Голоса Океана.


Голоса Океана.
Машина шла ровно. Солнце сверкало на никеле корпуса, и Крис жмурил усталые глаза. В просвете гор внизу блеснула поверхность океана. Потом ещё раз и минуты через две он вдруг широко раскинулся, уходя сверкающим голубым диском за горизонт. До мотеля оставалось полчаса хорошего хода. Крис расслабился и сбросил скорость.
     Теплый влажный ветер гонял песчинки по пустому пляжу справа, собирая их в золотистые облачки. Крис знал, что Владе понравится здесь. Впереди у них почти месяц беззаботной жизни. Вчерашнее венчание слегка утомило их. Бесконечные церемонии в течении целого дня любому покажутся адом, который нужно пройти и даже пережить, прежде чем коснёшься губ любимой только для нее одной.
     Крис посмотрел в сторону. Спокойная поверхность океана слегка волновалась и манила к себе.
     - Мы навсегда вместе?
     - Да.
     По краям дороги проносились лёгкие коттеджи, мелькали ветви деревьев. Заметив дорожный знак, Крис свернул и через несколько минут остановился у одного из зданий.
     - Кажется, мы дома.
     - Странно, а здесь не так людно.
     - Наши будущие друзья сейчас тлеют на пляже, самое время. Я ненадолго..
     Он выпрыгнул из машины и исчез за стеклянной дверью.
     Солнце палило нещадно. Влада приоткрыла дверцу и повернулась на шум прибоя. Группа людей под навесом с интересом посматривали на нее. Один из них помахал рукой.
     В дверях появился Крис. Он подбежал к машине, бросив на ходу:
     - Двенадцатый этаж. По утрам там великолепный вид на океан.
     Ситроен мягко подкатил в винтовому эскалатору и исчез за стальными пластинами. Через минуту они остановились у края тенистой площадки, повисшей над берегом белой громадиной.
     - Ты устала?
     - Нет, хотя не откажусь от кофе.
     - Да будет так!
     Они вышли из машины.
     - Чертовски хорошо здесь.
     - Идём.
     Крис отпер двери номера, заказал два кофе и, бросив вещи на пол, упал в кресло.

..............................

