Разговор начистоту




Разговор начистоту

-Сейчас, как никогда, появилась редкая возможность выложить друг другу накипевшее у нас на душе за долгие годы совместной жизни.
-Да, к сожалению, другой случай может не представиться. Что желаешь услышать, чего не знаешь?
-Ты на самом деле любил меня?
-Ты сомневалась?
-С некоторых пор.
-И как давно?
-Спустя несколько лет после нашей женитьбы.
-И столько лет молчала? Мне казалось, мы были достаточно откровенны, чтобы разувериться в чувствах друг к другу.
-Именно достаточно, но не совсем.
-По правде говоря, я, по меньшей мере, смущен твоим вопросом. Никак не ждал, что можешь задать мне его в конце жизни.
-Лучше поздно, дорогой, чем никогда.
-Это не такой простой вопрос.
-То есть ты не уверен в том, что всегда любил меня?
-Если говорить начистоту – так, как ты этого желаешь – с годами сила моей любви к тебе претерпела некоторые изменения.
-Это я сама знала, о чем свидетельствовало все твое поведение.
-Я почти всегда хорошо относился к тебе и старался при их неизбежности избегать самых малейших конфликтов, учитывая трудности нашего с тобой быта.
-Да, в этом плане я не имела к тебе никаких претензий. За редкими исключениями ты всегда проявлял редкую выдержку и избегал скандалов, в худшем случае уходил на время из дома.
-Всего лишь на пару часов, чтобы дать тебе время остыть.
-Однако каждый раз я боялась того, что ты не вернешься. Уж лучше бы ответил мне так, как хотел.
-Если бы хотел, то так непременно и поступил бы. Но я не желал ссориться с тобой – тем более по мелочам, из-за которых между нами возникали недоразумения.
-Это давало мне повод сомневаться в твоих чувствах ко мне. В интересах сохранения нашей семьи ты считал разумным не давать разгораться ссоре и потому молча одевался и уходил. Да, я быстро приходила в себя, но мой гнев перерождался в худшее – страх потерять тебя.
-Однако ты никогда не говорила мне об этом.
-По одной единственной причине – не хотела проявлять слабость. Я понимала, иначе еще быстрее могу остаться одна с дочерью.
-К тому же с малолетней.
-Что ты хочешь этим сказать?
-Что ты нуждалась во мне в большей степени как в отце нашего ребенка, чем во мне самом.
-То есть и ты сомневался в моей любви?
-Я никогда не был в ней уверен.
-Странно. Какие основания я давала тебе для этого?
-И у мужчин, дорогая, есть интуиция.
-Что это – ревность?
-Я не слепой – видел, как ты реагировала на отношение к себе других мужчин.
-Если иногда и кокетничала с ними, то лишь потому, что хотела сохранить твою любовь.
-Мы ведь договаривались говорить начистоту.
-Женская природа предполагает нравиться мужчинам. Я – не исключение. Такая правда устраивает тебя?
-Это всего лишь полуправда.
-У меня никогда – ни до тебя, ни при тебе не было других мужчин. Это ты…
-Что я?
-Это ты был неверен мне.
-С чего взяла?
-Мы ведь договаривались говорить начистоту.
-Хорошо, у меня за всю нашу жизнь было всего лишь три коротких несерьезных встреч с другими женщинами, но они никак не влияли на мои чувства к тебе.
-Ради секса?
-Скорее, чтобы не оставаться одному, когда ты уезжала с дочерью в отпуск.
-Что еще хуже…
-Мне так сильно не хватало вас обеих, что я впадал в тоску.
-И лечил ее, изменяя мне?
-Это не измена – всего лишь небольшое приключение.
-Любовное.
-Нет, я никаких чувств к этим женщинам не испытывал.
-Даже несерьезных?
-Никаких. Но они позволяли легче переносить разлуку с тобой.
-Бред какой-то. Словно во сне.
-Я не лгу. Я всегда любил только тебя.
-Наше счастье, что я ничего не знала…
-Иначе бы ушла от меня?
-Не знаю, но это отравляло бы всю нашу жизнь. Я могла бы твои так называемые приключения принять, но не понять. Нет, скорее, понять, но не принять. Нет… Совсем запуталась… Как же ты мог?
-Мне трудно объяснить…
-Кто они – те, с кем ты спал, когда я уезжала?
-Ты их не знаешь. Совершенно случайные женщины.
-И где ты с ними знакомился?
-Уже не помню.
-Замужние?
-Я не спрашивал.
-А они не спрашивали тебя?
-Мы понимали случайность и необязательность нашей связи, которая прекращалась еще до твоего возвращения.
-И после всего этого ты можешь утверждать, что всегда любил меня?
-Да.
-Что-то все же не устраивало тебя во мне, если ты мог изменять мне?
-Причина не в тебе, а только во мне. Возможно, все объяснялась тем, что до тебя у меня было мало женщин.
-И таким образом ты компенсировал эту свою утрату?
-Не исключено. Понимаю, как глупо и нелепо выгляжу в твоих глазах, но мне хотелось определенного самоутверждения.
