Дед решала. Афера. Глава 32 Жестокая правда жизни.


ЖЕСТОКАЯ ПРАВДА ЖИЗНИ
Когда тот проснулся сильно расстроился из-за этого. После выпитого в ресторане болела голова. Он достал подарок брата и стал листать не очень вдумываясь в смысл написанного. «Лягушка – сыщик, лупетки – глаза, лапа – взятка и тд и тп» какие-то слова уже им были слышаны, какие-то новые. Лежал дед Кузьма читал и снова задремал. В Саранске около двенадцати ночи в их купе подселили молодую симпатичную пару, Славика и Ирину, на освободившиеся места, от сошедших «Седого» и участника войны. Очень скромные молодые люди, одетые в спортивные костюмы, пригласили соседей с ними поужинать. Мамаша с непоседливым ребенком уже спала. Дед Кузьма с удовольствием согласился. Ирина быстро накрыла столик. Уже знакомая нам копчёная курица. Сушеная вобла. И много пива. Славик его очень рекламировал -«Жигулевское» нефильтрованное и подливал ему то и дело. Очень красивая Ирина, с модной причёской постоянно подкладывала деду лучшие куски. Разговор рисковал затянуться, как вдруг он стал проваливаться в какую-то яму.
Ему приснился страшный сон: как будто он умер и попал в Ад. Видит всё со стороны. Всё чёрно-белое – жуткое и страшное. Грязно-чёрные облака. Вдалеке чуть светлая полоска неба. Огромное поле чёрной, жидкой грязи. Через него проходит просёлочная дорога. По обеим сторонам дороги выныривают из грязи тысячи людей в чёрных одеждах и таких же кепках. Относительно светлыми у них остаются только лица. Между людьми в грязи плавают бревна длиной по два метра и диаметром сантиметров двадцать. Люди группируются по какому-то одному лишь им известному признаку в две группы. Берут в руки бревна и, по неизвестно чьей команде, нападают друг на друга, нанося ими беспорядочные удары по противникам. Вся битва происходит в абсолютном молчании. Слышны лишь звуки ударов бревен о бревна, хруст ломаемых костей и голов, чавканье грязи и хриплое дыхание дерущихся. Получившие увечья и не могущие поднять свои смертоносные орудия идут на противников с голыми руками и дальше работают тем, что осталось – ногами, остатками рук, зубами. Те же, кто получил удары не совместимые с жизнью, падают в грязь в группу таких же убиенных. Когда эта группа набирает какое-то определённое количество, она светлеет, затем превращается в белое пятно и исчезает. Битва здесь продолжается. А убиенная группа людей выныривает в другом, точно таком же, поле грязи, где их ждут противники и бревна. Теперь по лицам людей видно, что они знают, что произойдёт дальше. Что они помнят прошлую или прошлые битвы. С чувством обречённости они берутся за орудия и идут в бой, чтобы вновь быть убитыми. А вокруг из грязи выныривают новые и новые партии ополченцев и вступают в ожесточённую схватку. Выход из неё только один – очередная смерть и переход в новую, такую же жуткую реальность. И нет этому конца. Таково наказание за грехи.
Дед проснулся и некоторое время лежал покрытый ледяным потом, не в силах прийти в себя. Голову раскалывало от нестерпимой боли. Через какое-то время он вспомнил, что должен был ехать в поезде, и равномерное постукивание колёс подтверждало это. Что произошло вчера? Голова наотрез отказывалось вспоминать. Одновременно с этим он вдруг осознал, что лежит без одежды и инстинктивно схватился за карман с деньгами, пришитый к внутренней части трусов. Здесь его ожидал очередной сюрприз – секретный карман был аккуратно вырезан оттуда. Пошарив руками вокруг себя, дед нашел скомканную простыню и прикрывшись ею, стал ощупывать всё вокруг, но не нашёл ничего из одежды. Баул был пуст. Лишь на дне его сиротливо лежала никому не нужная папка с документами, да на полу валялся паспорт и копна знакомых волос. Поднял их и рассмотрев поближе он понял, что это парик той самой Ирины, вчерашней угодливой соседки. Только тут до него окончательно дошло то, во что не хотелось верить до последней минуты. Его обобрали самым беспощадным образом. Не оставив ни копейки