Зомби



ЗОМБИ
Необычное ограбление


За 20 лет работы Михаил Иванович Шахов, начальник криминальной милиции, впервые столкнулся с таким непонятным случаем. Средь бела дня, около 12 часов, совершено дерзкое нападение на банк, в который незадолго до этого были переведены крупные партии наличных денег. Они и оказались в руках грабителей.
Нечасто у нас в городе, хоть он и достаточно крупный, совершаются ограбления банков. Но непонятно было другое… По словам свидетелей, в нападении на банк участвовали как бы не совсем обычные люди. Они больше напоминали роботов или наркоманов. Движения неосознанные, взгляд неадекватный, не замечающий ничего вокруг. Грабители находились будто бы в глубоком трансе, но их действия не были медлительными. Наоборот, они делали всё чётко и слаженно, словно это им приходилось исполнять не раз.
Налётчиков было четверо, руководил ими пятый грабитель. Главарь, по сравнению с остальными, осознавал, что он делает, и не был похож на принявшего «дозу» наркомана.
Задуматься заставлял ещё один момент. Одной сотруднице банка, рискуя жизнью, всё же удалось незаметно нажать сигнальную кнопку экстренного вызова вневедомственной охраны. Это произошло, когда бандиты с награбленным уже бросились к выходу, и двое из них, «роботов», в дверях столкнулись лбами. Да так крепко стукнулись, что встали, как вкопанные. Пачки денег из пакетов посыпались на пол, но они продолжали стоять, как будто не знали, что им делать дальше. «Пятый», который руководил действиями преступников и следил за лежащими на полу служащими и посетителями банка, на мгновение отвлёкся. Он бросился к ним и что-то негромко, но резко сказал. От сказанного бандиты как будто очнулись, в страхе засуетились, с удвоенной энергией собрали с пола деньги и побежали к крытому автофургону, который их ждал у входа. Их действия вызвали крайнее удивление у служащих и посетителей банка.
Банк от городского отдела милиции находился недалеко. Но, к несчастью, на дежурном «Уазике» милиционеры вневедомственной охраны уехали обедать на находящийся неподалёку машиностроительный завод – там кормили гораздо лучше и дешевле, чем в других столовых. Других машин, как на грех, на месте не оказалось. Прошло около 15 минут, прежде чем оперативные сотрудники милиции прибыли на место.
Дежурный постовой в банке старший сержант Боровой, старейший сотрудник вневедомственной охраны, лежал в луже крови – его ударили чем-то тяжёлым по голове. Он уже пришёл в себя, но пока не мог самостоятельно подняться с пола. Когда оперативная группа ворвалась в здание банка, служащие наперебой стали кричать и показывать руками на дверь.
– Скорее, скорее! Они только что уехали!
Оперативники без труда установили машину грабителей и бросились в погоню. Фургон не успел далеко уйти. Оперативники уже нагоняли бандитов, но тут случилось непредвиденное… Фургон резко затормозил, оттуда выскочили двое бандитов с автоматами и заняли позицию прямо посреди дороги, преграждая путь. А машина с деньгами рванула дальше. Милицейский «Уазик» развернулся недалеко от бандитов. У милиционеров, в отличие от бандитов, были только пистолеты, но они спрятались за свою машину. А грабители даже и не думали прятаться. Они хладнокровно из автоматов поливали свинцовыми очередями «Уазик» и не обращали внимания на ответные выстрелы. Однако они были все-таки на открытом месте… Спустя пару минут, сражённые меткими выстрелами, бандиты уже лежали на мокром от дождя асфальте.
Словом, история очень и очень странная, тут было над чем подумать. Мысли Михаила Ивановича прервал телефонный звонок.
– Иваныч, ко мне поступила ещё информация о вчерашнем происшествии. Весьма и весьма интересная. Подымись ко мне! – услышал он голос своего шефа, начальника городского УВД Петра Ильича Мамонтова.
– Иду! – коротко ответил Шахов и отправился в кабинет начальника.
Тот начал, как всегда, издалека:
– Я докладывал о нашем происшествии в областное управление. Разговаривал с начальником и всеми заместителями. Получил от них нагоняй за то, что упустили грабителей, и указание быстрее расследовать это весьма запутанное дело. И услышал, что у нас, оказывается, уже происходили аналогичные случаи. Только не ограбление банков, а серия убийств и рэкет.
– Почему аналогичные? Каким боком эти убийства и рэкет имеют отношение к нашему случаю?
Шахову не нравилась привычка шефа начинать разговор издалека, как любили выражаться сотрудники, «тянуть кота за хвост». Приходилось либо слушать, либо наводящими вопросами подгонять ход мыслей начальника.
– Есть кое-какие похожие моменты! – туманно ответил Мамонтов.
Пётр Ильич, в свою очередь, не любил, когда его торопили, и обычно одёргивал за это своих подчинённых. Но не Шахова. Он уважал своего заместителя по криминальной работе, знал его способности. Михаила Ивановича он заметил сразу, когда тот пришёл в органы после армии. Именно с его помощью Шахов вырос до столь высокой должности. Подтянутый, сообразительный, с аналитическим складом ума, он прекрасно заменил ушедшего на днях в отставку бывшего партработника, который практически ничего не делал, только готовил доклады и считал дни, оставшиеся до пенсии. Когда с партработником расстались, по рекомендации Мамонтова, на освободившееся место назначили Шахова. Он сразу стал подбираться опытный профессиональный состав, улучшился психологический климат в коллективе, увеличился процент раскрываемости преступлений. Появилась надежда на улучшение работы криминальной милиции.
– Дело в том, что убитых бандитов опознали свидетели прошлых нападений рэкетиров и свидетели недавних убийств. По их показаниям, они имели странный бессмысленный взгляд, похожий на взгляд наркомана. Остальные приметы поведения тоже совпадают! Вот такие дела! Ну, а сейчас выкладывай свои соображения. Что ты думаешь по данному преступлению? – спросил Шахова начальник ГУВД.
– По-моему, преступники находились в состоянии, близком к гипнозу. Это маловероятно, но возможно. Другой вариант – наркоманы. Но это ещё маловероятнее!
– Почему?
– Во-первых, очевидцы утверждают, что хотя грабители выглядели как одурманенные, но движения их были чёткие, осознанные, целенаправленные. Во-вторых, они либо абсолютно не боялись смерти, либо не понимали, что являются хорошей мишенью и могут погибнуть. Даже не могут, а должны погибнуть! – уточнил Шахов.
– А разве у наркомана не могут быть чёткие, целенаправленные движения? Разве он адекватно воспринимает смертельную опасность?
– Безусловно, неадекватно! Но… Это какую же дозу наркоты надо принять, чтоб добровольно лезть под пули? Наркоман и не выдержит столько! И, насколько я знаю, у человека под действием наркотического вещества чёткость движения теряется. Не намного, но теряется! Во всяком случае, должно такое происходить… Может быть, это особый вид сильнодействующего наркотика? При котором «крыша» у человека едет, а всё остальное в норме.
– Возможно! Надо учесть все варианты и выдвинуть главную версию. – Мамонтов подошёл к окну и задумался. Подобного дерзкого ограбления в городе не было давно. Бывало, конечно, всякое… Но чтобы днём, под носом у милиции, никого не боясь!.. К тому же преступная группа пожертвовала своими людьми, оставляя их для прикрытия, то есть заранее поставила на них крест. Более того, это не вызвало протеста! Откуда такое самопожертвование?
Его размышления прервал стук в дверь, на пороге показался капитан Чистяков, эксперт–криминалист.
– Разрешите, товарищ полковник? – спросил он разрешения войти.
– Конечно, Григорий, заходи! Чем нас удивишь?
Капитан быстрым шагом подошёл к столу и с ходу выпалил:
– Появилось нечто неожиданное! Оказывается, налётчики были своего рода камикадзе! То есть выполнили свою работу по ограблению и должны были умереть!
– Вот как! Этим ты не открыл Америку! – прервал его Мамонтов. – У тебя есть доказательства?
– Есть! В уголках их воротничков зашиты ампулы с сильнодействующим ядом. Одного из налётчиков убили наповал, а второй сразу же воспользовался ядом, когда его ранили. Никогда не встречался с подобным случаем!
Пётр Ильич сломал сигарету, которую перед этим старательно разминал. Он положил её в пепельницу и вопросительно взглянул на подчинённых.
– Действительно, камикадзе! – горько усмехнулся он. – Кто-то не оставил им никаких шансов на выживание. Мол, ваша задача задержать погоню и умереть. Кто-то!.. Кто может быть этим человеком? О чём мыслишь, Михал Иваныч?
Мамонтов возлагал большие надежды на своего заместителя и знал, что, если тот неразговорчив, значит, какая-то зацепка у него уже наклёвывается.
– Думаю, что наркоманы отпадают. Эта версия под большим сомнением! «Наркота», даже когда под сильным кайфом, всё равно не додумается, чтобы безропотно на смерть идти… По крайней мере, будут от пуль прятаться! Хотя, конечно, и эту версию необходимо отрабатывать. Остаётся предположить, что существует некий гипнотизёр Икс и его невольные жертвы, которые в силу неведомых нам причин ему беспрекословно подчиняются. Других версий пока нет, – ответил Шахов.
– Гипнотизёр Икс!.. Ну что ж, пока эту версию будем рассматривать, как главную в нашем деле, – заключил Мамонтов, когда понял, что ход мыслей Шахова совпадают с его мыслями. – Надо полагать, что без соответствующего специалиста нам не обойтись.
– Конечно! – согласился Шахов и встал, чтобы удалиться.
– Ты назначен руководителем следственной группы по этому делу. Так что дерзай! Это твоё первое серьёзное дело, так сказать, испытание на прочность. Если понадобится помощь, обращайся ко мне. И держи меня в курсе дел, до мельчайших подробностей! – с этими словами Мамонтов проводил до дверей Шахова и Чистякова.
– Пойдём, Гриша, обсудим все детали с Потаповым, – сказал Шахов Чистякову в коридоре. – Очень занятный ребус нам предстоит разгадать. Тут есть над чем поразмыслить!
Они зашли в кабинет начальника криминальной милиции, расселись за длинным столом и… задумались. Подумать было о чём! Происшедшее вчера ограбление сильно отличалось от всех дел, которые прежде доводилось вести криминальному отделу. Чистяков и Потапов не хотели мешать Шахову и молчали, а он, видимо, ещё не совсем «разжевал» эту задачку, чтобы сразу принимать решения.
– С чего начнём, Вадим? – обратился он, наконец, к Потапову, своему заместителю, высокому и сильному человеку, грозе уголовников всего города.
– Оба убитых числились пропавшими без вести. Пропали уже давно. Интересно, где они были всё это время? Их ищут, все с ног сбились, а они банду организовали… Думаю, начать надо с них! – ответил он, довольный тем, что новый начальник, в отличие от старого, прислушивается к мнению подчинённых. И добавил: – Кстати, я запросил данные по всем пропавшим за последнее время людям и пришёл к интересному выводу… Пропадают преимущественно мужчины трудоспособного возраста, молодые, здоровые.
– Ещё одно неизвестное в нашем уравнении, – вздохнул Чистяков.
– Да, неизвестных предостаточно! Хотя, с другой стороны, чем больше неизвестных, тем больше шансов разгадать одно из них и решить всё уравнение, – заметил Шахов и спросил: – На какой машине передвигались бандиты, ещё не установили?
– На краденой машине, как обычно! – ответил Вадим Потапов. – Три дня назад из гаража автопредприятия угнали автофургон… Есть соответствующее заявление. Бандиты бросили фургон за городом. Там, вероятно, они с деньгами пересели в другую машину…
– Это следовало ожидать! – сказал Шахов и обратился к Потапову: – Разузнай всё о нападавших на банк: поройся в архивах, запроси информацию в паспортном столе, загсе, поговори со свидетелями, знакомыми и с родными пропавших. Одним словом, везде, где можно что-нибудь узнать! Может быть, выудишь что-нибудь интересное. А главное – попытайся выяснить у свидетелей всё о том «пятом» налётчике, который вёл себя адекватно и руководил ограблением. Надо бы выйти на его след. А ты, Григорий, – обратился он к Чистякову, – узнай, что за яд был у бандитов. И, конечно же, выясни по анализу крови убитых – наркоманы они или нет! Это ограничит наши поиски!
– Когда преступники шли на ограбление, они наверняка знали, что в случае неудачи их ждёт смерть. Неужели это добровольно? – задался вопросом Потапов.
– Этим «ребусом» я займусь сам! – коротко ответил Шахов.
Получив задание, сотрудники разошлись по своим делам. А Шахов решил встретиться с кем-нибудь из учёных–психологов, компетентных в вопросах гипноза и психологического воздействия. Может, они подскажут что-либо конкретное и укажут на дальнейшие действия.

Глава 2
Заслужить доверие
Ужасно болела голова. Вчера во время «разборки» со своими напарниками–охранниками Сергей Одинцов был для них вроде боксёрской груши. Не помогло даже то, что он много лет занимался самбо и восточными единоборствами. Он лежал, избитый донельзя и связанный, в тёмном сыром помещении и размышлял о превратностях судьбы.
Как быстро, порой в одночасье, меняются отношения между людьми. Совсем недавно ему казалось, что ничто не может заслонить от него солнца прекрасной и обеспеченной жизни. Ему срочно понадобились деньги, и он предпочёл оставить большой спорт и предложить свои услуги по охране частных лиц. Казалось, он сорвал куш: ему попался богатый клиент, который не скупился на свою охрану. И Сергей не жалел о покинутом спорте. Но это только казалось!
Били его долго и жестоко. Вчерашних его коллег, личного телохранителя шефа и секретаря шефа, не остановило даже то обстоятельство, что они, по сути, ранее выполняли с ним одну работу и были коллегами. Но стоило шефу только показать на него пальцем, как они тут же набросились на него. Да, он в очередной раз убедился, что в мире больших денег друзей нет. Однако он не жалел, что так произошло, ведь хозяин посягнул на честь человека, которого он любил и до сих пор любит.
Когда Одинцову предложили за очень солидное вознаграждение поработать шофёром–охранником, он, не раздумывая, согласился. А подумать не мешало бы… Позднее, несколько недель спустя, он начал догадываться, что его шеф тесно связан с криминалом, но отступать уже было поздно и… некуда. Он слишком много знал, а потому его скорее убили бы, чем отпустили бы на все четыре стороны. И всё же надежды на отступление он не терял – хотел только сначала сколотить небольшой капитал на денежной работе, а потом, особо не распространяясь о своих планах, тихо исчезнуть с глаз шефа и уехать в другой город. Не успел…
Он с первых же дней работы заподозрил, что дела, которыми занимается шеф, с законом не ладят. Но он даже не представлял, насколько эти дела преступны. Отсюда стали понятны высокие гонорары охране – чтобы держали рот на замке. Но, тем не менее, он старался выполнять свои обязанности добросовестно, в отличие от напарника, который легко мог напиться, несмотря на строгое предупреждение. За равнодушие к спиртному вскоре Сергей завоевал доверие шефа. Однако он быстро оказался в немилости, когда посмел постоять за свою честь. Шефу, видите ли, приглянулась бывшая жена Сергея, Антонина.
Они встретились утром случайно на улице. Зачем Тоня приехала в их городишко из областного центра, он так и не понял. Сергей очень обрадовался возможности поговорить, узнать что-нибудь о сыне, которого не видел давно. К сожалению, за прошедшее лето он так не нашёл свободного времени съездить к ним. Они договорились встретиться в ресторане «Восток», где Сергей в тот злополучный вечер должен был находиться возле своего шефа, Владимира Борисовича Мухина, и охранять его, пока он будет, как обычно, гулять на широкую ногу и швырять «бабки» направо и налево.
В ресторане Антонина с порога увидела его в компании мужчин, удивилась и знаком пригласила к себе за столик. Сергей разочарованно пожал плечами и кивнул на своих приятелей, дескать, пока не может подойти. Эх, почему он её не предупредил. Тогда она решила сама подойти. Когда возле их столика очутилась Антонина – симпатичная, интересная женщина – и пригласила Сергея на танец, все удивлённо переглянулись. В этом заведении их компанию хорошо знали, побаивались и без надобности, если не позовут, не подходили. По не писаным правилам, никому из охраны без разрешения шефа не разрешалось отлучаться даже на короткое время.
Тоня своим приглашением поставила Сергея в неловкое положение. Возникла тревожная пауза. Впрочем, о тревоге, похоже, Тоня и не догадывалась, иначе не подошла бы. Сергей попросил разрешения удалиться на танец, но Владимир Борисович как будто не замечал и не слышал его. Он жадно пьяными глазами смотрел на Тоню.
– Так ты идёшь или нет? Я жду! – занервничала его бывшая жена, чувствуя на себе похотливые взгляды.
И тогда Сергей разозлился. Что он – раб, что ли? Под молчаливое неодобрение присутствующих за столом он встал и пошёл с Антониной в центр зала, чувствуя спиной сверлящий, нехороший взгляд шефа.
А ненавидеть босс мог. Сергей помнил, как Мухин однажды обошёлся с одним из своих ближайших компаньонов, с которым вдруг разладились отношения. Владимир Борисович поставил перед ним условие: либо его жена переспит с ним, либо он натравит на него своих людей, и тогда его здоровье может сильно пострадать. Тот выбрал первое, а потом слёг в больницу с расстройством нервной системы.
Сергей догадывался, что ему предстоит тяжёлый разговор с шефом, но он не боялся его. В конце концов, если они не сойдутся взглядами, не найдут общий язык, можно быстрее запланированного времени оставить эту работу.
После танца Владимир Борисович распорядился пригласить девушку за его столик. Почувствовав неладное, Сергей всё же не стал накалять обстановку и позвал Тоню, но по пути шепнул ей, чтобы она после следующего танца немедленно уходила из ресторана. Естественно, он не стал говорить шефу, что это его бывшая жена, чтобы его никто потом не смог шантажировать. Но лишь Сергей и Тоня опять поднялись, чтобы пойти танцевать, как к ним подошёл Владимир Борисович и, тесня его своим выпирающим животом, стал набиваться девушке в кавалеры. Он действовал грубо и настойчиво!
– Извините, гражданин, я занята! – попыталась урезонить полного и немолодого мужчину Антонина, удивляясь невмешательству Сергея, который терпит такую наглость по отношению к ней.
– Юноша не хочет танцевать! Он любезно уступает мне свою даму! – продолжал настаивать шеф. Он схватил Тоню за локоть и бесцеремонно потащил её в зал.
– Серёжа! – удивлённо обернулась к нему Антонина, и он не выдержал. Такого хамского отношения к себе Сергей не мог позволить даже своему работодателю, и не потому, что Тоня мать его ребёнка, просто он не любил наглую бесцеремонность.
Тоня попыталась вырваться, но старик крепко держал её за локоть и что-то со злостью шептал ей на ухо. Они в ресторане уже стали привлекать к себе всеобщее внимание.
– Пойдём, дура! Зря брыкаешься! Я хорошо заплачу. Очень хорошо! Твоё счастье, что я обратил на тебя внимание! Не пойдёшь добром, возьму силой! – настойчиво твердил девушке Владимир Борисович, дыша перегаром и слегка пошатываясь. А когда увидел подошедшего Сергея, оттолкнул его со словами: – Убирайся отсюда вон! Быстро! Убирайся, пока я не рассердился!
Он что-то ещё хотел сказать, но не успел. Сильный удар в челюсть отбросил импозантного директора частной фирмы в конец зала. Загремели падающие столы и стулья, послышался визг женщин, которые в панике поспешили к выходу. После этого бывшему самбисту Сергею пришлось отбиваться от двух своих коллег – личного телохранителя и секретаря шефа. Он держался долго, переломал об их головы несколько стульев, но численное превосходство сыграло решающую роль в драке. После серии пропущенных ударов у него всё поплыло перед глазами, а потом сзади ещё добавили бутылкой по голове… Последнее, что он помнил – растёкшееся по лицу вино, его сладковатый и приятный запах.
Глаза постепенно привыкли к темноте. Он огляделся – низкий потолок, бетонные стены, лестница, ведущая наверх. Похоже, его закрыли в подвале. Он попытался встать, но не смог. Оказалось, у него связаны не только руки, но и ноги. Зачем они связали его? Это значит одно – Мухин не собирается прощать ему вчерашний поступок. Что он сделает ему? Натравит на него ещё раз охрану? Пускай! Убьёт? Нет, убивать его шеф не станет! Мухин задумал что-то другое! Где Тоня? Что с ней стало, когда он потерял сознание? Если они надругались над ней, тогда мстить будет уже он. Тогда берегись, Владимир Борисович! О твою мерзкую рожу я отобью все кулаки! Да, высокая зарплата держала его на этой работе и заставляла терпеть выходки шефа, заставляла, скрывая брезгливость, смотреть по вечерам на его пьяную морду. Однако он знал, что это временно, что рано или поздно Мухиным и его компанией заинтересуются правоохранительные органы, и тогда он распрощается с ними навсегда.
Сергей устал лежать на холодном бетонном полу и попытался освободиться от верёвок. И тут послышались голоса. Среди прочих он узнал голос Лося, ближайшего друга и личного телохранителя шефа, верзилу двухметрового роста с широкими плечами и пудовыми кулаками. Во всех потасовках он был главной ударной силой. Тяжело такого одолеть. А со связанными руками и ногами он вообще беспомощен. Сергей приготовился к худшему.
Его ослепил яркий свет из настежь открытой двери. В проёме двери показалась внушительная фигура Лося. Он спустился по лестнице к Сергею и стал освобождать от верёвок его ноги. Руки почему-то развязывать не стал.
– Ну, как чувствуешь себя после вчерашнего? Не злишься на меня? Ничего, заживёт. Ты ведь тоже меня крепко зацепил стулом, до сих пор голова болит! – Лось попытался рассмеяться, потом ткнул Сергея в бок. – Вставай, пойдём! – А когда тот поднялся, с угрозой добавил: – Зато будешь знать, кто в доме хозяин! Кто? Говори!
Он ухватил Сергея за плечо и уставился ему прямо в глаза, надеясь услышать ответ. Но Сергей молча отвернулся.
– Отпусти его, Лось! – послышался позади голос Мони, секретаря Владимира Борисовича. Моню все считали «шестёркой», мальчиком на побегушках. Как боец, он не представлял никакой опасности, прозвище своё получил за «мойку» – опасную бритву, с которой не расставался. Все знали, что Моня – наркоман со стажем, видели его не раз едва живым от передозировки.
Он подошёл к Сергею и внимательно осмотрел его:
– Да, хорошо мы тебя отделали. На славу! Будешь знать, как на хозяина руку поднимать! Хотел я тебя «мойкой» по шее полоснуть, да пожалел. Народу в ресторане было много. Свидетелей!.. Живи пока! В следующий раз не пожалею!.. Пойдём, докажешь нам, что тебе можно доверять!
– Куда вы меня ведёте? – спросил Сергей, когда они поднимались по лестнице.
– Увидишь! Если не примешь наше условие, мне… будет тебя не хватать! – ответил Лось и, глядя на Моню, расхохотался.
«Что они от меня хотят? – мучительно задумался Сергей. Дыхание от неизвестной опасности непроизвольно участилось, выступил холодный пот, кулаки сжались. – Будь что будет! Лишь бы с Тоней было всё хорошо!»
Вскоре они оказались в ярко освещённой комнате. Там находились шеф и ещё какой-то неизвестный ему человек. Сергей пригляделся к нему: аккуратно выбритый, интеллигентного вида мужчина средних лет с надменными повадками начальника, привыкшего повелевать. Из них двоих главный здесь был явно не Владимир Борисович.
– Погорячился ты, Володя! – прервал молчание незнакомец, разглядывая кровоподтёки на лице Сергея. – Мы не можем разбрасываться преданными нам людьми направо и налево. Развяжите ему руки! – распорядился он. Моня бросился выполнять приказание, а потом отступил к двери.
– Налей себе чего-нибудь и закуси! – мирно предложил Сергею Владимир Борисович.
Сергей не стал отказываться от еды, решил, что подкрепиться не мешает, только вместо спиртного, как обычно, выпил сок. Шеф дождался, пока его бывший водитель–охранник перекусит, и спросил, как бы между прочим: – Хочешь дальше работать на меня?
Сергей подумал и согласно кивнул головой. Кивнул, хотя знал точно: о дальнейшей работе не может даже идти речь. Но пока не время говорить правду своим противникам.
– Хорошо! – чему-то улыбаясь, сказал Владимир Борисович. – Но мне, как ты знаешь, нужны только преданные люди. Сейчас я проверю твою преданность. – Он обернулся к секретарю: – Моня, будь добр, приведи, пожалуйста, девку.
У Сергея всё оборвалось внутри. Дверь открылась, и точно – в комнату завели Антонину. Она еле держалась на ногах, на лице следы побоев, низ платья – её любимого, которое она одевала только в исключительных случаях, был в крови.
– Надругались, сволочи! – в сердцах крикнул Сергей и бросился к ней. Но крепкие руки схватили его.
– Ты почему о ней так беспокоишься? Кто она тебе? Знакомая? Не дури! Жить хочешь – смиришься! – заметил интеллигентный незнакомец.
– Смириться?! С чем? За что вы надругались над ней? Что она вам сделала?
– Сейчас возьмёшь пистолет и убьёшь её. Этим ты докажешь нам, что предан нашему общему делу. Если откажешься… тебя ждёт… впрочем, ты даже не сможешь пожалеть о том, что с тобой произойдёт.
– Вот именно, Командор! Он не сможет даже пожалеть об этом! – усмехнулся Владимир Борисович. Он подошёл к Сергею и протянул ему пистолет.
– Здесь один патрон! Только один! Сделаешь это – будем и дальше работать вместе. Нет – пеняй на себя! Тебя ждёт нечто ужасное! Так что не противься, сделай правильный выбор!..
Сергей взял пистолет и посмотрел на Тоню. «Моя любимая женщина. Зачем я назначил ей вчера встречу в ресторане? – думал он. Сергей знал, что не сделает ей ничего дурного, и не потому, что любил её когда-то очень сильно и, видимо, ещё не разлюбил, и не потому, что она мать его ребёнка. Он просто считал, что мужчина не должен совершать недостойных поступков, тем более по отношению к любимому человеку. Положение было безнадёжное.
– Решайся! В твоём распоряжении ровно минута! – поторопил его шеф.
В комнате нависла напряжённая тишина. Все с нескрываемым интересом смотрели на своего бывшего коллегу.
Сергей огляделся. Дорогая мебель, стол ломится от обилия закуски и выпивки. Здесь он никогда не был. Чей это дом? Не того ли господина, которого шеф называет Командор. Он обвёл присутствующих внимательным взглядом, оценивая свои возможности. На спасение шансов не было. С одним патроном против четверых вооружённых человек не справиться. Оставалось единственное – отдать жизнь как можно дороже. Но тогда погибнет и Тоня. Что делать?
– Ну же… чего медлишь? – поторопил его Лось. Он зашёл сзади и положил свои тяжёлые руки ему на плечи. – Жить надоело?
– Нет, не надоело! – отозвался Сергей и медленно поднял пистолет. Ему в голову пришла неожиданная спасительная мысль.
Он прицелился в Антонину. Она вся сжалась, прижала руки к груди и еле слышно прошептала: «Серёженька, любимый, прощай!» Сергей повёл плечами, как будто неудобно было прицеливаться. И Лось убрал одну руку с плеча.
– Стреляй скорее. Что ты жалеешь эту шлюху! – крикнул Моня.
– Лось! – обернулся Сергей к стоявшему позади охраннику.
– Что? – переспросил он и на миг убрал с плеча вторую руку.
Сергей тут же рванул вперёд, затрещала и порвалась рубашка, за которую успел ухватиться Лось. Но он вырвался и в мгновение ока оказался возле «интеллигента».
– Руки за головы. Все! Быстро! Иначе я пристрелю его! – закричал Сергей и приставил пистолет к виску этого, по все видимости, самого главного в их тёплой компании человека.
Все оторопели. Они даже и предположить не могли, что член их группы, выбирая между жизнью и смертью, выберет смерть. Никто всерьёз не отреагировал на предупреждение зарвавшегося телохранителя. Лось, мучимый похмельем, спокойно поглядывал то на шефа, то на Сергея; у Мони уже тряслись руки от нетерпения принять очередную дозу наркотика, и он не совсем понимал, что произошло; Владимир Борисович испуганно глядел на Командора, «отца» их «семьи» – мафиозной группировки, которая держала в страхе почти полумиллионный город. За жизнь Командора будет отвечать не только этот свихнувшийся пацан, которого он совсем недавно взял к себе в охрану, нет, придётся отвечать и ему.
– Последний раз говорю: оружие на стол и руки за головы! – с угрозой повторил Сергей и плотнее прижал дуло пистолета к виску невозмутимого Командора.
– На что ты надеешься, парень? Ты знаешь, на кого руку поднял? – перебил его Владимир Борисович. – Отпусти Командора немедленно! Пошутил и хватит. Отпусти… и тебе ничего не будет! В противном случае, мои ребята, – шеф кивнул на Лося, – тебя на куски порежут.
– Отпустить?! Всё гораздо серьёзнее, чем вы думаете! Если не подчинитесь, мозги этого милого господина окажутся разбрызганными вон на той стене. Ну, – с угрозой сказал Сергей, – последний раз говорю. Считаю до трёх! Раз… Два…
– Ладно, – не выдержал Командор. – Будь по-твоему! Ребята, делайте, как он велит. Потом разберёмся, кто прав и кто виноват.
Владимир Борисович кивнул охране, и Моня тут же выложил свой пистолет на стол. Настала очередь Лося, но тот никак не мог сообразить, что его хотят обезоружить.
– Ну! – поторопил их Сергей и продолжил счёт: – Два с половиной!..
– Ты что, оглох! Быстро положи «пушку», – закричал на телохранителя Мухин.
Наконец Лось положил пистолет на стол и уставился на Сергея:
– Ты зарвался, пацан! Тебе конец! Даром такие шутки не проходят. Ты слишком далеко зашёл.
– Мы выполнили твои условия: оружие на столе. Теперь выполни наше: отпусти человека, Одинцов. Отпускай скорее, сопляк! – нервно закричал Владимир Борисович.
– Всем отойти к стене! Быстро! – не сдавался Сергей. Он знал, что верить этой компании нельзя. Как только он оплошает, они тут же воспользуются этим, и ситуация изменится не в его пользу.
– К стене! – ещё раз скомандовал Сергей. Когда они подчинились, он отпихнул от себя Командора, собрал со стола оружие и облегчённо вздохнул. Пока оружие в его руках, диктовать условия будет он. Не спуская глаз с противников, он подошёл к Антонине. Она еле-еле держалась на ногах.
– Серёжа! – вырвалось у неё. Она хотела прижаться к нему, но он отстранился. Расслабляться было нельзя. Надо как можно скорее покинуть этот негостеприимный дом.
– Слушай, парень, от меня ещё никто не уходил просто так! Мы прощаем тебя. Отдай нам оружие и можешь убираться отсюда на все четыре стороны, – послышался вкрадчивый голос Командора. – Не бойся, тебе ничего не будет!
– Конечно, прощаем! – добавил Мухин. – Ведь это же была шутка? Мы пошутили, и ты пошутил!.. Отдай пистолет обратно!
– Стоять лицом к стене и не двигаться! Иначе я за себя не ручаюсь!.. Пристрелю всех, как собак бешеных! – закричал в ответ Сергей и взял бывшую жену за руку: – Пошли, Тоня.
Перед тем как покинуть дом, Сергей ощупал свои карманы и обнаружил, что ключей от машины нет. Наверное, забрали ещё вчера. Кто? Он подошёл к Моне и, ткнув ему в бок «Парабеллум», крикнул:
– Быстро ключи от машины, иначе получишь пулю. С тобой-то я церемониться вообще не намерен. Или ключи, или…
Секретарь посмотрел на шефа и, увидев его согласие, быстро отдал ключи. Остальное было уже проще. Сергей и Антонина выскочили во двор. Там, кроме «Вольво», на которой он возил Мухина, стояла ещё одна иномарка. Наверное, Командора. За рулём мирно спал шофёр – спортивного вида малый южной национальности. Сергей бросился к его машине, распахнул дверцу и вытащил ключ зажигания. Шофёр не успел даже отреагировать.
– Ты что делаешь? А ну отдай обратно! – закричал он.
– Сиди смирно! – Сергей приставил ствол к его голове.
– Сижу, сижу, дорогой! Всё нормально. Только убери вот это… – шофёр осторожно показал рукой на пистолет.
– Попробуй только вылези. Пристрелю!.. – предупредил Сергей и пошёл к машине, где его уже ждала Тоня.
Быстро набирая скорость, он вывел машину на ближайшую дорогу и скрылся за поворотом.
Из дома с виноватым видом выскочили Лось и Моня. Они не смогли защитить своих хозяев – впервые за всё время – и были в растерянности. Лось, обычно спокойный и самоуверенный, сейчас был разъярён. Он удостоверился, что беглецов уже не догнать, хотел уйти, но тут к нему подошёл водитель Командора. Громко ругаясь, он стал выяснять, кто на него наставлял пистолет и как он осмелился забрать у него ключи зажигания.
– Заглохни, а то прибью! – отмахнулся от него Лось.
– Что ты сказал? Кого это ты прибьёшь? – возмутился водитель. Он хотел ещё что-то сказать, но сильный и точный удар в подбородок отбросил его далеко в сторону. Лось, тяжело дыша, посмотрел на него, выругался и ушёл в дом.

