"Черта". Часть 1. Глава 7. "Вопросы и ответы"


"Черта". Часть 1. Глава 7. "Вопросы и ответы"


Джеймс сидел на полу, положив голову Санты себе на колени и, словно ребёнка, прижимая её к себе. Девушка была без сознания. Дыхание её становилось всё тише, из раны на груди тоненькой струйкой вытекала кровь. Ирвин суетился рядом, пробуя всё новые способы ей помочь, но всё было напрасно. Никакие снадобья, ни сила самого Повелителя — не могли остановить неизбежное. Санта умирала.

— Всё напрасно, сир, — наконец вздохнул Исполнитель, покачав головой. — Это яд из Античерты. Чтобы приготовить противоядие, нужно время, которого у неё нет, — он взглянул на девушку, потом на стилет Ллойда, который держал в руках.

Сам Ллойд, связанный по рукам и ногам, весь израненный, сидел у стены с обречённой усмешкой на губах. В нём не было заметно ни страха, ни раскаяния. Чувствовалось, что он выполнил свою миссию — чем был очень доволен.

— Можете даже не пытаться! — хмыкнул он, наблюдая за их действиями. — Вы ведь понимаете, что я не стал бы так рисковать, если бы оставил ей хоть шанс.

— Заткнись! — процедил Ирвин, увидев, что Джеймс от ярости, побелел, как полотно. — С тобой я позже разберусь!

— Я сам с ним разберусь! — прошипел Джеймс, дрожа, словно в лихорадке. Он обернулся и взглянул Ллойду в глаза, — Думаю, это твоя последняя миссия во Вселенной, Исполнитель! И не надейся вернуться! От Бэра ещё никто не возвращался — не получится и у тебя!

— У вас тоже, сир! — фыркнул Ллойд презрительно. — Я — Истинный! Я принадлежу Отцу! Я даже не ваш подданный, Повелитель. Тронете меня, и вам конец! Вы уже нарушили Закон. Вы посвятили в тайну Вечности человека. И не просто человека, а мутанта! Таким, как она не место во Вселенной — Ирвин это знает. Я лишь сделал то, что должен был сделать он. Ему вы не позволили уничтожить эту девочку, но кто вам сказал, что так всё и останется? Кто вам сказал, что вы выше Закона Отца? Что вам дозволено делать то, чего не дозволено другим?!..

Джеймс долго молчал, и ярость в его глазах сменялась болью отчаяния.

— Так ты пришёл от имени Отца, Ллойд?.. — наконец, глухо выдавил он, переводя на Санту отрешённый взгляд, — Ты пришёл, чтобы призвать меня к ответу?.. Чтобы напомнить мне моё место?.. Что ж, у тебя получилось! — вдруг заключил он холодно, доставая из кармана небольшую плоскую фляжку с красно-золотистой жидкостью.

— Нет! — Исполнитель так дёрнулся в своих путах, что те затрещали. — Не смейте давать ей Эльфониак! — Ллойд заметался, изо всех сил пытаясь вырваться.

Джеймс вынул пробку и взглянул на Ирвина, который замер, почти не дыша, наблюдая за Повелителем.

— Только я решаю, кому жить, а кому умирать в этой Вселенной! — ледяным тоном напомнил Джеймс, поднося краешек фляги к начинающим синеть губам девушки. — А я решил, что она будет жить! — и он влил глоток напитка Вечности в рот Санте. Ллойд охнул и в ужасе зажмурился. Ирвин невольно подался вперёд, наблюдая за девушкой. Джеймс же остался невозмутим. Только напряжение в его взгляде усилилось, заставив зрачки замерцать от янтарных зарниц.

Прошло несколько долгих мгновений, в которые никто не решался даже пошевелиться, прежде, чем Санта, глубоко вздохнув, отрыла глаза. Все посмотрели на её рану. Кровотечение остановилось. Рана затягивалась прямо на глазах.

