Бессонные ночи 9. Как тесен мир


С самого утра чувствовалась необычная суматоха. Уборщицы с особым старанием мыли полы, в номерах застилалось чистое белье и скатерти, даже внутренний дворик, куда въезжали машины, щедро поливали из растянутого шланга. Почти шепотом весь персонал передавал и получал сведения: «Сергей Николаевич любит…», «Сергей Николаевич проверит…», «Скоро приедет…»
К полудню во дворик въехала санаторная легковушка. Весь персонал дугой выстроился для встречи. Очкарик, похожий на рассеянного полноватого отличника, нелепо выглядел в дорожном костюме цвета хаки, выйдя из передней двери, подал руку администратору, женщине средних лет. Остальные застыли, повесив на лица подобострастные улыбки. Я стоял в стороне, просто вышел во дворик за долго до запланированного отъезда на Пицунду. Поздоровавшись персонально с каждой работницей, Сергей Николаевич почему-то направился прямо ко мне:
   - Ну как тебе тут, нормально? Сынишка доволен?
   - Мама сына не отпустила. А мне чего надо – море, солнышко, в номерах чистота, питание отменное.
Минутой раньше я узнал того самого начинающего предпринимателя, отправившего меня сюда, в Гагру.
   - До всего руки не доходят. На будущий год экскурсии запустим, - он, будто оправдывался, - с нуля пришлось начинать после «черного вторника». Вот, через три года уже пятнадцать номеров снял, персонал трудится.
За беседой мы прошли с черного входа мимо комнаты администратора по коридорам первого этажа и оказались на террасе, откуда рукой подать до дороги, идущей вдоль моря. Вдруг появился загорелый, огромного роста плотный мужчина лет сорока. Лицо его мне показалось знакомым. Он подал мне широченную ладонь:
   - Привет, я тебя сразу узнал. Помнишь, на Кодори вместе бедствие терпели?
Мне потребовалось несколько мгновений, чтобы вспомнить тот страшный день:
   - Сергей? – я перелистал в уме года и события, - лет двадцать прошло. Тоже здесь отдыхаешь?
   - Работаю, - поправил он и улыбнулся.
   - Чего-то я тебя не видел.
Сергей Николаевич хитро уточнил:
   - Он не из персонала. У него свое дело. Не хочешь с нами прокатиться? Здесь недалеко, - он указал рукой на серую «Буханку»*.
Я прикинул – уже оплачена поездка на Пицунду, где я проведу целый день рядом с любимой девушкой Олей. Но так хотелось прокатиться, даже не важно, куда:
   - Колитесь! Чего предлагаете? – я почувствовал себя легко, рядом с друзьями.
Сергей, наконец, открыл секрет:
   - Я по Бзыби всех желающих на надувном плоту катаю. Дело знакомое, любимое, - он посмотрел с улыбкой в небо, - и доход неплохой.
   - Но это же опасно! Сколько на этой речке туристов погибло!
   - Зачем в пороги соваться? – Сергей пожал плечами, - да, до них и не доберешься. Есть прямо у дороги небольшой участок с шиверой**. Это, как с горки: рядом с асфальтированной трассой, но по воде. Желающих, хоть отбавляй!
Что это – везение или правильный выбор? Сережка нашел в себе силы и предпочел любимую и одновременно денежную работу. Я же целый год «купаюсь в деньгах», но не испытываю восторга от торговли заокеанским текстилем. Любви к работе нет. Есть «осознанная необходимость». Вот сейчас – это же шанс, побыть денек с товарищами по спорту, прокатиться на ПСН***. Но Пицунда, целый день с любимой женщиной… Выбор пал на экскурсию.
   Пицунда – длиннющий узкий мыс, выдающийся в море больше, чем на десяток километров. Никита Хрущев любил там отдыхать когда-то. А мыс этот служил и служит огромным природным волнорезом, не пропускающим в Гагру шторма.
Я не отводил глаз от Оли. Она лишь изредка мимолетом дарила мне очаровательную улыбку. За бортами открытого автобуса ничего интересного – пыльная пустынная дорога по равнине.
На Пицунде я чувствовал себя как посторонний, но сопровождающий эту маленькую женскую стайку. Мы были предоставлены сами себе: обозревали какие-то каменные и деревянные фигуры, многоэтажные дома, тихие рощи, похожие на подмосковные. Я не вписывался в общее наигранное веселье. Мне завтра уезжать. Я чувствовал, как неумолимо быстро уходил остаток времени, будто скользила по плечам и шее веревка, которой я не мог удержать тяжеленное, идущее по течению судно. Хотелось объясниться с любимой, построить планы. Но возможности такой, как раз и не было. Меня звали фотографироваться на фоне каких-то изваяний, изображать радостную улыбку, но мое настроение скорее напоминало скрытую истерику. Кажется, Оля даже фыркнула: «Да, ну тебя…»
Всю дорогу назад, а потом в ночной бессоннице я перебирал возможные варианты, как остаться наедине, что сделать, чтобы высказаться и получить обнадеживающий ответ…

*«Буханка» - грузопассажирский автомобиль УАЗ-450.
** Шивера – неопасный участок горной реки с быстрым течением, обычно, с поворотом.
***ПСН – плот спасательный надувной на четыре-шесть человек.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 21
© 12.08.2018 Анатолий Звонов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2336926

Рубрика произведения: Проза -> Повесть












1