Драконники Света и Тьмы. Глава 7. Каникулы


1

Неудачу со штурмом бункера мы переживали довольно остро: ходили, как в воду опущенные, на автопилоте ели, занимались повседневными делами, кое-как присматривали за драконами. Те не понимали нас ввиду ограниченности интеллекта, но им передалось наше настроение, и они тоже немного погрустили. Совсем чуть-чуть.
Вышли мы из депрессии, наверное, числа двадцать пятого, и помог нам в этом телевизор, настроенный на каналы для драконников. Вернее, сначала он помог мне.
После завтрака я, как обычно, зашёл к себе в гостиную, плюхнулся на диванчик и включил телевизор. Попал как раз на самое начало выпуска новостей по первому Д-каналу.
– …Драконологи утверждают, – вещал диктор, – что в морях, омывающих Россию, обитает неизученный класс драконов… – диктор криво усмехнулся и позволил себе добавить: – …или существ, очень на них похожих. Возможно, эти рептилии ничего общего с драконами… – Тут диктор опомнился и вернулся к основной теме: – Конкретные виды ещё не описаны, но факт открытия налицо: в Чёрном, Азовском и Охотском морях замечены существа, которые вполне могут оказаться Морскими драконами (как их предлагают назвать учёные). Подробнее – сегодня вечером в программе «Наука 3.0» на канале «Д-Логос». А теперь к другим новостям…
Я выключил Д-визор и побежал к Ульяне. Уж она-то в это утро новости точно не смотрела.