— Не может быть! — прошептал Ллойд, ошеломлённо разглядывая девушку, на лицо которой возвращался румянец. — Этого же не может быть!.. Во Вселенной нет средства, способного победить вирус!

Джеймс, казалось, и сам был ошеломлён не меньше. Он смотрел на Санту, боясь поверить в происходящее. Было очевидно, что он готовился к встрече с мутантом, в которого должна была превратиться девушка, едва напиток Вечности коснётся её губ.

Но Санта оставалась прекрасной. Сейчас она была слабой, беззащитной, израненной, но по-прежнему, оставалась собой.

С трудом переведя дыхание, Повелитель поднял девушку на руки и отнёс на диван. Осторожно опустив её на подушки, он ласково дотронулся до её щеки и, только тогда, перевёл взгляд на Ирвина. Долго смотрел Исполнителю в глаза задумчивым и серьёзным взглядом.

— Оставайся возле неё, и ни на шаг не смей отходить! — кивнув на Санту, наконец, распорядился Джеймс. — А мне нужно кое с кем рассчитаться! — добавил он, направляясь к Ллойду, с явным намерением разорвать того на куски.

— Нет, сир! — внезапно Ирвин сорвался с места и преградил Повелителю путь. Джеймс побелел от бешенства.

— Уйди с дороги, Ирвин! — рявкнул он угрожающе. — Не смей мне мешать сейчас!

Исполнитель не дрогнул. Не отступил. Лишь покачал головой.

— Увы, сир, но Ллойд прав, — спокойно проговорил он. — Сейчас нельзя его трогать. Так вы лишь усложните ситуацию и не сможете оправдаться перед Отцом. Потерпите немного, — тут Ирвин бросил на Ллойда странный взгляд, от которого тому явно стало нехорошо — и вам ещё представится случай с ним посчитаться — я обещаю. Ну, а сегодня, он уже провалил свою миссию, — добавил Ирвин с ухмылкой, подходя к Ллойду и разрезая на нём путы. — Пусть уходит. Ему ещё предстоит объясняться с Отцом.

— Ты — Дьявол! — процедил Ллойд, поднявшись с пола и глядя прямо на Ирвина. — Посмотрим, как ты теперь объяснишься с Отцом, после того, что сделал! — он в бешенстве обернулся к Джеймсу и коротко склонив голову, выскочил из дома.

Джеймс недолго смотрел ему в след, затем вернулся к Санте. Девушка уже полностью пришла в себя, хотя подняться пока не могла. Когда Повелитель подошёл к ней, она немного покраснела и опустила ресницы.

— Простите меня! — попросила Санта, всё больше и больше смущаясь. — Вы опять меня спасли, а я… Кажется, я вела себя не очень хорошо… Теперь я понимаю, почему вы не позволяли мне уйти... Простите!.. — она смолкла, робко поднимая на него глаза.

Джеймс помолчал.

— Ты так и не позавтракала, — наконец, заметил он, с ноткой нежности в голосе. — Тебе нужно набираться сил.

— Я не смогу сейчас ничего съесть, — Она слабо улыбнулась.

— Конечно. Но немного кофе и шоколада, тебе не повредят. И, знаешь что? — Джеймс обвёл взглядом разгромленную гостиную. — Пожалуй, здесь не самое подходящее место для восстановления здоровья, — заметил он. — Давай-ка подышим свежим воздухом! — и не дожидаясь ответа, Повелитель, захватив несколько мягких подушек с дивана, поднял девушку на руки и понёс на улицу. У дверей он чуть задержался, обернувшись к Исполнителю. — Принеси кофе и шоколад в беседку! — негромко приказал он. — И убери здесь всё!.. Да, и не пропадай, Ирвин — мы должны поговорить.

