"Черта". Часть 1. Глава 6. "Смерть из другого мира"


"Черта". Часть 1. Глава 6. "Смерть из другого мира"
Джеймс вошёл в спальню и сразу увидел её…

Санта безмятежно спала на кровати Ирвина, тихая и прекрасная, словно волшебное видение из сказки.

Спальня тонула в плотном сумраке сиреневых гардин, и не один солнечный лучик не пробивался сквозь окно.

Повелитель прошёл через комнату и опустился на краешек кровати, возле девушки. Минуту он задумчиво смотрел на неё, затем тихонько, одними пальцами прикоснулся к щеке. Санта вздрогнула и открыла глаза. Прошло несколько секунд прежде, чем она вспомнила, где она и, осознала, кто перед ней. В тот же момент, лицо её застыло, зрачки расширились, и, Санта, дёрнувшись, рывком села на постели.

— Почему ты боишься меня? — тихо спросил Повелитель, невольно любуясь безукоризненно прекрасными чертами её лица. — Разве я сделал тебе что-то плохое?

Санта молчала. Она продолжала испуганно смотреть на Джеймса, вцепившись руками в краешек одеяла.

Не дождавшись ответа, Джеймс накрыл её руки своими и тихонько сжал. Санта почувствовала себя в плену, словно птичка, пойманная в сети. Действуя скорее подсознательно, она попыталась высвободить руки, но натолкнувшись на его тёмный, завораживающий взгляд, оцепенела, не в силах шелохнуться. В следующую секунду взгляд Джеймса вспыхнул янтарными звёздами, и её душа стремительно полетела в пропасть. Медленно, но неотвратимо его лицо приближалось, и Санта потеряла связь с реальностью, утонув в бездонном полыхающем жерле его зрачков. От первого, едва ощутимого прикосновения его губ, безумный огонь пронёсся по телу девушки, сметая на своём пути все преграды и уничтожая все чувства, кроме желания принадлежать ему. Кроме отчаянного стремления раствориться в его властных и, в то же время, таких нежных объятьях. Отдать всю себя, покориться и умереть, если он захочет...
— Джеймс!.. — вырвалось у неё в полубреду. И ответом ей стал поцелуй, от которого едва не остановилось сердце. Девушка почувствовала, что умирает, что душа покидает тело, уносясь куда-то в бескрайние дали вселенной. Все ощущения исчезли, звёзды вспыхнули ярче и погрузились в полную темноту…

— Нет, не уходи! — шепнул Повелитель, оторвавшись от губ девушки и осторожно касаясь ладонью её щеки. — Вернись ко мне, Санта!.. — он гладил её волосы, наслаждаясь их шёлковым блеском и нежным ароматом цветов, любуясь линией плеч, изяществом тонкой шеи и крохотной впадинкой под ней. Он целовал её глаза, лоб, щёки, ласково, словно ребёнка, прижимая к себе. Он звал её, заставляя вернуться из небытия, куда она почти соскользнула, на миг, уступив его чарам. Он почувствовал это. Почувствовал, что ещё мгновение, и он её потеряет. И остановился. Выпустил из своей власти, чего не делал никогда и ни с кем. Конечно, Джеймс мог бы её заставить… Удерживать Санту на пороге смерти, не позволяя ей забыться, спастись от него до тех пор, пока не погаснет огонь его страсти. Раньше он так бы и поступил. Но не сегодня. И не с ней… Только не с ней!..

— Вернись ко мне! — повторил он, лаская её взглядом, — Вернись, я приказываю!..

Санта вздохнула и открыла глаза. И снова встретила тёмный бархат зрачков Повелителя, который сейчас уже не пылал смертельным огнём янтаря. Взгляд Джеймса был спокойным и светлым. Его руки больше не касались её. Чары исчезли.

Убедившись, что с ней всё в порядке, он покинул комнату, не говоря больше ни слова.

***

Санта ещё долго сидела на кровати, не понимая, что произошло. Было ли это странным сном, навеянным колдовскими глазами Повелителя, или навязчивым бредом, случившимся из-за последних напряжённых дней — она не знала. Её губы всё ещё горели, словно охваченные ласковым пламенем, щёки пылали, а по телу разливалась странная нега и пробегала дрожь. Когда же девушка попыталась встать, голова её закружилась, и от слабости подкосились ноги. Выждав несколько минут, она снова попыталась подняться и, на этот раз, ей это удалось. Осторожно, не делая резких движений, Санта оделась и решилась выйти в гостиную.

