Нектар для Феникса. Глава 1


Пасмурное, зловещее небо сыпало снег на серый бетонный мегаполис, и шквальные порывы ледяного ветра хлестали белыми хлопьями однообразные коробки гигантских зданий, каменные ущелья улиц и стёкла витрин. Все краски потускнели, стали безрадостными, и даже яркие рекламные вывески только подчёркивали всеобщую гнетущую монотонность.

Простая и недорогая одежда девушки, казалось, не подчинялась бесцветности окружающего мира. Голубые джинсы, чёрные блестящие полусапожки, бежевая куртка, вязанные синие шапочка и шарфик. Ничего особенного, но пастельные тона почему-то оставались ясными, и её вид навевал необъяснимое впечатление давно позабытого золотистого света солнца в ясный осенний день.

Из-под шапочки выбивались пряди длинных каштаново-кофейных волос. Приятные черты доброго, умного лица. Пухлые губы. Большие синие глаза смотрели настороженно и грустно, словно она давно уже не ожидала от жизни ничего хорошего.

Мрачные силуэты прохожих импульсивно реагировали на её приближение, когда она проходила мимо. Отвратительные физиономии становились ещё более злобными, и каждый старался как бы случайно задеть её плечом, пихнуть, не уступить дорогу. Некоторые рычали что-то неразборчивое себе под нос, но возвращались в своё обычное угрюмое состояние, как только она удалялась. И на бездушных чванливых рожах совершенно не отражалось понимание того, что же послужило причиной вспышки этой инстинктивной ненависти.

Впрочем, она, похоже, к такому уже привыкла и не очень-то удивлялась грубым повадкам окружающих, сохраняя холодное самообладание. Очевидно, её задачей было хоть как-нибудь пробраться сквозь тёмную безликую толпу, просто в очередной раз пройти по вражеской территории улиц и снова попытаться выжить в бетонных каньонах огромного города.

В супермаркете шла бурная деятельность. Покупатели бродили между рядами полок и выбирали товары в пёстрых упаковках с таким важным видом, словно совершали что-то эпохальное. Кассирши в синей магазинной униформе принимали плату надменно, с чувством собственной значимости. Поэтому на вошедшую девушку поначалу никто не обратил внимания.

Перекрывая громыхание кассовых аппаратов и гул холодильников, в торговом зале громко долдонило радио. Слащавый голос диктора вещал что-то вроде: "...тролль Стецько баллотируется на должность пахана города Феникс. Кандидат обещает разбираться с беспредельщиками, дерибанить только по понятиям и отстёгивать в городской общак больше бабла..."

Девушка явно не собиралась задерживаться в супермаркете надолго. Просто сделать покупку и уйти, не блуждая между полками в показной задумчивости. Она быстро выбрала три жёлтых пакетика с орешками и сразу же пошла к кассе.

Тем временем по радио загрохотали барабаны и заревела электрогитара, а вместо пения кто-то начал неразборчиво рычать отрывистым речитативом.

Кассирша злобно уставилась на девушку ещё издали, но оскорбить каким-нибудь словом не успела. В супермаркет вбежали два здоровенных мужика в чёрных одеждах. На их головы были натянуты чёрные чулки с прорезями для глаз, а в руках они держали пружинные арбалеты, заряженные короткими стрелами.

— Всем отдать бабло! Это налёт! — пролаял один из бандитов.

— Беспредельщики! — взвизгнул какой-то покупатель.

Девушка, похоже, уже знала, что будет дальше, потому что сразу бросилась вглубь торгового зала, в лабиринт полок и холодильников.

Бандиты действительно напрочь забыли о своём ограблении и выстрелили в неё. Но она уже успела резко поменять направление, и две стрелы пролетели мимо, порвав красные и зелёные пакеты на полках.

Тогда налётчики с рёвом понеслись вдогонку, на ходу неуклюже натягивая пружины арбалетов и заряжая оружие новыми стрелами. При этом они опрокидывали всё на своём пути, обрушивали стопки консервных банок и ряды пластиковых бутылок в узких проходах. Первый грабитель споткнулся и грохнулся на пол. Второй не успел остановиться и налетел на приятеля, повалившись на него и выронив арбалет. А сверху на них посыпались какие-то пёстрые упаковки.

