"Черта". Часть 1. Глава 2. "Проклятие"




Всю ночь Ирвин просидел в холодном, темном зале своего ресторанчика, не смыкая глаз и всё думая, думая. Впрочем, ресторанчиком этот неприметный особняк на окраине города называл только сам Ирвин, ну и Джеймс, иногда, в шутку. Название как-то само приклеилось к дому, когда, приобретая его у старых хозяев, Ирвин заявил, что планирует открыть здесь свой ресторан и заняться бизнесом. Прежние хозяева были людьми пожилыми и, к тому же, переезжали куда-то на край земли. Так что враньё Ирвина ни чем ему не грозило, зато избавляло от лишних бесконечных вопросов. Так и стал этот неказистый снаружи и стильный и ухоженный внутри особняк ресторанчиком Ирвина. Его личной собственностью с молчаливого согласия Повелителя. Здесь Ирвин обычно прятался, когда нужно было подумать, собраться с мыслями, или просто побыть одному, пока Джеймс не сменит гнев на милость. Обычно его ссылка заканчивалась на следующее утро, когда Повелитель звал его, чтобы дать очередные поручения.

Сегодня же всё было по-другому — Ирвин это знал. Джеймс не терпел, когда кто-то бросал ему вызов или угрожал. А Исполнитель вчера сделал и то, и другое. Так был потрясен поступком Джеймса, что позабыл об осторожности и не сдержался. Теперь было слишком поздно раскаиваться. Ирвин очень хорошо знал Повелителя и знал, что тот не простит. И никогда не забудет, сколько бы времени ни прошло. И как бы не наблюдал за своим хозяином Исполнитель, он знал, что и тот, не менее пристально, наблюдает за ним. И анализирует его поступки не хуже Высшего Разума.

Размышляя над этим, Ирвин всё больше злился на собственную неосторожность. Потерять контроль над собой из-за какой-то девчонки было в высшей степени непрофессионально для такого, как он. Нет, его не напугала показная жестокость Повелителя — в неё Ирвин не верил. Да, Джеймс легко выходил из себя, но это лишь правила игры — не более. Гораздо серьезней было то, о чём действительно думал Повелитель в этот момент и, что он чувствовал. А это, к сожалению, не всегда удавалось разгадать слуге.

Вот и сейчас Ирвин всё ещё гадал, как Джеймс поступит с Сантой. Какое решение он примет. Какое?.. Необходимо было срочно понять, что у него на уме. А для этого нужно хотя бы попытаться поговорить с ним и объяснить… Что-то предпринять, пока не стало слишком поздно… Пока эта девчонка не погубила всё, чему Ирвин посвятил свою жизнь…

— Сидишь тут и гадаешь что у меня на уме?

Негромкий голос Повелителя заставил Ирвина подскочить от неожиданности. Он резко обернулся, затем встал и низко склонил голову.

— Простите, сир. Вы вошли так тихо и… — слуга запнулся. — В общем, простите меня, сир, — тихо добавил он.

— Ты так быстро сдаёшься? — Джеймс ухмыльнулся, усаживаясь в кресло, — А как же закон? Или ты больше не Исполнитель и не обязан следить за его выполнением? Тебя больше не волнует моя связь с этой девушкой?

— Главное, волнует ли она вас, сир, — негромко заметил слуга, внимательно глядя на Повелителя.

Джеймс вновь усмехнулся и кивнул.

— Хорошая попытка. Только отвечать всё же придётся тебе, Ирвин. Итак, слушаю твои доводы.

