Мадиамских следует винить Гл 18


(Лучше всех или завоевание Палестины. Исход, Гл 18)

Иофор, священник Мадиамский,
Моисея тесть, ни дать, ни взять,
Про налёт услышал хулиганский
И какой геройский его зять,

Как с Египта лихо прочь подался,
Отлетел, как тополиный пух,
И с врагами славно разобрался
Посохом одним. Герой-пастух

Иеговы точно замечанья
Выполнял, доверьем обличён.
А семиты, чьи чубы трещали,
Оказались вроде ни при чём,

Колотились, как паны велели,
Отразили вражеский налёт.
А болячки, ссадины на теле -
Ничего, до свадьбы заживёт.

Иофор, священник Мадиамский,
Про дела зятька не знать не мог,
И совсем тому не удивлялся,
Что для Моисея сделал Бог.

Думал тесть об избранном народе,
От соблазнов как сынов спасти.
Оказаться на чумной свободе -
Не толпой границу перейти,

Соблазнить купеческую дочку.
И совсем не требует ума,
Как сказал поэт, дойти до точки,
С топором ворваться в терема.

Про опасность, что таит свобода,
Понимал священник Иофор,
Отправляясь к Божьему народу
С добрым словом отобрать топор.

Моисееву жену Циппору,
Что к отцу прислали погостить,
Тесть берёт с собой для разговора,
Перспективы с зятем обсудить.

Дети, Моисею не чужие,
Тоже едут папку лицезреть,
Одному Гирсам из коих имя,
А другой сынок Элиезер.

Именем, подсказанным Всевышним,
Каждый был ребёнок наречён -
«На чужбине Моисей лишь пришлец»,
«Бегством от царя спасался он».

Всё, чему у них случилось статься,
Обобщали лихо мудрецы,
Как китайцы будущих формаций
В иероглиф прятали концы.

Исторический и теософский
Смысл в себе носили имена.
(Питерский, Баклан и Македонский -
Их по кличкам знала вся страна.)

Иофор вступил в пустыню маршем,
Внуков прихватил с собой, дары,
Шёл туда, где зять, пастух вчерашний,
Стал пророком у святой горы.

Знать заранее дал Моисею -
Мол, иду к тебе, любезный зять.
Здесь жена твоя, два сына с нею,
Уж не обессудь родню принять.

Вышел Моисей навстречу тестю,
Поклонился и облобызал.
Обменялись парочкой приветствий
И пошли в шатёр тереть базар.

Зять про всё, что сделал Иегова
С Фараоном, тестю рассказал.
Иофор, до крайности взволнован,
Многое про мир тогда узнал.

Одному-то выехать не просто,
Всей толпой - труднее в сотни раз.
Эмиграционные вопросы
Даже Моисея вводят в транс.

На ОВИРы не найти управы,
Где иной чиновник - сущий мент,
Проще ночью обходить заставы,
Чем законный справить документ.

Пограничник паспорт рвёт на части,
За шлагбаум не пройти без мзды,
И когда б не Господа участье,
Был бы вечный жид невыездным.

Иофор от всех благодеяний,
Что Господь Израилю явил,
Молча не застыл как изваянье,
А что думал, то и говорил:

«Век благословенен Иегова,
Фараона он сломил шутя,
С нашего народа снял оковы,
Вывел из-под власти Египтян.

Нынче я узнал, что имя значит
Иеговы, суть Его постиг.
Ибо Иегова велик паче
Всех богов в заносчивости их».

(Авраама Бог из самых сильных.
Мне же слабым хочется помочь.
Чтоб назвать великого Единым,
Невеликих надо выгнать прочь

Из языческого пантеона.
Как решить проблему наперёд,
Дабы не обидеть миллионы?
Свой осмелюсь предложить подход:

В Суннах умолчать, а на санскрите
Всех богов, встречающихся впредь,
Имена уменьшить до петита,
А потом и вовсе их стереть.)

