МНЕ СНИЛСЯ СОН Памяти Марины Цветаевой посвящается.




Памяти Марины Цветаевой
посвящается.

МНЕ СНИЛСЯ СОН

1

Южная ночь над головою низко, низко, а звёзды далёкие и близкие пульсируют и, завораживая сознание, приковывают твой взгляд к себе. И ничего не существует в эти мгновения кроме тебя и звездного пространства над головою. Ты замираешь и широко раскрытыми глазами впитываешь в себя всю необъятную загадочность мироздания и сознаёшь себя мизерной частицей в этом огромном мире. Ты, человек, счастлив от того, что можешь созерцать всё Это.
А около полуночи начинается звездопад. Какая неповторимая
красота! “Ну, загадывай желания побыстрей, а то опоздаешь!” – шепчешь сама себе и эти желания, перегоняя друг друга, проносятся мысленно в голове. Но одно желание неспешно зачарованно явилось последним, и заставило замереть и вслушаться, всмотреться в тёмное мерцающее небо, а губы зашептали: “Господи! Ну, пусть приснится на мгновение Она. Я думаю, что много, много лет назад Она также смотрела на падающие звёзды у подножья Святой горы и загадывала желания, и… ”. И я, загадывая сокровенное безумное желание, отчётливо понимая его неисполнимость, молила Бога: “Позволь, невзначай, встретить её на дороге”. И, откуда-то, с тёмного неба, словно падающая звезда, пронеслось: ” Повстречай на небесном пороге”. И…
И сниться – сон! – глубокой ночью: cколокольни – ввысь! – несется птичья стая. Игривая, шальная мысль в перьях птиц играет. О, Золотая струя! В поднебесье лечу я. В поднебесье голубом душу её встречаю, – Она коснулась белым крылом, замерли и молчанье.
Она позвала с собой, зажгла свои яркие свечи и осветила свечой озябшие мои плечи. Нежность её укутала застывшую печаль, в путы свои запутала, сказав, улетая: “Прощай!”

2

“Про-щай, про-щай, про-ща-а-ай!” Просыпаюсь, и дрожь охватывает всё тело, то в жар, то в холод. Боже, так это сон! Полное оцепенение и, с замиранием духа, всматриваюсь в полную темноту. Мысли запрыгали, заскакали, и всё, что когда-то читала о снах, хаотично воспроизводилось в памяти. Стоп! Надо упорядочить свои мысли. Упорядочить, упо-рядо-чить, упо-ря-до-чить. И постепенно дрожь проходит, мысли текут медленно, медленно, как вода в спокойной реке. Спокойно, спокой-но, спо-кой-но…Так что такое сон? Замирание плоти, отдых для живого организма. А что происходит с душой? Когда отдыхает душа? Сознание, а оно на каком уровне у спящего? Что происходит с сознанием на грани сна, когда ты ещё не заснул, но вот-вот уже заснёшь? Что такое сон? Душа… у спящего… витает,… витает,… а дух…. Спи… спи… спи…
Конь мой дерзновенный, конь мой дерзкий, верный неси свою наездницу в небесную светлицу, где за святым застольем, усевшись в зримый ряд, с богами о приволье поэты говорят. И я, преклонив колени, уста позолочу. И, навостривши стремя, внемлю и молчу, шепчу себе: “Дар – оным”. В моей душе пожар, но… Но впитываю с жаром словесный Божий дар. И…всматриваюсь в свой путь. Нет сил! – Не-от-до-хнуть! О…напряженность рук – жил!
Вдруг…рытвинами бугор взмыл в самые… небеса.
Ох! Остёр - пламенем ввысь!
На горе костёр.
– Остановись!
Духи – скачут. Девы – плачут.
Пляшет пламя. / Невидимой стань я!/
– Послушай, посмотри! В души загляни!
– Позвольте! Послушаю духов ор.
– Посмотри! Горит костер
истерзанных молодых, серебряно-голубых.
Духов стая, души играя, пляшут в ночи. –
/Души – горячи!/
– Пламенем – ввысь! – в облака!
– Что там еще шепчет рука,
шепчут уста, колокола,
вихрем, вздымая купола?
И вот по небу мчится красная кобылица,
закусив узду, уронив слезу,
из сверкающих глаз – льется алмаз.
Кобылица ржет, колесницу рвет.
Из под колёс – огонь! Ездока – не тронь!
А кобылица вскачь летит по небу.
– Прячь свои глаза! – померкнут враз
от сверкающих её глаз.
– Эй, глупец, уходи! Не стой на её пути.–
Красною птицею мчится
Красная кобылица.

