размножается, как разновидность приматов, но «человек духовный» исчезает в толпе бесхвостых обезьян-андроидов. Современная цивилизация уничтожает культуру и ведёт людей в одичание, потому что духовность человека формируется не мобилой и удлинением пениса, а искусством. При поддержке государства и церкви, создано современное искусство, формирующее нравственность народа. Под раздражающее мелькание спецэффектов, хрипят и завывают, беснуясь на эстраде, бесстыжие орангутанги, потные гориллы, обученные истеричным воплям, мимо всех нот, на «фабрике задниц», виноват, -- «фабрике поп»! После современной музыки даже в рёве сбесившегося дизеля слышны изысканные мелодии!

Дрыгают тощими ляжками, прокурено хрипят под «дизельную поп музыку», вульгарные девки «Мани-мани», затасканные, как армейские портянки класса СБУ. Ухают на телеэкранах, дубасящие друг друга, свирепые бабуины в смокингах. Миллионные обезьяньи стада восторженно визжат перед изваяниями жизнерадостных фаллосов и портретом «Незнакомки» с гинекологической точки зрения Зураба Церетелли. Вместо книг, печатается пустопорожнее «чтиво» в упрощенно компьютерном переводе с обезьяньего на русский. Чтиво не художественное, не информативное, подстать мазне концептуалистов, -- графоманское. Графоманы – это писатели с компьютерным разумом, способные написать много, банально и ни о чём. В графоманской жиже утонула русская литература.

Бессмысленное мелкотемье – искусство одичавших приматов, способных быстро соображать по шаблону, которому они научены, как программированные компьютеры. Тем для размышлений у них две: секс и деньги. «Люди перестают мыслить, когда перестают читать» (Дидро) Для современного читателя издаются журналы рекламирующие виброфаллосы. Без текста, так как современный «читатель» не читает, а «просматривает». За десятки лет в России не создано ни одной оперы, книги, картины, симфонии… Нет даже песенки, которую запела бы Россия! Прочитать, тем более написать повесть или роман приматы не способны. Бездарный, бессмысленный стишок, -- это предел интеллекта у современного примата.

Современное «искусство» становится всё «современнее». Не потому, что обогащается новыми формами и жанрами, а потому, что приближается к сортирной похабели раннего палеолита. Уже каждый знает: дерьмо размазанное – живопись, а кучей – скульптура. Вкусы людей сравнялись с обезьяньими. Миллионы мартышек восхищенно пялятся в «Квадрат» Малевича в поисках там пятого угла, а более искушенные в современном искусстве макаки, ожесточённо спорят: правильно ли экспонируется «Квадрат», или надо смотреть на него вверх тормашками!?

Остальное искусство посвящено изображению и описанию дамских филейных частей. Но нет того ребёнка, который крикнул бы: «А король-то – го-о-олый!»? Нет нормальных детей у скотов родителей: им бы травку… а, может, уже и уколоться? Экономисты доказали, что русские на территории России – все «лишние люди», начиная с Печерина. Давно пора привозить китайцев, которые в десять раз лучше работают, в два раза меньше едят и совсем не пьют.

Стадом баранов командовать легче, чем одной кошкой. Работодателям нужно легко управляемое человеческое стадо рабов, в котором каждый ненавидел бы непослушание и непослушных! Для того служат наркотики, поповская религия, «опиум для народа» и дешевая похабель «искусства для народа»! – всё то, что превращает людей в бездуховных животных с виртуальной нравственностью, создавая из них быстродействующие придатки к компьютерам и производственным механизмам.

Создаётся покорное, не думающее стадо, разгадывающее кроссворды, играющее в компьютерные игры для слаборазвитых обезьян и часами наслаждающееся «современным искусством» в порнофильмах. Создаётся скот, лишенный социальных интересов, но «знающий своё дело и своё стойло», скот, озабоченный сексом и деньгами, скот, пускающий слюни на гламур с экрана ТВ, скот, живущий по стандартной программке, а потому легко управляемый с хозяйского компа. «Наконец-то в России наступила эра великого согласия между теми, кто грабит и теми, кого грабят!!» (Солженицын).

Провидец Лев Толстой, любитель подвижных игр на свежем воздухе, ненавидел комнатные игры: кроссворды, карты, домино -- игры оглупляющие, отнимающие божественное богатство – время, когда человек должен совершенствоваться духовно: мечтать, думать, «вникая в себя», находя новые мысли в себе! Настольные игры калечат психику. В кроссвордах слово отделяется от мысли, сознание приучается к концептуальному мышлению. Компьютерные игры превращают человека в тупое, агрессивное, животное. И сегодня, для большинства людей, библейские слова: «Вникай в себя», -- бессмысленны, так как люди бездушны! Их души напичканы информацией бесплодной, не рождающей мысль!! Слова в «Притче о сеятеле»:

«Ибо кто имеет, тому дано будет и приумножится; а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет» (Мф.13:12).