Первым, кого она там увидела, был Повелитель. Едва не вскрикнув от пронзившего её в этот момент пламени, девушка остолбенела, испугавшись саму себя. Смертельно побледнев, она покачнулась, едва вновь не потеряв сознание. Джеймс наблюдал за ней, но даже не шелохнулся, не кинулся к ней, чтобы помочь. Вместо него, рядом вдруг оказался Ирвин. Он подхватил Санту на руки и отнёс в кресло. Потом положил свою ладонь ей на лоб и пару секунд прислушивался к ощущениям.

— Ничего, сейчас пройдёт, — наконец, спокойно заметил он, бросив на Повелителя быстрый взгляд. — Это переутомление, девочка. Тебе нужно как следует отдохнуть пару дней, не то это плохо кончится.

— Но я не могу, — Санта покачала головой и на её прекрасных глазах выступили слёзы. — Мне нужно похоронить отца!.. Мне нужно идти прямо сейчас и... — она попыталась встать, но Ирвин удержал её, не позволяя этого.

— Сир, — обернулся он к Джеймсу. — Вы позволите, я приготовлю лекарство для неё? Через полчаса она будет в порядке.

— Хорошо, — Повелитель кивнул почти безразлично. — Займись этим, Ирвин. И сопровождай Санту сегодня везде, куда бы она ни пошла. Помоги ей, у меня много работы.

— Да, Повелитель.

— Я буду на вилле у побережья. Вернётесь туда, — уходя, добавил он и скрылся в дверях.

— Посиди немного, я сейчас, — тут же бросил Ирвин девушке и покинул гостиную.

Санта клубочком свернулась в кресле, понимая, что всё равно не сможет идти — просто не хватит сил. Она старалась не думать о своём сне, потому что знала, что Ирвин непременно прочтёт её мысли. Ей и так было стыдно за свою реакцию при встрече с Повелителем. Что он о ней подумал? Девушка покраснела, едва вновь не расплакавшись.

Тем временем Ирвин, прошёл в свою лабораторию. Плотно затворив дверь, он взял несколько склянок с различными растворами и аккуратно смешал их. Затем остановился на минуту, о чём-то размышляя. Приняв, по-видимому, какое-то решение, он взял с подноса серебряный стилет и сделал у себя на запястье небольшой разрез. Кровь тонкой струйкой засочилась из раны. Подставив под неё колбу, с уже готовым лекарством, он добавил туда несколько капелек своей крови. Раствор вспыхнул неоновым светом и стал прозрачным, как дождевая вода. Захватив с собой лекарство, Исполнитель запер лабораторию и вернулся гостиную.

Санта обернулась на звук шагов, но Ирвин, не говоря ни слова, подошёл к девушке и опустил ладонь на её лоб. Санта мгновенно потеряла сознание.

— Так будет лучше, поверь… — прошептал Исполнитель, беря шприц и набирая в него лекарство. Недолго думая, он взял руку девушки и ввёл иглу ей в вену. Спустя пару секунд, Санта дёрнулась, побелела и перестала дышать. Ирвин вынул иглу и убрал шприц. Затем просто стоял и ждал, невозмутимо наблюдая за девушкой. Прошло несколько долгих минут прежде, чем она вновь дёрнулась раз, другой, после чего забилась в жестоких конвульсиях. Ирвин наклонился, крепко прижав её к спинке кресла.

— Ничего, девочка, — прошептал он, вновь опуская ладонь ей на лоб. — Это хорошее лекарство. А приступ скоро кончится…

Словно в подтверждении его слов, судороги Санты стали ослабевать, и она снова начала дышать. Её щёки зарумянились, кожа приобрела нормальный оттенок.

— Ну, вот, — удовлетворённо кивнул Исполнитель. — Теперь просто проверим… — И в его руке вновь возник серебряный стилет.

***

Ирвин и Санта появились на вилле Повелителя уже за полночь. Эта вилла, находившаяся на небольшом, безлюдном острове посреди Тихого океана, была одним из немногих, наиболее любимых, домов Джеймса. Здесь не было нужды прятать виллу за неприметным фасадом, скрывая от любопытных глаз. Наоборот, всё здесь, включая благоухающие ухоженные сады, говорило о состоятельности и респектабельности её владельца. Дом не был слишком большим или слишком маленьким. Он был именно таким, чтобы в нём было уютно и удобно его хозяину. Тёплые волны океана омывали берег с чистым золотым пляжем, кое-где плескаясь почти под самыми окнами. Тёплый солёный бриз, перемешиваясь со слегка терпким запахом цветущих растений, залетал в распахнутые окна виллы.

