Исповедь ангела. Глава 3.


           Очень страшно жить без будущего, без надежды, без опоры. Мне казалось, не выстою, не смогу, сломаюсь. Спина не выдержит такой ноши и переломится, но дни шли, а я все жила. Каждое утро ходила на работу, переделав все дела, устраивалась в уголке коптерки и открывала книгу. Это было самое любимое время, настоящая жизнь. Сколько историй я перечитала, сколько судеб пережила вместе с героями, не счесть! Мои слезы текли от безысходности, мой плач за героев был сильнее, чем книжный. Книжное горе переживала остро, с надрывом, с болью. Свою жизнь жила, словно замороженная, без улыбки, без эмоций. Что толку от этих эмоций, какая от них польза? Если ты ничего не можешь изменить в своей жизни, реви не реви. Горю надо помогать делом, вот я и работала круглые сутки, брала подработку, замещала заболевших, отпускников. Не ленилась, а дома всегда была дармоедкой. Почему? Мне было не понятно. Почему мама прощала отцу безделье, каждое утро давала деньги на пиво, а с меня сдирала три шкуры? Сколько я не задавала вопросы, ответов, все-равно, не получала. Так жила почти десять лет, словно в тюрьме, от звонка до звонка. Думала, умру в своем углу, нелюбимая дочь своих родителей. Но, видишь, как все получилось.
Комната мне очень понравилась, два больших окна выходили в сквер. Летом деревья будут заглядывать в них, птички разводить свои трели. Мечты прервал стук в дверь.
- Открыто – вспомнила, что оставила дверь незапертой.
- Не закрываешься, Катюша – улыбаясь, сказала Татьяна Николаевна.
- Забыла запереть – обрадовалась гостье.
Татьяна Николаевна внесла большую коробку, следом юноша занес еще одну.
- Спасибо, Костя, - поблагодарила она его. – Это тебе, разбирай.
В коробке лежали шторы, скатерть, посуда. Все такое красивое!
- Подобрала на новоселье. Здесь – она указала на вторую коробку – обрезки из театральной мастерской.
Я визжала от восторга, это было настоящее богатство: парча, лен, бархат, шелк. Некоторым тканям я не знала название.
В дверь снова постучали, не дожидаясь приглашения, в комнату ввалилась комендантша.
- Татьяна, Николаевна, голубушка, я не знала, что это ваше протеже. Сейчас все организую, не беспокойтесь. Устроим по высшему разряду.
Комендантша испарилась, через час в комнату стали заносить кресла, стулья, торшер, даже небольшой диван принесли. Мебель была разномастная, но вполне приличная. Внутри меня все ликовало, я чувствовала себя королевой бала, столько внимания за один вечер. Татьяна Николаевна сказала, что не будет мешать моему устройству, зайдет завтра. К ночи комната преобразилась, мне она казалась будуаром знатной дамы. Словно принцесса из сказки, я ложилась спать в предвкушении сладких снов.
Сон не оправдал ожидания, я от кого-то убегала, от кого – не видела, но чувствовала его, словно черную тень. Я убегала, а он набрасывал на меня лоссо, которым ловят лошадей. Я задыхалась, вырывалась, но лоссо снова летело на мою голову.

