Бессилен, изменить порядок фраз


1
Бессилен, изменить порядок фраз
И тема не нова для разговора,
Не раз бывала поводом для спора.
Надеюсь, что не дам его сейчас.

Хотя тем, кто поспорить всё ж горазд
Оставлю поле брани, подзадоря,
Готовьте копья, наломаем вскоре.
Итак, я начинаю свой рассказ.

Сонет французский, выбор неслучайный.
Причин немало, не оставлю тайной,
Заманчив план, дай бог чтоб по плечу.

Венок словесный из сонетов свить,
При этом удержав проблемы нить.
Размером сим впервые стих строчу.

2
Размером сим впервые стих строчу
И тема, говорил, стара как мир,
Воспета множеством достойных лир,
Являясь зеркалом души и чувств.

Глаза — мне интересно чудо их, хочу
В них заглянуть, измерив вглубь и вширь,
Без спроса, здесь бы нужен нивелир,
Подобный точно, лазера лучу.

В упор чревато, бо проникнут в душу
Покой сломав, томлением иссушат.
Или оценят, ровно взвесив вас.

Поставят, как трофей на полку, в ряд,
И затуманится орлинный взгляд.
Не удивлюсь, узнав который раз.

3
Не удивлюсь, узнав который раз,
Очами в плен, красавица, внимая,
Героя многих битв взяла не зная,
Немудрено скажу для этих глаз.

Ведь покоряют и имеют власть,
Толь сила им даётся неземная,
А может сохранилась, та, из рая.
Господь оставил в них на память часть.

И будто выполняя волю свыше,
Обходят грязь, ступая там где чище.
В них свет горит, не потуши свечу.

Спаси и сохрани в блаженстве сонном,
Не уничтожь цветок сей острым словом.
Подобен слог бывает и мечу.

4
Подобен слог бывает и мечу.
Немало ведомо истории событий,
Когда платок подброшенный, забытый,
Был однозначен сутью палачу.

О, этот взгляд и я не горячусь,
Назвав его кувшин надежд разбитый.
В нём чувства словно по полу разлиты.
Не склеить, не собрать вам этих чувств.

Разочарованность глаза уж не отпустит,
В них поселив следы неверия и грусти.
Печаль и ничего мрачней тех дней.

Когда в глазах потушена любовь,
Прощение ли, холод гладких слов?
Ну что есть слог, без пламенных очей?

5
Ну что есть слог, без пламенных очей?
Имел бы силу Орлеанской девы голос?
Во времена, где роль определял вам волос
И женские считались вроде змей,

Являясь искушением ночей?
Глаза! Глаза её и есть могучий колосс,
Поднявший дух, свергающий века с престолов.
Они любого слова горячей.

Они ведут в огонь и в воду,
Одни лишь, поводырь народа.
Да, и тому невесть числа примеров.

Бывало, выйдет к людям книгочей,
Сказав с потухшим взором текст речей,
Лишь декламация красивых слов без веры.

6
Лишь декламация красивых слов без веры,
Кокетство многих популярных див.
Расчёт холодный прежде, их мотив
И заменяют чувства им весы и меры.

Виной тому, как часто, был тот “первый”,
Раздувший аппетит, аперетив.
Сомнительно, так быстро развратить,
Возможно, что бывают гены стервы.

А взоры, вскользь, всему оценка в баллах,
В них скука, говоря об идеалах.
Хотя не чужды чувства нежные таких очей,

Какой-нибудь залётный обормот,
Сведёт с ума, втянув в водоворот.
Он вроде есть, но право слово, он ничей.

7
Он вроде есть, но право слово, он ничей,
Блеск этих, с жаждой ощущений, глаз.
Изменны вкусы, изменяясь в раз,
Мгновения и вы средь ношеных вещей.

Что ветрены то да, даря простор морей,
Осуждены всегда, тогда, сейчас,
Попутны, может быть всего на час
И не потушит стыд в них никогда огней.

Неукротимы и лукавы очи,
Во все века служа стезе порочной,
Не потупляли взор перед ревнивой Герой,

Став испытанием семейных уз,
Отцов семейства приводя в искус,
Изящно, подвязавшись поясом Венеры.

8
Изящно, подвязавшись поясом Венеры?
Встречают прямо, восьмибальный шторм;
С усмешкой, обещаний ложных корм,
Что делать, если ночи чёрны, будни серы;

Не держат крылья небеса, а атмосфера;
Мужчины, это лишь одна из форм;
Жизнь состоит из правил разных, норм
И забегали по делам, к своим Люмьерам;

Глаза не видят розовых тонов;
Камин пригоден для сжиганий дров,
Ох, глубоко горит, внутри тех глаз пожар.

