Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Анна и Роман (кодирование от зла, проклятие через "подчинение")


 

Анна толкнула железную дверь и вошла в подвал двенадцатиэтажки.
– Вот они, Ань! – услышала она голос Гермеса.
У стены на корточках сидели два молодых парня, в одном из которых Анна сразу признала Жору из экспедиции, а во втором… Второй был крепким молодым человеком с короткой стрижкой и высокими корейскими скулами. Жора всхлипывал и дрожал, а вот этот второй, просто лениво посмотрел на Анну буквально как на деревянную куклу и спросил.
– Ну и чё пришла?
– Хочу полюбоваться на того, кто так долго меня разглядывал в оптику. – Ответила Анна. Потом посмотрела на Георгия и презрительно бросила:
– Будь мужчиной и не стони! Что ты ревешь как баба? Чему тебя учили?
– Ань, прости меня, Ань… это все Рашид, на хер его… Я ничего не хотел тебе сделать. Ты помнишь меня? Мы были на раскопках вместе…
– Да! И что с того? Что я теперь должна сделать? Отправить тебя к мамочке? Чтобы она тебе попку вытерла? Ну, так отправляйся! Беги! Да, беги! Передай от меня привет Мазику и скажи, что скоро я приеду за ним. Ему недолго осталось ждать. Я приду, пусть накроет стол и поставит там самые изысканные блюда. Я люблю кальмары и мидии. Слышал? Освободить!
Огиен встал и мрачно поднял Жору на руки, потом он покрутил им пару минут в воздухе как неживым предметом, положил на землю и сдавил, наступив на позвоночник коленом.
– Простите, Анна Игоревна, я где-то потерял ключи от наручников… Надо поискать. – Объяснил барон.
– Валентин, прекрати, – улыбнулась Аня. – Не надо. Мальчик и так напуган до смерти. Ты же не хочешь, чтобы он в штанишки наложил, прямо под твоей ногой?
Огиен поворчал, покряхтел, потом достал из кармана ключи и поковырялся ими в наручниках. Затем отпустил Жорку, который немедленно вскочил и залепетал что-то навроде: «Простите! Простите. Только не убивайте!».
– Огиен, убери его на фиг, пожалуйста! Меня достали его писки.
– Сейчас, Анна Игоревна, – прохрипел Валентин, а потом поднял Жорку, буквально как котенка и швырнул за дверь, так что пацан, пролетев по воздуху метров десять, шлепнулся в гору грязного мокрого снега.
– Полетай! – хмуро сказал барон и закрыл дверь.
– Теперь ты, – сказала Анна, обратившись ко второму пойманному. – Это ведь ты в меня целился… Рома. Да? Зубров Роман Александрович. Мне даже не нужно в твой паспорт заглядывать, чтобы узнать твое имя. Сколько тебе заплатил Мазик, чтобы шлёпнуть меня?
– Анна Игоревна, – внезапно официально обратился к ней пленный, – ты, я вижу, совсем ничего не понимаешь. Так малолеткой и осталась? Ты пытай меня, режь, но мне все по хрену. А если ты меня отпустишь, как этого малохольного, я приду за тобой и шлёпну тебя. Всё как ты сказала. Поняла? Ты сдохнешь, а я стану богатым и счастливым. Буду загорать с девушкой на Ибице. А ты будешь дохлая и вонючая. И башки у тебя не будет… вообще. Всё усвоила?
Анна присела на корточки перед своим врагом и провела ему рукой по лицу.
– И за что ты меня так ненавидишь? Можно узнать?
– А за то. За плохое кино. Вот за это. И я тебя убью. Будь уверена. Не сейчас, но однажды.
– Не убьёшь… – улыбнулась Анна, – не получится!
Она вскочила и приказала:
– Раздеть его по пояс! Живо! И держать в руках.
– Ань, а может мы этого... безнадежного грешника... того… этого? – Затянул Малыш.
– Живо! Слышали мой приказ!?

