Мемориал я не люблю Гл 50 ч.4


...Жаль пожил он всего немного,
По меркам тем, сто десять лет.
И вот в последнюю дорогу
Уже готов ему билет.

Сказал Иосиф: «Умираю,
Меня вы вспомните, братья,
В Гесеме вашей хате с краю
Из центра не дадут житья,

Род жерновами перемелют.
Даст Бог вам избежать конца
И выведет отсюда в землю,
Которой клялся праотцам».

(Упомянуть вполне прилично,
Какую роль играет тут
В истории еврейской личность,
Когда та роль ещё не культ.

Лет семьдесят, считай, у власти
При фараоне пребывал
Иосиф, люд не рвал на части
И никого не убивал.

Застенки испытавший, рабство,
Явлинистый хакаматут*,
Он в интересах государства
Всех перевёл на рабский труд.

А Коба лет всего-то тридцать
На кухне свой бульон варил
Не выезжая из столицы,
А дел каких наворотил.

Из человеческой фасоли
Выходит супчик хоть куда,
Когда не пожалеют соли
Герои рабского труда.

На землях дивных процветали
НКВД и НАРКОМПРОС.
Чем эту землю поливали?
К Мемориалу тот вопрос.

Могу сказать всем, свечи жгущим:
Не меньше вашего скорблю.
Но за продажность «самым лучшим»
Мемориал я не люблю.

Врагов народа с возмущеньем
Мела рабочая метла.
Зато система просвещенья
Средь прочих лучшею была.

Кто на вопрос ответит детский,
Что нужно нам, в конце концов -
Побитый за победы Бесков
Или не битый Колосков?

Я думаю, любой Иосиф,
Когда б до наших лет дожил,
Ни до Исхода и ни после
Дилемму б эту не решил.

Когда бы вождь с ухмылкой лисьей
Ещё б прожил лет пятьдесят,
Все предсказания сбылись бы,
О чём Писания гласят,

Но отравили... И отныне
Россию чтобы возродить,
Кто скажет, сколько лет в пустыне
Нам предстоит ещё бродить?

Того, кто действовал на нервы,
Иосиф наш пускал в расход,
Последнего мог сделать первым,
Но делал всё наоборот.

Партийную номенклатуру
Всю подстригал он как газон,
И саженцы любой культуры
Не заслоняли горизонт.

Иосифы, два антипода,
Но край свой подняли с колен.
Тот и другой своим уходом
Добавили стране проблем.

Каким бы ты великим ни был,
Приходит время умирать,
И в том краю, где гаснут нимбы,
Зияет чёрная дыра.)

Иосиф наказал потомству,
Кому икрою мазал хлеб:
Останки не нести к погосту,
А поместить в семейный склеп,

С Египта увести все кости...
Как кокон завернулся в плед
И умер благоверный Ося
Ста десяти неполных лет.

Забальзамировали срочно,
А проще было бы на лёд,
Срок годности чтоб не просрочить,
Пока оказия придёт.

С какой поклажею – не важно,
Как скоро, через сколько лет
В каком попутном экипаже
Останки увезут в тот склеп.

В отличье от Хеопса, скажем,
Или заносчивой попсы,
Назойливой и эпатажной -
Иосиф не сжигал мосты,

Не рвал традиции, устои.
Как богоизбранный масон,
Он, без сомненья, был достоин
Попасть в священный Пантеон.

Не отличался он харизмой,
А сливки слизывал как кот.
Предтечею капитализма
Назвал бы Осю я легко.

Не на земле от государства,
На прайвит пропети отцов
Лежать за все свои мытарства
Сын заслужил, в конце концов.

Его мощам Бог выдаст визу,
Когда народ в тот край придёт.
На этой ноте оптимизма
Я завершаю Бытиё,

С тем книгу первую шнурую,
Не ведаю судьбу свою,
Возможно, напишу вторую,
Когда за эту не убьют.

В ней опишу я одиссею,
Как Бог исполнил свой завет.
Другие книги Моисея
Всем прочитать даю совет.

* Обобщённый образ борца за капитализм, как воплощение светлого будущего всего человечества

Из книги Лучше всех или завоевание Палестины, Бытие, Гл. 50 ч.4 (Персональный сайт Валерия Белова http://belovbiblevirsh.ru/catalog_02.php?id=6&opencat=1)





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 354
© 10.11.2010 Валерий Белов
Свидетельство о публикации: izba-2010-239005

Рубрика произведения: Поэзия -> Стихи, не вошедшие в рубрики



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  











1