Будем ко всем животным добрей!


Будем ко всем животным добрей!
Будем ко всем животным добрей!

(Фотография той коровы с теленком, эпизод ниже)

Давно это было. С годами почему-то больше и больше вспоминается прошлое, детские годы, молодость… Видимо, память обогащает и спасает от уныния, скуки, ведь многое вспоминает больше хорошего, а то и применяем заново в жизни, вроде как «жизненный опыт» называется.
А фотографии? Как хорошо, что придумали фотографии. Ведь благодаря им мы вдруг что-то вспоминаем, и не только кадр, но и ту эпоху, те дни и годы, людей, которые когда-то жили, и ты даже не мог думать о том, что и их когда-то не станет. Да и не только люди. Вот сколько у нас было кошек, которых я подобрала, как они счастливо и долго у нас жили – долгожители. Все умерли своей смертью, даже видно было, что умирать даже коты не хотят.
А сколько животных – кошек, собачек и лошадей мне приходилось видеть и даже дружить с ними годами. Только общаясь с животными, начинаешь понимать их, и удивляешься, как же они схожи с людьми. Не даром на уроках биологии нам говорили, что люди – высшие млекопитающие. Это мы так считаем. Принято. Иногда думаешь, что это люди – звери, хитрые и умные, ловкие и изворотливые. Закон выживания присущ для всего живого. Н вот мне не нравится выражения, когда сравнивают с животными, особенно негативно.
Как-то в деревне в гостях у знакомой, а в деревнях к животным отношение другое. Кот – это ловец мышей и не более того, спать чтобы на кровати или стуле, скинут и не подумают, что боль причинит могут. А то и ботинками закидают, пнут. Это нормально. И собаки тоже знают свое место. Как-то я ей рассказала про передачу о ветклиниках ГДР, тогда еще, в те годы показали, двухъярусные чистые этажи с коровами, которых моют душем после возвращения домой, по бокам щетки большие – чистые уже идут не свои места. И работают только два человека, молодые. Потом показали, как лечат зубы коровам, как проходят обследования.
- Представляете, какие животные терпеливые. На рынках посмотришь на головы. Сплошные кариесы и даже отсутствие зубов, раны рваные, копыта расплющенные…
- Животные же! Они не чувствуют!
Вот тебе раз! Это говорит доярка!
Тогда я вспомнила мою старшую подругу тетю Машу, которой, молодой доярке, отдали всех больных и старых коров. Через небольшое время она удивила бригадира и доярок: коровы выздоровели почти все.
- А как ты так сумела?
- Так ведь с ними нужно как с детьми. Вот я где ласковым словом, а оно и кошке приятно, замечала? Где поглажу, где песни пою. Так они за мной как детишки в садике и ходили всегда. Веселила я доярок, так ведь никто не делает. Потом мне стали отдавать больных, на «лечение».
Я думала, что не только с домашними коровами доярки могут обращаться с добром и лаской, но и на работе. Видели мы с детьми как раз наоборот, лучше на ферму не ходить, если ты впечатлительный и добрый эмоциональный человек с большим сердцем.
