Дед решала. Афера. Глава 44-2 Незабываемый рейс


НЕЗАБЫВАЕМЫЙ РЕЙС  продолжение.

Водитель автобуса, чтобы избежать столкновения, резко нажал на педаль тормоза. «Икарус» чуть проехал и встал как вкопанный. «Жигулёнок» чудом не задев эту махину, слетел в кювет. В автобусе поднялся шум. Сзади послышался женский громкий плач. Водитель зажёг свет и встав спросил:
-Все целы?
-Вон, жена у меня беременная, в проход улетела,- раздался юношеский голос.
Действительно в проходе, метрах в трёх от задних сидений на полу лежала и вопила женщина обхватив руками огромный живот. Глядя на полную растерянность окружающих, дед взял инициативу в свои руки.
-Ты парень,- это водителю,- возьми людей и посмотрите кто там в той машине,- а вы сзади все освободите сиденье и положите туда женщину.
Указание его было исполнено беспрекословно. Дед обратил внимание, что на месте где только что лежала беременная, образовалась большая лужа. «Хреновые дела, воды у неё отошли».- подумал он, зная как это происходит у животных перед родами. Почти каждый год ему приходится помогать то корове, то овце, то свинье при рождении детёнышей.
-А скажите люди добрые:- есть кто здесь из врачей?
Повисло тягостное молчание.
-Значит нет,- подытожил он.- И никто, никогда не видел как рожают женщины? – Опять молчание.
-А кто-нибудь здесь рожал?
-Ну, я рожала,- отозвалась соседка,- только я ничего не видела.
-Тогда вот что, все выйдите на улицу. А нам с вами потребуется вода и чистые тряпки.
Пассажиры один за другим покинули автобус и собрались около него в полном шоке от произошедшего.
Остался муж беременной и соседка.
В это время занесли и положили на полу водителя с аварийной машины. Он был без сознания.
-Машина всмятку, перевернута,- доложил водитель.
-Тебя как зовут?- спросил его дед.
-Саня.
-Вот что, Саня,- давай лови хоть встречку, хоть поперечку, парня надо в больницу отправить. И еще нам вода нужна, много воды. Тут вон баба рожать собралась. Ты,- обратился он к бледному, как полотно мужу,- тоже свободен. Нужен будешь, позовем. А этому,- он указал на раненного, хоть нашатыря дайте, и развернувшись пошёл к беременной в конец автобуса.
Соседка поплелась за ним. Кто-то принёс из багажного отделения две двадцатилитровые канистры с водой и кучу маек, сорочек и прочего женского тряпья, собранного пассажирами. Женщина на заднем сиденье затравлено смотрела на деда Кузьму.
-Ты, девица, не бойся. Мне приходилось принимать роды. Правда у домашних животных. Но, это разница небольшая. И баб я видел всяких. Так что энтим делом,- он взглядом указал ей на низ живота,- меня не удивишь и не напугаешь. Рожать с тобой будем. Вон воды отошли. До больницы не доедешь. Так что терпи. Будешь терпеть?- спросил он у беременной.
Та обречённо закивала головой.
-Зовут тебя как?
-Нина…
-А вас как зовут?- спросил он у помощницы.
-Татьяна Сергеевна. Ой, зовите просто Татьяной. Не до того здесь.
-Ну а меня Кузьмой зовите…Петровичем…-и после паузы добавил,- Надо бы, Татьяна, помыть девчонку. Давайте сначала сами это сделаем.. в смысле помоемся.
Он открыл канистру и, наклонив, налил соседке на ладони воду, потом себе. Попросил водителя включить весь свет. Свет оказался достаточно тусклый, но всё лучше, чем ничего.
Саня уже успел привести в себя водителя с аварийной машины и тот теперь лежал хлопая глазами на полу, не понимая, что происходит.
Дед из кармана достал складной ножичек. Открыл его.
-Ты, Нина, не смотри что я делаю,- глаза закрой и не смотри.
Та послушно закрыла глаза.
-Может ей спиртного дать?- спросила Татьяна. - У меня коньяк есть.