     Вечером они спустились к берегу. Темная вода играла гребнями белой пены, кое-где уже вспыхнули звёзды, свет которых тонул в глубине ещё не остывшего океана. Слух улавливал чьи-то голоса, и теплый воздух разносил эти звуки в сумерки побережья. Влада опустилась на песок, потянув Криса за собой.
     - Сегодня был хороший день.
     Она смотрела как волны выбрасывали на берег мелкие ракушки.
     - Да.
     Крис поднялся.
     - Пойдем наверх, становится прохладно.
     Они направились к широкой лестнице ночного бара, где сновали люди и кто-то тихо напевал мексиканскую мелодию. Крис сел за свободный столик, предложив Владе вид на океан.
     Потом он оглядел зал. Вдоль рядов бегали официанты, на сцене на волнах тихой мелодии томились несколько музыкантов.
     - Крис, вон тот господин у стойки уже несколько минут проявляет к нам искренний интерес.
     - Неужели, "к нам"? - улыбнулся Крис.
     Он обернулся и заметил пожилого мужчину, который поспешил отвести взгляд на хорошеньких девушек, только-что вошедших в зал.
     - Его враг - скука. Надеюсь, нам это не грозит.
     Блюз неожиданно сменился старым танго, и группа танцующих закружилась по террасе.
     Влада обернулась в даль океана. Казалось, он был отторгнут сейчас от этого мира, раскинув в темноте свои крылья, волнами набегавшими на берег. В темноте ночи вспыхнули новые звёзды.
     - Я приглашаю тебя. Помню, в первый раз ты отказала мне...
     - Сегодня я исправлю тот промах.
     Они вошли в круг.
     - Наш "друг" не теряет нас из виду.
     - Тебя нелегко потерять даже в этой сутолоке.
     Крис сменил позицию и, подхватив Владу, легко двинулся в сторону. Она засмеялась. Многие из сидящих не выдерживали накала и вливались в новый поток. Музыканты чувствовали это, улыбались в зал и изредка аплодировали. Влада вдруг приостановилась и положила руку на плечо Криса.
     - Прости, я устала. - Она тихо улыбнулась.
     Они смотрели друг на друга.
     - Проводи меня домой.
     - Так скоро?
     - Сегодня очень длинный день. Ты ещё вернёшься сюда. Я буду ждать.
     - Хорошо, малыш.
     Они вышли из зала поднялись в номер. Крис открыл дверь и зажёг свет. Потом повернулся к Владе.
     На какую-то долю секунды ему показалось как вдруг сместились черты её лица... На мгновение... Он протянул стакан с прохладным соком, задержал ее пальцы в своих...
     - Я буду спать, - сказали её губы шёпотом, - а ты приходи скорее. - Она опустилась в кресло и отпила глоток.
     Крис вышел, плотно прикрыл дверь и на секунду замер в полутьме коридора. В мозг рвалась какая-то мысль, что-то мешало ему сейчас, что-то мешало...
     Он вынул бумажник и, приготовив щедрые чаевые, чтобы уйти сразу расплатившись, вернулся в бар. Танцующих заметно поубавилось, хотя прошло всего несколько минут. Ровный гул голосов соответствовал позднему часу, и Крис только сейчас заметил много одиноких фигур в разных концах зала. Некоторые в задумчивости протягивали коктейль, изредка обращали лицо ветру, вглядываясь в томительно бегущие минуты. Крис сел за свободный столик и огляделся по сторонам.
     - Простите, - услышал он за спиной, - я не слишком обеспокою вас, если попрошу несколько минут внимания?
     Пожилой человек в темных очках стоял рядом, слегка покачиваясь на нетвёрдых ногах, и ещё не решаясь улыбнуться откровенно. Крис жестом пригласил незнакомца сесть, отметив, что он не так уж и стар, как это показалось полчаса назад. Редкие морщины засели в уголках рта и при разговоре вызывали подобие улыбки, хотя, острый взгляд был, скорее, жесток, чем тверд.           Незнакомец выпустил облако дыма и произнёс:
     - Моё имя - Анри и, прошу прощения, я уже знаю ваше. Вы приехали сегодня утром, и я слышал как вы назвали себя при регистрации.
     - И это - достаточный повод для знакомства...
     - Нет, но такому стилю следуют почти все, кто пробыл здесь больше месяца. Кому некуда спешить. - Добавил он.
     - Давно здесь, Анри?
     - Почти всё лето. Хотите рюмку коньяка?
     - Сколько вам лет? - неожиданно спросил он.
     - Двадцать пять.
     Анри задумчиво стряхнул пепел.
     - Я слегка завидую вам, - проговорил он, - было бы скукой говорить, что все нити перед вами, однако, это так.
Крис молча отпил глоток.
     - Я наблюдал за вами весь вечер и, простите, доставил минуты беспокойства вашей спутнице.
     Крис улыбнулся, глядя поверх тёмных очков собеседника.
     - У неё интересный профиль... - проронил Анри.
     - А вы наблюдательны.
     - В силу своих увлечений. Я говорю об этом беспристрастно. Перед вами - коллекционер Символов. - Он вскинул голову, бросив на Криса острый взгляд. - Правда, моя затея обречена. Я уже тону в океане своей коллекции. И с каждым часом её система гибнет.
     - Ваша система гибнет не сразу?
     - Нет, я копаюсь только в области человеческих отношений, не более.
     Крис промолчал.
     - Я наблюдал за вами, за каждым жестом, движением губ,- проговорил Анри, - уже рискуя понять смысл вашего диалога. Иногда я ненавижу себя, но и здесь поймал себя на мысли, что пытаюсь определить степень свежести и штампов. Вы меня понимаете? Порой небольшая деталь может сказать о целом мире.
     Крис с интересом посмотрел на Анри.
     - Свежесть и штампы в общении?
     - Да. Я уже устал от своей затеи, которая пожирает своего создателя. Я уже не смогу видеть иначе.
     - Вы из тех, кто ищет "целесообразность"? Точнее, краткий, честный, совершенный путь?
