Мелодия любви ( драма ) Часть 2 Главы 6 - 10


ГЛАВА ШЕСТАЯ

Лекарство, которое прописал лечащий врач, оказалось очень дорогим. Но доктор предупредил. что если его не купить, то всё может закончиться трагически.
С деньгами на лекарство помог Камило. Только благодаря его настойчивости и энергии Феликс был переведён в другую больницу - в клинику Университета Дружбы Народов имени Патриса Лумумбы.Здесь всё было по - другому: и уход за больными, и отношения к ним, и обеспечение лекарственными препаратами - всё на высшем уровне.
Болезнь у Феликса протекала тяжело. Надя очень уставала. После работы она ехала через всю Москву к нему в больницу.Ночами варила любимому куриный бульон, чтобы он побыстрее выздоравливал. Почти каждый день Камило таскал другу в больницу фрукты и кагор, где-то услышав, что именно это " священное" вино очень полезно лёгочникам.

*****

В тот вечер преподаватель-тёзка Феликс Васильевич приехал на курсы рано, как никогда. При виде его, одетого с иголочки, радостного и ослепительно красивого, Наташа Коршакова удивлённо вскрикнула:
- Глядите-ка, девчонки! Наверное, слон в московском зоопарке сдох. Наш Феликс трезв, как стёклышко!
Все дружно захихикали и, обступив преподавателя, забросали его вопросами:
- Феликс Васильевич! А мы сегодня будем заниматься? а почему Вы сегодня такой красивый? А класс нам дадут?
- Девчата! У меня сегодня день рождения. - заулыбался преподаватель.
- Ой, поздравляем! - протянула Маринка Звездина. - Что ж Вы нас не предупредили заранее? Мы бы по такому случаю цветочки купили.
- Да зачем афишировать? Я хотел здесь, в каком-нибудь классе стол накрыть и немного с вами посидеть. Но, видимо, ничего не получится. Все классы заняты.
- Сколько ж можно? - взорвалась Нэля Бокман. - Мы что, хуже других?
- А как же закреплённая за нами аудитория? - робко спросила Надя.
- В ней " французы" сидят, - виновато улыбнулся Крейнин. - Их пятнадцать, а вас всего пятеро. Давайте не будем сегодня устраивать скандала. а позанимаемся у кого-нибудь дома. А после занятий устроим чаепитие.
И Феликс Васильевич окинул взглядом всех учениц, ища у них поддержки. Мишаню учитель как всегда проигнорировал.
Нэлька Бокман сделала кислую физиономию, словно её накормили лимоном.
- Я бы с удовольствием, - пожала она плечами, - но у меня родители дома. С ними лучше не связываться.
- А у меня брат вечно " под балдой", - вступила в разговор Наталья.
- Можно было бы поехать ко мне, - сказала Маринка, - но дочка не даст нам заниматься. Она у меня горластая - вся в папеньку.
Надя стояла в сторонке, потупив очи.
- Надюш, может, поедем к тебе? - обратился к ней преподаватель. - Я слышал, что у тебя мать отдыхает в санатории.
- Ко мне можно, конечно, но...
- Что. но?
- Живём мы с мамой очень скромно. неудобно мне.
- Нечего стыдиться! - констатировала Наталья. - каждый живёт так, как может. А каким путём мы будем добираться до Таганки? Если тащиться на автобусе, то к утру как раз приедем.
- Сейчас такси поймаем, - заявил Крейнин. - Феликс надел длинную, почти до пят дублёнку, и перекинул через плечо сумку. - *!Vamos!

* исп. - Пошли!