-Дык оно может и не помешало бы. А вдруг какие сложности? Пускай терпит. А вот нам просто необходимо,- Татьяна чуть не бегом дошла до своего места, поковырялась в сумке и принесла бутылку «Наполеона».
-Хороший коньяк,- сказал дед Кузьма и вытащив пробку, добавил,- давайте руки.- Татьяна вытянула вперед ладони, не понимая к чему он клонит, а он налил в них хорошую порцию благородного напитка. – Трите и мойте.
После этого он и себе плеснул коньяка на руки, потом вытерев их о какую-то майку, приподнял до пояса сарафан роженицы и ножом разрезал с боков трусики. Аккуратно вытащив их отошёл в сторону и велел помошнице помыть роженицу. Для этого они приспособили взятую у кого-то кастрюльку. Головка ребенка уже показалась наружу. Молодая женщина заорала что-есть духу. Татьяна бросив кастрюльку на пол, бегом бросилась вперёд автобуса, села на свое место и сжав голову руками замерла. Дед махнул на неё рукой и принялся помогать роженице. Для начала мокрой тряпкой протер у женщины всё, что там можно было протереть в таких условиях и стал расширять пальцами выход для ребенка наружу. Глядя на сам процесс родов, он пришел к выводу, что если смотреть на это с точки зрения сельского жителя, то у женщины в принципе всё её устройство то же самое, что и у любого животного. И всё бы было хорошо, если бы не её постоянные душераздирающие вопли. На его счастье роды кончились довольно быстро. Вот уже и головка ребенка снаружи, плечики. А дальше как налим, малыш выскользнул из чрева матери и очутился в сильных мужских руках. Быстро обернув его чьей-то рубашкой и положив матери на руки, дед прикрыл роженицу первым попавшимся под руки халатом.
-Сын у тебя дочка родился. Не урони.
У молодой женщины выступили слёзы благодарности.
-Ты не плач всё уже позади.
После этого он пошёл и растолкал помощницу. Та пришла в себя и хлопая глазами произнесла:
-Ой. Что-то мне поплохело. Что уже всё? Вы меня простите, пожалуйста.
-Бог простит. Встать можете?
-Ой могу. Знаете, Кузьма Петрович, как говорят военные, я бы с вами в разведку пошла. Такой вы надежный человек.
-Ага. Но сейчас мне нужно немедленно покинуть вас на некоторое время.
И действительно, уже на заключительном этапе родов у деда Кузьмы появились сильные режущие боли в области живота. «Всё, я тоже рожаю», как-то отстраненно подумалось ему «Макароны московские на улицу просятся». Боли становились сильнее и и сильнее и он боялся как бы прямо здесь не опозориться и не наложить в штаны.
Роженица перестала кричать и смотрела на своих «акушеров».
-Я ненадолго уйду, а вы, Татьяна, присмотрите за ними.
-Вы бы правда попозже ушли. Что я с ней буду делать, если что? Вы куда?
-Куда? В разведку иду. Вы же сами напомнили что надо идти. Причем сейчас! Сразу!
-Ой, дядечка, не уходите, а вдруг она,- испуганными глазами молодая мамаша показала на Татьяну,- опять упадет?
-Дык, теперь не упадет. Не должна упасть,- ответил дед и вприпрыжку припустил из автобуса, на ходу перескочив через жертву аварии. Выскочив на улицу, он сразу попал в окружение пассажиров, жаждущих пресс конференции и растолкав их молча, гонимый болями и позывами диареи, кинулся под откос. Трое наиболее ретивых, желая помочь, но не зная в чем дело, кинулись вслед. Отбежав метров на тридцать, дед уже почти сел и почти начал свои не терпящие отлагательств дела, как прямо сзади под собой услышал голос «Пончика»:
-Эй, только не на меня, я здесь, я человек, я живой.
-Какого лешего ты здесь забыл?
-Какаю, не видно что-ли.
-Где же тут в такой темноте увидишь. Что, тоже макароны попросились? Нечего было мясо у порядочных людей тырить,- ответил дед и плюхнулся метрах в трёх. В это время подбежали трое.
