Таинственный Город. Встреча. (Продолжение 34).


   Степан сидел на краю лежака, устеленного шкурами животных. Рядом с ним, на других таких же лежаках сидели Молчун, Седой и его правнучка Иринка. В руках у измождённых путников были большие глиняные миски с наваристым бульоном и свежеиспечённые лепёшки. В юрте было тепло и уютно пахло дымком от очага. Над очагом весел старый походный чайник и котелок с варевом. Был уже поздний вечер и всё кочевье готовилось ко сну. Тишина на улице лишь изредка нарушалась лаем собаки, который впрочем, вскоре смолкал, фырканьем и шумными вздохами лошадей, да приглушённым мычаньем коров и блеяньем овец. Все эти звуки были такими родными для Степана, что порой ему начинало казаться, что он у себя в Сороках, ненадолго заскочил к соседям, и пора бы уже собираться домой. Но донесшийся издалека еле слышный вой волчьей стаи развеял это сладкое наваждение. Все сидевшие дружно насторожились, но спустя пару минут прерванная беседа продолжилась. Разомлевший от сытной пищи и тепла, после долгих дней пути по степным просторам Степан засыпал. Глаза его слипались, и он чуть было пару раз не выронил чашку из рук. Но вот усталость взяла своё, и он всё же уснул сидя, а остатки трапезы неизбежно бы попали на лежанку, если бы чашку заботливо не перехватили руки девушки. Молчун же, беседуя со стариком, не без любопытства наблюдал за тем, что всё это время молодая хозяйка не сводила глаз с его товарища, Он заметил это ещё там, в степи, когда охотники, спасшие путников от волчьей стаи, предложили им убежище. Уже там, Иринка бросала на Степана взгляды полные любопытства. Молчун было сначала подумал, что девушка просто разглядывает непривычного для этих мест светлокожего паренька с русой шевелюрой, но потом сообразил, что таёжники часто приходят менять соль в эти края, так что ничего необычного во внешности Степана нет. А интерес этот совсем другого свойства. Поняв это, он порадовался за товарища. Да и собственно говоря, было за что радоваться, Иринка и впрямь была девушкой видной и судя по всему, весьма боевой. Но вспоминая об оставленной Степаном невесте, Молчун лишь многозначительно вздыхал, и думалось ему о сложных хитросплетениях человеческих чувств и судеб.
   - Пора тебе, внучка уже отдыхать идти. – Обратился старик к Иринке, -завтра дел будет много, да и гостям отдохнуть бы пора, видишь – молодой то уж и уснул вовсе. Иди, завтра свидимся.
   Иринка нехотя встала и вышла наружу, попутно всё же бросив взгляд на спящего гостя. А Степан спал без задних ног, даже не догадываясь о таком пристальном внимании к своей персоне.
   Лишь только шкуры на входе сомкнулись за девушкой, старик, пристально взглянув на Молчуна, произнёс.
   - Ну, здравствуй, Молчун, помнишь меня?
   - А как же Седой, конечно же, помню. И тебя, и кочевье твоё. Вот только Иринку не припоминаю.
   - Правильно всё. Она после твоего прихода через пару зим родилась. Среднего внука моего дочь.
   - А где отец её?
   - Волки задрали. Так что я ей вроде как отцом стал.
   Молчун в ответ лишь протяжно вздохнул и ничего не сказал. Зато старик продолжал беседу.
   - А ты Молчун за эти годы не изменился вроде как. Даже куртка нами подаренная поизносилась, а ты всё такой же. Откроешь тайну?
  - Да там тайна – то…. Молчун замялся. Рассказывать историю о своём волшебном исцелении он не любил. К тому же его самого тяготило это состояние, неожиданно замершей зрелости. Но зная характер Седого и его умение хранить тайны, Молчун поведал ему эту историю, а заодно и историю с Катериной, справедливо предположив, что Седой в этом случае будет очень хорошим советником, да и посильную помощь сможет в случае возможности оказать.
   Седой слушал очень внимательно, не перебив ни разу, на протяжении всего рассказа практически не шелохнувшись. Лишь однажды наклонился и, взяв суковатое полено рукой, поворошил угли в очаге, подняв небольшой сноп искр, дружной стайкой устремившихся в отверстие в самом верху юрты.
   - Так ты в городе это яйцо найти хочешь? – Задал он вопрос умолкнувшему гостю.
   - Ну да. – Ответил тот, как бы слегка смутившись своей такой дерзкой идеи.
   - А упыри? – Спросил Седой вкрадчиво.
   - А что упыри? – Переспросил Молчун в тон ему.
   - Упырям голодно стало последние года. Стали они из Города выходить, пытаются на окрестностях охотиться, да схроны старые ищут. Хорошо ещё Город за хребтом, а то нам бы спокойной жизни не было. Но рано или поздно, найдутся и у них отчаянные ребята, не побоятся хребет перейти. А они сам знаешь, ни чего святого у них нет. Всё что угодно ради наживы.
   - Не думал я пока об этом. До Города бы целым дойти было.
   - Дошел, считай. На следующей неделе Большой Мен будет. С нашими и пойдёшь. А там что? Втихаря по Городу? Авось незамеченным просочишься?
    - Наверное, так. С упырями же не договоришься, им веры на слово нет.
   - Ну да, ну да. Ладно, ложись спать, небось, сон уже с ног валит. Молодой – то ишь как выводит. – Сказал и лукаво улыбнулся, глядя на Степана. – У него там, в тайге невеста, поди, есть?
   - Есть, - Молчун обратил внимание на это нечаянное любопытство со стороны старика, - Настей зовут.
   - Настей говоришь? – Старик закряхтел, укладываясь поудобней. – Настей значит. Ну, ну. – Сказал и тут же уснул.





Рейтинг работы: 2
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 49
© 25.08.2018 Максим Черняев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2346770

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  











1