Но коль найдутся и для них слова,
Коль закружится кругом голова,
Приносит Муза душу рифме тонкой в дар.

9
Приносит Муза душу рифме тонкой в дар
Над колыбелью гению, атлету
И глядя с неподдельным пиететом,
Раскроет нам весь мир, любви в дорогу дав.

Не оставляют их глаза нас никогда
И ангелом ведя по белу свету,
Хранят теплом счастливую планету,
Планету “Мама, Бабушка”, лишь руку дай.

Случится ли беда, устанешь очень,
А может радость, всё бывает впрочем,
Их судьбоносный взгляд не раз ты вспомни.

Куда бы жизнь тебя не завела,
Он принесёт тепло в твои дела
И прорастая в слоге даст им корни.

10
И прорастая в слоге даст им корни…
Что ты ответишь на вопросы детских глаз?
Чем отзовётся в их умах нехитрый сказ,
Когда увидят, слово с делом спорно?

Останутся ль чисты они, как воздух горный?
Мир познавая окруживший, без прикрас
И не погаснет ли надежда, вера в вас,
Когда не стали вы защитой и опорой.

Для дочерей вы тождество, при выборе мужей,
Став им проекцией, кто будет дальше с ней.
Разочарованность в отце, нет больше драм

И юноша просящий руку у девицы,
Имея только схожесть в нраве, лицах,
Он, обретёт определённо лёгкий шарм.

11
Он, обретёт определённо лёгкий шарм,
Взгляд неуверенный, застенчивый и робкий,
Жаль, что с фонтаном выстрелившей пробки,
Общение порой проходит по душам.

Такой бывает у домашних, книжных дам.
Да, за него в былые времена ломали копья,
Стихов и посвящений, писем кровью,
Видать, век рыцарей прошёл, не по зубам,

Для кавалеров современных слог приличный,
Им режет слух, когда в беседах личных,
Мужчины попирают правил нормы,

Не утруждаясь красотою языка
И тем, что речь получит, изменив слегка,
Быть может и законченные формы.

12
Быть может и законченные формы,
Но бесконечность выражений есть в иных.
Смешливы, тут же грустью вдруг они полны.
Мне не забыть, от жизни взгляд оторван,

В нём не клокочут ненависть иль штормы,
В нём, звук невыносимой жуткой тишины.
И нет наверно глаз страшнее у войны.
Их видел, был снарядом сын разорван,

Закрытый гроб и с ним неплачущая мать.
Нет слёз, нет слов, нет силы чтобы проклинать.
Да и кого, он сам пошёл где грязь.

Ведь не бывает на войне иначе,
Мужчины же слезой не плачут...
Но невозможно описать тех глаз.

13
Но невозможно описать тех глаз…
Какой по вашему, быть должен взгляд у смерти?
Ну, а у девушки, в военной круговерти?
Пружиной сжатой ждущая “лампас”.

Вот хлёсткий выстрел тишину сотряс
И враг повержен, пал, вы в это уж поверьте,
А говорили амазонок нет на свете.
Заглянем в очи, если гнев погас.

Вся гамма из зелёных, серых, синих, карих,
Особенность у этих глаз, совсем не старых,
Седеют словно, выполнив приказ.

Как много хочется сказать им тёплых слов,
Согреть их, поломав бы копья вместо дров,
Бессилен, изменить порядок фраз.

14
Бессилен, изменить порядок фраз,
Немало тем оставив для беседы.
Добавлю штрих, и он глаза Победы.
В нём радость и надежды, даже страх.

Попробуйте все чувства в горсть собрать,
Усталость тоже, не забудьте беды
И это будут всё глаза победы.
Её бессильны годы переврать.

Венок сплетён, им и венчаю главы,
Любимых, скромных, гордых нравом,
Всех дам, кому и посвящён рассказ.

А что не так, простите бога ради,
Пишу, что видел в лица женщин глядя
Бессилен, изменить порядок фраз.

15
Бессилен, изменить порядок фраз,
Размером сим впервые стих строчу,
Не удивлюсь, узнав который раз,
Подобен слог бывает и мечу.

Ну что есть слог, без пламенных очей,
Лишь декламация красивых слов без веры.
Он вроде есть, но право слово, он ничей.
Изящно, подвязавшись поясом Венеры,

Приносит Муза душу рифме тонкой в дар
И прорастая в слоге даст им корни.
Он, обретёт определённо лёгкий шарм,
Быть может и законченные формы.

Но невозможно описать тех глаз,
Бессилен, изменить порядок фраз.





Рейтинг работы: 2
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 48
© 23.10.2018 Роман Горовой
Свидетельство о публикации: izba-2018-2394630

Рубрика произведения: Поэзия -> Твердые формы











1