-Эй вы где? Что случилось?
-Что могло случиться? Окопная болезнь, не видно что-ли.
-Вот блин, мы думаем мужик герой, а он обделался при первой возможности,- засмеялся кто-то.
-При первой вы обделались, а я при второй. Поздравьте молодого папашку, сын у него родился.
-Ураааааааааа! Я отец!– заорал муж роженицы, который как оказалось, был рядом.
-Ты чего орешь? Хочешь всех позвать посмотреть на мою погибель? Лучше бы я ещё трое суток не ел, чем эти макароны на вокзале.
Внезапно сильный спазм скрутил желудок и его стало рвать. Потом всё кончилось и обессиленный дед наконец смог идти к автобусу, но внезапно остановился и прошамкал:
-Щорт, щелюшть вылещела, щвет ещть,- и вернувшись назад наклонился и стал искать свою потерянную челюсть. Наконец в нашел её и вытерев о траву поплёлся к автобусу. Около него уже стояла милицейская машина и две скорые помощи. Одна для роженицы, другая пострадавшему водителю.
-О как быштро,- сказал дед.
-Ничего себе быстро. Почти час прошёл.
Дед подошел к скорой, где сидела молодая мамаша с ребенком,
-Как малыш?
-Ой, спасибо вам! Вы нас спасли! Век не забуду!
Подошел водитель,
-Только вас ждали, можно ехать.
-Погоди, там ещё «Понщик» никак не оправитша.
-Какой «Поншик»?- не понял водитель.
-Да шищас пжидет увидишь, мы ш ним вмеште макажонами тжавились на вокжале в Мошкве.
-Аааа, там многие травятся. Вы чего шепелявить стали.
-Дык жубы вылещели, мошт у меня. Вот тжехнул штажиной, они вылещели.
-Чем жахнул.
-Не жахнул, а тжехнул, штажиной жнашит. А жубы улещели.
-Потерял что ли.
-Да не. Ижмажалша. Вымыч надо. Вода ешч?
-Вот у меня коньяк остался,- раздался от автобуса голос Татьяны,- давайте свои зубы я их прополощу.
-Я шам. Лей,- и дед протянул руку с вставными челюстями. Ополоснув их под струйкой коньяка, вытер поданной тряпкой, вставил на место и произнес фразу заставившую хохотать всех присутствующих:
-Вот дожил - зубы пьют коньяк отдельно от хозяина.
Напряжение последнего часа спало. Все разом заговорили. Про аварию, роды, несвежую еду и отравление.
Обе неотложки наконец уехали. Милиция, подписав протокол у водителя автобуса, осталась ожидать эвакуатор для вывоза разбитого автомобиля, а автобус продолжил свой путь. Водитель за время стоянки успел вымыть салон от последствий родов, на что потратил остатки воды. Встречных машин на ночной дороге было не очень много и, если бы не дедова болезнь, ехали бы вообще без остановок. Вначале он сидел на своем месте, рядом с Татьяной, сразу его зауважавшей после случившегося. Но она спала и после двух остановок из-за новых желудочных приступов, дед пересел на заднее сиденье, около окна. После того как сошла роженица и её муж, там осталось трое пассажиров, молодой мужчина и юная парочка, забившаяся в угол к другому окну. Дед попросил мужчину пересесть на его место и, думая что здесь никому мешать не будет с облегчением расслабился. Живот временами крутило, временами резало, временами отпускало. Когда становилось невмоготу, он шёл к водителю и тот останавливался и выпускал на улицу сбросить «лишний вес». Вместе с ним приспособился выбегать и «Пончик». В очередной раз вернувшись на своё место, он заметил со стороны молодой парочки какую-то непонятную возню и бормотание. В темноте дед долго всматривался и наконец понял - парень посадил девушку к себе на колени и они занялись любовью. «Из огня и в полымя. Как-то не по очереди вас разобрало. Сначала детей делают, а уж потом рожают, а здесь наоборот»,- думал он, притворяясь спящим и поглядывая на парочку.