Спустя десять минут, Роман был раздет по пояс, а Анна встала прямо перед ним.
– Мне холодно, Нюрка! – Заметил Роман, нагло глядя ей в глаза.
– Сейчас ты согреешься! – ответила Анна.
Затем она повела рукой по его лицу, по щеке и коротким волосам на голове, словно любуясь своим врагом, самим его мужественным лицом и спокойным, безразличным взглядом.
– Знаешь... Я даже жалею, что мы враги! – Сказала она честно и искренне. – В самом деле, жалею. Мне не хватает такого друга, как ты. Хотя… эти ребята, – она кивнула на Гермеса и Огиена, – также пойдут за мной в огонь и воду, как ты за этим шакалом, Рашидом. Так что не обижайся, но отпустить тебя полностью целым и невредимым я уже не могу.
– Пальцы мне отрежь и дело с концом. Без пальцев я тебе не так уж опасен.
– Я поступлю по-другому.
Она оглянулась, потом подняла с земли какой-то прутик, и прочла заклинание «подчинения»
– Deditionem! Amen! – закончила девушка, а потом произнесла: – Теперь эта палочка, раскаленный стальной стержень. Я буду рисовать на тебе руны. Вот так.
И она стала водить абсолютно холодной деревянной полочкой по груди парня, а кожа парня вздувалась, мгновенно краснела и обугливалась, так как будто по ней и вправду водили тонким раскаленным железным прутом. Запахло горелыми волосами и жареным мясом. Роман терпел, как мог, потом закрыл глаза и чуть застонал от боли.
– Стони, стони… не держи в себе. Это и правда больно! – заметила Анна.
Роман не выдержал и что-то пробормотал. Потом опомнившись, резко дернулся и зашептал слова «Отче наш, еже еси на небеси…».
– Заткни его! – крикнула Анна, и Огиен немедленно рубанул парню в зубы. Роман выплюнул два зуба и снова посмотрел на свою мучительницу.
Анна тем временем сначала нарисовала правильный круг, потом внутри его пентаграмму и наконец поставила в самом центре иудейскую букву «Ламед».
– Этот символ, – начала Анна, – означает «учение». Все что я тебе скажу сейчас, ты выучишь навсегда и до конца своей жизни, до самого последнего вздоха, пока врач или кто-то из друзей не закроет твои глаза. Итак! Ты никогда не сможешь взять в руки оружие. Никакое. Ни нож, ни ружье, ни арбалет. Ты не сможешь даже в мыслях подумать об убийстве. Не сможешь даже курицы зарезать. И если даже просто намеренно наступишь на муравья или убьешь муху – то тебя немедленно стошнит. Вот так.
Роман, молча разглядывал своего врага, словно не верил в её слова.
– А когда ты попытаешься выстрелить, – продолжила юная ведьма, – в кого-то, даже неважно в кого, не имеет значения, то в тот момент, когда ты будешь нажимать на курок, у тебя остановится сердце. И это всё! Amen!
Потом она кивнула своим охранникам и сказала:
– Снимите с него «браслеты» и отпустите!
Когда наручники были сняты, она спросила:
– Это его ружье, из которого он хотел меня убить?
– Да, Ань. Немецкая винтовка. – Ответил Малыш, а Огиен хмуро прохрипел, что-то глухое и очень страшное.
– Отлично! Возьми её! – Приказала Анна Роману. – Просто возьми в руки.
Она передала парню его же винтовку. Роман поколебался, а потом прикоснулся к прикладу рукой, и… только он это сделал, как его буквально вывернуло наизнанку прямо под ноги Звягинцевой. Девушка сделала пару шагов назад, рассматривая результаты своего колдовства.
– Надо же! Действует! – Улыбнулась Анна, – А теперь убирайся вон! И передай ещё этому животному, Рашиду, что кроме мидий я люблю традиционный зеленый китайский чай. Пошел!





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 104
© 25.10.2018 Лев Вишня
Свидетельство о публикации: izba-2018-2396488

Рубрика произведения: Проза -> Мистика


















1