                 Через пару дней наступили первые выходные. Я ждала их в предвкушении работы, сказочных путешествий. С утра устроилась с шитьем на диванчике. В этой позе и застала меня Татьяна Николаевна.
- Катюша, хорошо устроилась, комната стала уютной. Я пригласила гостей, напекла пирогов, будем пить чай и разговаривать о твоих сказках. Я их размножила и разослала знакомым, сегодня они скажут свое мнение. Надеюсь, это тебя не пугает?
- Немного пугает, я не знаю, как реагировать на замечания, критику.
- Ничего страшного, Ну не понравятся они кому-то, даже, если не понравятся всем, у тебя есть другое дело, которое, я уверена, будет успешным. Но, если будут замечания, которые можно исправить, придется поработать. Ты не возражаешь?
- Что вы, как я могу возражать? Я готова все сделать, чтобы сказки понравились людям. Мне-то они очень нравятся.
- Мне тоже понравились, они светлые, радостные. В них присутствует добро и зло, нет жестокости, насилия. Добро побеждает, но без агрессии, с помощью любви. Это хорошие уроки для неокрепших душ.
- Вы так прекрасно говорите, я не смогла бы сказать лучше.
- Замечательно, будем накрывать на стол, скоро подойдут гости.
Через час в моей комнате стало тесно, двое мужчин и одна женщина громко смеялись, распивая чай с пирогами.
- Что ж, поговорим, для чего мы собственно собрались – сказал мужчина, представившийся Вадимом Яковлевичем. Он был тогда в доме Татьяны Николаевны, его я запомнила. – Ваши сказки занимательны и даже очень. Конечно, чувствуется корявый почерк, не совсем отлажена лексика. Вы не обижайтесь, Катенька, это профессиональный сленг, я не хочу вас обидеть. Есть в ваших сказках что-то неуловимое, они напитывают энергией, появляется хорошее настроение. Послевкусие долгое и сладкое. Это большой плюс для начинающего писателя.
Все слушали внимательно, женщина кивала в знак согласия. Я была полна ожидания. Нет, я не питала больших иллюзий, точнее, никаких иллюзий не питала. Я сравнивала свой стиль с любимыми авторами, и сравнение всегда было не в мою пользу.
- И все же, мое мнение, с этим нужно поработать, если у вас, Катя, есть желание.
- Конечно, я согласна.
- Сами вы не справитесь, Ядвига Ивановна согласилась взяться за эту работу. – Вадим Яковлевич посмотрел на пожилую женщину, похожую на дореволюционную учительницу.
- Да, да, я готова поработать с этим материалом. – Ядвига Ивановна согласно закивала головой. – Материал любопытный, сюжеты больно интересные. А все остальное мы сможем подправить.
- Вот когда подправите, тогда и поговорим о деле. А пока я для себя ничего не нашел. – Вступил в разговор второй мужчина.
- Замечательно. О тонкостях мы договоримся позже, главное, решение найдено, согласие получено. – Татьяна Николаевна быстро расставила точки. Я поняла, предстоит с Ядвигой Ивановной работать над сказками, как, не знала, но предвкушение согревало душу. Поговорив еще немного, гости разошлись.

                День прошел замечательно, вечер же нагнал тоску и слезы, долго плакала. Я не знала, правильно ли поступила, оставив родных, удобно устроившись в своей замечательной комнате. Как они там? Мое сердце сжималось от боли за них. Я любила свою семью, жалела, всегда хотела заботиться о них, оберегать от бед и несчастий. Как это сделать? Отдавала всю заплату, большая часть которой шла на алкоголь для отца. Дома мама всегда держала бутылки со спиртным. Спрашивала маму, почему она так делает? «Не вмешивайся не в свое дело – отвечала она. – Все-равно, не поймешь». Что я должна понять? Как можно своими руками спаивать мужа? Алкоголь разрушает все. Некогда добрый отец постепенно превращался в домашнего тирана. Он грубо вел себя с мамой, с нами. Мы становились врагами, когда не было выпить и в доме не оказывалось денег. Мама шла к соседке, брала взаймы, я бежала в магазин. Иногда это было посреди ночи, а утром мне рано вставать на работу. Никогда не пойму такого поведения. Боюсь, что не выйду замуж, не заведу детей, чтобы не обрекать их на подобную жизнь. С каждым днем жизни с родителями моя вера в мужчин таяла, словно весенний снег. С каждым днем на мужчин смотрела через призму своего отца, на семейную жизнь через жизнь родителей. Мне казалось, выхода нет. Этот лабиринт не имеет выхода, это западня судьбы, в которую я по какой-то причине угодила. Причину понять не могла, выход не видела, что делать – не знала. Переживания проносились в моей голове, отдавая болью в сердце. Так и уснула на мокрой от слез подушке.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 02.11.2018 Ольга Фишер
Свидетельство о публикации: izba-2018-2403346

Рубрика произведения: Проза -> Повесть











1