А тут я к ровеснице в гости как-то поехала, пришлось заночевать. Наутро же, после скандала с мужем, бедному забитому огромному быку досталось по полной программе – пинком, палкой, навоз убрать надо. А корова рядом стоит, уже большие глаза готовы из орбит выскочить, на очереди она с теленком. Если бы хоть условия… Я не представляю, как можно пустой участок держать без дела, а вот три перегородки, где бык может повернуться только, задрав голову и царапая себе бока. Я боюсь больших животных только потому, что большие. Но в селе не боятся, потому что они родятся в присутствии людей, и они становятся им больше родителями, чем свои, боятся их до самой смерти, а потому и «послушные». Вам не знакомо?
Зато мой дядя меня удивил впервые. Когда в 1994 году нас пригласили в гости Рашит-ветеринар с женой зоотехником, то я до сих пор удивляюсь: вот как надо с животными! Мне не интересно быть в гостям долго, если пригласили маму, а мне приходится составлять компанию, ведь говорят они, а ты слушаешь и кушаешь. Покупалась на приглашение в баню. Надоело мне сидеть с гостями, решила во двор сходить, за ворота. Сначала удобства, чтобы потом побольше походить. А двор небольшой, а по двору хозяйничают куры и с петухами, гуси, утки, теленок, кошки с собакой. И все просто гуляют. Для меня это даже было дико. Я впервые в свой 25 лет увидела такое. Когда я решила выйти во двор, то у калиточки в сторону удобств, как практично придумали, стоял красивый ухоженный бычина. Стоит и смотрит на меня. Я в замешательстве: я животных люблю, ни разу в жизни никто из зверюшек не избегал меня и не боялась, а тут струхнула. Вот сколько мы стояли так, не знаю, но вышел дядя Рашит и посмеялся, когда я сказала, что не могу выйти.
- Ииии, забыл предупредить! У меня же все животные как дети. Они, хоть птицы, хоть скот, все добром выращенные, не боятся никого и сами идут знакомиться.
Смотрю под ноги, пока любовалась быком и подошедшей уже коровой с теленком, я не заметила внизу птичий народец! Они как детки смотрели на меня. Чудеса и только!
Я сначала думала, что он – ветеринар, а Айболиты все добрыми должны быть. А потом подумала, я ведь сама такая, но ветеринаром не пошла б и не пошла в педиатрический только потому, что боюсь ран, смертей, изуверств. Ан нет! Просто в деревнях мало интеллигенции, учителя – выходцы от своих родителей. Образование дает только статус. Но это очень хорошо, именно в таких семьях мне больше нравится, там все так же – и прием гостей, и ночевка – все от души, но вот к животным там обращение как у дяди Рашита.
Вот эта тетя-доярка, к своим животным дома тоже добрая, ведь они – кормилицы, не государственные, не на ферме. А там я видела, ни один раз ходила. Пинок, хлопок – это еще мягко. Вы видели колхозные фермы и скот? И не надо. Гринпис ходит только там, где его видно, ни разу не видела ни фильмов, ни плакатов, чтобы они ходили по грязи в сапогах среди навоза на фермах.
Вот теперь мы все грамотные, а какое мы мясо едим и какое молоко пьем? Стрессовые!
А чем кормят свиней и птиц, которых отдельно выращивают для продажи, я тоже знаю. знаю, как их забивают, слышала, тяжело очень слушать, когда родная любимая овечка сегодня должна ублажать дальнего родственничка в качестве вкусного плова, а курочка-любимица пойдет на очень жирный и обалденный бульон – суп из деревенских птиц просто невероятный получается!