Что за жертвы всесожженья Богу
Иофор принёс - не мне судить.
С этим делом у семитов строго,
Вечно нужно в жертву приносить

Интересы, молодость, карьеру,
Стронешься примеры приводить.
Радует, что всё - во имя веры.
Впрочем, повторюсь, не мне судить.

Аарон пришёл, явилось много
С ним старейшин, всех не перечесть.
С тестем Моисеевым пред Богом
Сели хлеба съесть, псалом прочесть.

На другой день, точно на работу,
Вышел Моисей судить народ,
Проявить гражданскую заботу
О народе. Дел невпроворот.

В кресле разбирался без присяжных
Моисей, пристрастий не тая,
А народ стоял без стульев даже,
Целый день до вечера стоял.

Тот украл, другого обманули,
От иных тошнило образин,
Сесть хотелось, а простые стулья
В зал суда ещё не завезли.

Правда не в ногах, а где-то выше
(Если вообще такая есть).
Только Моисей за двери вышел -
Тесть к нему с вопросом: «Ваша честь,

Делать что изволите с народом?
Больше надо думать об людях.
Сам сидишь, судейская порода,
А народ томишь в очередях.

Чтоб служителем Фемиды зваться
Мало должностей, чинов, наград.
Ты ж ведёшь себя с гражданской паствой
Хуже чем советский бюрократ».

Отвечал зять тестю: «Не из денег
Отношусь к народу не шутя,
Он по возрасту совсем младенек,
В мерках исторических - дитя.

Пьянство, мордобой - болезни роста.
Я ж болячки пестую, любя.
Как народу моему не просто,
Он и сам всё знает про себя.

Вопрошать ко мне приходит Бога,
Хорошо что, плохо - всё поймёт:
Красть грешно, Господь накажет строго -
Сам тайком баретку украдёт.

Тяготы ко мне несут на блюде
Сотни в день, и это не предел.
Чем к счастливой жизни ближе люди,
Тем сложнее суть гражданских дел.

Скажем, выкуплен участок вроде,
А соседи не дают добро
Хоронить отца на огороде -
Кто тогда заказывает гроб?

Или – для бомжей спиртное с ядом
В сейфе не хранил зимою жмот,
А весной нашли пять трупов кряду -
То убийство или недосмотр?

Я ж сижу, не дурака валяю,
Суд вершу, искореняю грех.
Божие законы объявляю,
Дух и Букву довожу до всех.

Да, не все сидят на табурете...
Я по ходу дела так скажу:
Кто стоит за правдой – не заметит,
А сутяге стул не предложу».

Не подпал под власть авторитета
Иофор, чтоб замолчать скорей.
К Моисею с лучшим из советов
Обратился дед его детей:

«Сверхусердие ослов калечит.
Твоя ноша слишком велика,
Чтоб единожды взвалив на плечи
Пронести её через века.

Ты себя и свой народ измучишь,
Сие дело выше твоих сил.
И каким бы ни был ты могучим -
Слишком круто глину замесил.

Все изъяны наших азиатов
Ты один не сможешь исправлять,
А число глупцов-претензиатов
Время будет только пополнять.

Ты ж увязнешь на пути прогресса
В паутине всех гражданских склок.
Станет пресным и неинтересным
Твоей жизни славной эпилог.

Итак, слушай, дам тебе в подмогу
Я совет, как обходить трамвай:
Будь посредником лишь перед Богом,
Сам в разборки нищих не встревай.

Бог с тобою, Моисей, пребудет!
Представляй Всевышнему дела,
Дабы знал про нас, что мы за люди,
Что добавить в нас - добра иль зла.

Не пойми дословно, Его Милость
Зря не донимай толпой в сенях,
Дабы дни Его не омрачились
Из-за наших вечных передряг.

Ты народ наш обучай законам,
Путь, которым следует идти,
Пролагай полярным ледоходом
Средь торосов и скоплений льдин.

С головою к подлецам холодной
Ты душою не обледеней
И голодных сам рукою твёрдой
Из чужих не ссаживай саней,

А с согласия продажной Думы
Ты судебным шавкам поручи
Приставам в угоду толстосумам
Ночью должника согнать с печи.

