"Черта". Часть 1. Глава 4. "Тени прошлого"




— Я был уверен — вы заберете её сюда, — тихо заметил Исполнитель, расставляя на столе приборы.

— Она не готова, Ирвин, — Джеймс покачал головой, задумчиво глядя на серый рассвет за окном. — К тому же, она сопротивляется.

— Это не она сопротивляется, а вирус. Она бы не смогла.

— Я тоже так думаю. Только пока не решил, что с этим делать.

— Для начала, вам лучше позавтракать, сир. Ночь была не из легких.

— Да, уж, ночка выдалась бурная, — Джеймс усмехнулся, бросив на Исполнителя быстрый взгляд. — Я спешил на свидание к девушке, а застал её в компании вонючих уродов! До сих пор под впечатлением от этих тварей, — он поморщился, усаживаясь за стол.

— А мне они показались милыми, — хмыкнул Ирвин, невозмутимо наливая кофе. — Такие все коричневые… в пупырышках…

— Ты просто к ним привык, — съязвил Джеймс, мстительно сузив зрачки. — Насколько я знаю, вы ведь давно знакомы, не так ли?

— Давно, — помедлив, нехотя кивнул Исполнитель и отвернулся.

— Знаешь, Ирвин, вчера я говорил с Отцом о Тирлоках, хотел выяснить о них побольше…

— И что вам удалось выяснить?

— Как ни странно, ничего, — Джеймс поставил чашку с недопитым кофе на стол и вновь взглянул на Исполнителя. — Отец сказал, что ты находишься во Вселенной с начала мироздания и владеешь всей нужной информацией. И что я должен подобные вещи, в первую очередь, обсуждать с тобой, а не с Ним. В общем, Он дал мне понять, что имея рядом такого Исполнителя как ты, глупо обращаться к Нему по каждому поводу.

— Я ничего не скрываю от вас, сир, если вы об этом, — буркнул Исполнитель, наливая Джеймсу вина. — Просто вы пока не спрашивали меня ни о чем.

— Что ж, ты прав. Пожалуй, пришла пора воспользоваться твоей помощью в полной мере, — он кивнул слуге на стул. — Присядь и давай поговорим.
Ирвин покорно опустился на стул напротив хозяина.

— Я думаю, лучше будет нам начать вот с чего… — помедлив, продолжил Джеймс. — Расскажи мне о себе, Ирвин.

— О себе?.. — Исполнитель немного растерялся. — Разве вы чего-то не знаете обо мне, сир?

— Именно так. Похоже, я ничего о тебе не знаю.

— И что бы вы хотели узнать?

— Для начала ответь: Бэр ведь был твоим Повелителем, так?

— Да, сир, — Ирвин кивнул, но от Джеймса не ускользнуло то, как запульсировала жилка на его шее.

— И Бэр его не настоящее имя, правда?

— Да. Его звали Бэрион раньше.

— И что же с ним случилось? Почему он стал таким?

— Неудачный эксперимент, — Ирвин небрежно повел плечами. — Перестарался с Чистой энергией.

— Бэрион экспериментировал с Реликтовой энергией? — опешил Джеймс. — Но зачем?.. Кто ему позволил?

— Никто. Бэр решил поиграть в Бога… Вот и доигрался… — последние слова Исполнитель произнес с плохо скрытым злорадством, что, разумеется, не ускользнуло от Джеймса.

— Почему же ты его не остановил? — дав слуге минуту, продолжил он.

— Я его предупреждал. И не один раз.

— А Отец об этом знал?

— Да, я говорил ему.

— И что?

— Он не успел с этим разобраться, — Ирвин пожал плечами. — Бэр доигрался раньше.

— Что было потом?

— Бэра отправили за Красную Черту.

— Я не об этом, — Джеймс нахмурился. — Я о том, что Бэр натворил… Это ведь он создал вирус Тирлоков, не так ли?

