За пределы привычного 9


Глава девятая.
Первые потери.

- Ну что, рыбаки, много рыбы наловили? - с радостной улыбкой встретила нас бабушка прямо на пороге.
- И для жарки, и на засолку хватит, - ответил ей дядя Прохор, ставя на пол прихожей тяжелый мешок с рыбой.
- Орлы! - бабушка с гордостью потрепала меня с братом по голове.
- А где Сева с Наташей? В магазин пошли? - поинтересовался дядя Прохор, нагнувшись, чтобы разуться.
- Они практически после вас поднялись, увидели, что вы уже на рыбалке и решили на дачу податься, там грядки вскопать, да виноград поспевший собрать, - объяснила наша бабушка.
- Что! - резко встав, заорал дядя Прохор.
Роберт и я вздрогнули от такой его реакции на услышанную новость и не могли понять, зачем кричать. Подумаешь, наши родители уехали на дачу. Что там с ними может случиться? Да ничего. Это же обычная скучная дача, куда мы с братом не любили ходить, предпочитая общаться с друзьями.
- Ты почему их туда отпустила? - продолжал яриться дядя Прохор.
- Ты чего взбеленился? – удивлено спросила бабушка.
- А ты разве не знаешь, что у тебя под носом творится? – на повышенных тонах спросил наш дядя.
- Что случилось? – каким-то напряженным голосом задала вопрос бабушка.
Дядя Прохор собирался ей ответить, но звонок в коридоре изменил его планы, место разъяснений он произнес:
- Иди, встречай гостей.
Бабушка, все еще не понимая, что происходит, безропотно выполнила то, что от нее требовалось. Вскоре она вернулась обратно, но в компании с двумя незнакомыми мужчинами.
Дядя Прохор пожал руки гостям и провел их на кухню. Нас туда не пригласили. Но это не значило, что нельзя подслушать чужой разговор, поэтому мы устроились возле кухни и настроили свои «локаторы», чтобы уловить смысл секретов, которые так хотят сохранить наши старшие родственники.
А разговор пошел интересный.
- Что случилось Прохор? – задал вопрос мужчина с узкими ухоженными усами, он был одет в форму милиционера.
- Я тоже хочу понять причину появления здесь, - сказал другой, чисто выбритый гость, - мы же государственные люди и у нас дел невпроворот.
- Это у тебя-то у начальника МВД дел невпроворот? – усмехнулся дядя Прохор. – Ха-ха-ха! Не смеши мои помидоры!
- А вот насмешки здесь неуместны, - хмуро произнес милиционер. – У нас, понимаешь ли, ЧП областного масштаба. Каждый день поступают заявления о пропаже людей. У нас, что маньяк какой-то в области объявился? Но тогда почему нет трупов? Знаешь, от всего этого у меня голова идет кругом, а ты тут со своей хохмой.
- Подожди, Женя, не горячись, - сказал второй мужчина. Он был одет в приличный костюм, но вот осанка, да и само поведение выдавала в нем военного. – Сейчас Прохор все нам объяснит. Я прав? – он посмотрел на нашего дядю.
- Все верно, Леня, сейчас все объясню, - ответил дядя Прохор. – И начну с главного - у нас большие проблемы.
После его слов, мужчины смачно выругались. По всей видимости, они уже начали догадываться о чем-то нехорошем, а последние слова нашего дяди окончательно подтвердили их опасения.
- Когда это началось? – спросил милиционер.
- Со слов ребят, - дядя Прохор мотнул головой в нашу сторону, - примерно три-четыре дня назад. Но вы сами знаете, с какой скоростью распространяется эта зараза.
Мы заметили, как прикрыла рот носовым платком, она как будто хотела им заглушить вырывающийся наружу крик испуга. Да и мужчины выглядели какими-то обескураженными. Почему? Этого мы пока не могли понять.
- Мать твою! – тихо выругался мужчина в костюме. – Прохор, неужели все так хреново?
- Хуже некуда, - ответил наш дядя. – Так что, скорее всего, придется привлечь твоих парней в помощь милиции.
- Правильно мыслишь, - ободрился милиционер. – А я тем временем усилю охрану режимных объектов.
- Нам нужно как можно быстрей разобраться со всем этим бардаком, - сказал мужчина в костюме.
- Так, что-то еще плохое грядет на наши головы? – насторожился дядя Прохор.
- Через пару недель недалеко от города будут производиться подземные ядерные взрывы. Запомните на будущее, вы этого не слышали, - мужчина в костюме предостерегающе помахал указательным пальцем. – Какие-то умники, там, на верху, решили таким образом соорудить резервуары для хранения сжиженного газа, который в скором времени будет добываться в нашей области, поэтому к нам нагрянет начальство свыше. И если эти снобы увидят, что у нас творится, я даже не могу представить, какие кары посыплются на наши головы.