Глава 3 На помощь приходит психолог
Поиски нужного Шахову человека не сразу увенчались успехом. Пришлось побегать и по институтам, и по научным центрам. Встречался он и с маститыми профессорами–теоретиками, занятыми научными исследованиями, и с врачами–практиками, которые лечат психические отклонения людей. Увы, они дружно и неопределённо пожимали плечами, когда Шахов объяснял им суть дела.
И тут совершенно случайно он узнал о человеке, который много лет отдал работе над созданием искусственного интеллекта. Это как раз то, что нужно. Шахов подумал, что этот учёный–исследователь, менее связанный догмами официальной науки, может рассказать гораздо больше других. Если и он не сможет проконсультировать его по такому тонкому и запутанному вопросу, тогда следствие застопорится.
Шахов осторожно постучал в дверь. В квартире залаяла собака. Через пару минут послышались шаркающие старческие шаги, и глухой женский голос спросил:
– Кто там? Кого черти носят?
– Мне нужен Анатолий Степанович Веденеев! Дома он?
– Дома, дома, заходите! С утра пораньше уже опохмеляться идут, – нудным, но беззлобным тоном начала выговаривать вошедшему низенькая, но достаточно бойкая старушка. Перед тем как пропустить Шахова мимо себя в квартиру, она придирчиво оглядела его и, видимо, осталась довольна.
– Вон в ту комнату проходите, – женщина показала на дверь в конце коридора.
Михаил Иванович постучал и, не услышав ответа, толкнул дверь, она приоткрылась, он решил войти сам. В комнате звучала тихая, спокойная музыка, и был крайний беспорядок. У стола сидел мужчина средних лет, невысокий, в очках и увлечённо копался в радиоаппаратуре. На столе и на полу стояли телевизоры, приёмники, компьютеры, коробки с деталями и разные приборы. Всё это больше напоминало не жилую комнату, а мастерскую.
– Пожалуйста, проходите! – послышалось приглашение. К Шахову подошёл хозяин. Лукавые глаза, быстрый и острый взгляд говорили, что это добродушный человек и непоседа.
– С кем имею честь? – удивлённо посмотрел он на гостя.
– Я к вам, Анатолий Степанович, по очень важному и чрезвычайно деликатному делу. Компетентного человека по интересующему меня вопросу найти очень нелегко, и мне посоветовали обратиться именно к вам.
– Что за вопрос? И кто посоветовал? – перешёл на деловой тон хозяин и предложил гостю стул.
– Один старый человек – профессор психологии Володин. Вам что-нибудь говорит это имя?
– Конечно, говорит! Я вместе с ним проработал много лет. Эти годы были лучшими в моей жизни. Считаю его своим учителем. Причём Учителем, что называется, с большой буквы! Володин много мне дал, хотя по некоторым вопросам у нас с ним были большие разногласия. Но это длинная история. Я жду от вас конкретного вопроса. Итак!..
Анатолий Степанович был удивлён посещением человека, который напомнил ему о профессоре Володине, о его некогда очень интересной работе в области психологии.
– Я из криминальной милиции, – осторожно начал свой рассказ Михаил Иванович. Как он считал, в его задачу входило лишь объяснение сути дела при минимальной информации обо всём остальном. – Недавно мы столкнулись с преступлением, которое совершили довольно странные люди. Никто толком не может объяснить их поведение – автоматизм движений, бессмысленный, не осознающий действительность взгляд и прочее. Даже готовность идти на смерть. Можно ли чем-то объяснить их поведение? Кто они? Наркоманы или люди под воздействием каких-то средств, изменяющих психику, не понимают, что они делают? – закончил Шахов и приготовился слушать собеседника. Но тот задумчиво молчал и отрешённо смотрел в сторону.
– Анатолий Степанович, вы меня хорошо поняли?
– Не совсем! По вашему очень короткому рассказу мало что можно сказать. Вы, должно быть, мне не доверяете. Это вполне естественно. Но если хотите услышать моё мнение как специалиста, не скрывайте от меня подробностей дела. Итак, я слушаю!..
– Хорошо! – согласился подполковник милиции и подробно рассказал о происшествии. Как только он замолчал, его собеседник вскочил со стула и начал в возбуждении ходить по комнате.
– Неужели стало реальностью то, что долгие годы официальная наука не признавала? Не может быть!
– Это вы о чём? – нетерпеливо перебил его Шахов.
– Дело очень занятное! В вашем случае я подозреваю, что в чьи-то преступные руки попало чрезвычайно сильное средство долговременного воздействия на поведение человека – ключ к управлению его сознанием и психикой.
– Разве такой ключ существует?
– Да, существует! Но… – задумчиво продолжил Анатолий Степанович, – официальная психология это отрицает. Дескать, нужны очевидные факты, а их пока нет! Признаётся только кратковременное воздействие от применения психотропных препаратов. Для долговременного пока нет положительных экспериментальных результатов. Неужели появились факты из жизни? Приведённый вами случай похож на особое состояние психики, называемое «зомби», из магической практики жрецов Вуду. Опыт введения человека в это состояние своими корнями уходит в далёкое прошлое. Есть подобные сообщения о «зомби» на Гаити и других островах Карибского бассейна. Корни Вуду уходят в Западную Африку. Оттуда практика превращения человека в «зомби» в 17 веке была завезена на Карибы вместе с чёрными рабами, среди которых оказались и жрецы «Вуду». В настоящее время такая практика до сих пор существует в Бенине и Нигерии. Она состоит как бы из двух звеньев: сначала человека приводят в состояние, близкое к смерти, затем возвращают к жизни. Но к какой жизни? Жертве, которую жрецы намерены превратить в «зомби», подмешивают в еду яд, полученный из рыбы двузуб – диодон хистрикс. Эта рыба содержит очень сильный нервнопаралитический яд – тетродоксин, превышающий степень воздействия цианистого калия в 500 раз. У жертвы сразу же прекращается дыхание, синеет поверхность тела, стекленеют глаза – наступает состояние, похожее на клиническую смерть. Но только похожее… На самом деле человек не умирает. Через несколько дней якобы умершего человека тайно вынимают из могилы и похищают с кладбища – чтобы потом вернуть к жизни. Так он становится «зомби». Но это уже совершенно другой человек, с изменённой психикой. Изменённой настолько, что осознание своего «я» возвращается к нему не полностью или не возвращается совсем. Такой человек навеки становится рабом, покорным воле своего хозяина. Он может убить даже собственную мать или детей, и не задумается об этом.
– Почему такой человек превращается в раба? Только потому, что он побывал на пороге смерти? Но это бывает со многими людьми!..
– Нет! Потому что с таким человеком проводят специальные ритуальные действия, вкладывают в его подсознание, когда он находится в состоянии, близком к смерти, что он раб, слуга и должен беспрекословно подчиняться своему хозяину. Когда человек находится в состоянии, так сказать, между жизнью и смертью, его сознание отключается, но подсознание работает. В него и вкладывают всё, что хотят получить от этого человека. Судя по вашему рассказу, грабители тоже «бессмысленно смотрели перед собой и выполняли приказы некоего главаря».
– Да, все свидетели в один голос твердят о необычном для человека поведении и их подчинении одному из налётчиков, – подтвердил Шахов. – Но у нас не Гаити и не Африка. Неужели и до России добрались знания жрецов «Вуду»?
– Невозможного в наше просвещённое время ничего нет. Знания «Вуду» давно уже используются. Есть кое-какие данные, что подготовка людей по принципу «зомби» налажена во многих странах. В том числе, может быть, и у нас. А в том, что в ограблении банка участвовали люди, находящиеся под чьим-то воздействием, сомнений нет. Вопрос – каким воздействием? Психотропным или…
Веденеев задумался.
– Что «или»? Разве есть другие варианты? – спросил Шахов.
– В том то и дело, что есть! Это так называемое бесконтактное электронное воздействие через психотронные биогенераторы. Я коротко поясню, что это такое.
Анатолий Степанович порылся в книжном шкафу и вытащил оттуда толстую папку: – Я собрал много материалов по электронному пси-воздействию на человека. Здесь вырезки из газет, научных журналов и стенограммы научных конференций, посвящённых этой теме. Пси-воздействие пока не признано наукой, но это активно развивающаяся научная область. За ней будущее. С помощью пси-оружия можно не только управлять человеком физиологически, эмоционально и психически, но и программировать его действия – то есть управлять им. Да, наука не стоит на месте! На первых порах психотронные биогенераторы задумывались для лечения людей от психических заболеваний, но в дальнейшем, когда узнали возможность и силу воздействия генераторов на сознание человека, стали их использовать для других целей. Например, для подавления агрессии или навязывание человеку чужой воли. Спектр применения огромен, всё зависит от мощности и программы, заложенной в генератор.
– Невероятно! – удивился Михаил Иванович. – Как такой прибор выглядит и на чём основан принцип его действия?
– Я работал в своё время над созданием генератора, который был размером с обычный переносной радиоприёмник и внешне ничем от него не отличался. Это было около десяти лет назад. Уверен, размеры генератора сегодня уменьшились в разы. Психотронный генератор – это излучатель инфразвука с частотой, резонансной частоте собственных колебаний человеческого мозга. Таким образом, работа человеческого мозга блокируется и подчиняется внешним командам. Спастись от воздействия пси-генератора невозможно: инфразвуковые излучения проникают сквозь толстые стены и на большие расстояния. По вашему рассказу пока нельзя определить, как воздействуют на людей: через принятые психотропные препараты или психотронное облучение на расстоянии. А главное – нельзя вычислить того человека, так сказать, оператора, который воздействует на людей? Эта задача почти невозможная. Оператор не всегда может присутствовать рядом с жертвой, ему достаточно внушить ей определённую установку – действия, которые «зомби» должен делать. Этого бывает вполне достаточно. В своё время я работал в Киеве в закрытом оборонном научно–исследовательском институте. Мы проводили опыты с использованием гипноза, хотя моя профессия – радиоинженер. Я разработал уникальную установку радиоуправления поведением подопытного животного. По моему радиосигналу животное выполняло любую команду, в том числе связанную с риском для жизни. Но потом, когда наша научная группа начала работать с пси-генератором, я понял, что радиоуправление – это вчерашний день. Я уверен, что эксперименты по изучению методов дистанционного воздействия гипнозом на человека продолжаются и по сей день.
– Дистанционного?
– Да, на расстоянии! Пребывающий под действием психотронного биогенератора человек находится как бы под гипнозом и получает команду через излучатель инфразвука прямо в мозг. Причём он часто даже не догадывается, что его действиями кто-то руководит. Считаю, что у направленного бесконтактного воздействия на мозговые центры человека или животного большое будущее! Смодулированным под определённое животное сигналом генератора можно вмиг его укротить. И не только животное, любого дикого зверя можно укротить. Он будет кротким и послушным, как кролик. Вообще, такие генераторы можно использовать в разных целях. В научном центре «Гиппократ» я видел, как работает низкочастотная установка для лечебного воздействия на внутренние органы человека, и был свидетелем поразительных результатов исцеления. У пси-генераторов есть много направлений, всё зависит от конечной цели. У нас в институте была разработана специальная методика подготовки спецподразделений с помощью пси-генератора, сотрудники которых приобретали экстрасенсорные способности, помогающие им в тайных операциях. Для таких сверхвоинов практически нет ничего невозможного. Они не боятся боли, смерти, могут выдержать гигантские физические и психические нагрузки. Как обстоят дела с созданием таких спецподразделений сейчас, трудно сказать – завеса секретности достаточно плотная. Но некоторые факты сквозь неё всё же просачиваются. Это заставляет думать, что давняя идея – управление человеком помимо его воли – вовсе не похоронена. Уверен: третья мировая война, если она всё же произойдёт, будет не атомная или термоядерная, а с применением психотронного оружия. Направленным воздействием мощного пси-генератора на противника можно заставить его, например, убивать друг друга или без боя сдаться в плен. За такими электронными приборами большое будущее. Специалисты говорят: кто будет контролировать поведение человека, тот будет контролировать мир!
Анатолий Степанович замолчал, словно что-то обдумывал, потом предложил Шахову:
– А теперь ближе к делу… Необходимо выяснить, что происходило с теми преступниками. Может быть, у них было запрограммированное раздвоение личности. При помощи психотропных средств или электронного пси-воздействия их некто вводит в необычное состояние, ставит перед ними задачу, а потом, когда преступники очнутся, они ничего не помнят. Дело занятное и очень интересное! Подозреваю, что этот «некто» имеет или имел отношение к психологическому воздействию на человека.
Михаил Иванович прошёлся по комнате, оглядел стоящие на полу телевизоры, компьютеры и спросил:
– Чем вы сейчас занимаетесь?
– Практически ничем серьёзным! Вынужден пока ремонтировать разную аппаратуру. А что делать? Много лет проработал на Украине. После распада Союза, после так называемого «парада суверенитетов» вернулся в родной город. Для науки, увы, наступили тяжёлые времена, институты заказы на научные разработки не имеют, не финансируются или финансируются по минимуму. Сколько хороших учёных в коммерсанты ушло… Из меня коммерсант, увы, не получится, уверен, вот и копаюсь в разной аппаратуре. Другого применения для себя пока не нашёл.
– Если я предложу вам какое-то время поработать с нами, как к этому отнесётесь? – осторожно спросил Шахов.
– Как я к этому отнесусь? – переспросил Анатолий Степанович и улыбнулся. – Положительно! Ваш случай меня заинтересовал. Тема психологии для меня не новая, я отдал ей большую часть своей жизни. Я и сейчас, пока не у дел, стараюсь быть в курсе всех научных открытий в этой области. Буду рад чем-то помочь следствию. Если, конечно, смогу.
– Очень надеюсь на вас! – сказал Шахов и подумал, что Анатолий Степанович как раз тот человек, которого он искал.

Глава 4
Подстава

«Как отомстить за Антонину, за её позор, за изнасилование? За наше общее унижение?» – думал Сергей, когда ехал на машине по ночному городу, и не находил пока ответа. Опасности, подстерегавшие его на этом пути, он не принимал во внимание – желание мести было намного сильнее страха за свою жизнь. Однако шансов на успех практически не было. Он далеко не супермен, чтобы в одиночку тягаться с целой преступной группировкой, о могуществе и влиянии которой он знал не понаслышке. Его основная работа состояла в том, чтобы возить и сопровождать везде и всюду своего шефа. Но, когда Сергей пообтёрся в этой тёплой компании, взял себе на вооружение правило «меньше знаешь – крепче спишь». Сейчас он об этом жалел. Не мешало бы знать больше о деятельности Мухина и как директора коммерческой фирмы, и как преступника. Сейчас эти знания могли бы ему пригодиться. Когда шеф встречался с компаньонами, все охранники, кроме Мони, обычно уходили за соседний столик и подойти могли только в случае крайней необходимости. Но и там Сергей по отрывочным фразам, услышанным случайно, мог легко догадаться, что эти встречи носили криминальный характер. А вот чем именно занимается Владимир Борисович, он, к сожалению, не знает.
Не раз Мухин намекал ему, что он может стать его заместителем и напарником, но сначала должен завоевать его доверие, и добавлял, что наступит момент и такую возможность ему предоставят. Теперь понятно, как доказывают преданность в этой компании. Если бы он выполнил требование и убил Тоню, шеф наверняка сделал бы его своим заместителем. Моня – наркоман со стажем, кроме очередной дозы его мало что интересует в жизни, а Лось в силу своих умственных способностей явно не годился на эту должность. Но Сергей не стремился к «повышению». Более того, после крупной драки по избиению неугодных шефу людей, ему стало так противно за свои действия, что он твёрдо решил уйти с этой работы.
…Машина вынырнула из тёмного переулка на широкую, ярко освещённую и оживлённую улицу. Ресторан «Восток», куда он ехал, находился в самом центре города. Это был своего рода центр для деловых людей, где совершались самые крупные сделки и обсуждались важнейшие дела, публика здесь собиралась самого высокого полёта. Однако под крышей этого ресторана обычно собиралась на свои сходки и мафия.
Сергей был уверен, что именно здесь он должен решить судьбу Владимира Борисовича. Более удобного места не найти. Как он совершит акт возмездия, что будет делать, не знал. Зайти в ресторан? Нет! Это смерти подобно – ведь его точно уже ищут. Но выхода не было. Надо либо войти в ресторан, либо находиться рядом у выхода и ждать появления своего бывшего шефа.
Сергей остановил машину за квартал от ресторана, вышел, огляделся. Время было позднее, город постепенно готовился ко сну. Закрываясь от холодного, пронизывающего осеннего ветра, спешили по своим делам редкие прохожие. Только ему некуда было спешить. Он достал из внутреннего кармана пистолет и переложил в боковой – чтобы легче доставать, и медленно направился к ресторану. Он не чувствовал холода, хотя был одет легко – в кожаную куртку. Напротив, Сергея даже бросило в жар, сердце громко застучало, дыхание стало глубоким и частым, как перед серьёзным соревнованием.
Сергей не хотел убивать Мухина, всё его существо протестовало против убийства. Но это был единственный способ мести. Тайной мыслью было встретиться с Владимиром Борисовичем лицом к лицу, заглянуть ему в глаза и спросить, зачем он надругался над его бывшей женой. А потом так его избить, чтобы у того навсегда пропала охота к насилию. Хорошо бы встретить его одного, без охраны. Но Мухин практически не оставался один, охрана всегда с ним – и днём, и ночью.
Сергей подошёл к ресторану и свернул в тихий, безлюдный сквер. «Восток» жил своей обычной весёлой жизнью. Оттуда доносились музыка, смех и громкие голоса, выходили и заходили подвыпившие клиенты. Простого человека из рабочей среды в этом дорогом заведении трудно было встретить. Посетители в основном были люди денежные: кооператоры, частные предприниматели, иностранцы, жулики и возле них, как обычно, проститутки. Но они были здесь вроде ширмы, скрывающей действительных завсегдатаев и хозяев ресторана, расположившихся в отдельных кабинетах, за лучшими заказными столиками. Там сидели нувориши сегодняшнего дня: директора крупнейших совместных предприятий из числа бывших партийных работников, полулегальные бизнесмены – отцы теневой экономики города и связанные с ними главари преступных группировок.
Одинцов знал, что сегодня в «Востоке» должна пройти сходка всех главарей преступных группировок города. Множество иномарок на автостоянке у ресторана подтверждало это. Он простоял больше часа на холодном ветру, но никого из своей бывшей компании так и не увидел. Он уже подумывал о том, что не мешало бы поставить машину где-нибудь поблизости. Тут дверь широко распахнулась – это показалось знакомым: так, ударом ногой в дверь, любил выходить Лось. И действительно, на ресторанном крыльце показался его бывший коллега в сопровождении двоих неизвестных Сергею людей. Они, в отличие от Лося, не качались на ветру, держались независимо и обособленно.
«Кто они? – задумался Сергей и сжал в кармане пистолет. – Наняли, чтобы найти меня? Где они меня искать будут? Дома? Но я же не дурак, чтобы подставлять голову под пули! Интересно было бы узнать, что задумал Мухин?»
Если вышел Лось, значит, скоро должен выйти и его шеф. Чтобы не упустить этот ответственный момент, Сергей решил подойти поближе к ресторану. Он перешёл на другую сторону сквера и наткнулся на молоденькую, ярко накрашенную путану с сигаретой во рту.
– Привет, дорогой! – пьяно улыбнулась она. – Почему скучаешь здесь в одиночестве? Может, ждёшь кого? Не меня ли? Иди ко мне, согрею! – девица попыталась его обнять.
– Иди учи уроки, крошка! – тихо ответил Сергей, опасаясь привлечь к себе внимание. Он оттолкнул её, но она уже крепко вцепилась в его куртку.
Девица отвлекла его, и он не заметил, куда делись Лось и двое его спутников.
– Дай мне прикурить, пожалуйста, а то у меня руки замёрзли! – приставала она и для наглядности подышала на свои озябшие руки, в которых находился коробок спичек. – Никак не могу огонь зажечь.
Чтобы отвязаться от неё как можно скорее, Сергей решил помочь ей прикурить. Он забрал у неё спички, но то ли от волнения, то ли от ветра у него тоже ничего не получалось – спички гасли одна за другой. Наконец он зажёг огонь, и девушка стала прикуривать. При свете огня он лучше рассмотрел её.
«Ещё совсем молоденькая. Наверное, недавно окончила школу, а уже на «такой» работе!» – думал он, искренне жалея её.
У ресторана послышались громкие голоса. Сергей оглянулся, и тут ему в лицо ударила упругая струя газа. Перед его глазами всё поплыло. Последнее, что он успел заметить, – это улыбающееся лицо абсолютно трезвой проститутки с направленным на него газовым пистолетом и тех двоих, которых он видел рядом с Лосём.
«Подстава! Наверное, это конец!», – с сожалением подумал Одинцов о своей невыполненной задаче и потерял сознание.
Когда он очнулся, то оказалось, что его везут куда-то в фургоне машины. Он лежит на полу, руки связаны, рядом с ним, в таком же незавидном положении, находятся ещё два человека. Кто они? Куда их везут? Тяжёлый груз неизвестности давил сильнее, чем самые тяжкие испытания судьбы.
После газового пистолета сильно болели и слезились глаза, кружилась голова. Товарищи по несчастью были, по всей видимости, сильно избиты и находились в бессознательном состоянии. Через некоторое время он тоже забылся в полусне.
Его разбудил металлический скрип открывающейся двери и громкий окрик:
– А ну, вставайте! Быстрее! Пошевеливайтесь!
На улице уже забрезжил рассвет, и утренняя прохлада через открытую дверь добралась до людей, лежащих на полу, словно подгоняя их к выходу.
– Выходи из машины! Быстро и по одному! – нетерпеливый голос был властным и злым.
Разминая затёкшие ноги, Сергей медленно встал и, по мере возможности, помог подняться молодому, как и он, парню с разбитым в кровь лицом и мужчине среднего возраста бомжеватого вида. Машина стояла напротив двухэтажного деревянного здания, позади него виднелся высокий забор. Пленники по очереди выпрыгнули из машины и очутились в окружении трёх крепких, молчаливых парней с бейсбольными битами в руках. Среди них находились и те двое приятелей Лося из ресторана. Затем пленников повели к дому.
– В чём дело? Никуда я не пойду, пока вы мне не объясните, где я и зачем здесь нахожусь? – категорически заявил молодой парень.
– Пошевеливайся и меньше болтай! – закричала на него охрана, но парень остановился и не хотел дальше идти. Его тут же стали избивать битами – толстыми палками, он упал в траву лицом вниз. Руки у парня были связаны, и встать ему было непросто. Каждый из охранников пнул лежащего пару раз, потом его подняли и бесцеремонно толкнули вперёд.
Когда пленники подошли к дому, навстречу им вышли двое. Один маленький, холёный, с благородными манерами и залысиной, в белом халате. Презрительно ухмыляясь, он с интересом базарного покупателя стал осматривать пленников. Второй был на голову выше. Косматые нечёсаные волосы, крупные черты лица и массивная фигура выдавали в нём очень сильного и неопрятного человека, но выражение лица, глаз, говорили о том, что перед ними психически ненормальный человек. Соединение таких качеств да в такой ситуации не сулило ничего хорошего.
– Принимай работников, Хирург! – поприветствовал маленького, с залысиной, старший из охранников, которого тут все называли Артур.
– Юра, отведи работяг в барак, да смотри, чтоб не разбежались, как тараканы! – кивнул своему ненормальному помощнику Хирург. Это был управляющий шахтой Игорь Иванович Лузко, которого здесь прозвали Хирургом не за его профессию, а за постоянное ношение белого халата и за то, что он гордо называл себя «хирургом человеческих душ».
Юра согласно кивнул головой и, подталкивая пленников в спины массивной сучковатой палкой и разговаривая сам с собой, повёл их вглубь леса.
– Куда мы попали? В концлагерь для военнопленных? – услышал Сергей от парня, которого только что били. Его хороший, добротный костюм был изрядно помят, испачкан в крови и грязи.
– Тебя как звать-то? – спросил он парня.
– Валерий! А тебя?
– Сергей! Сам не могу никак понять, где мы очутились!! Надеюсь, кто-нибудь нам всё объяснит, – ответил он.
– Боюсь, что никто и ничего нам объяснять не будет. Мы здесь вроде как рабы! – вступил в разговор третий человек из их компании – мужчина, похожий на бомжа, в грязной, рваной, явно с чужого плеча, одежде.
– Рабы?! – изумился Сергей и обречённо покачал головой.
Приблизившись к длинному одноэтажному бараку, похожему на армейскую казарму, они увидели, как им навстречу вышли двое охранников. Один из них держал в руках автомат. Из барака доносились неясные голоса, крики и шум. Дверь открылась, и оттуда стали выходить по одному люди в одинаковых рабочих спецовках. Они молча и покорно построились в колонну и направились по дороге. Оба охранника в это время оглядывали вновь прибывших и лениво наблюдали за рабочими. Им даже не пришлось подгонять или контролировать действия этих странных людей.
– Как они попали сюда? В чём провинились? Неужели и нас попытаются превратить в таких же послушных скотов? Ну, уж нет, меня в раба не превратить! – услышал Сергей от Валерия, но ответить не успел. Перед ними, как из-под земли, возник Хирург.
– Да, вы догадались! Вы станете такими же послушными, как и эти милые ребята, которые только что ушли на работу. Они знают своё дело и всё делают без лишних напоминаний. Скоро и вас ждёт такая же участь! И никуда вы не денетесь! – оглядывая троих пленников, сказал Хирург. Его прервал Сергей:
– Никогда этого не будет. Со мной у тебя ничего не получится!
– Получится! Даже не сомневайся! Посмотри на этого парня! – показал он на Юру. – Ты думаешь, он раньше такой был? Нет! Это был пьяница и скандалист, каких свет не видывал! А сейчас он примерный человек, трезвенник и мой верный слуга. Он очень рад своей судьбе.
Если судить по довольной улыбке, Юра действительно не жаловался на судьбу.
– Вы зря возмущаетесь! Вы должны быть благодарны судьбе, что мы вообще существуем! – с этими словами Хирург похлопал своего верного слугу по спине. Тот ответил ему угодливым ржанием. – Если бы не наши эксперименты с человеческой психикой, то вас сейчас давно не было бы в живых! Вот, например, тебя, – он ткнул Сергея пальцем в грудь, – нашли бы и под землёй и уничтожили. Ты поднял руку на Командора. Если бы не мы, лежал бы ты уже второй день где-нибудь в глубокой канаве и кормил червей.
– И ты был бы мёртвый, – продолжал Хирург, обратившись к Валерию, – потому что артачился, не платил дань, как все хорошие люди, и не взял себе в компаньоны нужного человека. Ну, и чего ты добился? Не хотел делиться бизнесом и потерял всё!
–– А я-то кому помешал? Я никого не трогал, и денег у меня нет! – вдруг жалобно заскулил мужчина в рваной одежде. Он подбежал к Хирургу и попытался схватить его за руку, но мужчину охранники тут же схватили и оттащили.
– А ты пострадаешь невинно. Увы, ничего не поделаешь! Ты бомж, тунеядец, работать на благо общества не хочешь. Мы очищаем город от таких, как ты, и заставляем работать. При коммунистах нам за это ещё бы премию дали и на доску почёта повесили бы. А нынче, при демократах, наш труд, увы, не ценится!
Охранники на такую шутку весело рассмеялись.
«Так вот какое наказание приготовил мне мой бывший шеф! Пожалуй, это равносильно смерти, а может быть, и хуже», – тоскливо подумал Сергей и огляделся. Шансов на побег не было. Рядом с ними стоял ненормальный верзила и следил за каждым их движением.
– Развяжите нас! – заволновались пленники. По еле заметному знаку Хирурга к ним тут же подлетел Юра и угрожающе поднял над их головами свою палку. Из его глотки вырывался почти звериный рык.
– Если я прикажу, он порвёт вас на куски! Поверьте мне на слово. Такие случаи уже были. Так что будет лучше, если вы угомонитесь… – пригрозил экспериментатор и распорядился: – А сейчас в лабораторию! И чтоб вели себя смирно!
Они вошли в барак. Это было старое, но отремонтированное жильё. По бокам находились двухъярусные нары с грязными матрасами, по углам валялся мусор, окурки. Пленники проследовали через весь барак и попали в маленькую комнату в боковом пристрое. Из всей мебели там стояли только стол, стулья и длинный стеллаж с коробками.
– Рассаживайтесь поудобнее согласно заранее купленным билетам! – весело распорядился Хирург и посмотрел на своего подручного. Юра приказ понял и стал всех усаживать на стулья и привязывать. Сергей пытался сопротивляться, но что он мог сделать со связанными руками? В руках у Хирурга появился шприц!..