Исполнитель молча склонил голову, понимая, что Джеймс не успокоится, пока не вытрясет из него все объяснения. Конечно, Ирвин был готов к этому, когда затевал свою игру, но всё же, он знал, что Джеймс не из тех, кого можно легко обмануть. Поэтому, Исполнитель воспользовался паузой, чтобы ещё раз всё хорошенько обдумать.

***

— Вы меня простили, Повелитель?.. — Санта сидела в плетёном кресле, удобно устроившись посреди подушек, которыми обложил её Джеймс. В тени беседки, стоявшей прямо на берегу океана, было свежо и прохладно. Девушка маленькими глотками пила горячий кофе, невольно любуясь солнечными бликами волн, накатывающих на песок.

— Ты совсем не обязана называть мой титул, Санта. Я не Повелитель для тебя, — не ответив на её вопрос, заметил он, оторвав взор от воды и повернувшись к ней.

— Как же мне тогда вас называть?

— Как хочешь. Можешь по имени - Джеймс… Хотя, — он задумался — я даже не знаю, почему меня так зовут. Наверное, просто нужно было как-то назвать, вот и всё.

— А мне нравится, — она улыбнулась, и Джеймс залюбовался ямочками на её щеках. — По-моему, это имя вам очень идёт.

Он промолчал, вновь переводя взгляд на океан.

— Джеймс, — спустя минуту, решилась окликнуть его девушка. — Вы так и не ответили… Я погорячилась сегодня, и теперь, чувствую себя… виноватой. — она опустила голову, когда он обернулся. — Я ведь не знала, что всё так серьёзно, — чуть слышно добавила она.

— Да, ты не знала, — спокойно подтвердил он, устало кивнув. — Наверное, я тоже виноват — нужно было объяснить тебе всё с самого начала.

— Все хотят меня убить — поэтому я не могу уйти? — подсказала она.

— Да, но дело не только в том, что оказавшись без защиты, ты не продержишься и дня, Санта…

— Тогда в чём ещё?

— В том, что однажды переступив Черту, разделяющую Мир Людей и Мир Вечности — ты уже не можешь вернуться обратно.

— Никогда? — её голос предательски дрогнул.

— Никогда, — глухо отозвался он. — Я бы мог отпустить тебя, если бы хотел убить. Но я этого не хочу. — он посмотрел ей в глаза, отчего по телу девушки вдруг пробежал огонь. Она вздрогнула, поспешно отводя взгляд.

— Значит, — справившись с собой, храбро заговорила Санта. — Я должна оставаться с вами, пока не состарюсь и не умру?..

— Ты не умрёшь.

— Что?

— Не умрёшь и не состаришься, — Джеймс взял сигарету с травой Виор и закурил. — В твоей крови теперь Эльфониак. Это Напиток Вечности. Источник энергии Вселенной. С помощью него тебя и спасли сегодня, Санта. По-другому тебя спасти было невозможно.

Девушка невольно побледнела. Она долго молчала, пытаясь переварить услышанное, но всё равно, никак не могла собраться с мыслями. Они разлетались в разные стороны, словно листья под порывами ветра.

— Ладно, — глубоко вздохнула Санта, словно соглашаясь сама с собой. — Самое главное я поняла. Теперь остаётся выяснить детали.

Джеймс улыбнулся от её делового, храброго тона.

— Что ж, спрашивай, девочка.

— Ну, для начала, я хотела бы узнать, — она сделала паузу, преодолевая страх, который поднимался в её душе, несмотря на все старания оставаться спокойной. — Вы можете перестать копаться в моих мыслях? Как я буду жить, если в моей голове будут постоянно рыться все, кому не лень?! Знаете, как это неприятно? — тут её голос невольно дрогнул. — Я то в ваших мыслях не роюсь. — с обидой буркнула она.

— Хорошо, — Джеймс рассмеялся, не сумев сдержаться. — Я обещаю тебе поменьше копаться в твоих мыслях, договорились?