Шапочка слетела, но девушка не стала останавливаться, чтобы её подобрать, просто отвела от глаз растрепавшиеся волосы. Увидев между холодильниками вход в служебные помещения, она метнулась в серые полутёмные коридоры, заставленные картонными коробками и ящиками.

У обитой железными листами двери стояла толстая деревянная швабра. Схватив её, девушка выбежала на улицу.

Не обращая внимания на метель, она захлопнула за собой дверь, заблокировала её шваброй, а затем сняла с себя шарфик и привязала им этот импровизированный засов к ручкам, чтобы не вывалился.

В вое ветра она не сразу расслышала гул летающей машины, серого стального автомобиля без колёс, но с красно-синей мигалкой. Аппарат опустился за её спиной, сдувая турбинами снег с дороги. А когда она отвернулась от двери, то бежать было уже поздно.

— Стоять! Полиция троллей! — из приземлившейся машины выскочили два субъекта в чёрной униформе. Один был тощий и высокий, а второй — низкий и толстый. В руках они держали точно такие же арбалеты, как у грабителей.

Девушка метнулась в сторону, но жирный полицейский схватил её за куртку. Отворот с треском разорвался, и она упала, сильно ударившись об один из огромных ржавых контейнеров для мусора.

— Гы! — мерзко ухмыльнулся жирный. — Какие стройные ножки!

— Заберём её в участок, — просипел тощий, — и там хорошенько позабавимся...

Но напарник не ответил, потому что из его толстого брюха торчало оперение стрелы, и его туша медленно завалилась на снег.

Тощий начал нервно оглядываться по сторонам. Короткий свист — и вторая стрела опрокинула его на дорогу, где он дрыгнул ногами и затих.

Сквозь вьюгу стал виден тёмный силуэт. Высокий черноволосый человек в серой одежде приближался к лежавшей на тротуаре девушке, неспешно пряча два пружинных арбалета под полы своего длинного пальто.

— Ты не ранена? — он наклонился, чтобы помочь ей подняться. Карие глаза смотрели на неё с сочувствием. — Нужно уходить.

Встав на ноги с его помощью, она смогла рассмотреть загадочного незнакомца. Ещё молодой, но не юноша, а вполне зрелый. Уже появилось несколько седых волос. Плотный, широкоплечий. И, главное, она совсем не раздражала его, как всех остальных в этом городе.

В дверь, запертую шваброй, начали ломиться изнутри два грабителя, сопровождая свои удары хриплыми яростными воплями.

Тогда таинственный спаситель хладнокровно подобрал арбалеты дохлых троллей-полицейских.

Швабра треснула, налётчики с рычанием вывалились на улицу и немедленно получили по стреле, взвизгнув напоследок.

Кто-то истошно завопил из окна верхнего этажа: "Эльфы троллей мочат!!.. Ловите их!!.. Полиция!!.."

Где-то за пеленой снежного бурана стали слышны сирены, эхом блуждавшие по каньонам улиц.

Отшвырнув оружие врагов подальше, девушка и её защитник поспешили прочь, не оглядываясь.

— Тебя как зовут? — он спросил её, когда они свернули в ещё один проулок, тоже загромождённый мусорными контейнерами. Ветер здесь метался между домами, швыряя снег в лица двоих беглецов.

— Сьюзен... — она пыталась закутаться, придерживая разорванный отворот куртки. — А ты кто?

— Это слишком неопределённый вопрос, — неожиданно и в полном несоответствии со сложившейся ситуацией он пустился в слегка ироничные рассуждения, причём совершенно без признаков беспокойства, словно за ними никто и не охотился. — Если в ответ тебе достаточно имени, то меня зовут Джонатан. А если тебя интересует профессия, то у меня их несколько...

Слегка ошарашенная его беззаботным монологом, Сьюзен, казалось, на минуту забыла об опасности. Но Джонатан схватил её в охапку и моментально затащил в укрытие за контейнерами, как только на соседней улице завыла полицейская сирена.

— Полагаю, в первую очередь следует рассказать, кто я на данный момент, — продолжил он с той же интонацией, когда вой удалился и они пошли дальше. — Разведчик из ордена Серых рыцарей. Живу в мире Ариадна.

— Что за мир? Другой континент? — спросила Сьюзен с лёгким интересом. — Я читала только сказки о далёких странах и параллельных измерениях...

