Контракт. Часть 3.


Контракт. Часть 3.
Контракт.
Кейт Миранда.

«Возбуждают его — страдания. Чтобы привлечь его, ей нужно испытать боль! Лишь увидев ее страдания, он оценит ее красоту.»
Фильм«Ганнибал»

Часть 3.

- Я посмотрел вашу передачу, где Вы беседовали с этим... попом.
- Он не священник.
- Не важно, с бывшим попом. Заметили, каким масляным взглядом он Вас постоянно окидывал?
- Вам показалось.
- Не лгите, Людмила. Я же видел вашу реакцию на него!
- Ну, допустим. И что?
- Проявите гуманизм, сострадание наконец, к своему коллеге. Исполните его самые сокровенные мечты. Позвольте ему воочию насладиться видом Вас на корточках.
- Что?!
- Ну, Вы же заботитесь о нём. А человек страдает. Подарите ему минутку счастья. Это ли не забота о ближнем? Ну, или во время беседы, потрогайте носком туфельки его ногу под столом и понаблюдайте за ним.
- Вы маньяк, извращенец и демагог.
Я встал из-за стола и подошёл поближе к окну. Здесь на дальней стене недавно было установлено высокое зеркало в строгой тёмной оправе.
- Людмила, подойдите ко мне, пожалуйста. Встаньте напротив, лицом к зеркалу.
Когда она с видом христианки, идущей ко львам, подошла и встала, как я просил, я некоторое время любовался её отражением в зеркале. Её глаза в зеркале смотрели сквозь меня. Положил руки на её плечики, и она вздрогнула. Я протянул руку и едва касаясь, провёл пальцем по её губке. Она дёрнула головой.
- Что вы делаете?
- Веду себя как маньяк. Ещё немного, и начну вести себя как извращенец.
Я улыбнулся, увидев, как она побледнела.
- Нет. Сначала – как демагог. Вы рассказали обо мне своему мужу?
- Не ваше дело.
- Можете не отвечать: Вы ничего не сказали. Молчите? А знаете, почему Вы ему ничего не сказали? Потому что он ничем бы Вам не помог.
- Мой муж – порядочный человек. И у него нет таких возможностей, как у вас. Не трогайте его!
- Да-да. Жалкое зрелище. Да сиди он в том кресле прямо сейчас, он бы только пыхтел да жевал свои интеллигентские сопли.
- Отвяжитесь хотя бы от моего мужа!
Я пропустил её слова мимо ушей.
- И вот сейчас, Вы стоите такая красивая, такая милая и такая беззащитная перед каким-то моральным уродом, который может сделать с Вами всё, что захочет. Разве не так?
- Ну так делайте, что вы хотите!
Её прекрасное лицо исказилось.
- Вы, наверное, уже многих здесь загубили... Чудовище!
- Неужели Вы ревнуете?.. Шучу-шучу. Скажу под присягой, что в моей жизни Вы – моя самая первая женщина.
- Я НЕ ВАША!!
Я наклонился к её уху:
- ПОКА не моя.
В её глазах уже читалось отчаяние, когда меня осенило:
- Послушайте, Людмила. А давайте мы удерём с занятий? Погуляем где-нибудь!
Теперь она оторопело смотрела на моё отражение.
- О, Господи! Чего мне ещё ждать от вас...

Эндшпиль.

