Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Циля


Циля
Иерусалимские улицы это некогда заасфальтированные ослиные тропы. Извиваются такие улицы, как уж на сковородке. Срезать путь тут дело гиблое. Свернёшь в улочку, которая предположительно ведёт в нужном направлении и, уже через каких-нибудь полчаса выйдешь туда, откуда начал. А ещё, они не имеют единого названия, на всей своей протяжённости. Каждый квартал – другое название. Хотя нумерация домов продолжается. Прибавьте к этому дефицит номерных табличек на домах. А иногда и наоборот профицит. Внезапно обнаруживается, что на табличке написан один номер, а рядом пластиковый прямоугольник возвещает абсолютно другой, скорее похожий на инвентарный номер (кстати, также пронумерованы и деревья). Да ещё эти пластиковые номера на домах подряд, вместо привычного чётного/нечётного. К тому же возрастают в противоположном направлении. Надписи же кратки и неясны, каждая нуждается в комментариях. Впрочем, их и не прочитаешь, ведь ивритская письменность не употребляет гласных и если заранее не знать, что написано, гадать можно долго, перебирая разные варианты прочтения. Поэтому в Иерусалиме сильно́ устное общение. Здесь обо всём надо поговорить. Найти, что-либо без вопросов нелегко. Самый простой вопрос встречает вопрос встречный и, только поняв, что иврит ты знаешь плохо, а стало быть, толку от тебя никакого, тебе дают многословный ответ, составленный из совершенно непонятных звуков, ибо акцентов тут много.
Но есть одно место, в Иерусалиме, где всё понятно и это кабинет отоларинголога. Отдельное медицинское учреждение, с несколькими врачами, парой секретарей и Цилей. Циля, не то медсестра, не то секретарь, но о ней ниже.

Прежде кабинет располагался в центре города, в Рэхавии, во дворе. Район этот напоминает то место, где заблудился Геша Козодоев, в «Бриллиантовой руке». Как решают такую проблему прочие организации? «Мы же, как-то находим – справедливо полагают они – значит и посетитель найдёт. Опросит всех прохожих, поговорит с ними, обойдёт дворы, расширит горизонты. Как-нибудь найдёт». Не так с кабинетом отоларинголога. Ещё на улице искатель видел заметную табличку, снабжённую стрелкой с надписью, на иврите, английском и русском языках, с нарисованным ухом, для тех, кто читать не умеет. Послушно завернув во двор, человек видел следующий указатель, а так как дворов там много, то и указателей было на каждом углу. Как камешков брошенных Мальчиком-с-пальчиком. Невзрачная же дверь была компенсирована солидной вывеской и прочими табличками поменьше. Словом, не найти кабинета было нельзя.
Попав внутрь глазам посетителя, открывался плакат слухового органа в разрезе и секретари. Пока посетитель искал свою больничную карточку и ивритские слова, перед ним вырастала та самая Циля.
– Здравствуйте! – говорила она, безошибочно угадывая бывших соотечественников – Вы кто у нас?
Каков бы ни был ответ, Циля вела себя так будто только пришедшего и ждали. Она окружала его вниманием и заботой, поила водой. Всё. Посетителя охватывало самочувствие желанного гостя. Больше не было знойных шумных улиц. Не было суеты и напряжённого старания понять, найти и попасть куда нужно.