— Я много путешествую по разным мирам, — его тон стал более суровым от негодования. — А здесь правду о вселенной объявили сказкой, чтобы вы и не мечтали сбежать... Держат в неволе, как рабов...

— Хотелось бы, — вздохнула она, — чтобы ты оказался прав насчёт других миров.

— Ещё окажусь, не сомневайся! — заверил он.

В этот раз Сьюзен не потеряла бдительности и, как только за углом раздался гул турбин летающей машины, побежала вместе с Джонатаном к полуоткрытой двери подвала какого-то дома. На засыпанных снегом ступеньках он придержал её под руки, чтобы она не поскользнулась, и они юркнули в серый бетонный полумрак за мгновение до того, как над проулком пронёсся полицейский автомобиль, усиливая вихри вьюги своими злобными воздушными струями.

— У тебя есть какие-нибудь родственники? — спросил её Джонатан, осторожно выглядывая на улицу.

— Никого, — сообщила Сьюзен с оттенком холодной грусти. — Погибли в катастрофе несколько лет назад. Я тогда от шока потеряла память и осталась совсем одна.

— Домой тебе возвращаться пока нельзя, — он произнёс с уверенностью. — Полиция троллей тебя и там найдёт. Они сейчас особенно злятся на всех, кого считают эльфами...

— А куда же мне деваться? — в её голосе прозвучала тихая, печальная безысходность, а глаза рассеянно смотрели на толстые трубы и провода, протянутые вдоль стены подвала.

— Я тебя не брошу в беде, — спокойно ответил Джонатан. — Отведу в безопасное место. Там тебя никто не обидит.

— Да я уже привыкла, что меня обижают все, кому не лень! Что я им сделала? — она дала волю эмоциям, и голые бетонные стены отразили её голос. — Как будто разделение людей на эльфов и троллей стало не просто новой модой, а реальностью!

— Тролли инстинктивно ненавидят эльфов, как собаки кошек, — он пожал плечами, словно констатируя вполне привычный для него факт, и достал из-под пальто свои арбалеты.

— И ты тоже этой моде поддался? — Сьюзен покачала головой. — С ума все сошли!

— Точно! — с бодрой иронией подтвердил Джонатан, быстрыми и чёткими движениями перезаряжая оружие.

Пасмурное небо уже начало незаметно темнеть, приобретая синеватый оттенок сумерек. В окнах домов стали зажигаться огни, неоновые рекламы вспыхнули ярче, но город от этого сделался ещё более мрачным.

Сирены стихли, осталась только обычная для мегаполиса мешанина из глухого гула двигателей машин на дорогах и над улицами. Сьюзен и Джонатан осторожно вышли из подвала и окунулись во вьюжную мглу.

Горящие буквы у входа в метро окрасили мелькание снежных хлопьев в кроваво-красный цвет. Джонатан вбросил две монеты в щель у турникета и вместе со Сьюзен ступил на потёртые ступени эскалатора, опускавшего толпу вниз по беловатой трубе наклонного тоннеля.

На платформе они не стали вместе со всеми пихаться и давиться у входов в подошедший тёмно-серый поезд, а немного подождали и спокойно зашли в вагон последними. И там даже остались свободные места, чтобы сесть без толкотни.

Джонатан наблюдал за однообразной толпой спокойно, однако мрачные злобные рожи отворачивались, избегая его пронзительного взгляда, и никто не смел проявить свою бессознательную ненависть к его спутнице.

Сьюзен же, пребывая в холодной задумчивости, вообще не обращала внимания на кого бы то ни было.

Вмонтированный в стенку вагона телевизор показывал сразу несколько бегущих строк с какими-то значками и цифрами, а дикторша в кричаще красном костюме и с неестественно чёрными волосами сообщала новости. Сквозь шум поезда можно было разобрать что-то вроде: "...Выброс пепла из вулканических шахт оказался незначительным... теплопроводные тоннели продолжают доставлять пар для обогрева города... следует фильтровать базар и не гнать порожняк об опасности... а теперь о курсах акций на фондовой бирже..."

— Что это? — Сьюзен встрепенулась и втянула носом воздух, когда Джонатан достал из внутреннего кармана пальто какую-то плоскую бутылку с янтарной жидкостью. — Запах роз? Такой прекрасный!

— Нектар эльфийских цветов, — объяснил он. — Тебе кажется приятным, а для троллей это хуже кислоты.

