Основные правила


Пьеса
Действующие лица
Режиссёр.
Мария.
Аркадий.
София.
Павел.
Сценарист.
Палач.

Акт 1

Выходной день. Раннее утро. Театр. Актёры собрались на пустой сцене малого зала для репетиции нового спектакля. Расставили стулья полукругом, лицом к залу. Ждут режиссёра и сценариста, которые опаздывают.

Павел. Почему мы в таком малом составе собрались? Где остальные герои? Дети, например.

Аркадий. Я слышал, что они отдельно репетируют. Вроде бы, даже всё готово. В отличие от нас.

Наконец, из-за кулис входит режиссёр вместе с актёром, который всегда играет палачей.

Режиссёр. Дорогие мои! Здравствуйте! Наш сценарист заболел. Его уже не будет. Так что сегодня нужно продумать сценарий пьесы до конца. Эта бездарность совсем не успела дописать его. Михаил будет вносить поправки в него, по ходу наших обсуждений. (Указывает на актёра, постоянно играющего палача.) Слава Богу, у нас импровизация! (Себе под нос.)

София. Чем же он заболел? Может, стоит отложить выход спектакля? Прорепетируем его позже.

Режиссёр. Нет. Это совсем не дело. Время, время… Оно безжалостно. Всё нужно делать вовремя. Видите, он не дописал сценарий и уже не допишет. Выпал из окна.

Все ахнули от неожиданности.

Мария. Как он себя чувствует? С какого этажа он упал? Как это случилось?

Режиссёр. Не беспокойтесь, пожалуйста. Я Вас умоляю. Упал он с первого этажа. (Резко остановился.)
Все вздохнули с облегчением.

(Печально продолжает.) Но его переехала машина. Грузовик. Он в коме.
У всех на лицах ужас и потрясение.

(Погружается в размышления.) Это всё так угнетает. Эта печальная новость. (Застыл. Потом резко оживился.) Но в память о нём мы должны поставить эту гениальную пьесу. Его вдохновенные мысли должны обрести форму. Собрались, собрались… Молю вас, сделаем это прямо сейчас. Итак, вы уже выучили персонажи своих героев. Будем историю дорабатывать. Начнём с основы. Что там у вас?

Мария. Я люблю Аркадия. Это несчастная любовь.

Аркадий. О её любви я не знаю. Но испытывая к ней что-то вроде чувств, выбираю назло за её гордость любовь Софии.

София. У нас рождается ребёнок, наша семья очень счастлива.

Павел. Только вот Мария несчастна. Терзает себя за свой характер. Но тут появляется её спаситель, то есть я. На самом деле, спасаю её от бандитов на улице, дальше любовь. Любовь взаимная замечу вам.

София. Все счастливы!
Режиссёр. Чушь, чушь и ещё раз чушь… Нужна драма, натянутая нить на протяжении всего действа. Итак, Мария.

Мария (ожидающе). Да?

Режиссёр. Ты безумно любишь Аркадия. Он отвечает тебе взаимностью. Ты это наблюдаешь очень отчётливо. Но
Аркадий, ты знаешь о её любви и просто подыгрываешь, не испытывая совершенно ничего в ответ. Драма, драма…

Аркадий. Я могу в это время встречаться с Софией.

Режиссёр. Ты уловил мою мысль. Хорошо.

София. А я? Буду видеть, как мой молодой человек травит, словно собачку, другую, и воспринимать это нормально?

Аркадий. Ты можешь и не знать об этом.

Мария. Ну, конечно, женщина всегда это чувствует. Тем более, они учатся на одном факультете. Все друг у друга на виду.

София. Я тоже так считаю. Неправдоподобно.

Аркадий. Ну, ладно. Что вы тогда предлагаете?

Мария. Пусть она понимает происходящее. Но являясь самоуверенной личностью, по жизни, считает себя победительницей в этой ситуации. Точно знает, что никуда от неё Аркадий не денется.