3

И… длится сон: Прибой. Волна. С небес сошла Она. На голове чепец – золотой венец и… молвил словотворец:
“ Я…к Вам всем жаром своей любви,
примите …дар Вам…/пусть “c’estlavie”/,
но, друг мой, мчусь я напрямки,
подмяв гордыню, вперегонки
с судьбою вечности…своей руки.
И льну к Вам сердцем, душой, рукой…
И лишь потом я…к Вам льну… щекой”.

Блики в очах Амазонки … Версты…. Костры глаз.
И уплывал к горизонту нежной руки.... алмаз.
4

Она жила, божественно творила, и всех без устали любила. Устами строк зацеловала тех, кто признавал лишь только ее грех. Она с гармонией была негармонична, страдание душ – её душе! – первично. Истерзана до самой наготы, всем отдала Она всю щедрость щедроты. Отголосила… вкривь и впрямь, и вкось. О, призрак счастья! – Не сбылось. И… пела без границ, без края, и с большей силою поёт…из рая. Она жила, на грани вех… творила, когда сменялся строй – весь жизненный уклад, без устали весь Мир любила… и принимала, словно тысячу наград.
В рубеж веков ворвалась жизнь – лиха!
В груди – надлом!
И… в свою музыку стиха,
что бьет ключом,
вкрапляла таинство эпох – России звук,
как россыпь золотистых крох надменных губ.

В разруб, в раздвоенность картин,
в разлом небес
вмещался крик лишь он один,
и… с воем – треск.
Всецело уходящий стон в огне пылал,
и …уносился с воплем вон красот овал.

Рубила мебель на дрова. –
Руби с плеча!
/Ой, ты, голубушка, права!/
Кровь горяча!
Испепелил, сжелтил Любовь колдун всем всласть.
И… сгустками вскипала кровь… /О, чья тут власть?/

5

Когда в растаяность веков уходят все туманы снов, мой взор пленят те времена, где в цвете слов цвела Она, где, сбросив цепи пут-оков, букеты тайн рожденья слов в светоголосые цвета укутали словесности уста, и я шепчу себе: “О Господи, верни красоты слов в сегодняшние дни!”
И… в непохожести времен я узнаю все тот же сон: Закат… Волна.
На берегу… Она. Мой взор пленила красота ее лица. Я – пленница…
чела и… снов, и… чародейских слов:
“ В Ваш сад непременно снова Любовью Вас потчевать.
Вы мне – Боже мой! – ни полслова, хоть я Вам – жена и мать
дщери Вашей. – Подругой! – Недругом Вам не была,
рукою своею упругой в жизнь – /как умела!/ – вела,
поддержкой была и опорой, солнцем в пасмурный день…
Неужто так скоро – как скоро! – осталась для Вас лишь тень.
Я – к Вашему вот порогу – насквозь! – чрез сотни розг!
Женщиной! Ей! Ей-богу! – Женщиной! – вжившейся в мозг!

Властвовать?! – Нет! – не буду.
Исповедью?! – Вас не взять.
Я – “предавалась блуду…”
Пред Господом Вам отвечать,
пред Господом за утрату свежести сих ланит…
Предвидела?! Это – расплата
за... в сердце лежащий гранит
Любови к тебе нестылой…
Ох, жарче накал! – страстей нежданной… Помилуй!
Дай властвовать! – Власти ей!
Любови моей нестылой к милому. – Стылого грей!
В краску вдарило! – Словно медь! –
Вам на блюдечке – ис-по-ведь!
Вам – в неистовстве пламенеть.
Мне – от Любови своей гореть.
И… только мой запев… Кто поет еще чище!?
Я – на душу грех? Пусть с меня и взыщет.
Я, с болью утрат, без вины – виновата,
не жду лент, наград… двоеволья – палата,
двоевластье – в груди: безрассудство и честь.
О!… К плечу припади, безоружная месть.
Насладясь допьяна благозвучьем любви,
Благодати волна, естеством одари!
Но, сочтя песнь за грех, /оправданья - излишни!/
вдруг на душу гнев ниспошлет Всевышний?
Видите? “…в новой шкуре вызолоченной …” – Не мой?
Мой! - Выспорю. И… до дури… Что мне пчелиный рой
домыслов Ваших… Брошена?! Безлюбьем – не возьмёшь!
Стою на траве скошенной… О! Как золотилась рожь!
О!… Как Вы меня любили… нежностью… / Пламень грёз
дикого одиночества! / или…осталась лишь…колкость роз?
Вы смеете …не-ис-тов-ствовать в неслаженности дней?
/О! Ежедневная исповедь за... слаженный хорей!/