— Ну да, совсем забыла, что я эльфийка, — произнесла она иронично. — Ты всегда духи в таких больших бутылках носишь?

— Нам нужно выиграть пару минут до следующей остановки, — ответил Джонатан ровным тоном и совершенно серьёзно. — Осторожно посмотри в дальний конец вагона!

Она посмотрела, поправляя волосы и как бы случайно прикрыв лицо ладонью.

Полицейские уже открывали дверь тамбура, уже начинали нагло рассматривать пассажиров, явно разыскивая беглецов. Некоторых они грубо хватали и разворачивали, чтобы увидеть лицо. А затем раздражённо отпихивали, теряя интерес.

Джонатан с силой швырнул бутылку на пол. Раздался звон разбитого стекла, и нектар взорвался, разлетевшись во все стороны янтарной дымкой. Золотой переливчатый туман моментально заполнил вагон. Пассажиры заревели от ужаса и бросились прочь, к тамбурам, в панике давя друг друга и сминая полицейских, словно вещество действительно было жгучей кислотой.

Только Сьюзен и Джонатан остались на своих местах, не испытывая ни малейшего дискомфорта в самой середине золотистого облака. Её глаза расширились от изумления, когда она увидела реакцию толпы. Затем девушка взглянула на своего спутника, но тот лишь слегка пожал плечами.

Поезд остановился. Двери с шипением открылись, и янтарный туман хлынул на платформу, разгоняя столпотворение, вызывая вопли и пронзительный визг. Сьюзен и Джонатан, два безмятежных силуэта в дымке нектара, спокойно вышли из вагона.

— На поверхность лучше не подниматься, — он указал на какую-то невзрачную железную дверь служебного помещения подземной станции, — пойдём пешком по тоннелям.

За дверью они обнаружили сплетение тускло освещённых коридоров, труб и ржавых железных лестниц с погнутыми ступенями. Поблизости никого не было.

Несколько минут девушка и Серый рыцарь шли сквозь полумрак, разбавленный редкими островками синевато-белого света газоразрядных ламп. Где-то звонко капала вода, что-то негромко шипело и урчало в многочисленных трубах.

Затем подземные коридоры наполнились низким гулом, глухим стуком колёс и металлическим скрежетом.

— Мы снова вышли к метро? — спросила Сьюзен, когда грохот поезда стал тише и они миновали очередную ржавую лестницу, уходившую куда-то вверх, в темноту вертикальной шахты. — Это ведь железная дорога?

— Да, но в теплопроводном тоннеле, — ответил Джонатан. — Она соединяет город с подземными заводами, и по ней возят технику для ремонта паровой трубы.

— И ты знаешь, куда идти? — Сьюзен поинтересовалась слегка удивлённо, — в таком лабиринте?

— Туда, откуда идёт тёплый воздух. Чувствуешь? — он указал на поворот, и они пошли вдоль ещё одного коридора, точно такого же, как и другие, с трубами и проводами вдоль бесцветных каменных стен.

Вскоре стало светлее. Впереди показался проём выхода. И на его фоне быстро промелькнула чья-то тень.

— Мы слишком близко к городу, поэтому здесь много бродяг, — пробурчал Джонатан, доставая из-под своего длинного пальто оружие. Один пружинный арбалет он вручил Сьюзен, второй взял в левую руку, а правой вытащил из спрятанных под полой ножен слегка изогнутый меч, похожий на саблю. Полированная сталь клинка замерцала голубыми бликами, отражая свет из огромного просторного тоннеля, в который выводил коридор.

Уже можно было различить рельсы на посыпанном чем-то белым полу и тёмную трубу толщиной с цистерну, установленную посреди этого тоннеля на каменных подставках так, что между ней и полом оставалась широкая щель.

— Что это за белый песок? И почему труба приподнята в воздух? — вполголоса полюбопытствовала Сьюзен.

— Это не песок, а морская соль, которая остаётся после испарения в вулканических шахтах, — спокойно пояснил Джонатан, демонстрируя в этот раз более менее содержательное многословие. — Воду берут из Ледяного океана, а соль везут на заводы, и она высыпается из дырявых вагонов. Пар идёт по трубе, которая не касается пола, чтобы тепло не уходило в землю.