денег, ничего из одежды, ни крошки хлеба. «Чем же они меня опоили?» с запоздалым раскаянием думал дед. Соседка с ребёнком крепко спали на соседней полке. Посидев немного, дед решился просить помощи. Опустив ноги на пол, он с радостью нащупал свои модельные туфли и одел их на ноги. Потом обмотав простыней поясницу, поплелся к проводнице. Та открыла дверь на стук и сразу же ее захлопнула при виде пассажира в столь странном виде. Он чуть не плача объяснил, что его обокрали. Проводница закудахтала как курица. Сказала, что вызовет милицию, и велела идти к себе. Вернувшись он сел на свое сиденье по турецки скрестив ноги, теребя в руках чужой парик. Минут через пятнадцать на какой-то безвестной станции поезд притормозил и через несколько минут к деду Кузьме подошли два милиционера, видимо подсевшие на поезд на той остановке. Они зажгли свет в их отделении, изрядно напугав соседку с ребенком. Та, кое-как поняв в чём дело, начала причитать:
-Вот говорила я вам, не лезьте со своим общением ни к кому. А то все у него хорошие, все друзья да братья.
-А вы видели этих людей?- спросил её старший из милиционеров.
-Да как я их видела? Сели они поздно, звали ужинать, а у меня ребенок уснул, я и отказалась. А они, да вон, Кузьма Петрович, кушали да выпивали здесь, вот и довыпивались.
-Ничего мы не выпивали. Пиво они с собой принесли, рыбу сушеную, да курицу. Вот и покушали. А потом я ничего ни помню. Когда проснулся ни денег, ни вещей,- ответил дед,- я и выпил стакана полтора всего. Всё с меня сняли, гады. И деньги забрали. Как теперь до дома доеду, ума не приложу?
-А куда следуете?- поинтересовался милиционер.
-В Башкирию.
-Паспорт у Вас с собой?
-Конечно. И командировочное удостоверение,- дед достал из баула документы.
-Смотри, все забрали, а баул и документы на месте.
-А зачем им его документы,- ответил второй милиционер.- Главное - деньги и вещи. А у вас, гражданка, все вещи целые,- поинтересовался он у соседки.
-Я их в ящик под свою полку сложила, так что сначала нас с сыном снять надо было.
-Что же с вами делать, Кузьма Петрович? Придётся с поезда снимать, вдруг вас чем-то серьезным напоили и вас ещё спасать надо. Но, думаю, скорее всего это клофелинщики. Вы не заметили они вместе с вами из одной бутылки пили?
-Дык кто же их теперь знает. У них их несколько вроде было. А из какой кого поили, мне не ведомо.
-Где говорите они сошли? - спросил он у проводницы.
-В Вешкайме в четыре сорок семь. Я им двери открывала. Сумок у них лишних не было. В Саранске с двумя полными сумками зашли, а В Вешкайме с ними же вышли.
-Ну что-то они в них везли?- предположил старший милиционер, - Ну-ка, привстаньте с лавочки, Кузьма Петрович.
Приподняв лавку он вытащил оттуда ворох тряпья.
-Вот вам и нашлась бабушкина пропажа,- констатировал он.
-Ага, у дедушки в штанах,- пошутил второй,- посмотрите, может что на вас подойдёт. Не ходить же нагишом.
Поковырявшись в вещах нашли старенький спортивный костюм, который дед, сходив в тамбур, натянул на себя.
-Немного большеват, зато пройтись не стыдно. Или с соседнего поезда или с бельевой верёвки стянули,- предположил милиционер.
Дед и вправду был теперь при полном параде. В трико, лаковых башмаках, очках, и кепке на которую не позарились воры. Милиционеры говорили о своём, задавали вопросы, он как мог отвечал, а сам сидел и думал «сколько пришлось пережить за эти две недели и не факт, что всё окончилось».
В половине седьмого утра поезд прибыл в Ульяновск.

Продолжение следует. Для тех кто не любит читать - можете прослушать в моем исполнении главы книги "Дед решала" в Ютубе. ОК. ВК. фейсбуке. Твиттере. просто набрав "Дед решала. Евгений Паньшин". Моя электронная почта - panshine@mail.ru

Если понравилась публикация не забывайте ПОДПИСАТЬСЯ и поставить ЛАЙК.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 38
© 11.10.2018 Евгений Паньшин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2384940

Рубрика произведения: Проза -> Юмор












1