— Спасибо, — Девушка серьёзно кивнула, но потом, не выдержала, и тоже улыбнулась. В этот момент она была так притягательна, что Повелитель едва не потерял нить разговора. Однако, именно Санта заставила его опомниться, задав свой следующий вопрос. — Джеймс, я понимаю, почему все пытаются меня убить, — совсем тихо начала она. — Ведь никто этого и не скрывает. Мне другое непонятно…

— Что же? — он чуть нахмурился, предчувствуя, о чём пойдёт речь.

— Мне непонятно, почему вы стараетесь меня спасти, — Санта подняла на него свой робкий взгляд, отчего, теперь у Повелителя, неожиданно перехватило дыхание.

— Я не считаю, что убийством можно что-то решить, девочка, — Наконец, сказал он, после долгого молчания. — Кроме того, я здесь, чтобы защищать людей, а не наоборот.

— А Ирвин здесь, чтобы убивать? — с непонятной досадой, переспросила она. — Мне следует его бояться да?

— Нет, бояться не нужно, — покачал он головой. — Ирвин не нарушит своего слова, и не тронет тебя больше. Однако, тебе лучше соблюдать осторожность и быть благоразумной при общении с ним, Санта. Мой Исполнитель не раздумывает слишком долго, если его что-то раздражает. Убить он тебя не убьёт, но может причинить боль.

— Исполнитель — значит, слуга, да?

— Не совсем, хотя он и обязан во всём подчиняться. Исполнитель — это тот, кто следит за исполнением Закона Вселенной. Тот, кто помогает Повелителю разобраться, что правильно, а что нет. И ещё тот, кто вершит суд, если Закон нарушен.

— Значит, он прав, и по Закону Вселенной я должна умереть?

— Да. Но это только в том случае, если я это позволю, — спокойно поправил Джеймс. — Самостоятельно Исполнитель не смеет кого-то судить и выносить приговор.

— Но этот человек сегодня… — подумав, вновь заговорила девушка. — Он ведь был Исполнителем, не так ли?.. И если сам он не смеет, значит, есть тот, кто ему приказал? Или в том, другом Мире, откуда он пришёл, другие Законы?

— Нет, Законы Вселенной везде одинаковы, — Джеймс задумчиво покачал головой. — Просто некоторые понимают их по-своему.
— Можно задать ещё один вопрос? — после паузы, неуверенно спросила Санта.

— Да, но только последний на сегодня.

— Что я буду делать среди вас? Чем буду заниматься?.. Мне кажется, я рискую сойти с ума, если целыми днями буду валяться на пляже! Мне даже поговорить будет не с кем, ведь в ваших делах я ничего не понимаю. Да и вам, скорее всего, будет не до болтовни с какой-то девчонкой — у вас своих забот полно… — она замолчала, высказав сразу всё, что было у неё на душе.

— А чем бы ты сама хотела заняться, Санта? — в ответ спросил Повелитель.

— Ну, я бы хотела вернуться в университет, если это возможно.

— В университет? — его брови удивлённо приподнялись. — Зачем?

— Чтобы учиться тому, что мне нравится. И чтобы не сойти с ума.

— Ладно, давай договоримся так: Пока ты побудешь здесь, Санта. Не потому, что я против твоей идеи, а потому, что в данное время, и у меня, и у Ирвина действительно много дел, и мы не сможем постоянно сопровождать тебя на занятия. Не сможем обеспечить твою безопасность, понимаешь?
Возможно, через некоторое время, твоё положение изменится, и тогда, я обещаю, подумать над твоей просьбой. Ты согласна?

— Похоже, у меня нет выбора, — она уныло кивнула.

— Что ж, — он тоже кивнул и поднялся. — Мне пора, девочка. Отдыхай и не думай о плохом. Скоро ты привыкнешь, вот увидишь… Обед в четыре, — добавил он уходя.

***

Повелитель вернулся в гостиную, где уже не осталось даже следов былого погрома. На столе, рядом с букетом белых роз в чёрной вазе, стоял кофейник со свежезаваренным кофе и чашки.