— Да, здесь действительно можно согреться, — согласилась Сьюзен, когда они подошли к самому выходу. Она расстегнула, сняла и повесила на сгиб локтя свою разорванную куртку, под которой был простой чёрный свитер.

— А также нарваться на засаду, — добавил Джонатан таким же обыденным тоном, останавливаясь и к чему-то прислушиваясь. Затем он положил оружие на землю и снял с себя пальто, достал из-под серого пуловера длинный кинжал в тёмных деревянных ножнах и отдал Сьюзен.

Пальто он швырнул в проём выхода. Ещё до того, как серое сукно коснулось пола, его успели пронзить несколько явно самодельных копий и ножей.

Нападавшие, должно быть, поняли совершённую ими поспешную ошибку и выбежали из-за угла, бросившись выдёргивать из пальто свой арсенал.

Но Джонатан уже поднял с пола оружие и атаковал бандитов, грязных и небритых мужиков в лохмотьях. Выстрелив и отшвырнув разряженный арбалет, он взялся обеими руками за рукоять меча. Клинок засверкал в самой гуще врагов, рубя всех подряд молниеносными движениями.

Сьюзен решительно сбросила на пол мешавшую куртку и попыталась прицелиться в кого-нибудь из арбалета, но её спутник уже расправился с негодяями и теперь, стоя над дохлыми тушами с саблей наготове, внимательно смотрел по сторонам.

Гулким эхом раздался шум очередного поезда, пока ещё неразличимого в той визуальной бесконечности, где перспектива сводила в одну точку и рельсы, и трубу, и ряды ламп.

— Скорее! — Джонатан махнул рукой Сьюзен, и они побежали по ярко освещённому тоннелю, хрустя подошвами по слою морской соли. А за ними уже гнались другие бродяги, не меньше двух дюжин с цепями, ножами и железными прутьями, выскочив откуда-то из боковых коридоров.

Сьюзен развернулась и застрелила ближайшего преследователя, бандита с огромным тесаком, в грязных штанах, в фуфайке и с мятой кепкой на голове.

— Арбалет можешь выбросить, стрел всё равно больше нет, — спокойно сказал ей Джонатан, оглянувшись. — Поздравляю с первым троллем!

Она так и сделала, но сразу же приготовилась выдернуть из ножен кинжал, схватившись за покрытую серебром рукоятку, хотя остальные негодяи находились ещё далеко. В её глазах было больше отчаянной решимости, нежели страха.

Грохот поезда приблизился. Зеленоватый локомотив медленно тащил ржавые товарные вагоны. Когда состав поравнялся с двумя беглецами, Джонатан, спрятав меч в ножны и повесив оружие на плечо, помог Сьюзен забраться в открытый вагон, поддержав её под руки и едва ли не забросив внутрь, а затем рывком подтянулся и вскарабкался сам.

В вагоне были только две небольшие кучи белых мешков, из которых уже высыпалось на дощатый пол много соли, и Джонатан швырнул пригоршню в перекошенную от ненависти рожу грязного бандита, нагло попытавшегося влезть следом. Бродяга заскулил, протирая глаза, и исчез из поля зрения. Другие грабители безнадёжно отстали от поезда, хотя некоторое время ещё бежали следом и хрипло вопили что-то злобное.

— Если поезд не пустой, — Сьюзен уселась на мешки и глубоко вдохнула воздух, — значит, мы в сторону города возвращаемся?

— Да, — Джонатан последовал её примеру, всё ещё не отдышавшись, — но выбора не было. Сменим направление, как только появится шанс...

— Завтра на работу уже явно не попаду, — произнесла она без особой печали. — В оранжереях будут ругаться... Впрочем, там всегда ругаются.

— Ты за растениями ухаживаешь? Вполне подходящее занятие для эльфийки.

— Раньше я пела, — вздохнула Сьюзен. — Выступала на сцене. Но сейчас нормальная музыка никому не нужна...

— Эльфы и дриады хорошо поют, — кивнул Джонатан.

— Ты меня уже почти убедил, — сказала она иронично, — что гномы, драконы и волшебники действительно бывают. Ладно, раз уж такова нынче мода, то будем и дальше называть плохих людей троллями.

— Можешь не верить в сказки, — он ответил с подчёркнутым равнодушием, — и найти другое объяснение, почему тебя многие инстинктивно ненавидят. И почему тебе приятен эльфийский нектар, а другим...