Такси Феликс не поймал, зато договорился с двумя частниками на "Запорожцах" , которым было по пути.
Надя оказалась в одной машине с преподавателем и Натальей.
- Феликс Васильевич, а Вы женаты? - с лёгкой иронией спросила Наташа учителя, сидящего с ней рядом на заднем сиденье.
- Нет, не женат, а что? Уж не хочешь ли ты ко мне в жёны напроситься?
- Да нет. Просто интересно. Мне своего Петруши за глаза хватает.
- Он ещё не улетел в Венесуэлу?
- Пока нет. Говорит, в конце марта.
- А ты?
- Остаюсь в Москве.
- Зря, Наталья. подумай хорошенько. Говорю тебе, как старший друг. потом будешь локти кусать. я не раз бывал за границей. С Россией разница - небо и земля.
- Спасибо за совет. Я подумаю.
Дома у Нади Крейнин достал из сумки пять самоучителей испанского языка и торжественно вручил их своим ученицам.
- Еле достал, - признался он. - В МИДе помогли. Учитесь на здоровье.
После занятий все все поздравляли " новорожденного" учителя, пили коньяк за его здоровье, закусывали дорогими шоколадными конфетами, апельсинами и бананами. К чаю преподаватель преподнёс учащимся пирожные..
Часы уже показывали десять вечера, когда Крейнин начал собираться.
- Кто со мной? - спросил он, застёгивая дублёнку. - Развезу всех по домам в лучшем виде.
- Вы лучше Маринку проводите, - наперебой затараторили девушки. - У неё ребёнок маленький. А мы уж сами как-нибудь доберёмся. На метро.
Лишь только Феликс Васильевич с Мариной ушли, Заревела Нэлька Бокман. Мишаня в тот момент доедал оставшиеся пирожные.
- Нэлечка, что с тобой? - бросилась к подруге Наталья.
- Что мне делать, девочки? Мои родители запретили мне выходить замуж за Маркоса. Говорят, что он - католик. А у нас вера совсем другая. Да какая к чёрту вера? Атеистка я!
- Ну, а Маркос -то твой что?
- Говорит, что любит меня безумно, что жить без меня не может.
- Господи! - вступил в разговор Мишаня, дожёвывая пирожное.- Ну, и дуй со своим Маркосом В Лиму! Чего реветь-то?
- Ох, если бы всё было так просто! Чтобы уехать с мужем-иностранцем за границу, нужно пройти чёртову пропасть инстанций. И это всё не беда. Но мои родители встали в позу. Ни за что они не подпишут выездную визу! Оба в один голос заявили, что я позорю еврейскую нацию, что я связалась с дикарём, что они меня проклянут, если я не прекращу с ним все отношения. А у дикаря, между прочим, папа дипломат!
Неля вытерла слёзы, достала из портмоне две небольшие фотографии и предоставила их на суд подругам. С одной фотографии смотрел юноша с мужественным лицом и орлиным взором.
- Это и есть мой Маркос, - с нежностью произнесла Неля, поглаживая фото.
- Хорош! - покачала головой Наташа. - Ну, просто император Инка в миниатюре. а это что за Квазимодо? Без слёз не взглянешь, - кивнула она на вторую фотографию.- Он рыжий. что ли?
- Это мой так называемый суженый, Яша Глейзер. Прошу любить и жаловать! - с ненавистью сказала Неля. - Его мне мои драгоценные родители подсуропили. Они мечтают, что после окончания института мы с ним поженимся и уедем на ПМЖ в Израиль. Слушайте! Мы с вами цивилизованные люди, живём в двадцатом веке, а мои мама с папой всё ещё почитают законы своих предков. Дикость какая-то! Словно я вещь, и меня можно продать, подарить, обменять.
- Нэлька! За свою любовь надо бороться! - обняла девушку за плечи Наташа. - Никто не преподнесёт тебе счастье на блюдечке с голубой каёмочкой. Если твой Маркос любит тебя по- настоящему, он останется в Москве.
- Ой, девочки, если бы всё было так просто! Не останется Маркос В Союзе ни за что! Да что мне вас учить? Сами знаете, как у латиноамериканцев развито чувство долга и патриотизм. Их всё время тянет на родину...
Наденьке не надо было это объяснять. Она знала Феликса Иксарта. Его любовь к родине и к родителям была безгранична!