Глава 5
В лагере

– Шевелись! Давай работай! – этот обычный здесь окрик настолько приелся, что на него уже никто не обращал внимание. Но, когда в ход пускается плётка или палка, совсем как стародавние времена работорговли, движения рабочих заметно убыстряются. Хотя нужды подгонять их нет, они и так вкалывали на пределе своих возможностей.
Невольники – в основном это были мужчины в расцвете сил – постоянно находились в наркотическом трансе. Они не способны были мыслить, но зато могли работать, причём очень эффективно. Их действия походили на манипуляции роботов, управляемых с невидимого пульта.
Лагерники разделялись на три группы: одни прибыли недавно, какое-то время их с помощью специальных наркотиков подготавливали к углублённому гипнотическому изменению психики с помощью пси-генератора; другие находились в эксперименте, и над ними проводили целую программу испытаний; третьи уже пребывали в состоянии «зомби», в их сознание заложили определённые жизненные установки. Здесь были и рабочие и те, кто ими руководил, бригадиры. Была даже особая группа из числа рабочих, в функции которых, помимо прочего, входили заказы на убийства, грабежи, вооружённый налёт.
– Шевелись! Быстрее! – послышался новый окрик, и вслед за этим последовало несколько ударов палкой по спинам рабочих. Бригадиры были тоже из «зомби», их запрограммировали на присмотр за работающими; если «работяги» снижали эффективность и не выполняли норму, то к ним применялись силовые методы воздействия. За рабочими и бригадирами наблюдали охранники. Они были вооружены и могли делать всё для пресечения недовольства или беспорядков. Но этого, как правило, не случалось. В сознание «работяг» была намертво впечатана боязнь охраны и Хирурга, а также беспрекословное им подчинение.
– Как ведут себя новенькие? – спросил Лузко своего ближайшего помощника Артура.
– Вроде смирные… Слушай, Игорь Иванович, ты говорил про того парня, – Артур показал на одного из невольников, – он, кажется, был водителем у Мухина. За что Владимир Борисович его сюда в «ударники» перевёл?
– Парень из-за какой-то девки заартачился. Вытащил «пушку» и на Командора… Вот он его и прислал сюда на «перевоспитание».
– На самого Командора?.. Во даёт! Как ему Лось башку сразу не снёс! – удивился Артур, наблюдая за парнем, который отрешённо сидел на стуле и бессмысленным взглядом смотрел прямо перед собой.
– Зачем убивать? Нехорошо! Он принесёт нам ещё много пользы. Вот когда мы выжмем из него все соки, тогда можно и в расход пустить, а пока… На шахте работы много. Следи, чтобы ему инъекцию делали вовремя. Если очухается, – с ним возни не оберёшься.
– Не беспокойся. Что нужно – всё сделаем! – заверил начальника Артур.
Игорь Иванович в свободное от опытов время любил обходить территорию лагеря и наблюдать за подопечными. Он делал это охотно каждый день. Его наблюдения давали ему силы и уверенность в дальнейшей работе. Во время прогулок он любил разговаривать сам с собой на разные философские темы и обращался при этом к своему верному телохранителю Юре, хотя знал, что тот ничего не понимает и теперь уже никогда не поймёт. Юра – его пробный и не совсем удачный эксперимент над человеческой психикой.
Когда-то они вместе работали в одном закрытом оборонном учреждении. Он, кандидат наук, химик, фармацевт, лауреат всевозможных премий, руководил лабораторией, работал над созданием психотронного генератора для лечения психических заболеваний. Его труд увенчался успехом. Он создал уникальную установку, которая, в зависимости от мощности кодированного сигнала, полностью изменяла психическое состояние больного до полного выздоровления. Он пошёл дальше и усовершенствовал генератор, чтобы руководить действиями больного: то есть по сигналу электронного импульса человек должен был выполнять любые команды. Всё зависело от кода и мощности импульса. Эксперименты дали поразительные результаты. По команде оператора через кодированный сигнал пси-генератора, воздействующего на биотоки мозга, больной сам приходил к врачу и просил нужное лекарство. Когда у больного спрашивали, кто сказал ему, что пришло время приёма именно этих лекарств, он говорил, что… сам догадался. Это был прорыв в науке! Потом пси-генератор прошёл обкатку в спецучреждениях и психбольницах. Его стали использовать для усмирения агрессивных больных. Единственный минус этой установки: она давала результаты только с определённой дозой наркотика испытуемому, чтобы легче было воздействовать на его мозг. Если человеку не сделать инъекцию наркотика, то он может проигнорировать кодированный сигнал и не выполнить команду, переданную пси-генератором. Тогда он пошёл ещё дальше и многократно усилил мощность сигнала генератора. Первые же опыты над животными дали блестящие результаты. Они выполняли команды оператора уже без инъекции наркотика.
Однажды ему пришла мысль, что пора переходить от опытов с животными к психологическим опытам над людьми. Надо было только найти такого человека. И выбор пал на Юрия Петровича. Он в том же институте был разнорабочим, помогал сотрудникам с подопытными животными, убирал за ними и выполнял несложную работу.
У Игоря Ивановича и Юрия Петровича сложились напряжённые отношения. Юрий Петрович жил один и вёл нездоровый образ жизни: пил запоями, прогуливал, на работе слыл скандальным, несговорчивым и вспыльчивым человеком. На замечания Игоря Ивановича он постоянно огрызался, грубил и даже смеялся над ним. Работать с Юрием Петровичем было сущее наказание. И начальник лаборатории Лузко решил «перевоспитать» своего нерадивого работника при помощи пси-генератора – заложить в его сознание образ исполнительного, работящего, непьющего человека.
Он предложил эту идею руководству института: мол, был Юрий Петрович плохой работник, а будет – показательный! Дайте только добро на эксперимент! Однако руководство его не поддержало: дескать, ещё не до конца ясно воздействие электронного импульса на головной мозг человека, а значит, время для таких опытов ещё не наступило. А если и наступит, то только в необозримом будущем. Тогда Лузко, после очередной выходки Юрия Петровича, решил на свой страх и риск, минуя все запреты, провести рискованный эксперимент. Он дома сконструировал свой пси-генератор, который по многим параметрам превосходил не только институтский аналог, но и другие ему известные. И в качестве «подопытного кролика» пригласил к сотрудничеству Юрия Петровича, пообещав ему кругленькую сумму денег. Сумма была такой большой, что разнорабочий тут же согласился. Заведующий лабораторией ничем не рисковал: он знал, что в случае удачи он сделает открытие мирового масштаба, а в случае неудачи деньги разнорабочему уже не понадобятся.
Увы, опыт закончился неудачно, и об этом узнало руководство института. Заместителю директора по научной части не понравилось, что он переборщил с «подопытным материалом»: Юра навсегда потерял разум и умом стал больше походить на животное, чем на человека. Слишком долго он воздействовал на него мощным импульсом пси-генератора, который безвозвратно разбалансировал собственные колебания головного мозга испытуемого.
Ну и что!? Научные открытия без ошибок не бывают. Боясь огласки, руководство быстро уволило Лузко из института. Ах, эти перестраховщики! Ему надо предоставить все условия для дальнейших исследований и выдвигаться на соискание Нобелевской премии, а его с треском выгоняют с работы. Заодно уволили и Юрия Петровича, чтобы не иметь лишних проблем с законом. С тех пор они вместе. Юра верен своему хозяину, как собака.
– Скоро, Юра, мы выберемся из этой дыры, – любил во время прогулок мечтать непризнанный изобретатель. – Я буду заведовать крупной лабораторией, а ты получишь всемирную известность, как первый человек с изменённым сознанием, как первый человек новой эпохи, который забыл свою прошлую жизнь законченного пьяницы и начавший жить с «чистого листа» добропорядочным гражданином. Люди не знают, что именно здесь и сейчас закладываются знания будущего мироустройства, когда человечество разделится на две части: на господ и рабов. И мы с тобой будем самыми уважаемыми людьми, потому что стояли у истоков такого мироустройства. А пока мои опыты проводятся подпольно, нелегально. Ничего не поделаешь!.. Пока мы вынуждены скрываться от общества. Но, я верю, придёт время, и мои исследования понадобятся сильным мира сего. Обо мне, Игоре Ивановиче Лузко, ещё будут писать книги и слагать легенды.
Юра радостно кивал и улыбался, довольный, что у хозяина хорошее настроение.
Впрочем, в институте, где прежде работал Игорь Иванович, он никогда бы не добился тех результатов, каких добился здесь, нелегально. Единственное, что ущемляло его самолюбие – о его блестящих результатах никто, кроме жалкой кучки бандитов, не знает. А он, изобретатель мирового уровня, жаждал славы, известности. Когда видел кандидатов и докторов наук, чьи успехи не стоили и десятой части его успехов, а они ездили на симпозиумы и конференции с докладами, он страдал. На прежнем месте ему мешали люди, оглядывающиеся на мораль и законность, здесь никто ему не мешает, зато нет известности. Но нет худо без добра: расстался с институтом, зато получил практически неограниченные возможности для экспериментов. Одному знакомому очень понравился его опыт над Юрой, и он предложил ему за хорошее вознаграждение продолжить работу, пообещав регулярно поставлять людей для экспериментов. Разумеется, он согласился. За несколько месяцев Хирург получил такие результаты, на которые в другой обстановке потребовалось бы, как минимум, десятилетие.
Лагерь полностью находился в ведении Лузко. Вместе с сотрудниками он лишь следил за соблюдением определённого порядка, за нормальной работой в шахте. Лагерь – это, пожалуй, слишком громко сказано. Внешне он похож скорее на большую усадьбу, огороженную забором, где находился дом для руководства, охраны и двух бараков для рабочих.
Хирург был абсолютно уверен, что за его разработками стоит будущее всего человечества. Придёт время, думал он, и высшее руководство страны поймёт, что гораздо проще людей подчинить себе, чем подстраиваться под них, зависеть от их мнения во время выборов. Какие мнения и зачем? Направленным электронным воздействием пси-генераторов на группы людей можно подчинить их раз и навсегда. Тогда мнение людей будет таким, какое нужно. Тогда люди будут делать то, что им прикажут! И никогда не будет протестных выступлений, забастовок. Тогда сильные мира сего начнут искать тех, кто может это осуществить. И тут он, Игорь Иванович Лузко, объявится и опубликует свои потрясающие результаты. Претензии к нему никто не предъявит, ведь победителей не судят!
– Игорь Иванович, – к нему подбежал один из охранников лагеря, – шеф приехал из города, вас ищет.
Хирург досадно поморщился, услышав о Владимире Борисовиче, владельце фирмы и шахты, на территории которой находился лагерь. Он везде совал свой любопытный нос, мало что понимая в работе, проводимой Хирургом. Мухина интересовала лишь прибыль от шахты, а его, Игоря Ивановича, шахта вообще не интересовала. Но с хозяином шахты приходилось считаться, потому что через него шло финансирование проекта и доставка «людского материала» для экспериментов.
– Как идут дела? Как новое пополнение? – сразу поинтересовался Мухин у Хирурга.
– Обыкновенно… Сложности они не представляют. Ещё пару дней, потом несложная психологическая обработка под гипнозом. И всё! Под излучателем пси-генератора я заложу в их сознание всё, что требуется, и они потом будут делать то, что им прикажут. Я найду им применение. Вы же знаете, что новейшие программы подготовки людей самых разных профессий у меня имеются.
Они направились к дому, в котором до приватизации шахты располагалось шахтоуправление. Оттуда хорошо просматривались оба барака – бывшие складские помещения. Сейчас они используются для других целей, там ночуют рабочие. Вечерами в пристрое возле одного их бараков Хирург проводил над испытуемыми психологические опыты с применением гипноза и пси-генератора.
– У Командора появилась забавная мысль. Она связана с парнем, который раньше у меня был охранником и шофёром. Командор просит, чтобы вы сделали из него хорошего телохранителя и слугу. Исполнительного, типа вашего Юры, но не совсем дурака. Вы меня понимаете? Полный идиот ему не нужен! – Мухин говорил своим обычным тоном, не допускающим возражений.
– Понимаю! – усмехнулся Лузко. – У Командора заиграли амбиции. Он хочет видеть оскорбителя у своих ног мальчиком на побегушках. Неплохая идея, но…
– Никаких «но»! Не будем обсуждать действия Командора. Надо его просьбу выполнить. И выполнить хорошо!
– Как я понимаю, этот парень будет находиться не здесь, а в городе. В целях безопасности нежелательно выпускать таких людей за территорию лагеря и шахты. Если о наших экспериментах станет кому-нибудь известно… Вы понимаете, что может случиться?
Хирург в возмущении ходил по комнате, уставленной несколькими письменными столами и книжными шкафами. Он разнервничался настолько, что не замечал, как при этом размахивал руками. Мысль о том, что о его работе могут узнать правоохранительные органы, повергла его в шок. Узнать, конечно, трудно, это может сделать только специалист, но такая вероятность существует. И тогда вместо славы он может запросто угодить надолго в тюрьму. И тогда прощай мировая известность, слава. Нет, ещё рано знать общественности об его экспериментах. Он привык работать только при стопроцентной гарантии безопасности.
– Вот поэтому и нужен не полный дурак и не идиот, чтобы не выделялся из толпы, – стоял на своём Мухин. – Нужен только хороший исполнитель! Не беспокойся. Никто и никогда не узнает о нём! В случае опасности… можно принять необходимые меры. А мёртвые не дают признательные показания!
– Чтобы совсем не выделялся от толпы? Это не получится!
– Почему?
– Потому что будет находиться под действием гипноза! Он не намного, но будет отличаться о других людей. Когда речь идёт о вооружённом нападении – это понятно! В случае опасности, наших подопечных или убьют, или они сами примут яд. Если нападение проходит удачно, то они возвращаются обратно. А вы предлагаете этому парню жить в городе, среди людей. Вы не думаете, что он может попасть в руки специалистов? Надо бы подумать! Хороший специалист в области психологии без труда установит причину его «покорности».
– Вы слишком драматизируете ситуацию, – заметил Владимир Борисович. – Ведь те экземпляры, находящиеся в конечной стадии ваших опытов, обладают полностью изменённой психикой и ничем не отличаются от обычных людей. Не считая, правда, почти незаметных внешних признаков. Но кто его будет слишком-то разглядывать? Притом эти люди, как вы утверждаете, совершенно не помнят свою прошлую жизнь. Короче, просьбу Командора надо выполнить как можно скорее. Он не любит ждать и повторять. Вы это сами прекрасно знаете!
Хозяин шахты хмуро посмотрел на управляющего и направился к выходу. Он был явно недоволен тем, что ему пришлось долго уговаривать Хирурга. Что поделаешь? В его услугах он пока нуждается. Фирме нужны люди – бесплатная рабочая сила. Они хорошо работают, ни на что не жалуются, приносят громадную прибыль, работая на шахте и совершая ограбления.
– Я постараюсь!.. – кивнул головой Лузко и вышел вслед за Мухиным на улицу.
Владимир Борисович увидел стоящего у дверей Юру, сел в машину и, не глядя на Игоря Ивановича, сказал:
– Не подведи… Чтоб такой же был смирный и послушный, как твой слуга. Но не дурак, это главное! Через пару дней я приеду за ним. Поторопись!
– Но двух дней слишком мало! – крикнул вслед машине Хирург, но Мухин его же не услышал.
Глава 6
Конец нити

Дни летели быстро, а следствие по делу «Зомби» продвигалось вперёд слишком медленно. Время за размышлениями и анализом имеющейся информации незаметно подошло к вечеру. Однако Шахов домой не торопился, хотя именно сегодня обещал жене не опаздывать.
– Вас сегодня жена ждёт на свой юбилей! – как бы невзначай напомнил своему начальнику капитан Чистяков. – Не опоздайте на праздничный ужин, Михаил Иванович!
Но Шахов словно не расслышал деликатное напоминание, он оторвался от бумаг и спросил:
– Гриша, ты говоришь, что вещество, обнаруженное в крови убитых, не похоже ни на один из известных наркотиков?
– Да, товарищ подполковник! Вещество явно наркотического действия, но оно пока неизвестно науке, – ответил Чистяков. Чтобы прийти к такому выводу, ему пришлось основательно поработать и получить консультации у многих специалистов, в том числе и столичных учёных.
– Странные эти налётчики! – высказывал вслух свои мысли Шахов. – Оба пропали почти в одночасье и находились в розыске. Один из них характеризуется как вполне добропорядочный гражданин и примерный семьянин. Зачем ему надо было участвовать в ограблении, а потом идти на смерть? До того, как исчезнуть, он руководил процветающим кооперативом и, мягко говоря, не бедствовал. И вдруг пропадает!.. Его ищет жена, родители от горя в больницу слегли, его ждут домой дети, в которых он души не чаял. А он, оказывается, налётчик, грабитель! Разве такое может быть в жизни? Я не верю! – начальник криминальной милиции горько усмехнулся и добавил: – Его жена, теперь уже вдова, до сих пор не может поверить, что муж мог участвовать в ограблении. Другой, более пожилой, рабочий завода, был большой любитель выпить, за что его жена периодически выгоняла из дома. Соседи, домочадцы и коллеги характеризуют его как безобидного человека. Да, он был выпивоха, но грабитель?.. Такое не то что у них, у меня не укладывается в голове. Родственники и знакомые убитых грабителей в один голос твердят «такого не может быть никогда».
– Либо эти добропорядочные граждане были очень искусными актёрами, либо… – высказал свои доводы Потапов, но не договорил.
– Что «либо»? – спросил Шахов.
– Не знаю. Я больше склоняюсь ко второму варианту и пока отвергаю первый. Никакие они не артисты, просто их каким-то образом вынудили идти на преступление. Предположим, что Анатолий Степанович прав. Выдвигаю гипотезу: некий человек попадает в руки преступника, который его одурманивает наркотиками и заставляет идти на преступление.
– Слишком сложно, Вадим! – возразил Чистяков. – Преступнику гораздо проще найти единомышленников, даже если с ними придётся делиться награбленным. Во-первых, в нормальном состоянии человек способен на большее, чем в наркотическом. Во-вторых, можно ли полностью подавить личность человека, да так, что он ничего не понимает? На мой взгляд, нельзя!
– В твоих доводах есть здравый смысл. Но… с другой стороны, в случае неудачи, одурманенные чем-то или кем-то люди прикроют своими телами истинного преступника. Что и произошло в нашем случае! – сказал Шахов. Он устало поднялся и посмотрел на часы: – Поздно уже, пора закругляться.
Они стали собираться, но затрещал телефон. Шахов поднял трубку, потом сказал:
– Звонил Пётр Ильич. Мамонтов приказывает мне явиться в областное управление. Там у его заместителя якобы появились новые данные по нашему делу.
– Вот вам и юбилей! – сказал Потапов.
– Ничего, подождут! Им не привыкать! – махнул рукой Шахов и вызвал машину. Когда он спустился вниз, у входа его ждали Потапов и Чистяков.
– А вы почему домой не идёте? – удивился начальник криминальной милиции.
– Как раз сегодня вечером у нас есть несколько свободных часов! Не знаем, чем заняться! И нас раздирает любопытство…
– Что ж, если есть свободное время и нечем заняться… – усмехнулся Шахов и показал на машину: – Тогда прошу со мной!
– Просто интересно, какими данными нас могут порадовать в областном управлении? – спросил Потапов.
– Если бы… Может быть, просто ценные указания решили дать. Это они любят.
В управлении молодой, «из ранних», полковник, начальник областного следственного управления поинтересовался ходом следствия.
– Ничего конкретного пока сказать не могу! – ответил Михаил Иванович.
– Дело, конечно, необычное. Но направление-то у вас, как мне известно, уже есть, – сказал начальник управления и внимательно посмотрел на Шахова.
– Только зацепились ещё за конец нити. Помог профессор Анатолий Степанович Веденеев.
– Знаю такого. Но ведь он, по моим данным, вроде окончательно спился. Не лучше ли обратиться к более достойным людям? – тоном знатока и умного начальника учил полковник.
– Нет, не спился. Было время – выпивал сильно, переживал, что оказался ненужным, за бортом, так сказать, жизни. Сейчас почти совсем не пьёт. Он ценен тем, что мыслит нестандартно, – недовольно заметил Шахов. Ему уже стал надоедать этот беспредметный разговор, он ждал более существенных данных. Полковник это почувствовал и перешёл к конкретному разговору:
– Сегодня к нам заходила женщина, Антонина Ивановна Одинцова. Мужа потеряла. Бывшего. Но заявила только сейчас, хотя прошло уже около двух недель. Значит, не была уверена, что он потерялся. А вчера увидела и, по её словам, узнала. «Но у него было очень странное выражение лица!» – заявила она. Когда женщина окликнула его, бывший муж якобы не узнал её. Короче, он был неадекватен настолько, что не узнал бывшую жену.
Шахова словно током ударило. Он сразу же почувствовал, что этот случай имеет прямое отношение к их делу.
– Где я могу найти эту женщину? – спросил он.
– Адрес в дежурной! Но я советую не тратить понапрасну время. Ведь ты знаешь – у нас сроки! Из Москвы наседают, мы должны торопиться. Оплошать вам никак нельзя, – тоном учителя провинившемуся ученику давал напутствия областной начальник. – Как вы смогли упустить грабителей банка? Нехорошо! Сейчас, когда утеряна самая главная нить, следствие может зайти в тупик. Говоришь, зацепились за конец нити. Что ж, разматывайте клубок, товарищ подполковник!
– В этом направлении и работаем!
– Не забывай: у нас сроки!
– Я помню! – ответил Михаил Иванович и встал. Ему не терпелось поговорить с вдовой.
Через несколько минут они уже мчались в пригород областного центра на встречу с женщиной. Ждать до завтра было некогда. Без особого труда нашли нужный адрес, но на долгие звонки никто не отзывался. Оперативники уже собрались уходить, однако за дверями послышался едва уловимый шорох. В квартире кто-то был.
– Антонина Ивановна! Откройте, пожалуйста, это из милиции! Мы по поводу вашего заявления! – сказал Шахов.
– Я всё в заявлении написала! Что ещё надо? – послышался женский голос, и дверь приоткрылась на длину дверной цепочки. Сквозь узкую щель на него пугливо смотрела молодая женщина, готовая в любую секунду захлопнуть дверь.
– Вот моё удостоверение, – показал женщине свои документы Михаил Иванович. Только после этого дверь открылась.
На пороге стояла молодая женщина с заплаканными глазами в стареньком цветастом халате.
– Что вы хотите от меня ещё услышать? – нервно спросила она, когда оперативники прошли в комнату.
«Разговор может не получиться. Необходимо сначала её успокоить», – подумал Шахов.
– У вас с бывшим мужем общие дети есть? – спросил он. Разговор о детях обычно располагает женщин к беседе.
– Да… Сын Володя, маленький ещё – всего пять лет, – грустно вздохнула она, и по её щеке покатилась очередная слеза.
– Почему вы так вздыхаете?
– Вова растёт без отца. Видимо, уже нет никаких надежд, что Сергей вернётся обратно в семью.
– Почему вы так решили? Расскажите нам подробнее о вашей последней встрече с Сергеем Михайловичем? – попросил Шахов, в душе отметив, что психолог из него совсем никудышный. Ему бы и дальше успокаивать её, а он сразу «быка за рога».
– С той поры, как видела его в предпоследний раз, я очень беспокоилась за него. А он вдруг на звонки отвечать перестал, в съёмной квартире не показывается, как сквозь землю провалился. Я буквально места себе не находила, с ног сбилась в его поисках. И всё безрезультатно. Уже решила, что его нет в живых… А тут неожиданно увидела его…
– Почему вы сразу подумали, что его нет в живых? Мало ли… Может быть, какая-нибудь причина мешает Сергею приехать и позвонить вам? – спросил женщину Григорий Чистяков.
Чувствовалось, что Антонина Ивановна что-то недоговаривает, поэтому её слова не вносили ясность в общую картину. Шахов попытался её «разговорить».
– Почему вдруг вы стали беспокоиться за бывшего мужа, когда увидели его в предпоследний раз? Для этого есть веские причины?
– Есть! Наша предпоследняя встреча закончилась ужасно!..
Женщина остановилась, видимо, не желая рассказывать подробности. Заметно было, что разговор ей крайне неприятен воспоминаниями, и она неохотно делилась с милицией своими мыслями. Но все-таки продолжила:
– Он со своими дружками из-за меня подрался. Потом захотел им отомстить. Но что он может сделать один против них! Я, как могла, его переубеждала, но Сергей очень упрямый, разве его переубедишь? После этого он пропал бесследно.
Голос Антонины Ивановны дрожал от волнения, она часто останавливалась и вытирала слёзы.
– Где вы увидели Сергея последний раз? – спросил Потапов.
– Переходила дорогу на перекрёстке. Подкатила иномарка… Я на все иномарки сейчас внимание обращаю – Сергей работал, сопровождал своего шефа, именно на таких машинах. По привычке посмотрела на пассажиров. И увидела его за рулём. У меня чуть сердце из груди не выскочило! Сергей на меня посмотрел так равнодушно, как будто видит в первый раз. Он в машине был не один, поэтому я не стала подходить. Я боюсь за него! Его в любую минуту могут убить!
– Кто?
– Его бывшие дружки! Вы не знаете, что это за люди! Они не боятся никого, в том числе и милиции! – Антонина Ивановна взяла платок, вытерла слёзы и продолжила: – Я не раз ему говорила, чтобы он бросил эту работу. Но мы с ним в разводе, а то бы я настояла.
– А почему вы решили, что люди, которые были с Сергеем, могут его убить? – спросил Чистяков. – Ведь убийство – это серьёзное преступление.
– «Серьёзное»! – усмехнулась она. – Если бы вы знали этих людей… Поверьте мне: это не просто догадки! Я уверена: он не мог не обратить на меня внимания, не мог не узнать, когда увидел. Но не узнал!.. Мне показалось, что он… Понимаете, он совсем не похож на себя. Внешне – это он. Но когда вспомню его лицо там, в машине, это как будто другой человек. Нужно срочно найти его, пока он жив! Иначе они убьют его! …И меня тоже!
Антонина Ивановна подошла к шкафу, вытащила таблетки, проглотила и запила их водой.
– Извините… Принимаю успокоительные. Но успокоиться не могу. Спасите Сергея, очень вас прошу!
– Догадываюсь: вы имели несчастье сталкиваться с пассажирами той машины. Кстати, вас они не узнали? – спросил Шахов. Он был рад тому, что женщина оказалась более разговорчивой, чем он ожидал.
– Кроме него я не успела заметить никого, да я и не смотрела на других.
– Почему вы решили, что он не узнал вас? Может, он специально не подал вида, чтобы уберечь вас от своих знакомых? Или был так занят, что просто не заметил?
– Предчувствие! Это трудно объяснить! Он с близкого расстояния, почти в упор посмотрел на меня, прямо в глаза. И остался равнодушным. Не сделал вид, что остался равнодушным, а действительно не узнал меня. Женское сердце не обманешь! Здесь что-то не так! Ведь он любит меня, по крайней мере, любил. …Они чуть было не убили его из-за меня! – в отчаянии, что ей не верят, почти прокричала она и тут же отвернулась, словно пожалела о сказанном. Оперативники переглянулись.
– Сергей Михайлович кого охранял: молодого или старого? – спросил Потапов.
– Старого! Это наглый и очень противный тип! – с ненавистью ответила Антонина Ивановна, в волнении встала и подошла к окну. – Его зовут Владимир Борисович. Он руководитель какой-то крупной фирмы, говорят, что меценат и благотворитель, раздаёт продуктовые наборы пенсионерам! Носит же таких людей по земле…
«Она что-то скрывает от нас! – уверенно подумал Шахов. – И знает знакомых Сергея! С этим стариком у неё свои счёты. Какие? Наверное, пытался приставать! Но самое главное мы до сих пор не выяснили: имеет ли её история отношение к нашему делу? Надо вызвать её на откровенность!»
– Сергей был водителем или простым телохранителем? – спросил он, хотя помнил из заявления Одинцовой, кем работал её бывший муж.
– И водителем, и телохранителем! Он прекрасно управляет автомобилем, имеет первый класс. Или имел… – женщина всхлипнула и готова была разрыдаться. – Надеюсь, что он жив!
– У нас сложилось впечатление, что вы многое недоговариваете. Возможно, самое главное! А зря! Вы сталкивались с дружками своего бывшего мужа и можете посвятить нас в подробности ваших встреч. Понимаю: встреча была не совсем приятная, и вы не хотите говорить на эту тему. Но ради спасения Сергея прошу рассказать. Всё и как можно подробней! Этим вы поможете раскрыть преступление. Поможете разыскать и спасти своего мужа! – предложил Шахов.
Женщина согласно кивнула головой и неожиданно расплакалась. Оперативники терпеливо ждали, когда она успокоится. Вытерев слёзы, женщина продолжила:
– Я расскажу… Всё! Как бы тяжело мне не было… Но я боюсь… Я не верю милиции!.. Не верю! У них везде свои люди! Они отомстят мне, а Сергея убьют!
– О нашем разговоре никто и ничего не узнает! – твёрдо сказал Потапов. – Можете нам поверить! Никто и ничего!
– Ну что ж, слушайте!
Антонина Ивановна посвятила оперативников в события того памятного вечера в ресторане и события последующего дня, которые имели далеко идущие негативные последствия. После этого милиционеры надолго задумались.
– Почему вы сразу не заявили в милицию? – наконец спросил Чистяков.
– Пострадал бы Сергей!.. И я с ребёнком! Сергей говорил, что у них всё схвачено, везде есть свои люди. В том числе, в милиции и областной власти! Только заяви, и им будет всё, всё известно. Когда я стала догадываться, что они схватили его, тем более не могла навлечь на него беду. Да и что я могу изменить своим заявлением? Ничего!
– Мы постараемся найти и спасти вашего мужа! – твёрдо пообещал Шахов.
– Если вы даже арестуете этих людей, вы ничего не сможете доказать! – в отчаянии выкрикнула Антонина Ивановна. – Ничего! Их отпустят. А как мы будем жить после этого? Вы подумали? Они убьют нас!
– Вы должны довериться нам. А мы сделаем так, чтобы вы не пострадали.
Было уже темно, когда оперативники покинули дом Одинцовой. Интуиция подсказывала им: этот случай тесно переплетается с делом «Зомби».