— Но ведь есть же учебники по истории, — она возразила без особой уверенности, — в них не сказано ни слова о сказочных странах...

— Сама понимаешь, кто эти учебники пишет и разрешает печатать.

Сьюзен задумалась, рассеянно глядя на серую каменную стену тоннеля с рядом синеватых ламп под самым потолком. Некоторое время они ехали в молчании, и был слышен только железный лязг вагонов и глухой неритмичный стук колёс.

Затем состав неожиданно заскрежетал, загромыхал и затрясся, резко тормозя. Сьюзен едва не свалилась с кучи мешков, но Джонатан мгновенно сориентировался и схватил её за плечи, не позволив упасть.

Поезд остановился в огромной искусственной пещере, загромождённой подъёмными кранами, конвейерами и прочими гигантскими, но нелепо выглядевшими механизмами, ажурными лестницами и пешеходными мостиками над железной дорогой. Паровая труба здесь разветвлялась и терялась в металлическом хаосе. Красные и зелёные огни семафоров, голубые галогенные фонари и жёлтые прожекторы сверкали со всех сторон, и весь индустриальный пейзаж в их свете казался зловещим. Где-то вдали что-то шипело и бухало, как паровой молот, лязгал транспортёр и завывали центрифуги, усиливая мрачное впечатление.

— Это подземный завод, — Джонатан спрыгнул на цементный пол и протянул руки Сьюзен, помогая ей выбраться из вагона. — Теперь я знаю дорогу! Неподалёку начинается ещё один тоннель!

Они начали пробираться сквозь железные джунгли, обходя громадные агрегаты и неуклюжие конструкции непонятного назначения. Что-то жужжало, что-то периодически сыпало каскадами искр, а высоко вверху дребезжали подъёмные краны.

А затем в этот шум добавился рёв мотоциклетных двигателей.

— Наверх! — Джонатан указал на металлическую лестницу с крутыми ржавыми ступеньками и гладкими, но неровными перилами. Они поспешно вскарабкались на высокий пешеходный мостик около какого-то гигантского подъёмника и затаились в полумраке, присев на железный настил вне досягаемости лучей светивших вниз прожекторов.

Вспыхнули фары, и один за другим показались трое троллей-полицейских на больших мотоциклах, в чёрной униформе и с пружинными арбалетами. Они вальяжно разъезжали между агрегатами и механизмами, но по сторонам смотрели внимательно.

— Наверное, — вполголоса предположил Джонатан, — машинист поезда нас заметил и донёс в полицию.

Мотоциклисты остановились у самой лестницы и заглушили моторы. Один остался внизу, а двое начали подниматься по ступенькам.

— Они нас учуяли, — пробормотал Джонатан, медленно вытаскивая саблю из ножен.

— Просто от нас ещё пахнет духами, — Сьюзен предложила другое объяснение, понюхав рукав своего свитера, — этим твоим странным нектаром.

— Не высовывайся, у них пружинники! — предупредил Джонатан.

Громко стуча башмаками по железным ступеням, первый полицейский поднялся на самый верх. Но, как только его мерзкая наглая рожа показалась над уровнем мостика, он тут же получил от Джонатана мечом по голове, и его туша кубарем покатилась вниз, по пути сбив шедшего следом напарника. Прогрохотав по лестнице, оба шмякнулись на цементный пол и замерли.

— Полиция троллей!! — в страхе взвизгнул оставшийся у мотоциклов враг, хватаясь за свой пружинный арбалет. — Предъявите документы!!

Он выстрелил, наугад прицелившись в темноту над мостиком, но стрела просвистела мимо. Джонатан с саблей в руке поспешил вниз по ступеням. Полицейский лихорадочно попытался перезарядить арбалет, нервно дёргая пружину. Осознав, что не успеет, он выхватил здоровенный нож с широким лезвием. Но клинок Джонатана уже ударил его, словно стальная молния.

Сьюзен спустилась вниз не так быстро. Её спутник к тому времени уже успел пробить кончиком меча бензобаки двух мотоциклов, спрятать своё оружие в ножны и запустить двигатель третьего транспортного средства, явно намереваясь использовать его по назначению. Он кивнул Сьюзен, она уселась сзади, обхватив его руками, и они поехали прочь от места схватки.

