Олимпийское спокойствие или Финита ля комедия!



    Черноморское побережье. Декабрь. На дворе моросил мелкий нудный дождик. Смело презрев всякий стыд, калина и хурма решительно сбросили с себя листья и без стеснений хвастались друг перед дружкой у кого из них лучше плоды.
    Калина напирала на то, что у неё плодов не счесть. Хотя они маленькие, но их много! И они целебные!
    Хурма же акцентировала всеобщее внимание на свои, хоть и не столь многочисленные как у калины, зато крупные плоды. Такие сладкие и желанные! Есть, так сказать, за что подержаться! И люди тянут к ней свои жадные до сладенького ручонки активнее, чем к плодам калины.
    Калина не сдавалась и подчёркивала, что не в меру пресыщенные подобными хурме сладостями, зажравшиеся людишки всё равно… приползают к ней – к калине и, как к последней инстанции, в надежде на скорое исцеление благоговейно припадают устами, точнее – зубами, к её целебным плодам. Калина ставит их на ноги и людишки, придя в себя, снова с похотью сексуальных маньяков кидаются во все тяжкие – на сладострастную хурму и прочие «греховные» ананасы и бананасы!.. Ой! На бананы и ананы!.. Тю! Ёо! Запутался! Ну, короче, и так понятно…
    Другие плодовые деревья, не имея чем хвастаться – ибо жадные людишки обобрали их ещё в течение летнего и осеннего сезона – стыдливо прикрывали свои голые стволы голыми же ветками и скромно жались к заборам и стенам домов.
    И только пицундская сосна, кипарис, можжевельник и туя хвастливо красовались в своих зелёных пушистых зимних шубах и тыкали всем встречным и поперечным прохожим в лицо своими удостоверениями, подтверждающими, что они являются действующими оперативными сотрудниками «Красной книги»...
- Дааа, - глядя в голый сад за окном веранды хозяйской половины мини-гостиницы, философски протянул длинный худой субъект – хозяин означенной гостиницы, - скоро Новый Год. Одна радость. А потом «тревожная» Олимпиада. Затем Чемпионат по футболу. Тоже… тревожный. Выборы Президента России на подходе.
- Корейский кризис, опять же, зреет. – Усугубил перечисление тревожных Исторических Знаковых Вех средней комплекции субъект, разливая по бокалам пиво.
- А мы пиво пьём! – констатировал сей приятный факт на фоне неумолимо приближающихся Событий тоже средней комплекции, но с ярко выраженным греческим «античным профилем», субъект, чистящий вяленую тарань.
- Это мы с Витьком пиво пьём, - поправил его средней комплекции субъект, - а ты, Пантелей, кота… за «фаберже» тянешь!
- Я тебя, Серый, не понял, - уставился своими «античными» глазами на Сергея тот. – Какой кот? Какие… фаберже? Я рыбу чищу, да!
- А должен был… стричь баранов! – упрекнул его Сергей и подчеркнул. – Золоторунных баранов!
- Золоторунных баранов?! – «античные» глаза Пантелея выкатились наружу. – Зачем?
- И при чём тут… кот? – осторожно поинтересовался Виктор.
- Объясняю! – обвёл присутствующих растерявшихся сотрапезников многозначительным победным взглядом Сергей. – Вот где зародились Олимпийские Игры?
- Аааа… ну, да… - сразу въехал в тему Пантелей и потерянно заморгал «античными» ресницами. – А зачем тут бараны и кот?
- Объясняю! – не меняя победного взгляда, самодовольно осклабился Сергей. – Олимпийские Игры плотно «прихватизировали» англосаксы с прочим саксами, франками и другими скандинавскими троллями. Так? Так! Сидят там у себя в Швейцарской Лозанне и… стригут баранов! То есть, стригут весь Мир! Разводят на бабки! Конкретно разводят! Типа, они – Хозяева Олимпийского Движения. А с какого перепугу они хозяева?
- Так, вроде, Кубертен их возродил, - нерешительно вставил своё слово в завязавшуюся полемику Виктор.