Девица в перерывах между тихими охами и вздохами очень внятным шепотом спросила:
-Вася, ты любишь, меня?
-А сейчас я чем занят?
-Ну что ты, Вася, вечно со своими приколами.
Дед, более не скрываясь, встал и плюнув, сказал:
-Эх дожили, правда примерочную открыли,- и пошёл в начало автобуса где, спросив разрешения у водителя, сел в пустующее кресло кондуктора.
-Что, отец, опять плохо?
-Да нет, душно сзади.
-Тула скоро, немного перекуришь.
-Тула, так Тула, всё одно на каком горшке время проводить. А что это у тебя висит?- спросил дед показывая на мужской носок болтающийся на леске под зеркалом заднего вида.
-Аааа, да так ради смеха повесил, сейчас многие приклеивают ароматизаторы для улучшения запаха, они дорогие, а у меня дёшево и весело. Брызну одеколоном и еду, ароматы вдыхаю. Все спрашивают. Смеются. А знаешь что является девизом любого носка?
-Что?- раздался голос девочки лет пяти с сиденья справа,- Говорите громче, пожалуйста. Вас так плохо слышно, что я все время маму пробуждаю.
-Вон у нас собеседница появилась. Нельзя девочка громко говорить, люди отдыхают. Ну да о чем это я. Да, так вот девиз любого носка: «Меня трудно найти, за то легко потерять». Каждое утро начинается с поиска то одного, то сразу двух носок.
-У меня девиз другой.– ответил дед,- Очки всё время теряю. Этот предмет в самый неподходящий момент проваливается в тартарары. И ни какой разницы, одни у тебя очки или двое. Колдовство прямо.
-Тогда уже и мои резинки для волос. Каждое утро одно и тоже, как черти уносят,- отозвалась мать девочки.
-А у меня всегда трусики пропадают,- сказала девочка,- ложусь были, встаю нету - маме приходится мне их каждый день новые давать.
-Так их ангелочки в стирку носят, вот они и пропадают.
-Аааааааааааааа - разочарованно протянула девочка. Такая простая версия исчезновения одежды её явно не устраивала.
-Да уж, мужчинам проще, одни носки теряют,- продолжила мама девочки,- а у нас и платочки, и чулки, и колготки, и трусики, и лифчики - всё с утра в поиске. Вот вам и ваш девиз. Это не девиз - это образ жизни безалаберный.
-Так пусть дяденьки носки не снимают, как наш дедуля, и спят в них, и терять ничего не будут,- заявила девочка. Проснувшиеся поблизости пассажиры засмеялись.
-А что давай сошьем носки, будете ножками семенить как гейши,- раздался сзади молодой женский голос,- и искать не надо, а потеряются так вместе.
-Это что за звери такие, гейши?- спросил дед.
-В Японии обитают. Жрицы любви, по нашему проститутки
-У нас самих таких гейшев пруд пруди. Энти нам не к чему.
-Чем вам наши женщины не угодили. Живете как сыр в масле катаетесь,- вступилась за женщин мама девочки,- не станем мы ваши носки сшивать. Пусть теряются.
-Вот потому,- подвел черту дед Кузьма,- все носки должны быть одинаковыми. Потерял один, ещё десяток таких же на замену лежат. Слышь Саня, остановись ещё, если можешь, подышать мне срочно надо.
Вернувшись он сел на свое сиденье и отер испарину со лба.
-Что совсем плохо, может в Туле в больницу завезти?
-Дык, вроде получше уже.
-Ну смотри, если что, дай знать.

Продолжение следует. Для тех кто не любит читать - можете прослушать в моем исполнении главы книги "Дед решала" в Ютубе. ОК. ВК. фейсбуке. Твиттере. просто набрав "Дед решала. Евгений Паньшин". Моя электронная почта - panshine@mail.ru

Если понравилась публикация не забывайте ПОДПИСАТЬСЯ и поставить ЛАЙК.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 27
© 02.11.2018 Евгений Паньшин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2403407

Рубрика произведения: Проза -> Юмор











1