Аркадий. (Срывает цветок, находящийся в углу сцены. С довольным видом дарит его Софии, а Марии посылает воздушный поцелуй. Павел подсмеивается над происходящим.) Держи, моя дорогая! Ты одна в моём сердце! А что я делаю без тебя? Поверь! Это не от души. Просто моя природа прорывается наружу.

София. Конечно, мой дорогой! Но чтобы мне не пришлось узнать то, что я будто не знаю, постарайся уж, пожалуйста. Ради нашего ребёнка.

Аркадий. У нас есть ребёнок?

Режиссёр. Да, у вас будет ребёнок. После института. Мария же будет работать и страдать, страдать и работать. Пока не встретит Павла. Он великолепный, добрый, мужественный молодой человек.

Павел. Я влюбляюсь в неё или нет?

Режиссёр. Влюбляешься. Ваш роман начинается медленно. Никто из вас не решается признаться в своих чувствах первым. Но в конечном итоге: любовь, страсть и свадьба.

Мария (переигрывает). Неужели? Счастье переполняет меня. Вы видите это? Вокруг красота и весна. Как долго я тебя ждала. Хочу ребёнка от любимого человека!

Павел. В общем, заканчивается пьеса на всеобщем счастье героев!

Режиссёр (тихо и спокойным голосом). Нет! Закончится она, когда все погибнут. (Громогласно возвещает.) Драма, драма… Помните! За банальщину нам не дадут ни единой награды на фестивале.

Павел смеётся. Мария явно расстроена.

Павел. Пусть Мария выпадет из окна. И конец истории!

Режиссёр (строго). Нет. Погибнуть должен Павел. Причём как-то трагично, бесчеловечно. И чтобы Мария мучилась от угрызения совести за что-нибудь. Люди должны мучиться!

Аркадий. Может, он погибает на войне?

Режиссёр. Гениально!

София. На какой?

Режиссёр. Не важно. Всегда есть какая-нибудь война.

Аркадий. Но перед тем как отправиться туда, он застаёт Марию и меня обнимающимися во дворе их дома.

Мария. Да, мы можем случайно встретиться в городе, и Аркадий осознает, что тоже любит меня.

Режиссёр. Страсть, драма… Да, пусть так и будет.

София. Павел погибает на войне. Что с нашей семьёй?

Режиссёр. Раз война. То Аркадий тоже идёт воевать. Но он выживет в конечном итоге.

Мария. Давайте, у меня ребёнок родится от Аркадия?

София. Ты что так хочешь родить? Роди от своего мужа. А на чужих не смотри!

Аркадий. Да, пусть Мария всё же от мужа родит ребёнка, когда он уже будет на войне. Девочку. А у нас в семье – мальчик…

Режиссёр (задумчиво). Так, так… Когда война, у женщин – по ребёнку. Они оказываются на одном заводе. Приходится общаться. Даже сдружатся в какой-то момент. И вот…

София. Что? Кто-то снова погибает?

Режиссёр. Да. Ты.

Аркадий истерично смеётся. Павел угрюмо смотрит на режиссёра.

Режиссёр. София погибает от пневмонии. Перед смертью завещает Марии заботиться о своём ребёнке.

Мария (играет). Обещаю тебе, что буду воспитывать его, как родного.

Режиссёр. При этом вы обе думаете, что Аркадий тоже уже погиб на войне. По ошибке так сообщили Софии.

Павел (удивлённо). Мария одна будет заботиться о двух детях в войну?
Режиссёр. Молодой человек, Вы явно недооцениваете силу женщины. Мать ради своих детей способна изменить мир.

Павел. Пусть тогда скорее закончится война. И они заживут счастливо и спокойно.

Аркадий (пародируя режиссёра). Нет. Драма, драма… Награда.

Режиссёр (недовольно). История не заканчивается так просто. Война заканчивается. Они живут более или менее хорошо несколько лет. Дети – уже подростки. Ладят друг с другом. Ходят в одну школу.

София. Мария заболевает! Серьёзным заболеванием!