2

Да, как я и предполагал, Ульяна крутила какую-то кулинарную программу. Приятного вида женщина рассказывала, как правильно мариновать ростки сладкороста, чтобы доставить драконам максимум радости от вкусной еды.
Никто, кроме специалистов (ну, и меня с Ульяной), не знает, что у драконов уровень радости – это величина, вполне поддающаяся измерению; по-научному она называется «коэффициент счастья» и, по аналогии с коэффициентом полезного действия, измеряется в процентах. Наибольшее значение из возможных – сто процентов, когда у драконов «и жизнь хороша, и жить хорошо» – от слова «вообще»; это уровень почти абсолютного счастья, но он достижим. От восьмидесяти до ста бывает, когда драконы просто в хорошем настроении. От пятидесяти до восьмидесяти процентов – это называется «без особой радости, но вполне терпимо». А ниже – уже катастрофа. Доказано (на самом деле доказано, поверьте), что дракон умрёт, если у него неделю будут нулевой уровень счастья. Только вот доказано это совсем недавно, поэтому люди и носятся с этим коэффициентом, стараются сделать всё, чтобы драконам жизнь мёдом казалась. На мой взгляд, правильное решение, – если только без фанатизма.
Но когда выдумывают всё новые и новые способы выгадать процент-другой, меня начинает тошнить. Поэтому я вбежал к Ульяне в гостиную, пронёсся через всю комнату и отключил «зомбоящик» сначала кнопкой, а потом и из розетки.
Прошло секунд пять, прежде чем Ульяна заметила моё присутствие. Перевела взгляд на меня, моргнула пару раз и апатично спросила:
– Ну, и что это значит?
Я рассказал ей о том, что услышал в новостях. Вышло не так эффектно, поэтому депрессия с Ульяны слетела не сразу, а лишь после того, как я закончил, – когда она начала понимать суть моего рассказа.
– Слушай, а ведь это отличное поле для исследований! – воскликнула она, впервые за последние трое суток выйдя из ступора.
– И я про то же! Помнишь, как мы весной Особых и Сказочных драконов изучали? Нам ещё за это Нобелевку по драконологии обещали… А теперь мы поедем куда-нибудь к воде и откроем новые виды Морских драконов – для полного комплекта заслуг.
– Куда именно? – спросила Ульяна. – Черноморское побережье и Тихий океан – это, как говорится, «две большие разницы».
– А куда – ближе?
– Сейчас посмотрю…
Ульяна достала драконофон, замаскированный под обычный сенсорный телефончик, и, как я понял, порылась в Сети – обычной, не только для драконников.
– До Чёрного моря четыре тысячи километров, до Охотского – только три, – наконец сказала она. – Но вряд ли «метро» ведёт прямо туда.
– В Д-нете есть такие карты, на которых показаны линии «метро» драконников? – спросил я.
Ульяна хмыкнула и снова полезла в телефон, но сейчас уже рылась в особой информсети – для таких, как мы.
– Карты-то есть, но «метро» до моря не ведёт, – грустно сказала она. – Ближайшая к Черноморью «станция» – в Воронежской области!
– А к Тихому океану? – поинтересовался я.
Всё-таки не люблю, когда информацию по крупинкам выдают.
– Не поверишь! Какой-то драконник держит ферму аж у Хабаровска. Кстати, между тобой и ним нет других «станций».
– То есть нам ехать туда – три тысячи километров без всякого отдыха?! Это же… пятнадцать часов в «метро» на максимальной скорости!
– До Покинутой башни мы ехали вдвое дольше, – заметила Ульяна и вздохнула.
Я промолчал. Именно в Покинутой башне был убит профессор Хеглен, и это мы всё ещё хорошо помнили.
Я не хотел, чтобы Ульяна снова впала в депрессию, поэтому поспешил вернуть разговор к основной теме:
– Так куда едем?
– Учитываются также и природные условия, – намекнула Ульяна.
Я истолковал её слова так: «Уж лучше я поеду туда, где теплее». Ответил:
– На Черноморском побережье сейчас… как бы не соврать… днём градусов пятнадцать, ночью – чуть-чуть выше нуля. На Дальнем Востоке, наверное, днём как раз чуть выше нуля, а ночью температура в минус уходит.
– Вывод очевиден, – сказала Ульяна.
– Но куда именно к Чёрному морю мы поедем? Или всё-таки к Азовскому? А? Севастополь, Керчь, Новороссийск, Сочи?..
– Думаешь, мы будем жить в городе?
– Нет, конечно! Квартиры у нас там нет; в гостиницу селиться глупо и опасно. Единственный выход – жить у моря в палатках.
– Где-то у нас они были…
– Две, – сказал я.
– Одна, если большая, – возразила Ульяна и загадочно улыбнулась.
Я не стал спорить, но мысленно сказал себе, что в любом случае возьму с собой вторую палатку. Напомнил:
– Мы ещё не совсем определились, куда именно едем.
