Среди льдин, вместе с рыбами!..


Среди льдин, вместе с рыбами!..
Среди льдин, вместе с рыбами!..

Друзья!
В России любят экстремальные виды спорта, охоты и рыбалки.
…Нынешней весной жители Барнаула стали свидетелями события, от которого мурашки по коже: в реке Оби среди льдин находился мужчина. Тонет — решили очевидцы, и поспешили вызвать сотрудников экстренных служб. Но помощь спасателей не потребовалась.
Пловцом оказался Виталий Панасюк — президент федерации аквайс-спорта Новосибирской области. Выйдя на берег, он рассказал, что каждый год весной, в ледоход любит поплавать. Причем подобные заплывы экстремал практикует уже не в первый раз. Моржеванием занимается с семи лет и каждый раз покоряет все новые водоемы. Но такого аншлага еще не собирал.
ВИТАЛИЙ ПАНАСЮК: «Я ЛЮБЛЮ ПЕРЕПЛЫВАТЬ ЛЕДОХОДНУЮ РЕКУ, ПЛЫТЬ СРЕДИ ЛЬДИН, ОНИ ЗВЕНЯТ, Я МЕЖДУ НИМИ ЛАВИРУЮ, ИНОГДА НА НИХ ВЫЛЕЗАЮ».ЭТОГО ДНЯ, ПРИЗНАЛСЯ МОРЖ, ОН ЖДАЛ ЦЕЛЫЙ ГОД. ГОТОВИЛСЯ. ВЕДЬ ПЛЫТЬ В РЕКЕ ВО ВРЕМЯ ЛЕДОХОДА — ОЧЕНЬ ОПАСНО ДАЖЕ ДЛЯ ТРЕНИРОВАННОГО ЧЕЛОВЕКА. НО ЧЕМ СТРАШНЕЕ — ТЕМ ИНТЕРЕСНЕЙ, ЗАЯВИЛ ВИТАЛИЙ. И тут же рассказал собравшимся: в ближайших планах переплыть Керченский пролив.
Конечно, сибирский «морж» не воспользуется новым Крымским мостом, поплывет рядом. Но там ведь и рыба его будет окружать совсем другая, не чета нашему сибирскому тайменю!..
Надо сказать, что для огромных просторов Сибири таймень является мистическим символом.Все народы, которые здесь жили, знали: в тайге хозяин - медведь, а в таежных речках – таймень, — говорят специалисты. — ДАЖЕ НАЗЫВАТЬ ЭТУ РЫБУ БЫЛО ПРИНЯТО НЕ ПРЯМО, А ТОЛЬКО КОСВЕННО – «ОН», «ХОЗЯИН», «ДЕД».
Таймень обыкновенный, или сибирский, — самый крупный представитель семейства Лососевые, достигающий 1,5-2 метров длины и 60-80 килограммов веса. Обитает в пресной воде — реках и проточных холодноводных озерах и никогда не выходит в море. ВСТРЕЧАЕТСЯ У НАС НА ОБШИРНОЙ ТЕРРИТОРИИ: ОТ ПРЕДУРАЛЬЯ (БАССЕЙНЫ РЕК ПЕЧОРЫ И КАМЫ) ДО ВОСТОЧНЫХ ОКРАИН ЯКУТИИ И ЮГА ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА (РЕКИ ЯНА, АЛДАН, УДА, ТУГУР, АМУР С ИХ ПРИТОКАМИ).
Тайменя не зря величают "водяным тигром". Это дерзкий, неудержимо стремительный, сильный и ловкий хищник, добычей которого становятся не только рыба, но и разные животные — утки, кулики, мыши, белки и даже ондатры. Обладая отменным зрением, он способен хорошо видеть в воде, а также различать низкорасположенные на берегу предметы. Бывали случаи, когда таймени хватали зверьков на суше, если те оказывались рядом с урезом воды.