- Мальчики, может, хватит языком трепать, - встряла в разговор наша бабушка. – Давайте начнем действовать.
- Во, сразу видно разведку! – восхищено воскликнул мужчина в костюме. – Через прифронтовую линию, молча, брать языка.
- Кстати, о языке, - подал голос милиционер. – Прохор, докладывай, как все началось.
Наш дядя подробно изложил услышанную из наших уст историю. Мужчины и бабушка внимательно слушали его.
Как только он закончил рассказывать, все на какое-то время замолчали, как будто хотели собраться с мыслями.
- Значит, сделаем так, - наконец подал голос дядя Прохор, - вы, мужики, старайтесь поддерживать порядок в нашем городе, а я с моей тетушкой, - он посмотрел в сторону нашей бабушки, - будем разбираться в причинах и следствиях всего происшедшего.
Мужчины были полностью согласны с ним. Они торопливо направились на выход. Уже в проеме открытой входной двери, милиционер обернулся и сказал:
- Прохор, держи нас в курсе дел.
- Обязательно, - заверил его наш дядя, а когда входная дверь закрылась, он повернулся в сторону нашей бабушки. – Теперь ты поняла, почему я так вспылил?
- Поняла. Но и ты меня пойми, я что, должна без внятных объяснений, их из дому не выпускать, пока ты не разгребешь все это дерьмо? – на повышенных тонах ответила ему наша бабушка, чем еще больше удивила нас. Мы привыкли ее видеть всегда улыбчивой, с лучащимися от доброты глазами, а сейчас она была сама на себя не похожа.
- Извини, погорячился, - уже спокойным голосом произнес дядя Прохор. - Просто дела обстоят намного хуже, чем я думал. Кровожадные твари уже давно гуляют здесь по окрестностям, а мне не ясно, где их искать. А тут еще ты сообщаешь, что Сева с Наташей с дачи до сих пор не вернулись. Все это тревожит меня. А вдруг с ними что-то случилось?
- Они уже знают обо всем? - чуть ли не шепотом спросила бабушка, стрельнув глазами в нашу сторону.
- Да, я все им рассказал, - ответил дядя Прохор.
- И как они отнеслись к такой новости? - задала вопрос бабушка.
- Выслушали с интересом, но в серьез еще не восприняли, посчитав рассказ всего лишь забавной сказкой, - немного подумав, дал заключение дядя Прохор. - Они должны все увидеть своими глазами, только тогда мальчики поймут, с чем именно им придется в скором времени столкнуться.
- А не рано? - осторожно спросила бабушка.
- Главное, чтобы не было поздно, - ответил дядя Прохор. - Нам нужно ехать на дачу, чую, беда там пришла.
- Я с вами, - сразу отозвалась бабушка.
- Тогда одевайся, мы ждем тебя в машине, - согласился с ней дядя Прохор, после чего обратился к нам:
- Пошли, мальчики.
И вышел из квартиры.
На улице ребята стояли вокруг круга, нарисованного на земле, и играли в ножички. А девчонки с нашего дома прыгали на резинках, как молодые козочки.
Мы следом за дядей добрались до автомобиля и там стали ждать появления бабушки. Вскоре из подъезда появилась она, одетая в болоньевый плащ поверх спортивного костюма и в кедах. Как только бабушка уселась на переднее пассажирское кресло, дядя Прохор завел двигатель, дал газу и на приличной скорости помчался в сторону дач.
Вскоре асфальтированная дорога повела к санаторию, расположенному недалеко от соленого озера. Но нам туда было не надо, так что пришлось съехать вправо, на неровную грунтовку, мимо какой-то подстанции сделанной из кирпича и обнесенной забором из металлической сетки. На ней дяде волей неволей пришлось сбавить скорость, а по-другому нельзя или у автомобиля, который нам казался таким надежным, на одной из многочисленных колдобин точно отвалятся колеса.
Все молчали, если не считать бабушкины скупые фразы, которыми она указывала дяде Прохору направление движения. Я с Робертом сидел, молча, ощущая, как общая нервозность передается нам, хотя совершено не понимал причины такой подавленной атмосферы.
Автомобиль медленно переполз через высокий крутой бугор, слегка чиркнув днищем за его вершину. От этого звука дядя Прохор сморщился, словно откусил кусочек лимона. Дальше мы поехали к высокой стене камыша, разрезанной в нескольких местах узкими прогалинами. Соленое озеро осталось от нас с левой стороны. Там еще на берегу стояла большая цистерна с пресной водой на металлической платформе. Здесь дорога пошла немного ровнее и дядя Прохор прибавил газу. Автомобиль пошел резвей, оставляя после себя густой шлейф пыли.