     - Вы тоже об этом думали?
     - Нет-нет, так, мелькнёт иногда. А, вообще, это - неблагодарное занятие. - Заметил Крис с улыбкой. - Здесь, в этом месте всё парит на волнах любви и покоя. Не мудрено потеряться.
     - Именно это и занимает меня. - Анри посмотрел в глаза. - Степень искренности двух любящих сердец. - Проговорил он раздельно.
     - Ваша система, если она существует, растает в мире случайного поцелуя.
     Анри рассмеялся.
     - Вы переоцениваете меня. Системы нет и быть не может, я всего-лишь коллекционер. Большинство любящих верят друг другу, но я сомневаюсь в этом большинстве. Я рад бы лишиться своих глаз и сердца, лишь бы не убеждаться каждый день, что даже в мире беспредельно любящих - девяносто девять случайных связей из ста.
     - Если этот так, счастливых мгновений для этого большинства не убывает.
     Крис обернулся.
     - Разве, вы скажете, что им плохо?
     В тени открытой площадки угадывались силуэты двух фигур. Отыскивая что-то в небе, они разговаривали. Девушка опустила голову на плечо спутника, как будто прислушиваясь к биению его сердца.
Анри долго и внимательно посмотрел на них.
     - Я рискнул бы остаться оплёваным, если бы сказал, что действительно думаю. Того молодого человека выдала всего-лишь тень одного характерного жеста.
     Крис улыбнулся, внимательно рассматривая черты лица Анри.
     - Должно быть, вам жёстко сидеть на этом стуле, если вы сторонник такого идеального парения.
     - Как длинно, но верно...
     Полная луна ушла куда-то вглубь неба, оставив за собой след на гребнях беспокойных волн.
     - Музыка... - проговорил Анри тихо и с минуту молчал.
     Закуривая новую сигарету, он как-то странно посмотрел на Криса, как будто ощупывая его мозг в темноте вдруг возникшей между ними пропасти, мысленно заполняя пустые клетки в той схеме, которая звалась Крисом.
     - Или вот, например... - сказал он и опустил глаза к океану. - Жила такая... - Он сделал паузу, следя за ночным полётом чайки. - Обыкновенная девушка, которая почувствовала себя хуже. Но это была не физическая боль. День ото дня она слабела... Не выдерживая медленной смерти, она искала опоры во всём - в случайных встречах, мгновениях, звуках, которые были нанизаны на нитях её времени. Но боль не утихала. Боль не физическая, повторяю я. И, наконец, жизнь посылает ей "врача". Назовём его так. Не долго он смотрит в её глаза и однажды протягивает ей ключ с запиской. Затем он исчезает... Так же незаметно, как и вошёл в её жизнь.
     И вскоре она находит дверь, которую нужно было открыть... И открывает её. Тёмный проём двери... Комната пуста. Лёгкий, мелодичный звон... Как будто бы стекла. Как картина на стене горели звёзды. Какой-то предмет выступил из темноты, принимая очертания небольшого стола. Высокие бокалы - отголосок шумного празднества в беспорядке теснились на нём, изредка вздрагивая живым импульсом. Тонкое, удлинённое стекло... Тонкое и прозрачное.
     Одни были наполнены доверху, другие стояли почти пустыми и каждый имел свой цвет. И девушка начинает узнавать их. Вон из того синего бокала она когда-то отпила глоток, розоватая жидкость другого была отпита наполовину, фиолетовый цвет третьего был едва заметен на стеклянном дне. Она молча смотрела на них, вглядываясь в контуры прошлого, пока не замер её спокойный вдох.
     Она узнала этот цвет. Цвет, что не коснулся её когда-то, потому что она поспешила отвести глаза от его нестерпимого сияния. Оно так и осталось неприкосновенным в её судьбе. А может, она никогда не встречала его. Но здесь, за завесой реального, на вершине своей тоски, она уже могла видеть и понимать язык единственно предназначенного.
     Девушка смотрела на бокал, постепенно приближаясь к столу, затем взяла горячими пальцами тонкое, холодное стекло. Закрыв глаза, она прижалась губами к невесомой грани и выпила содержимое до дна.
    Анри умолк на секунду, прижав пальцы к вискам.
    - Она сгорела... Внутренний огонь не дал ей протянуть даже несколько дней... Но в эти последние часы своей жизни она видела Пламя.
     Крис поднял глаза и в наступившей тишине услышал дыхание Анри. Капля дождя вдруг упала сверху и, тонким звуком тронув фарфор, замерла.
     - Мы так часто пьём из чужих бокалов, - проговорил Анри, - и обречены пить из них порой всю жизнь, чтобы однажды выпить из своего...
     - Теперь я, кажется, начинаю понимать вас. - Крис сделал большой глоток. - Я понял вашу мысль. И всё же она - одна из сторон.
     - Это когда "всё" или "ничего"? - Протянул Анри, не отрываясь от своих мыслей.
     - Да, в середине - счастье и ужас поиска.
     Анри вздрогнул.
     - Ваше "счастье" и "ужас" это - дерьмо, которое вы выметаете каждый день, каждый день... Хотя, наверное, ваши руки этой метлы не держали. Простите...
     - Об этом можно писать или молчать, но жизнь предлагает нам другую игру.
     - И вы знаете её правила?
     - О себе я хотел бы умолчать...
     Анри мельком взглянул на Криса и поднялся, опираясь на стол.
     - Здесь в верховьях есть замечательное озеро, миль двадцать отсюда. Вы можете хорошо отдохнуть. - Анри попытался глубоко вздохнуть. - Я уже не говорю о красоте утра в тех местах. Прощайте, Крис. Надеюсь увидеть вас завтра на берегу.
     Анри изобразил поклон и прошёл вдоль столиков к выходу. Крис проводил его взглядом и посмотрел на часы.
     Посидев минуту, он бросил монеты на стол, поднялся и медленно пошёл наверх.

