Майор и полковник.


     Довелось старому доброму Михалычу, опосля срочной службы, еще Родине послужить в качестве служащего СА* в некоем Военном Представительстве. Немного немало, а почти 12 лет оттарабанил он в нем аж до развала Великого и Могучего. В народе бают, что только в армии бывает то, чего не бывает нигде и никогда! Свидетельствую: сие – правда, ибо вспомнился мне недавно из моей воинской жизненной практики случай забавный и анекдотичный. На N-ском объекте начальником кустовой приемки** пребывал некто майор Абузар Ахмедович Хаттамов. Человеком он был хорошим, добрым и, главное – нескаредным. Ежели, когда какие деньги собирали на праздники (или, не дай Бог, на поминки!), то Ахмедыч всегда давал больше гражданских лиц, со словами: «Пока здесь я - начальник и зарабатываю больше, чем вы!». За то и уважали. Росту он был ниже среднего, полноват, в меру грузен. Числился за майором лишь один грешок: был он, как говорится - тугодум. Нельзя сказать, чтобы совсем «тормоз», но «завихрения» подчас случались. За то и называли иногда подчиненные его за глаза беззлобно Абажур Ахмедовичем. Начальником же всего Представительства был полковник Дубовик – двухметровый хохол широкоплечий и кряжистый с пудовыми громадными кулаками. В гневе бывал он грозен и беспощаден, дисциплину любил четкую армейскую. При случае, мог проштрафившегося офицера и на гарнизонную «губу»*** на недельку отправить, а гражданскому - «строгача» влепить с занесением в ТК****. Дело свое производственное и армейское знал он хорошо, так что подчиненные его уважали, да и, подчас, побаивались.

     Рабочий день в приемке начинался в половине девятого утра и завершался в пятнадцать минут шестого вечера. Причем, упаси божок, если кто с работы сбежит! Как частенько говаривал сам шеф: «Делай, что хочешь, но не «залетай»! Ну, а если «залетел», тут уж, не обессудь, отвечать будешь по полной программе!» Одним словом, как-то раз после сытного обеда Абажур Ахмедович «слинял» домой по каким-то неотложным семейным делам. Ровно в 17.10. к дверям подкатывает УАЗик дубовика и начальник входит в кабинет. Михалыч сидит за столом курсовой проект кропает (тогда еще в институте учился на вечернем отделении). Сходу вопрос:
     - Где Абузар Ахмедович?
     - На территории , - начинаю трёп я.
     - Ничего. Я подожду, - следует ответ.

     Ровно в 17.15. Дубовик снимает трубку телефона (мобильников в те, доинтернетовские, времена еще не было), крутит диск, и я слышу следующий диалог:
     - Здравствуйте! Абузара Ахмедовича можно?
     - Вы не туда попали. Это не квартира Хаттамова!

     На следующее утро, за пятнадцать минут до начала рабочего дня, служебная машина начальника ВП уже была припаркована возле нашей приемки. Дубовик широким шагом нервно мерил тротуар из стороны в сторону в ожидании, когда ему отворят входную дверь. Открываю. Вошли. Полковник снимает «фургон»*****, садится за начальственный стол, ждет. Ровно в 8.30. заходит Абузар. Дубовик без предисловия мне:
     - Выйди!

     Выхожу вон, притворяю за собой дверь, и слышу рев белого медведя в теплую погоду:
     - … твою мать! Я тебе, шельмец, дам не туда попали!

     Семь суток «губы» товарищ полковник товарищу майору «прописал» на раз-два, а про квартиру Хаттамова еще целый год ржака по всем приемкам гуляла!
---------------------------------------------------------------------------------
*СА (сокр.) – Советская армия.
**Кустовая приемка – одно из подразделений в структуре Военного Представительства.
***«Губа» (жарг.) – гауптвахта.
****ТК (сокр.) – здесь: Трудовая Книжка.
*****«Фургон» (жарг.) – фуражка.

31.10.18.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 18
© 31.10.2018 Глеб ФАЛАЛЕЕВ
Свидетельство о публикации: izba-2018-2402272

Рубрика произведения: Проза -> Быль











1