– Туда, где видели Морских драконов, – ответила Ульяна и снова взялась за драконофон. Через полминуты: – О! Тут есть координаты! Сейчас посмотрю по карте… По разным данным, от пяти до пятнадцати километров на запад от Геленджика – вплоть до двухсотметровой глубины.
Я кивнул. Из Интернета я знал, что от двухсот метров и до максимальной глубины Чёрное море заражено сероводородом. Наверное, поэтому исследователи не сунулись глубже…
– Нужны будут акваланги, – сказала Ульяна.
– Сделаем, – сказал я. – Когда собираемся?
– А на кого на фермы оставить? Если на моей, слава электронам, есть мониторы и Нед может присматривать за моими драконами на расстоянии, а в экстренных случаях приезжает туда лично, то у тебя…
– А помнишь, когда мы в Драконологическом Университете учились, за нашими фермами роботы ухаживали?
– Ты предлагаешь… – начала было Ульяна, но вовремя остановилась. Она поняла.
Я молча кивнул.
– Но это влетит нам в такую копеечку!.. – растерянно сказала она.
– Сколько у тебя денег? – спросил я. – В Д-монетах, естественно.
– Дай-ка вспомнить… Что-то около сорока тысяч. А что ты сделал со своей сотней тысяч рублей?..
– Ну… Неделю назад перевёл половину в Д-монеты.
– Какой там сейчас курс?..
– Один золотой стоил тогда семь рублей и двадцать три копейки. И получил я…
– …6915 Д-монет! – Ульяна показала мне свои вычисления на калькуляторе драконофона. И когда только успела?..
Я покачал головой:
– 6914. Там было чуть больше, чем семь рублей и двадцать три копейки за монету. Вспомни поточнее, сколько у тебя золота.
Ульяна посмотрела куда-то наверх – честно пыталась вспомнить.
– Тридцать девять, кажется, тысяч с лишним…
– Всего у нас, выходит, сорок шесть тысяч Д-монет, – подытожил я. – А у меня ещё примерно пятьдесят тысяч рублей.
– И у меня тысяч десять, – улыбнулась Ульяна.
– Живём! Так, нанимаем роботов и пускаем посетителей. Посмотри, пожалуйста, цены на аренду киберов: у тебя драконофон с собой…
– Нет проблем.
Минутная пауза, занятая лишь беззвучным стуком пальцев по экрану.
– Ого… ничего себе… Оказывается, один день работы одного робота стоит от трёх до восьми тысяч Д-монет.
– Ну, тебе они, скорее всего, не понадобятся: ведь есть же всевидящий Нед… – При этих моих словах Ульяна хихикнула. – А мне… Короче, заказываем робота за три тысячи в день – и поехали!
– Не спеши: нужно заказать кибера, дождаться, пока его привезут, заплатить, должным образом запрограммировать робота, – и только тогда мы сможем уехать. Кстати, а какая будет программа?
– Ну… – Я на какое-то время задумался. – Принимать деньги от посетителей (разумеется, –вцепившись в них мёртвой хваткой), кормить драконов… В среднем я зарабатываю двадцать – двадцать пять тысяч рублей в день, в Д-монетах это примерно три тысячи… У меня тридцать два дракона, из них один особый и пять Сказочных (заразы, под два с половиной метра уже вымахали), так что Настоящих остаётся двадцать шесть. Чёрной фурии и Сказочным я еды заготовил достаточно… остальным надо по несколько десятков порций специального корма в день – каждому! Получается… больше тысячи порций в день! И смотря ещё какие Д-растения сажать на огородах (о! и это тоже будет делать робот)… Так, у меня ещё есть сотня осенников… Ульяна, не перебивай, я пытаюсь вычислить, сколько денег из заработка уйдёт на еду… У меня есть, если округлить, сто осенников, триста пятьдесят сахарников, две с лишним тысячи вкуснолиста… и ещё осталось несколько сотен ростков медового клевера! Всего – три с половиной тысячи порций. На три дня хватит… А потом – будет уходить по тысяче с лишним за день. Получается (если вычесть еду), что самый дешёвый робот, пускай впритык, но – будет окупаться! Сначала только надо будет заплатить… ну, дня за два или три – про запас. Шесть тысяч с меня, а ещё три… – Я выразительно посмотрел на Ульяну.
– Дам я тебе денег, – с незаметной почти усмешкой сказала она. – Вот прямо сегодня съезжу к себе и привезу.
– Ну, вот и договорились. Только, чур, я закажу робота, а то, чего доброго, на твою ферму доставят… Ура! Выходит, мы едем на каникулы!.. Или всё-таки в командировку?
– После того, что произошло в последние две недели, нам любая командировка покажется каникулами.
– И то верно. Надо, что ли, вещи собрать… не забыть деньги и документы – на всякий случай…
– Сделаем!
– Ладно, ты езжай за золотом, а я пойду заказывать кибера. Сегодня, может быть, и отправимся.
Я пошёл к выходу, но на пороге комнаты остановился и, обернулся и чётко произнёс:
– Палатки – две!
И побежал к себе.

