Ставки сделаны, господа!.. (действие 9, явление 2)


 

Пьеса о белой гвардии. Выкладываю только эти действие и явление (самый конец). Все остальное будет на диске.

От автора - Ольга Лобанова.
Барон Корф Евгений Васильевич - Александр Степахин (Москва)
Есаул Тапилин Дмитрий Сергеевич - Евгений Лобанов (Екб)
Капитан Антюфеев Игорь Валентинович - Дмитрий Дегтярев (Екб)
Песню "Ставки сделаны, господа!.." (муз. и сл. мои) исполняет Юлия Сычева (Екб), "Блудный сын" (муз. моя, сл. Иван Кузнецов) - я.

Действие 9
Явление 2
Тот же ресторанчик в Париже. На сцене – Мария Успенская, за столиками – Тапилин, Корф и Антюфеев.
Корф (горячась). …Это из-за вас, казачков, мы здесь! Заладили, как колокольный звон – Дон-Дон! Как будто есть только ваш тихий православный, а России – нет! Вам только бы его освободить, а там и трава не расти! На Москву надо было идти с нами, на Москву!
Антюфеев. С кем – на Москву? И когда – в девятнадцатом? Уточни, барон!
Корф. Да какая разница! На Мос-кву!
Тапилин. Игорь Валентинович прав: когда и с кем? Еще Каледин сказал: «Проболтали Россию!» Вожди наши никак договориться не могли, каждый в свою сторону тянул. Но и объективно ситуацию оценивать надо было. Ведь казак на Москву никогда не пошел бы: освободил свою станицу, в лучшем случае – весь Дон, да и остался пахать да сеять. Что ему Россия? Дон всегда автономным был. Это добровольцы были свободны от территории и народа. Сложился бы в восемнадцатом Доно-Кавказский союз, присоединились бы к нему все казачьи области, восстановилась бы Запорожская сечь на Украине, и возник плацдарм для наступления на Москву. А там бы, глядишь, и Тамбов подтянулся… Ведь в двадцать первом там мамантовское оружие стреляло – то самое, которое он оставил во время своих рейдов в девятнадцатом… С территории Дона, между прочим! И у него служил мой товарищ, казак, хорунжий Попов. Голову сложил под Царицыным, как я узнал недавно…
Корф (перебивая). А оружие-то вы зачем у немцев брали?
Тапилин. А у кого брать было? Ваш Деникин, как ласковая теля, двух маток сосал! И союзников, и немцев – через Краснова! На словах выступал активно против германцев, но оружие у Краснова брал, зная, что оно – немецкое. Что это, как не двуличие? Вы не давали нам оружия, а чем нам было защищать свои хаты? Вилами, как в восемнадцатом верховые станицы? Да, тогда красных исключительно вилами да рогатинами прогнали, а потом, когда большевики сорганизовались? Тут уж вилами не обойтись было… Немцы-то появились на Дону без нашего участия, неожиданно, но ведь мы оградили себя от их вмешательства мирным путем! Переговорами в Киеве, письменным сношением с императором Вильгельмом… И к чему было требовать от Краснова подчинения Деникину? Придя к нам, не представляя никакой серьезной вооруженной силы, расположились в нашем мирном Задонье – после тяжелого похода, мы вас кормили, одевали, предоставили кров. А вы – гадить!..
Антюфеев. Согласен с Дмитрием Сергеевичем: гордыня все, исключительно гордыня! Пока мы ее тешили - все, красные росли и мужали. В результате – мы здесь, а они – там.
Корф. Ну и что мне теперь делать с моей гордыней? Подскажите, казаки-добровольцы!
Антюфеев. Жить!
Корф. А если я уже не могу - жить? А если я могу только пить?
Антюфеев. Тогда вам остается одно...
Успенская (объявляет со сцены). Ставки сделаны, господа!..
Ставки сделаны, господа!
Половина не лучше, чем целое.
Ставки сделаны, господа,
Вы — на красное, я — на белое.
Говорите: кровь — не вода,
Так чего ж вы Россию делите?
Ставки сделаны, господа,
Ставки сделаны, ставки сделаны,
Ставки сделаны, господа,
Ставки сделаны, господа.

Может быть, мы уйдем без труда
Кто — в безмолвие, кто — в историю.
О победах гудят провода,
А потом — на четыре стороны.
Завтра нас распнут без суда
Неуемные красные демоны.
Ставки сделаны, господа,
Ставки сделаны, ставки сделаны,
Ставки сделаны, господа,
Ставки сделаны, господа.

Знаю: мы пропадем без следа,
Не узнают парижские площади,
Как на русские города
Наши молча проскачут лошади.
От кого мы бежали сюда?
Кто, скажите, играет белыми?
Ставки сделаны, господа,
Ставки сделаны, ставки сделаны,
Ставки сделаны, господа,
Ставки сделаны, господа.

Кровь течет, как меж пальцев песок,
Вытекает Россия-матушка.
Так не проще ли — пулю в висок,
Чем круги, словно нерв, наматывать?
Умудрились попасть не в масть,
На тропинку свернули узкую.
Суждено наиграться всласть
Нам с тобою в рулетку русскую.
Суждено наиграться всласть
Нам с тобою в рулетку русскую...
(Евгений Лобанов, исполняет Успенская)
Корф. Вы правы, капитан, мне остается одно… Вытаскивает револьвер, крутит барабан. Вместо первого выстрела слышен щелчок. Барон снова крутит барабан и еще раз нажимает на курок. Звучит выстрел.
Чей-то голос.Проигрался…
Антюфеев. Как-кая пошлость, барон…
Блудный сын
Исходив все пути и дороги,
Словно снег, беспощадно седой,
Он стоит на родимом пороге
Перед старой отцовской избой.

И отец, не приветивший гостя,
Говорит в пустоту, не спеша:
«Мать полгода уже на погосте –
Отстрадала, святая душа…

Все ждала да молилась ночами –
Пожила б еще, кабы не ты!..»
И у сына встает пред очами
Образ мамы – земной доброты.

Он кругом виноват перед всеми:
Перед Родиной, домом, людьми…
…И уходит он утром осенним,
Блудный сын, псам бродячим сродни.
(Иван Кузнецов, исполняет Тапилин)
10 -22.07.2018.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 44
© 13.09.2018 Евгений Лобанов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2361675

Рубрика произведения: Проза -> Пьеса












1