Контракт. Часть 4.


Контракт. Часть 4.
Контракт.
Кейт Миранда.

«Возбуждают его — страдания. Чтобы привлечь его, ей нужно испытать боль! Лишь увидев ее страдания, он оценит ее красоту.»
Фильм«Ганнибал»

Часть 4.


- Опять вместе удерём с уроков, например! – заговорщицки шепнул ей я.
***
После ставшего традиционным ресторанчика, мы шли по довольно таки заброшенному парку и беседовали почти как друзья.
- Александр.
- Да?
- Зачем вы всё это со мной делаете?
- Я же говорил вам: хочу расширить рамки Вашей реальности.
- Зачем?
- Чтобы сделать Вас счастливой.
- Очередное издевательство.
- Вы неправильно воспринимаете Вашу реальность. Вот вы приклеиваете ярлык «издевательство», а затем страдаете. И все люди так делают. Если нельзя обойтись без ярлыков, тогда приклеивайте иные ярлыки.
- Например?
- Шанс испытать новое.
- Такое, как проверка «формы одежды», например?
- Конечно. Вам ведь ранее не приходилось задирать юбку перед чужим мужчиной?
- Слава Богу, нет.
- Но какие необычные были ощущения, согласитесь.
- Необычные? Да уж...
- Хотите повторить прямо сейчас? Перед первым попавшимся мужчиной?
Она издала страдальческий стон, собираясь что-то ответить, но в это время перед нами с двух сторон возникли две фигуры. Сигареты в зубах, руки в карманах. Они имели вид классических гопников. А сзади я слышал движения ещё кого-то. Он впрочем, не таился.
- Слышь, пацан.
В руках его появился нож с наборной ручкой.
- Нам с твоей тёлкой побазарить нужно, - поддержал его здоровый мужик спереди – топай домой, тебе ещё уроки делать.
Они дружно заржали. Я видел, как сильно побледнела Людмила. Она озиралась по сторонам в поисках помощи, но зашли мы действительно в какую-то глушь.
- А она у тебя ничего так, - продолжал здоровый – Надо делиться! Мы щас с ней поладим по-быстрому, да?
Я отодвинулся от Людмилы. Она бросила меня полный отчаяния взгляд. Я же стоял расслабленно, спокойно и даже слегка улыбался. Двоих спереди это несколько смутило. Тот, что сзади, подошёл ко мне с поднятым на уровне груди ножом.
- Да пусть мальчик посмотрит. Ему же интересно, - прогнусавил он.
Все трое опять гнусно заржали.
- Ты в пузырёк-то не лезь, - продолжал тот, что с ножом, - тебе тоже оставим. На всех хватит.
Они гадливо заблеяли. Тот что с ножом, поднял руку, синюю от татуировок, с намерением приставить мне нож к горлу. Его поза была угрожающей, но он не знал, насколько она уязвима. Бросок моей руки и пинок под колено были одновременными. На землю он упал крайне неудачно. Всем было слышно, как хрустнуло его запястье в моём блоке, а потом он орал, уткнувшись лбом в землю.
- СУУУУКА!!
Здоровый резво бросился на меня, что было настоящим подарком. Я, не разгибаясь, помог ему потерять равновесие. Он коротко возопил и с шумом грохнулся ничком. Одна нога у него была неестественно выпрямлена. Похоже, отрубился от болевого шока. Потом в травме узнает, что стал инвалидом.
Вот только он успел меня задеть. Что-то тёплое текло у меня по волосам, висок и правый глаз залило кровью. Третий, долговязый, стоял в нерешительности. Я прыжком вскочил на ноги и ладонью поманил его к себе:
- Ком хер, пидор!
Но тот уже быстро удирал в кусты. Следом, стеная, улепётывал татуированный.
Людмила, которая до сих пор стояла окаменев, пришла в себя и бросилась ко мне.
- Александр! Что с вами?! Да что же это!..
Она достала свой платочек и принялась вытирать с моего лица кровь. Я блаженно улыбался. Как приятно!
- Людмила, не надо, Вы испачкаетесь. Я сам. Извините, что так получилось.
Я приложил к волосам свой быстро пропитывающийся кровью платок, и мы быстрым шагом стали возвращаться к машине. Людмила была бледна и не сводила с меня глаз. По пути я достал трубку и позвонил.
Когда мы подошли к машине, у водилы Андрюхи глаза полезли на лоб. Тем не менее, он быстро достал аптечку, развел перекись водорода и достал охлаждающий пакет. Неожиданно скоро подъехал Грег. Он опытным взглядом оценил произошедшее и занялся моей головой.
- Сколько их было?
- Один урка и двое приблатнённых.
- И что, трое так тебя отделали?
- Ну не повезло. Кастет я проглядел. И на старуху бывает проруха.
- Бывает, бывает, - озабоченно бормотал Грег, осматривая мою голову – рана небольшая, рваная. зашивать не надо, заживёт быстро.
- Андрюха, - сказал я – Людмилу Ивановну отвези домой, пожалуйста. И маме не говори ничего!
- Могила, Александр Михайлович!
Я на минутку отвёл Людмилу в сторону.
- Простите, что подверг Вас ненужному риску. Совсем забыл, что это за район.
Она смотрела на меня, широко открыв глаза, в которых было безмерное удивление. Она даже ничего не ответила.
- Ах, да. И ещё: «форма одежды» отменяется, - улыбнулся я.
Грег повёз меня домой.
- Саш, а ты её уже трахнул?
- Грег! Ну что за...
- Так я и думал. Знаешь, теперь она тебе даст. Стопудово даст!
Я тяжело вздохнул. Это Грег. С ним бесполезно говорить о высоких вещах. И тут вдруг меня пробило. Я подскочил на сиденье.
- Грег, СВОЛОЧЬ!! Это ведь ты всё подстроил?!
- Саш, ну я. Навёл их втёмную. Потренироваться же лишний раз не мешает. Ты вон – уже и форму начал терять. И потом, надо ведь тебя перед дамой показать? Ты же эту шелупень по-любому бы порвал. А теперь училка тебе точно даст. Вот увидишь!