Режиссёр (загораясь от воодушевления). Да. Её болезнь прогрессирует.

Аркадий. Я когда появляюсь?

Режиссёр. Вот, сейчас. Ты их долго искал после войны. Но так как они переехали к морю, то ничего не выходило.

София. Знаю, как им встретиться. (Закрывает глаза.) Закат. Волны накатывают на золотой песок пляжа.

Аркадий стоит у самой воды и смотрит вдаль. Его седые волосы треплет свежий ветер. Дети привели больную мать на пляж, так как она не хотела умирать в больнице, не увидев напоследок моря и мира. Они встречаются. Он держит её за плечи.

Мария (в объятиях Аркадия, играет). Я так люблю тебя. Всегда… Только… (теряет сознание).

София (грустно). И после этих слов она умирает на руках любимого человека.

Павел (со злобной ухмылкой на лице). Тогда для полной картины и драмы, пусть Аркадия утащит в море огромный осьминог. (Смеётся.) Вот, драма то.

Режиссёр (очнувшись от представлений, кричит с гневом). Как Вы смеете портить такое искусство своими нелепыми домыслами. Это история. Всё имеет свой смысл и должно быть пропитано драмой вечности.

Павел (с иронией). Вам, конечно, виднее. Я не спорю.

Режиссёр. Итак. Аркадий теперь остаётся с детьми. Они вырастают и влюбляются друг в друга.

Павел (многозначительно). Но…?

Режиссёр. Не ёрничайте! Спокойно, спокойно! (Говорит сам себе.)

Аркадий. Что дальше? Уже даже интересно, чем закончится.

Мария. Пусть они живут. Прошу Вас!

Режиссёр. По закону жанра, они должны принять на себя весь груз ошибок своих родителей. Поэтому на пике своей любви они разбиваются на машине за неделю до свадьбы.

София. Ну, Вы – и монстр! Пусть бы радовались жизни! Такие молодые! Кто-то должен, ведь, быть счастлив в этом мире!

Режиссёр. Так надо.

Аркадий. Я тогда схожу с ума от горя.

Режиссёр. Не просто… Сходишь с ума и спрыгиваешь вниз с многоэтажки, закрывая раз и навсегда эту гениальную чувственную историю.

Мария. Кто же будет смотреть такую жуть?

Режиссёр. Не обязательно, чтобы нашу историю полюбили. Мы за неё получим награду – раз, а два – достаточно, чтобы люди узнавали себя в этой пьесе. А кто-то точно узнает!

Палач (вставая и укладывая бумажки). Я всё записал и кое-где исправил.

Павел (с иронией). Палач пишет нашу историю. Символично!

Палач уходит со сцены.

София. Ладно. Это ведь просто пьеса. Одна из многих. Когда репетируем?

Режиссёр (восторженно). Теперь хочу сообщить самую главную и замечательную новость. Это предполагается спектакль – импровизация. Играть придётся уже сегодня. (На лице его застывает улыбка, словно, он ждёт одобрения и радости в ответ.) Наша премьера.

Мария. Как?

Все удивлённо возгласили.

Режиссёр. Не удивляйтесь. Это необходимо. Наш театр в век жёсткой конкуренции нуждается в инновациях. Новое видение, новое представление, новая история. Видите свет за кулисами? Идите туда. Слова вам Палач принесёт. Почитайте, подготовьтесь морально. Помните, театр существует, только пока вы там страдаете! Постарайтесь уж.

На сцену входит Палач со Сценаристом. Все удивлены, увидев Сценариста.

Мария. Вы же – в коме?

Сценарист. Я – в шоке, а не – в коме. Когда я дал прочесть сценарий Режиссёру, он запер меня в гримёрке, а вам соврал. (Вырывает бумаги у Палача.) Дайте-ка, прочитать, что у вас получилось.

Акт 2

Режиссёр. Каждый раз, когда сценарий готовишь ты, получается банальная скукотища. Никакой фантазии.