— Мои доводы вам известны, сир. Вы знаете закон и прекрасно понимаете, почему вчера я… — Ирвин не договорил. — Вам нельзя сближаться с женщинами с зеленым цветом глаз. — наконец устало продолжил он. — Проклятие Тирлоков не шутка и не выдумка. Эта женщина с легкостью погубит вас и ваш мир, если… Если вы не уничтожите ее первой. И я не за закон здесь переживаю, поверьте. Просто вы рискуете слишком многим ради мимолетного увлечения. И я не верю, что вы не понимаете, почему нельзя оставлять её в живых. Пожалуйста, убейте её, сир! Или позвольте мне сделать это… Клянусь, она не почувствует боли. Даже испугаться не успеет…

Джеймс долго молчал, глядя на прекрасную белую розу, стоявшую в вазе на столе и являющуюся символом и частичкой его дома. Затем вновь взглянул на друга и покачал головой.

— Нет, Ирвин, — глухо произнес он. — Ты не тронешь Санту.

— Но, сир!..

— Ты хотел знать моё решение? Теперь ты его знаешь, — продолжил Повелитель, оборвав возражения. — Мне нужна эта девочка и я получу её. А потом буду решать дальше. До этих пор ты больше не будешь вмешиваться, понятно?

— Не поступайте так, сир, пожалуйста! — почти с отчаянием взмолился слуга, с трудом подавляя в себе новый приступ обречённой ярости. — Вы всё погубите!

— Что всё, Ирвин? — Повелитель уже шёл к дверям, когда остановился и, обернувшись, как-то странно взглянул в глаза слуги: — У меня ведь нет ничего, — тихо добавил он, снова вздохнув. — Я даже не живу… — и, постояв еще немного, скрылся в дверях.

Исполнитель проводил его долгим мрачным взглядом и вернулся обратно в кресло вместо того, чтобы последовать за хозяином. Сейчас он просто был не в силах разыгрывать из себя примерного слугу. Ему нужно было время, чтобы подумать, чтобы понять, как действовать дальше, чтобы не повторить ошибку… Сегодня Джеймс сказал то, чего не говорил ещё никогда. Он, по сути, признался в своём одиночестве, и это заставило Ирвина задуматься. Значит, Джеймс устал… Значит жизнь Повелителя Вселенной начала тяготить его своей неизменностью и логичностью… Что ж, это даже хуже, чем можно было предположить. И самое плохое, что протестуя сейчас против его желания что-то изменить, Ирвин лишь усугубит ситуацию и ничем ему не поможет. А значит, остается только играть по его правилам и пытаться спасти то, что еще можно спасти. Или всё потерять…

— Хорошо, Джеймс, будь что будет… — пробормотал Ирвин и решительно направился к дверям.

***

— Ты так долго кружил над домом, что я уже решил, что ты никогда не зайдёшь, — съязвил Джеймс, когда Ирвин, к вечеру, появился в дверях гостиной. — Хотел убедиться, что Санты здесь нет?

— Да, сир, — Исполнитель кивнул, предпочитая не отрицать очевидное.

— Её нет, Ирвин. Я её отпустил… Пока.

— Потому что знаете, что она вернётся, — буркнул слуга.

— Верно, — кивнул Джеймс, одновременно жестом указывая тому на кресло. — Присядь.
Ирвин поколебался, но всё же подчинился и присел на краешек кресла.

— Хорошо, теперь расскажи мне.

— О чем, сир? — что-то в его тоне насторожило Исполнителя. Он внимательно посмотрел в глаза хозяина и понял, что не ошибся. В черных зрачках Джеймса мерцал лед.

— О том, что это за тварь летала за мной вчера по всему городу, — Джеймс улыбнулся, наблюдая за тем, как каменеет лицо слуги. — Это твоих рук дело, или Отец опять прислал Наблюдателя?

От его небрежного тона у Ирвина пересохло во рту и потемнело в глазах. Он не мог поверить, что всего за одни сутки совершил уже две чудовищные ошибки подряд! Это едва вновь не вывело его из равновесия.

— Вы правы, — с трудом справившись с обуявшими его эмоциями, после долгого молчания, кивнул Исполнитель. — Это я послал Нерождённого.