Я застонал.
- Убил бы тебя, гада!
Грег довольно ухмылялся.
***
Мы стояли у «зеркала для пыток». Я наблюдал за ней в отражении.
- Людмила, разденьтесь. Снимите блузку и юбку, пожалуйста.
Она усмехнулась уголком рта.
- Это вы начинаете строить свою «новую реальность».
- Это МЫ начинаем строить нашу новую реальность.
- Вы демагог.
- Нет.
Я с удовольствием смотрел, как она раздевается. Не спеша расстёгивает блузку. Бросает её на пол. Я могу видеть её всю: спереди и сзади. Расстёгивает юбку, спускает вниз, преодолевая сопротивление её элегантных бёдер. Подхватывает и тоже отбрасывает. Мысленно отмечаю, что форма одежды осталась прежней.
- Повернитесь ко мне.
Она исполняет мою просьбу. Смотрит мне прямо в глаза.
- Чем же вы отличаетесь от тех подонков?
- Тем, например, что Вам не придётся лечиться в психушке, после того, что они бысделали с Вами.
- Конечно, ведь вы – благородный спаситель, и теперь вам можно всё.
- Я всего лишь исправил собственную ошибку. Можете не считать меня своим спасителем.
- Вы налюбовались?
- Пока не могу.
Я взял её плечи в свои руки.
- Людмила. Я велел Вам раздеться, чтобы Вы почувствовали: я действительно могу сделать с Вами всё что захочу. Вы это осознаёте?
- О да.
- Тогда ответьте: почему я этого не делаю? Почему я этого не сделал до сих пор?
- Вы гурман. Растягиваете удовольствие.
- И это всё?
Она молчала.
- Вы лжёте себе самой, Людмила.
Я притянул её к себе. Впился в её рот. Она вяло сопротивлялась, но затем не выдержала и вернула мне встречный поцелуй. Я медленно провёл руками по её шее, плечам, спине, бокам, провёл по бёдрам и остановился здесь. Её тело вздрагивало и мягко прогибалось от прикосновений, и это не было свидетельством отвращения. Это была её просыпающаяся чувственность. Это было видно по тому, как участилось её дыхание, как стали тёмными и покорными её глаза.
- Вы не признаётесь, что Вам это нравится. Вы не признаётесь, что я Вам нравлюсь. Вы не признаётесь, что хотите быть со мной. Признайтесь!
Она, закрыв глаза, молчала.
Я вновь мягко, но настойчиво овладел её ртом. Затем мы стояли, а я обнимал её. Я опустил взгляд вниз.
- Расстегните его. Сами.
Она послушно расстегнула свой чёрный бюстгальтер. Но когда я завёл пальцы под бретельки, чтобы раздвинуть его, она вдруг прижала руки к груди.
Я взглянул на её лицо.
Она подняла на меня полные слёз глаза.
- Прошу Вас... Вы такой сильный... Не надо!.. Вы видите, я не могу Вам сопротивляться... Не надо, прошу Вас!..
...Одним движением я поднял её и понёс. Дверь из кабинета в мою спальню автоматически открылась. Я положил её поперёк кровати. Она лежала передо мной в своей эротической «форме одежды», в чёрных полупрозрачных чулочках, беленьких трусиках, одной рукой прикрывая грудь, другой закрывая своё мокрое от слёз лицо.
Я моментально разделся догола. Бесцеремонно раздвинул её ножки в чёрных туфельках. В моих железных пальцах её трусики с треском превратились в рваную тряпочку. Она зарыдала в голос, прикрывая рот рукой и с ужасом глядя на меня. Я склонился над ней, оторвал её руку от лица. Она хотела отвернуться, но я взял её за подбородок и повернул её лицо к себе.
- Смотрите мне в глаза, Людмила.
Она смотрела на меня с отчаянием и страхом. Моя учительница, моя умница, моя зеленоглазая красавица. Она закричала, тонко и беспомощно, когда я, медленно и смакуя каждый миг, овладел ею. А потом я методично и не спеша, прижав её запястья к кровати, с наслаждением распинал её на постели. Смотрел, как под моими ударами мотается по простыни её голова, как её волосы, мокрые от слёз, прилипают к её лицу. Как открывается в немой мольбе её рот, как она хрипит, стонет и трепещет подо мной. Смотрел в её глаза, полные стыда, отчаяния и боли. Я наслаждался. А потом, зарычав в оргазме, с последними сильными грубыми толчками, заполнил её до краёв своим животным восторгом.
Она лежала на постели на боку уткнувшись в неё лицом, поджав ножки и тихо поскуливала, пытаясь прикрыться под моим циничным, торжествующе-ироничным взглядом. Я наслаждался этой её жалкой попыткой отстоять свою честь, когда уже всё произошло, когда уже ничего нельзя изменить.
Достал сигарету с марихуаной, и, не отрывая удовлетворённого взгляда от использованной мною Людмилы, с удовольствием затянулся. По крайней мере, Грег будет доволен мной.
Точнее, был бы доволен. Потому что...
***
Она подняла на меня полные слёз глаза.
- Прошу Вас... Вы такой сильный... Не надо!.. Вы видите, я не могу Вам сопротивляться... Не надо, прошу Вас!..
Я обнял её и прижал к себе.
- Люда. Ваш Контракт истекает через три минуты. Я его досрочно закрыл, и Вы свободны. Но когда вам надоест вести задушевные беседы с ханжами и лицемерами, когда надоест бытовуха, приходите ко мне. Из своего нарисованного рая опуститесь в наш маленький уютный ад. У нас не так благостно, но очень интересно. Мы придумаем что-нибудь особенное. Вам будет, что вспомнить. Честное слово, больше обижать Вас я не буду.
***
Я – людоед, Людмила. И я могу съесть Вас. Но Вы правильно заметили. Я – гурман. Я не вкушу Вашего тела. Мне нужен ещё более лакомый кусочек: Ваше сердце...
***
Я поцеловал запястье её руки.
- И я буду ждать Вас, Людмила.