Но здесь, разумеется, есть и свое «но». Горожанам есть хочется тоже, они избалованы не хуже сельских. Мясо подавай, молоко, птицу, да еще и дорого им. Все так просто – пошел и купил. А каким образом и какой ценой это мясо на стол пришло?
Вот посмотрите фильм «Окча», это горькая правда, которая может стать реальностью. Ведь у нас появились сорта коров «мраморные», знаете, как их кормят для вашего стола? А вы погуглите.
Это очень длинная история, отдельная. И не потому ли сельские жители к старости все болеют суставами, артритами, ноги и руки ломят, поясница, это «профессиональные» болезни. После работы, будь то доярка, бухгалтер в правлении или учитель, они еще и дома доярки, уборщицы, но ведь еще и двор! Я сама гостила у бабушки всегда по три каникулярных месяца в деревне, и знаю отлично, как живут там люди. Как бы не облагораживали они свои избы, дворы, а работа она всегда есть. С утра до спокойной ночи, если еще и выдастся такая ночь, спокойная. Мне довелось максимально проживать месяцы как деревенские и мне нравилось даже уставать, я себя чувствовала деревенской и очень радовалась, когда меня хвалили не свои, а чужие люди, удивлялись.
В этом году я осталась на ночевку у бабушки знакомой, а у нее была правнучка, только не ее родная, а внучка жила с третьим уже, беременная. Вот мы с Региной решили играть, на улице дождь шел, в сады меня не взяли, я даже обрадовалась, потому что некоторые люди любят бесплатных работников, а я вынуждена была остаться и не знала, какую хитрость затеяла известная на это бабуля, расчет которой известен ее родственникам, которые благополучно сбежали, даже дочка – редкий гость.
Все так элементарно в менталитете сельского человека. А я думала, почему в деревнях единственный ребенок – это сенсация, это нестандартно и странно, это неправильно. Вот что Регина, пятилетний ребенок ответил на вопрос, который шел у меня с детства.
Игрушек у нее нет, ребенок вообще сидит целый день у телевизора. Я вспомнила, как сама играла, с детишками своими, в пионерском лагере, даже спектакли показывала и мои дети друг другу. Я рисовала, красочно раскрашивала и вырезала бумажных кукол, зверюшек, атрибуты для дома. А дом – это стол, спички – стены. Так вот и девочка постоянно делала мне заказ. Дом, баня, скамейка у ворот (интересно, городские и не подумают), собака в конуре. А потом пошло: пусть будет один ребенок, потом родится еще один, ведь маме надо помогать! Кто же будет за первым смотреть (я так понимаю, проекция себя), а потом – мечтать не вредно. «Нарисуй корову, надо еще одну ляльку, кто же за коровой будет следить и доить?!» Дальше мальчика, мусор выносить, тяжести таскать. Ему одному тяжело будет, нужен еще братишка – навоз убирать, за водой ходить, дрова рубить… Все так просто!
Бабушке игра наша очень пришлась по душе – просто отдохнула. Только сад их и объединяет на время. У нас сада никогда не было, так получилось, хотя родители очень хотели. Дело в том, что участок нам дали, мы с мамой только один раз и съездили. В те времена машины имелись не у всех, редкость, чаще у обеспеченных. А на автобусе нужно было ехать до поселка, оттуда по горе – так ближе, но муторней, потому люди обходили и не потому, что умный в гору не пойдет, а умный гору обойдет. Наоборот, кто не здоров или трудно подниматься, приходится идти в обход: через ямы, строительные отходы, мусорные свалки, видимо, городская свалка и была там, через болотистые места, и места были там очень опасные – кусты и лес сразу же за поворотом этой небольшой горы.
А мы боялись идти в обход, в гору проще – видно все как на ладони, хотя не ведаешь, что за горой. А за горой – пустырь и колышки да начинающееся хозяйства людей – тут и там скромные типа заборов, но самое смешное для смешливой девчушки – это сортиры везде. Сверху-то мы и определили свой участок, сосед наш сказал, что его сортир покрыт железом старым, вот и увидели мы ржавую конструкцию. Нос направили туда.
Только дошли, ну, как по заказу, пошел дождик. Ладно бы долждик, но у нас в республике дождики могут быстро перерасти не только в проливные часовые ливни, но и для приколу природа и градом побросает. Ладно бы маленькие, но летом вот по голому телу, сарафаны и панамка не спасут – так падают сверху, что все, кто был там, побежали обратно, на остановку. А до остановки-то пешком полчаса ходьбы, но представьте, как бегут люди по жиже и падают. Мы с мамой решили не носиться, все равно конец какой-нибудь будет, другой автобус через два часа, подождем! И мы идем и сандали радостно хлюпают по жиже, когда им узнать про жижу, асфальт – не земля, не всякой обуви посчастливится землю узнать во всех видах – комковую, с травой и «последождевую», «жижевую», сухую, как асфальт, с большими трещинами, куда легко пролезает взрослая ладонь! Потому из царства обуви больше везет калошам и резиновым сапогам – они и с асфальтом знакомы, и с землей.
