На выборах правду не ищут


Кто не встречал утро на следующий день после Всероссийского Единого дня голосования, тот несчастный человек. Это утро, убелённое в займищах туманью, оплаканное хрустальной росой, оплёсканное с Востока рубиновыми облаками, обветренное прохладой, политое водочкой, щедро осыпанное закуской, всегда таинственно, загадочно, непредсказуемо. Оно, как Божия воля, делающая людей либо счастливыми, либо наоборот несчастными за грехи тяжкие, предвыборные. Веруськин, человек от председательской сохи, считал себя счастливым и до глубины души безгрешным нимбоносцем. Фроська, полусгорбленная старушка, наоборот ощущала себя в этот день самой несчастной из всех живущих в донских становищах. На её долю приходилась самая поскудная работа - ночью мыть полы в избирательном участке. С вечера 9 сентября и до утра она подметала, скребла, омывала дощатые, крашеные олифой полы в помещениях и по традиции разгоняла по домам засидевшихся за праздничным столом, не в меру загулявших и отупевших от обильных возлияний членов участковой избирательной комиссии, а самого председателя УИК Ушлепкина, краснолицего и пьяного в усмерть, вытолкала с участка на ночной сельский воздух оплеухами и пинками:

- Иди, алкоголик, отсюда. Понажирались тут, столы облевали, кожаные кресла ножами порезали, казенные скатерти вилками потыкали, порвали агитматериалы на туалетную бумагу, урны избирательные пообсыкали, фу, быдло !

Изгнанный бабкой Фроськой Ушлепкин далеко не ушёл от избирательного участка, пошарахался по темному двору в поисках выходу на улицу, потыкался в деревья, электростолбы с перегоревшими лампочками, поразговаривал сам собой, поматюкался на неудобства, и, обессилев, упал тут же, возле лавочки, перед входом в правление сельского товарищества " Заветы Губернатора", там, где разместили помещение для голосования. Так и пролежал до утра. Нашел его счастливый Веруськин, председатель хлеборобного товарещества, который встретил утро на удивление самому себе трезвым.

Веруськин потрусил скрюченного от холода Ушлепкина за плечо и говорит:

- Спиридоныч, вставай, падлюка, ЧП у нас широкомасштабное ! Позор пал на нашу станицу, ты контру пропустил в наши казачьи становища, что теперь Губернатор скажет?

Ушлепкин проснулся не сразу, при первом прикосновении руки Веруськина он даже не пошевелился. Веруськин толкнул его в плечо. Тот засопел еще громче, а при втором - повел бровью, при третьем, более сильном, у него дернулась голова, а после, когда Веруськин со злостью ткнул кулаком в бок Ушлепкина, тот полуоткрыл мутные глаза, тупо посмотрел на Веруськина и залепетал, аки младенец:

- Шурочка, женушка моя, я не виноватый, это они, Ваняткин и Михельсон, меня споили, поскуды ! А Веруськин к бабам тянул... меня, святого человека хотели опоскудить, втравить в блуд...

- Какая я тебе, Шурочка ! Идиот ! Начальника своего не узнаешь? Протри гляделки, алкаш, конченный ! - Встряхнул за плечи Веруськин ополоумевшего от пьянки Ушлепкина.

По лицу Ушлепкина пробежал легкое замешательство, переходящее в осознание происходящего.

- Ой, Сергей Иванович, это ты ? Прости меня... а то я думал Шурочка, супружница моя, меня у люлечку укладывает... А где это я лежу... ? Деревья кругом, кусты обоссанные... трава обгаженная котами,  залохмаченная собаками. Не узнаю... Опять, Сергей Иванович, куда-нибудь к прудам завезли и бросили комарам на растерзание.

- Идиот, Фроська тебя санными тряпками погнала с избирательного, муру начал там водить, она и не выдержала.

- Я её суку...

- Ладно, ладно... будя... Тут такое дело. Ты знаешь, что у нас с подсчётом голосов казус произошел. Наше передовое товарищество облажалося перед всей областью.

- Да иди ты... Не верю ! У нас все нормально, все проголосовали за "Единую Россию" и лично передо мной отчитались... сам протокол подписывал !