Сценарист. Да, у тебя здесь фантазия через край. Гигантского осьминога не хватает для полной картины.

Павел. Я предлагал, кстати.

Мария. Нет, ну мы что играть то будем?

Сценарист. Вы хотите играть эту драму? Ладно, даже драму. Но не бессмысленную чушь же! История должна иметь облагораживающий смысл, чему-то учить последующие поколения, передавать опыт.

Палач. Снова писать, что ли должен? Кажется, на сегодня с меня достаточно. Объём и характер моей работы прописан в договоре. Я не за идею тружусь тут.

Сценарист. Ты можешь идти. Мы без тебя обойдёмся.

Палач (смеётся). Не перегибайте палку. Без меня ни одна пьеса не обходится.

Аркадий. А в нашей пьесе твоей роли нет. Ты же сам знаешь. Писал её.

Палач (тихо говорит сам с собой). Моя роль огромна, хоть и незримо для вас. (Уходит за кулисы.)

Сценарист. Давайте, что-то поправим. И пойдём играть уже.

Режиссёр. Полдень. Вы не успеете. Скоро представление. А я пошёл. (Уходит.)

Сценарист (раздражённо). Да, мы сценарий не успеем переписать. Испортили всю историю. Он – то ясно – за наградой гоняется каждый раз. А вы куда смотрели? Это же отвратительно.

Мария. Он – режиссёр. Не наше дело – вмешиваться.

Павел. Ему попробуй, возрази. Он – главный!

Сценарист (нравоучительно). Он – главный! А играть вам. Подумайте теперь, кто будет стоять на сцене и позориться с такой-то историей.

София. Что нам делать тогда? Отменим выступление.

Сценарист. Уже всё оплачено. Люди ждут. Отменить нельзя. Слишком мало времени до начала осталось. (Впал в раздумье. Потом резко очнулся.)

Павел. Вы что-то придумали?

Сценарист. Да. Но это потребует от вас блестящей сноровки и непревзойдённой игры.

Аркадий. Мы готовы. Дайте таланту шаблон, и он превратит его в произведение искусства.

Сценарист. Наше представление – это импровизация, в какой-то мере. Так должно было быть. Но мы сделаем полную импровизацию. Надо задать акценты, на которые вы будете опираться, определить основные сюжетные линии, характер вашего действа. По ходу дела разберётесь с мелочами.

Мария (скептично). Звучит не как план. Совсем.

София. Я могу растеряться. Импровизация – не мой конёк. Тем более в таком объёме.

Аркадий. Хватит вам! Это очень интересно! С удовольствием поучаствую в таком спектакле. Представь: нет никаких рамок, делай всё, что хочешь. Говори, что придёт на ум. Живое соперничество прямо на сцене. Чистое искусство.

Павел. Время! Приступим к обсуждению. Или Вы дадите нам какие-то наставления?

Сценарист. Акценты, в первую очередь. Начнём с Марии. Твои главные черты: доброта, чувствительность, самопожертвование, верность.

Мария. Верность – уже не моё.

Сценарист. Думаю, вернём тебе это качество. Ты не против?

Мария. Я, наверняка, буду счастливее, если не предам близкого мне человека.

Аркадий. Но меня, то она всё равно любит.

Мария. Если смогу не предать его. Ты – уже пройденный этап. Моя жизнь заключается в Павле и в нашем ребёнке.

Аркадий. Я не особо хотел вмешиваться. У меня – своя счастливая семья. Сын. Его воспитанием и займусь. Жена меня понимает и во всём поддерживает. Что ещё нужно? Не знаю, почему это я сбился с пути.

Сценарист. Если с Марией определились, то перейдём к Аркадию. Ты уже достаточно наговорил. Но мне необходимо определить твои особенности, на которые будешь опираться. И не дай Бог, отступишься от них!

Аркадий. Знаю, спектакль – это работа целой команды. Подвести нельзя. Какие?