ГЛАВА СЕДЬМАЯ

В конце февраля вернулась из санатория мать, и Надя готовилась к предстоящему разговору с ней. Но разговор получился сам собой , вернее, не разговор, а целый скандал.
Когда Надюша почувствовала недомогание, тошноту и головокружения по утрам, то поняла, что беременна. Это состояние испугало и обрадовало её одновременно. Но как посмотрит на это мать?Поймёт ли она душевное и физическое состояние дочери?
Было воскресенье, и мать ещё спала. Надя, как тень, вышла из туалета, держась за стенку. Её только что снова вывернуло наизнанку. Девушка наклонилась к зеркалу и принялась изучать своё отражение. но, что удивительно, выглядела она почти нормально, а чувствовала себя прескверно: разбитой и измученной. Однако, зеркало не хотело отражать её подлинное состояние. Просто лицо было немного бледным. Странно... Надя была уверена, что увидит более серьёзные следы беременности. Какое счастье, что почти ничего не заметно. Может, полежать ещё немного? Нет, нужно ехать в больницу к Феликсу. Он всегда так её ждёт!
Девушка не заметила, как за её спиной возник силуэт матери. Елена Владимировна в одной ночной сорочке проследовала в ванную и в прихожей застала дочь, внимательно разглядывающую себя в зеркале.
- В чём дело, Надежда? - строго спросила мать. - Она никогда не называла дочь ласково: ни доченькой, ни Наденькой, ни Надюшей. Всегда очень сухо: Надя или Надежда. Как-то раз бабушка проговорилась, что мать очень хотела иметь сына, а родилась дочь. - Ты что, заболела?
- Нет, всё в порядке.
Надя отвела от матери взгляд, но тут её снова потянуло к унитазу. сдержаться она уже не могла.
- Что всё это значит? Я требую объяснений!
- Мама, я люблю одного человека, и мы скоро с ним поженимся.
- И ты отдалась ему?!
- Да.
- Дура! Набитая дура! Сразу предупреждаю: сидеть с твоим ребёнком я не буду! Я сама больная! Немедленно отправляйся в женскую консультации к Корнеевой и бери у неё направление на аборт.
- Я никуда не пойду, - спокойно ответила дочь. - И никакого аборта делать не буду!
После короткой паузы Елена Владимировна, не глядя на дочь, спросила:
- И кто же он, твой ухажёр, который заделал тебе ребёночка?
- Зря ты так, мама. Он - чудесный человек, иностранец, чилиец. Его зовут Феликс Иксарт. Он учится в консерватории по классу фортепиано.
- Слава Богу! Дожили! Я знала, что ты - дура, но, чтобы настолько... узнала только сейчас, - усмехнулась женщина.
Мать и дочь молчали вот уже больше часа. Наконец, Надя осмелилась взглянуть на Елену Владимировну. Девушке очень хотелось разрушить стену, которой окружила себя мать. Дочь ждала помощи от неё, сострадания. Как сейчас ей были нужны хоть одно ласковое слово, хоть один нежный взгляд! Но, погружённая в свои думы, мать старалась избежать разговора по душам. она всегда так нетерпима, так независима... Любит всё делать по-своему. На жалость к дочери у неё никогда нет времени.
- Ну, и что ты собираешься делать дальше? - нарушила, наконец, молчание Елена Владимировна.
- Феликс зовёт меня с собой. В Чили.