                                                                                          ..................................

     На землю тихо падал чёрный пепел.
     Белизна снега исчезала под его тёмным покровом и лишь ветер нехотя срывал шелестящий саван. Последний вздох ночи замер под взглядом далёких звёзд, и в тишине их глаз перекликались отзвуки ещё неродившейся жизни.
     Чьи-то пальцы впились в камень и, уступая его гладкой поверхности, слабели. Смерть ждала внизу, в нетерпении сжимая костлявыми пальцами провалы тёмных каменных глазниц. Если бы хватило сил, пепел устлал бы черноту пропасти тёмным океаном.
     Пальцы разжались. И кто-то ещё вздохнул навстречу небытию...
     Я прижимаюсь губами к холодному стеклу и шепчу в даль серого горизонта. Чьи-то руки опускаются на плечи, но я не умолкаю, зная, что в комнате никого нет. По другую сторону стекла стучит дождь, а там, где звонит колокол, движутся тёмные фигуры людей...
     Кто-то берёт меня на руки. Женщина шепчет какие-то слова, показывая за горизонт, туда, где кончается берег.
     - Он придёт, придёт. - Повторяет она, улыбаясь светлыми глазами.
     Я не понимаю её слов и радуюсь вместе с ней.
     ... Пепел не спас падающее тело. Он лишь поддался дыханию падения, завидуя его быстроте, и, постепенно сливаясь с сумраком пропасти, выровнил разбежавшиеся по воздуху круги...
     ... Я медленно прохожу мимо чьего-то лица, внимательно глядя на тропинку, устланную мелким камнем. Это - сон. Узоры радуют глаз, и я не в силах обернуться, хотя знаю - мы подумали об одном и том же. Ты не оборачиваешься ещё несколько шагов, и я, мысленно идущий след в след, тоже чувствую твой взгляд.
     Оборачиваться поздно.... Ведь союз уже заключён... И впереди новое утро.
     Я прижимаюсь губами к холодному стеклу и шепчу в даль серого горизонта. За окном струится дождь и я чувствую твои руки - сложенные крылья нашей мечты. Я буду беречь твой сон... Я никогда не скажу тебе: "ОТПУСТИ"...