Мы сидели в одном очень уютном ресторанчике.
- Людмила, не ведите себя как радистка Кэт в гестапо. Подумают, что мы с Вами поссорились. Сейчас принесут очень вкусную и лёгкую вещь. Вам понравится.
- Это тоже требование Контракта?
- Ну, считайте, что да, - широко улыбнулся я – иначе Вас ведь не заставишь.
- У вас, я вижу, хорошее настроение.
- У меня всегда хорошее настроение, когда я вижу Вас.
- В таком случае, избавь меня Всевышний от вашего хорошего настроения.
- В плохом настроении я бы Вам не понравился.
- Да вы и в хорошем-то мне не особо...
Я пожал плечами и с сожалением развёл руками.
Было чистым удовольствием исподтишка наблюдать, как красиво она кушает. Как ловко и непринуждённо обращается с приборами. От вина она отказалась, и пришлось обойтись молочным коктейлем.
Она посмотрела на свои часики и с издёвкой посмотрела мне в глаза.
- Время ещё есть. Мне продолжать свои эскортные услуги?
- Мы могли бы ещё немного пройтись по набережной, но я не настаиваю, раз Вы это так формулируете.
- Я неправильно сформулировала? Вы ведь купили меня на определённое время и сейчас выгуливаете в своё удовольствие.
Я грустно вздохнул, встал и протянул ей руку.
- Пойдёмте, Людмила. Вас отвезут домой, как обычно.
***
Она опять стояла напротив «пыточного» зеркала. Как и в прошлый раз, я положил руки ей на плечи. Она со стоическим выражением смотрела вдаль. Но когда я приник губами к её шее пониже уха. Она издала носом звук, как будто отмахивалась от надоедливой мухи. Я же продолжил дорожку своих поцелуев вниз, к её плечику, чувствуя, как она вся напряглась.
- Обучение побоку, а, Александр Михайлович? Это интереснее? – горько произнесла она.
- Несомненно.
Движением рук я заставил её повернуться и сделать шаг ко мне. Прижался губами к её шее у плеча, чувствуя, как под бархатной кожей бьётся жилка. Целуя её шею, начал подниматься вверх. Она, стиснув зубы, отвернула голову в противоположную сторону. Оторвавшись от неё, движением ладони вынудил её повернуть лицо ко мне.
- Поцелуйте меня.
- Ага. Проституток вы тоже об этом про...
В следующее мгновение я приник своими губами к её плотно сжатым губам.
- Людмила, так не пойдёт. Раскройте Ваши губки, пожалуйста.
- Вы меня насилуете?
- Именно. А что прикажете делать?
- Вы не человек. Вы... вы...
Из глаз её брызнули слёзы, которые она утирала тыльной стороной руки. Мой платок она отпихнула. Пришлось вернуться за стол, где она достала из сумочки свой платок. Когда она немного успокоилась, я сказал:
- Вы же сами сказали: я маньяк и извращенец. Не хотите меня поцеловать, тогда я буду целовать Вас.
Я опустился на колени, обнял её ноги под стулом и принялся целовать её прелестные колени. Постепенно сминая её юбку и поднимаясь по её ножкам всё выше. Из её уст вырвался продолжительный стон безнадёжности. Внезапно, она с силой оторвала моё лицо от своих ног, быстро наклонилась и прильнула своим ртом к моим губам. В течение каких-то мгновений я почувствовал сладостное касание её язычка к моим губам и кончику моего оторопевшего языка. Затем с силой отпихнула меня от себя.
Некоторое время я сидел, положив голову с закрытыми глазами к ней на колени. Затем сел в своё кресло и нетвёрдым голосом сказал:
- Спасибо, Людмила. Прошу Вас провести урок.
В течение урока я несколько раз позволил себе несколько раз зафиксировать взор на её губах. И каждый раз она сбивалась и краснела. Зато перед самым уходом я извинившись, вышел и через некоторое время зашёл снова. Домой её отвезли с искусно составленным букетом орхидей. Думаю, она его выбросила.
***
Мы вновь стояли у «пыточного» зеркала, Людмила лицом к нему, я стоял за ней. Она бросала короткие взгляды на меня, не зная, что от меня ожидать.
- Людмила, вы сами меня поцелуете, или мне опять лезть Вам под юбку?
На этот раз она даже закусила губку, чтобы скрыть улыбку. Повернулась, но стояла, нерешительно глядя на меня.
- Это не так страшно, - сказал я вполголоса, наклоняясь к её губам.
Она почти добровольно подарила мне свой поцелуй. Я любовался её лицом, и мы ещё постояли немного.
- Вот видите, наши отношения налаживаются. Давайте теперь перейдём к более интимным вещам, - будничным тоном сказал я.
- Что вы имеете в виду? – упавшим голосом спросила она.





Рейтинг работы: 5
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 177
© 15.09.2018 Кейт Миранда
Свидетельство о публикации: izba-2018-2363117

Метки: эротика, принуждение.доминирование,
Рубрика произведения: Проза -> Эротика


Раиля Иксанова       01.11.2018   16:42:33
Отзыв:   положительный
Неужели влюбится Людочка в него?
Иногда мне кажется, юноша того!
Разве позволительно так вести себя?
Или поступает так, женщину, любя?
Лед, однако, тронулся, дарит поцелуй.
Правда, вынуждает ведь паренек — холуй.
Через все страдания нужно ведь пройти.
Руки лишь завязаны, нет назад пути!
Я на месте Людочки сгинула давно.
Плюнула на все вокруг, было б все равно!
Так опять превыше всех у нее семья.
И хотя…терпела бы также, может, я!
Кейт Миранда       01.11.2018   16:58:36

Раиля, спасибо! Оригинальный отзыв! Даже в стихах! ))
А почему - холуй? Он - хозяин. ))
Раиля Иксанова       01.11.2018   17:24:52

Для рифмы больше!))))))))))








1