У тайменя торпедообразное мускулистое тело, покрытое плотной мелкой чешуей, широколобая сплюснутая сверху вниз голова с большой пастью, усеянной острыми, загнутыми внутрь зубами, мощный упругий хвост. СПИНА ЧЕРНО-БУРАЯ, С ЗЕЛЕНОВАТЫМ ОТЛИВОМ, БОКА ДЫМЧАТО-СЕРЫЕ ИЛИ КОРИЧНЕВАТЫЕ, БРЮХО — СЕРОВАТО-БЕЛОЕ. НА ГОЛОВЕ, БОКАХ, СПИННОМ И ЖИРОВОМ ПЛАВНИКАХ — РОССЫПИ ОКРУГЛЫХ ИЛИ ПРОДОЛГОВАТЫХ ТЕМНЫХ КРАПИН. ХВОСТОВОЙ И АНАЛЬНЫЙ ПЛАВНИКИ ОКРАШЕНЫ В ОРАНЖЕВО-КРАСНЫЙ ИЛИ БАГРЯНЫЙ ЦВЕТ. ОСОБЕННО КРАСИВА РЫБА В БРАЧНУЮ ПОРУ, КОГДА ПОЧТИ ВСЯ ОНА ОБЛАЧАЕТСЯ В ПЛАМЕНЕЮЩИЙ НАРЯД.
Таймень как биологический вид живет дольше других лососевых: до 30 лет и более, причем в течение всего этого времени беспрерывно растет.
…Что ж, наши сургутские рыбаки знают все и о местных, и о дальневосточных тайменях. От Северной Сосьвы до рек ЯНА, АЛДАН, УДА, ТУГУР, АМУР С ИХ ПРИТОКАМИ они прошли экспедициями на своих надежных катамаранах, сняли увлекательные фильмы о спиннинговой охоте на «деда».
На ТВ Югра-Трэвэл эти ролики часто крутят!
А вообще-то в Сибири и повести, и рассказы пишут об увлекательном отдыхе на реках и озерах! С удочкой и спиннингом...(см.ниже).
Вл.Назаров
***************
Перволёдье.
Случилось это в 2009 году. Когда зима долго не могла войти в силу. Лёд уже встал, но пройти по нему было невозможно. За тонким ледком незаметно пролетало перволёдье. Истосковавшиеся души зимних рыбаков ждали морозов, хотя бы небольших, чтобы лёд окреп. Простые обыватели кутались в шубы, с усмешкой глядя на рыбаков. Не понимая прелестей зимы в родной Сибири, подзуживали над ними. Зимние рыбаки с сожалением смотрели на тех, кто не открыл для себя радость первых морозов, для кого: “Опять зима”…звучало уныло и холодно.
Настала суббота! Самые нетерпеливые испытывали перволёдье на разных местных водоёмах, созваниваясь между собой. Звонок с Беловского ВДХР:
- Есть! И лёд, и рыба!
Сейчас едем. Остановка у магазина.
– Вы на рыбалку?
– Да!
– Вон один нырнул,
Рассказывала местная жительница
– Лишь одна шапка сухая. В баню пустила, сушится, пока муж на работе.
Представилось: баня и два напуганных глаза в окошке…
На водоёме народа не так много. Вон тропинка с огорода, несколько шагов по льду, прорубь, и опять быстрые шаги домой. Выбрался сам… Значит не первый случай уже сегодня.
По натоптанной тропе иду к кучке рыбаков. Забурился. Где-то сзади звучит звенящий голос. Незаметно повернувшись в капюшоне, увидел обыкновенную женщину средних лет. Рядом сидел рослый мужчина. Присутствие женщины влияло на рыбаков. Было тихо и спокойно. И в этой тишине хорошо были слышны их голоса. Её рассказ был, что на улице она была одна девочка, играла с мальчишками в войну. Он говорил, что лучше иметь двух надёжных друзей, чем много, но кого попало.