Глава 7
«Очная ставка»

Поиски бывшего мужа Антонины Ивановны пока не дали результатов. Около возможных мест появления Сергея Одинцова установили наружное наблюдение, но за два дня ни дома, ни у друзей, ни в сопровождении Владимира Борисовича Мухина он не появлялся. Шахов уже стал терять надежду, когда на третий день, к вечеру, «наружка» наконец-то сообщила о появлении Сергея около дома Мухина. Двухэтажный особняк директора фирмы «Тина» находился в нескольких километрах от города, возле озера в парковой зоне, которая считается местной «Рублёвкой». Михаил Иванович решил сам ехать туда вместе с Антониной Ивановной, чтобы своими глазами увидеть: опознают ли друг друга бывшие супруги. На всякий случай, оперативная группа прихватила с собой специалиста – Анатолия Степановича Веденеева.
Они были уже в дороге, когда сообщили, что машина марки «Вольво» направляется к центру города и что объект находится в машине.
– Давай туда, только быстро! – поторопил водителя Шахов, хотя они и так ехали на предельной скорости.
– Машина остановилась возле ресторана «Восток», объект с группой людей идёт к ресторану! Мухина среди них нет! – передали по радиосвязи.
– Ясно! Кто-то другой будет отдыхать там после праведных, непосильных трудов, а Сергей, видимо, охраняет его. Интересно, кто на сей раз его хозяин? – задался вопросом Потапов.
– Надо где-нибудь поблизости причалить, чтобы обозрение было хорошее! – распорядился Шахов.
– Сделаем, товарищ подполковник! – отозвался водитель.
Антонина Ивановна вышла из машины и в нерешительности остановилась. Предстоящая встреча с Сергеем взволновала её. Многое они испытали за свою короткую совместную жизнь. Всего было достаточно: и хорошего, и плохого. Первое время жили очень дружно, душа в душу, даже подруги завидовали. Но это длилось недолго. Постоянные разъезды Сергея на соревнования и сборы ей надоели, и она решила положить этому конец. Подтолкнуло к решительным действиям её и рождение сына. Однажды она поставила перед мужем жёсткое условие: или семья, или спорт. Потом она горько об этом пожалела. Муж на уступки не пошёл, и семья распалась.
Из задумчивости женщину вывел Шахов:
– Нам пора, Антонина Ивановна! Сергей находится в ресторане.
– А если меня узнают? Ведь его дружки меня уже видели однажды! – испугалась она. – Я для них нежелательный свидетель!
– Мы постараемся сделать так, чтобы вас увидел только Сергей Михайлович! Мы уже всё продумали. К тому же вы не зря постарались… Вас практически не узнать! Причёска новая, тёмные очки.
Женщина вынула из сумки зеркало, быстро осмотрела себя ещё раз и решительно направилась к входу. Шахов с Потаповым и Веденеевым пошли за ней.
Народу в ресторане было уже немало. Сюда, как обычно, «на огонёк» зашли самые удачливые из предпринимателей, которые с началом экономических реформ сумели отхватить себе кусок пожирнее и могут себе позволить поужинать в шикарном ресторане. В зале звучала лёгкая умиротворяющая музыка. В центре, свободном от столиков, танцевали несколько пар.
Они вчетвером сели в глубине зала. Антонина со скучающим видом осмотрела зал, потом сказала тихо:
– Столик в левом дальнем углу. Лицом к нам сидит мой бывший муж.
Шахов поднял руку и обернулся, как будто искал официанта, и внимательно вгляделся в трёх человек, сидящих за указанным столиком. Один – пожилой, невысокого роста и сухопарый, в модном костюме с галстуком, с интеллигентной бородкой и плешинкой, эдакий профессор на отдыхе, – делал официанту заказ, другой – верзила двухметрового роста, неопрятный, с тяжёлым взглядом и слегка «под мухой». Лицом к ним сидел третий – молодой, по-спортивному подтянутый. Он со скучающим видом наливал себе сок из кувшина. Обычный, ничем не отличающийся от других, человек, – таково было мнение Михаила Ивановича.
– Анатолий Степанович! Присмотрись, может, ты своим опытным взглядом специалиста заметишь что-нибудь необычное у парня! – попросил Шахов Веденеева.
Психолог посмотрел и разочарованно пожал плечами:
– С расстояния более пятнадцати метров сказать что-то определённое очень трудно, если вообще возможно. Если бы была возможность с ним пообщаться! Да, взгляд у него слегка туманный… Ну и что? Может, он с похмелья? Или не выспался, или настроение неважное? Мало ли от чего человек бывает рассеянный, с туманным взглядом.
Ответ специалиста заставлял оперативников искать более тесные контакты с «объектом».
– Антонина Ивановна! Вы знаете компаньонов Сергея Михайловича?
– Знаю! – твёрдо ответила она. – Высокий и здоровый тоже охранник по кличке Лось. Маленький и в возрасте – Командор. Так его называли в тот злополучный вечер.
– Интересные люди собрались вокруг вашего мужа, Антонина Ивановна. Бывший уголовник со «стажем» Лосев и уважаемый в городе владелец антикварного магазина Авдеев – меценат и благодетель, защитник сирых и убогих. Что может их объединять? – усмехнулся Вадим и обратился к Шахову. – Я думаю, надо проследить трудовой путь этого Командора – Авдеева Эдуарда Леонидовича.
– Не помешает! – отозвался Михаил Иванович. – Но сначала надо выяснить, в правильном ли направлении мы движемся. Как бы Сергея отвлечь?
Потапов согласно кивнул, понимая, о чем говорит руководитель следственной группы. Необходимо что-то срочно предпринять.
Ближе к вечеру посетителей в ресторане прибавилось. В центре зала танцующих стало больше. Шахов предложил:
– Анатолий Степанович, пригласите Антонину Ивановну на танец. Как только закончится играть музыка, выходите из зала. А мы постараемся к этому времени выманить туда же Сергея.
Заиграла музыка. Веденеев и Одинцова ушли танцевать. Потапов тоже поднялся. «Ни пуха!», – пожелал ему удачи Шахов. Вадим, изображая пьяного, стал бесцеремонно проталкиваться между танцующими парами. Когда он проходил мимо «заветного» столика, чуть было не упал на Сергея, уронил его же стакан сока и пролил ему на костюм. Тот оттолкнул «пьяного», с явной недоброжелательностью что-то сказал ему и выразительно посмотрел на шефа. Командор чуть заметно кивнул головой. Сергей без промедления бросился на Вадима. Они были примерно одного роста – чуть выше среднего, широкоплечие и по-спортивному подтянутые. В эту минуту музыка смолкла, и танцующие пары начали расходиться по своим местам. Конфликт тотчас же стал объектом всеобщего внимания.
Одинцов схватил майора милиции за лацканы пиджака и вопросительно оглянулся на своего хозяина. А тот что-то недовольно выговаривал Вадиму, потом, увидев обращённые на них взгляды людей, махнул рукой. И Сергей потащил Потапова к выходу. Шахов не успел даже удивиться находчивости своего коллеги, вместе с Веденеевым и Антониной Ивановной они поспешили за ними.
Одинцов и Потапов вышли из зала и встали друг против друга. За миг до драки между ними появилась Антонина Ивановна.
– Сергей! – сказала она жалостливо, схватила своего бывшего мужа за руку и повернула к себе. Он хотел оттолкнуть её, но что-то сдержало его.
– Серёженька, дорогой, ты забыл меня? Не узнаёшь? Что они сделали с тобой? – в отчаянии Антонина Ивановна трясла его за рукав.
Шахов оттащил Потапова в сторону. Сергей и Тоня остались вдвоём. «Нет, он её просто не знает!.. Даже совершенно пьяный человек и тот должен узнать свою жену! А тут абсолютно трезвый человек. Неужели Одинцова водит нас за нос, и вся эта ситуация – плод её фантазии? Или перепутала чужого парня со своим бывшим мужем?», – задавал себе вопросы Шахов и не находил ответа.
«Возможно ли не узнать свою бывшую жену? Такого быть не может! Неужели это блеф? Но женщина ведёт себя так искренне!», – думал Потапов, поправляя на себе костюм после стычки.
– Ты меня забыл, ладно! А сына? Как Володьку ты мог забыть? В это невозможно поверить! – продолжала причитать Антонина Ивановна, а Сергей Михайлович только виновато хлопал глазами и удивлённо пожимал плечами.
Потапов заглянул в приоткрытую дверь, ведущую из вестибюля в зал, и увидел направлявшегося к выходу Лося. Вадим характерно кивнул на дверь. Шахов намёк понял.
– Уведите Антонину Ивановну на улицу! – попросил Михаил Иванович Анатолия Степановича. – Сюда идут!
Веденеев подошёл к женщине и мягко взял её за руку.
– Сейчас… подождите немного! – попросила она и взглянула на Шахова.
Михаил Иванович отрицательно покачал головой, и они все направились к выходу из ресторана. В дверях Антонина обернулась и увидела, что Сергей неподвижно замер и широко раскрытыми глазами смотрел на неё. В его глазах были тоска, удивление и необъяснимая горечь.
– Антонина Ивановна! Вы уверены, что ничего не путаете? – спросил её Потапов, когда они сели в машину.
Она отрицательно покачала головой и закрыла лицо руками.
– Он не может узнать меня. Силится… но не может! Ничего не понимаю! Ведь мы прожили с ним шесть долгих лет. Что они с ним сделали? Что?
Женщина опять заплакала. Когда она немного успокоилась, Шахов ей предложил:
– Ваше проживание по прежнему адресу нежелательно! Будет лучше, если вы вместе с сынишкой некоторое время поживёте у родных или друзей. Если таких не найдётся, мы обеспечим вам проживание по другому адресу… Так будет спокойнее и нам! Я распоряжусь, чтобы вас перевезли. А мы постараемся уже не выпустить вашего бывшего мужа из поля зрения...
Оперативники вместе с психологом вернулись в управление.
– Ваше мнение, Анатолий Степанович! Поведение Сергея Одинцова можно назвать нормальным? – спросил Шахов.
– Нет, нельзя! – твёрдо ответил Веденеев. – Если внимательно посмотреть парню в глаза, становится ясно: этот человек не хозяин своей воли и своего сознания. У него нет своего «я». Для специалиста это видно, как говорится, невооружённым глазом.
– Да, да! – подтвердил Потапов. – Когда мне пришлось поневоле заглянуть ему в глаза, то, скажу вам, ощущение не из приятных. Его взгляд был бессмысленный и неустрашимый. Он похож на религиозного фанатика во время священного обряда.
– Да, этот человек не отвечает за свои действия, он готов, если ему прикажут, выполнить любое дело. Даже с риском для жизни! – добавил Анатолий Степанович. – Сергей Одинцов оказался игрушкой в чьих-то злых руках. К сожалению, такое на практике бывает, когда ключ к тайнам психики человека попадает к корыстным людям или преступникам. Вы слышали, товарищи оперативники, о «Белом братстве»?
– Как не слышали? – ответил Вадим Потапов. – Одно время на каждом углу висел портрет их духовного лидера. Его проповедники хорошо одурманивают народ.
– Сейчас вождями братства интересуются компетентные органы. А в своё время патриарх братства работал простым сотрудником в лаборатории искусственного интеллекта института кибернетики. Я часто бывал в этой лаборатории, мы консультировались там по многим вопросам. Сначала в лаборатории проводили работы над созданием электронного интеллекта, но эти работы зашли в тупик. Потом стали проводить исследования по превращению человеческого интеллекта в искусственный. И были результаты! Вопрос: кто воспользовался этими результатами? Лидеры «Белого братства» оказались не теми людьми, которым можно доверить «ключ» к тайнам человеческой души.
– Главари братства утверждают, что насильно они не обращают людей в свою веру.
– Смотря что понимать под словом «насильно». Руки тем людям, конечно, никто не крутит. Для психологического воздействия годятся совсем другие методы. Однако они такие сильные, что человек, как только доверится членам братства или какой другой секты и откроет им свою душу, сразу попадает под сильную психологическую зависимость. Распознать зависимого человека можно, но короткой встречи для этого мало. Неплохо бы пообщаться с парнем, и тогда я могу сказать о нём больше.
– Хорошая мысль! – заметил Шахов. – Действительно, нам бы не помешало поговорить, так сказать, по душам с Сергеем Михайловичем. Но как это сделать, чтобы не вызвать подозрение у его хозяев?
– Неплохая идея! – поддержал начальника капитан Григорий Чистяков. – Может быть, выкрасть его и допросить? Я имею в виду: допросить с помощью Анатолия Степановича!
– Не годится! – покачал головой Потапов. – Слишком грубо! Этим мы можем поставить парня под удар. Да и что мы узнаем? В лучшем случае, как его превратили в «зомби»… А разбойные нападения, если он в ним участвовал! И «кукловода», который руководит бандитами? Он наверняка о них ничего не знает. Так я говорю, Анатолий Степанович?
– Совершенно верно! – поддержал Вадима Веденеев. – Если Сергей не помнит собственную жену, с которой прожил не один год и имеет ребёнка, то о коротком событии он и подавно ничего не скажет. Чтобы заставить его всё вспомнить, нужны специальные занятия и несколько дней работы.
– Гриша, – обратился к эксперту Чистякову Шахов, – что ты узнал о бывшем муже Антонины Ивановны?
– Её рассказ полностью подтвердился! Сергей Михайлович Одинцов, в прошлом спортсмен–самбист, участник всесоюзных соревнований, мастер спорта России, разошёлся с женой. После окончания курсов телохранителей устроился работать в охрану коммерческо–торговой фирмы «Тина». Однако ни в разбойных нападениях, ни в ограблениях, ни в других преступлениях он, по нашим данным, не участвовал. Во всяком случае, свидетели преступлений, совершённых лицами с характерным бессмысленным взглядом, по фотографии его не признали, – ответил он, перелистывая папку с документами.
– Значит, можно предположить, что таких людей у них достаточно! – сказал Вадим Потапов.
– Конечно! Если они с такой лёгкостью подставляют «зомби» под пули.
– Отсюда следует вывод, что где-то процесс превращения людей в «зомби» поставлен на широкую ногу. Интересный вывод! – усмехнулся Вадим, подошёл к шкафу, вытащил из него чайник и стаканы. – Чтобы думалось хорошо, мы сейчас чайку поставим. А то из ресторана ушли несолёно хлебавши!
– Да, чайку бы сейчас! – обрадовался психолог Веденеев. – Лучше соображать будем и придумаем что-нибудь!
– Анатолий Степанович! – обратился к психологу Чистяков. – Вы говорите, что Сергей Михайлович поведением и всем остальным похож на обычного человека, его выдают лишь глаза. Как будто он наркоман и принял «дозу»! Может быть, использовать этот факт?
– Как использовать?
– Ну, например, можно по линии ГАИ устроить небольшое дорожно–транспортное происшествие. А потом придраться за необычный вид, забрать в милицию водителя – надо, дескать, взять у него пробу на алкоголь или наркотики. Мол, нам не нравятся, товарищ дорогой, ваши глаза. Не наркоман ли вы случайно?
– А что! Это мысль! Ай-да Гриша, светлая голова! – заинтересованно воскликнул Шахов. – Мы в самом деле можем организовать «случайное» ДТП, изолировать Одинцова и поговорить с ним по душам, не вызывая подозрений у его «друзей». Я постараюсь договориться с ГАИ о совместных действиях. А ты, Вадим, – обратился он к Потапову, – займись вплотную деятельностью фирмы «Тина». Кто руководит, чем занимаются? Подключи отдел по экономическим преступлениям. Об этой фирме мы должны знать всё! Кстати, как ты умудрился всё так здорово устроить в ресторане?
– Просто так получилось? Я хотел сесть на свободное место за их столом, но мне тот двухметровый верзила поставил подножку. Вот гад! И я повалился прямо на Сергея! А дальше всё пошло, как по маслу!

Глава 8
«Случайная» авария

Был поздний вечер. На площади в центре города, около гостиницы и ресторана «Восток», как обычно, прогуливались представительницы древнейшей профессии. В дверях ресторана два не очень трезвых гражданина упрашивали швейцара пропустить их внутрь, но тот был неприступен, говорил, что мест нет. До тех пор, пока ему не сунули в руки денежную купюру. Швейцар сразу заулыбался и, что-то напутственно говоря, впустил их.
В «Востоке» шла обычная вечерняя ресторанная жизнь. Она разительно отличалась от будней простых горожан, большая часть которых с трудом сводила концы с концами в условиях безработицы или многомесячной задержки зарплаты. И было до тошноты противно смотреть на беззаботное ресторанное веселье, похожее на пир вовремя чумы.
Такое чувство возникало в душе оперативников, когда они из окна автомобиля наблюдали за рестораном и прилегающей к ней территории. Время подходило к закрытию, но те, кого они с нетерпением ждали, до сих пор не появлялись. Наконец из дверей вывалилась шумная толпа подвыпивших людей. Впереди шли трое мужчин, каждый с девицей под руку. Они громко разговаривали и смеялись. За ними на некотором расстоянии двигались двое телохранителей. Оба высокие, крепкие и одинаково одетые в тёмные кожаные пальто и шляпы.
– Это у ихней охраны вроде униформы, что ли? – усмехнулся Потапов, показывая на телохранителей. – В темноте не отличишь одного от другого.
– Наверное! – рассеянно отозвался Шахов, пытаясь сквозь окно машины разглядеть лица охранников. – А вот и наш подопечный. Похоже, он самый трезвый в этой шумной компании. Сергей Одинцов идёт позади толпы вместе с другим охранником. Сейчас они мимо нас пройдут!
В машине сидела и Антонина Ивановна. Она хмуро смотрела на проходившую мимо по дороге пьяную компанию и подавленно молчала.
– Не переживайте, Антонина Ивановна! Мы вытащим Сергея из этого омута. Только вы нам помогите! Посмотрите внимательней на этих людей. Они все вам знакомы? – спросил Одинцову Шахов.
Женщина прильнула к окну и сказала:
– Только мужчины, кроме одного. Впереди с девушкой идёт Командор, за ними Владимир Борисович и незнакомый мне мужчина. И тот, который рядом с Сергеем. Это Лось.
– А вам, Потапов и Чистяков, никого не напоминает тот незнакомец? – хитро улыбнулся Шахов.
– Напоминает, конечно! – удивлённо отозвался Вадим. – Это же наш бывший шеф криминальной милиции Анатолий Константинович Столбов. В тёплой компании обосновался после выхода на пенсию! Командор – это Эдуард Леонидович Авдеев, владелец антикварного магазина, известный в городе коллекционер. Владимир Борисович Мухин – владелец торговой фирмы «Тина». Оба живут на широкую ногу, деньгами швыряются направо и налево. Говорят, щедрые меценаты!
– «Щедрые», – возмутилась Антонина Ивановна. – Помощь окажут на копейку, а разговоров на первой странице газет на целый рубль.
– Я это же хотел сказать! – поддержал женщину Шахов. – Дадут десятку пенсионеров копеечные продуктовые наборы два раза в году, после этого гордо именуют себя «меценатами». И Анатолий Константинович с ними!
– Интересно, что его связывает с Авдеевым и Мухиным? Какие такие дела? – задался вопросами Григорий.
– Это мы потом выясним обязательно! – пообещал Михаил Иванович. – А сейчас подготовимся к проведению операции.
Толпа, за которой они вели наблюдение, разделилась на две группы и расселась в две машины. Потапов вышел на радиосвязь с сотрудниками ГАИ:
– Будьте готовы. Машины выехали на проспект Маяковского и двигаются в вашу сторону. Объект находится во второй машине.
– У нас всё готово! Пусть едут, здесь мы их встретим! – ответили гаишники с места засады.
– Нам здесь больше делать нечего. Поехали за ними! – распорядился Шахов.
Вечерний город был немноголюден, но машин на дорогах хватало. До перекрёстка, где намечено провести операцию, оставалась добрая сотня метров. Внезапно послышался визг тормозов.
– Как бы гаишники там не переборщили и незначительное ДТП не превратили в крупную аварию, – забеспокоился сидящий за рулём Чистяков.
– Они знают своё дело, – ответил Шахов. – Сворачивай куда-нибудь в сторону. Посмотрим на задержание.
Вскоре они подошли к толпе, быстро собравшейся поглазеть на дорожную аварию. Поперёк дороги стояла иномарка, а перед ней грузовая машина «ЗИЛ-130».
– Ты почему на красный свет поехал? – кричал на водителя грузовика водитель иномарки. – Если бы я помял свою машину, я бы прибил тебя!..
– Во-первых, ты ничего не помял, во-вторых, я на зелёный ехал, а ты на красный, в-третьих, я тебя сейчас сам прибью!
Их жаркий спор, готовый вот-вот перерасти в драку, прервала подъехавшая машина ГАИ. К водителям подошёл автоинспектор, осмотрел место аварии, взял документы на проверку. После обычных в таких случаях формальностей и проверки документов он предложил водителям пройти контроль на возможное употребление алкоголя.
– Я вообще не пью! И никакой аварии не было. Мы же не столкнулись, у нас нет никаких претензий друг к другу! – доказывал Сергей Одинцов, водитель иномарки. Но инспектор был непреклонен.
– Или пройдёте обязательный в таких случаях контроль, или я доставлю вас в отделение. Решайте! У нас в машине сидит медик. Она быстро вас проверит, и всё.
Шофёр грузовика без лишних слов отправился к милицейской машине, а Сергей сердито оглядел инспектора, негромко выругался, потом подошёл к своей машине и что-то стал объяснять пассажирам в салоне. Оттуда вылез один из пассажиров и по-хозяйски подозвал инспектора к себе. Однако тот не обратил на это никакого внимания. Тогда пассажир иномарки сам подошёл к милиционеру:
– Инспектор! Дружок, послушай меня. Я бывший заместитель начальника городского управления внутренних дел Анатолий Константинович Столбов. Сейчас на пенсии, но… Моё слово в милиции кое-что значит! Ты, надеюсь, понимаешь меня? Не будем раздувать из мухи слона. Инцидент исчерпан. Можно ехать? Я за своего водителя лично ручаюсь, что он не пьёт. Зачем этот контроль?
– Нет! Пусть сначала пройдёт проверку! Вдруг водитель чуть выпивший? Это надо выяснить! – стоял на своём инспектор.
– Сержант, не гневи меня. Если я доберусь до твоего начальника, он тебя уволит немедленно. Лучше отпусти парня. Ты же видишь: он абсолютно трезв. Зачем лишние разборки?
– Не теряйте время, гражданин! Пусть ваш водитель быстрее пройдёт контроль, и можете ехать!
Бывший замначальника милиции пожал плечами, сердито буркнул под нос, что он ещё припомнит сержанту этот случай, и сел обратно в машину. А Сергей Одинцов покорно направился с инспектором к милицейской машине. Через несколько минут оттуда послышался громкий возмущённый голос:
– Какой я наркоман? Сдурела, что ли? Никуда я не поеду!
Криком Сергей явно пытался привлечь к себе внимание своих компаньонов.
– А я по глазам вашим вижу: вы или с глубокого похмелья, или приняли наркотики. Это необходимо выяснить. Обязательно! Надо у вас взять кровь на анализ, – настаивала женщина в белом халате. – У нас месячник борьбы с пьяными водителями на дорогах. Мы всех подозрительных отправляем в милицию для выяснения.
– Спорить с доктором и кричать здесь бесполезно! – поддержал врача подошедший инспектор.
– То месячник придумают, то утренник! Лишь бы дурака валять! Защитнички наши! – не унимался Сергей, не желавший ехать в милицию.
Водитель грузовика прошёл контроль, и врач, удовлетворённая положительным результатом, отпустила его.
– Порядочек!.. А ты зря споришь! – вразумлял второго водителя инспектор. – Всё равно придётся поехать для выяснения обстоятельств.
Однако Сергей оказался очень упрямым парнем. Пауза затянулась. Пассажиры иномарки заволновались. Внутри машины послышался спор. Оттуда вылез другой пассажир и подошёл к инспектору.
– Товарищ сержант, можно вас на минуту? Отойдём в сторону…
– Сейчас Командор взятку ему будет давать! – прокомментировал ситуацию Потапов.
Инспектор и Авдеев недолго говорили «по душам». Вскоре Командор отошёл от инспектора, бросив ему презрительно:
– Ты пожалеешь об этом!
А своему водителю он недовольно сказал:
– Пусть они проверяют, что им надо! Но через два часа чтоб был на месте! Если не появишься – пеняй на себя! – Повернувшись к инспектору, недовольно спросил: – Надеюсь, мы можем быть свободны?
– Да, конечно! Вы свободны! – примирительно ответил инспектор. – Если у вас есть кто-нибудь с правами на управление автомобилем…
– Спасибо и на этом! – проворчал Авдеев, показал свои водительские права и сел за руль машины. Напоследок из окна он ещё раз презрительно посмотрел на инспектора и пригрозил:
– Я свои слова на ветер не бросаю! Мы ещё встретимся! Только в другой обстановке!..
Две иномарки развернулись и уехали. Люди с перекрёстка стали постепенно расходиться. Когда зевак поубавилось, к стоявшему поодаль Шахову, подошёл инспектор ГАИ:
– Товарищ подполковник, куда доставить задержанного?
– Везите к нам!
– А что тот уважаемый господин пообещал тебе: золотые горы или кучу неприятностей? – поинтересовался у инспектора Потапов.
– И то, и другое! – рассмеялся он, потом серьёзно заметил: – Во второй машине с ними ехал бывший заместитель начальника милиции Столбов. Он мне тоже пообещал большие проблемы.
– Всё будет нормально, сержант. Ваши проблемы мы решим. Вы прекрасно справились с заданием. Сейчас доставьте парня в следственное управление.
Сергей Одинцов всё упрямился. Видно было, что его расстроило предупреждение Командора.
– Если вы меня продержите в милиции больше двух часов, я пожалуюсь на вас в прокуратуру! – говорил он сердито врачу.
– Не продержим больше, чем положено, – вмешался инспектор. – И не качай права. Чего суетишься? Если ты не наркоман, тебе бояться нечего. А если наркоман, тогда другое дело!
– Да никакой я не наркоман! – заявил юноша и, наконец, сел в машину. Его повезли в следственное управление, где к приёму гостя уже всё было готово.
* * *
– Сейчас возьмём у тебя кровь на анализ… Подставляй руку! – руководила действиями задержанного врач.
– Поскорее только! Меня ждут! – Сергей протянул руку и отвернулся.
Когда ему вдруг поставили укол вместо взятия крови, он только удивлённо поглядел на шприц, врача и, закрыв глаза, беспомощно повалился на бок.
– Всё, Анатолий Степанович! Теперь ваша очередь! Приступайте! Мы ввели ему лекарство, которое вы порекомендовали. Он действительно сейчас проснётся нормальным человеком? – спросил Шахов психолога.
– Нет, это лекарство только прояснит его мозги. А дальше посмотрим, что делать с парнем.
– Времени у нас маловато! Но я вас не подгоняю. Необходимо выяснить главное: парень действительно «зомби» или просто псих?
Веденеев заглянул Одинцову под закрытые веки и заметил:
– Если здесь будет присутствовать его жена, Антонина Ивановна, работа пойдёт скорее!
– Организуем, Анатолий Степанович! – пообещал Потапов и наклонился к лежавшему Сергею. – На всякий случай, проверим, нет ли у него ампулы, как у тех налётчиков. Кто их знает, этих «зомби», что у них на уме?
Он тщательно ощупал у него воротничок рубашки, проверил карманы и, удовлетворённый, отошёл в сторону.