2

Робота доставили через три часа. Ульяна уже вернулась со своими тремя тысячами, так что я смог заплатить за три дня аренды кибера.
Робот был не ахти какой (впрочем, это можно было понять и по цене), но я остался доволен. Запрограммировал его – и побежал складывать вещи.
Ангу и все прочие мои драконы (особенно Сказочные) были огорчены моим отъездом, но я сказал им, что через несколько дней (на Д-языке это можно было объяснить только как «через несколько появлений солнца») вернусь. Тем из них, кто не понимал Д-языка, я просто посвятил чуть больше времени, чем обычно.
Ну, вроде бы всё, можно ехать.

3

Мы спустились в наше секретное «метро» часа в три, когда все вопросы были решены, а дела – улажены.
Акваланги мы, кстати, сделали сами из подручных материалов: сшили вместе кучу кусков резины и поставили на получившиеся «комбинезоны» застёжки-«молнии». Баллоны для воздуха были произведены Баро, моим драконом Металла, у которого металлическим был только естественный шлем, защищающий голову. А воздух в эти баллоны накачали Асси и Эхи, наши единственные драконы Ветра. Самым сложным было придумать, как что делать; а определившись со способом, мы могли уже не беспокоиться за результат. Вот как важно иметь правильный склад ума.
Итак, мы спустились под землю, надели ботинки на присосках, включили ленту «конвейера» на максимальную скорость и шагнули…
Наши ноги в тот же миг прилипли к железной ленте, невидимая сила понесла нас вперёд, мы чуть не потеряли равновесие от внезапного начала движения. Но через несколько секунд мы приспособились к скорости и, осмелев, сели, не отрывая ступни от «конвейера» и не боясь, что нас сметёт мощный воздушный поток.
Мы ехали на каникулы, – наверное, впервые в этом году. Кончался октябрь, но мы ехали туда, где было тепло, по крайней мере, теплее, чем у нас.
И мы радовались этому – одни на замкнутой металлической ленте.

4

Мы несколько раз пересаживались с ленты на ленту, успевая между тем немного поспать, но – на самом деле немного.
Часов в восемь утра мы сошли с «метро» в Воронежской области. До моря было ещё около тысячи километров.
Но у нас были электролики, которые заряжались от солнечных батарей и позволяли нам ехать со скоростью до пятидесяти километров в час. Мы решили не включать форсаж, а на вполне приличной скорости (сорок километров в час) за два дня без спешки добраться до моря в районе Геленджика, там заночевать и начать изучать новый класс драконов.
Море показалось на горизонте вечером тридцать первого октября, а ещё через час мы уже стояли на берегу и слушали волны прибоя.
Насладившись этой панорамой, мы поставили палатки, а дальше – рассказывать не о чем…

5

Новый день начался вполне обычно, так что и об этом подробно рассказывать нет смысла.
Достаточно сказать, что мы проснулись почти одновременно, съели что-то из наших запасов и приготовились к исследованиям. Надели самодельные «скафандры» и аккуратно вошли в воду.
Хоть мы и находились в тёплых широтах, но дата и время – первое ноября, часов девять утра – сделали своё дело. Вода была прохладной, и я понял, что больше десяти минут не продержусь.
Но мы честно отошли на несколько сотен метров от берега и вернулись назад. Разумеется, никаких следов Морских драконов не обнаружили.
Но мы не расстраивались; в конце концов, всё только начиналось.