Сейчас великолепия пейзажа не было видно. В доме было темно, как и вокруг него, но Санта ясно слышала плеск волн, лениво накатывающих на берег. Она так устала за сегодняшний день, что готова была уснуть прямо здесь, на тёплом песке пляжа, куда они с Ирвином приземлились.

— Нет, лучше поспи в кровати, — привычно прочитав её мысли, посоветовал Исполнитель, за плечи, подталкивая девушку к дому. Они подошли к двери. Ирвин прислонил к ней ладонь. Послышался короткий щелчок и дверь распахнулась.

Не зажигая света, Исполнитель провёл Санту прямо в одну из спален.

— Вот, здесь очень удобно, — включив ночник, стоявший на туалетном столике, заметил он. — Здесь, — он отворил ещё одну дверь — ванная и всё необходимое. Чистая одежда в шкафу. Там есть и купальная одежда для тебя, если захочется утром поплавать. А сейчас лучше выспись, а то опять станет плохо…

— Нет, я хорошо себя чувствую. Просто вымоталась немного… Лекарство, что ты мне дал утром, наверное, волшебное, — Санта устало улыбнулась, и добавила чуть слышно, взглянув ему в глаза: — Спасибо, за всё Ирвин… Я бы не справилась без тебя…

Он не ответил. Просто слегка кивнул и ушёл.

***

Ирвин прошёл в тёмную гостиную, где у окна, скрестив на груди руки, стоял Повелитель.

— Всё в порядке, сир, — доложил слуга, склонив голову. — Я отвёл Санту в её комнату.

— Я знаю, — кивнул Джеймс, потом спросил: — Как она?

— Очень устала, но в целом — хорошо. Думаю, завтра будет в полном порядке.

— Что за лекарство ты ей дал?

— Так, кое-что из собственных рецептов, — небрежно отмахнулся Исполнитель. — Оно хорошо тонизирует.

— А как прошла церемония похорон?

— Нормально, — Ирвин пожал плечами. — Были две её подружки и несколько бывших приятелей её отца. Всё прошло скромно и тихо.

— Дрэйк больше не появлялся?

— Нет, сир.

— Хорошо. До утра ты свободен.

Исполнитель вновь склонил голову и исчез.

***

Проснувшись на рассвете, Санта почувствовала себя отдохнувшей и полной сил. Она улыбнулась ласковому солнышку, светившему в окна комнаты и, с удивлением осознала вдруг, что на её душе тепло и спокойно, словно не было вчерашнего тягостного дня, не было похорон, слёз, и гнетущего чувства потери. Словно кто-то удалил из её души переполненную чашу горечи, заменив на сосуд, полный света и тепла.

Оглядев комнату, которую ночью она почти не видела, Санта оценила её красоту и уютный комфорт. Босиком прошагав в ванную, девушка ахнула, с полудетским восторгом разглядывая бесчисленные тюбики с шампунями, гелями, пеной, кремами. Огромные пушистые полотенца и пухлые мочалки. Ароматные кусочки мыла разных цветов, размеров и форм, источавшие удивительные, разнообразные запахи. Несколько зубных щёток, зубная паста со вкусом сочной земляники, флаконы духов — всё было предусмотрено до мелочей.

Погрузившись в розовую пену ванны, Санта почувствовала себя почти счастливой. Она закрыла глаза, пытаясь ни о чём не думать в этот момент, чтобы не портить блаженство.

Вдоволь поплавав в горячей воде, она взяла кусочек мыла, в форме морской ракушки, и стала намыливать плечи и руки. Тут взгляд её упал на запястье и на секунду Санта ощутила волну удушливого страха, лавиной обрушившегося на неё. На запястье белел тонкой полоской шрам — отпечаток кошмара и напоминание о жестоком, непонятном Мире, в котором она оказалась. Обманное чувство блаженства и безопасности тут же исчезло, и девушка вдруг осознала, что всей её прежней жизни пришёл конец. Что безжалостный Мир Повелителя теперь не отпустит её из своей паутины, пока она не состарится и не умрёт в его плену. Что больше не будет ничего. Ни учёбы в университете, ни шумных весёлых одногруппников, ни любимой работы, о которой она так мечтала. Не будет магазинов, кинотеатров и просто людей… Стариков на лавочках, мамаш, гуляющих с колясками по парку, детишек, катающихся с горки. Не будет первой любви, семьи, детей, внуков. Даже одиночества, от которого она, ещё вчера, пыталась убежать… От всех этих мыслей у Санты закружилась голова, и она едва не закричала от бессилия, почти сожалея, что Ирвин не бросил её Бэру в ту проклятую ночь.