Глава 9
По чужому паспорту

– Все в сборе? – Пётр Ильич Мамонтов, начальник городского управления внутренних дел, оторвался от изучения большой кипы лежащих на столе документов. Следственная группа по делу ограбления банка была в полном составе.
– Итак, Михаил Иванович, доложите, что нового «накопали»? – обратился он к Шахову.
– Новостей особых нет! Идёт планомерная работа, – немногословно ответил руководитель следственной группы. Шахов не любил распространяться о ходе следствия даже со своим непосредственным начальником.
– А именно? – переспросил Мамонтов. Он знал и не одобрял эту черту характера своего заместителя.
– Прошедшая ночь должна показать, в правильном ли направлении мы движемся или плутаем в двух соснах с супружеской четой Одинцовых.
– Расскажите поподробнее! Со всеми деталями!
Шахов изложил события последних дней и подвёл итог:
– Наши предположения подтвердились: у парня полностью, что называется, отшибло память. Он действительно Сергей Михайлович Одинцов, но… с документами на имя Сергея Николаевича Иванова. Мы проверили: такого человека не существует, документы фальшивые. По словам Антонины Ивановны, с которой он после развода поддерживал отношения, Сергей раньше был независимым человеком, а сейчас он похож, скорее, на лакея. Личность её бывшего мужа резко изменилась. А главное – он даже её и своего сына не помнит. Возможно, грабители банка и этот пропавший муж – звенья одной цепи.
– Опять гипотезы! – перебил его Мамонтов. – Когда я услышу более конкретные вещи? Я повторяю, Москва настаивает на ускорении следствия. – Он порылся в документах и вытащил лист бумаги. – Тут в областное управление поступила на вас жалоба… о незаконном задержании водителя фирмы «Тина» С.Н. Иванова. Это и есть тот парень, о котором ты говоришь?
Шахов удивлённо переглянулся с членами оперативной группы и ответил:
– Тот самый и есть! Я догадываюсь, кто может быть автором этой жалобы… Вчера во время задержания Одинцова – Иванова его хозяин, известный в городе бизнесмен Авдеев, никак не хотел расставаться с ним. Просто горой стоял за своего водителя. И угрожал, и взятку предлагал. Наверное, потом решил подействовать на нас через областное начальство.
– Нет, не догадываешься! Это не Авдеев. Это бывший мой заместитель по криминальной работе, твой предшественник Анатолий Константинович.
– Это он отрабатывает ресторанную закуску! – заметил Потапов. – В тот день мы видели, как он в компании Авдеева выходил из ресторана подшофе и вместе с ним ехал в машине. Сможет ли пенсионер на свою скромную пенсию проводить вечера в ресторане да с девочками? Сомневаюсь! Вот и старается!
– Видно, накормили хорошо! – рассмеялся Чистяков.
– Интересные новости! – задумался начальник городского управления. – Что толкнуло его в преступную компанию? Какие у них общие интересы? Да, он был карьерист и не очень добросовестно исполнял свои обязанности, но… чтобы быть вместе с преступниками… Ни за что бы не поверил! Ну да ладно, этим пока недосуг заниматься! Парень находится сейчас у нас?
– Да! – ответил Шахов. – Я с минуты на минуту жду прихода Веденеева с предварительными выводами. На него как специалиста в области изменения психики человека я возлагаю большие надежды. Он пообещал сделать всё возможное, чтобы полностью вернуть память Одинцову, но, увы, за стопроцентный результат не ручается.
– Чем занимается фирма «Тина»? – спросил Мамонтов.
– Очень прелюбопытная фирма! Просто волшебная какая-то! – ответил Потапов. – Я проверял её вместе с налоговыми инспекторами. И пришёл к интересному выводу… – он достал из папки один из листов, – что туда со стороны поступают деньги, так называемые инвестиции. Откуда – неизвестно! Проверили структуру предприятия, специфику работы, возможные доходы. Не должно быть и десятой части тех средств, которые фирма тратит на себя, любимую. К тому же она постоянно расширяется. Менее чем за полгода «Тина» превратилась в крупное, процветающее предприятие и при этом, заметьте, ни разу не воспользовалась кредитными ресурсами.
– Чем она занимается, кроме торгово-закупочной деятельности?
– Фактически больше ничем! Это и есть самое удивительное! В числе прочих объектов и предприятий фирма не так давно приобрела лицензию на горные работы. У неё есть права на разработку одной шахты, находящейся на севере области. Шахта пока не функционирует. Там якобы проводятся предварительные геологические исследования по оценки эффективности её возможной промышленной эксплуатации. Правда, предварительные работы несколько затянулись. А если взять общий объём доходов от торгово-закупочной деятельности и сравнить их с затратами на расширение деятельности, возникает масса вопросов. Пока на них никто не может дать ответ.
– Что за шахта? – продолжал спрашивать Мамонтов.
– Заброшенная… Когда-то там, в нескольких шахтах, добывали золото. В тридцатые годы все их признали малоэффективными и закрыли. В том числе и эту шахту.
– Шахты находятся в одном месте или?..
– Практически в одном, в нескольких десятках метрах друг от друга.
Мамонтов задумался, потом неуверенно спросил:
– Так не она ли является истинным источником доходов фирмы?
– Не уверен! – продолжал докладывать Вадим Потапов. – Я побывал в геологическом управлении. Перед тем как выдать фирме лицензию, геологи провели в шахте изыскания и пришли к выводу, что она, действительно, бесперспективная, почти выработала весь свой ресурс. В управлении удивляются, что шахта вообще кому-то понадобилась. Да, там есть золото, но не в промышленном объёме. Чтобы шахта дала ощутимую прибыль, нужна новейшая технология промывки грунта по отделению частиц золота от пустой породы, которой пока у фирмы нет. В противном случае, затраты не окупятся!
– Шахту проверяли только одну?
– Да! Ту, права на которую приобрели. А остальные, как говорят геологи, дескать, проверять незачем, так как нет желающих там работать.
– Да, вопросов больше, чем ответов! Шахта, значит, не даёт прибыли. Что же они там делают, интересно узнать! Следовательно, деньги текут из других источников, – заключил Мамонтов и подошёл к карте города, висевшей во всю стену, где маленькими красными флажками были отмечены преступления. – Мы имеем уже около десятка схожих налётов и грабежей, они охватили почти всю область. За последнее время участились пропажи людей. Лишь однажды случайный свидетель в окно увидел, как его соседа ночью силой посадили в машину и увезли в неизвестном направлении. С тех пор сосед пропал. Бесследно! Пора положить конец этим преступлениям.
Начальник городской милиции вернулся за свой стол, взял фотографию Одинцова и спросил у Шахова:
– Михаил Иванович, почему ты решил, что этого юношу и убитых во время налёта на банк что-то объединяет?
– На данный момент их объединяет только одно: в крови у них обнаружено идентичное психотропное вещество… Пока не известное науке! Случайности здесь быть не может! Дальнейшие предположения я пока делать не буду. Потому что не уверен в них! – Шахов посмотрел на часы и добавил: – Сейчас должен подойти Веденеев, он всю ночь работал с Одинцовым. Мы вместе с ним уточним кое-какие детали, и тогда я доложу.
– Чем собираетесь заняться в ближайшее время?
– Проверкой всех объектов, имеющих отношение к фирме «Тина». В особенности нас интересует упоминавшаяся здесь шахта. Нас тоже интересует, что же они там делают, если шахта якобы бесперспективная?
– Думаю, открыто проявлять интерес к шахте не стоит. Каким образом ты собираешься попасть туда?
– Пока не знаю… Может, под видом какой-нибудь контролирующей комиссии.
Разговор прервал телефонный звонок. Мамонтов поднял трубку:
– Слушаю!.. – через некоторое время он, повернувшись к Шахову, сказал: – Анатолий Степанович прибыл. Я пригласил его сюда.
Веденеев прошёл в кабинет и устало сел в предложенное ему кресло. Красные, воспалённые глаза и усталый вид подтверждали, что он провёл трудную, бессонную ночь.
– С какими вестями пришли, Анатолий Степанович? – спросил его Мамонтов.
– Дело оказалось исключительно трудное. Чувствовалась опытная и, главное, профессиональная рука опытного психолога, – начал рассказывать Веденеев. В кабинете наступила полная тишина. – Сознание Сергея Одинцова оказалось блокировано столь плотно, что этот несчастный даже в состоянии глубокого гипноза отрицал всю свою прежнюю жизнь. Я начал с того, что выяснил: его нынешнее бытие не имеет прошлого. То есть этот человек не знает своей прошлой жизни. Такого же не может быть!.. – Он замолчал, что-то обдумывал, потом продолжил: – Признаюсь, у меня был червь сомнения, я не исключал, что Сергей и Антонина абсолютно незнакомые между собой люди. Потом всякие сомнения отпали сами собой. Когда я ему стал задавать вопросы, подсказанные Антониной Ивановной, из его детства, юношества, женитьбы, супружеской жизни, оказалось, что кто-то уже основательно поработал над сознанием парня. Кто-то пытался стереть его прошлое… В какой-то степени ему это удалось. Но не совсем! Кое-какие детали, связанные со свадьбой и рождением сына, у Сергея остались. Остались, потому что эти события очень запоминающиеся! Через эти отдельные детали я восстановил и другие эпизоды жизни Одинцова.
Анатолий Степанович перевёл дух и посмотрел на оперативников.
– К какому выводу вы пришли? – сказал Мамонтов.
– Я могу утверждать совершенно точно: Антонина Ивановна и Сергей Михайлович действительно бывшие муж и жена. Вот протоколы моих бесед и экспертное заключение.
Веденеев положил на стол начальника милиции папку с бумагами.
– Вашу помощь, Анатолий Степанович, трудно переоценить! – поблагодарил Веденеева Шахов, довольный, что не ошибся в этом человеке, а следствие идёт по правильному пути.
– Кстати, если бы не Антонина Ивановна, то моя задача усложнилась бы в десятки раз, а может, и вообще была бы невыполнима. Приводя Сергею характерные, запоминающиеся факты их прошлой совместной жизни, мы сумели преодолеть искусственный заслон в его сознании. Пока только в состоянии гипноза он возвращается в свою прежнюю жизнь. А так – он по-прежнему Иванов, не имеющий прошлого, кроме встречи с одним человеком. Этот человек, вероятно, и является причиной его странной «забывчивости» и вдохновителем новой, чуждой ему жизни. Но это пока лишь предположение.
– Вы думаете, этот господин Икс и есть тот самый человек, кто проводит опыты над людьми? – спросил Потапов.
– У меня было слишком мало времени, чтобы выяснить, кто проводил с ним опыты и где. Вполне возможно, что Сергей этого просто не знает. А если знает, это… можно выяснить. Но тогда надо продлить сеансы гипноза. Ещё бы несколько дней…
– Если вам дать ещё время для работы, результаты будут? – спросил Шахов.
– Результаты могут быть! – уклончиво ответил Веденеев.
– Думаю, у нас есть все основания, чтобы продлить срок задержания Одинцова–Иванова. Повод постараемся найти! – понял без лишних слов своего заместителя Мамонтов.
– Но тогда мы можем поставить парня под удар! – высказал опасение Чистяков. – Его потом могут просто «убрать»? Ведь кое для кого он является слишком опасным свидетелем!
– Да, ты прав! – кивнул головой Шахов. – Надо постараться, чтобы наши действия не вызывали подозрений. Всё надо предусмотреть! Парня мы задержим ещё на недельку. И – все надежды на Анатолия Степановича!
– Постараюсь оправдать доверие! Со своей стороны я сделаю всё, что в моих силах. Попробую вернуть память парню! – пообещал Веденеев.

Глава 10
В шахте

В кабинете Владимира Мухина, генерального директора коммерческой фирмы «Тина», уже почти два часа длилось экстренное совещание. Дела фирмы шли неплохо, но требовалось принять ряд важнейших решений о дальнейшем расширении сфер деятельности. Но сколько собравшиеся ни совещались, к окончательному согласию прийти никак не могли.
Споры ещё не угасли, как неожиданно появилась секретарь и что-то вполголоса на ухо шепнула директору. Тот в ответ утвердительно кивнул головой. Дверь, однако, уже открылась и, не ожидая приглашения, в кабинет властной, решительной походкой вошёл один из главных учредителей фирмы Эдуард Леонидович Авдеев, владелец крупного антикварного магазина. Присутствующие его знали, и их не удивило появление учредителя.
Авдеев молча уселся в дальнем углу, знаками давая понять, чтобы его приход не нарушал хода совещания.
– Итак, наша задача как можно эффективнее вложить поступившие к нам средства от наших учредителей, – продолжил совещание Владимир Борисович. – Предложений поступило много, все они разные. Какое из них выбрать – вопрос.
Мухин говорил и незаметно поглядывал в сторону Авдеева, известного в криминальной среде авторитета по кличке Командор. О его «закулисной», но истинной жизни знали лишь избранные, связанные с ним нелегальным, преступным бизнесом.
«Почему он не предупредил меня о своём приходе? – задумался Мухин, стараясь по лицу Командора догадаться о цели визита. – С какими вестями пришёл? Наверное, что-то срочное! Надо заканчивать совещание».
– Предлагаю производственную деятельность пока не расширять, а деньги и дальше вкладывать в недвижимость и торговлю! Рубль стремительно падает. Когда остановится падение, никто не знает. Так мы хоть сохраним свои средства, – подытожил разговор директор.
– Средства нужно не сохранять, а приумножать. А для этого необходимо вложить деньги в прибыльное производство. Надо только выбрать – в какое? – делали предложения сотрудники фирмы, но Мухин их уже не слушал.
– Давайте на сегодня пока закончим этот разговор, а то можно ещё долго совещаться и спорить. Всем предлагаю свои соображения изложить на бумаге и завтра утром передать мне. А сейчас приступайте к работе! – поторопил он своих подчинённых и встал.
Когда последний сотрудник вышел из кабинета, Мухин вызвал секретаря и строго наказал:
– Никого ко мне не впускать! У меня серьёзный разговор с учредителем!
Он дождался, когда за ней закроется дверь, и вопросительно поглядел на Командора. Тот сидел с непроницаемым, озабоченным лицом, уставившись в одну точку.
– Чем вызван столь неожиданный визит, Эдуард Леонидович? Плохие вести? – поинтересовался хозяин кабинета.
– «Плохие» – не то слово! Ужасные вести! Пока ты тут всякой болтовнёй занимаешься, ищешь «куда вложить деньги», наш общий «друг» Сергей Одинцов до сих пор находится в ментовке! – медленно, не глядя на собеседника, процедил сквозь зубы Командор.
– Как? Разве его ещё не отпустили? По закону, должны либо предъявить обвинение, либо отпустить! – тихо сказал Мухин.
– Он учинил драку в милиции, кому-то там чуть голову не проломил. Его могут сейчас вообще подвести под статью.
– Это не страшно! Пусть посидит годик – другой, ума наберётся. О чём «базар»? Лишь бы никто не догадался… сам понимаешь, о чём!
Мухин не спеша подошёл к стене, нажал кнопку, перед ним открылся бар с множеством всяких напитков. Он налил в рюмки коньяку, хотел предложить выпить собеседнику, но когда глянул на Авдеева, ему стало не по себе. Командор смотрел на него в упор бешеными глазами.
– Болван! Кретин! Неужели ты не понимаешь? Мы не можем ему позволить находиться там! С ним работают следователи. Они не настолько тупые люди, как ты думаешь! А если они заинтересуются им по-настоящему? Что тогда будет с нами? Ты представляешь величину риска? Нет, я вижу, не представляешь! А надо бы… Я тебя предупреждаю: делай, что хочешь, но Сергей не должен быть в милиции. Или вытягивай его оттуда, или… Ты меня понял?
– Хирург за свою работу ручается! Говорит, что его методы воздействия на человека милиции никогда не раскусить.
– Плевать мне на Хирурга! Я хочу быть уверенным в своей безопасности!
– Хорошо, я ещё раз попробую через свои связи освободить парня! А если не получится, тогда… уберу! – пообещал Владимир Борисович.
* * *
К предстоящему визиту на шахту всё было готово.
– Сначала заедем за инспекторами по труду, специалистами из геологического управления и Ростехнадзора. Они уже ждут нас. Инспекторы и специалисты не знают нашей задачи. Пусть спокойно выполняют свою работу. А мы будем присматриваться, наблюдать и ещё раз наблюдать. Ничто не должно ускользнуть от нашего взора. Ясно? – наставлял перед отъездом Шахов своих сотрудников отдела.
Вскоре колонна из нескольких легковых машин отправилась в путь. Шахта находилась в уединении и очень далеко от города. Туда шла единственная грунтовая дорога, плохо укатанная, в ямах и ухабах. Раньше в округе около шахт стояло несколько деревень. Но когда золотодобыча прекратилась, то и деревни постепенно опустели. Сейчас на их месте остались лишь жалкие развалины.
– Нас, наверное, ждут! – предупредил шофёр, увидев за поворотом людей, стоящих подле дороги. Когда машины остановилась, к ним спешно приблизились два человека. Вперёд выдвинулся добродушный толстячок с выпирающим животом, элегантно одетый.
– Позвольте представиться! – с улыбкой поприветствовал он приехавших специалистов. – Владимир Борисович Мухин, директор фирмы «Тина», которая владеет этой шахтой. А это… – показал он на стоявшего позади него такого же маленького, но худого, с интеллигентной плешинкой и узкой бородкой человека, – Игорь Иванович Лузко, управляющий шахтой.
– Приготовьте, пожалуйста, всю необходимую документацию! – по-деловому распорядился инспектор по труду, глядя на Мухина, пока они шли к двухэтажному зданию конторы.
– Собственно, особой документации здесь нет. И быть не может! Вся бухгалтерия находится в фирме, в городе.
– Как, здесь совсем ничего нет?
– Здесь пока ещё нет производства. На шахте работают мастера и несколько рабочих, они готовят её к эксплуатации. Из документов только охрана труда, инструктажи по технике безопасности и прочее. Проверяйте!
– Кстати, Владимир Борисович, – к директору фирмы подошёл Шахов, – с нами приехал представитель геологического управления, хороший геолог. Будем осматривать шахту более тщательно, чем ранее. Заодно поможем вам определиться с перспективами промышленной добычи руды. Может, вы зря тут копаетесь! Пусть специалист посмотрит!
Михаил Иванович старался, чтобы проверка выглядела как можно естественнее. Но ему показалось, что он сильно напугал руководителей шахты, которые озабоченно переглянулись между собой.
– Надо было предупредить заранее о ваших намерениях! Мы пока к этому не готовы! Придётся вам, вероятно, приехать к нам в следующий раз! – в категоричной форме заявил Мухин.
– Почему в следующий? – наивно спросил Шахов, как будто не заметил волнения своих оппонентов. – К вам так тяжело добираться. Несколько часов по ямам да ухабам. К тому же всё необходимое у нас есть, можете не беспокоиться.
– Нет и ещё раз нет! – отрезал Владимир Борисович.
Его поддержал управляющий:
– Вам будет небезопасно опускаться вниз. Один лифт находится в ремонте, остановлен, другим мы пока не занимались, он в аварийном состоянии. Зачем опускаться? Мы и без ваших хороших специалистов знаем, какая порода здесь, как её добывать. Подробный отчёт о проделанной работе можете взять в фирме, там обладают всей необходимой информацией!
– И, тем не менее, мы обязаны проверить состояние шахты, степень её безопасности, например! Противопожарную безопасность соблюдаете? А природоохранные мероприятия? Это очень важные вопросы! Всё ли у вас делается для уменьшения травматизма людей? Не загрязняете ли окружающую среду? Кстати, случаев травматизма не было?
Мухин отрицательно покачал головой:
– Не было. Мы же ещё не добываем золото. А если нет производства, значит, нет и нагрузки на окружающую среду! Мы пока ещё осматриваемся, думаем, стоит ли шкурка выделки! Горное дело – трудоёмкий процесс и очень дорогой. Надо всё подсчитать, взвесить, обдумать. Вот когда приступим к эксплуатации шахты, тогда и приезжайте!
– Нет! Шахту мы осмотрим, проверим наличие огнетушителей. Ведь ради этого мы, собственно, и приехали. Иначе… – Шахов безразлично пожал плечами, – мы опечатаем шахту до выяснения обстоятельств. Решайте! – заключил он и ушёл в контору к другим членам комиссии.
– Документы по охране труда, пожарной безопасности и технике безопасности в полном порядке. Никаких нарушений комиссия пока не нашла, – доложил Шахову Вадим Потапов.
– И не найдёт! – уверенно сказал Михаил Иванович. – Бумага всё стерпит. Надо осмотреть шахту, жилые бараки. Может, что-нибудь и откопаем.
– Да, я нутром чувствую: они от нас что-то скрывают.
В контору поднялся Мухин и поинтересовался:
– Все ли документы вам предоставили? Нет ли нарушений? А если вдруг найдёте недоработку… не церемоньтесь, штрафуйте. Мы же понимаем… комиссия должна что-нибудь найти!
– Штрафовать? – удивился Шахов. – За что?
– Ну, мало ли! – Мухин деликатно взял Шахова под локоток, отвёл в сторонку и деловито заметил: – Вам как руководителю комиссии я предлагаю оштрафовать управляющего шахтой на энную сумму рублей. Штрафуйте, не стесняйтесь! За то, что лифты, например, не успели привести в порядок. А я ему потом выговор влеплю, строгий, и премии лишу, чтобы лучше работал. На этом и разойдёмся! Зачем нам лишние хлопоты с осмотром шахты? Туда ведь небезопасно опускаться!
– Как следует понимать ваши слова? Пытаетесь подкупить должностное лицо? – серьёзно спросил Михаил Иванович, давая понять, что этот номер с ним не пройдёт.
– Какой подкуп? О чём вы говорите? Просто мы законопослушные граждане и согласны на любой штраф. Мы же понимаем, у вас есть своё начальство, оно требует строгости. Вот и проявите строгость!
– Если вы не допустите нас в шахту, нам придётся вызвать правоохранительные органы! Я подозреваю, что вы на шахте не соблюдаете меры безопасности, вот и противитесь! Вызывать милицию?
Владимир Борисович от слов «правоохранительные органы» и «милиция» пришёл в крайнее возбуждение.
– Ладно! – наконец согласился он. – Пока посидите в конторе в моём кабинете. И не ходите никуда, это всё-таки производственный объект. Я сам всё подготовлю к осмотру и приглашу вас.
– Спасибо! Мы подождём! – сказал подошедший к ним Григорий Чистяков. – Только прошу поторопиться, нам ведь ещё обратно ехать. А дорога к вам длинная и очень плохая.
…Прошло немало времени, а приглашения к осмотру всё не было. Пытаясь скоротать время, Григорий решил осмотреть административное здание и обнаружил, что одна из комнат в конце коридора закрыта на замок. При этом по реакции стоящего неподалёку охранника, он понял, что эта комната не совсем простая, за её дверью явно скрывается нечто важное.
– Туда нельзя! – строго сказал охранник и загородил собой дверь.
– А что там? Не склад ли горючих материалов? – простодушно спросил Чистяков. – Противопожарная безопасность у вас явно хромает!
– Нет, не склад!
– А что?
Охранник замялся, не зная, что ответить. Наконец в конторе появился глава фирмы. Он в коридоре увидел стоящего перед таинственной дверью Григория Чистякова и сразу же нахмурился. Он перебросился взглядом с охранником и прошёл в свой кабинет. Там он недовольно осмотрел всех подозрительным, колючим взглядом и злобно бросил:
– Идите и проверяйте! Только побыстрее! У нас нет времени на всякого рода проверки, работать надо. Только время отнимаете…
Чистяков хотел что-то ответить на явную грубость, но Шахов выразительно посмотрел на него, и он промолчал.
Вскоре они были у входа в шахту.
– Ну-с, с чего начнём? – не очень дружелюбно предложил директор «Тины». – Сколько человек будут опускаться в шахту?
– Думаю, всей комиссии там делать нечего! – ответил Шахов. – Четверо человек хватит!
– Пока придётся спускаться пешком. Управляющий сейчас обеспечит вас необходимым снаряжением и фонарями.
Игорь Иванович прибыл в сопровождении двух рабочих, которые принесли всё необходимое. Шахов, Чистяков, Потапов и геолог Аркадий Александрович накинули на себя шахтёрские куртки, каски и вооружились фонарями.
– Никогда бы не подумал, что комиссия может быть такая дотошная. Может, вам кто-то нажаловался на руководство шахты: мол, притесняют трудовой народ, мало платят. Вы скажите! А мы разберёмся! – скрывая волнение, спросил Мухин.
– Нет, это обычная комплексная проверка по уменьшению случаев травматизма, сокрытию доходов и прочее, которая проводится не только на вашем предприятии, – попытался успокоить Мухина Шахов. – Наша цель: установить, сколько вы действительно можете добывать здесь золота и сколько со всего этого будете платить налогов. От государева ока ничто не должно скрываться!
– Да ничего мы не скрываем! Все налоги платим в полном объёме! – попытался рассмеяться Владимир Борисович, но смеха у него не получилось.
Открылись железные ворота, и комиссия в сопровождении Игоря Ивановича вошла в тёмный проём шахты. Сначала они двигались по горизонтальному тоннелю, потом по наклонной штольне чуть опустились вниз и остановились возле лифта.
– Предупреждаю: лифт старый, находится в аварийном состоянии, мы его менять будем на новый, современный. Кабы авария не произошла… – сказал управляющий Игорь Лузко.
Они зашли в лифт, действительно, очень старый, обшарпанный, и стали опускаться под жуткий скрежет механизмов. Через пару десятков метров он остановился. Комиссия вышла на освещённую площадку. В разных направлениях от неё тянулись узкие штольни, кое-где стояли пустые тележки для перевозки руды, в отдельных штольнях были проложены узкоколейные рельсы.
Управляющий старался казаться невозмутимым и спокойным, но это ему не удавалось. Его глаза блестели, руки тряслись мелкой дрожью. Геолог Аркадий Александрович попросил управляющего провести комиссию дальше, а сам начал осматривать штольни и отбирать образцы пород.
– Тележки вручную толкаете? – спросил геолог начальника шахты.
– Пока вручную. Если шахта будет эксплуатироваться, завезём необходимое оборудование.
Вдруг в бок Шахову кто-то толкнул локтём. Он обернулся и посмотрел по направлению взгляда Потапова. Из боковой штольни выходила группа шахтёров. О чём-то своём беседуя, они собрались в кабине лифта. «Надо обязательно их поближе увидеть!», – мелькнула у него мысль.
– Зря я опустился вниз! Вы тут без меня сами осмотрите всё. Мне что-то плохо стало, голова кружится! – крикнул Шахов коллегам и бросился к лифту.
– Вы наверх? Уже отработали? – спросил он, с интересом разглядывая лица шахтёров.
– Наверх! Здесь одна дорога, другой нет, – хмуро ответил один из них.
– Тяжело работать под землёй? Нет ли каких жалоб? На условия работы, например?
– Легко только деньги считать. Шахта старая, прежде чем работать здесь, надо всё заново закрепить, проверить. А жалоб нет, платят хорошо, а это главное.
Лифт медленно поднимался вверх. Скрежет механизмов периодически напоминал рычание диких зверей.
«Люди как люди. Ничего необычного. Тогда чего же боялись владельцы шахты? Почему они долго не пускали нас сюда?» – размышлял Шахов, глядя на рабочих, и не находил ответа.
Когда он вышел из шахты, то лицом к лицу столкнулся с директором фирмы. Владимир Борисович удивлённо посмотрел на руководителя комиссии, потом на рабочих и, успокоившись, спросил:
– Что так мало пробыли под землёй? Так рвались, и вдруг… Неужели страшно стало? А как же осмотр?
– Увы! Сердце пошаливает. Ничего не поделаешь! Не могу долго без свежего воздуха. В комиссии ребята опытные и без меня справятся! – ответил Михаил Иванович и для наглядности стал растирать свою грудную клетку.
– Где же вы так надорвали своё здоровье? Всё проверки да проверки… Забот, наверное, много? – с явным сарказмом, но с серьёзным видом говорил Владимир Борисович.
– Вы не возражаете, если я пройдусь немного, чтобы восстановить дыхание. Заодно осмотрю окрестности? – словно не замечая насмешки, спросил Шахов.
– Что ж, пройдёмся! Я составлю вам компанию, вдвоём веселее!
Они не спеша направились по едва заметной тропинке вокруг шахты.
– Если исследования подтвердят наличие достаточного количества золота в породе, вы наладите промышленное производство? – начал разговор Михаил Иванович.
– Да, – согласился Мухин. – Если появится перспектива, мы установим всё необходимое горное оборудование, в том числе лифты, и начнём работать. Однако предварительные исследования пока не дают хорошие результаты. Возможно, шахту придётся оставить как неперспективную.
– Знаю, что в округе есть ещё несколько таких шахт. Вы там тоже ведёте работы или только здесь?
– Остальные вообще никуда не годятся. Их потому и забросили, что там процент содержания золота ниже допустимого. Овчинка выделки не стоит: доходы не окупят расходы на добычу. Некоторые шахты даже затоплены водой.
И тут у Шахова зародилась дерзкая мысль:
– А можно на них посмотреть? Далеко ли они? У меня хороший знакомый есть, бывший геолог. Хочет стать бизнесменом, как вы, открыть своё дело. Так я бы мог предложить ему эти шахты. Пусть тоже попробует себя в горном деле, пусть добывает золото. Давайте сейчас осмотрим шахты!
Михаил Иванович сразу почувствовал перемену настроения у собеседника. Мухин заметно занервничал. Наступило тягостное молчание. Владимир Борисович выигрывал время, обдумывая ответ. А Шахов догадался, что своим вопросом он попал в точку.
– Я же вам сказал: наши специалисты все шахты осмотрели… Досконально! Порода там почти пустая. Вашему геологу – бизнесмену здесь делать нечего! – сердито ответил Мухин.
– Нельзя ли ознакомиться с результатами осмотра? – невозмутимо спросил Шахов. – Кто осматривал? Его выводы, процент золота в породе?
– Не теряйте попусту время! – не выдержал Мухин. – Что вы ходите здесь и всё вынюхиваете? Вам же русским языком сказали: шахты старые, их осматривать опасно. А вдруг обвал?
Он с неприязнью посмотрел на председателя комиссии, развернулся и пошёл обратно.
«Пустуют, значит, шахты? Что-то здесь не так! – задумался Михаил Иванович. – Однако торопить события и пугать их не стоит. Иначе они свернут всю деятельность, и тогда мы ничего точно не найдём. Нет, надо действовать иначе…»
Когда он подошёл к конторе, там уже толпились все члены комиссии. Григорий Чистяков увлечённо беседовал с управляющим шахтой.
– Полностью согласен с вами! – говорил Григорий. – Шахта не очень перспективная. Но уж коли взялись за гуж, не говори, что не дюж.
– С итогами проверки мы ознакомим вас позднее, – обратился Шахов к Мухину. – Но скажу сразу: с моей стороны никаких замечаний нет; всё в полном порядке. А у вас как, коллеги? – спросил он у членов комиссии.
– У нас тоже нет никаких замечаний! – ответил за всех Потапов.
Мухин и Лузко заметно повеселели, и это вселило надежду, что они не будут придавать большого значения проверке и не «лягут на дно».
Когда оперативники остались одни, Потапов и Чистяков вопросительно посмотрели на шефа. Тот понял их и объяснил:
– Они успели основательно подготовиться к нашему приезду, делать здесь больше нечего. Только лишний раз напугаем их. Попробуем действовать по-другому. Необходимо выяснить, что они скрывают от нас? А то, что скрывают, это точно. Надо понаблюдать за ними, скрытно, ночью.
– Можно, я! – предложил Потапов.
– Хорошо, Вадим! Утром машина тебя будет ждать возле развалин деревни у дороги. Это примерно в километре отсюда. Помни: твоё дело наблюдение и ещё раз наблюдение. Ничто не должно скрыться от твоих глаз! – дал указание Шахов.
– В конце коридора в конторе есть некая комната, она была закрыта, – добавил Чистяков. – Возле неё, как страж, стоял охранник. Нутром чувствую, что там от нас что-то скрывают. Если сможешь, посмотри – будет ли там ночью гореть свет.
– Постараюсь!