                                                                                           .............................

     Они спускались с гор. Крис шёл чуть впереди, поддерживая Владу на трудном спуске, там, где тропинка вдруг терялась среди острых камней. До утёса оставалось ещё ярдов пятьдесят, и сквозь редеющую тень леса начинали пробиваться солнечные лучи.
Тропинка вдруг потянулась вверх и исчезла за поворотом.
     - Осторожно, здесь обрыв. - Обронил Крис.
     Рассеяный сноп огня, пробивая листву, бил в глаза ярко-красным, а солнце, ещё не опустившееся в океан, плавило землю. Преодолев небольшой подъём, они увидели лоскуток воды. Океан дышал внизу и с этой высоты казался частью неба. Горизонт исчез.
     - Туда, и чуть левее, - сказал Крис, подтянув Владу на каменную террасу, - впереди пропасть...
     Резкая грань земли и неба уходила вниз, открывая океан, ставший в этот миг темнее. Крис раздвинул ветки и замер.
     - Пройдём ещё шагов пять, - сказал он с прорвавшейся хрипотой, - руку!...
     Выжженная каменная площадка обрывалась в голубизну и уходила из-под ног, унося опору в этой бездне. Красный раскалённый шар сопротивлялся неумолимому падению и , как будто в последний раз совершал магию вечера. Океан внизу заметно волновался, и туда, где рождались волны, лился тёплый, влажный воздух.
     Тишина лишь в звуке далёких волн... А солнце, темная, поворачивалось в сполохах красных брызг и уходило в пропасть горизонта.
     Крис сжал руку Влады.
     Ветер уносил из-под ног сухой песок, подталкивая две тени всё ближе к океану. Он замер, ожидая. Последний шаг... Естественное продолжение магии... Уже была видна полоса изрезанных скал у самой воды, яхта и маленький силуэт Анри.
Крис остановился и потянул Владу назад. Она смотрела вниз. Ни слова, ни звука. Только ветер и далёкий шум волн.
     - Я хочу, чтобы жизнь всегда была такой. - Голос во сне. Молчание. - Я хочу, чтобы жизнь всегда была такой. - Медленно и далеко звучали слова.
     Потянуло холодом. Где-то таял, не долетая снег, звёзды ушли далеко от земли, зажигая новые, невидимые узоры. В сладостной боли прикрыв глаза, всё неслось навстречу любви Единого.
Влада разжала руку.
     - Спокойное течение внушает страх перед смертью. Но иногда она кажется такой лёгкой.
     - И всё-таки...
     - Вот почему сумасшедший не чувствует боли. Он подброшен на пик, где всё равнозначно.
     - Ты часто думаешь об этом?
     - Кто не думает об этом часто? Ведь каждый день она разная.
     - Смерть?
     - Да. Своеобразная сделка: когда даётся "всё", отбирается страх...
     - Это же идеально.
     -... И никто не успевает узнать до конца. Тот, кто подброшен к вершине, погибает от пустяка.
     Крис посмотрел на Владу. Она улыбнулась, глядя в его глаза.
     - Анри, наверное, заждался.
     - Вряд ли ему скучно, однако, быстро темнеет.

                                                                                                    ...........................