— Да, с него все и началось, — неохотно кивнул Исполнитель, отводя взгляд. — Отец тогда создал нового Повелителя, но и тот продержался недолго. Вирус мутировал. Он обрел разум и совершенствовался с каждой минутой. Повелители гибли один за другим и…

— И они все погибли, — закончил за него Джеймс. Ирвин вновь кивнул.

— Кто же тогда остановил вирус?

— Его остановил Отец, — Ирвин невозмутимо встретил пронизывающий взгляд хозяина.

— Как?

— Об этом мне неизвестно.

— Странно… — Джеймс сделал паузу, задумчиво разглядывая слугу. — А мне Он сказал другое.

Взгляд Исполнителя чуть потемнел, но остался спокоен.

— Мне он сказал, — продолжил Джеймс — что все ответы у тебя.

— Возможно, Отец имел в виду что-то другое, сир.

— Возможно, — не слишком охотно согласился Повелитель. — Тогда ответь мне ещё на один вопрос, Ирвин. Те Повелители, которым ты служил до меня, были хорошими?

— Что вы подразумеваете под словом «хорошие», сир?

— Они были… достойными тебя?

Исполнитель помрачнел и несколько секунд молчал. Потом холодно произнес: — Куда вы клоните, сир?

— Хорошо, спрошу прямо: ты одинаково предан всем Повелителям, которых присылает Отец, Ирвин? Ты всегда служил им охотно?

— Я всё ещё вас не понимаю, сир. К чему эти вопросы?

— Я пытаюсь лучше узнать тебя, вот и всё… Так ты ответишь?

— Да. Я всегда служу тем Повелителям, которых выбирает Отец, — почти ледяным тоном подтвердил Ирвин. — И не имеет значения, нравятся они мне или нет.

— А бывает такое, что не нравятся? — прищурился Джеймс.

— Бывает, — огрызнулся Исполнитель, спокойно кивнул. — Особенно, когда они считают себя вправе не следовать Закону.

— Как Бэр?

— Да, как Бэр.

— Всё ясно…

— Что вам ясно, сир?

— Что ты не любишь тех, кто нарушает Закон, — усмехнулся Джеймс, поднимаясь из-за стола. — Ладно, Ирвин, — примирительно продолжил он — нам пора заняться делами. Нужно поставить Землю на карантин. Начнём с северного полушария.

— Да, сир. Я вас догоню, вот только уберу со стола…

— Хорошо, — Повелитель кивнул и ушёл.

Молниеносно убрав посуду, Ирвин направился к стене и, сдернув с шеи медальон, открыл Красную Черту.

— Бэр, иди сюда! — рявкнул он, дрожа от ярости. Его лицо было белее мела, кулаки судорожно сжаты.

Чудовище издало громоподобный рев и неторопливо приблизилось к границе миров.

— Это ты говорил с Джеймсом? — тут же задал вопрос Исполнитель, и сталь в его глазах раскалилась от ненависти. — Это ты рассказал ему свою «душещипательную» историю?.. Отвечай мне, быстро!.. Или я отправлю тебя из этого Рая в настоящий Ад, клянусь!..

— Он и сам всё уже понял, — пробубнило чудовище, отступая на шаг. — Наверное, Отец рассказал…

— Отец никогда бы ему не рассказал! — прошипел Исполнитель сквозь зубы. — Так что не лги мне, Бэр! Что ты ещё говорил, отвечай! Что он ещё знает?!..

— Только то, что ты не такой уж безобидный, Ирвин, — Хмыкнул Бэр, огрызнувшись. — Но я ему этого не говорил. Он и так это понял… Я только добавил, что, надеюсь, ему повезёт с тобой больше, чем мне.

— Чёртова скотина! — выдохнул Исполнитель, зеленея от бешенства. — Скажи спасибо, что у меня нет сейчас времени с тобой разбираться! Но если ещё раз раскроешь рот — останешься без него! И будешь жрать другим местом, тебе ясно?!. — и не дожидаясь ответа, Ирвин перекрыл Черту.