— Нерождённого, значит… — протянул Джеймс и лёд в его глазах усилился. Он поднялся с кресла и прошёлся по комнате. Ирвин наблюдал за ним с плохо скрытой досадой и думал о том, с каким удовольствием, он сегодня же, собственноручно отправит Нерождённого прямо в Ад.

— У тебя плохие слуги, Ирвин, — наконец заметил Повелитель, вновь оборачиваясь к нему. — И это вдвойне удивительно, учитывая тот факт, что самому непревзойденному Исполнителю во все времена, самому профессиональному убийце, которого боится вся Вселенная, вдруг понадобились слуги, да еще такие бестолковые. Что с тобой случилось? Ты теряешь квалификацию? Или, может, дело в другом?.. Может дело в том, что ты не считаешь нужным особо церемониться со мной?..

Исполнитель оцепенел, чувствуя, как его щеки покрывает бледность, и земля начинает уходить у него из-под ног. Он прикрыл веки, чтобы только не видеть презрения в глазах Джеймса и, с удовольствием, провалился бы под землю, чтобы не слышать сейчас его слов.

— Что же ты молчишь, мой дорогой Великий Исполнитель? Может, хоть скажешь что-нибудь? — тон Джеймса стал угрожающе небрежным.

Ирвин долго молчал, затем всё же поднял голову, заставив себя встретить тёмный ледяной взгляд. Потом встал и, помедлив мгновение, опустился на колени.

— Я не хотел никак оскорбить вас, сир, — тихо и обреченно выдавил он. — Просто совершил ошибку. Наверное, вы правы и я теряю квалификацию. Но я действительно не хотел оскорбить вас, Повелитель, простите.

Джеймс не ответил. Он вновь прошелся по комнате, молча обдумывая слова слуги.

— Мне становиться все трудней доверять тебе, Ирвин, — наконец глухо проговорил он. — Учти это на будущее, когда у тебя вновь возникнет искушение обойтись со мной как с идиотом.

— Сир, я…

— Принеси мне кофе и приготовь обед! Я умираю с голоду, — оборвал его Джеймс, жестом указав слуге на дверь. — Чёртов Ирвин! — пробурчал он, когда тот покинул комнату. — Столько глупых ошибок за один день! Даже наказывать за это противно… — он вздохнул и, покачав головой, устало откинулся в кресле.

Ирвин вернулся спустя полчаса, неся на подносе дымящийся кофейник и аппетитно пахнущие блюда. Расставив приборы на столе, он взял бокал и наполнил его золотисто-алым напитком.

— Вам нужно выпить это, сир, — негромко заметил он, пододвигая бокал Повелителю.

— Зачем? Чтобы у меня хватило сил сломать тебе шею? — съязвил Джеймс, поморщившись.

— И это тоже, — согласился Исполнитель, вкладывая бокал в руку хозяина.

Джеймс вздохнул, но всё же сделал несколько глотков из бокала прежде, чем приняться за обед.

— Ты сам принимал Эльфониак? — после нескольких минут молчания, вдруг спросил он.

— Пока нет, сир. Мой запас кончился.

— И как давно? — Джеймс нахмурился, взглянув на слугу.

— Три дня назад. Я думал, мы вернёмся домой и тогда… Кстати, могу я спросить, что вы решили относительно Земли? Отец ждет, Повелитель.

Джеймс не ответил. Взяв еще один бокал, он молча наполнил его напитком из графина и протянул слуге. Подождав, пока Ирвин выпьет, он поднялся из-за стола и подошёл к окну. На улице моросил мелкий осенний дождик, отчего листья на деревьях съежились, печально обвиснув на ветвях. Серые облака плыли по небу, подгоняемые ветром и таяли в плотной дымке тумана. Мокрые голуби дремали под деревянным карнизом, нахохлившись и распушив перья, пытаясь согреться прижавшись к теплому стеклу окна.

— Подойди! — негромко позвал Джеймс слугу. Тот молча приблизился. — Взгляни! Что ты видишь, Ирвин?

Исполнитель минуту смотрел в окно, затем перевел взгляд на Джеймса.