6

В первый день мы ничего не нашли, поэтому второй день начался точно так же.
Не буду утомлять подробностями, расскажу всё самое интересное.
Во второй половине дня, когда вода уже немного нагрелась, мы нырнули и в который раз поплыли вдаль от берега, выискивая что-нибудь, что могло быть оставлено Морскими драконами.
Хорошо, что у нас были ласты, на которые пошли остатки резины для остюмов, иначе мы не могли бы отплыть достаточно далеко, чтобы начать поиски.
Но мы отплыли. Километр, два, три… Берег затерялся где-то у горизонта. Мы были в открытом море.
Тогда мы стали погружаться. От поверхности до дна было метров сто, но мы не хотели оказаться под давлением в десять атмосфер, поэтому нырнули метров на десять и поплыли дальше.
Через наши хорошие, прочные водолазные очки почти ничего не было видно – кроме сине-зелёной мути. Вода всё равно была достаточно прохладной, так что мы начали мёрзнуть. Но мы не останавливались.
Вдруг стало темнее. Мы начали ощущать лёгкое волнение воды сверху. Я жестом показал Ульяне: «Всплываем», – и увидел, как она кивнула.
Наши опасения оказались не напрасными. Когда мы погружались, было солнечно, тепло, стоял полный штиль. Теперь же туча закрыла солнце, а воду волновал ветер силой не меньше четырёх баллов. Нас настигала непогода.
Я крикнул:
– Плывём обратно!
Мой голос на воздухе прозвучал немного глухо, но Ульяна поняла. Мы стали возвращаться.
Тучи закрывали небо, волны становились всё больше, плыть, наоборот, становилось всё труднее.
Но мы должны были добраться до берега, чтобы наши биографии не закончились, едва начавшись. Мы это понимали и шевелили ластами на пределе сил, впрочем, всё с меньшим эффектом.
Ветер усиливался, а когда мы были уверены, что до берега осталось ещё километра два, он уже достиг силы в шесть или даже семь баллов. Плыть было почти невозможно. Волны качали нас, и справиться с этим не оставалось сил. Вдобавок мы промокли и замёрзли.
Начинался шторм. Мы из последних сил пробивались к берегу, осознавая, что, скорее всего, у нас ничего не получится.
Волны уже были под тир метра высотой, теперь нас то подбрасывало вверх, то швыряло вниз, в глубину. Но мы выбирались на поверхность и снова подлетали в воздух, движимые бесконечной силой моря.
Мы старались что-нибудь сделать, но не могли. В конце концов я принял тяжёлое решение – отдаться на милость волн. Судьба; что с ней сделаешь?..
Меня крутило, бросало из стороны в сторону, наконец, швырнуло куда-то вглубь. Я ударился о какой-то камень и провалился во мрак…

7

Очнулся я на чём-то мокром и холодном. Впрочем, после заплыва в море мне всё должно было казаться мокрым и холодным.
Сознание вернулось неожиданно: вот ещё нет, а вдруг раз – и есть. Я ощутил себя всего, каким был – в водолазном костюме, дышащим ценным воздухом из баллона. Но одно я знал точно: я был не в воде.
Резко открыл глаза и увидел каменный свод над головой. Невдалеке плескалась вода. Очевидно, волны вынесли меня в какую-то подводную пещеру, где был воздух.
Огляделся. Ульяна лежала неподалёку. Она ещё не проснулась. Я облегчённо выдохнул. Мы выжили.
Но где мы?!
Я подскочил к Ульяне и стал её будить, не выходя за рамки приличия. Примерно через полминуты она открыла глаза.
– Данил… Где мы? – спросила она и села.
– Хотел бы я знать, – ответил я, делая вид, будто рассматриваю пещеру.
– Вряд ли нас сюда шторм вынес, – заметила Ульяна.
– Тогда кто?
Ответ мы получили уже в следующую секунду.
Из-под воды показалась чья-то вытянутая голова в синей и зелёной чешуе, потом существо вылезло целиком.
Голова была небольшой по сравнению со всем остальным: шея существа имела полуметровую длину, полтора метра было между шеей и хвостом, который волочился по камню и скрывался в воде. Существо стояло на четырёх толстых лапах, но само было очень худым. Его покрывала чешуя цвета морской волны, оставляя незащищённым только жёлтый ввалившийся живот.
У нас перехватило дыхание.
Это был Морской дракон.
– Аха-ган… – машинально пробормотала Ульяна на Д-языке. Она здоровалась с драконом.
К нашему удивлению, тот вежливо склонил голову в ответ на приветствие и басом ответил:
– Ах-га…
Очевидно, у Морских драконов были проблемы с дикцией, но Д-язык они знали.
Я решил воспользоваться этим и наладить конструктивный диалог с нашим новым знакомым.
– Это ты нас спас?
Существо кивнуло.
– Зачем вы плыли там? Была плохая погода.
– Когда мы отплыли, погода была хорошая, – ответила Ульяна.
– Так всё же – зачем? – спросил дракон.
– Понимаешь ли… – заговорил я. – Мы собирались изучать вас, Морских драконов. Мы живём очень далеко отсюда и поэтому ничего тут не знаем…
– Я понял, – сказал дракон. – Вы хотите знать всё о нас, да?
Я кивнул.
– Хорошо. Я дам вам эту информацию.
Я поперхнулся. Наш собеседник только что использовал слово из диалекта Великих Настоящих драконов.
Всё-таки мы нашли довольно умное существо. Вот бы остальные оказались такими же!..