- Ну-ну. Давай. Поезжай. Только потом не вой, что он тебя бросил или продал в какой-нибудь бордель. Если своей головы на плечах нет, чужую не приставишь!
- Мама, зачем ты оскорбляешь человека, которого совсем не знаешь? Феликс Иксарт - порядочный юноша. Он - тонкая, интеллигентная личность. Я же сказала тебе, что он - музыкант, пианист.
- Тем более. Выбирай сук, на котором сидишь, по себе. Запомни раз и навсегда: на каком бы инструменте эти самые музыканты ни играли, одинаково хорошо они дуют только в свою дуду! Мужчина должен быть, как старая фланелевая рубашка: давно носится, всё в ней знакомо и не может быть никаких сюрпризов.
Неожиданно Наденьке стало стыдно за свою нерешительность. Ведь она - взрослый человек, свободная девушка. Почему же ей требуется одобрение, пусть даже материнское? Разве она не может принимать самостоятельных решений?
- Мама! - холодно произнесла Надя. - Я думаю, мы все должны быть свободны в своих решениях, если они не калечат и не рушат жизнь других. всё, что я собираюсь сделать, это выйти замуж за любимого человека и уехать с ним на его историческую родину. Чили - довольно-таки прогрессивная страна с большим будущим. Я вовсе не собираюсь бежать с ним и прятаться. Всё будет на законных основаниях. Ничего неприличного в наших отношениях с Феликсом я не вижу. Он не женат. Так что, если я и сплю с ним, это никого не касается! Сейчас не те времена, чтобы ворота дёгтем мазать.И никто не посмеет пригвоздить меня к позорному столбу. за то, что я полюбила иностранца. Напоминаю тебе, что я уже взрослая!
- Угу! - хмыкнула Елена Владимировна. - Понимаю. Дети разных народов.... Русский, китаец - братья навек. Теперь, значит, за счастье во всём мире мы боремся в постели! Поступай, как знаешь. Но хочу тебя сразу предупредить: жить со своим пианистом ты здесь не будешь. Мне и без него хлопот хватает. Живите, где хотите, только меня оставьте в покое.
Разговор с матерью оставил тяжёлый осадок на душе девушки, но она была счастлива, что он остался позади. Теперь можно ехать к Феликсу в больницу и сообщить ему радостную новость: скоро он станет отцом.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Феликса выписали из больницы, когда по подоконникам уже вовсю барабанила капель, и среди луж весело чирикали воробьи.
При выписке Надя не сдержала своих чувств и крепко сжала пальцы любимого. Поняв её, Феликс улыбнулся, но в складках его губ по-прежнему читалась печаль. Девушка никогда не думала, что кого-то можно любить так глубоко и нежно, как она любила чилийского пианиста. Она не верила, что можно так же сильно и самоотверженно любить другого человека, испытывая всем существом восхитительное чувство восторга.
Видя устремлённые на неё горячие,тёмные глаза Феликса, Надя чувствовала, что сможет противостоять любым трудностям, которые неизбежно встретятся на её пути. И, как это бывает, девушку переполняла и любовь к чилийцу, и ко всему миру. Богатство этого чувства казалось ей бесконечным. Ей хотелось петь. Петь о своей любви всем и каждому , хотелось гордиться своей любовью!