Словно во сне она вышла из ванной, прошла в комнату и опустилась на кровать. Мысли не шли, путаясь в голове. Просидев так довольно долго, Санта решила, что ей нужно поговорить с Повелителем, и выяснить, наконец, что её ожидает. Если, конечно, как заметил однажды Ирвин, он захочет ей отвечать.

Приняв такое решение, девушка почувствовала, что стало немного легче. Оставалось только дождаться подходящего случая, чтобы задать Повелителю все, мучавшие её вопросы.

Санта не стала пользоваться гардеробом, приготовленным для неё Исполнителем, а надела своё простенькое платье, которое захватила вчера из дома, когда они с Ирвином туда заходили. Расчесав волосы, девушка прямо босиком вышла из комнаты. Пройдя короткий коридор, она очутилась на залитом солнцем, песчаном пляже. Ласковый океан катил к берегу тяжёлые волны, рассыпая их брызгами об угрюмые серые скалы.

Санта подошла к воде и тихонько тронула её мыском ноги. Вода была упоительно тёплой и девушка невольно пожалела, что не надела купальник.

Впрочем, желание окунуться в эту ласковую негу, тут же исчезло, когда она увидела Повелителя, приближающегося к ней по песку.

— Доброе утро, — поздоровался он, останавливаясь возле неё. Повернувшись к океану, он задумчиво глядел на воду, — Я вижу, ты тоже любишь океан на рассвете?

— Я вообще люблю океан, — ответила она, рассеянно гадая подходящий ли это момент, чтобы начать разговор о том, что действительно её волнует. — Несколько дней назад, я бы всё отдала, чтобы оказаться здесь.

— А сейчас?

— А сейчас я мечтаю вернуться домой.

— Зачем? — Повелитель всё же обернулся и посмотрел на неё. Санте показалось, что его взгляд, при этом, изменился, став холодней. Подошёл Ирвин.
— Сир, завтрак готов, — склонив голову, доложил он.

— Пойдём, позавтракаем, — предложил Джеймс девушке и первым направился к дому.

— Нет! Подождите! — Санта бросилась за ним по песку и, догнав, уцепилась за рукав. Джеймс замер, потом молча обернулся. Взгляд стал ещё холодней.

Ирвин замер рядом с Повелителем.

— Пожалуйста, поговорите со мной! — взмолилась девушка, обращаясь сразу к обоим. — Я должна знать!.. — она стояла возле Джеймса, всё ещё не выпуская его рукав. Ирвин нахмурился, но по-прежнему молчал, ожидая реакции хозяина.

— Нет, — наконец, произнёс Повелитель, коротко качнув головой. — Это ответ сразу на все твои вопросы, Санта.

— То есть? — растерялась она, отступая на шаг. — Что это значит?

— Это значит, что ты не вернёшься домой, не сможешь сбежать и, несможешь, как раньше, распоряжаться своей жизнью.

— Но… — её губы побелели. — Но вы не посмеете!.. — задыхаясь, пролепетала она. — Не посмеете держать меня здесь, словно в плену! Я вам не кукла! — она кинулась к Джеймсу и вцепилась в его рубашку. — Отпустите меня! Отправьте назад! Я хочу домой, вам ясно?!..

Повелитель несколько секунд молчал, затем жёстко взял Санту за плечи, заставляя прекратить истерику.

— Нет, — ледяным тоном повторил он, глядя ей прямо в глаза. Потом развернулся и продолжил свой путь.

Девушка кинулась было за ним, но на сей раз, была остановлена Ирвином, который поймал её за руку и небрежно отбросил в сторону. Пролетев несколько метров, Санта грохнулась на песок и разрыдалась.

Ирвин и Джеймс скрылись в доме, а девушка ещё долго сидела на песке, и плакала, не в силах остановиться. И только тогда, когда рыдания превратились в судорожные всхлипывания, Санта поднялась и медленно побрела к дому.

— Поставь ещё прибор, — приказал Джеймс Исполнителю, наблюдая за ней из окна. Слуга молча подчинился. Однако не успела девушка дойти до столовой, как зрачки Джеймса ослепительно вспыхнули, и он обернулся к дверям.