***

Прошло несколько недель…

Мягкий белый снежок тонким покрывалом засыпал дорожки сада и припорошил спящие деревья. Воздух стал холодным и сырым, небо разгладилось и посвежело, предвещая скорую зиму. Розоватые с боков пухлые облака медленно стелились в вышине, пропуская сквозь себя лучи просыпающегося солнца.

Было раннее утро, когда Джеймс и Ирвин, закончив, наконец, все дела, возвращались домой. Уже приближаясь к особняку, Ирвин первым ощутил неясную тревогу и только спустя несколько мгновений понял её причину.

— Санта здесь, — Вместо него озвучил Повелитель, прибавляя шаг.

Они прошли в ворота и уже издалека увидели её.

Санта стояла у крыльца, облокотившись спиной о перила. Её одинокая фигурка в бежевой курточке, казалась застывшей статуей посреди очарованного леса. Редкие снежинки ложились на золото волос и сверкали растаявшими капельками.

Увидев хозяев дома, девушка встрепенулась и робко направилась им навстречу.

— Здравствуйте! — негромко поздоровалась она, останавливаясь за несколько шагов и избегая смотреть на Исполнителя. — А я вот, жду вас...

— Здравствуй, Санта! — Джеймс спокойно кивнул, подходя к дверям и отпирая их. — Проходи! Ты совсем замерзла. Давно ждёшь?

— Нет. То есть, да. С ночи.

— Вот как? — Джеймс кивнул Ирвину, который взял у Повелителя плащ. Тот тут же скрылся в дверях, чтобы вернуться с подносом в руках, на котором стоял графин с вином и бокалы. Джеймс подождал, пока Исполнитель разольет вино по бокалам и подал один девушке. Та с сомнением взглянула на него, но все же приняла.

— Это просто вино, чтобы согреться. Пей, не бойся.

Санта поднесла бокал к губам и сделала глоток. Щеки её чуть порозовели, зеленые глаза засияли ярче.

— Спасибо, — вежливо поблагодарила она, возвращая бокал на поднос.

— Ну, а теперь расскажи, зачем ты пришла, — кивнул Джеймс, жестом предлагая ей присесть.

— Я пришла… — Санта замялась. — Пришла спросить… Точнее попросить… помощи.

Ирвин, неподвижно стоявший у дверей, чуть заметно покачал головой и вздохнул. Затем посмотрел на Повелителя. Тот ответным красноречивым взглядом приказал ему молчать.

— И какой помощи ты хочешь? — ровным тоном продолжил Джеймс.

— У меня отец... Он болен уже давно. В больнице сказали… В общем, ему стало хуже, а у меня… больше никого нет. Если бы вы могли… — девушка замолчала, совсем смутившись. Губы её слегка дрожали от невыплаканных слез.

— Ты надеешься, что мы вылечим его? — подсказал Повелитель.

Санта не ответила. Просто нервно кивнула.

— Прошу, помогите ему! — вдруг взмолилась она, больше не в силах сдерживать слезы. — Помогите, пожалуйста! Вы ведь можете!.. А я… Я тогда... — она смолкла, натолкнувшись на темный взгляд Джеймса.

— Потрясающе! — выдохнул Ирвин с неприкрытым презрением.

— Помолчи! — осадил его Повелитель. Ирвин поджал губы, но замолчал.

— В какой он больнице?

— На Шестой улице. В больнице Святого Патрика. В семнадцатой палате.

Джеймс кивнул и обернулся к Исполнителю.

— Отправляйся туда и посмотри можно ли что-то сделать, — глухо приказал он. — И без фокусов, Ирвин.

— Да, сир, — Исполнитель помрачнел, но подчинился. Склонив голову, он развернулся и скрылся в дверях.