Вечерело. Люди понемножку начали собираться по домам. К “нашей” парочке подошли ещё двое, видимо те, два верных друга. И они все вместе подались на выход. Из-за острова шла группка рыбаков. Интересно, а как там клёв, есть рыба - нет?! Двинулся в их сторону, невзначай бросив последний взгляд в сторону той, которая только что рыбачила здесь. И не понял: На льду лежал кто-то и, казалось, размахивал руками – ногами.
- Да он же провалился... Господи!
- Мужики! У кого есть верёвка?
Кинулся к этой группке. Впереди шёл плюгавенький с мутным взглядом мужичок. Рот его окружала пена, похожая на вспененную сперму.
– Ха! Нырнул дурак!
Грохотало это маленькое плюгавенькое чудовище. Фу-у. Скорее к машине. Топор. Деревце на берегу. Одно – маленькое, другое.
– Дед! Куда? Провалишься!..
Николай Иванович, по доброму – Дед. Схватив маленькую ветку, не взирая на свои 75 лет, уже мчался на помощь к незнакомому мужику, попавшему в беду. Рубанув подлиннее ветку, помчался догонять деда.
Незнакомец опёрся на лёд обеими руками, пытаясь выбраться разом.
– Стой! Не делай так! Ложись на лёд животом, поворачивайся на спину, выкатывайся.
Но он не слышал. Лёд проломился и он вновь рухнул в ледяную воду. Движения его на глазах ослабевали. Друзья легли на лёд и поползли к нему. Первый кинул ему рукав снятой с себя куртки, второй страховал первого, держа его за ногу. Ухватившись за рукав куртки, мужик обессилил, движения стали медленные, обречённые. Он потянул её к себе, упёрся грудью в лёд, лёг на него руками и замер. Всё тело его находилось в ледяной воде, и лишь плечи и голова, в пропитанной мокрой одежде, находились на поверхности этой разросшейся полыньи.
– Давай! Давай!
Кричали отчаянно друзья. Видя как быстро, на глазах у них, замерзает друг.
– Шевелись! Старайся!
Но сил уже не было. Он быстро ослабевал и не видел вариантов спасения. Смирившись с участью, замерзал заживо, молча, улёгшись на локти. Лёд под ним просел, уйдя в воду. Но друзья, рискуя, как и он оказаться в воде, не прекращали бороться за жизнь друга. Им удалось затащить его на этот ледяной приступочек, ушедший в воду. Почуяв спасение, мужик ожил, начал медленно шевелится, помогая друзьям слабыми движениями.
Чудо свершилось. Потихоньку, помаленьку, не теряя веры, они выручили друга. Мужик, весь мокрый, стоял на крепко.
Подарок от бобра.
Год назад ехали мы с дедом Николаем к Нарыку. Дорогу – спуск нашёл, но сильно крутую, по высоченной траве среди деревьев. Нашёл раньше, без него, и теперь незаметно наблюдая за его эмоциями, медленно спускался вниз по уже успевшей спрятаться колее одноходке. Дед непрерывно тормозил обеими ногами, помогая при этом округлостью глаз. Про выезд обратно он ещё не думал, а это была ещё более интересная картина. Но уж очень хотелось попасть именно в это, заросшее за многие годы, место. Место, где много лет назад, впервые побывал с «ушедшими» Володей и Годеном на рыбалке.
Выйдя благополучно к реке, перевели дух. На противоположном берегу к воде спускалось сразу несколько звериных водопойных троп, отделённых друг от друга не большими участками травы и прибрежного кустарника. Кругом нас стояли заросли буйного берегового разнотравья, в котором тонули и мы, и машина. Была осень или позднее лето. Мошка и прочий гнус уже не так буйствовали в своих исконных местах, но всё-таки проявляли не только любопытство.
- Ага, городские приехали! – Неслось на их гнусном языке.
Вокруг не было ни души. Стояла стрекочущая тишина. На лёгком перекате не шумно переливалась вода. Трава местами была примята, но это были не человеческие следы, скорее всего волки прыжками передвигались к воде. Пахло опасностью и приключениями.