Глава 11
В западне

Место для наблюдения Потапов выбрал вроде бы удачное: на небольшом холме, возвышавшемся над местностью, с несколькими высокими соснами и густыми зарослями молодого ельника. Как только стемнеет, он постарается подобраться поближе к шахте.
Но темнело не так быстро, как хотелось бы. Пока ничего необычного на шахте не происходило. По территории между шахтой и конторой, где находилась столовая, и жилыми бараками ходили рабочие в спецовках и защитных пластмассовых касках. Несколько раз мелькнул управляющий, озабоченный какими-то своими делами. Вадиму уже начинало казаться, что вся эта затея с наблюдением ничего не стоит.
Внезапно его внимание привлекли громкие голоса, затем раздался крик – одинокий, тоскливый, беспомощный. Кто и почему кричит? Крики то смолкали, то с новой силой разносились по округе. Кто-то истошно кричал в лесу, неподалёку от шахты. И Вадим решил рискнуть… Не зря же он здесь сидит!
Короткими перебежками от дерева к дереву, стараясь избегать открытых мест, он бросился в ту сторону. Лес тут был довольно густой, сплошь поросший мелким кустарником. По нему можно смело пробираться, оставаясь незамеченным. По мере его приближения крики на время прекратились, но зато хорошо стали слышны другие – похоже, стонал человек.
Наконец он приблизился к самой кромке кустарника, за которым открывалась большая поляна. Осторожно раздвинул ветви… То, что он увидел, смахивало на жуткие кадры из хроники о нацистских концлагерях Второй мировой войны.
На открытой площадке стояли два столба с перекладиной. С перекладины свешивалась верёвка, к которой были привязаны вытянутые вверх руки человека. Рядом стояли четверо человек в рабочей одежде шахтёров с низко опущенными головами. Привязанную к верёвке жертву избивали палками двое рабочих. И жертвы, и палачи одеждой ничем не отличались друг от друга. Палачи наносили удары, не торопясь, со знанием дела. Вскоре истязаемый в изнеможении повис на верёвках, и они его отвязали. Потом приступили к экзекуции следующей жертвы. С такой же методичностью и деловитостью. Избивали молча, без злобы, но вкладывали в удары всю силу. Рядом стоящие «в очереди» жертвы были неправдоподобно покорны. Они только вздрагивали от криков очередного истязаемого и даже не пытались сопротивляться.
Вадим пожалел, что у него нет бинокля; ему показалось, что лица жертв и палачей поразительно одинаково безразличны к происходящему действу.
«Рабочие избивают рабочих! За что? За невыполнение плана, что ли? Почему жертвы не пытаются сопротивляться или хотя бы убежать? Удивительное послушание! Напуганы или… не соображают, что происходит? Кто их наказал? Не самообслуживание же у них? Ведь должен же кто-то контролировать ситуацию!», – удивлялся Вадим и сквозь сгущавшиеся сумерки пытался разглядеть где-нибудь поблизости «контролёра», но не находил.
Похоже, люди добровольно отдавали себя в руки палачей. Наказание проходило в полном молчании, если не считать криков жертвы, которая, впрочем, даже не возмущалась потом, а равнодушно вставала в строй, как будто не по её спине только что гуляла палка. Этим они, скорее, смахивали на безропотную скотину, чем на людей.
Как Вадим ни пытался понять, кто же у них за главного, так ничего и не понял. Видимо, такой здесь и не присутствовал. Наконец, последний человек был наказан, и все построились в колонну по двое. В это время заплечных дел мастера сидели на траве и отдыхали. Отдохнув, они встали впереди колонны. Прозвучала команда, и все двинулась по дороге к бараку.
Когда всё утихло, Вадим вышел из укрытия, подошёл к столбу и осмотрел нехитрые приспособления для наказания. «Кто бы мог подумать! Средневековые методы, и это в наше-то время! Нет, – твёрдо решил он, – пока я не докопаюсь до сути – не уйду отсюда». Соблюдая все меры предосторожности, он двинулся по лесу вдоль дороги к бараку. Днём он видел этот барак, ничем не примечательный, похожий на сельский клуб где-нибудь глубинке. Правда, днём он не додумался туда зайти. А зря! Было бы интересно посмотреть на жилище и быт «безропотных рабов»!
Затаившись за дощатым забором, он сквозь щели между досками наблюдал, как к бараку подходили группы людей в шахтёрских касках и рабочих спецовках. Усталый вид, очень грязные лица, но такие же безразличные, как и у тех, которых он только что видел. «Так вот они какие – «зомби»! Безропотные, исполнительные, послушные, как рабочая лошадь! И сколько их много, а директор фирмы говорил, что работы ещё не ведутся. Ещё как ведутся!» – с негодованием думал Потапов и представлял себе физиономию Мухина, когда он задаст ему эти вопросы.
Среди обитателей лагеря вдруг возникло оживление. На крыльце появились двое с палками, один из них был Артур, которого Мухин представлял комиссии как старшего горного мастера шахты. Они были одеты не в спецовку, а обычную, «вольную» одежду. Следом за ними из барака вышел неторопливой походкой… сам управляющий Игорь Иванович Лузко. По тому, как он держался и смотрел на всех повелительным взглядом, сразу было видно хозяина положения, наделённого неограниченной властью. «Так вот кто здесь главный «контролёр». Оказывается, это сам управляющий шахтой», – продолжал удивляться Вадим.
Послышались окрики, рабочие построились в шеренгу. Управляющий двинулся вдоль строя, выискивая кого-то. Остановился. Рабочий напротив него, должно быть, предчувствуя неладное, съёжился и низко опустил голову. Откуда-то сбоку к рабочему сразу же подскочил здоровенный верзила под два метра ростом и набросился на него с кулаками. Тот покорно выносил побои, только инстинктивно пытался защитить от ударов голову. Потом рабочего вывели из строя и куда-то увели.
От собственного бессилия чем-то помочь этим несчастным Вадим только до боли в суставах сжимал кулаки. Почти совсем стемнело. Люди скрылись в бараке, пора было уходить, тем более что он выполнил свою задачу: узнал много интересного о жизни рабочих шахты. Но ужасная сцена избиения никак не покидала сознание оперативника.
Осторожно пробираясь по лесу к дороге, Потапов вдруг почувствовал, что за ним кто-то следит. Обернувшись, он заметил, как между деревьями несколько раз мелькнула тень идущего за ним человека. То, что намерения у неизвестного были самые серьёзные и очень агрессивные, Потапов понял сразу, когда тот приблизился.
– Стой! – крикнул неизвестный и ускорил шаг.
Вадим достал пистолет и стал ждать, что предпримет преследователь.
– Куда это ты направился? Кто разрешил тебе без моего ведома уйти из барака? Бежать решил? – угрожающе закричал неизвестный и замахнулся на оперативника палкой. Вадим сообразил, что это один из охранников, а его он в темноте принял за рабочего.
Потапов без особого труда увернулся от удара. Настала очередь удивляться нападавшему. Он уставился на Потапова, но в темноте было трудно определить, кто перед тобой. Охранник решил ещё раз проучить «нарушителя». Но и на этот раз промахнулся, да так, что едва удержался на ногах. Тут Вадим решил, что пора действовать самому. Пока нападавший был в неустойчивом положении, он ударил его несколько раз. Тот упал и на какое-то время отключился. Вадим перевернул его на спину и ощупал карманы – оружия не было.
Пока охранник не очнулся, надо было выбираться из этих мест, пусть потом думает, что его ударил рабочий. Потапов прекрасно понимал, что, если его схватят, это конец – он слишком много знает! С ним не будут церемониться! Он бросился бежать по лесу, но вскоре понял, что в темноте потерял направление, не знает, где дорога.
Позади послышались громкие голоса и несколько выстрелов. Потапов ускорил шаг, затем побежал и… выскочил опять на забор, где он только что прятался. Что делать? Голоса приближались, выхода не было. Можно попробовать пересечь территорию шахты и уйти в лес с другой стороны. Недолго думая, он быстро перемахнул через забор и вышел на открытое место, как раз туда, где находилась контора. Отступать было некуда – за ним гналась погоня. И оперативник быстрым шагом направился прямо к конторе, намереваясь обогнуть её и выйти к забору с другой стороны. Когда он проходил мимо ярко освещённых окон, заметил в крайней комнате, на которую указывал Чистяков, директора фирмы Мухина. Владимир Борисович склонился над неким прибором, похожим на радиоприёмник.
Неожиданно дверь конторы открылась, и прямо перед ним возник собственной персоной сам управляющий шахтой. Какое-то время оба смотрели удивлённо друг на друга.
– Какая неожиданная встреча! – с интересом оглядывая Потапова, сказал Игорь Иванович. – А я думаю-гадаю, кого это ловят мои ребята? Кто это шастает по нашей частной территории?
Вадим хотел наставить на него пистолет, но ему в спину и бок упёрлись дула двух автоматов.
– Неожиданней и не придумаешь! – ответил Потапов и попытался повернуться, но крепкие руки уже схватили его и держали крепко.
Игорь Иванович подошёл к Вадиму, охлопал его карманы, забрал пистолет и нанёс сильный удар рукояткой по лицу оперативника.
– Пытались нас одурачить, но ничего у вас не вышло. Так вот, оказывается, кто под видом «комплексной комиссии» к нам прибыл. Что ты тут вынюхиваешь? Почему не уехал вместе с остальными? Кто ты? Отвечай!
Вадим вытер кровь с лица и молча смотрел на Лузко.
– Молчишь! Ну, ничего! У меня есть способ заставить тебя заговорить! Ты расскажешь всё и ничто не сможешь от меня скрыть…
За спиной управляющего показался ещё кто-то. Игорь Иванович почтительно посторонился, и перед Потаповым оказался директор фирмы «Тина» Владимир Борисович Мухин.



Глава 12
Спецзадание

Одно из последних новшеств в городе – сеть магазинов для богатых людей. Эти магазины сразу разделили людей на два лагеря: на тех, кто там мог что-либо купить, и остальных горожан, которые заходили туда исключительно в познавательных целях. Ценники на отдельные вещи там могли отпугнуть даже тех, у кого доход был значительно выше среднего уровня. В числе таких магазинов самым заметным, известным и популярным среди богатеев был антикварный с соответствующим названием «Антиквариат». Для коллекционеров и прочих людей, любящих и ценящих старину, здесь было место встреч и «тусовок». Возле магазина «Антиквариат» они собирались, делились впечатлениями о последних находках, совершали обмен и, естественно, на этом полулегальном, но всем известном «чёрном рынке» совершали куплю-продажу старинных вещей.
Большим уважением среди этой разношёрстной публики пользовался владелец «Антиквариата» Эдуард Леонидович Авдеев. Он обладал действительно редкой и очень богатой коллекцией старинных монет, коллекциями мебели из красного дерева, старинной посуды, часов и ещё чего-то, о чём многие мастистые коллекционеры могли только догадываться.
Обычно коллекционеры, кто регулярно приходил на знаменитый «антикварный пятачок» возле магазина, знали друг друга достаточно хорошо, иногда до мельчайших подробностей биографии. Кроме Авдеева. Про Эдуарда Леонидовича было известно лишь то, что у него находится самая дорогая коллекция старинных ценных вещей, с которой имел счастье познакомиться далеко не каждый коллекционер. И больше ничего! Кто он и откуда появился в городе, где нажил своё огромное состояние – эти вопросы для всех оставались без ответа.
Когда Мухин подъехал к магазину «Антиквариат», около него, как обычно, толпилась небольшая группа коллекционеров. Они рассматривали маленькую фаянсовую статуэтку, наверное, предложенную кем-то со стороны. Владимир Борисович не обратил на них внимания, сразу направился к прилавку. Продавцы его хорошо знали и были готовы услышать знакомый вопрос:
– Эдуард Леонидович у себя?
– Да, он ждёт вас! – ответил старший продавец и показал на проход внутрь магазина.
Глава фирмы «Тина» не раз бывал здесь и без труда нашёл в глубине подсобных помещений кабинет директора и владельца магазина. Авдеев сидел за широким старым письменным столом, перекупленным у коллекционера за хорошие деньги и отреставрированном, и через увеличительное стекло заинтересованно рассматривал старинные монеты. Мухин молча прошёл в кабинет и сел в кресло. Авдеев продолжал изучать монеты, словно не замечая посетителя. Наконец он поднял голову и недовольно спросил:
– Что-нибудь случилось, Вова?
– Да! – подтвердил Мухин. – Дело серьёзное, даже серьёзнее, чем ты можешь себе представить. Требуется твоё участие. На карту поставлена дальнейшая судьба шахты.
– В чём дело? Говори скорее!
Авдеев переложил монеты в коробку, отложил её в сторону и внимательно посмотрел на собеседника.
– Вчера приезжала комплексная комиссия из города. Куча всяких инспекторов, все документы проверили… Только непонятно, что искали?
– В этом есть что-то необычное? Ты ведь хорошо подготовился к проверке! Так? Говорил, что у тебя всё в полном порядке! Охранники должны на время проверки выполнять роль рабочих. А рабочие в это время будут укрыты в укромном месте – в заброшенной шахте! И не будет никаких сюрпризов! Не так ли? – усмехнулся Командор. Он встал из-за стола для того, чтобы налить себе и гостю шампанского, но Мухин закрыл бокал рукой.
– Ты не выслушал главного!..
Владимир Борисович молча, не мигая, смотрел Авдеева. Его тревога передалась Командору, он сел и приготовился слушать дальше.
– Комиссия неожиданно потребовала, чтобы мы разрешили ей спуститься в шахту и взять пробы породы. Результаты не должны их встревожить. На той шахте, куда мы их привели, порода действительно пустая. Но на двух других, официально заброшенных… Ты сам знаешь, какой доход они нам приносят. Туда пускать комиссию нельзя. Никто не должен знать о нашей курочке, несущей золотые яйца.
– Как комиссия вообще узнала обо всех шахтах? Ведь мы купили лицензию на разработку только одной шахты, а о тех двух распространили слухи, что они якобы бесперспективные и никуда не годятся. Озадачил ты меня. Надо подумать…
– Нет, ещё не совсем озадачил!
– Как? Есть ещё худшие новости? – чуть не воскликнул Авдеев.
– Увы! Вчера поздно вечером на территории лагеря охрана поймала человека, который до этого был в составе комиссии. Комиссия после проверки уехала, а он остался и ходил вокруг, высматривал. Представился геологом, дескать, хочет тоже купить право на разработку шахты и мыть золото. Но почему сразу не сказал нам об этом? Почему прикрывался членом комиссии? Вопросы интереснейшие! Геолог, а у самого пистолет в кармане – якобы для безопасности, боялся в лесу безоружным находиться! Говорил, что не верит в бесперспективность всех шахт, и решил незаметно проникнуть на заброшенную шахту. Я ему сначала поверил, даже не принимая во внимание наличие пистолета. А сегодня утром позвонил в территориальное геологическое управление и вот что выяснил? А выяснил я, что такого геолога никто из тамошних специалистов не припомнит. Предполагаю самое худшее… – Владимир Борисович тяжело вздохнул.
– Худшее – это что? – помрачнел Командор.
– Кто он в действительности, мы не знаем. Хирург им уже занимается. Он должен своими методами выяснить, кто он и откуда, только, говорит, что ему понадобится день-два. Я предполагаю, что под видом члена комиссии нам прислали мента. Неужели мы под подозрением?
– Ты не сгущаешь краски? Может, он действительно работает геологом в какой-нибудь частной компании? В территориальном геологическом управлении обо всех геологах не могут знать! Не промышленный ли это шпионаж. Может, втайне от нас кто-то решил сам осмотреть шахту. Не сгущаешь?
– Нет! Не сгущаю! Если кто-то заинтересуется горными работами, он может это сделать открыто. Зачем ночью тайно проникать на шахту? Нет, нутром чувствую, что он выдаёт себя за другого человека! – сказал Мухин и замолчал, тревожно глядя в окно.
Его тревога передалась Авдееву. Он долго молчал, обдумывая ситуацию, потом предложил:
– Надо срочно предпринять все меры предосторожности! Всех рабочих шахты, которые прошли через руки Хирурга, вывезти куда-нибудь подальше и хорошенько спрятать. В крайнем случае, сам знаешь, что делать… Чтобы не осталось никаких следов. Повторяю, никаких! На их место поставишь других! А я через свои связи, через Столбова наконец, попробую выяснить, что о нас известно милиции?
Авдеев налил по бокалам шампанского, выпил, но Владимир Борисович к своему бокалу не прикоснулся.
– Что-нибудь ещё? – спросил Командор. – Ты, наверное, решил совсем доконать меня плохими новостями.
– Как поступить с тем парнем, который сидит сейчас в милиции? Вдруг он уже раскололся? – спросил Мухин.
– У милиции для такого тонкого дела ума никогда не было и, надеюсь, не будет, – уверенно заявил Командор. – Наши доблестные милиционеры призваны бороться с пьянством и разгильдяйством. У магазинов, на рынке алкашей да старух с вязаными носочками гонять, на дорогах деньги трясти с водителей – вот их дела. Максимум, на что они способны – «щипачей» да «гопников» ловить. Это предел их возможностей! Дело тут не в этом!
– В чём же?
– Мы должны быть уверены в своей полной безопасности. А для этого надо не давать никаких зацепок даже нашей бестолковой милиции. Когда встретишься с Сергеем и убедишься, что милиция его не раскусила, только тогда можно с ним иметь дело. Любое дело! В противном случае его придётся «убрать». Если он «чист», а в этом я уверен, отправишь его на шахту, от любопытных глаз подальше. Пусть поработает немного, в целях перевоспитания.
Мухин в ответ рассмеялся и облегчённо вздохнул, словно сбросил с себя тяжёлый груз. Потом медленно, смакуя каждый глоток, выпил шампанское, хотел что-то сказать, но наткнулся на тяжёлый холодный взгляд Командора. Ему всегда от такого взгляда делалось нехорошо.
– Учти! – предупредил его Эдуард Леонидович. – При малейшем подозрении, что парень раскололся… Ты меня понимаешь и сам знаешь, что делать! Нам не нужны лишние хлопоты! Ты понял?
Мухин согласно кивнул головой.
* * *
– Что могло случиться с Вадимом Потаповым? Почему он не пришёл к машине в условленное место? – с этих вопросов начальник ГУВД Пётр Мамонтов начал совещание участников следствия по делу «Зомби». Но ответа не услышал. Все молчали, обдумывая сложившуюся ситуацию. Пётр Ильич поднялся и по привычке стал ходить по кабинету взад-вперёд. Тишина в кабинете нарушалась только звуком его шагов. Наконец он сел на своё место.
– Прошу высказать свои предположения! – распорядился он.
– Предположение одно, – уверенно сказал Григорий Чистяков. – Вадима обнаружили и…
– Что «и»?
– Он сейчас находится у них. Это в лучшем случае. В худшем, сами понимаете… Если он узнал или увидел что-либо не предназначенное для посторонних глаз, его запросто могли застрелить, чтобы убрать лишнего свидетеля. Будем надеяться на лучшее. Предлагаю добиться санкции прокурора на обыск шахт и арест руководителей шахты и фирмы «Тина».
– Нет! – сразу отверг предложение руководитель следственной группы Шахов. – Не получится! Во-первых, без веских улик мы не получим санкции. А улик пока недостаточно. Во-вторых, можем сильно навредить Вадиму, если он ещё жив.
– Может, попробовать использовать того парня – телохранителя Мухина? – предложил Чистяков.
– Сергея Одинцова? – переспросил Мамонтов и обратился к Шахову: – Как ты, Михаил Иванович, относишься к этой идее?
– Давайте вместе подумаем! – отозвался он. – Итак, что мы имеем? Сергей не помнит, что с ним происходило в состоянии «зомби», но если его погружают в гипнотический сон, то он даёт кое-какие ответы на интересующие нас вопросы. Но пока с его показаниями трудно работать, примет ли их во внимание прокурор? Вот бы внедрить Одинцова в тёплую компанию Мухина – Лузко! И узнать через него о судьбе майора Потапова.
– Ещё неизвестно, как отнесутся к своему бывшему охраннику его бывшие хозяева, – высказал сомнение Мамонтов. – Примут ли его в свою тёплую компанию? Но рискнуть стоит! В нашем положении выбирать не приходится.
– Гриша! Когда у Одинцова заканчиваются пятнадцать суток? – спросил Шахов у Чистякова.
– Прошла всего неделя!
– Значит, осталась ещё неделя! Может быть, выпустить его «за хорошее поведение»? – обратился Шахов к Мамонтову.
– Ну что ж, придётся выпустить! – усмехнулся он. – Тем более что за него усиленно хлопочут. Уже не раз звонили из областного управления и администрации города. С жалобой на тебя, между прочим, Михаил Иванович, и на автоинспекцию. Чем-то вы им не угодили. Требуют разобраться по всей строгости закона и наказать за самоуправство. А ещё звонил Анатолий Константинович!
– Это какой ещё Константинович? – переспросил Шахов.
– Бывший начальник криминальной милиции Столбов. Он сейчас на пенсии, делать ему, судя по всему, нечего, вот и защищает невинно обиженных.
– Не Авдеев ли его просил? – задался вопросом Чистяков. – Что-то Анатолий Константинович частенько стал в антикварный магазин заходить! Не помню, чтобы он был страстным коллекционером.
– Я тоже думаю, что Авдеев! Надо удовлетворить требование Столбова и отпустить парня на «поруки». Пусть думает, что это его стараниями парень оказался на свободе, – решил Пётр Мамонтов.

* * *
– Смотри, больше не буянь! Бывший спортсмен, а устроил здесь такую потасовку… Нехорошо! – нудно, но доброжелательно выговаривал Сергею милиционер предпенсионного возраста перед тем, как выдать ему документы и отпустить.
– Честно, не буду больше! – улыбаясь, ответил Одинцов. – Постараюсь в дальнейшем вести себя хорошо.
Вчера он встретился с руководителем криминальной милиции Шаховым и согласился участвовать в розыске Вадима Потапова. Ему поручили вернуться к Мухину и его компании.
За прошедшую неделю психолог – новатор Анатолий Степанович Веденеев провёл с ним несколько сеансов гипноза и помог очистить его сознание от внешнего воздействия. Когда Сергей пришёл в себя и услышал о своей роли в этой истории, сначала не поверил. Он был поражён. Ведь последнее, что ясно сохранилось в его памяти, – это когда ему поставили укол в старом бараке. И с тех пор его сознание было помрачено. Всё происходящее с ним он воспринимал как бы со стороны. Он не осознавал себя как личность. Где-то, самым дальним уголком сознания, он понимал, что является игрушкой в чьих-то руках, но его воля была подавлена.
Сейчас он получит последние наставления, документы и отправится к своим бывшим «господам». Сергей твёрдо был уверен, что час возмездия когда-нибудь наступит, но чтобы этот час настал, за это надо побороться! Не вникая в смысл, он подписал все бумаги и вышел на улицу.
Трудно выразить словами чувство, которое испытывает человек, обретая свободу. Иди – куда хочешь, делай – что хочешь, никто тебе не указ. Его арест, само собой, был всего лишь показухой. И всё же целую неделю просидеть в камере было не из самых приятных моментов его жизни…
Сергей постоял немного, оглядывая прохожих, жадно всей грудью вдохнул свежий воздух и направился к центру города. Он не спешил, его цель была – показать, что он вышел из милиции, и ждать ответных действий со стороны Мухина.
«Хорошо бы встретиться с Тоней, узнать, как живёт сынишка. Увы, пока это нельзя! Я опять могу подставить её под удар. Она и так натерпелась из-за меня предостаточно!», – думал Сергей и вдруг почувствовал на себе чей-то взгляд. У самой кромки тротуара мягко затормозила машина. Сергей узнал её, сердце беспокойно ёкнуло, но он старался сохранять спокойствие.
Он прошёл мимо, бросил мимолётный взгляд в салон машины и увидел там знакомые лица. Приоткрылась дверца, из машины послышался голос Мухина:
– Далеко ли направился, гражданин?
«Самое главное – не подать виду, что со мной произошли какие-то изменения. Для них я прежний, каким они меня сделали. Я должен убедить их в этом. Без права на ошибку», – вспомнил он последние наставления оперативников и с безразличной улыбкой направился к машине.
– Скоты несчастные! Целую вечность продержали меня в каталажке. За что? Хорошо хоть выпустили раньше, – сказал он, изображая на лице приветствие, но встретил настороженное непонимание и откровенную злобу со стороны сидящих в машине людей. Кроме одного – Владимира Борисовича. Лишь он смотрел на Сергея более–менее дружелюбно, но это была откровенная игра, и он её не скрывал.
– Расскажи, что делал в милиции? Как жил? Каких интересных людей повстречал за последнюю неделю? С кем познакомился? – продолжал допытываться глава фирмы «Тина».
– Что можно делать в ментовке? Сидел! – пожал плечами Сергей. Он чувствовал недоверие, но делал вид, что не замечает этого.
С заднего сидения послышался низкий бас Лося:
– Я из тебя душу вытрясу, если ты от нас что-то скрываешь. Учти это!
– Ни с кем я не познакомился. Вы меня пустите в машину? Или мне вас пешком догонять?
Сергей начал уже волноваться, что не попадёт в их компанию.
– В любом случае оставлять его здесь нельзя! Садись! – распорядился Мухин, вспоминая разговор с Командором.
Машина резко рванула вперёд, увозя Сергея в неизвестность.