— Я тоже пойду туда! — кинулась за ним Санта, но Джеймс ловко поймал её за руку, и покачал головой.

— Нет. Тебе лучше подождать здесь, — тихо, но твёрдо заметил он, возвращая девушку в кресло. — И тебе нужно отдохнуть… Поспать немного, — его ладонь скользнула по её лицу. Тут же веки Санты смежились, и она провалилась в безмятежный сон.

***

Ирвин, в наброшенном на плечи белом халате, вошел в палату и бесшумно приблизился к кровати, на которой, весь опутанный бесконечными трубками, лежал старик. Его кожа была дряблой, с синюшными подтёками на желтоватом фоне. Дыхание тяжелое, прерывистое. Он негромко стонал.
Исполнитель устроился на стуле возле постели больного и, немного понаблюдав за ним, опустил свою ладонь ему на лоб. Старик заметался и открыл глаза.

— Кто ты? — вглядываясь в Исполнителя, слабо спросил он. — Врач что ли?

— Я от Санты, — ответил Ирвин. — Она просила меня навестить тебя, старик.

— А сама она где?

— В университете. Скоро придет.

— А ты, значит, ухажер новый? — Старик хрипло рассмеялся и закашлялся. — Что-то я тебя не припомню… Как звать-то?

— Ирвин.

— Ирвин… Дурацкое имя!.. Впрочем, какая разница! — он хмыкнул. — Сколько у неё их было — ухажёров этих! Всех побросала. И тебе не светит, парень. Дочка-то у меня, вон какая! С лица впору икону писать! Не знаю, в кого только такая уродилась! У нас в роду зеленоглазых вообще не бывало. Да и мамаша её, упокой Господь её душу, страшненькая была. Я и женился на ней из жалости. Не брал никто… — старик перевёл дыхание, покашлял и продолжил: — Померла моя жена при родах, а Санта осталась — так вот… Теперь и я помру — что с ней будет?.. Кто за ней присмотрит, ты что ли?

— Именно я, — Ирвин кивнул. — Не волнуйся, старик, без присмотра она не останется, обещаю.

— Тогда хорошо. Я вижу, ты парень посерьёзней прочих будешь… Может и удержишь её…

— Не сомневайся.

Но старик уже не слышал. Он закрыл глаза, и последний вздох судорогой вырвался из его груди.

Ирвин ещё несколько секунд задумчиво смотрел на мертвое тело, затем бесшумно, словно призрак, исчез из палаты.

***

— Ну, что скажешь, Ирвин? — Джеймс встретил слугу на пороге. — Можно ему помочь?

— Уже нет, — бросил Исполнитель, небрежно скидывая плащ. — Её отец умер, сир… Нет, я тут не при чём, — он покачал головой, заметив выражение на лице Джеймса. — Просто от старости пока ещё не изобрели лекарства.

— Значит, ему нельзя было помочь?

— Если вы не собирались напоить его Эльфониаком, то — нет.

— Жаль, — вздохнул Джеймс, бросив на спящую Санту усталый взгляд.

— Да, сир. Ведь теперь у неё не будет повода отблагодарить вас за помощь! — фыркнул Исполнитель.

— Не следует принимать всерьёз слова, прозвучавшие в отчаяние, Ирвин, — не обратив внимания на колкость слуги, спокойно заметил Джеймс. — Посмотрим, что она скажет, когда переживет свое горе.

— Её отец сказал перед смертью, что у Санты была целая куча ухажёров, и она всех бросила…

— Считаешь, такая же участь ожидает и меня? — Джеймс рассмеялся. — Ты это серьёзно, Ирвин?

— Я не о вашей участи, а об её поведении, — разозлился Исполнитель. — Или вас не волнует…

— Нет, не волнует! — оборвал Джеймс, повысив голос. — И уж тем более, это не должно волновать тебя! Я сам с ней разберусь, ясно?! Без твоей помощи!