*****
Надя начала составлять перечень испанских слов, необходимых ей в первую очередь. Во время общения Феликса с Камило девушка внимательно вслушивалась в то, о чём они говорят. Чтобы как-то помочь подруге, Камило скрупулёзно переводил с испанского все разговоры с другом. Постепенно иностранные слова и фразы стали обретать для Надюши смысл. Пока она могла давать самые простые ответы на вопросы, но понимала уже многое.
В ЗАГСе, куда Надя и Феликс пришли сразу после завершения всех больничных дел, строгая сотрудница назначила жениху и невесте срок - середину июня. Внимательно ознакомившись с их анкетами, она заявила, что июнь - самый подходящий месяц для оформления брака. Но Надю и Феликса это предложение огорчило: слишком долго ждать!
И тогда, немного подумав, и что-то подсчитав в уме, дама предложила им дату поближе: тринадцатое мая.
Молодые люди с благодарностью согласились.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Услышав, что внучка выходит замуж, бабушка довольно заулыбалась.
- Уж не за того ли чернявенького, которого мы с тобой выхаживали зимой? - спросила она.
- За него, бабуля. за него.
- Хороший мальчик. Одобряю твой выбор. Кто он по национальности? Я запамятовала.
- Он из Чили.
- Значит, земляк Сальвадора Альенде? Уважаю таких людей. Жить-то где будете?
- Пока у Феликса в общежитии, а там посмотрим. Наверное, уедем к его родителям в Сантьяго.
- Конечно, жена должна жить у своего мужа, - согласилась бабушка, - но уж больно далеко живёт твой суженый. Если ты улетишь в Латинскую Америку, мы, пожалуй, больше не увидимся с тобой никогда.
Сердце Надюши разрывала тоска. Бабушка была для неё всем: и матерью, и отцом, и подругой одновременно. Покидать милую старушку было, конечно, нечестно. Но столько ещё времени впереди! Ведь всё может измениться.
- Вот только время для свадьбы вы выбрали не совсем удачное, - добавила мудрая женщина. - Май, да ещё тринадцатое число! Маяться будете всю жизнь. Я, правда, грешница великая, и в Бога не очень-то верю, но мне как-то не по себе. А нельзя ли перенести свадьбу на другое число?
- Поздно уже, - сказала Надя. - Нам официально назначили этот срок. Бабуля, ну, какое имеет значение, когда мы с Феликсом распишемся? Предрассудки всё это. Я, бабуля, в приметы не верю. Ты бы лучше пообещала мне к свадьбе платье сшить. Как думаешь. какую ткань лучше купить?
- Во всех ты, душенька, нарядах хороша! - ласково сказала бабушка, окинув внучку взглядом. - Но я бы посоветовала тебе купить тонкую шерсть. Май - месяц коварный. Ещё снег может пойти. Да и потом нужно сшить такое платье, которое можно будет носить и после свадьбы.
Внучка согласилась с бабушкой и купила в магазине отрез нежно розовой шерсти с лавсаном. На первой же примерке будущая невеста поняла, что выбор её оказался удачным: розовый цвет был ей к лицу. О фасоне нечего и говорить: старушка выбрала его из красочного кубинского журнала "MUJER". (исп. - "Женщина") Она знала, что нужно внучке!
Фату Надя решила не надевать - ни к чему она. А вот веночек вместо фаты бабушка сплела сама из оригинальных цветочков бело розового цвета, которые очень гармонировали со свадебным платьем.