— Кофе, сир? — Ирвин вышел из кухни, неся на подносе лёгкие закуски. Не дожидаясь ответа, он налил кофе в чашку и поставил перед Повелителем.
— Решил задобрить меня пирожными? — хмыкнул Джеймс, даже не взглянув на кофе. — Не старайся зря, Ирвин. Тебе придётся отвечать на мои вопросы даже, если они тебе не понравятся. Надеюсь, я дал тебе достаточно времени, чтобы придумать убедительные объяснения? Если так, то приступим. Мне начать, или ты сам?

— Я сам, сир, — Исполнитель обречённо кивнул. — Вы ведь хотите знать, почему Санта выжила? Почему не превратилась в мутанта и, что имел в виду Ллойд, когда пригрозил мне разбирательством?

— Ну, то, что это твоих рук дело, понять было не сложно, — хмуро заметил Джеймс, начиная мерить шагами комнату. — Я даже не буду спрашивать, откуда у тебя антидот к мутанту — ты всё равно не скажешь правды, а ложь, я слушать, сейчас не в настроении. Могу не сдержаться, тем более, что ты лишил меня удовольствия оторвать Ллойду голову. Исходя из всего этого, я советую тебе ответить честно на один единственный вопрос, Ирвин… — Он остановился и повернувшись к Исполнителю, посмотрел ему прямо в глаза. — Почему, имея антидот, ты пытался убить Санту? Почему, ты просто не избавил её от мутанта?! Ты ведь мог предотвратить всё это с самого начала! Ты мог, но не захотел! Почему?!

— Потому что я не был уверен, что Санта вам дорога, сир, — после долгого молчания, признался Исполнитель. — Потому что я не был уверен, что стоит подставлять вас и себя под удар, ради какой-то девчонки. Что стоит тратить на неё то, что дороже всего во Вселенной — антидот. Сейчас ведь не только вы задаётесь вопросом, откуда он у меня. Каждый во Вселенной, кто хоть что-нибудь соображает, в эту минуту, прикидывает свои шансы на то, чтобы его заполучить. Как вы считаете, сир: Санта стоит всего этого?

— Ладно, тогда ответь: ты знал, что Ллойд попытается убить её?

— Нет, сир, — Ирвин с искренней досадой покачал головой. — Я подозревал, что его появление как-то связано с Сантой, но я не был готов к тому, что он нападёт. Да ещё прямо здесь, в вашем присутствии!.. Сам не понимаю, как я мог быть таким беспечным! — сокрушённо выдохнул он, — Простите, сир!.. Я знал, что Ллойд очень хитёр, но не ожидал такого.

— Честно говоря, я тоже не ожидал, — мрачно отозвался Повелитель, — Особенно от Отца… Мне казалось, Он меня понял. Что мы всё решили.

— Думаю, так и было, сир. — неохотно кивнул Ирвин, задумчиво глядя на Джеймса, — Ваш договор с Отцом действовал, но лишь до тех пор, пока вы не перешли черту…

— Ты это о чём? — Лицо Повелителя окаменело.

— Вы знаете о чём. — Ирвин отвёл взгляд, но продолжил: — Вы слишком приблизились к Санте. Мало того — вы выпустили её из своей власти!.. Вы не делали этого никогда и ни с кем! И нужно быть полным идиотом, чтобы не понять, что вы… полюбили её, сир.

— Значит, её приговорили за то, что я её полюбил? — голос Джеймса чуть дрогнул.

— Да. Мы не имеем право любить, Повелитель. У нас другое предназначение.

— А люди говорят, что Бог — это любовь, Ирвин…

— Всё так, — Исполнитель вздохнул. — Только мы не люди, сир. И боюсь — как успел высказаться Ллойд — так всё не закончится. Боюсь, что это только начало.

— Значит, они повторят попытку?

— Да. Я в этом не сомневаюсь.