Глава 13Опять в лагере
Машина стремительно летела на север области, туда, где находится шахта фирмы «Тина». Вскоре она свернула с широкой асфальтированной трассы на узкую грунтовую, разбитую лесовозами дорогу, ведущую в самый дальний и безлюдный уголок района. За окнами машины потянулся нескончаемый сосновый лес.
Сергей смотрел на мелькающие за окном деревья и думал о предстоящем задании. Он не без труда, но всё-таки сумел убедить Владимира Борисовича в сохранении своей тайны психического состояния и преданности. И, тем не менее, во избежание каких бы то ни было осложнений, его отправили в лагерь к Хирургу. Что ж, это как раз и нужно Сергею. Он должен найти там Вадима Потапова, майора криминальной милиции, если он ещё жив, и помешать превратить его в «зомби». Только как он это сделает, даже не представлял! На вооружении у него имелись лишь советы психолога Анатолия Степановича Веденеева и специальные таблетки, нейтрализующие любые виды наркотиков. Они должны ему помочь. Если у него ничего не получится – тогда он пропал. И не только он, но и человек, ради которого он решился на такой риск.
На шахте его уже ждали. Сергей вышел из машины и очутился лицом к лицу с Хирургом.
– Наш старый знакомый прибыл. Как доехали? Всё ли в порядке? С возвращением в наши достойные ряды ударников коммунистического труда! – с иронией встретил его управляющий шахтой.
– Меня сюда направили временно. Эдуард Леонидович сказал: «Подлечишься немного и вернёшься ко мне», – ответил Сергей на «приветствие». Он прекрасно понимал, что от его поведения в первые минуты встречи зависит судьба не только Вадима, но и его жизнь тоже.
– Временно, говоришь? Ничего. Может, тебе у нас понравится, и ты останешься насовсем! – усмехнулся Игорь Иванович, и все, кто был рядом с ним, громко рассмеялись.
– Может быть, и останусь! Мне лишь бы кормёжка была хорошая.
– Насчёт еды можешь не сомневаться, – похлопал по плечу Сергея один из охранников. – Кормёжка у нас отменная. Ещё никто не жаловался. Будешь работать, не уставая.
– Хватит болтать! Отведите парня в барак. Я сейчас туда приду! – распорядился Хирург. К управляющему шахтой подошёл водитель Авдеева, который привёз Сергея, и передал ему какой-то конверт.
Сергей в сопровождении охранника направился вглубь лагеря, заметив, с каким вниманием Хирург читает полученное сообщение. «Уж, не про меня ли там написано? – подумал он. – Надо собрать все силы и подготовиться к «встрече».
Через некоторое время он очутился в той комнате, где уже однажды побывал, когда их троих насильно привели сюда. Мрачные, выкрашенные коричневой краской стены, грязный с подтёками потолок, старый письменный стол, стеллажи и прибитые к полу стулья.
– Садись! – указал охранник на стул и высыпал в ладонь Сергея несколько серых таблеток. – Вот тебе лекарство, глотай и запивай водой. Скоро тебе будет лучше! Глотай!
– Конечно, мне надо подлечиться! – согласился Сергей и под внимательным взглядом охранника, готового к любым действиям со стороны подопытного, проглотил таблетки, но постарался их не запивать, а сделал лишь один маленький глоток.
– Проглотил? – подозрительно спросил охранник. – А ну, раскрой рот!
Он заглянул в рот, убедился, что таблеток там нет, и, уходя, заметил с ухмылкой: – Вечером получишь ещё. Если предписания Игоря Ивановича будешь выполнять, скоро выздоровеешь!
Оставшись один, Сергей немедленно кинулся в угол комнаты к умывальнику, включил воду на полную мощь и заставил себя отрыгнуть всё, что только что проглотил. После этого он выпил таблетки, полученные от Анатолия Степановича, и вернулся на своё место.
Несмотря на меры предосторожности, его мутило, как от выпитого залпом стакана неразбавленного спирта. Перед глазами всё поплыло, голова закружилась, и он упал со стула. Сергей не противился своему состоянию и падению. «Это к лучшему. Мой вид должен убедить Хирурга».
Послышали быстрые шаги по коридору. В комнату кто-то вошёл. Крепкие руки подняли Сергея и усадили обратно на стул.
– Как дела? – донеслось до Сергея. Он туманным взглядом посмотрел на сидящего перед ним Хирурга. Свет настольной лампы бил прямо в лицо.
– Как у тебя дела? – повторил вопрос Игорь Иванович, но ответа не последовало. Юноша молча бессмысленным взглядом посмотрел по сторонам, как будто не понимая вопроса, потом закрыл глаза.
– Ну-с, тогда приступим к делу! – удовлетворённо заметил управляющий шахтой. Ему доставляло огромное удовольствие чувствовать себя хозяином положения, работая над изменением психики людей. В эти минуты он представлял себя Творцом новой популяции людей, которые изменят существующий миропорядок. Человек новой популяции будет много и хорошо работать, беспрекословно исполнять приказы хозяев и, главное, не будет задавать лишние вопросы. Тогда уйдут в прошлое бунты, революции и народные волнения. Тогда не надо будет тратить деньги на социальные и прочие нужды. Человек новой популяции не будет ни в чём нуждаться! Его научные изыскания не пропадут даром и скоро понадобятся сильным мира сего. И тогда он, Игорь Иванович Лузко, будет диктовать всем условия! Его ждёт слава первооткрывателя и большие деньги!
Хирург прервал размышления и тяжело вздохнул: чтобы его мечты осуществились, надо сейчас много работать! Он заглянул под веко юноши, проверил пульс и удовлетворённо сел за письменный стол. Сейчас он расспросит парня и выяснит всё, что лежит у того на душе. В том числе выяснит главное – не был ли он в руках специалистов – психологов. Скрыть правду в таком состоянии, когда человек находится под действием специальных наркотиков, – невозможно. А спустя пару дней он использует своё детище – пси-генератор. Под электронным воздействием генератора он вложит в сознание человека то, что необходимо, в том числе главное – беспрекословное выполнение всех распоряжений хозяина.
* * *
Шёл второй день пребывания Сергея в лагере, но Вадима он так и не встретил. Рабочие находились в шахте с утра и до позднего вечера. Что они там делали, он не знал, но догадывался по их усталому, измученному виду, что работали они «ударно», как любили говорить охранники. По отдельным фразам охраны можно было сделать вывод, что работа «зомби» приносит большую прибыль фирме.
О своей дальнейшей судьбе Сергей ничего не знал, и это его тревожило. Раскусил Хирург его игру или нет – пока неизвестно. Поэтому он старался максимально контролировать своё поведение. Даже оставаясь один, он всё время старался быть настороже, не позволял себе расслабиться, обычно сидел, низко опустив голову, либо придавал лицу бессмысленное выражение.
Сергей стоял возле барака, когда увидел Юру, личного телохранителя Лузко, быстрым шагом направлявшегося к нему. Вид его мог устрашить любого: злобная, идиотская ухмылка и глаза – дикие, безжалостные. Он толкнул Сергея в грудь, потом схватил за рукав и бесцеремонно потащил за собой. Они зашли в контору и остановились у дверей.
– Разом, один момент, покончить со всеми не удастся! Для этого время понадобится! – успел услышать он, прежде чем его втолкнули в комнату.
Разговор с его появлением сразу прекратился. Директор фирмы Владимир Мухин и управляющий шахтой Игорь Лузко с нескрываемым интересом разглядывали новоявленного «зомби».
– Юра, притащи-ка ещё парня, которого ночью поймали! – распорядился Хирург.
Вскоре в комнату втолкнули человека, он сделал пару шагов и остановился. Сергей не сразу узнал его, это был Вадим Потапов. Вид его был покорный и равнодушный, как и у всех находящихся здесь «зомби». «Они уже основательно поработали над его сознанием», – с горечью подумал Сергей.
– Ты знаком с ним? – обратился к Сергею Мухин.
Юноша окинул взглядом вошедшего и отрицательно покачал головой.
– Вижу первый раз!
– Так я и думал. Они и не должны были пересекаться, – удовлетворённо произнёс Мухин. Он распорядился, чтобы Потапова увели из комнаты, потом подошёл к своему бывшему охраннику, внимательно оглядел его и по-отечески похлопал по плечу.
– Скоро у тебя появится хорошая возможность проявить свои способности и зарекомендовать себя с хорошей стороны. Только смотри, не надури опять! – погрозил пальцем Мухин.
– Я готов на любое дело, Владимир Борисович! Приказывай! – бодро ответил Сергей.
– Ладно, давай иди. Мы решим, какое дело тебе доверить! – подвёл черту под разговором Мухин и отвернулся.
Сергей вышел, неплотно прикрыл дверь за собой, остановился у порога и прислушался к разговору. И сразу понял, что в кабинете управляющего стала решаться его судьба, Потапова и других пленников.
– Хирург! Так ты говоришь, что Одинцов симулирует, только изображает покорность? – спросил Мухин. – Разве такое возможно?
– Сам удивляюсь. После такой большой дозы таблеток… Хотя не исключено, что я ошибаюсь!
– Впрочем, для нас сейчас не так важно, в сознании он или нет. Этого парня мы сначала используем в своих целях. Если ты ему не веришь, это лишь ускорит его смерть. Не так давно мы потеряли несколько своих людей. Сейчас мне нужны новые люди – хорошие исполнители для очень крупного дела. Они должны быть такими же бесстрашными, готовыми на всё. Когда дело завершится, Сергей по команде Артура останется прикрывать отход группы и в любом случае погибнет от пуль милиционеров. Если этого не произойдёт, я лично расправлюсь со своим бывшим охранником! Чтобы у нас не было никаких вопросов: симулирует или не симулирует! – говорил Мухин.
– Владимир Борисович, к чему такая спешка? Не понимаю! Моя специфика работы, я говорю это уже не первый раз, не терпит спешки! Мне необходимо время, чтобы основательно подготовить людей, – нервно ответил Хирург. Он наклонил голову вниз, и собеседник не видел, как неприязненно блестят его глаза.
– К чёрту время! – вскипел директор фирмы. – Лузко, меня не интересует время. Ты понял? Мне необходимо к завтрашнему дню пятеро молодых, крепких ребят, готовых по команде лезть в огонь и воду! Готовых на всё! – Мухин в возбуждении поднялся и подошёл к управляющему шахтой вплотную. – Я не для того плачу тебе большие деньги и даже взял в долю, чтобы ты мне возражал. Не для того… Помни это!
Управляющий не стал вступать в перепалку с директором и решил перевести разговор на другую тему:
– Что ты хочешь делать с милиционером?
– С ним я решил поступить гуманно. Относительно, конечно. Я его отправлю обратно в милицию, к своим коллегам… В руках у него будет дипломат с «гостинцами». По нашей команде произойдёт небольшой взрыв. И всё будет кончено. Этим мы убьём сразу двух зайцев: освободимся от чересчур любопытного мента и уничтожим все улики, которые менты уже накопали против нас.
Сергей услышал шаги и поспешил удалиться. В это время Владимир Борисович возбуждённо прошёлся по комнате, потом опять приблизился к Игорю Ивановичу и строгим немигающим взглядом посмотрел на него. Хирург отвернулся: ясно было, что возражений Мухин не потерпит.
– Итак, к завтрашнему утру всё подготовь! – распорядился Мухин и вышел из кабинета.

Глава 14
Зомби идут на «дело»

За окном машины едва забрезжил рассвет, когда они, пятеро «зомби», одетые в удобную спортивную одежду, мчались в микроавтобусе к городу. Перед этим была бессонная ночь психологической подготовки. В их сознание под гипнозом и работающим пси-генератором прочно ввели образ бандита – налётчика, не испытующего страха ни перед чем: ни перед опасностями, ни перед самой смертью. Главное, что они должны были делать – это беспрекословно выполнять все команды Артура.
Сергей сидел у окна с полузакрытыми глазами, делал вид, что дремлет, а сам старался не упустить ничего, что происходит вокруг, обдумывал свои дальнейшие шаги и пытался найти ответ на главный вопрос: как предупредить милицию о выезде группы? Но ответа пока не находил! Вместе с ним в машине ехал и Вадим Потапов. Однако он был в таком беспомощном состоянии, что Сергей сначала не узнал его. Майор криминальной милиции сидя спал и, по всей вероятности, не догадывался, куда и зачем его везут в город. Сергей догадывался, но не знал, в каком именно преступлении их заставят участвовать. Он подготавливал себя к ответным действиям по методике психолога Анатолия Степановича Веденеева. Ему удалось не поддаться общему гипнозу, хотя сделать это было очень трудно. Во время сеанса гипноза он непрерывно внушал себе совершенно противоположное тому, что ночью Хирург внушал ему и его товарищам по несчастью. И это спасло его сознание от зависимости от чужой воли!
…Показался город. Микроавтобус остановился возле уединённого дома, окружённого высоким красивым забором. Это была хорошо знакомая Сергею дача Мухина. Их уже ждали. Из дома вышли Лось и Мухин. Лось заглянул в салон микроавтобуса и внимательно оглядел пассажиров. Сергей, конечно же, сразу узнал его, но вида не подал. А тот напротив – стукнул его по спине, как старого знакомого. Сергей рассеянным взглядом глянул на Лося и отвернулся.
– Ага, понимаю, понимаю! Ты уже того…так сказать, прошёл курс «лечения». «Выздоровел», значит? – весело спросил верзила и рассмеялся над своей шуткой. – Ничего, не переживай! Будешь хорошо себя вести, босс возьмёт тебя обратно к себе.
Его прервал Мухин:
– Хватит болтать, Лось, не время сейчас! Посмотри внимательно! – показал он на Потапова в салоне машины. – Вот мент, о котором я тебе говорил. Подготовь всё, что ему необходимо. Он отнесёт «гостинец» своим коллегам – нашим «друзьям». Ты всё понял?
Лось согласно кивнул головой, вернулся в дом и вынес оттуда некий кожаный портфель, который бережно держал обеими руками. Он положил его в кабину и предупредил Артура:
– Не выпускай портфель из вида! И старайся меньше трясти машину, так будет надёжнее…
Артур молча кивнул головой, в это время он менял на машине номера. Как только он и Лось сели в кабину, Мухин махнул им рукой, и микроавтобус продолжил путь. Сам Мухин сел в другую машину, которая отправилась следом за микроавтобусом.
«Как предупредить Шахова, что я и его сотрудник в городе? Хорошо бы позвонить, но как это сделать? – не переставал размышлять Одинцов.
Не доезжая до центра города, микроавтобус свернул в безлюдный переулок и остановился. Из машины вышел Лось, огляделся. Неизвестно откуда появился Моня.
– Порядок? – спросил у него Лось. Моня в ответ согласно кивнул головой, забрал у Артура портфель, вывел из машины Вадима и куда-то отправился вместе с ним. А Лось залез в салон машины и закрыл дверь. Он раздал оставшимся в машине по таблетке и приказал проглотить их.
– Это хорошее лекарство, от страха! – сыронизировал он и внимательно проследил, чтобы все «зомби» таблетки проглотили.
Сергей уже научился симулировать «приём лекарств». И на этот раз он искусно спрятал таблетку под язык, чтобы потом незаметно переложить её в карман. Лось тем временем вытащил из-под сиденья деревянный ящик и раскрыл его. Там находились автоматы, пистолеты, патроны. Он вручил каждому из четверых по автомату.
«Ого, – ужаснулся Сергей. – Начинает проясняться, ради чего нас привезли в город. Решили загрести жар нашими руками, а потом нас же использовать в качестве прикрытия. Хорошо устроились! Куда Моня повёл Вадима? Какую роль отвели ему? О каком «гостинце» шла речь? Что находится в том дипломате?» И тут он вспомнил вчерашний разговор между Мухиным и Хирургом. В дипломате взрывчатка? Да, конечно! А пронесёт её и устроит взрыв Потапов. Что и кого он будет взрывать? В каком направлении они пошли? Он выглянул в окно машины и узнал этот тихий переулок – он выходит на улицу, на которой находится городской отдел милиции. Сколько туда идти? Минут пятнадцать, не больше».
– Так, не отвлекаться и в окна не глазеть! – прикрикнул на Сергея Лось и внимательно посмотрел на всех. – Сейчас слушайте меня! Как только машина подъедет к дому, быстро забегаете в офис фирмы. Всех сотрудников – на пол, а сами собираете деньги, ценные вещи и документы! Всё это складываете в мешок и несёте из офиса в машину. А ты… – он ткнул пальцем в одного из «зомби», – идёшь в кабинет директора и приводишь его в машину. На всю операцию у вас должно уйти не больше десяти минут. А потом… Потом Артур скажет, что надо делать... Он будет за рулём автомобиля и возьмёт на себя руководство операцией! Все его команды выполнять беспрекословно! – Лось глянул на Артура и подмигнул ему: – Надеюсь, ты знаешь свою задачу. Мы с шефом будем находиться недалеко…
Через несколько минут микроавтобус резко затормозил возле красивого, старинного особняка, в котором находился головной офис самой крупной торговой компании в городе. Артур открыл дверь в салоне машины, оглядел сидевших там четверых «зомби» и кивнул на офис: «За работу! Вам сказали, что надо делать!»
Все четверо с автоматами в руках немедленно кинулись к его стеклянной двери. Несмотря на то, что Сергей только держал наркотические таблетки во рту, его всё равно сильно мутило. Было ощущение среднего опьянения, когда ещё понимаешь, что делаешь, но объяснить это не можешь. Одинцов понимал, что расслабиться в такой ответственный момент нельзя, можно попасть в очень неприятную историю самому и не остановить гибель Потапова. Эта мысль помогала ему сохранять самообладание. Он крепился и делал всё, чтобы его сознание оставалось способным к логическим действиям.
– Все на пол! Быстро! – закричали подельники Сергея и принялись энергично расталкивать немногочисленную публику, присутствующую в зале. Сергей огляделся. Входная дверь была закрыта, снаружи стоял Артур и приглядывал за действиями налётчиков.
«Самое время найти телефон и позвонить! – мелькнула мысль у Сергея. Он тоже закричал:
– Все легли на пол! Руки за голову! Иначе за последствия не отвечаем!
Вид вооружённых автоматами бандитов поверг людей в ужас. Они без лишних слов опустились на пол, в помещении наступила относительная тишина. Одинцов кинулся вглубь офиса, заглянул в ближайший кабинет, но там уже орудовали его «подельники», в другом, кроме девушки за письменным столом, никого не было. Он подошёл к столу, положил автомат прямо перед девушкой и стал быстро набирать номер Шахова, который ему дали на всякий случай. Девушка от неожиданности и испуга пыталась что-то сказать, но не могла. Она осторожно встала и попятилась к двери. Она была уже готова выскочить из кабинета, но тут на пороге показался один из сообщников Сергея.
– Деньги и ценности на стол! Быстро! – заученным тоном закричал он. Сергей оставил телефон и принялся для вида рыться в столе.
– Здесь ничего нет, надо искать в другом месте! – сказал он. Когда бандит ушёл, он снова взялся за телефон, но вскоре понял, что связь нарушена. Что делать? Как сообщить о нападении и остановить Потапова?
Одинцов выскочил из кабинета и стал вместе с другими таскать какие-то пакеты в машину. Артур безучастно стоял возле выхода и молча наблюдал за действиями «зомби».
«Незаметно ускользнуть не удастся. Артур быстро меня вычислит! Что делать?» – размышлял Сергей, но выхода из создавшегося положения не находил.
– Всё, уходим! – скомандовал Артур, когда погрузка закончилась, а из дверей «зомби» вывели какого-то испуганного человека.
– Его тоже в машину! – Артур уселся за руль и подозвал Сергея. – Возьми в салоне канистру с бензином, разольёшь бензин в офисе и подожжёшь. Ступай! И быстрее шевелись!
Сергей знал, что поджигать ничего не будет, но покорно взял канистру и вернулся в офис. Там на полу всё ещё лежали перепуганные люди, везде в беспорядке разбросаны бумаги, вещи. Он поставил канистру в угол и выбежал обратно.
– Почему не поджёг? Спичек, что ли, нет? – сердито крикнул из кабины Артур.
– Нет! – подтвердил Сергей.
Артур выругался и полез в карманы за спичками, и тут Сергей решил действовать. Он вдруг приставил автомат к голове Артура и тихо сказал:
– Только пикни, сразу башку разнесу!
– Что?! – удивлённо промолвил тот. А когда внимательно посмотрел в глаза Сергею, то всё понял. – Ты разве?.. Как? А таблетки?..
– Быстро из машины! – распорядился Одинцов и забрал у него пистолет.
– Ты что?.. Давай быстрее смотаемся отсюда, пока менты не приехали. Садись, если хочешь, за руль сам, – Артур пытался говорить убедительно, но Сергей его перебил:
– Если будешь медлить, я тебя пристрелю, как бешеную собаку! Выходи! Считаю до двух! Раз!..
– Понял! Выхожу…
Когда Артур под дулом пистолета выбрался из машины, Сергей мгновенно занял его место за рулём.
– Счастливо оставаться! – крикнул он, и машина рванула с места. И как раз вовремя – на дороге показались милицейские машины с мигалками. Разбираться было некогда. Не задерживаясь на перекрёстках и поворотах, рискуя попасть в аварию и не реагируя на погоню, Сергей на предельной скорости гнал машину к городскому отделу милиции.
Когда он подъехал к знакомому зданию – горотделу УВД, увидел, как Моня передал портфель Потапову и кивнул ему на дверь – иди, мол. А сам прошёл вперёд и свернул за угол. Сомнений не было. Зачем бандиты стали бы отпускать милиционера, да ещё с каким-то подозрительным портфелем в руках? Это был тот самый портфель с «гостинцем», как говорил Мухин. Надо задержать Потапова.
Сергей бросил машину посреди улицы и забежал в райотдел. В вестибюле никого не было, только дежурный сержант за перегородкой разговаривал по телефону.
– Куда прошёл майор Потапов? – с ходу крикнул Сергей, но дежурный ничего не ответил, только махнул рукой.
И тут Сергей вспомнил про Моню. «Ну, этот от меня далеко не уйдёт!» – подумал он и нащупал в кармане пистолет, забранный у Артура. Не теряя драгоценного времени – ждать, когда сержант наговорится по телефону, было некогда – Сергей выскочил на улицу. Микроавтобус, на котором он только что приехал, был уже оцеплен милицейскими машинами. Не привлекая к себе внимание, Сергей бегом бросился за Моней.
Он забежал за угол здания, осмотрелся и увидел его. Моня стоял на противоположной от дома стороне и напряжённо смотрел на окна УВД. И тут Сергей разглядел, что к окну второго этажа подходит Потапов. Злорадная усмешка искривила лицо секретаря Мухина. Он воровато огляделся и вынул из кармана некую штуковину. Что это, Сергей не знал, но понял, что сейчас случится нечто очень нехорошее. Он решил опередить события, выхватил пистолет и бросился к Моне.
– Не смей! – закричал он. – Слышишь? Не смей!
Моня обернулся на крик и застыл от удивления.
– Ты? Как тут очутился?.. – промолвил он. Но тут же опомнился и потянулся второй рукой к неизвестному предмету.
Медлить было нельзя. Сергей выстрелил. Из рук Мони вывалился предмет и упал на тротуар. Удивлённо уставившись на подбежавшего Сергея, он стал медленно оседать на тротуар. Сергей подобрал с земли предмет. Это оказался радиоуправляемый взрыватель.
…У окна всё так же стоял Вадим и одурманенным взглядом смотрел на улицу.
– Ну, вот и всё! – успел произнести Одинцов, как сзади его схватили крепкие руки, а по голове нанесли тяжёлый удар. Да так, что в глазах сразу потемнело, и он потерял сознание.