8

Через каких-нибудь полчаса мы знали о Морских драконах если и не всё, то хотя бы многое.
В этом классе существ насчитывалось шесть видов (по крайней мере, наш информатор знал о стольких). Сам он относился к драконам Водорослей, одному из видов подкласса Средней глубины, мог за минуту сжевать килограмм морской капусты или заставить её расти из ушей противника. Мы с Ульяной предположили, что стихии драконов Водорослей – Вода, Зелень и Тень. Наверное, так и было.
К драконам Средней глубины (именно так переводилось на человеческий язык название их класса) относились ещё такие существа, как драконы-Тритоны (о них мы узнали только то, что они откладывают икру). Но вживую Линг (так звали нашего собеседника) не видел их, поэтому ничего более конкретного нам услышать не удалось.
Ещё в класс Морских входили Мелководные и Глубоководные драконы. Мелководные делились на Дельфинозавров и Морских коров (по крайней мере, я так понял). Оказывается, Морские коровы, открытые простыми людьми в 1741 году, в 1768-м не исчезли, а, поняв, что люди их могут уничтожить, перебрались в другие акватории, но – куда именно, Линг не мог сказать.
Подкласс Глубоководных драконов включал в себя Морских светлячков, которые были похожи на драконов Водорослей, но отличались от тех размерами, цветом чешуи и имели в дополнение ко всему прочему светящиеся отростки, которыми привлекали добычу; а также – загадочный Драконектон, ползающий по дну.
В общем, складывалась такая картина: море по глубине делилось на три уровня, и в каждом из них обитало по два вида ещё неизвестных науке драконов. И только мы могли включить их в статистику.
Поблагодарив Линга за спасение и дождавшись, пока буря утихнет, мы стали собираться в обратный путь.
У нас уже были полные сведения об одном виде Морских драконов. Об остальных, надеюсь, мы узнаем поподробнее чуть позже.

9

Выйдя на берег, мы стали готовиться к обратному пути.
Был вечер второго ноября. Мы бы добрались до «станции метро» лишь четвёртого или даже утром пятого, а домой приехали бы в ночь на шестое. Нам нужно было несколько килограммов еды, поэтому остаток дня мы потратили на то, чтобы по-быстрому смотаться в Геленджик и купить всё необходимое.
Заночевали мы там же, у моря. А утром поехали домой.

10

Эйнер вбежал в кабинет капитана Гундмана, радостно размахивая листком бумаги.
– Получилось!
– Чего надо? – недовольно спросил капитан и икнул. Допил бутылочку и отшвырнул её. Бутылочка полетела к стене и врезалась в кучу себе подобных – таких же пустых. – Зачем пришёл, я спрашиваю?!
– Определили координаты фермы одного из тех мелких, которые на нас напали! – выпалил Эйнер и протянул бумажку Гундману.
Тот мельком взглянул на листок и отдал его обратно Эйнеру. Крикнул:
– Напасть! Разгромить!! Уничтожить!!!
– Есть! – бодро ответил Эйнер и вышел из комнаты.
«Ну всё, теперь эти драконники получат…» – подумал он уходя по коридору.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 14.09.2018 Данил Кузнецов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2362674

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези












1