     Крис проснулся ночью. Сознание ещё сохранило ощущение неуловимого импульса, отогнавшего сон. Глаза скользнули по привычным предметам и слегка сомкнулись. Слушая тихое дыхание Влады, Крис видел как в приоткрытую дверь терассы бил лунный свет, оттеняя сумрак над океаном. Ночь дышала теплом и тишиной.
     Крис нащупал сигареты, осторожно встал и вышел на воздух. Океан внизу волновался, выбрасывая хлопья пены на белый песок.. несмотря на шум волн, было тихо. Влада что-то сказала во сне. Шорох мелких камней донёсся снизу, вернув тишину.
     Крис прислушался к шуму волн. Он медлил. Что-то тянуло его вниз к полосе мокрого песка. Докурив, он ещё раз посмотрел вниз и приоткрыл балконную дверь.
     Тонкий звук, как-то будто лёгкий стон коснулся его слуха. Не успев исчезнуть, он застыл на печальной ноте и угас, поглощённый грохотом волн. Крис замер и посмотрел вверх, хотя это не было криком чайки. Он подождал несколько секунд и вернулся в комнату. Одевшись, бесшумно повернул ключ, сбежал вниз и пошёл к океану.
     У воды он остановился, посмотрел в сторону чёрных скал справа и двинулся на их тёмный силуэт. Холодные камни образовали здесь небольшую бухту и закрывали часть берега. Гребень острых камней уходил в воду, возвышаясь на противоположном конце обломком высокой площадки. Добравшись до нее, Крис сел и огляделся. Берег, обозначенный полосой береговой пены, был пуст.
     Крис поднял голову к небу, закрыл глаза и долго слушал тишину разлившегося сумрака. Ночь не спешила посылать сон.
Лишь чьи-то пальцы скользнули по глазам с лёгкостью ветра. Одно или, может быть, два крыла мелькнули в тени красноватой вспышки и всё исчезло.
     - Крис.
     Он вспомнил: второе крыло появилось не сразу, оно словно медлило осознать свой полёт в отблесках живых искр. И прежде чем сознание успело уловить чьё-то имя, он видел, как два крыла, сложенные вместе, уже начинали осыпаться пепельным дождём.
     - Крис. - Услышал он и ощутил прикосновение тёплой руки. Он обернулся. Сумрак скрывал черты лица незнакомки, высветив лишь ее тонкий силуэт. Полупрофиль склонённой головы, вырезанный на белых волнах, замер в ожидании.
     - Кто вы?
     - У меня нет имени.
     Она скользнула неуловимым жестом по холодному камню и повернулась к океану. Неясный отблеск волн упал на ее лицо и Крис похолодел - эти глаза, брови, прямой нос и подбородок он узнал бы из тысяч лиц. Это была Влада. Но темнота ещё мешала ему: голос был незнаком.
     - Ты пришёл сегодня. Но это всё равно бы... - Она улыбнулась и взяла его руку. Крис вглядывался в её лицо. Нет, не совсем Влада. И вдруг понял, точнее, вспомнил тот вечер, когда он увидел её другой. Увидел ту, которой не было.
     - О чём ты думаешь?
     - Кто ты?
     Она смотрела в его глаза. В темноте он чувствовал это.
     - Последнее, что я видела, это пепельный дождь. Там очень много крыльев. Они сгорают на пути к солнцу... Я видела и твои крылья. Они летели в сторону.... Теперь нет...
     Она опустила голову и умолкла на мгновение.
     - Я буду ждать тебя каждую ночь. - Тихо проговорила она и повернулась в сторону светлой полосы горизонта. Приближалось утро.
     Крис вгляделся в её лицо. Да, Влада, только... совершенней... или чище... Да, это она. Крис хотел позвать её по имени, но не смог. Он просто смотрел в её лицо... Закрыв глаза под порывом тёплого ветра, он мысленно уходил в даль океана, едва шевельнув губами в ответ на прикосновение её губ.
     Так прошло несколько часов. Когда он открыл глаза, за горизонтом бледнел рассвет. Крис встал и, проваливаясь в мокрый песок, пошёл обратно. Влада спала. Крис подошёл к ней и опустился рядом.

                                                                                                   .........................