Из квартиры выселить не лишне
Взявших потребительский кредит,
Всё пропивших, в срок не возвративших
И без перспективы впереди

Сумму погасить и сверх проценты
Заплатить тому, кто рисковал,
Когда не скопившему ни цента
Деньги под спасибо выдавал.

То, что надо делать непреложно,
Обозначь и тем свой род спаси.
Что на слух понять народу сложно,
Ты в свои скрижали занеси.

Из толпы с терпением верблюда
Выбери по сердцу и уму
Не угодника и лизоблюда,
А правителя в твоём дому.

Усмотри людей душой правдивых,
Алчность ненавидящих, корысть,
Любящих Отца и справедливых
И за них впоследствии держись.

Раздели забот судейских бремя
С тем, кто голове не враг, а друг,
Право дай сажать в любое время,
Делегируй полномочий круг.

Тысяченачальниками выставь
Лучших представителей своих,
Каждого десятого возвысь ты
До возможности судить других.

Стоначальник и пятидесятник
Донесут о важных лишь делах.
Десятиначальник, как урядник,
Разбираться будет на местах.

Любопытство, зависть, чувство мести
На земле сильней, чем дым кадил,
И пока никто с Благою вестью
Парадигму эту не сменил,

Пользуйся пороками умело,
Дабы зло пресечь, искоренить.
Мир, возможно, нам не переделать,
Но хоть в чём-то можно изменить.

Средства подчини благой ты цели,
Возложи на лбы свою печать.
(Этой мудрости Макиавелли
Государей будет поучать.

Донесут отзывчивые люди
Правду всю по доброте души:
Кто к кому скатался на верблюде
И домой вернуться не спешил.

Нынче узнаём мы из рекламы
Воспитания благой пример -
На какой этаж ввалился к даме
С простатитом дед-пенсионер.

Принят был он страстно и облизан,
Ведь с Виагрой вновь дед на коне...
А соседка по подъезду снизу
Сдаст его жерёбого жене.)

Слову моему открой, зять, уши
И не премини совету внять -
Если по словам моим поступишь,
Не свалить тебя и не подмять

Революциям и катаклизмам.
Недовольство нищих погасить -
В помощь тебе призрак коммунизма,
С Марксом выходи народ крестить.

Весь Израиль с ритуальной песней
Под серпастым стягом с молотком
За тобой пойдёт в святое место,
В край, где мёд течёт и молоко.

Так скажу про твой судейский корпус:
В чистоте ряды его держи,
Выдавая на свободу пропуск,
Проходимцам кукиш покажи.

А пока народец мелкий, склочный
Бытовая мучит ерунда,
На одной нужде сосредоточься -
Завези, зять, стулья в зал суда».

Моисей священника послушал,
Выполнил он тестя манифест,
В суд завёз скамьи великодушно,
На которых восседает плебс.

Судьи его тоже не в печали.
Сколотили свой ареопаг
При Фемиде тысяченачальник
И начальник, чей пониже ранг.

На подпорках дойная корова
Слушает, внимая, пастораль.
Тысяченачальники - основа,
Позвоночник, власти вертикаль.

Мы дела плодим, они решают
Без особых от властей помех -
Собственности нас легко лишают,
И бандитам отдают наверх.

Хам в судах вопрос решает хамский,
Моисей над схваткой, как орёл...
Спросите, а где же Мадиамский?
В землю Иофор свою побрёл,

Всех ворюг судьбой не озабочен,
Что, мол, с отморозками делить…
В бедах Ходорковскому и прочим
Мадиамских следует винить.

Из книги Лучше всех или завоевание Палестины, Исход, Гл. 18 (Персональный сайт Валерия Белова http://belovbiblevirsh.ru/catalog_02.php?id=6&opencat=1)





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 389
© 09.11.2010 Валерий Белов
Свидетельство о публикации: izba-2010-238531

Рубрика произведения: Поэзия -> Стихи, не вошедшие в рубрики



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  











1