— Это Ллойд, — коротко бросил Ирвин, в мгновение ока, очутившись у входных дверей. Поспешно втянув за порог Санту, он подтолкнул её в сторону гостиной. — Быстро! Иди туда! — приказал он таким тоном, что девушка не посмела спорить, и проскользнула в комнату. Джеймс был уже там. Кивнув ей на кресло, он замер, ожидая гостя.

— Здравствуй, Ирвин! — Ллойд, медленно, словно пантера перед прыжком, поднимался по ступеням крыльца, — Давно не виделись! — не дойдя до дверей несколько шагов, гость остановился, словно оценивая вероятную угрозу. Ирвин холодно рассматривал его, не говоря ни слова. У Ллойда были длинные белые волосы, забранные сзади в низкий хвост. Тёмно-серые глаза смотрели настороженно и внимательно. На нём был чёрный плащ, выгодно подчёркивающий его статную фигуру.

— Зачем ты здесь? — наконец, спросил Ирвин, явно не испытывая радости от встречи.

— Дрэйк сказал, что Джеймс на Земле, вот я и зашёл, чтобы представиться. Разве не так велит Закон, Ирвин?

Исполнитель помедлил, потом всё же посторонился, пропуская гостя в дом.

— Повелитель в гостиной, — коротко предупредил он, открывая перед Ллойдом дверь.

Тот прошёл в гостиную и низко наклонил голову, приветствуя Джеймса.

— Сир, позвольте представиться, — заговорил он, когда Джеймс кивнул. — Я — новый Исполнитель в Античерте. Моё имя — Ллойд. Следуя принятым правилам, я, воспользовавшись тем, что вы на Земле, пришёл сообщить вам о своём прибытии.

— Что ж, рад познакомиться, — вновь кивнул Джеймс, жестом предлагая гостю кресло. — Я слышал, ты уже был в Реальности, Ллойд?

— Да, сир, — устроившись в кресле, Исполнитель положил ногу на ногу.

— В каком качестве?

— Тоже в качестве слуги, — Ллойд улыбнулся.

— В Античерте?

— Нет, сир. В вашем Мире — за Чертой.

— Какому из Повелителей ты служил?

— Бэриону.

— Вот как? — Джеймс нахмурился. — И что же с тобой случилось?

— Ничего, — Ллойд улыбнулся и пожал плечами. — Бэрион отправил меня в Вечность, и моё место занял Ирвин. Разве он не рассказывал? — он обернулся к Ирвину. Одновременно с этим, его взгляд, на мгновение, задержался на Санте, сидевшей в углу гостиной. — Не хочу показаться неучтивым, но разве правила изменились и нам теперь можно посвящать в тайну Вечности смертных? — внезапно спросил он похолодевшим тоном.

— Твоя обязанность, Ллойд, следить за соблюдением законов в Античерте! — внезапно вмешался Ирвин, направляясь к нему. Ллойд понял, что за этим последует и, вскочив с кресла, отступил на шаг.

— Ладно-ладно! — быстро проговорил он, извиняющимся тоном. — Сир, прошу прощения! — обернулся он к Джеймсу. — Я просто удивился, вот и всё! Не ожидал встретить у вас смертную, да ещё с зелёными глазами… Да ещё такую красивую!.. — добавил он, примирительно улыбнувшись. — Можно я хотя бы представлюсь ей? — и, не дожидаясь разрешения, Ллойд метнулся в угол комнаты и схватил Санту прежде, чем кто-то сумел среагировать. — Привет! — протянул он, развернув девушку к себе лицом, и прикрываясь ею, словно живым щитом. — Меня зовут Ллойд! — широко улыбнулся Исполнитель и, в то же мгновение, в его руке оказался стилет. Санта вскрикнула, когда острое лезвие пронзило ей грудь. Несколько секунд она, распахнув изумрудные глаза, ещё смотрела на Исполнителя, потом колени её подогнулись и она обмякла в его руках.

Джеймс бросился на Ллойда, но тот, ловко толкнув неподвижную Санту прямо на Повелителя, метнулся к окну, но опоздал. Его встретил Ирвин. Одним молниеносным ударом он сбил Ллойда с ног, затем, за волосы, подняв того над полом, с размаху приложил лицом о стену. Удар был такой чудовищной силы, что стена задрожала, треснула и с неё посыпалась штукатурка. Не успев даже защититься, Ллойд, весь окровавленный, сполз по стене и больше не шевелился.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 21
© 15.09.2018 Светлана Фетисова
Свидетельство о публикации: izba-2018-2363740

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика











1