Вот мы добрались, еле отрывая от земля подошвы, зашли в первый попавшийся сортир и выстояли там град, но это тоже как сказать. Он был строящийся, без крыши! Зато не бил уже хлестко, и прямо не попадал сразу по сто штук, размером с 1 копеечную монету. Вы под град попадали когда-нибудь?
А теперь представьте, бегут люди, а за ними их домашние собачонки – скулят, бедняжки. Падают, скользят, опять падают. Совсем не забавно. Жалко.
Больше всего было жалко стадо. Они, большие коровы, от страха бежали куда глаза глядят. Может, они и привычные, но человеческая паника, визг выбили их из привычной колеи. Они, как в фильмах, бегут, мычат, падают, такие туши падают, встать уже не могут, не собачки, скользят, ноги раздвигаются больше и опять падают. Телята жалобно возле мам мычат…
После такого путешествия мы больше туда не ходок. Это еще и потому, что в тех краях вдруг начали пропадать женщины, нападали на девушек. Это главная была причина. Я до сих пор помню те горы и местность. Был бы у нас там своя отдушина, свой райский уголок. Мама у меня – сельская, в руках все спорится – что дома, что на работе, что в саду.
Зато дома нас ждал котенок. Я прибегу, обниму его и плачу, коров вспоминаю. А мой мурлыка «терапевтирует» меня, от меня ни на шаг!
Барон – мой последний кот, который подобрала я в 24 года, а эти оба, под боком у меня – одна дочкина, малой – от сына. Как хорошо, когда они есть в квартире. И не только потому, что вы хоть кого-то да спасли, а только потому, что они – верные друзья. Да, да! Кошки еще как преданны, не хуже собак. Просто они другие, независимые хозяева квартир. Мы же сами их такими сделали. Но и они тоже свое место знают. Представьте, идете вы домой, и ждет вас кто дома? А меня – оба кота! Про людей я не говорю, это и так приятно, что ты живешь не один, а с любимыми детьми и другом – мужем.
Так в том городке я сильно впервые заболела, завуч Колодкина Надежда Васильевна дотянула меня до больничного, и сказала, что больничный – не смертельно. Так, в 24 года, я впервые узнала про ОРВ, который запустили до непрерывного кашля нескончаемого, местные врачи отправили в столицу, так всегда поступают, когда не хватает квалификации. А пока я ездила в столицу, чтобы определить, что такое, оказалось, что у меня бронхит, да еще и аллергический ринит вкупе. В том городе у моей бывшей свидетельницы сестру молодую на тот свет отправили, лечили от головной боли, оказалось, менингит. Про зубных и говорить не буду, почему мы ушли к частникам. У меня нет деревенских корней там, чтобы носить гусей, уток, мясо, сметану на худой конец. Сестры подруга Венера у нас огромного гуся в морозилку положила, а жила неделю, нам бутылка молока и все. Смешно, но не приятно. Теперь эта учительница и ее подруга Дамира на пенсии быстро стали попадьями, ходят, тусуются, хорошо живут, не бедно.
Но вот у этой Венеры мне нравилось то, что она не похожа на Дамиру. У той злые собаки, коровы бодаются, злая сама, и дети тоже палец в рот не клади. Они и не общаются так-то, одноклассницы. А вот у Венеры собак нет. Они пытались пару раз завести, но все злые собаки становятся без поводковыми, ласковые, кидаются на каждого, чтобы погладили. Ворота у них почти всегда открыты, виден весь двор, скрывать нечего. Правда, тайные места глазам не видно, как положено. Куча котят у кошки, которых не раздают и не топят, они сами потом куда-то уходят, находят новых хозяев. Даже куры у них такие любопытные, в сортир идут с тобой, стоят и ждут, открой дверь, так бы вместе бы и сидели рядышком. Добрые люди – добрый скот и птицы.
А у вас какие?
Вы можете привести пример того, что вы приютили кого или помогли, оказали помощь, учите своих детей не на словах?
У меня очень много, но, пока хватит и этого.
Живите в ладу с животным миром, они, действительно, наши друзья и братья-сестры малые. Они еще и лекари, антидепрессанты. Как-то мы у Барона вдруг решили собрать шерсть после расчесывания, за полгода набрали 3-литровую банку, стельки сделали! Не хуже собачьих!
А как их «мур-мур» радует, ведь просто так они не заводят свое настроение, только от великой любви к вам! Животных купить можно, а любовь – никогда!
Любите их!














Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 51
© 14.09.2018 Лия Гузей
Свидетельство о публикации: izba-2018-2362697

Метки: добро, животный мир, скот, скотина, деревня, село, сельская жизнь, деревенская жизнь, дети, детство,
Рубрика произведения: Проза -> Статья



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  











1