О морали... Продолжение №3


Материал из моего эссе "Этика диалектического дуализма" (Продолжение № 3)

С ростом численности членов в обществах росли и их территориальные притязания, что обусловило такой вид сосуществования социумов, как вражда. Взаимовоздействия враждующих социумов показали несостоятельность морали вне параметров общества - там она вела его элементы к гибели. Таким образом, на определённом этапе экстенсивного развития социума его прогрессивное существование ставилось в прямую зависимость от его аморального отношения к социуму – соседу.

Но давайте сравним плечи рычага: период, когда человек усваивал мораль и выживал благодаря лишь её принципам, а это сотни тысяч поколений социума, и мизерный период, не превышающий продолжительности жизни одного – двух десятков поколений, период начавшейся вражды, который требовал трансформации укоренившейся в ИНП индивида морали в качестве необходимого условия выживаемости социума в изменившейся среде. Именно тогда космополитичная по своей сути мораль была трансформирована в патриотичную нравственность.

Нравственность становилась по тому же принципу, что и мораль, но уже не как следствие безусловного на Земле закона, а как следствие специфической закономерности проявления этого закона, определяемой территориально-временной спецификой конкретной среды существования "нашего" социума, характерной наличием в ней социума-конкурента.

Исходя из вышеизложенного, необходимо следует: мораль объективна, всеобща, космополитична, а нравственность субъективна, локальна, патриотична.

Непонимание разницы между ними влечёт за собой ситуацию, в которой моралью какого-либо интегративного целого, например, нации, страны, расы, религиозной конфессии, человечества диктаторски утверждается некая локальная нравственность сформировавшаяся на основе морали деформируемой нравом, норовом доминирующего элемента, временно исполняющего функцию формы этого целого.

Поскольку такая нравственность зачастую противоречит менталитету ряда других элементов, являющихся содержанием этого целого, она не может ими восприниматься иначе как аморальность, ставящая их на грань физического существования. "Что русскому здорово, то немцу – смерть" (и наоборот). Непонимание этой разницы и есть один из "камней преткновения", запнувшись о который падали, падают и будут падать величайшие из империй. Но мы рассматриваем не империю, а доисторический социум.

Замещение морали нравственностью произошло под давлением права лидера, которое с тех пор и до наших дней есть не что иное, как ретранслятор требований персонального тоталитаризма индивида лидирующего в социуме; ретранслятор его норова, его нрава, формирующего нравственность социума "по своему образу и подобию". То есть персональный тоталитаризм лидера социума, как безусловное свойство части целого, рвущейся к статусу формы этого целого, которое росло с покорением социума-соседа, диктовал в своём социуме приоритет права над моралью, что трансформировало космополитичную мораль в патриотичную нравственность, обеспечивая победу над врагом, становление тоталитарной иерархии и распространение власти лидера на значительно большее количество индивидов и территории.

Именно тогда право природопользования, а точнее – право пользования энергетическим потенциалом конкретной территории, определяемой растущими потребностями численно увеличивающегося социума, потребностями его энергопотребления, стало и до сих пор является "яблоком раздора" некогда благополучно соседствовавших социумов. Именно тогда "проклюнулся" вектор империализма (тупикового пути) – процесса консолидации фрагментов человечества посредством единого нравственного для доминантной метрополии, но аморального для порабощённых провинций, правопорядка, насаждаемого посредством права и ширящейся сети тоталитарной иерархии - властной вертикали.

А, давайте-ка сравним парад так называемых секс-меньшинств, демонстрирующих нравственность гуманизированного населения средиземноморья, которая проявляется как игнорирование значимости социума его "продвинутыми" индивидами, и нравственность, мужского населения северо-восточных морей евро-азиатского континента, озабоченного выживаемостью своего социума, и поэтому уступающего своё супружеское ложе любому гостю-мужчине. Какова вероятность выживания этих социумов при прочих равных условиях их существования? Который из них морален, который нравственен? Мне кажется, ответ очевиден.

Если в качестве стандартных моральных постулатов взять общеизвестные требования (не убей, не укради, не лги), следование которым обусловливало прогрессивное существование социума на экстенсивном этапе его развития, то по достижении социумом пределов этого этапа постулаты морали теряют своё безусловное значение.

Инерционное сохранение социумом прогрессивного вектора своего существования определяет начало интенсивного этапа его развития, на котором благополучие и выживаемость индивидов в самом социуме требуют иного качества. Новым качеством, которое через цепочку тоталитарной иерархии диктуется индивиду численно выросшего социума, становится правовая соподчинённость, а по сути - тоталитарная субординация. И тут уже неважно: относятся люди к некогда чужому социуму, или они принадлежат к родному - социум как качественно конкретная моральная целостность деградирует, распадаясь на сообщества связанные иными, чем мораль, более актуальными качественными признаками, напр., обычаи, нравственность, "понятия".

Новым качеством, которое диктуется индивиду численно в разы выросшим социумом, становится аморальное: обмани, укради, убей, но в параметрах соподчинённости, определяемой правом, тоталитарной субординацией. Эти качества декларируется и насаждается как н р а в с т в е н н о с т ь, посредством авторитета лидера, посредством исключительного права его самого и всей цепочки его полномочных (подломощных - мощных своей подлостью) представителей властной вертикали.

ВАЖНО:
Таким образом, право, первоначально являвшееся содержанием менталитета, формой которого была мораль, взломало мораль, и, преобразуя её в нравственность, приобрело статус формы менталитета. В этом, новом своём качестве право диктует, то есть по-своему трактует моральные постулаты, определяя возможность их существования как нравственных норм, как элементов содержания менталитета. Так появляются двойные стандарты!

Право лидера разросшегося социума, делегируемое его ставленникам-наместникам, будучи субъективным по своему происхождению, неизбежно принимает вид произвола своего непосредственного "реализатора" в соответствии с его собственной интерпретацией произвола лидера. Т.е. право, в соответствии с тоталитарной субординацией деформируется на всех социальных уровнях, и его субъективность постоянно увеличивается.

Попытки лидера социума обеспечить однозначность и равнодейственность диктуемых им нравственных и правовых норм на весь территориально и численно разросшийся социум, благодаря появившейся письменности осуществлялись посредством кодификации этих норм. Вот в один из таких периодов и зарождается юриспруденция – "наука", которая подменяет моральные нормы нравственно-правовыми.

Так о б ъ е к т и в н у ю по своему происхождению мораль произвольно ставят в зависимость от с у б ъ е к т и в н о г о, по происхождению, права. Такое подчинение ведёт к превышению ценности субъекта (индивида) над ценностью объекта (общества), что, как сказано выше - гибельно для общества, а затем и для индивида.

Полагаю необходимым отметить тот факт, что первородный атрибут права – наказание, отделившись от прародителя, с доисторических времён присутствует в ИНП человека как неизбежная тень, сопровождающая аморальность – альтернативу морали; здесь уместно вспомнить выражение - "угрызения совести", (со-вести). Неизбежность наказания за преступление норм морали столь же прочно укоренилась в ИНП индивида, как и сама мораль.
Вспомните Ф. Достоевского, один из героев которого посредством кровавого эксперимента пытается выяснить свой социальный статус: "Тварь ли я дрожащая, или ПРАВО имею"?..
То есть, в отличие от морали, несгибаемой, как булыжник, право вариативно, и в одном из вариантов является своеобразной индульгенцией на безнаказанность аморальных действий.

(Продолжим тему чуть позже)





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 18
© 11.10.2018 Юрий Левченко
Свидетельство о публикации: izba-2018-2384863

Рубрика произведения: Проза -> Эссе











1