— Конечно, сир. Только я говорил вам о другом… Вы ведь понимаете, что чувствами Санты управляет сейчас вирус. Вы сами заметили, что она сопротивляется зову Янтарных Огней. Я не помню случая, чтобы женщине удалось противостоять вам, но Санта другая. Она не может любить. И никогда не сможет. Она похожа на Истинную. Вы, судя по всему, увлечены ею, и конечно, подчините её рано или поздно, но спросите себя: вам нужны такие отношения? Вам достаточно будет тех мгновений страсти, к которым вы сможете её принудить? К страсти без чувств, без любви?.. Она нужна вам такая?

— Почему тебя это так волнует, Ирвин? — Джеймс раздражённо взглянул на слугу.

— Потому что я вас знаю, сир. И знаю, чем всё это кончится. Сейчас вы преисполнены лучшими чувствами, но вы не умеете проигрывать. Когда вы наконец осознаете, что Санту не переделать — вы сорвётесь и натворите бед. Я обязан учитывать это и стараться предотвратить — что я и делаю. К тому же, есть ещё один фактор, о котором вы почему-то не думаете…

— И что же это за фактор?

— Вы не сможете к ней прикоснуться, сир, — помедлив, проговорил Исполнитель. — Как любая другая земная женщина, Санта не переживёт ночи, проведенной с вами. Вы Истинный и ваша любовь убьет её, если не дать ей Эльфониак, который поднимет её энергию на ваш уровень. Но дело в том, что Эльфониак, попав в кровь, заражённую вирусом, скорее всего, вызовет вспышку ускоренной мутации и превратит Санту в чудовище. Она станет подобной Бэру, и всё, что вам останется — это отправить её за Красную Черту. — Ирвин замолчал. Молчал и Джеймс, мрачно глядя в окно и обдумывая слова Исполнителя.

— Ты это предполагаешь или знаешь точно? — наконец спросил он.

— Предполагаю, — помедлив, ответил Исполнитель. — Но если мои предположения верны — Санта превратится в мутанта и дороги назад уже не будет… Но выбор, конечно, делать вам, сир, — добавил он тихо, склонив голову. И опять Джеймс долго молчал прежде, чем заговорить вновь.

— Что тебе известно об экспериментах Бэра?

— Бэр хотел создать себе армию Истинных, — Ирвин вздохнул. — Ему нужны были рабы, которые беспрекословно ему подчинялись. Которые бы смогли пересекать не только Черту, но и Античерту, где правит Дрэйк. Там, как вам известно, хранятся все знания, доступные когда-либо Повелителям. Ни одно из этих знаний нельзя использовать во Вселенной. Отец это запретил. Наше биополе неконтактно Антимиру и мы с вами никогда не попадём в этот архив. Однако Бэр решил разрушить это табу. Он считал, что власть, данная ему Отцом, слишком ничтожна, что он достоин большего. Бэр взял мутант из Красной Черты и на основе своей крови Истинного, попытался синтезировать новую форму жизни, пригодную для всех трансформаций Миров, включая Античерту, Красную Черту и Мир Нерожденных. Я не знаю, чего он хотел доказать и кому, но Бэр просто помешался на идее своего превосходства. Он начал проводить эксперименты на Землянах. К сожалению, я узнал об этом слишком поздно, ведь Бэр не доверял мне, зная, что я попытаюсь его остановить. После попадания в Земную атмосферу, мутант, подпитанный кровью Истинного, стал размножаться с огромной скоростью и через пару дней, охватил всю Вселенную…

— Так, как же, всё-таки, удалось остановить мутантов? — спросил Джеймс, перебив Исполнителя. — Только не говори мне опять, что ты не знаешь, Ирвин, — тут же предупредил он, пристально глядя ему в глаза.

Ирвин долго не отвечал, затем всё же кивнул.