-Не так уж глупо и нелепо, имея в виду, как много вы, мужчины, уделяете своим подвигам в постели, желая знать, что не последние в них. А, может быть, все значительно проще – я не давала тебе того, что ты хотел и ждал от меня.
-Если бы так, я никогда бы не женился на тебе.
- При твоем небольшом любовном опыте я не разочаровала тебя. Но ты нуждался в подтверждении того, что не ошибся в выборе любовницы, а затем и жены. К тому же любил дочь и не хотел терять ее.
-Никто не смог бы заменить мне тебя – так что в любом случае я остался бы с тобой.
-Так ли? Просто ты не встретил другую женщину, по своим представлениям, лучше меня. Тем более не такой уж ты сам подарок, что хорошо понимал.
-Разумеется, у меня уйма разных недостатков.
-Не уйма, конечно, но без отдельных минусов не обошлось.
-Назови главные из них?
-Всего лишь один. Ты никого не любил.
-Полная ерунда.
-Хорошо. Если ты кого-то и любил, то лишь потому, что нуждался в любви. Вот и меня полюбил и любил по этой причине.
-Большинство людей нуждается в любви. С этим мы приходим в этот мир и уходим из него. Иначе бы нас до самого конца так сильно не мучил этот вопрос. Разве ты составляешь исключение?
-Да, я нуждалась в любви – с самого детства не хватало ее, и я страдала от этого. Я видела, как сильно любила тебя твоя мать, а моя – меня не любила.
- И потому отчасти полюбила меня, найдя замену матери.
-Что за чушь?! Даже тебя я не любила так сильно, как мать. Ты ничего не понял – это она не любила меня! А ты все же любил.
-Вот ты все и объяснила.
-Что, что я объяснила?!
-Ты все время, с раннего детства, больше всего нуждалась в любви – не только собственной, которой у тебя было в избытке, сколько в любви другого человека. Ты стала моей и вышла за меня замуж, так как поверила в мои глубокие к тебе чувства. А рождение дочери еще сильней привязало ко мне.
-Ничего странного – ведь она – твой ребенок.
-Однако после рождения дочери я уже не стал для тебя тем, кем был раньше.
-Но оставался единственным моим мужчиной – мужем, любовником, отцом нашей дочери. И я – в отличие от тебя – не искала подтверждения своего женского обаяния.
-Что же тогда кокетничала с другими мужчинами – даже с моими друзьями?
-Я уже объяснила причину. Кроме того твоя ревность позволяла мне надеяться на то, что ты в самом деле любишь меня. Не только как собственник.
-А если бы узнала о моих, как ты называешь, изменах, могла бы при случае поступить со мной так же?
-Только не так.
-А как?
-Для этого я должна была полюбить другого мужчину и разлюбить тебя. К счастью для нас обоих, этого не случилось.
-Хотя подобное могло произойти?
-Могло, но не произошло.
-Не в последнюю очередь, из соображений сохранения семьи.
-Но не в первую. Я уже сказала – любила тебя одного.
-Скажи честно, тебе никогда не хотелось узнать другого мужчину – пусть ради одного любопытства?
-Чисто умозрительно. Нет, пожалуй, иногда, когда ты без слов уходил из дома на свою пару часов, а я задыхалась от злости, то хотелось доказать себе, что не так остро нуждаюсь в тебе и в твоей любви. И потому, окажись у меня на примете кто-то более или менее достойный меня, чтобы уйти к нему на эту пару часов, я могла бы так поступить.
-С риском, что не застав тебя, я начну сходить с ума?
-Ты бы не сошел, а стал бы спокойно дожидаться, когда я вернусь – при всей своей ревности не сомневался во мне. Знал – я не только вернусь, но не изменю тебе.
-А между тем, в последнем я не был уверен.
-Жаль, не знала.
-А то?
-А то бы флиртовала не так, как обычно?
-Чтобы я сильней ревновал?
-Чтобы сильней любил. Может быть, тогда бы не нуждался в тех жалких связях, что позволял себе, стоило мне уехать.
-Я уже говорил, не было ничего общего между чувствами к тебе и теми связями.
-Как же легко ты к ним относился?!
-Не так уж легко. Я до сих пор испытываю перед тобой чувство вины. С ним и умру. Можешь простить меня?
-Чего уж теперь? Ладно, прощаю. Прежде всего, потому, что признался в конце жизни. Теперь – за давностью лет – это проще. Хотя… Лучше бы не знала…
-Мне не следовало говорить.
-Ты бы не сказал, если бы сам того не желал.
-Чтобы снять с себя чувство вины?
-Не в последнюю очередь.
-А – в первую?
-Тебе хочется думать о себе лучше. Ты до сих пор убеждаешь себя в том, что любил меня, а твои жалкие измены – пустяки. Без любви ты не мнишь себя, как если бы лишился чего-то очень существенного в своей прошлой жизни. Теперь, когда, главным образом, осталось жить воспоминаниями, хочешь забыть худшие из них, хотя когда-то они представлялись тебе иными.