     Прошла неделя. До отъезда оставалось дней пять . Осень уже забрасывала жёлтыми листьями открытые террасы прибрежных рощ, а серый океан заметно волновался под голубым небом. Природа, требуя перемен, меняла палитру дня и ночи, оставляя лишь океану тёплый изумруд.
     Месяц пролетел быстрее, чем хотелось. Крис был прав: медовый месяц на берегу океана - это подарок. И ни загадки Анри, ни изъяны некоторых знакомств не успели окрасить это время в умеренные тона.
     А сегодня ночью пошёл первый дождь. Гладь тёмной воды подёрнулась рябью, и песок, прибитый влажными точками, окрасил берег холодом. Следы человека, оставленные утром на мокром песке, белой полоской соединили глыбы чёрных камней и широкие ступени террасы. Эта полоса стала видна только сегодня, когда ночью прошел дождь. Обычно она тянулась к мотелю, но сегодня человек, оставивший их, повернул сюда, где в беспорядке стояли лёгкие столики и несколько плетёных кресел.
На одном из них сидел человек, наблюдавший как ветер гонял по берегу бумажные стаканы и ракушки.
     Первый был Крис, второй Анри.
     Поднимаясь по ступенькам, Крис не видел как несколько чаек рванулись ввысь в предчувствии солнца.
     Анри проследил за их полётом и повернул голову. Крис подошёл.
     - Что это? - спросил он.
     Анри молчал. Он внимательно вглядывался в лицо Криса, привычно прослеживая путь известных вопросов и истин.
     - Это то, ради чего стоит приезжать сюда каждый год. - Ответил он. - Ведь вы уже видели... Мальчишка, ведь вы и ваша сущность продолжали искать Её, несуществующую, всё это время, создавая по крупицам, мысленно, шаг за шагом, пока не увидели своё творение. Это открывается здесь, в этом проклятом месте...
     - Вы знали?
     - Да, но никакими словами не смог бы объяснить вам всего. Тот наш вечер был коротким.
     Анри отшвырнул соломинку и наполнил бокал розоватой жидкостью.
     - Хотите? - Спросил он.
     Крис, опускаясь в кресло, видел как первый луч отразился в протянутой руке Анри и, дрогнув, исчез. Он сделал глоток и поднял глаза. Анри ждал.
     Два человека, два мира смотрели друг другу в глаза, слушая одну и ту же мелодию мыслей, ясно понимая её тон.
     - Тот, кто придумал хаос, был прав, - сказал Анри, - это единственный импульс, дающий нам жизнь. Начинать с гармонии - не эксперимент. Гармония мертва. Это - шар, где нет ни низа ни верха. А если так, то пусть себе катится. Вам не скучно?
Крис молчал.
     - Эксперимент в становлении. Но не это главное, во всем этом есть одна капля яда... нет копий... следует прожить жизнь, чтобы понять, что любое явление - "оригинал". - Протянул Анри. - Копии существуют лишь в нашем сознании. И поверьте опыту "коллекционера", в ваших руках одно из первых отражений или отблесков, как хотите. Но это лишь мое предположение, вам лучше знать. Ведь вы уже видели?
     Крис молчал.
     - Когда это случилось со мной, я долго не мог оправиться от удара. Рухнуло всё. Лучше бы я не видел это. Ведь тогда я уже почти забыл как ловко обманул себя когда-то... Знаете, Крис, - Анри наклонился и перешёл на шёпот, - можно обманывать себя всю жизнь, выжечь душу, но Они всё равно придут. И у каждого свой единственный гость... Вы меня понимаете?
     - Всё-таки, что это?
     - Могу сказать только, что они бестелесны, но не это главное. Уезжайте хоть за тысячи миль отсюда, ваш мозг останется с вами. И они придут к вам. Но не берусь объяснить это явление.
     Анри поправил мокрые волосы и улыбнулся.
     - А теперь наберитесь терпения, я позволю себе немного поболтать. Итак, копий нет. Если хватит жизни, чтобы понять это, вы счастливы. Вы не будете тратить жизнь на ссоры, капризы, подлость. Все неполадки в нас самих. Не капризничайте, когда то, что вам не принадлежит, не обращается в вашу веру. Имейте терпение. Если с вами человек "случайный", не уничтожайте друг друга ни сразу, ни постепенно. И чем скорее вы договоритесь, признаетесь, тем легче будет. Вам нечего терять... Вы оба - ОРИГИНАЛЫ!. Вы чьи-то единственные "гости". Но иногда дорога тянется десятки лет. Чтобы выплыть, вам нужно поддерживать и любить друг друга. Любить ЧЕЛОВЕКА, а не себя в нём... Тогда вы не станете удерживать и проклинать того, кто найдёт свой берег... Вы расстанетесь друзьями и порадуетесь за него.
     Анри откинулся на стуле:
     - Я полюбил вас, Крис. Вы и Влада - редкий союз. Он недалеко от истины. Вы в двух шагах друг от друга. Это ничтожно мало. Но через несколько лет эти "два шага" разбросают вас на целые мили... Поэтому, простите, где-то ходит человек, который ищет то, что у вас в руках. Нет, вы не вор. Это - случайность. Но только когда понесёте, не пролейте ни капли. Это - н е  в а ш е ... Даже последняя проститутка имеет шанс. Он у всех единственный. "Капля о тысячу лет"... И так несите всю жизнь, пока не передадите из рук в руки. А когда донесёте, посмотрите на содеянное глазами убийцы.
     Крис вопросительно поднял глаза. Анри усмехнулся.
     - Малыш, это не я, это - треклятый шар, пепел, мертвечина гармонии... И в этом мы единодушны: такая смерть сладка...
     - Налейте ещё глоток, - сказал Крис, поднимаясь, - и прощайте.
     Упала первая капля, хотя небо, подёрнутое лёгкими облаками, было светлым.
     Анри не обернулся на удаляющуюся фигуру Криса, думая о чём-то своём. За первой каплей упала вторая.
     Поднявшись по лестнице, Крис отпер дверь и бесшумно вошёл в комнату. Было тихо. Пройдя на боковую веранду, он посмотрел на океан и, прижавшись к холодному стеклу, прошептал:
     - Влада.
     Тихие слова падали в тишину утра, почти не оставляя следа. Серый горизонт кое-где подёрнулся дымкой холодного дождя. Крис закрыл глаза и замер. Прошла минута или час. Даже лёгкий шорох шагов сзади не вывел Криса из оцепенения. И только когда скрипнула дверь, он медленно повернул голову и уловил в полумраке чей-то силуэт.
     Неизвестный ещё стоял у раскрытой двери и смотрел на Криса. В его взгляде не было вопроса и всё-таки, он ждал.
     Смутная догадка обожгла мозг. Крис рванул жалюзи и ... замер.
     "Д в о й н и к " не спешил.
     Он медленно шагнул в коридор, обернулся, и, прежде чем закрыть за собой дверь, скользнул взглядом чуть повыше Криса, в сторону океана...
     ... Пальцы разжались. И кто-то ещё вздохнул навстречу небытию.