ГЛАВА ДЕСЯТАЯ



День тринадцатого мая оказался субботой. После бракосочетания молодожёны поехали в ту самую " Ангару", куда они приходили ещё до свадьбы. Елена Владимировна от торжественного банкета отказалась, сославшись на плохое самочувствие. Много гостей Надя и Феликс решили не приглашать, а отметить эту торжественную дату тихо и скромно, без обычного для свадеб шума, пьяных застольных песен и сальных шуточек. Друзей, два свидетеля, были сегодня рядом с молодожёнами: Людмила Хвостова и Камило Рохас.
Столик, заказанный на четверых, находился как и в прошлый раз, в глубине зала. Друзья пили свадебное шампанское, говорили о жизни, мечтали о будущем.
Публика на этот раз в "Ангаре" была посолидней. В основном сегодня здесь сидели влюблённые парочки и заезжие гости. Оркестр в составе всё тех же, уже знакомых музыкантов, исполнял популярную музыку. Молодёжь танцевала парами или собиралась возле сцены в кружок. Но вели себя молодые посетители поскромнее, чем в прошлый раз. Официанты сновали между столиками, разнося на подносах разнообразные блюда и бутылки с вином.
Трудно описать состояние невесты в этот ясный погожий майский день. Волна любви окатила её с новой силой Надя до конца ещё не представляла себя в роли жены. Но то, что Феликс здесь, рядом, такой прекрасный и элегантный, наполняло её душу счастьем.
Неожиданно Феликс Замолчал, задумался о чём-то . Он отложил в сторону вилку, отодвинул бокал, наполненный шампанским.
- Я отлучусь ненадолго, - сказал он, поднимаясь из-за стола. - Прошу меня извинить...
- Что-то случилось? - встревожилась Надя. - Ты куда?
- Не волнуйся, нене. Всё в порядке.
Твёрдой, уверенной походкой чилиец направился к эстраде и что-то сказал музыкантам. Те отрицательно замотали головами и развели руками. И тогда молодой пианист подошёл к роялю. С минуту он смотрел на сверкающие клавиши и...
Зал замер. Стихли разговоры, не стало слышно лихих тостов, звона бокалов, стука приборов о тарелки. Застыли официанты с подносами в руках, забыв про блюда для гостей. Прибежали из курилки находящиеся там посетители. Забыл швейцар о своих обязанностях, незаметно пробравшись в зал. Поднялись со своих стульев оркестранты... Взоры всех присутствующих были устремлены на сцену, где в тот момент рождалось чудо. Из-под пальцев талантливого мастера полилась нежная, волшебная, завораживающая мелодия, полная грусти и затаённой боли. И вот, подчиняясь музыке, Феликс запел:



( РИСУНОК МИХАИЛА НИКОЛАЕВА)


Somos un sueno imposible,
Que busca la noche.
Para olvidarse del tiempo
De tanto reproche.

Somos en nuestra quimera,
Doliente y querida,
Dos hojas que el viento
Unto en el otono.

Somos dos seres en uno,
Que amandose mueren,
Para guardar en secreto
Lo mucho que queren.

Pero que importa la vida
Con esta separacion
Somos dos gotas de llantо
En una cancion.

*****
Любимая! Мы, словно в сладком сне,
навеянном волшебной лунной ночью,
не уследили, как промчалось время,
и замело следы былых обид.

Мы были, словно два живых листка,
рожденных на родной зеленой ветке.
И как теперь прожить нам друг без друга,
коль разметал нас злой, осенний ветер?

Не верю, что твоя любовь угасла!
Она лишь, чуть сдержав свое дыханье,
вновь вспыхнула таинственным огнем
в твоей живой и трепетной душе.

Но вход парадный, нам открытый в жизнь,-
всего лишь смутный и туманный призрак.
А мы с тобою - только два рыданья
и две слезинки в нашей песне грустной.

( песня " SOMOS" из репертуара испанского певца Рафаэля)

Забыв обо всём на свете, Надя обратилась в слух. Она вдруг вспомнила о первой их с Феликсом встрече, о первой ночи любви, когда за окнами бушевала снежная вьюга, а в их молодых душах цвела вечная весна. Смысла слов она практически не поняла, но догадалась, что эта прелестная песня - о любви, о нежности, о них двоих. Уже спустя много лет Надя вновь услышала эту трогательную песню в исполнении испанского певца Хулио Иглесиаса. И тогда она поняла всё: и её смысл, и почему в тот далёкий волшебный майский вечер Феликс исполнил именно это произведение гения.
Заворожённые божественной мелодией, слушатели не сразу опомнились. А, когда опомнились, наградили молодого исполнителя громкими аплодисментами. Стены зала дрожали от криков:" Браво"!
Когда Феликс вернулся к столику. Камило укоризненно взглянул на друга, потом, явно рассердившись, начал говорить по-испански с такой скоростью, что Надя не смогла понять ничего.
- Ребята, вы что, белены объелись? - накинулась на друзей невеста. - Феликс, объясни, пожалуйста, в чём дело?
- Понимаешь, Эсперанса, Камило делает мне выговор за то, что я, ещё слабый после болезни, сел к роялю и запел. Это требует высочайшего напряжения сил и нервов артиста. Такая нагрузка, сказал мой друг, может плохо отразиться на моём здоровье после того, что я перенёс в больнице. Я не обиделся на него: ведь друг на то он и друг.
- Нашли время счёты сводить! Давайте договоримся: сегодня вы будете объясняться только по-русски, чтобы понятно было и мне, и Людмиле. Твоя песня, милый, просто прелесть, - обратилась Надя к мужу. - Скажи, о чём она?
- О нас с тобой, - замялся Феликс и как-то странно посмотрел на Камило. - О нашей вечной любви.
- Я так и подумала. спасибо тебе, родной, за такой чудный подарок.
- А сейчас, - громко зазвучал, вырвавшийся из микрофона голос, - поприветствуем наших молодых. Для Надежды и Феликса Иксарт, для нашей новой интернациональной семьи мы тоже приготовили подарок. Звучит " Кумпарсита". Будьте счастливы, ребята!
И снова заиграла музыка. На этот раз оркестр исполнял страстное, зажигательное аргентинское танго.
Феликс поднялся и, взяв Надежду за руку, вывел её на середину зала. Обняв жену за талию, он умело повёл её в танце.
Глядя на мужа, Надя почувствовала себя бесконечно счастливой, оттого, что просто видит его, слышит, танцует с ним. Она нежно обвила шею Феликса руками и прикоснулась губами к его пылающим устам.
- Я обожаю тебя! - выдохнула она с восторгом. - С каждым днём всё больше и больше!
- Эсперанса! А я промолчу. У меня нет слов. Просто загляни в мои глаза - там всё написано.
Молодые танцевали вдвоём в большом притихшем зале. Они не замечали восторженных глаз , устремлённых на них, не слышали приглушённого шёпота посетителей. Этот танец сегодня принадлежал им одним. А они, словно два маленьких эльфа, перелетали с одного цветка на другой. Жизнь им казалась вечным карнавалом, а беды и невзгоды - сущим пустяком.
Им было так хорошо вдвоём!
После танца кто-то из посетителей громко крикнул:" Горько"! И уже через несколько секунд весь зал скандировал с поднятыми бокалами в руках: " Горько! Горько"!
Молодожёны обернулись, засмущались и поцеловались под одобрительный гул посетителей.






Рейтинг работы: 12
Количество рецензий: 3
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 63
© 06.09.2018 Долорес
Свидетельство о публикации: izba-2018-2356416

Рубрика произведения: Проза -> Роман


Лариса Потапова       22.09.2018   00:05:35
Отзыв:   положительный
Да, в действительности у настоящей любви всегда много преград и завистников, а ещё и свои "шуточки" судьба подкидывает...
Долорес       23.09.2018   07:56:10

"Шуточек" действительно судьба подкидывала много. Но прототип романа, которого звали Рикардо, справлялся с ними, потому что был коммунистом и лидером профсоюзной ячейки в своей стране ( не в Чили, а в Аргентине) Прошёл отличную школу тюрем и пыток. Умел сдерживать свои эмоции, был равнодушен к боли и этому учил меня. Если бы не его наука, меня давно бы не было на этом свете.
Благодарю вас сердечно!
Натали       14.09.2018   12:18:19
Отзыв:   положительный
Как я рада за Наденьку и Феликса, ощущение, что я сама присутствовала на этой
удивительной свадьбе в числе приглашенных..., и радовалась за них от всего
сердца..., какие они молодые, красивые и влюбленные...!?!


Долорес       14.09.2018   20:29:31

Свадьбы конечно не было и не могло быть.
Тогда. чтобы выйти замуж за иностранца, нужно было пройти 7 кругов ада.
А я к тому же была несовершеннолетней.
Очень рада, что тебе нравится роман.
Благодарю!


Наталья Егорова       07.09.2018   14:05:24
Отзыв:   положительный
Безжалостной и жестокой бывает судьба.
Страшно дальше читать, До.










1