Вначале мы, негромко разговаривая между собой, спустились к воде. Место это было знакомое, глубокое, доходя местами до четырёх, пяти метров. Прошедшие годы сильно изменили эту ямку – она значительно помельчала.
- Николай Иванович! А что это мы с тобой говорим вполголоса. Людей здесь нет, не обурят. А звери наоборот должны знать, что мы здесь.
За противоположным берегом раздалось что-то непонятное, вначале осторожное, потом смелее, с какой-то наглой хозяйственностью в этом глухом месте. Дед прислушался, замер, глядя на меня. А откуда я знаю, кто там орёт, что за зверюга. Не видно никого. На медведя не похоже, тот как рыкнет, это тебе не вольер, это тайга матушка, а он хозяин. Ноги сразу бежать хотят.
- Э-э-эх! – громко отозвался, обозначая себя. Дед вздрогнул.
Рёв оборвался, потом вновь повторился, но уже в отдалении.
Выбрав места и размотав удочки, начали рыбалку. Дед рыбачил с одной стороны этого выдавшегося мыса, я – с другой. Клёва не было. Может, мы со снастями не угадали, может, просто не брало. Да рыбы просто не было, ушла куда-то. Мы же неожиданно приехали. Слышу, Дед орёт диким голосом, я к нему.
- Ты чего?
- Кто-то там ходит, на том берегу.
- А орал почему?
- Как и ты, обозначился, что я здесь.
- Понятно. Молодец!
У берега плавала свежая осиновая чурка. Она была с обеих сторон обгрызена бобрами и со снятой их острыми зубами корой.
- Возьму домой. Жене подарю. Подарок от бобра будет.
Женщины они народ такой, что зачастую для них не сам подарок дорог, а то чувство, что о них помнят, дорожат ими.
Подарок пришёлся по душе. Повертев любопытно чурку в руках, погладила следы острых зубов на осинке. Подумала о чём-то своём, и положила её за баню.
- Что на этот раз задумала, опять настойку будет делать или ещё что?
По весне она повелела нарезать молодой осиновой коры. В ЗОЖе вычитала что–то. Сделала настойку, настояла ну и мне.
- Пей.
Попробовал, горькая, бобром бы не стать, отказался. Что на этот раз придумает? На следующий день попросила порезать чурку на наклонные плашечки. Порезал. Хотел шлифануть их, чтобы блестели.
- Не надо, так оставь. Просто подрежь немного, чтобы занозы не торчали.
Взяла загадочно плашечку и ушла в дом.
Прошло время, забыл уж про эту бобровую осинку. Но, увидев плашечку вновь, удивился.
- Зачем она тебе, что под подушкой её держишь?
- Спасибо тебе и бобру за этот подарок. Как начинают суставы ныть, приложу, подержу немного и, куда-то уходит, отступает боль.
Верить, не верить в такое необъяснимое, но ведь зря не скажет. Значит помогает. Значит, действительно что-то в этом есть.м льду. Его невозможно было узнать. Это был совсем не похожий на того мощного соседа рыбачки, что рыбачили рядом. Лицо его покраснело и опухло, щетина на лице взъерошилась, пытаясь сохранить каждую капельку тепла. Бахил с валенком был, наполовину стянут с ноги, в воде снять пим почти невозможно. Он терял сознание, но чувство неоконченной опасности тут же возвращало его к действительности. Он уже не чувствовал холода, его просто всего трясло. От нервного перенапряжения, от перенесённого, от мороза, от подаренной верными товарищами возможности снова жить.
Друзья повели спасённого к машине. ОНА осталась здесь, у этой открытой купели. Глаза её сияли. Казалось, она вся светилась, врезаясь в память своим каким – то божественным женским образом. Восхищённо любуясь, взирал на эту ликующую красоту.
- Откуда вы?
– С Прокопьевска. С Южного.
Почему она светилась? Так и осталось загадкой. Может потому, что сделай она шаг раньше, и тогда неизвестно, смогли бы её спасти. А может, радовалась за верных друзей, за спасённого товарища.