— Вам жаль их, сир, я понимаю… — кивнул он с легкой досадой. — Но, увы, это не отменяет необходимости…

— Необходимости чего?! — Повелитель резко обернулся. — Необходимости убить их всех?! Ты это хотел сказать, Ирвин?! — его взгляд пылал, став по настоящему страшным. — Ну, тогда давай! Приступай прямо сейчас, а я посмотрю! Давно хотел увидеть как ты работаешь! — Джеймс замолчал. Золото в его глазах раскалилось почти добела и, казалось, еще секунда, и оно взорвется подобно сверхновой звезде в черной галактике.

— Необходимости исполнять свое предназначение, Повелитель, — спокойно поправил Ирвин, привычно игнорируя откровенную угрозу обращенную на него. — Вы должны решить, а я исполнить. Таковы правила. Никто не может заставить вас убивать, если вы этого не хотите, но тогда вам придется взять на себя ответственность за Мир, который вы сохранили. И вам придется отвечать за свое решение, так или иначе…

— Ты уже доложил Отцу о Санте? — глухо спросил Джеймс после минутной паузы.

— Нет, — Ирвин коротко качнул головой, переводя взгляд за окно. — Он пока не знает.

— Когда ты ему скажешь?

— Отец требует вашего решения насчёт Землян. Он не желает больше ждать. Мне придется явиться к нему в ближайшее время, а значит, Он все узнает. Я не смогу скрыть что-либо от Него, если окажусь за Реликтовой Чертой — вам это известно.

— И что, по-твоему, он сделает, когда узнает?

Ирвин вздохнул и обернулся к Повелителю.

— Вам известен Закон, сир, — в который раз повторил он с ноткой раздражения в голосе.

— Да, Закон, который ты так защищаешь, и который будешь исполнять, когда тебе прикажут убить её! — вновь взорвался Джеймс. — И тебе будет наплевать на всё, кроме твоего чёртового Закона, не так ли?!..

— Я — Исполнитель, сир. — тон Ирвина стал почти ледяным, — Я здесь, чтобы исполнять этот закон. Я служу Высшему Разуму и подчиняюсь, в первую очередь, Ему. Я здесь для того, чтобы и вы подчинялись Ему тоже! Проклятие Тирлоков…

— Проклятие??? Чушь это все! Глупости!!!

— Глупости???.. — переспросил Ирвин, и теперь в его зрачках взорвалась расплавленная сталь, — Мы гонялись за Тирлоками по всей Вселенной несколько тысячелетий! Шесть Повелителей погибли от этих тварей один за другим! Мутанты плодились в геометрической прогрессии и почти захватили Мир — вот они, ваши глупости! И теперь, когда нам удалось, наконец, остановить их, когда последний мутант отправился за Красную Черту, появляетесь вы и заявляете, что всё это чушь?!

— Всё это было миллион лет назад, Ирвин! С чего ты взял, что вирус Тирлоков еще жив? Почему ты решил, что Санта носит в себе гены этих тварей?!

Исполнитель медленно выдохнул, пытаясь успокоиться и уже тише проговорил:

— А вы попробуйте взглянуть на вещи с другой стороны, Повелитель. Спросите себя: Что вас привело в тот чёртов ресторан? Что вас вообще так манило в этот город по вечерам? Почему это началось именно сейчас, перед Решающим Выбором? Почему Земля столько тысячелетий не может избавиться от Зла, как бы мы не старались? И кому нужно, чтобы вы, раз за разом, появлялись на этой планете?.. И наконец, спросите себя: зачем я вчера послал Нерожденного следить за вами?.. Может потому, что опасность для вас слишком реальна?!

— Ну, допустим… — Джеймс всё же сдался и уже более спокойно кивнул, шагая по комнате. — Допустим, так оно и есть, и Тирлоки терроризируют Землю, заманивая меня сюда. Допустим, они знают про Решающий Выбор, и не желают быть уничтоженными вместе с планетой… Но почему ты уверен, что Санта имеет к этому отношение?