- Здесь поворачивай налево, - указала бабушка.
Дядя Прохор, молча, выполнил поворот, и мы поехали вдоль участков дач, огороженных деревянными заборами. Правильно, здесь мы доберемся быстрее, чем, если бы повернули на другую дорогу. Та слишком узка, двум машинам не разъехаться, да к тому же, постоянно заливается водой из нередко прорванной центральной поливной трубы или с чьей-то дачи, если хозяин не уследил за поливом грядок. Так что там, сам знаю, проехать на автомобиле весьма проблематично.
Добрались до соседской дачи. Там автомобиль осторожно заехал на небольшой пятачок, немного заросший травой, и только после этого Дядя Прохор заглушил двигатель.
Нас сразу окружила непривычная тишина. Почему непривычная? Потому что в выходной день на всех дачах бурлила активная жизнь до самого вечера. Дачники торопились убрать упавшие листья, вскопать на зиму все грядки, это обязательно нужно сделать до заморозков, убрать последний осенний урожай. А сегодня вообще никого не было, словно все вымерли. И мне стало казаться, что мы приехали не на дачный кооператив, на заброшенное кладбище, где недавно были; такая же гнетущая тишина, безлюдность, вездесущие серые вороны, и скрип, только не крестов, а веток плодовых деревьев, которых здесь хватало.
Из автомобиля первым выбрался дядя Прохор, он замер на месте, прислушиваясь к окружающей тишине. Мы вышли следом за ним.
- Боюсь, что мы опоздали, - то ли с огорчением, то ли со злостью произнес наш дядя и направился к багажнику автомобиля.
Бабушка хмуро в согласии мотнула головой.
Открыв багажник, дядя Прохор достал из потайного ящика наган, привычным движением открыл вправо барабан, проверил там наличие патронов, закрыл его обратно. Он посмотрел на нас, словно решая, доверить нам оружие или нет. Все же нет, так что пострелять по мишеням сейчас нам не придется.
- За мной, - скомандовал дядя Прохор, закрывая багажник, и направился к соседской даче практически бесшумным шагом, как охотник, выслеживающий дичь. Мы же, все еще не понимая, что происходит, последовали за ним.
В невысоком щербатом заборе, сделанном из узкого штакетника, калитка запиралась на обычную проволочную скрутку ободком, наброшенную сверху, так соседи делали специально, зная, что через их участок частенько проходят мои родители, чтобы быстрее попасть на свою дачу.
Дядя Прохор по-хозяйски, сняв скрученную проволоку, прошелся до небольшого деревянного домика с открытой верандой, у которого единственное окно было закрыто ставнями, а дверь заперта на щеколду, остановился, к чему-то прислушиваясь и присматриваясь. Не обнаружив ничего подозрительного, медленно зашагал дальше по натоптанной дорожке, ведущей к дальнему забору, который служил границей с нашей дачей.
Мы от него ни на шаг не отставали, ощущая, как тревога дяди передается нам. Я с Робертом, того не замечая, начал постоянно оглядываться, выискивая взглядом что-то или кого-то, а что именно, сам не понимал, просто неспокойно было на душе, словно в преддверии большой беды.
Неожиданно справа от нас послышалось хлопанье крыльев и каркающий вскрик, заставивший нас вздрогнуть и замереть на месте, ощущая, как в груди бешено стучит сердце. Это с верхушки высокой яблони взлетела ворона, напугав всех до чертиков.
Дядя Прохор тихо выругался, помянув чью-то мать, и пошел дальше. Бабушка, как ни в чем не бывало, следовала за ним. Я же с Робертом, ощущая дрожь в ногах, остался стоять на месте. Не знаю, как брату, а мне сразу расхотелось идти дальше, но в тоже время, остаться без взрослых, когда все нервы на пределе, было выше моих сил. Пришлось перебороть свой страх и быстрым шагом догнать бабушку.
Приблизившись к дальнему забору, дядя Прохор пролез сквозь широкий лаз, который никогда не закрывался и наконец, оказавшись на нашем дачном участке, остановился возле небольшого деревянного сарая, в нем хранились поливные шланги и остальной огородный инвентарь; мотыги, грабли, вилы, лопаты. Сейчас он почему-то оказался закрытым на висячий замок.
- Может, мы с ними разминулись? - почему-то шепотом спросила бабушка. - Они могли пойти домой другой стороной, и теперь сидят там, гадая, куда мы все подевались.
- Если это так, то я выставлюсь литром французского коньяка, - также шепотом произнес дядя Прохор и замолчал, потом немного подумав, поправил себя, - нет, даже ящиком коньяка, главное, чтоб все было, как ты предположила.
