В начале была женщина. И звали её...


В начале была женщина. И звали её...
Суетливо двигаясь на верхушке холма, женщина то и дело щурилась, всматриваясь в даль. Где-то в глубине пещеры во весь голос ревел ребенок. Но женщина, одетая в шкуру животного, будто ничего не слышала, нервно поглядывала то на заходившее солнце, то на лес возле их пещеры, куда ещё утром ушел её муж. Как только солнце село, она с ужасом взглянула на свой дом. Наверно, только в тот момент она впервые услышала крик сына.
Потрескивая в костре, от деревянной чурки отлетел уголек и угодил в каменную выемку, где на мехе умиротворенно спал младенец. По сути, это и было причиной столь душераздирающего крика. Затушив уже тлеющий мех и очень аккуратно дотронувшись языком до места ожога, женщина, как могла, успокаивала сына. Потом она приложила к ранке холодную плоскую гальку и тут же дала сыну грудь; перебивая плач жадным посасыванием, малыш всё же успокоился и уснул на руках. Женщина же, смотря на тлеющий домашний очаг в центре пещеры, тихонько плакала. В ту ночь она так и не смогла уснуть.
При первых лучах света она переложила младенца на мех и тут же выбежала из грота. Ещё толком не рассвело, но, снова щурясь и всматриваясь, она не отводила взгляда от опушки леса, ища в силуэтах деревьев, движимых ветром, в силуэтах животных, образ своего мужчины.
Он не вернулся.
Понимание, что этого уже не исправить, пришло на третью бессонную ночь. Ребенок орал, не брал грудь, молоко, стало жидким и скудным, бессонница и голод делали свое бесхитростное дело. Уставшая и изнеможенная женщина положила рядом с собой сына и подкинула сырых коряг в костер и, склонившись над ним, прошептала:
- Прости меня, Кай.
Она провалилась в сон буквально за мгновение. Сырые осколки дерева и ветки начали тлеть, давая едкий дым. Женщина в душе именно этого и хотела: уснуть под убаюкивающее потрескивание костра и не проснуться. Но идущий уже полдня дождь поменял её планы на будущее. Тоненькими ручейками вода потихоньку просачивалась в пещеру; обычно при таких дождях её мужчина всегда выставлял плотину из плоских речных камней на входе… но не в этот раз. Костер дымил и тлел, заполняя пещеру едким дымом, женщина в беспамятстве крепко спала. И, наверно, только малыш, предвидя грядущий ужас, что есть силы кричал. Впрочем, мать его не слышала.
Её разбудила лишь вода, попавшая в рот. Поперхнувшись, она резко подскочила. Всё вокруг было в воде. Очаг погас, малыш лежал, лицом укутавшись в мокрый мех, и молчал. Она тут же схватила его на руки, но он был уже холодный и недвижимый.
Она кричала долго. Раздирая в кровь кожу на голове, пытаясь вырвать волосы, пытаясь причинить себе боль за содеянное. Это был крик дикого зверя. Крик матери, потерявшей дитя. И не было этому оправдания и тех слов, которые могли бы утешить.
Взяв с собой всё, что можно было есть, она пошла в лес. Ночуя в листве, она медленно, но шла вперед, не ведая куда идет, просто шла, желая только одного: найти свой конец. Но ни зверя, ни беды не было на её пути, ей попадались ягоды, чистые ручейки на пути, и она всё глубже и глубже продвигалась в лес – ненавистный лес, который забрал её мужчину. Каждый раз засыпая в шкуре перед сном, она вспоминала тот диалог накануне пришедшей в их дом беды.
- Лилит, – позвал её Кай. – Смотри: дым.
- Может, это яркая нить ударила в дерево?
- Я видел этот дым уже в третий раз и именно в том месте за лесом, - говорил Кай. - Он всегда виден после большой воды с неба.
- Идти через лес - это верная смерть, - попыталась остановить мужчину Лилит.
- Зато мы узнаем, одни ли мы, или ещё есть подобные нам говорящие звери? - воодушевленно заявил Кай. - Пойми, надо идти.
В тот вечер она поверила своему мужчине, она не настояла на том, чтобы он остался, она поутру отпустила его на поиски. И он не вернулся. Этот мучительный диалог каждую ночь раздирал её сердце муками сомнения за содеянное. Она готова была на всё, лишь бы поменять тот день, исправить его, настоять, не пустить своего мужчину на гибель. Но, открывая утром глаза, она понимала, где она, и каждый раз с ненавистью к самой себе шла вперед в надежде дойти до своего конца.
Когда лес сначала поредел, а потом вовсе сменился поляной, Лилит в очередной раз начала искать себе место для ночлега. Прикинув, что до соседних гор приличное расстояние и, она доберется до них, уже когда солнце зайдет, Лилит сначала повернула назад в лес. Вчера она приметила там хорошую кучу листвы. Но начавшийся дождь резко поменял её планы. Пришлось пойти на риск, пришлось идти в пещеру.
Как потом напишут потомки, она пришла в их дом под покровом ночи, полуобнажённая и изнеможенная от долгой дороги, но её женственность восхищала своей красотой, и её имя было – Лилит.
Кай оказался прав: в той пещере на другом конце леса жила подобная им семья. Мужчину звали Адам, его женщину звали Ева, а их детей – Каином и Авелем.
Вот так всё и началось…





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 10
© 12.08.2018 Сергей Лысков
Свидетельство о публикации: izba-2018-2337420

Метки: лилит,
Рубрика произведения: Проза -> Фантастика












1