Сценарист. Основные черты – это целеустремлённость, общительность, талантливость во всех делах, за которые берёшься. И главное, ты должен ценить, что имеешь.

Аркадий. Я понял. Не только мне, но и другим стоит запомнить эти качества. Они будут строить игру также и на ожиданиях определённых действий от партнёров. Так ведь?

Сценарист. Несомненно. Павел, перейдём к тебе. Основа – это решительность, честность, доверчивость. Этим ты можешь переломить некоторые ситуации, от которых хотелось бы избавиться в истории.

Павел. Как мне изменить наступление войны?

Сценарист. Этого изменить, к сожалению, не получится. Слишком много актёров уже задействованы. Они готовы. Поэтому попробуй не погибнуть там. А зависеть это будет от того, насколько ты задолго до войны придерживаешься основных своих черт в роли. Так что, дерзай!

София. До меня дошли уже? Как мне себя вести?

Сценарист. Давай, ты у нас будешь: весёлой, сердобольной, мудрой. Придерживайся каждого качества! (Подмигивает и улыбается.) Это важно.

Аркадий. Всем всё понятно. Пойдём те же скорее. Наш выход. Я уже слышу, как в вестибюле собирается зритель. Их скоро впустят в большой зал, мы же ещё не переоделись.

Сценарист. Теперь самое главное. Образ каждого героя должен оставить неизгладимый след в душе каждого зрителя. Ваши темперамент, цвет и даже запах должны работать на образ. Что-то вы не сумеете исправить в написанном. Но задача – не сомневаться в себе. Всё, что в ваших силах – сможете изменить или улучшить. Помните! Вера в свои возможности! Теперь можете идти.

Мария. У меня ещё есть вопрос. Как же наши дети? Можно ли им переиграть предписанное?

София. Да? Хочется, чтобы они были счастливы. Первые роли. Неужели будут играть во мраке?

Сценарист. Переписать уже ничего нельзя. Только я уже вам сказал! Всё, что возможно – меняйте. А от результата ваших усилий будет зависеть их история, которую им нужно будет доиграть. Если им не придётся исправлять ошибки, то они будут жить по-другому.

Мария (улыбаясь). Мы постараемся вдвойне ради этого.

Сценарист. Чуть не забыл. Вы сейчас пойдёте за кулисы. Идите в ту сторону, где свет. (Показывает в сторону.) Там всё готово. Когда зайдёте в гримёрку, только не смейтесь, нужно хором прокричать.

Павел. Это ещё зачем?

Сценарист. По давней традиции. Вы должны почувствовать единение перед выходом на сцену. От игры каждого будет зависеть дух и смысл всей пьесы.

София. Мы о такой традиции и не слышали.

Аркадий. Да, ладно, вам! Сделаем. Это, и впрямь, хорошая идея.

Павел. Сделаем.

Мария. Хорошо.

София. Это будет весело.

Сценарист. Уже час. (Смотрит на часы.) Вам пора!

Они уходят за кулисы. На сцену возвращается Режиссёр.

Режиссёр. Ну, вот. Опять ты всё усложнил. Сыграли бы уже готовый сценарий. Не пришлось бы переживать за всё предприятие.

Сценарист. Если бы ты не переписал его, то мне не пришлось бы всё исправлять. Ты когда-нибудь угомонишься?

На сцену выходит Палач.

Палач. Всегда любил этот момент. Начало истории всегда интереснее её конца. В начале есть надежда.

Режиссёр. Странно от тебя это слышать. Ведь твоё появление, обычно, – в конце. И тебе обязательно – на выход.

Палач. В том и дело. В начале есть надежда, что мне не придётся выходить сегодня на сцену.

Сценарист. Всё, тихо. Спектакль начинается.

Из-за кулис раздаётся плач четырёх новорождённых.

Конец.
2017 год





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 20
© 13.09.2018 Олька Казакова
Свидетельство о публикации: izba-2018-2361714

Метки: пьеса, основные, правила, жизнь, судьба,
Рубрика произведения: Проза -> Пьеса












1