- Идиот ! Из всех 1365 участников голосования только 1364 проголосовала за "Единую Россию", а какая-то падла отдала один голос в пользу " Демократического альянса" ! Это же переворот ! Бунт ! Власть отнимают и не только меня, но и Губернатора ! Завтра к нам из области приедут и проверку устроят. Меня потом за решётку усадят ! Я то думал счастливо утро встречу, а тут получается политическая заморочка - свержение законной власти ! Скажи, кто мог это быть !?

- Не знаю... Может бабка Фроська ! Она уже давно на меня зубь точит, чуть что тряпками кидается... Это она статистику испортила ! Точно ! Выгони её с работы ! Пусть без денег помыкается... заслужила.

- Да какая там бабка Фроська! Она лично со всеми показывала мне бюллетень с проставленной птичкой в нужном месте...

- Ну тогда это скотник Ванька, Ей Богу, он. Рассказывали, когда он напился в скотской стайке, перед коровами речь держал и хулу на "Единую Россию" возводил, площадно ругался на политсовет партии, публично каялся, падал на колени перед коровами за то, что вступил в эту партию воров и жуликов, поскудил её по чем зря ! Коровы потом доиться перестали. Привес упал до низких показателей. Это точно он ! Ей, Ей... он.

- Не неси чушь, идиот ! Скотник Ванька десять суток отбывает в районной полиции за оскорбление соседей действием... Топором их чуть не порубал...

Ушлепкин нахмурился. Пригладил взъерошенные волосы, отряхнул с лица прилипшую зелень травы и дворовые щепки.

- Ну тогда этот заговор устроили доярки... Они давно грозились отомстить нам за то, что зарплату за три месяца не выплатили... Николаич, не давай им грошей ещё три месяца. Пусть знают как хулу на Губернатора и Единую Россию возводить !

- Та нееее... Вряд ли... Доярки Степаха, Угриха, Полосуха, Васянкина жена, Куравлиха, мне лично бюллетени отдали с галочками в клетках, я их потом сам в урну кинул...

Недалеко от них рядом с гаражом для отстоя председательского «Мерседеса» 2016 года выпуска, служка колхозного правления Фроська выплеснула в кусты грязную воду с обмывками из ведра. Развернулась и хотела пойти на избирательный участок. Её окликнул Веруськин:

- Ей, раба Божья, Ефросинья Колевна...то бишь Николаевна... ты чё тут шарахаешься, людям рассказывать мешаешь ?

- Да ну Вас ! – Зло отмахнулась Фроська и пошла дальше.

- Послушай, Ефросинья Николаевна, а ты случаем не знаешь, кто проголосовал "За Демократический альянс"?

- Чё ж не знаю... знаю. Вся станица уже в курсе, гудит...

- Да ты что ! - Выпрямился Веруськин и, выпучив глаза, уставился на Фроську. - И кто же ?

- А вот он, Ушлепок, и проголосовал ! - Показывая пальцем на Ушлепкина полулежащего у ракитных кустов, ответила Фроська. - Проголосовал и позвонил в область, обматерил всех там, включая Губернатора, и сказал - это вам, поскуды, за людоедскую пенсионную реформу. Пьяный был в усмерть... его и понесло...

... Утро прошло быстро. Потом наступил вечер, ночь, снова утро... Итак все пятнадцать лет. Ушлепкин больше в выборах не участвовал. Ушел на пенсию поздно, «по социалке», в 70 лет, хотя должен был пойти по вредному списку в 55 лет. Злые станичные языки говорили, что это ему отрыгнулось; приехал из области представитель Пенсионного фонда и все документы, подтверждающие трудовой стаж Ушлепкина,  увёз в область на сверку. Там они где-то и пропали... Куда Ушлепкин только не писал, но все бестолку. А председателя тогда, после выборов сняли, за неумение руководить крестьянским хозяйством. На собрании проголосовали за его отстранение от должности все станичники, единогласно.





Рейтинг работы: 5
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 46
© 13.09.2018 Юрий Алексеенко
Свидетельство о публикации: izba-2018-2361671

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Irraida       19.09.2018   14:04:44

За это скоро будут сажать,пишите братья по перу, пока не поздно))))
Борис Бочаров       14.09.2018   13:13:16
Отзыв:   положительный
Смело, однако... Юра, я так думаю, что твой рассказ должен войти в историю, а она, как известно повторяется. Написано здорово. С ув. ББ

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  












1