Рейтинг работы: 5
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 347
© 16.09.2018 Кейт Миранда
Свидетельство о публикации: izba-2018-2363975

Метки: эротика, доминирование,
Рубрика произведения: Проза -> Эротика


Раиля Иксанова       01.11.2018   17:46:41
Отзыв:   положительный
Александр ваш — гурман.
В голове сплошной дурман.
Но, однако, и спортсмен.
Скажем прямо, супермен.
Нежно дамочку смакуя.
Он добился уже кое…
Волю Милочке сломил.
На кровати «полюбил».
Сцену, думала, подстроил.
Как явились там все трое.
Это Грега все задумки.
Получился расчет тонкий.
Впечатлило и Людмилу.
Стала нежной, даже милой.
Рада, нет, она свободе?!
Есть сомнения как вроде.
Привлечет ли ее «АД»?
Александр будет рад!
Ей подальше бы держаться.
И в семье, чтоб удержаться!
Кайф поймала и она,
Но понять сама должна.
Продолжаться так не может.
Ее совесть шибко гложет.
Наконец, все позади.
На уроки не ходить!


Кейт Миранда       02.11.2018   04:17:31

))))))
Здорово, спасибо! ))
И картинка классная!
Я думаю, что причина поведения ГГ такая.
Он развитиый юноша, но понравилась ему взрослая красавица. Он понимает, что она его всерьёз не воспримет. Так впрочем, и произошло поначалу. А дальше он взял ее в оборот, демонстрируя, что он крутой, и настоящий мужик. При этом, она была целиком в его власти, а он позволил себе только мелкое хулиганство. То есть, он вел себя как рыцарь, как ни странно.
И вот теперь, когда Людмила представляет, что он за волчара на самом деле, он может ухаживать за ней традиционными способами. И мне кажется, она не устоит... ))


Раиля Иксанова       02.11.2018   05:13:35

Скорее всего, она не устоит....








1