Мой Рок.


В тот год, когда вот-вот должна была прийти зима,
Снег тонким слоем скрыл следы
Осенних хлОпот,
Река ещё не спряталась под лёд…
Высокий берег,
Словно старой гимнастёрки ворот,
Карябал сизой щетины
Густой,
Набухший от осенних дней
В дождях,
Тальник.
В соседнем доме маялся больной старик,
Он всё никак не мог покинуть этот бренный мир,
И тяжко матерясь, старуху изводил своим страданьем,
Я помогал им мелкими домашними делами,
То принести воды,
То печку истопить,
То просто с дедом рядом полчаса побыть…
Дома курили в небо дым печной трубы.
Был мир беззвучен,
И по небу плыли тучи.
Неся обильные снега в Сибирь.
А воздух наступающей зимы,
В тот год был вовсе не обычным,
Он был тревожен,
Суетлив
И ожиданьем смутным не привычным
Для глубинки. Народ шептался вечерами, дескать, всё не так,
И даже ярый коммунист крестился втихаря в пустом углу,
Как будто ощущал грядущие поминки.
И люд простой с необъяснимою тревогой
Пытался что-то уловить в коротких новостях…
Пришла зима, настало время по старинке
На дровнях вывозить стога...
А после этого, забот особых нет,
Лишь топишь печь,
То чуни шьёшь,
То вяжешь сеть,
Да в снегопады чистишь снег,
И кажется,
Что жизнь навечно замерла…
Но вот, в морозный ясный день,
Я помню, был обед -
Скончался исхудавший и в конец
Уставший смерти ждать
Соседский дед.
И были хлопоты хозяйки
И поминки.
И гроб обитый кумачом в сенях
И ГАЗик бортовой с ветвями пихт
И всё как у других,
Безвременно покинувших сей мир людей.
Я после навещал соседку,
Из сердобольности своей
Считая,
Что, навещая, помогаю ей
Забыть на время боль утраты
И даже пробовал о смерти рассуждать,
Надуманною мудростью дивя хозяйку хаты...
А после обратил вниманье
На полный книгами с журналами сервант.
Хозяйка предложила их забрать,
Поскольку знала о моей безумной тяге
И о любви всё, что печатное читать.
Так в доме у меня под панцирной кроватью
Подшивка за последние года
Между старинным чемоданом
И коробкой с луком.
Надёжно своё место обрела.
И я читал, как помню, вечерами
А вот про что, не вспомнить мне сейчас.
Но та статья!
Перевернула мне сознанье!
Там много было слов….
Тлетворный,
Чуждый нам,
Похабный,
Бесовской,
И это слово – РОК…
Его в журнале словно мат,
Клеймили явно неспроста,
Я заболел,
И я мечтал услышать рок,
Но у родни
Нет на катушках ни чего.
Лишь на пластинках Верасы…
А где-то рок гитарой звал,
Он громыхал во всех окраинах земли…
Но тут в стране случилась перестройка…
И вот двоюродный мой брат.
Приехав к нам из далека
Привёз с собой магнитофон
И полную коробку из-под обуви кассет.
И вот услышав наконец-то рок
Я навсегда погиб от медляка,
Что исполняли Скорпионс,
Бон Джови, Назарет, Уайт снэйк,
И я уже уснуть не мог,
Когда не рвал струну Акцепт.
А дальше…
Дальше понеслось.
Пинк Флойд,
Нирвана,
ДДТ,
Металлика,
Г.О.
Их слушал я
И не хотелось
Слушать больше ни чего.
И всё что было
Я впитал,
Всем телом
Прикипел душой,
Я под гитарный риф мечтал
Играть на сцене пред толпой.
Чтоб плыл аккорд,
Чтоб бился ритм,
Что б хрипло голос пел.
Но всё увы,
Мои мечты,
Так и остались,
Только лишь мечты…
Прошёл отмеренный кусок
Отрочества
И в город путь,
Я в Универ,
Друг школьный, не разлей вода
Поехал на войну.
Он пред прощанием
Как уйти,
Как сесть в толпе в ж/д вагон,
Снял с шеи плеер и сказал,
- Возьми на память, друг, его.
Я уезжаю на войну,
Вернусь ли,
Нет ли.
Как узнать,
Но ты не прекращай
Под звуки музыки мечтать…
И я мечтал.
Писал про всё,
Как жил, про новый мир вокруг.
А он молчал.
И изводил молчанием меня,
Свою родню,
Больную мать.
Под Новый Год пришло письмо.
Я в лазарете.
Ранен.
Скоро буду.
Школьный друг.
И слава Богу он тогда остался жив.
Хоть грузом двести переполнились дворы.
И кто–то просто тихо уходил в себя,
Кто беспробудно пил,
И было даже, военкому вилами пытались выпустить
За сына мертвого, лежащего в запаянном гробу,
Кишки.
Прошли года,
Утих огонь безумной той войны,
Мой друг (уже полковник,
Заезжал вчера),
Мы с ним остались, по сей день,
Аккордам рокерским верны.
Я и сейчас храню в столе,
Тот плеер фирмы Голден Стар,
Не меньше дружбы я ценю
Ревущий гул стальных гитар.
В нём всё, что ценно для меня.
Свобода,
Ритм,
Мечтанья,
Страсть.
Всё это в громком слове РОК.
И этот Рок, не дал нам в роковой момент
Пропасть.
И как же странно –
Мне помог
Услышать ритм души моей
Старик,
Что умирал тогда,
Давно.
Да,
Вот ещё.
Совсем недавно
Подсчитал,
Ведь тот старик,
Что долго умирал,
Тогда, в ту роковую зиму,
Он был ровесником
Сейчасного меня…





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 50
© 02.10.2018 Максим Черняев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2377527

Рубрика произведения: Поэзия -> Белый и вольный стих


Колян       05.10.2018   02:03:38

Была Музыка....
Было Время...
Колян.
Максим Черняев       05.10.2018   02:05:32

Музыка то осталась...
М.В.

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  











1