Российское поповство толкует эти строчки, как призыв к наживе, хотя это толкование никак не вяжется с текстом притчи. Слова эти о почве для духовного роста, которая утучняется, давая жизнь растениям, а с бесплодного пустого места ветер сдувает последнюю пылинку. Сегодня люди разучились думать настолько, что ни художественное слово, ни юмор им не понятен, если он выше эстрадного примитива. «И каждый вечер в час назначенный» трудовая биомасса затекает задницами в кресла у телевизоров, чтобы ощутить бездумное блаженство очищения от разума! Ни один наркотик не сравнится с телепрограммами, оглупляющими Россию!

Топор – инструмент. Им можно строить и разрушать. Телевизоры, компьютеры – инструменты, которыми можно создать духовно совершенных людей, а можно – безмозглых скотов. Если зарубежные телепрограммы создают разносторонне развитых людей, открывая новые научные, географические, исторические каналы, то российское телевидение телесериалами, шоу и лживыми новостями воспитывает ублюдков. Русским олигархам нужен рабочий скот, ненавидящий мысль, благоговеющий перед властью, не понимающий, что государство и родина – понятия противоположные.

Радуются олигархи быстрому росту поголовья телевизионно-компьютерного быдла, враждебного к инакомыслию, не отягощенного мыслями, озабоченного жратвой и сексом. И не понимают олигархи, что сами они в том же стаде и их разум растворяется в том же вакууме бездуховности. Зачем Всемирный Потоп для ликвидации «гомо»? «Хомо сапиенс» самоуничтожается, добровольно избавляясь от интеллекта и охотно превращаясь в скота!!

***

Идёт время медленно, а проходит быстро. Приближается Россия к стадии интеллектуального полураспада, откуда нет возврата к разуму. За озверение гомо эретикус Дарвин не отвечает. Уже не далёк конец Эпохи Вырождения, после которой пещеру Шульган-Таш заселит человекообразный наш потомок. Зудимый блохами и последними проблесками человеческого сознания, встанет он, болезный, на задние лапочки в белых тапочках и нацарапает кусочком охры на каменной стенке предупреждение: перечёркнутый круг. Неужели… это о колесе!? Но некого спросить об этом: забыв про тапочки, потомок, почесав женилку, уже на четвереньках поча-апал искать самочку: беспокойная размножалка, ого! – как поторапливает! «Уж замуж невтерпё-ёжЬ!!!», похотливо подрыгивая ляжками, напевает он то единственное, что усвоили его предки в школе. И всё будет у него о-кей: обожают самки похотливых самцов, стоящих в позе, с видом попки, а не звёзды! -- всё будет о-кей, если по пути снова не подберёт потомок палку. (См. «Предтеча») Бог, в отличие от нашего потомка, терпелив. А история циклична и символ её – колесо! Для нас -- тысячелетия, для Бога – миг, ибо

«у Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день» (2Пет.3:8).

***

Мало что создается в России для спасения от гламурного маразма, захлестнувшего страну, как чудовищная волна грязного цунами. А, всё-таки, -- есть! В том числе этот роман. Он не для бездуховного большинства всё подавляющих андроидов, заполонивших Россию, а для тех, кто ещё может воспринять мудрость Слова Божьего, для тех, кого волнует искусство, кому не чужды интересы к наукам, кто видит красоту этого мира не только в промежности.

«Царство Божие на земле» создаётся методом проб и ошибок. Хотя и говорится на второй странице Библии, что после создания человека,

«увидел Бог всё, что Он создал, и вот, хорошо весьма» (Быт.1:31),

но, через пару страниц:

«раскаялся Господь, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце Своём» (Быт.6:6).

Не раз в Библии упоминается о раскаяниях Бога, который, то озадаченно, то с сожалением смотрит на творение Своё непутёвое… Потому, что Бог не ремесленник, одни и те же горшки обжигающий, а Творец, который в творческих муках, страдая, ошибаясь и са-мо-со-вершенствуясь! -- создает неведомое, уникальное, очень хрупкое и уязвимое чудо – РАЗУМ!
Вся Библия, от «Бытие» до «Откровения», пронизана идеей эволюции и интеллектуального возрастания человека к совершенству. Не только человека, но и возрастания Самого Бога, ибо сказано:

«возрастая в познании Бога» (Кол.1:10), «подражайте Богу, как чада возлюбленные» (Еф.5:1)!!

Потому-то человек и

«ОБНОВЛЯЕТСЯ В ПОЗНАНИИ ПО ОБРАЗУ СОЗДАВШЕГО ЕГО»(Кол.3:10),

то есть, обновляется, подражая Богу, по образу Того, Кем он создан, обновляется, как обновляется Сам Бог в процессе творчества и возрастания в знании!! Это так понятно! – потому что создаёт Бог не простейшую, как у амёбы, бизнес соображалку для барыг предпринимателей, а разум для «БОГОВ, ПОДОБНЫХ БОГУ»!!!


Конец Послесловия слегка юмористического и мистического.


И конец романа «Пятая Печать».


Аминь.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 02.11.2018 Александр Войлошников
Свидетельство о публикации: izba-2018-2403704

Метки: Великая Отечественная, История, Войлошников, Пятая печать,
Рубрика произведения: Проза -> Роман











1