Теперь уж не суждено узнать, как и их дальнейшую судьбу.
«Рыбалка с чемпионами».
Эта поездка на рыбалку оказалась неожиданной. Вроде не собирались, вдруг раз,. и мы в пути в горную Шорию.
Пруд находился в горах. Не совсем на высоте, но все-таки не на равнине. Прошёл слух, что какой-то «крокодил» рвёт китайки у сетевиков. Это подогревало интерес. Две машины, куча спиннингов на карпа, два «снайпера» и двое праздных рыболовов, шли с надеждой не только встретиться с этим подводным йети, но и постараться изловить его, балуя себя незабываемыми впечатлениями.
Прибыв утром, обнаружили пустынный берег. Никого! Здорово то как! Но сказка длилась не долго. В 10 утра появились спортсмены. Сноубордисты. Надежда нашей Российской сборной, проводящие здесь свои тренировки с 10 утра до 6 вечера, гоняя за моторкой. Нам оставался лишь вечер, ночь и утро.
День был пустым. Никто не увидел ни одной поклёвки. Прикормка не помогала. Не было поклёвок ни на спиннинги, ни на удочки. Казалось водоём пустой. Такое чудесное место и нет рыбы?
Берега были крутыми, уходя сразу в глубину. Может слабая кормовая база, поэтому и не кишит здесь рыба, может карп – обжора всех мальков побил, какая вообще здесь водится рыба?
Сказывали разное, но совпадало одно. Был когда-то карась, мелкий окунь, карп. Настроились на карпа.
Тёплая ночь прошла сумбурно. Наехавшие отдыхающие жгли костры, пускали салюты, веселились от души и на полную. Ни что не смазывало атмосферу праздника. Вода в озере даже ночью оставалась горячей.
Утренние проверки спиннингов разочаровали – пусто. Но радовало, что под деревьями по берегу было полно грибов. Молодые скользкие шляпки бычков радовали глаз. Было жарко, солнечно. Вилась мошка, слепни. Кустики малины краснели ягодками. Лесная земляника радовала своими дарами. В кустах и под камнями прятались гадюки, в высокой траве притаились клещи.
Но атмосфера праздника ничуть не блёкла, она просто стояла, витала вокруг. Радостно напрягая, как - бы подготавливая к неизбежному, неотвратимому, которое должно было вот - вот грянуть. И желанный миг настал.
- У вас спиннинг трещит - Крикнул Стас Пономаренко, член сборной, денно и нощно не покидающий весь тренировочный сезон берег этого озера.
Дальнейшее надо было смотреть совладевая с эмоциями.
Здоровенные мужики, мчались на высокой скорости вниз по тропе, по каменистому склону. Забыв про всё, не разбирая дороги, лишь глядя на тот берег, где только что сработала трещотка. Если бы лодка не попалась сразу на глаза, то они, забывшись, кинулись бы в воду в одежде, лишь бы скорее, вплавь, добраться до дёргающегося спиннинга. И не зря! На крючке был зеркальный карп, потянувший на 8,700. Лишь посадили его в садок – снова треск «Невской». А это такая сладкая музыка, когда срабатывает катушка. Не потихоньку - пугливо и коротко. А резко, с силой, утаскивая вглубь метры мощной лески.
Второй карп был поменьше, на 8,600кг, простой не зеркальный. Но на этих гигантов сбежался посмотреть весь берег, казалось человек 100, а может даже 50. Многие фотографировались, взяв в руки трофей, и уже в уме сочиняли историю, как они сами поймали эту рыбку. Юные девушки предлагали отпустить рыбок, что мы и сделали. Отпустив в садок у пирса, где держали их до самого отъезда.
С сайта: http://www.sibrybalka.ru/
***************
Материалы из Сети подготовил Вл.Назаров.
Нефтеюганск
20 июня 2018 года.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 02.11.2018 Владимир Назаров
Свидетельство о публикации: izba-2018-2403375

Рубрика произведения: Проза -> Статья











1