— Потому что я не верю в подобные совпадения, сир, — взгляд Ирвина вновь стал холодным и жестким. — И ещё потому, что вы уже попались в их ловушку — я это вижу. Вы можете спорить со мной, сколько хотите, но ещё не было случая во Вселенной, чтобы я ошибся в выборе врага.

Джеймс открыл было рот, собираясь возразить, но не смог, и с досадой отвернулся. Он долго молчал, обдумывая слова Исполнителя, затем подошёл к креслу и сел.

— Если ты прав и Санта часть их игры, что теперь мы можем сделать? — наконец негромко спросил он. — Что мы можем сделать, чтобы спасти её и планету?.. Ты имел с ними дело, Ирвин, и тебе многое известно — это очевидно.

— Всё, что известно мне — известно и вам, сир. Только вы почему-то предпочитаете поступать вопреки здравому смыслу.

— Хватит, Ирвин! Лучше скажи: у тебя есть какие-нибудь идеи на этот счёт?

— Самое верное будет — уничтожить Санту… Вместе с Землёй. — без всякого выражения произнёс Исполнитель, покачав головой. — Это последняя планета, на которой до сих пор рождаются дети с зелеными глазами, а значит, с вирусом Тирлоков в крови. Мы долго ждали. Надеялись, что мутация исчезнет так же, как это произошло в других обитаемых мирах, но этого не случилось. Климат Земли поддерживает жизнеспособность вируса, а где-то, и усиливает ее. Уничтожив Землю, мы избавимся от Тирлоков, если не навсегда — то надолго — это совершенно точно.

— Вот так просто?.. Взять и уничтожить?!.. Убить целую планету только за то, что ей не посчастливилось оказаться жертвой вируса… А тебе не приходило в голову, Ирвин, что никто из живущих на ней людей не повинен в наших просчетах? Что Повелители, которые погибли, сражаясь за этот Мир, погибли за то, чтобы он жил? Что это был их долг и обязанность?.. Ты все время твердишь, что находишься во Вселенной, чтобы исполнять Закон. Что ж, это достойно уважения. Но только ты забываешь, что этот Закон призван защищать жизнь, а не уничтожать ее ради того, чтобы избавиться от проблем, пусть даже надолго! Закон создан ради людей, Ирвин, а не ради комфорта таких, как мы! Мы служим им, а не наоборот, тебе ясно?!

— Да, мы здесь ради людей, но не ради Тирлоков! — огрызнулся Исполнитель, сверкнув глазами. — Защищая Землян — вы защищаете вирус, способный погубить всё живое в других Мирах, даже, в вашем собственном! Поймите, сир, иногда приходится убивать, чтобы сохранить жизнь!

— Это твоя философия как Исполнителя, Ирвин, — Джеймс вздохнул и покачал головой. — Но у меня иное представление о Добре и Зле. Тебе трудно меня понять, но я тебя понимаю. И не виню. Таким ты создан и мне тебя не переделать. Но так случилось, что Повелитель здесь — я, и тебе придется считаться с моим решением!

— И каково же оно, сир?

— Земля и её обитатели будут жить. А мы, отныне, будем искать способ обезвредить остатки вируса в их крови.

— Это невозможно, сир! Мы всё перепробовали еще тогда, поверьте! Этот вирус нельзя уничтожить в носителе!

— Наверное. — Джеймс спокойно кивнул, — Но его можно заставить работать на нас.

— Что вы имеете в виду? — побледнев, Исполнитель вскинул голову, — Что вы задумали?

— Узнаешь чуть позже. И не утруждай себя, Ирвин, я сам поговорю с Отцом. — добавил он прежде, чем покинуть гостиную.

Продолжение следует. Буду благодарна за отзывы!





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 17
© 13.09.2018 Светлана Фетисова
Свидетельство о публикации: izba-2018-2362345

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика












1