Глава 15
Последняя надежда

Отсутствие всяких вестей от Вадима Потапова и Сергея Одинцова начальник криминальной милиции Шахов переживал очень болезненно. Уже не раз Михаил Иванович хотел предпринять крутые меры против Мухина и Авдеева, но каждый раз останавливался. Чутьё профессионального сыщика подсказывало ему, что пока не стоит лишний раз тревожить их. Была реальная опасность, что они, напуганные действиями милиции, могут быстро избавиться от всех улик и свидетелей. Однако время шло, и с каждым днём становилось всё очевиднее: наступила пора решительных действий.
В это утро Шахов решил более тщательно изучить деятельность фирмы «Тина». Они вместе с капитаном Чистяковым перелистывали «Дело зомби», в который раз внимательно вчитывались в справки, бухгалтерскую отчётность, ведомости. Нужна была хорошая «зацепка» против фирмы, законная и не связанная с криминалом. Но ничего противозаконного не находилось. И всё же Шахов решил, что пора добиваться у прокурора санкции на обыск шахты, арест Мухина и Авдеева.
Неожиданно дверь кабинета открылась, и на пороге возник…Вадим Потапов. Он тяжёлым, незнакомым взглядом осмотрел кабинет, совершенно не замечая присутствующих там своих коллег. Потом, как будто что-то вспомнив, прошёл к окну. Изумлению Шахова и Чистякова не было границ.
– Вадим, ты как здесь оказался? – бросился к нему Григорий Чистяков. Но Шахов схватил его за руку, остановил и глазами показал на жёлтый кожаный портфель, который до этого они у Вадима никогда не видели.
Шахов молча приблизился к Потапову и взялся за портфель, но Вадим крепко сжимал ручку и расставаться с необычной ношей не хотел. И тут Михаил Иванович заинтересованно посмотрел туда, куда так внимательно глядел его сотрудник. …И услышал за окном резкий хлопок одиночного выстрела.
Напротив их здания, на противоположной стороне дороги, на тротуаре в луже крови лежал человек, а около него стоял… Сергей Одинцов и смотрел в направлении их окна. Шахов удивлённо глядел на него и не мог ничего понять. Вероятно, сегодня «день неожиданных встреч», если за короткий промежуток времени нашлись сразу оба пропавших человека.
Неожиданно на дороге показалась иномарка. Машина резко затормозила возле Сергея, из неё выскочил высокий крепкий парень, ударил Одинцова бутылкой по голове и затащил в машину. Следом за ним в иномарку забросил и лежавшего на дороге человека, и машина, быстро набирая скорость, скрылась из вида. Все это произошло за несколько коротких минут. Только когда дорога опустела, Михаил Иванович кинулся к телефону.
Чистяков в это время выскочил из управления на улицу, завернул за угол здания и тоже никого уже не увидел. Дорога была пуста. Возвращаясь назад, он столкнулся с полковником Мамонтовым. Мимо них проходили под конвоем какие-то безмолвные, безразличные к происходящему задержанные.
– Грабителей задержали! – удовлетворённо показал на них начальник городского отдела. – Ничего не понимаю… Они совершили бандитское нападение на офис торговой фирмы, потом вдруг бросили своего главаря, почему-то уехали без него и остановились аккурат возле нашего здания. Удивительно! Они как будто с повинной прибыли, прямо с места преступления. Только водитель успел уйти…
– У нас новость! – перебил его капитан. – В кабинете Шахова находится Потапов!..
– Вадим? Как и откуда он появился? Что с ним? – удивлённо воскликнул Мамонтов.
– Пока ничего не знаем! Сейчас сами его увидите!
Когда они вошли в кабинет, то их глазам представилась необычная картина. Шахов стоял у своего стола и подозрительно оглядывал некий жёлтый портфель, а Потапов сидел на стуле и, низко склонив голову, крепко спал.
* * *
– Эй, парень, очнись! – как будто издалека услышал Сергей чей-то грубый голос. Его встряхнули, ударили по щёкам и привели в чувство.
Сергей открыл глаза и увидел себя – связанным по рукам, на заднем сидении автомобиля. Рядом с ним сидел Лось. Кровь из раны на голове стекала за шиворот. Удар был таким сильным, что даже теперь, когда он очнулся, сознание его ещё не полностью прояснилось. Сергей посмотрел вперёд и увидел за рулём автомобиля Мухина, своего злейшего врага. Он застонал, но скорее не от боли в голове, а от ненависти к этому человеку, которому никак не может отомстить. Вид Мухина причинял ему большие страдания, чем физическая боль.
Владимир Борисович услышал стон и обернулся.
– Очнулся? Хочу посмотреть на тебя, такого умного. Провёл нас, как последних идиотов. Сорвал важнейшую операцию и поставил всех нас под удар! Ну что ж, хорошо смеётся тот, кто смеётся последним! – тихо, со скрытой угрозой сказал директор фирмы. – Ты пожалеешь о своём поступке! Горько пожалеешь!
– Ты, Одинцов, думаешь, мы можем тебе это простить? Никогда! – зарычал Лось, схватил за грудки Сергея и затряс. – Шеф, можно я его задушу прямо сейчас?
– Пока не трогай его! И посмотри, крепко ли связаны у него руки? Мы должны узнать, как он сумел обмануть нас и что его связывает с милицией? А что-то его связывает, и крепко связывает, слишком долго он находился там. Это выяснит Хирург! Он всё уже знает! А потом…
– А потом он умрёт медленно и мучительно, – добавил Лось, уставившись на Сергея, и подтянул верёвку на его руках. – Жаль, что мне не дано право лично убить тебя!
Сергей понимал своё безнадёжное положение, но показать, что он их боится, не хотел. В упор глядя на бывшего шефа, сказал:
– К большому сожалению, я никак не могу вывести тебя, гнида, на чистую воду. Но ничего, я оптимист. Тебе, Владимир Борисович, недолго осталось ходить на свободе. Тюрьма по тебе плачет! Тогда посмотрим, кто будет смеяться последним. А смерти я не боюсь!..
– Что ж, – усмехнулся Мухин, – мы постараемся выбрать тебе смерть по достоинству! Жаль только, что ты не сможешь это оценить!..
Машина подъехала к лагерю, охранник вышел из будки и открыл ворота. Сергея вывели из машины. Мухин тоже вышел и оглядел пустую территорию лагеря.
– Где управляющий? Где люди? Почему нас никто не встречает?
Охранник в ответ лишь пожал плечами.
– Мне некогда ждать, Лось, сам понимаешь! – сказал директор фирмы. – Время на вес золота! Надо срочно увидеться с Командором…
Перед тем как уехать обратно, Мухин вручил Лосю листок бумаги и назидательно заметил:
– Передай Хирургу мои инструкции по рабочим на шахте, пусть всё сделает, как я указал. Это необходимые меры нашей безопасности! И на счёт этого парня. Пусть хорошенько поработает с ним и вытрясет из него всю душу! Пусть главное узнает – что его связывает с милицией? А потом… Потом Хирург знает, что надо делать с ним! И тогда мы увидим, кто из нас будет смеяться последним! Только пусть не прошляпит, как в прошлый раз! А сам проследи за всем! Отвечаешь за него головой… Понял?
– Конечно! Всё будет хорошо, шеф! Я проконтролирую!..
Машина круто развернулась и уехала в город. Сергей поглядел на ворота и дощатый забор, за которыми находились строения. Он опять в этом страшном месте, где людей превращают в рабов – послушных, безгласных, не способных к сопротивлению. Что ждёт его здесь? Смерть? Это меньшее из зол. Хуже будет, если его превратят в человека, похожего на Юру, телохранителя Хирурга.
– Странно, почему никого не видно? – мрачно заметил Лось, тоже оглядывая пустую территорию лагеря. – Наверное, все на шахте. Пошли туда.
Он схватил Сергея за локоть руки и потащил за собой. Они миновали ворота и через несколько десятков метров оказались возле входа в шахту. Там стоял Хирург. Рядом испуганной кучкой сгрудились рабочие, а Юра лупил их наугад своей здоровенной палкой.
Реакция управляющего шахтой на появление Одинцова была бурной. Он подбежал к Сергею и, грязно ругаясь, стал бить его по лицу. Ростом он был чуть ли не на голову ниже Сергея и с трудом доставал до его лица. Но злость его была так велика, что управляющий даже подпрыгивал, чтобы ударить посильнее и больнее.
– Ты как осмелился обмануть меня? Как тебе удалось это? – кричал Хирург. – Ещё не родился человек, способный обвести меня вокруг пальца. Но ничего! Ты пожалеешь об этом! Сильно пожалеешь. Я превращу тебя в полного идиота. А сейчас… – он злорадно посмотрел на Сергея. – Сейчас тобой займётся настоящий специалист по мордобою!
Хирург оставил Сергея в покое и позвал своего телохранителя:
– Юра, иди сюда! Покажи этому парню, на что ты способен!
– И-ы-ы! – довольно замычал ненормальный и угрожающе двинулся на Сергея.
– Ну, держись, парень, сейчас он тебе покажет! – посочувствовал Одинцову Лось, оценивая мощную фигуру Юры.
– Займись им, сделай из него «отбивную», – приказал Хирург и довольно потёр руки, предвкушая интереснейшее зрелище.
Юра боком подошёл к Сергею и с ходу нанёс палкой удар, метя в голову. Сергей успел уклониться, и удар пришёлся мимо. Юра недовольно зарычал, искоса посмотрел на хозяина и целой серией частых ударов снова напал на жертву. Уклоняться было бесполезно. Сергей выставил вперёд связанные руки и стал прикрывать только голову. Ряд быстрых и сильных ударов он всё же пропустил, и теперь его лицо было всё в крови. Наконец, после очередного удара Сергей не устоял и упал на землю. Юра в припадке бешенства принялся избивать его ногами. Это было уже не так интересно, и Хирург остановил телохранителя:
– Смотри, не убей! Он мне ещё пригодится. Я сделаю из него такого идиота, над которым будет смеяться даже Юра.
– Сначала выполни просьбу шефа! Ты помнишь? – предупредил управляющего Лось.
– Помню! От меня ничто не скроется. Он мне всё расскажет! Сейчас, Юра, отведи его в барак, крепко привяжи к стулу и жди меня. Я с ним проведу «беседу на откровенность»! А когда он всё расскажет, я на нём испробую своё коронное средство, от которого человек легко превращается в животное.
– Туда ему и дорога! – добавил Лось и злорадно рассмеялся. – Он сдал всех в ментовку. Если бы не Владимир Борисович, я бы его давно пристрелил.
– Не горячись, Лось! Через пару дней ты его не узнаешь! Это будет пай-мальчик без единой извилины в голове.
Юра, подталкивая Сергея в спину, направился к бараку. Лось, показывая на них, обеспокоенно спросил:
– Ты их отпускаешь вдвоём? Как бы чего не вышло опять! Одинцов – парень ушлый! С ним надо держать ухо востро!
– Не преувеличивай! Одинцов еле на ногах держится, вот-вот упадёт! И ты плохо знаешь моего Юру, бывшего Юрия Петровича. Посмотри на его пудовые кулаки! Он мои команды выполняет точно, с ним не поспоришь. Если что не так, сразу палкой по голове…
– Ну ладно! А теперь о главном… – Лось внимательно посмотрел на управляющего шахтой. – Оперативник, которого мы отправили с «визитом» к его дружкам, остался жив. По вине Одинцова. Теперь придётся принять меры предосторожности.
– Какие?
– Самые крайние меры! Надо всех рабочих ликвидировать!
– Всех! – упавшим голосом произнёс Игорь Иванович. – Где же вы потом возьмёте такое количество людей? Я вложил в них столько сил. Весь труд коту под хвост…
– Шеф настаивает! Вот его записка!
Лось передал Хирургу листок бумаги. Управляющий шахтой долго читал записку, что-то обдумывал, потом недовольно бросил:
– Я подумаю!
– Не думать надо, а действовать. Нельзя оставлять свидетелей!
Хирург оценил ситуацию: выбора у него не было. Вздохнув, недовольно ответил:
– Передай шефу: всё будет исполнено… Рабочих загоним в шахту и устроим небольшой обвал.

Глава 16
Не дать замести следы

Сергей хоть и был жестоко избит, но не потерял способности правильно оценивать ситуацию. Он специально шёл медленно, якобы с трудом передвигал ноги, чтобы услышать разговор между Лосём и Хирургом. Последние слова управляющего повергли его в шок! Кроме того, стать круглым идиотом тоже не хотелось… «Хотят устроить обвал и замести все следы… Надо им помешать! Как? Вот если бы мне удалось обмануть Юру», – думал Сергей, ощущая на себе железную хватку ненормального верзилы, сопровождавшего его в барак.
– Ну и отметелил ты меня, дружище! На славу! – обратился он к Юре. Тот разговаривать не мог, а если пытался – получалось нечто нечленораздельное. Но сказанное понимал.
– Молодец, здоровый парень! Я на тебя не в обиде.
Юра часто закивал головой и даже попытался улыбнуться. Его тычки в спину палкой стали не такие сильные.
«Оказывается, ему похвала нравится! Это хорошо. Будем действовать в этом направлении!», – подумал отчаявшийся было Сергей. Он обрадовался появлению маленькой надежды на спасение и стал намечать дальнейший план освобождения.
– Ты хороший парень, очень хороший, добрый. Но к тебе Хирург очень плохо относится! Почему? К такому хорошему парню, и так относиться…
Он посмотрел на Юру и отметил, что тот задумался, осмысливая его слова. Тычки в спину прекратились совсем.
– Ты, наверное, самый сильный здесь? Или нет?
– Э–э–э! – замычал, как обычно, Юра и ещё чаще закивал головой. На его лице засветилась улыбка.
Они вошли в барак. Никого из охраны там не было, и это вдохновило Сергея. Он решил действовать настойчивее.
– Нет, ты не самый сильный! – насмешливо сказал он. – Если бы у меня не были связаны руки… Я бы тебе показал, что такое настоящая сила…
– Э-э-э! – сердито промычал Юра. Радостное настроение ненормального телохранителя быстро улетучилось, его лицо опять стало злобным. Он сильно ткнул Сергея палкой в спину.
– Если ты освободишь мне руки, я легко одолею тебя! – не терял надежды Одинцов. – Точно, одолею. А если ты меня одолеешь… то я подарю тебе подарок. Вот – часы. Красивые, правда?
Сергей поднял связанные руки вверх и показал часы с металлическим браслетом на запястье левой руки:
– Хорошие часы, тикают громко! Послушай, как! – Он приставил к уху верзилы часы. – Они могут стать твоими. Хотя вряд ли ты меня сможешь одолеть! Ну, как? Идёт? Попробуем побороться на руках?
Юра завёл Сергея в пристрой, где находилась комната для опытов, и усадил на стул. Но привязывать пока не стал. Поднял руки Сергея, внимательно осмотрел часы, браслет. Глаза его загорелись. Он хотел получить подарок и доказать свою силу, сильно хотел, но боялся ослушаться Хирурга. Он не боялся Сергея, которого только что учил «уму-разуму» и был уверен в своём превосходстве.
– Да ты боишься меня! Точно боишься! – рассмеялся Сергей. – А я-то думал: ты смелый парень.
Юра сильно разволновался. Его дыхание стал прерывистым, лицо исказила дикая усмешка. Он схватил Сергея за куртку, замахнулся, но в ответ услышал хохот:
– Ты не развязываешь мне руки, потому что боишься. Я сильнее тебя!
Юра замычал. Желание показать себя оказалось сильнее страха перед Хирургом, и он стал развязывать руки Сергею. Когда верёвки упали на пол, Одинцов вздохнул свободнее – первая часть плана удалась, теперь надо каким-то образом нейтрализовать громилу. Как? Он окинул быстрым взглядом комнату и на письменном столе заметил массивную стеклянную пепельницу.
– Ты очень хороший, добрый и сильный парень, но не сильнее меня! Садись за письменный стол, сейчас померяемся силой! – показал он место противнику, а сам устроился напротив. Он снял часы, повертел их перед глазами верзилы и положил на середину стола, на место пепельницы. Её он, якобы убирая в сторону, чтобы не мешала, придвинул к себе под левую руку. – Давай правую руку сюда. Так… А вторую клади сюда. Сейчас увидим, кто из нас сильнее. Кто победит, тот и возьмёт эти часы!
Когда они устроились удобнее и сцепились правыми руками, Сергей скомандовал:
– Теперь жми, попробуй меня одолей!
И тотчас же почувствовал громадную силу противника. Противостоять ему ещё можно было, но одолеть… За дверью послышались торопливые шаги, медлить было нельзя.
– Кто там? – показал Сергей на дверь, отвлекая внимание противника.
Юра испуганно оглянулся. В это время Сергей схватил пепельницу и со всей силы ударил его по голове. Телохранитель Хирурга сразу же без чувств повалился со стула на пол. Не теряя времени, Одинцов распахнул окно и выскочил наружу.
Когда управляющий шахтой в сопровождении охраны оказался в кабинете, его удивлённому взору предстала такая картина: телохранитель стоит на корточках и мотает из стороны в сторону залитой кровью головой; окно настежь распахнуто, а пленник исчез.
– Скотина! – только и сумел сказать Хирург. В ярости он несколько раз пнул телохранителя. Юра виновато заскулил, чем ещё больше разозлил хозяина.
– Найдите беглеца! Найдите его немедленно! – закричал Хирург, выглянул в окно и оглядел близлежащий лес. – Быстро, он далеко не должен уйти! – распорядился он и вышел вслед за охранниками.
* * *
Уже более часа Сергей сидел в шахте, недалеко от главного выхода, и ждал. Ждал неизвестно чего и неизвестно кого… Рано или поздно сюда должны прийти либо охранники лагеря, либо милиция. Но когда и кто из них придёт первым, он не знал. Дальше, в глубине шахты, работали «зомби» – добывали золотоносную породу, из которой потом извлекалось золото. Бедные, зомбированные рабы вряд ли подозревали, что их участь уже решена. И Сергея тоже.
Сидел он в полной темноте. Когда Сергей увидел залитый светом тоннель шахты, он решил, что свет ему здесь точно не понадобится, и разбил валявшейся поблизости киркой электрощит у главного входа. После третьего удара посыпались искры, и свет в шахте погас, перестали работать механизмы, лифт и вентиляция.
Сергей вслушивался в тишину и думал-гадал, как Хирург будет устраивать в шахте обвал? А главное – как он устранит следы преступления? Скрыть гибель нескольких десятков людей не так-то просто!
Возле входа в шахту послышались голоса. Железные, скрипучие ворота на входе открылись, и в конце туннеля в бликах дневного света показались двое. Освещая себе путь фонарём, выставив вперёд пистолеты, они осторожно продвигались вперёд с неким ящиком в руках. «Что там? – задумался Сергей. – Наверное, взрывчатка. Они собираются замуровать нас здесь всех заживо. Нет, так дело не пойдёт!» Он зашёл вглубь боковой штольни и замер. Двое прошли мимо него, остановились возле вертикальной штольни, где находился лифт, и долго там что-то делали. Обратно они возвращались уже без ящика и по дороге разматывали тонкий кабель. Когда охранники вышли из шахты, Сергей бросился в ту сторону. На его счастье, они оставили ворота полуоткрытыми, и слабый свет проникал в глубину шахты. В полутьме он быстро нашёл ящик и удостоверился, что от него тянется электрический кабель. Значит, они действительно решили взрывом устранить все следы преступления! Если вертикальную штольню взорвать, никто из глубины шахты наверх уже не поднимется. Чтобы не допустить взрыва, надо перерубить кабель. Чем? Сергей пожалел, что оставил кирку возле электрощита, и стал лихорадочно ощупывать возле себя землю, пытаясь найти какой-либо острый предмет, но под рукой, как на грех, ничего не было. Полутьма ограничивала его поиски.
Вдруг за спиной послышался подозрительный шорох. Сергей подобрал с земли большой кусок породы и прислушался, пытаясь догадаться об источнике странного звука. К нему кто-то осторожно приближался. Кто он? Если без фонаря и крадётся так осторожно, значит, это не охранник.
– Кто здесь? – спросил он тихо.
Ответа не последовало, но шорох прекратился. Уж не показалось ли ему? Но тут неизвестный откликнулся:
– А ты кто? Охранник?
– Нет!
Неизвестный помолчал, затем спросил: – Почему нет света? Как выбраться из этой проклятой шахты?
– Ты кто, рабочий? – спросил Сергей в темноту.
– Да. Точнее, нет, рабочими нас назвать нельзя. Мы здесь рабы. Мне надоело находиться здесь. Я хочу выйти, но боюсь этих сволочей.
Голос был прерывистый, вполне разумный и знакомый Сергею.
– Тебя как звать?
Неизвестный приблизился и представился:
– Валера!
– Уж не тот ли ты Валерий – предприниматель? Я – Сергей. Нас вместе привезли в этот чёртов лагерь. Помнишь?
– Ты тот телохранитель, который чем-то не угодил своему хозяину? Помню! Правда, это последнее, что я помнил. А дальше всё было, как во сне. Я только вчера очухался, перестал принимать их таблетки, и всё – голова прояснилась. А когда прояснилась, решил бежать.
– Ты как выбрался оттуда?
– Жить захочешь – выберешься! – горько усмехнулся Валерий. – Как только потух свет и прекратилась подача воздуха на отбойные молотки, я понял, что произошло нечто. С самого утра мне показалось странным, что сегодня никто не следит, как мы работаем, не считает нормы–выработки. Я сразу подумал, что это неспроста! Что они задумали?
– Знаешь, какую судьбу приготовили нам так называемые «хозяева»? Они хотят взорвать выход из шахты и замуровать нас здесь. Надо скорее разрубить кабель! Но ничего подходящего не найду! Помоги!
– Это подойдёт? – отозвался Валерий и протянул Сергею штыковую лопату с короткой ручкой. – На всякий случай её прихватил, вдруг обороняться придётся.
– Годится!
Сергей нащупал провод и одним ударом разрубил его.
– Ну, всё, сейчас ящик с взрывчаткой для нас не опасен! – вздохнул он и вытер пот со лба. – Ты как очутился здесь?
– В соседней от лифта вертикальной штольне остались старые деревянные крепления, ещё крепкие, вот я по ним и выбрался. Долго решался, а потом думаю, была–не была…
– Внизу много людей?
– Больше десятка. Они нас ежедневно пичкали наркотиками, такими сильными, что голова кругом, вмиг перестаёшь соображать: кто ты и где ты.
– Я в курсе. Сам через это прошёл. Надо подготовиться – вдруг охрана придёт кабель восстанавливать. Чем мы обороняться будем?
– Лопатой! Я буду стоять до конца! В рабство меня уже не загонишь! – решительно заявил Валерий.
* * *
А наверху Хирург никак не решался отдать команду взорвать шахту. Не потому, что жалел людей, а потому, что с их уничтожением терялись результаты его экспериментов и пропадала надежда на научное открытие. Наконец к нему подошёл Лось и недовольно заметил:
– Кончать надо с ними, пока время есть! Сам понимаешь – концы в воду… Дальше тянуть уже нельзя. Оперативники нагрянут, поздно будет. Ну!..
Лось в упор смотрел на управляющего, который своей медлительностью ставил под удар всех, кто был связан с фирмой «Тина», и уже потянулся к пистолету. Хирург увидел его намерения, но продолжал молчать. Затем с надеждой посмотрел на Лося:
– А может, всё обойдётся?
– Ну!.. – угрожающе зашипел Лось и вытащил пистолет.
Тогда Хирург махнул рукой охраннику:
– Взрывай шахту! Пропади всё пропадом!
Охранник повернул взрыватель, однако взрыва не последовало. Вокруг по-прежнему стояла тишина. Все с недоумением смотрели друг на друга. Лось злобно уставился на Хирурга.
– Ничего не понимаю! – ответил управляющий.
К нему подбежал охранник и доложил:
– Кабель оборван!
– Ты догадываешься, кто это мог сделать? – спросил Хирург.
– А как же, наш беглец! Мы его, родимого, в лесу искали, все окрестности обшарили, а он, оказывается, здесь! Ну, ничего, сейчас мы кабель восстановим. Жаль, его искать времени нет.
Хирург утвердительно кивнул головой:
– Зачем искать? Пусть вместе со всеми найдёт там себе могилу. Поторопись!
– Подождите! – остановил охранников Лось. – Захватите с собой Юру. Пусть останется там охранять кабель. Его тоже нежелательно оставлять живым! Меньше улик, меньше вопросов!..
Хирург согласно кивнул головой, подозвал своего подручного и строго наказал:
– Ступай вместе с ними. Останешься в шахте охранять ящик. Никого к нему не подпускай! Никого! Если обнаружишь там того парня, который тебя обманул, – убей его.
Юра часто закивал головой и, подняв свою неизменную палку, отправился вслед за охранниками.
* * *
Ответных действий со стороны Хирурга долго ждать не пришлось. На этот раз, как только открылись ворота, в темноту было выпущено несколько автоматных очередей. После этого по туннелю двинулись три человека, освещая себе путь фонарями.
– Решили кабель соединить! – тихо произнёс Сергей.
– Пускай соединяют! А мы на что? Долго ли кабель снова разрубить? – усмехнулся Валерий.
– Если они позволят… Охранники тоже не дураки!
Они стояли в боковой штольне, которая тянулась вглубь на многие сотни метров, и прислушивались к действиям охранников. Вот охранники нашли ящик с взрывчаткой, соединили кабель, и послышались их торопливые шаги к выходу.
– Скорее! Надо торопиться, пока они не взорвали нас! – прошептал Сергей и первым двинулся к ящику с взрывчаткой.
– Подожди! Там кто-то остался! – услышал он голос Валерия. – Они не все ушли. Оставили одного, чтобы охранял кабель от повреждения.
– У нас нет выбора! – ответил Одинцов и продолжил путь.
Стараясь не шуметь, он вышел из боковой штольни и по центральному тоннелю стал приближаться к злополучному ящику и человеку, который сидел на нём. Когда до него осталось совсем немного и шум шагов уже нельзя было скрыть, до Сергея донёсся знакомый ему злобный, дикий рык. «Это Юра! Оставили дурака умирать вместе с нами!», – узнал он подручного Хирурга.
Сергей приготовился к самому худшему, о Юриной силе он знал не понаслышке. Но выбирать не приходилось. Смерть их ждала в любом случае: либо от взрыва, либо от этого ненормального звероподобного существа.
– Я постараюсь отвлечь его, а ты повреди кабель! И поторопись, охранники уже у дверей шахты… – сказал Сергей.
– Лопата не нужна? – спросил Валерий.
– Тебе нужнее! – ответил он и подобрал с земли камень.
Юра услышал его голос, зарычал и, выставив вперёд палку, двинулся навстречу. Сергей прижался к влажной, холодной стене туннеля и, когда Юра поравнялся с ним, со всей силы ударил его камнем, стараясь попасть по голове. Но удара не получилось. В темноте он промахнулся и попал по его плечу. От неожиданности тот замер, потом зарычал и кинулся на Сергея. Но он успел отскочить в сторону и нанёс противнику удар ногой в живот. На этот раз он не сплоховал – Юра согнулся пополам.
– Пресс-то у тебя слабоват, милок! – сказал Одинцов и нанёс противнику ещё несколько ударов камнем по голове. Юра захрипел и упал на землю.
«Неужели я одолел его?», – только успел подумать Сергей, как почувствовал, что его схватили за ноги и повалили на землю. Всей массой своего огромного тела Юра навалился на Одинцова, схватил за горло и стал душить. Сергей боролся из последних сил и стал уже задыхаться, но тут неожиданно руки, сжимающие горло, ослабли, и Юра с рассечённой головой повалился на него, забрызгивая кровью…
Сергей от усталости не мог даже двигаться, некоторое время лежал, потом собрался с силами и сбросил обмякшее тело с себя.
– Ещё мгновение, и он задушил бы меня. Спасибо, дружище, я обязан тебе жизнью! – с трудом промолвил Сергей. Его шатало от слабости, кружилась голова. Он сел рядом со своим спасителем и прислонился к стене.
– Ещё один пожаловал! – тревожно показал Валерий в конец туннеля. Там широко открылись ворота, и в проёме показался человек. Валера поднялся на ноги и взял в руки лопату. – И этого встретим по достоинству!
– Они не оставят нас в покое, пока не взорвут шахту! А мы не сдадимся! – ответил Сергей. Защищаться сил уже не было, но он тоже поднялся и встал рядом с Валерой.
– Эй, кто тут есть? Выходи все наружу! – послышался громкий, знакомый голос.
«Где я слышал этот голос? Кто этот человек?» – Сергей мучительно перебирал в памяти всех, кто может стоять у входа в шахту, и не находил ответа. Тогда он крикнул:
– Кто ты?
– Это милиция! Я Шахов. Выходите все наружу!
– Милиция! Мы спасены! – с облегчением вздохнул Сергей, схватил своего товарища за рукав и потащил к выходу.
Когда они вышли из шахты, то от яркого дневного света не сразу смогли рассмотреть, что тут происходит. Прикрывая рукой глаза, они увидели несколько милицейских машин с мигалками и лежащих на земле лицом вниз людей. Около них стояли спецназовцы с автоматами наизготовку.
К Сергею подошли Шахов и Потапов.
– Жив, здоров? – спросил его Михаил Иванович.
– Спасибо Валерию! Если бы не он… – Сергей показал на тёмный проём входа в шахту и добавил: – Там внизу люди томятся, рабочие – шахтёры. Надо вывести их!
– Всё сделаем!
Потапов внимательно посмотрел на Валерия:
– Уж не тот ли ты предприниматель, что пропал три недели назад? Твоя фотография есть в деле!
– Да, был я когда-то предпринимателем. Но в один прекрасный момент меня похитили и привезли сюда.
– Похитили? – переспросил Шахов.
– Да, похитили. Не хотел дань платить…
Уже потом, из окна машины, Сергей смотрел, как Хирурга и его компанию увозят спецназовцы.
– Мухин и Авдеев заждались своих друзей! – кивнул на арестованных Вадим Потапов и этим предупредил вопрос о судьбе главарей банды. От этих слов на душе Сергея сразу потеплело.
* * *
В кабинете Мамонтова было оживлённо. Шахов рассказывал, как проходило завершение операции «Зомби»:
– Сколько было угроз и проклятий в мой адрес – не пересчитать! Начиная от снятия с работы, разжалования в рядовые и заканчивая жуткой смертью моих родных. Особенно усердствовал Авдеев–Командор. При обыске в его доме собрали столько компрометирующих материалов, что и без прежних «заслуг» всю группу можно с успехом упрятать на много лет в места не столь отдалённые. Очень упорное сопротивление на даче Мухина оказал Лось. Он знал, что там хранится, вот и не хотел мириться с обыском и арестом. Оружия там было спрятано – на целый батальон хватит. Денег и ценностей конфисковано на десятки миллионов рублей.
– И это ещё не всё! – уточнил Вадим Потапов. – Арест вовремя остановил бурную общественную деятельность Эдуарда Леонидовича Авдеева. Командор надумал зарегистрироваться кандидатом в мэры города. Только наше вмешательство остановило его предвыборную кампанию. Вот его агитационный плакат с биографией примерного гражданина – труженика и борца с преступностью.
Вадим развернул плакат, где красовалась фотография кандидата Авдеева с краткой биографией, и рассмеялся. Чистяков прочитал под фотографией подпись:
– «Труженик и благодетель, защитник вдов и сирот!» Он обещает превратить нашу жизнь в сказку!
–– Это была бы очень страшная сказка! – покачал головой Пётр Ильич. – Ситуация сложилась бы непростая. Главарь преступной банды – у руля власти. Как работали бы с такой властью, не знаю. Думаю, не сработались бы! А шансы на победу Авдеев имел реальные, потому как денег у него было предостаточно. Банда орудовала на широкую ногу. Возле одной из шахт обнаружены слитки металла. Их было так много, что они едва уместились на трёх грузовиках. И не простые слитки оказались: внутри – золотые, а сверху покрытые тонким слоем алюминия. Фирма «Тина» готовила их к отправке за рубеж, под видом лома алюминия. Сопроводительные документы были почти уже готовы! Вот так! Шахты якобы не работали, на самом деле они вовсю эксплуатировались. Из трёх шахт только одна была нерабочая, с пустой породой. Та, на которую они оформили права собственности и на которой вы побывали во время «проверки». И где охранники хорошо сыграли роль шахтёров. Остальные две шахты давали хорошую прибыль, но они для всех были якобы заброшенные. В кабинете управляющего шахтой при обыске мы обнаружили некий очень интересный прибор… Его назначение, Анатолий Степанович?
– Это и есть так называемый пси-биогенератор, – ответил Веденеев. – Правда, такой большой мощности и оригинальной конструкции, какой я до сих пор не видел. Это, можно сказать, улучшенная последняя модель. Ноу-хау использования инфракрасного излучения. Игорь Иванович Лузко оказался гениальным изобретателем. С помощью своего генератора да с применением особых психотропных таблеток он воздействовал на сознание людей и превращал их в «зомби»! Психологическое воздействие было столь сильно, что «зомби» превращались в послушных рабов, не способных мыслить. Электронное воздействие, резонансное собственной частоте головного мозга, сбивало человека с толку, подавляло его мысли и подчиняло злой воле.
– Чтобы потом использовать в своих корыстных целях, – заметил Шахов, – и в грабежах, и на тяжёлой работе в шахте. Бывшие рабочие – «зомби», после того как перестали принимать наркотики, вернулись в сознание. Сейчас они проходят лечение и адаптацию в специализированной клинике. Думаю, скоро они вернутся в свои семьи здоровыми людьми.
– К сожалению, свой талант Лузко использовал в преступных целях, – сказал Мамонтов. Он подошёл к карте города шириной во всю стену, на которой были отмечены крестики, и добавил: – На счёту банды были ограбления, убийства практически по всему городу. На её деятельности ваша группа, Михаил Иванович, поставила точку. Таковы итоги следствия по делу «Зомби».
– Не без помощи Сергея Александровича Одинцова! – показал Шахов на Сергея, присутствовавшего при разговоре. – Точнее, супругов Одинцовых. Помощь Антонины Ивановны тоже трудно переоценить! Она помогла нам выйти на след руководителей банды.
– Кстати, как ваши семейные дела? – спросил Сергея Пётр Мамонтов.
– К счастью, наладились, – ответил он. – За прошедшие дни мы поняли, что небезразличны друг другу, и решили вновь жить вместе.
– Это хорошо! О своей будущей работе ещё не думал? Чем займёшься? Если пригласим тебя к себе, в криминальную милицию, – пойдёшь?
Сергей довольно улыбнулся и согласно кивнул головой.
– Вы меня опередили. Я хотел сам предложить свои услуги! – с готовностью ответил он.
– Ну что, Михаил Иванович, думаю, вопрос решённый! – обратился Мамонтов к Шахову. – Проверку боем молодой человек уже прошёл… Думаю, с работой справится!





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 13
© 15.09.2018 михаил котлов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2363511

Рубрика произведения: Проза -> Остросюжетная литература












1