Вскоре впереди показался ярко освещённый тоннель, очень похожий на предыдущий, с такими же рельсами, рядами ламп и теплопроводной трубой. Стены и потолок отразили рёв мощного мотоцикла, когда Джонатан начал набирать скорость. Они помчались вперёд, казалось, едва касаясь чёрными шинами колёс посыпанного солью пола, и встречный поток воздуха растрепал их волосы.

В монотонном мелькании ламп секунды слились в минуты, и вскоре Джонатан сбавил ход, разглядывая тёмные проёмы боковых коридоров. Затем он свернул в один из таких подземных переходов.

Они ещё немного пропетляли по лабиринту служебных помещений и остановились в большом зале, где два человека в серых брюках и пуловерах возились с каким-то громадным механизмом, напоминавшим помпу с множеством труб, вентилей и рычагов.

— Кто это? — с тревогой спросила Сьюзен.

— Свои, — успокоил её Джонатан, заглушив двигатель мотоцикла, — такие же Серые рыцари, как и я. С гаечным ключом играется Фредерик, а кран вдохновенно крутит Людвиг.

— Может, представишь нам свою даму, Джонатан? — спросил Фредерик, не отвлекаясь от здоровенной гайки на корпусе механизма, — вместо того, чтобы прикалываться?

— Да, — согласился с товарищем Людвиг, справившись с вентилем, — а то от вас так нектаром пахнет, что мы вас унюхали раньше, чем услышали мотоцикл. Где ты его спёр? И где умудрился найти эльфийку?

— Это Сьюзен, знакомьтесь! — Джонатан подошёл к друзьям вместе со своей спутницей. — Она голодная и уставшая, так что пошли ужинать!

— А вы что, тоже вроде как эльфы? — спросила Сьюзен, когда они сели на длинные деревянные ящики у импровизированного стола, представлявшего собой толстую цинковую бочку.

— Нет, люди, если не учитывать возможного родства далёких предков, — Фредерик извлёк откуда-то большую, украшенную цветочным орнаментом серебряную вазу с печеньем и поставил её на крышку бочки. — Чистокровным эльфам здесь было бы тяжело, а мы не так чувствительны к злобной энергетике города троллей.

— А ты как здесь оказалась? — Людвиг поинтересовался у Сьюзен, ставя рядом с вазой четыре серебряных чашки с таким же орнаментом и наливая в них из серебряной фляги что-то золотистое. — Королевство эльфов отсюда не так уж и близко...

— Судьба занесла, — вздохнула она невесело, и её глаза потемнели. — Я здесь уже несколько лет. Ко всякому привыкла...

— Тогда присоединяйся к нам! — бодро предложил Фредерик, взяв из вазы печенье. — Джонатану помощница нужна. Он у нас разведчик. А мы простые технари, нам некогда по вражеским тылам шляться...

— А что вы тут делаете? — полюбопытствовала Сьюзен.

— Толстосумы из мира людей продали местным троллям-антропоидам технологию изготовления пороха, — начал объяснять Людвиг. — Сквозь порталы такие вещества перевозить нельзя, они взрываются. Поэтому бомбы и пистолеты собираются делать прямо в Фениксе.

— А мы хотим устроить диверсию, — продолжил Фредерик, — закачать нектар в подземный завод, чтобы там никто ничего не производил. Потому и с трубами тут мучаемся.

— Ну, тогда я с вами, — Сьюзен взялась за еду. Печенье ей, очевидно, понравилось, а от напитка её лицо просто засветилось восторгом. Настроение у неё заметно улучшилось. — Пора мне поквитаться с местными за всю их злобу.

— Будь уверена, мало им не покажется! — заверил её Джонатан. — Сама же видела, как нектар на них действует...

— А вы здесь живёте? — Сьюзен обвела взглядом трубы, краны, каменные стены, провода и лестницы.

— Для рабочих, которые изредка приезжают ремонтировать машинерию, предусмотрены комнаты, — ответил Джонатан. — Даже горячая вода есть. Можно ночевать в тепле.

— А если вдруг объявятся? — удивилась Сьюзен.

Пока все механизмы хоть как-то функционируют, никто сюда не сунется, — отрицательно покачал головой Фредерик. — Вулканические шахты недалеко. Вырыли на свою голову, придурки... Тролли есть тролли...






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 2
© 11.08.2018 Флориан Эйприл
Свидетельство о публикации: izba-2018-2336660

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези












1