Спустя лет пять мне, снова понадобился отоларинголог. Трубку сняла всё та же Циля.
– Записать вас… – заколебалась она – Вы понимаете, доктор принимает только в понедельник, из-за праздников прошлую неделю приёма не было и собралось очень много народу. Но если вам срочно, то приходите, я вас всуну.
– Может быть это неудобно… – начал, было, я.
– Что неудобно? Вы понимаете, дальше будет Йом Кипур, потом Сукот, в общем, следующий приём только через две недели и тогда народу будет ещё больше. Если вы придёте к часу, или половине второго, она вас примет. Так не бывает, чтоб она кого-то не приняла. К тому же она не знает сколько человек записано. Это знаю я.
Я согласился.
– Вы знаете, что мы переехали? – спросила она – Записывайте адрес.
И хотя кабинет теперь не во дворах Рэхавии, Циля подробно разъяснила маршрут, начав с вопроса «откуда вы едете?». Это человек-Джи Пи Эс. Доехав, по Цилиному велению, до Таханы Мирказит (автовокзала), я направился по указанному ею маршруту. У меня зазвонил телефон. Кто говорит? Циля.
– Вы уже идёте от Таханы Мирказит? – поинтересовалась она.
Но, ка-ак!? Отку-уда она знала? Она провела меня, в телефонном режиме, куда надо. Когда я подходил к новым домам, построенным в лучших традициях сталинской эпохи, Циля ждала меня в дверях. Эта женщина не изменилась нисколечко. Ощущение, будто пришёл к родной тёте на именины, усилилось от обилия гостей. Новое помещение не в пример больше прежнего и всё его занимали преимущественно старики. Выглядели они как на семейном торжестве. Женщины нарядны, мужчины в сандалиях, надетых на носки (синие или коричневые – не знаю, где они берут их в Иерусалиме).
Усадив меня, Циля вернулась к женщине, которой видимо, занималась до моего прихода. Пациентка извлекла из целлофанового пакета пионерскую пачку макулатуры и передала Циле. Та принялась методично перебирать, возвращая каждый лист по отдельности.
– Это из банка – говорила Циля – это нам не надо. Это от кардиолога, нам не надо…
– Это не надо? – переспрашивала пациентка.
– Ну, вы же к ЛОРу пришли, зачем же вам сейчас бумага от кардиолога? Так – продолжала Циля – это вам какие-то деньги пришли…
– Что вы говорите – удивлялась женщина, принимая из Цилиных рук уже сильно затёртое извещение.
Нужная бумага нашлась и пациентка, по подоспевшей очереди, направилась в кабинет врача. В помещение вошёл лохматый старичок с тележкой, цветной и истрёпанной, как цыганская кибитка.
– Вы у нас кто? – обратилась к нему Циля.
– Я хочу попасть к врачу.
– Вы записаны?
– Нет.
– Но вы понимаете – начала Циля – очень много людей. Тут сидят ещё те, кто записан на двенадцать. И, ещё на улице гуляют двое. У нас сорок минут не работал компьютер…
– Не нужно нервничать – сказал новый посетитель.
Циля увела его в сторону. Они совещались.
– Этот молодой человек зайдёт после той женщины. – сообщила Циля очереди – У него жена. Потом вы и вы…
– Почему это молодой человек зайдёт? – удивилась дама с великовозрастным сыном – Мы давно ждём, а он только пришёл.
– Значит – заключила Циля – молодой человек зайдёт после вас.
От врача вышла женщина с бумагами. Циля повела её в отдельную комнату для проверки слуха. Настала очередь возражавшей дамы, но она успела отлучиться в туалет. И в освободившийся кабинет прошмыгнул нестарый ещё мужчина махачкалинского вида.
– Так зачем же вы его купили? – прозвучал Цилин голос из открывающейся двери.
– Потому, что он австрийский – отвечала пациентка.
– Но, вас же обманули! Вы заплатили столько денег!
– Тысячу долларов – сказала женщина, не без гордости.
– Но заче-ем!? – допытывалась Циля – Вы же можете получить аппарат в Израиле!
– Вы слышали такое? – вопросила Циля всех, когда женщина ушла – Она ездила в Австрию, в какой-то русский санаторий. Там ей продали слуховой аппарат за тысячу долларов! В Израиле же можно получить! Месяц проверять подходит ли он, а она купила непонятно какой, за такие деньги! Теперь пришла выписывать новый.
– Зачем ей новый? – спросил, по виду, бывший директор совхоза – Она же купила.
– Так она тот сразу потеряла! – хлопнула себя по бёдрам Циля – Нет, я просто не могу успокоиться! Они там увидели, что у неё есть деньги и обманули её. Она конечно немного не того, но всё равно жалко!
Циля угощала всех водой. Каждому в отдельности она уделяла внимание. Очередь двигалась, и почти совсем рассосалась.
– Вы знаете, как отсюда доехать? – спрашивала Циля, провожая пациентку к выходу – Здесь автобус останавливается за углом. Вы можете ходить? Туда идти четыре минуты.
– Четыре минуты – отвечала та – я ходить могу.
Циля пошла её провожать.
– А вы к кому? – спросила вдруг секретарь, из-за своей стойки обращаясь ко мне.
– Это наш клиент. – подоспела Циля – Молодые и красивые это наши. А к вам только старики.

Хоть каждую неделю ходи к отоларингологу из-за этой Цили.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 26
© 20.09.2018 Владислав Шиманский
Свидетельство о публикации: izba-2018-2367886

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  

















1