— Хорошо, — негромко произнёс он. — Я скажу, что мне известно… Сир, вы знаете, что Красная Черта — это, своего рода помойка, куда мы выбрасываем всё, что засоряет другие Миры. Всё, что как-либо угрожает их благополучию… Мы не можем уничтожить эту клоаку совсем, потому что тогда, некуда будет помещать таких тварей, как Бэр. Кроме того, Красная Черта — это отдельный Мир со своими законами, который не подчиняется никому, даже Высшему Разуму. Отец не контролирует то, что там происходит и никак не влияет на него. Всё, что мы можем — это держать ворота закрытыми и не позволять монстрам вырваться.

— Мне это известно, Ирвин. Теперь по-существу!

— Высший Разум заключил договор с мутантами из Красной Черты, сир, — после паузы, выдавил Исполнитель. — Мутанты вторглись во Вселенную и поглотили в себя вирус Тирлоков. По договору они вернулись назад, став при этом намного сильней и гораздо разумней. Это была очень рискованная сделка, но другого выхода уже не оставалось. Все Повелители погибли, а Вселенной, созданной Отцом, как и всему живому, приходил конец. К сожалению, Красная Черта поглотила только ярко-выраженную форму вируса и не смогла уничтожить следы мутации в генах Землян. Вирус перешёл в другую, более скрытую форму, которая проявлялась лишь тем, что на Земле стали рождаться младенцы с удивительно зелёными глазами. Чаще всего девочки, которые давали жизнь новому потомству мутантов и, как правило, вскоре погибали. В остальном вирус Тирлоков никак не проявлял себя, если не считать того факта, что он постоянно и неустанно пытался добраться до Чистой энергии. То есть до нас, сир… Думаю, Чистая энергия нужна Тирлокам для того, чтобы вызвать новый взрыв мутации и захватить все Миры Отца. Особенно Античерту, которая откроет им дорогу к безграничным знаниям и власти.

— Почему ты не рассказал мне всего этого сразу?

— Я не мог, сир, — Ирвин опустил глаза. — Я и сейчас не должен был говорить вам о сделке… Это касается Отца, а он всё еще не уверен, что поступил правильно, позволив мутантам обрести разум и силы. Вы не должны были узнать об этом. По крайней мере, не сейчас…

— А когда я должен был узнать? — огрызнулся Повелитель. — Когда бы дал Санте Эльфониак? А потом наблюдал, как она превращается в милого пупырчатого мутанта? — съязвил он. — Скажи честно, Ирвин: ты ведь на это и рассчитывал, не так ли? Когда отпустил её тогда?.. Ты рассчитывал на то, что она всё равно окажется у Бэра рано или поздно?!..

— Нет, сир. Я рассчитывал на то, что рано или поздно, вы поймете всю опасность той авантюры, которую затеяли! — жёстко парировал Исполнитель. — Но, похоже, вы до сих пор уверены, что в той ситуации, в которой вы оказались, виноват я!

Они несколько секунд сверлили друг-друга полными бешенства взглядами, прежде, чем взгляд Джеймса погас и он отвернулся.

— Хорошо, ты прав, — наконец неохотно согласился он, даже не обернувшись. — Я вел себя безответственно… Но признай, если бы ты заранее предупредил меня о Тирлоках, а не посылал Нерожденного таскаться за мной, ничего этого могло и не быть!.. А теперь уже поздно… Я не знаю, что делать! — устало выдохнул он, обернувшись, и посмотрев на мирно спавшую девушку. — Я не могу её убить! — чуть слышно, признался он. — Просто не могу, понимаешь?!..

— Очень хорошо понимаю, — задумчиво глядя на Санту, пробормотал Исполнитель. — И я не трону её, сир — я ведь обещал… Только тогда и я не знаю, что делать. Не знаю, хватит ли у вас сил и благоразумия оставить её в покое. А главное — оставит ли она в покое вас.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 24
© 14.09.2018 Светлана Фетисова
Свидетельство о публикации: izba-2018-2363065

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика











1