- Ну и чё, Витёк? – сверху вниз посмотрел на него Сергей. – Это… проходная фигура.
- Да я ни чё… я так… к слову… - отступил «под напором интеллекта» Сергея Виктор.
- Короче, Греция должна… запатентовать Олимпийские Игры! – торжественно «огорошил» друзей Сергей и в упор уставился на Пантелея. – Ты понял? На тебя единственная надежда, Понтий! Ты этим займёшься!
- Я?! – совсем потерялся Пантелей. – Зачем я?
- Ты грек! – напомнил ему Сергей и начал «глубоко копать всю подноготную» друга. – Понтиец! Достойный Потомок Достославных Аргонавтов! Тебе и флаг в руки! Вернее, Олимпийский Факел…
- Подождите-подождите! – прервал энергично раскрываемую Сергеем Эпическую Античную Тему Виктор. – Давайте пивка накатим и, на свежую голову, продолжим наши изыскания.
    Торопливо «накатили» и быстро вернулись к своим Историческим Изысканиям.
- Так, вот, – снова в упор уставился на Пантелея Сергей. – Понтий, бросай рыбу и давай… пиши письмо!
- Какое письмо? Кому? – насторожился Пантелей, но рыбу не бросил.
- Пиши письмо в Грецию! На Пелопоннес! В самые Афины! В Героическую Спарту! – неудержимо понесло Сергея. – Пиши прямо… в Главный Симпозитарий! Главным Симпозиархам и Архистратигам! Напомни им, чтобы они там плотно занялись Приватизацией и обретением Патента на Олимпийские Игры!
- Да! Точняк! – встрепенулся Виктор. – Надо их взбодрить! А то совсем перестали мышей ловить… то есть, баранов стричь! Обленились вконец! Хай собирают джиргу… курултай… вече… Тю! Ёо! Хай собирают Симпозиум на Акрополе по этому Судьбоносному Вопросу!
- Так Олимпиада – это же Общемировое Достояние, - попытался оправдаться за бездействие «ленивых» греческих Симпозиархов и Архистратигов Пантелей.
- Эй, ты, да! – с возмущением прервал его Сергей. – Какой, слышь, Общемировое Достояние! А это чё значит? А это значит – ничьё! И Лозаннские «стригуны баранов» этим ловко пользуются. И нагло нахраписто «стригут» принадлежащую Греции по Историческому Праву Олимпийскую Тему. А это, между прочим, прежде всего, ваше Греческое Национальное Достояние. Владейте им, да! Контролируйте! Весь Мир как бешеный жрёт коньяк и хлещет шампанское! Однако хитропопые французики и «Коньяк» и «Шампанское» благополучно запатентовали. Даже мы, долго жующие и тщательно пережевывающие сопли, наконец-то очнулись и сподобились заняться патентованием «Калашникова». А уж вам-то сами Олимпийские Боги велят запатентовать Олимпийские Игры. Прямо, настоятельно просят! Вопиют с Олимпа! И весь Честной Мир вас поддержит. Так что, не теряйся, Понтий! Не жуй сопли!
- Я рыбу… жую, - насупился Пантелей.
- Пиши Послание… с берегов Великого Понта! – упрямо «гнул свою линию» Сергей.
- Точняк! – нетерпеливо ёрзал на стуле Виктор. – Мы щас реально с Понта… накрутим понты! – и сделал пальцы «веером». – Распальцуемся! А то эти америкосы с европеоидами совсем оборзели. Священные Олимпийские Игры в свою Коммерческую Лавочку с вонючим Политическим Душком превратили. И обозвали её, для отвода подозрений, Международным Олимпийским Комитетом. Ухари, мля! Проходимцы! Лжекомитетчики! Самозванцы! Суки!
- Аферисты! Шулера! – поддержал запал товарища Сергей. – Надо гнать этих торговых политиканов из Храма Спорта!
- Точняк! Хай в своей Лозанне… лазанью с фондю стряпают! Они, мля, Правила Олимпийские с потолка выдумывают и допингами своими всех кошмарят! – распалился Виктор. – Сами, блин, конченые трансвеститы гомомодифицированные! Клейма на них негде ставить!
- Эка тебя, брателло, и развезло! – одарил его восторженным благодарным взглядом учителя Сергей. – Молодец, Витюша. Похвально.