Сердце – листок тополиный –
к Вашим ногам.
Сок Вселюбви – цвета рябины–
к Вашим устам.
Лишь взор свой всезримый –
гордый…орлиный –
Вам… не отдам”.
И… горделиво меж звезд и городского сна ушла… Она.
“О, живейшая из жён!” Вам бы спать… да на горошине… Королевой!
/ Поражен!? Поражен сияньем изу…изумрудно-ясных глаз? /
Смой пелену из глаз, слеза! Огонь в груди! –
Сильней распахивай глаза, губы красны – рди! –
Губы – краской рьяной… О, крепче накал!
Глаза от страсти пьяны – /их пламень целовал!/
О, целомудренность отцов: “Зачем пьянеть?”
А вот девиз любви жрецов: “Не уж-то тлеть?”
Сгорать дотла! О, песнь жреца!
Руки – враз! – хлёст!
И пить, пи-и-ть, пить до конца.
Любить… до звёзд!
Неистовство от страсти сладчайших дев! –
и…быть вовеки в её власти, руки… воз-дев.
Неистовство в Любови спелой – брызг алых сок!
О Господи! И…как умело любить … вза-хлёб!
И…в выстраданности дней любить… – О зной! –
Любить и петь, как пел Орфей. Пой из вселенной, пой!
Ты… до скончания дней любила, и… до скончания дней – светла,
Вдоль жизни горечью гонима, сомкнув уста, словом цвела.
Любимый, Вашу нелюбовь своей душой не принимала. –
Безудержное сердце вновь не болью – страстью обдавала.
Воспела, выстрадала твердь своей всерадужной судьбы,
А по пятам ходила смерть и… песнь людской молвы.

6

Сон… Явь. Свет… Тьма.
Средь звёзд Она.
В бессонных глазах ночь серебром серебрится.
Падают звёзды – там, в небесах, машет крылом жар-птица.
А они – напролом,
кувырком
в мой дом.
Там, за окном, гордый взгляд соколиный.
Глянешь в мои – кисти красной рябины.
Жизнь за окном взгляд мой влечет постоянно,
И… на коленях душа моя покаянна.
И она ждет гонца
иль – жреца,
иль конца.
Буду стоять у распахнутых окон настежь…
Ох, и за что ты, ноченька звёздна, ластишь?
Время, вечность плывут надо мной в века,
И… властный чародей в плаще ученика.
Свет в ночи. Блики глаз.
Луч. Сказ
в мой час.
Под белой мантией руки его, белы плечи.
Белою магией лоб его – лавром увенчан.
Лунной дорожкой ввысь несутся мечты:
Лоб целовать и… золотые персты.
Тенью… в ночь.
Целуй воочь… и…прочь.
Сердце в ладонь.
Взглядом лишь тронь
пламени – всплеск.
В очах – блеск.
Целуй в веках,
тай в устах,
боль творца –
сласть удальца!
Горечь – в прах!
Дробь в висках!
Пламя в грудь!
Страстью будь!
Захлестни жизнь волной!
Веселись, мощный вой,
целомудрие круша,
в сердце угли вороша!
Разгорайся, пламя, – ввысь!–
в небо безудержно рвись,
освещая путь в ночи,
раздари сердца ключи
щедрой ласковой рукой –
жизни страсть воспой!
И… навека – Любви река.
Оставила мир свой тленный
и, вырываясь из плена,
птицею вверх – к облакам:
“Поэзии я – не продам!
Я – руку её – к груди –
своею рукой прикрою…
Что там ещё впереди? –
Вечное?! –
Дверь открою”.

7
И… наступает утра час, и… серость жизни / без прикрас/, но… так хочу
продлить я сон. О, ночь – колдунья, царствуй! Лишь он уводит – нет! – несет в моря
всемолвья… без поводыря.
И… в тишине ультрамарина… – О, Господи! –
“C тобой …
всемученица…
Марина”.

Москва 2002год








Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 35
© 02.10.2018 Гала Красмус
Свидетельство о публикации: izba-2018-2377598

Рубрика произведения: Поэзия -> Мир души










1