— Ясно, — Джеймс хмуро кивнул и вновь прошёлся по комнате. — Теперь ответь: почему, вместо того, чтобы помешать мне, ты вдруг решил помочь? Разве у вас с Ллойдом не одна задача? Разве вы не должны быть на одной стороне, чтобы защитить Закон?

— Да, сир, мы оба защищаем Закон — это правда, — невозмутимо подтвердил Исполнитель. — Только каждый из нас защищает его по-своему.

— В чём же разница?

— Ллойд считает, что Закон превыше чести и преданности, а я считаю — наоборот. Для Ллойда нет разницы в том, кого судить — своего Повелителя, или чужого — он не делает исключений для тех, кто пошёл против правил.

— А ты разве не судишь?

— Сужу, вы правы. Но не предаю — в этом вся разница.

— Значит, то, что я слышал о тебе, правда, Ирвин?.. — Джеймс посмотрел другу в глаза. — Ты никогда не предаёшь?.. И ты служишь только тем Повелителям, которых выбираешь сам?

— Да, всё верно, сир. С одной небольшой поправкой…

— Какой?

— Я не предаю только тех, кто этого достоин, и только тех, кто не предаёт меня.

— Понимаю. Теперь скажи, почему ты дал погибнуть стольким Повелителям, если у тебя был антидот?

— Потому что тогда у меня его ещё не было, сир, — спокойно ответил Исполнитель.

— А Отцу о нём известно? — Джеймс прищурился.

— Разумеется.

— Последний вопрос: когда ты успел дать его Санте?

— Вчера, сир. Вместе с лекарством.

— Зачем?

— Чтобы избавить Дрэйка от искушения получить вирус из её крови.

— Так мутант в её крови мёртв?

— Да, Повелитель. Однако, если у неё когда-нибудь будут дети, не исключено, что ген передастся им, и они станут носителями. Это не точно, но вероятность существует.

— Жаль, что я обещал не спрашивать, откуда у тебя антидот! — пробурчал Джеймс, с досадой глядя на слугу. — Ну, ладно, надеюсь, что я услышал хотя бы половину правды из того, что ты наговорил.

— За это я ручаюсь, сир, — Ирвин чуть заметно усмехнулся и склонил голову. — Может, всё-таки кофе? — предложил он. Потом вдруг замер, и усмешка медленно сползла с его губ. Взгляд стал тёмным и сосредоточенным.

— Что? — быстро спросил Повелитель, пытаясь по лицу слуги определить причину для беспокойства.

— Ну вот, началось, — мрачно заметил Ирвин, снимая с шеи медальон. — Простите, сир, я вынужден вас оставить на некоторое время. Отец очень хочет пообщаться со мной.

— Ллойд уже доложил?

— Похоже на то, — Ирвин кивнул, подходя к стене.

— Подожди! — вдруг остановил слугу Повелитель, когда тот уже подносил ладонь со Спиралью к стене. — Может,.. тебе не стоит ходить?

— То есть? — Исполнитель даже опешил.

— Может мне лучше пойти вместо тебя? — пояснил Джеймс. — В конце концов, это ведь я заварил эту кашу. Почему отвечать должен ты?

— Потому что я знаю, что отвечать. — спокойно улыбнулся Ирвин. — Не волнуйтесь, сир. Я не задержусь. — и он вновь повернулся к стене.
— Ирвин! — вновь вырвалось у Джеймса. Не известно почему, но он вдруг почувствовал страх за своего слугу. Почувствовал, что тот может не вернуться из Сиреневой Вечности, что он может его потерять.

— Вам не о чем волноваться, Повелитель, — словно прочитав мысли хозяина, мягко заверил Ирвин. — Я готов к разговору с Отцом… И я всегда возвращаюсь, — с этими словами, он исчез в Сиреневом безмолвии.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 11
© 16.09.2018 Светлана Фетисова
Свидетельство о публикации: izba-2018-2364384

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика












1