-Я всегда знал им истинную цену. И – пусть ошибочно – считал их своей слабостью.
-Хотя то была элементарная непорядочность, чтобы не сказать подлость.
-Да, пожалуй, ты права. Но я так не считал.
-И не считаешь даже сейчас.
-Увы. Видимо, я всегда был недостоин тебя.
-Видимо…
-Не веришь?
-Ты же считаешь иначе.
-Считал.
-А теперь сомневаешься?
-Теперь уверен в обратном.
-Напрасно. Без тебя я бы захирела.
-Ты могла выйти замуж за того парня, помнишь?
-Я не любила его, хотя он был никак не хуже тебя.
-А много лучше.
-Во всяком случае, он любил меня сильнее тебя. И – думаю – ему не пришла бы мысль о жалких изменах.
-Похоже, тебе трудно простить мне этот грешок?
-Это грех, а не грешок! Жаль, что ты до сих пор этого не понял.
-Да, я не был святым…
-Лучше помолчи, а то я прокляну тебя!
-Что я такое сказал?
-Среди своих многочисленных приятелей можешь назвать хоть одного, о ком знаешь наверняка, что он был верен своей жене?
-Я не могу ответить на этот вопрос. Как они не знали о моих связях, так и я том, что делали они.
-Все же понимали, что совершали.
-В любом случае мы уже не были теми мальчишками, которые хвалились своими мужскими достижениями, безотносительно их существования.
-А как же без этого мужское самоутверждение?
-Я понимаю твою иронию. На то оно и самоутверждение, чтобы не делать его достоянием других людей.
-Ну и как? Встречаясь со своими женщинами, ты добился желаемого результата?
-Хотя я в этом не сомневался, убедился – лучше тебя никого нет.
-Даже в постели?
-Не в последнюю очередь.
-А – в первую?
-С твоими высокими моральными принципами…
-Сукин сын! Впрочем, зная твое нутро, я все же не очень боялась потерять тебя, так как понимала, тебе хорошо со мной в постели – даже тогда, когда наши страсти улеглись.
-Да, тут природа побеспокоилась о женщинах. Где, где, а в постели вас трудно провести.
-На что намекаешь?
-У меня небольшой по этой части опыт, но я знаю, как вы, женщины, умеете имитировать свои страсти.
-Чего не сделаешь, чтобы доставить наслаждение мужчинам.
-Значит ли это…
-Иногда и я позволяла себе такую слабость – иногда. Прости, мы договорились говорить начистоту.
-Хорошо, если иногда. Не так часто, как я думал…
-Глупый, как правило, я наслаждалась тобой не меньше, чем ты мной.
-Приятно слышать.
-Неужели ты мне не верил?
-Скажем так, далеко не всегда.
-И поэтому отчасти изменял мне?
-Нет. Уж если в имитации мог подозревать тебя, то других женщин подавно.
-Настолько они были заинтересованы в ваших связях?
-Все три были несчастливы в любви. Они нуждались даже в жалком ее подобии.
-Понимая это, ты старался, как мог. Негодяй!
-Взялся за гуж, не говори, что не дюж. Я шучу.
-В каждой шутке есть доля шутки. Ты мне просто омерзителен.
-Даже в конце жизни не следует говорить всю правду. Напрасно мы пошли на этот эксперимент.
-Наверное. Однако, уходя из жизни, я должна была понять, на самом ли деле ты любил меня.
-И убедилась в том, что любил недостаточно?
-Видимо, все же любил. И твоя честность – а не только желание получить мое прощение – это подтверждает. Я рада, что такой, какой есть, ты был у меня. А скрывая своих женщин, правильно сделал. Сомневаясь – я все же была убеждена в твоей любви.
-Как это – сомневаясь, была убеждена?
-Сомневалась не настолько, чтобы убеждаться в обратном… Прости, я очень устала. Посплю, а потом, если захочешь, продолжим наш разговор. Хотя самое главное, что я хотела узнать, услышала от тебя. Прощай!
-Подожди. Я понимаю, весь этот разговор происходит во сне. Но…
-В другой раз, дорогой. В другой раз.





Рейтинг работы: 1
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 4
Количество просмотров: 26
© 12.08.2018 Михаил Чернин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2336861

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Геннадий Ищенко       12.08.2018   08:45:48
Отзыв:
Все это виртуальное сотрясение воздуха можно свести к нескольким фразам.
Михаил Чернин       12.08.2018   09:45:18

С вашим талантом - возможно.
Геннадий Ищенко       12.08.2018   13:04:45

Михаил, не обижайтесь, но вы все-таки сильно затянули диалог. Это только мое мнение, возможно, будут и другие.
Михаил Чернин       12.08.2018   15:44:40

Я не обижаюсь. Любую критику можно только приветствовать.










1