Бабушка хотела ответить, но дядя ее остановил, прошипев через приставленный указательный палец к губам:
- Т-с-с! Кто-то идет!
Мы тоже услышали какой-то непонятный шум, медленно приближающийся к нам. Но вот незадача, наш дачный участок более напоминал сад. Нет, там, конечно, были небольшие грядки под помидоры, огурцы, баклажаны, перец и клубнику. Вешала с виноградом стояли, кустарник малины, смородины, но в основном плодовые деревья; высокий орех, яблони, слива, вишня, персики и груши. Их ветви иногда свисали, чуть ли не до земли, тем самым мешая идти по центральной дорожке, вдоль которой была проложена поливная труба. По этой причине мы сразу не могли увидеть, что именно к нам приближается.
Но кто все же это? Шаги какие-то неуверенные шаркающие, так может идти или сильно старый подслеповатый человек, потерявший свою клюку, или слишком пьяный, шатающийся из стороны в сторону и готовый в любой момент упасть. Может это какой-нибудь сосед забрел на наш участок в поиске моих родителей?
В одной прогалине из веток мне удалось заметить знакомую расцветку одежды тех, кто приближался к нам. Отец на даче всегда надевал грубые штаны синего цвета с фланелевой рубашкой в крупную коричневую клетку, а мама ходила в плотном бежевом халате, накинутом на повседневную одежду. Так может это они? Тогда почему ведут себя непонятно как?
- Мам, пап? - насторожено позвал мой брат. Он хотел броситься навстречу приближающимся людям, но дядя Прохор остановил его, схватив за плечо. Меня же остановила бабушка, крепко прижав мою спину к своей груди.
А вот показались они.
Это были наши родители, вот только с ними было что-то не так. Отец с мамой медленно шли друг за другом, покачиваясь из стороны в сторону. Их лица казались какими-то бледными, а глаза, выпученные неестественным образом, обильно покрылись красными сосудами и лихорадочно бегали по сторонам, как будто что-то искали. Одежда местами покрылась рваными прорехами, окрашенными красными разводами, волосы взлохмачены, в них запутались маленькие веточки, сухая трава и колючки.
В это время у меня появилось двойственное чувство. С одной стороны я своими глазами видел, что это мои родители, которых хотелось обнять, но с другой стороны по непонятной причине, ощутил в животе тугой ком страха и бешено стучащееся сердце в груди, которое казалось, слышали все. И на его звук двое тех, кто приближался, ну не мог я с уверенностью на сто процентов назвать их своими родителями, чувствуя нутром, опасность, исходящую от них, ускорили свой шаг, намереваясь в скором времени приблизиться к нам на расстояние вытянутой руки.
И тут прямо под ухом раздались два быстрых сухих выстрела из нагана.
Я увидел, как у них во лбу появились небольшие дырочки, из которых показались капельки крови, похожие на рубины. После этого пришельцы, словно тряпичные куклы повалились на землю.
Вот тогда на меня накатило, сам не знаю что, потому что на время потерял рассудок и не помнил, что творил.
По рассказу дяди, я заорал не своим голосом, как одержимый стал неистово вырываться из рук бабушки, царапаться, брыкаться ногами, даже пытался кусаться, одним словом превратился из послушного ребенка в настоящего демона.
Меня не удержали. Освободившись от цепких рук, держащих, как клещи, я бросился к родителям, лежащим неподвижно на земле, подбежал, упал на грудь распростертого тела и зарыдал во весь голос, уткнувшись лицом во фланелевую рубашку отца.
Дождавшись, когда немного успокоюсь, бабушка, стараясь говорить ласковые слова, заставила меня и Роберта пойти в машину и остаться там, а сама ушла, потом она вернулась вместе с дядей Прохором, после чего мы поехали домой.
Из заднего окна автомобиля сквозь слезы мне было видно, как над нашим дачным участком на фоне вечернего неба поднимаются густые черные клубы дыма, местами наполненные тонкими языками пламени. Это горел наш деревянный дачный домик, подожженный дядей Прохором, а вместе с ним горели тела наших родителей. Темные клубы дыма, медленно поднимающиеся в небо, словно попадали нам в душу, оставляя там густой скорбный осадок, который, как нам казалось невозможно ничем выветрить оттуда.
Вот так мне с Робертом впервые удалось увидеть последствия встречи людей с темными тварями. И вот, что еще. Не знаю, как Роберт, а я до сих пор до конца не простил дядю Прохора, за то, как он в тот день поступил с нашими родителями, хотя потом узнал - все было сделано правильно, и поступить по-другому было нельзя.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 14.09.2018 Молотков С.
Свидетельство о публикации: izba-2018-2362646

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези












1