Архитектура или Революция.



О лицемерии «охранителей».

Давным – давно, я писал сценарий для телеочерка о главном архитекторе города Иркутска.
Первым делом пошел к нему и поговорил об архитектуре. Павлов, был уже несколько лет главным архитектором и меня поразил его пессимизм по поводу застройки города. Основную его мысль он сам и сформулировал. «Архитектуру в Союзе убили «хрущёвки». Люди отвыкли не только строить, но и жить в нормальных, удобных и красивых домах…»
После интервью с Павловым, я пошел в новый дом, единственный нестандартный, где квартиры располагались в двух уровнях. Поговорил с одной из женщин живущих в нем. На вопрос нравится ли новая квартира, она пожаловалась, что на днях, пьяный зять спускаясь по лестнице со второго этажа квартиры упал и сломал руку.
А я слушая её жалобы, понял, что пока люди не привыкнуть жить в домах красивых и разных, они будут жаловаться на то, что новые квартиры не похожи на квартиры в хрущевках. Оказывается, к плохому, русские люди привыкают быстрее, чем к хорошему, но непривычному!
Когда я сдавал материал редактору, то мы заспорили о стратегии застройки города. Тогда в самом центре Иркутск, стояли деревянные одноэтажные дома с печками и помойками-туалетами на улице. Я говорил о необходимости снести эти трущобы и на их месте построить хотя бы те же хрущевки.
Ведь в этих трущобах жили люди, граждане Союза. Они тоже имеют право приобщиться к достижениям цивилизации, как и все «редакторы и охранители» живущие за чужой счёт!
Она возражала мне что это часть истории города, что тут останавливался Чехов. Я напомнил ей афоризм известного французского архитектора Корбюзье, который говорил «Архитектура или революция» - имея ввиду создание в городах и селах современную среду обитания человека.
После препирательств, я её спросил где она сама живет. И выяснилось, что её семья живет в сталинских домах, где высота потолков до трех метров и кухни больше зала в хрущёвках.
Уже тогда я задумался о том лицемерии, ставшее родовой чертой советской образованщины которая называла себя интеллигенцией. Уже тогда, её отличало желание выделится и завести для себя, точнее для «своих», некую отличительную особенность, которая отделяла бы их от неразвитых «рабочих и крестьян».
Одной из таких характерных черт стало «охранительство». Они охраняли старые дома, старые рощи, и наконец уже откровенно перешли на воспевание старых порядков и нравов аристократии времён Пушкина или даже Екатерины Второй.
Уже тогда, они были не прочь, перефразируя известные строки из стихотворения Зинаиды Гиппиус: «… и снова в хлев он будет загнан палкой, народ не уважающий святынь»!
И в конце концов, они это сделали, воспользовавшись неразберихой в головах обывателей и предательством парт номенклатуры в девяностые годы прошлого столетия. Именно они совершили ползучую контрреволюцию, а сегодня надеются, что народ разделённый на богатых и бедных, снова вернётся к порядкам столетней давности!
Одной из особенностей новой аристократии и их прислужников, является охранительство – иначе говоря, они за восстановление старых порядков и потому яростно противятся всему новому как в социальных отношениях, так и в материальной среде!
Часто, нынешняя образованщина, неспособна объяснить подсознательное тяготение к старине, «в России, которую они потеряли». Был такой фильм в те страшные девяностые, который утверждал, что монархия в стране была благом не только для богачей и аристократов, но и для народа!
И это лицемерие, со временем принимает образ новой идеологии правящего класса, которую сегодня разрабатывают идеологические прислужники из новой образованщины, по прежнему называющая себя интеллигенцией.
Проблема сохранения старины, связана ещё с тем, что Россия страна «деревянной культуры», в отличии от «каменной культуры издавна существующей в Западной Европе. Но в России, каменная культура не прижилась, потому что после войн и раззорений можно было используя дерево, которое в России всегда было в избытке, восстанавливать разрушенное в бесчисленных войнах.
Поэтому, в русских городах, нет понятий «старый город» - привычная деталь для европейских городов, где он существует и виде старинных замков, соборов и поместий.
Каменная культура не прижились, по разным, часто по историко-драматическим причинам, на большей части территории страны, исключая некоторые северные города, долгое время находившиеся под влиянием соседей из Скандинавии. Таков Новгород, часть строений Золотого кольца, ну и конечно Петербург…
Но как такового, «старого города» в большинстве поселений не существовало. Дерево горело, гнило да и сама история с войнами разграблениями и пожарами, противилась преемственности жилой среды.
Этим наверное можно объяснить и короткую историческую память – ведь трудно писать историю, когда жилая среда в связи с очередным разрушением длится не более очередных двухсот лет.
Однако, из этой ситуации есть простой выход - для восстановления или создания облика «старого города», надо всего лишь восстановить, где-то на отдельном участке города и обязательно в центре, реставрированную «старину», где люди могли бы почувствовать аромат той эпохи.
А жалкие лачуги, в которых живут люди, в совершенно неприемлемых, для современного человека условиях, снести и на их месте поставить современные жилые дома, с интересной и разной архитектурой, с квартирами, обеспеченными всеми удобствами городского комфорта. Тогда, во времена написания мною сценария о работе главного архитектора города, такие мысли были восприняты образованщиной как кощунственные.
Но сегодня в Иркутске, в красивом месте на холме над рнкой, восстановили целый район «старого новодела», который вполне отвечает не только восстановлению облика города девятнадцатого века, но и становится культурным центром и местом отдыха и гуляний горожан…
Недавно, в одном из выступлений, Путин говорил, что будет бороться с безответственностью чиновников и «охранителей» в том числе! И это показывает, что власть начала понимать значение жизни конкретного человека, часто до сих пор живущего в трущобах, которые хотят сохранить «для потомства», рьяные охранители.
На первый взгляд кажется, что «охранителями» должны быть люди пожилые, желающие сохранить обстановку и среду их детства. Однако в России, парадоксальным образом, главными охранителями являются молодые образованцы, нашедшие в этой деятельности возможность выделиться, отличиться своей особенной любовью к прошлому, от среды необразованных обывателей - «быдла», как они называют простой народ.
Психологически, желанием образованцев, стать новой аристократией, вполне объяснимо. Но трудно заставить простых людей - народ согласиться с такой реставрацией прошлого, с осуществлением идеи нового разделения страны России на богачей и бедняков, на господ и рабов…
…На сайте «Свободная Пресса», прочитал статью писателя и депутата Сергея Шаргунова, который настаивает, что он из нынешних «левых».
Но почитайте его статью о Боровске, где по его словам «разрушают древности» построенные в двадцатом веке. и вы поймете, что его «левизна» – всего лишь конъюнктурное хотение представить себя защитником бедных и угнетённых.
Лицемерие таких «леваков», удивляет в первую очередь тем, что взрослые люди совершенно лишены саморефлексии и не могут на себя и свой характер посмотреть со стороны.
Вот цитаты из этой статьи, которая пафосно называется «Разбой в Боровске» и напечатана в «Свободной Прессе», кстати главным редактором которой и является Сергей Шаргунов:

«В древнем русском городе Боровске Калужской области сейчас один за другим сносят исторические дома и даже выявленные объекты культурного наследия.
Какие же скоты!
Иначе не скажешь…»

…Поражает безапелляционность и оскорбительный тон этой статьи, что в принципе и свойственно молодым «левакам».
И гнев автора можно было бы понять, если дома которые он защищает с пылом неофита, были девятого, десятого веков постройки. Но ведь снова мелькает девятнадцатый и даже двадцатый век. Где он увидел историчность этих бараков – трудно понять трезвому человеку:

«Всего в палаческом списке на снос около двадцати домов — почти вся историческая застройка города. Пока не снесены, но уже приговорены к сносу многие памятники истории и культуры. Деревянный жилой дом начала XX века близ Покровской и Борисоглебской церквей. Деревянный жилой дом на каменном полуподвале конца XIX века. Дом Голофтеевых «кирпичного стиля» конца XIX века. Дома ансамбля текстильной фабрики Ёжиковых. Все эти дома обладают признаками объектов культурного наследия…»

…Иногда думаю, - ну сколько же могут молодые образованцы из депутатской среды издеваться над действительностью? Должны же они понимать, что речь в случае слома «памятников» старины двадцатого века, идет в том числе и о судьбе тысяч боровчан, которые живут в этих «памятниках» и в подавляющем большинстве, ждут не дождутся, когда наконец им дадут квартиры в нормальных, современных домах, хотя бы и в копиях хрущевок!

«Сделаю всё для спасения того, что ещё можно спасти. Уже направил несколько гневных запросов — в том числе губернатору Калужской области Анатолию Артамонову и в областную прокуратуру.
Надо остановить скотство.
Казалось бы, пора протрезветь. Давно пора отойти от дикой практики разрушения старины.
Ведь что-то же в обществе как будто меняется. Надеешься на просветление сознания, на смягчение нравов, на гуманизацию общества, на новое поколение…»

…Больше всего, меня раздражает в таких охранителях их постоянная тага к пафосным выражениям, которыми они оправдывают свое лицемерие, типа «покушение на гуманизм», «память поколений» и подобные выражения!
А вот продолжение статьи, что называется ни к селу, ни к городу:

«…Или Минздрав рапортует: потребление алкоголя за 5 лет удалось снизить почти вдвое, а табака — почти на четверть. Кроме всяких рапортов, есть реальность, данная мне в наблюдениях: вижу, что новое поколение бухает и дымит гораздо меньше того времени, когда юнцом был я.
Но на какую обдолбанную голову можно принять решение — учинить погром в древнем русском городе?
Что толку от прыжков и приседаний, если убивают память и красоту?
Что толку от культуристов, коли культуру крушат без жалости?
Глядя на происходящее в Боровске — и запьёшь, и закуришь…
Это не просто нездоровье.
Имя происходящему с нашими памятниками старины — национальное самоубийство…»

…И этот яростный бред, пишет человек, желающий стать одним из светлых личностей нового поколения.
Подумалось – если таких лицемеров в этих поколениях будет хотя бы с десяток, то наверное лучше было бы чтобы осталось жить старое, привычное «негуманное поколение»!


Октябрь 2018 года. Лондон. Владимир Кабаков.



Остальные произведения автора можно посмотреть на сайте: www.russian-albion.com
или на страницах журнала “Что есть Истина?»: http://istina.russian-albion.com/ru/jurnal/ Писать на почту: russianalbion@narod.ru или info@russian-albion





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 32
© 31.10.2018 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2018-2401485

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика











1