Рейтинг работы: 48
Количество рецензий: 3
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 77
© 02.10.2018 Андрей Пирожков
Свидетельство о публикации: izba-2018-2377751

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези


Vera Sergeeva       26.08.2019   20:16:55
Отзыв:   положительный
"Любить ЧЕЛОВЕКА, а не себя в нём... Тогда вы не станете удерживать и проклинать того, кто найдёт свой берег... Вы расстанетесь друзьями и порадуетесь за него..." - потрясающе!

Так я и знала!!! Брэдбери - конечно...один из... Как же давно я не читала что-то подобное...

Спасибо!
Андрей Пирожков       26.08.2019   20:22:04

Боже... милая Вера...милая Душа... Я так благодарен, что ты дочитала это...
Галина Уварова       14.08.2019   16:57:29
Отзыв:   положительный
Пришла... и снова осталась надолго на Вашей страничке.
Спасибо, Андрей!
Эту работу рекомендую в анонс.
Андрей Пирожков       14.08.2019   18:14:52

Я так благодарен за эти слова. Голоса океана - моя любимая вещь. Спасибо! Как и "Бритва". Но Бритва - моя "боль".
Татиру       13.08.2019   08:12:09
Отзыв:   положительный
Невероятно!!! Любимый писатель - Рэй Брэдбери?)
Андрей Пирожков       13.08.2019   14:45:40

... Один из любимых, да.








1