- Блин! Выпить хочу! – следом за Виктором «загорелся» Пантелей и потянулся за баклажкой пива.
- О! Слова не мальчика, но мужа! – перевёл восторженный благодарный учительский взгляд на Пантелея Сергей.
    Дружно выпили и тотчас, не отвлекаясь, вернулись к теме разговора.
- Витёк, тащи сюда ноутбук. Пантелей, пиши! – командирским тоном распорядился Сергей.
    В этот Исторический Момент на пороге веранды возникла стройная женская фигура:
- Кому писать собрались, мужчины?
- Анжела, - улыбнулся жене Виктор, - да мы собрались письмо написать в Главный Греческий, как выразился Серёга, Симпозитарий, чтобы там занялись патентованием Олимпийских Игр.
- Вах! Дерзайте, мужчины, - безнадёжно покачала головой Анжела. – А когда надумаете писать письмо Турецкому Султану, то меня позовите, - и её тёмные армянские глаза стали ещё темнее, - я пару слов в письмо вставлю.
- Замётано, мать! – заверил жену Виктор и напустился на Пантелея. – Ну, Поня, не тяни кота…
- Мужчины, не мучьте животное! – выразила беспокойство Анжела. – А где, кстати, Барсик?
- Он во дворе, – «прояснил судьбу кота» Виктор, – от дождя прячется в будке Трезора. Гостит, так сказать. А ты, Анжел, присаживайся к нам.
- Не хочу. Пойду с детьми телик посмотрю. А вы тут сами общайтесь. Только пивом сильно не увлекайтесь. Уже… до писем допились!
- Мать, не боись! – хохотнул Виктор. – У нас всё под контролем! Всё… схвачено! Весь Мир… как на ладони… под прицелом!
- Я вижу! – засмеялась Анжела. – Пишите. Только матерные слова в письмо не вставляйте, пожалуйста. Это некультурно. И не забывайте закусывать, чтобы трезвее быть. Тогда почерк ровнее будет и… прицел не собьётся. И не горячитесь.
- Мы спокойны, да, мужики?! – гордо приосанился Виктор.
- У нас, вообще, олимпийское спокойствие! – поддержал его Сергей.
- Я рада за вас, - улыбнулась Анжела и скрылась за дверью веранды.
- Мы вырвем Драгоценный Волшебный Факел с Непорочным Священным Олимпийским Огнём из хищных загребущих лап Мировых Сатанистов-Цивилизаторов! – патетически воскликнул Сергей. – И торжественно вручим его… его Истинным Законным Хозяевам…
- …То есть, мне! – гордо вздёрнув свой греческий «античный профиль», полностью вошёл в «роль хозяина» Пантелей.
- Не торопись. Хозяева Олимпийского Огня – Олимпийские Боги, - тактично поправил его Сергей, - а ты, Понтий, всего лишь Законный Хранитель Волшебного Факела и прочего сопутствующего Драгоценного Инвентаря.
- Ты, Поня, ключник! Ответственный Ключник! Гордись! – взбодрил «ответственного хранителя» Виктор и с хищным выражением лица энергично потёр ладони. – Ну, мля, Клоуны Лозаннские, держитесь! Олимпиаду в цирк превратили! Наломали политическую комедию! Теперь пора ответ держать! Щас мы этих Комедиантов Волшебным Факелом… отфакаем по полной программе! Без шуток! По-взрослому! Мало не покажется! Финита ля комедия!
    А за окном шёл дождь.… Барсик с Трезором сидели в трезоровой будке и наблюдали, что происходит в саду и в окне веранды. Им было тепло и уютно.
    В саду калина с хурмой из вредности всё продолжали спор у кого из них «прелести» красивее и желаннее…
    А в окне веранды наблюдались три фигуры, дружно сконцентрировавшиеся вокруг баклажки пива и активно обсуждающие свои – с точки зрения Барсика и Трезора – узко направленные Человеческие Суетные Проблемы и Интересы, Исторически увязанные в Глобальных Координатах Мирового Масштаба…

Мелета Андрей






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 19
© 12.10.2018 Андрей Мелета
Свидетельство о публикации: izba-2018-2386017

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ












1