Нечаянная слеза


            Злоба
Хорошо, что лихие собаки
Все посажены ныне на цепь.
Если жить не умеют без драки,
Пусть кусают железную крепь.

Не завидую я псиной шкуре,
Плох и жалок звериный их век.
Почему же порой по натуре
Стать собакой готов человек?!

Есть пожалуй, кто взглядом колючим
Растерзать бы весь мир был не прочь.
А другие брюзжаньем скрипучим
Не жалеют ни сына, ни дочь.

А у третьих душа, словно в стужу,
Холодна и темна, точно грязь.
Злоба этих не рвётся наружу,
А притихла и ждёт, затаясь.

Эта злоба, как тень над землёю,
Порождает жестокость и месть,
Лезет в душу коварной змеёю,
Воплощаясь в слащавую лесть.

И порой незаметно для многих,
Что сосед ваш хитёр, как лиса,
Что он хуже пираний жестоких
И опасней клыкастого пса.

Бьёт табличку хозяин хороший
На калитку меж крепких петель,
Чтобы чувствовал каждый прохожий:
За забором кусачий кобель.

В этом мире мечтаю я, чтобы
С воплощением светлых идей,
Всех живущих избавить от злобы,
Оградить от жестоких людей.

И развесить таблички, однако,
Чтоб пресечь злодеяний разбег:
«Осторожно, здесь злая собака,
И не менее злой человек!»


     Старый водитель
Лист обходной подписан весь.
Прощай тревоги и заботы.
И позади последний рейс
В последний день его работы.

Под вечер будет «юбилей».
Его поздравят, пышно, чинно,
Тем, кто моложе и смелей
Достанется его машина.

И будет много тёплых слов
Звучать со сцены клубной, тесной,
И хриплый говор шоферов
Придёт на смену речи лестной.

Вдруг ощутит он смысл иной
Во всём привычном и знакомом,
И слёзы тёплою волной
Подступят к горлу душным комом.

Осталась молодость вдали,
Единым днём промчались годы:
Мели метели феврали,
Сменялись радостью невзгоды.

Пол-жизни прожито в пути:
Шофёр – особая работа,
Порой опасность впереди
Ждала за каждым поворотом.

В промозглый дождь, в вечерний час,
Наперекор порывам ветра
Привычно вёл он свой КАМАЗ,
Считая «тоннокилометры».

То зной, то снега пелена,
То лёд, то слякоть на дороге,
Но жил он верой, что жена
С любовью встретит на пороге.

А сколько было долгих дум
Среди бескрайнего простора.
Какие мысли шли на ум
Под монотонный гул мотора.

Ах, мысли, кто их разберёт!
Для них мирок житейский тесен.
Кто был в дороге, тот поймёт,
Как мир широк и интересен.

И вот настал прощания час,
И голова седая кругом.
Другому дан его КАМАЗ,
Он подошёл проститься с другом.

Привычно дверцу распахнул:
Для сожаления есть причины,
Последний раз потрогал руль
Теперь уже чужой машины.

Он верить не привык речам,
Но верит в суть простого слога.
И будет сниться по ночам
Ему извечная дорога.


      СЕРЕБРЯНАЯ СВАДЬБА
Повстречались мы ранней весною.
Шли дожди в тот апрель без конца,
Но звучали ответной струною
Наши чуткие к счастью сердца.

Не забыть нам отрадного света,
Что любовью наш путь озарил.
Наша жизнь этим светом согрета
Под защитой небесных светил.

Всё имеет цикличность в природе,
Всё уносят седые года,
Всё когда-то бесследно проходит,
Только наша любовь никогда.

Пусть любовь светит нам ежечасно,
Как весенний лазурный рассвет,
Перед нею и время не властно
Даже в образе прожитых лет

Те года, это время цветенья,
Это радость с дождём золотым,
Это счастье одухотворенья,
Добрый знак и пример молодым.

Пусть они, этот мир постигая,
Не пугаются холода тьмы
И по жизни, с любовью шагая,
Будут счастливы так же, как мы.


   Напутствие дочери
Ах, время, оно, как известно,
Торопится, нас не жалеет.
И дочка моя незаметно,
Но с каждым мгновеньем взрослеет.

Есть в жизни одна отрада:
К вершине стремиться смело,
Нам молодость, как награда,
И нет для неё предела.

И, если порой взгрустнётся,
Ты, право, гони сомненья,
Удача к тебе вернётся,
Лишь только имей терпенье.

Под майским лучом проступают
Души золотые тропинки,
Проходит уныние и тают
На сердце колючие льдинки.

Ты, девочка, слушай сердце,
Оно никогда не обманет,
Оно зазвучит коленцем,
И доброй приметой станет.

И пусть тебе светит солнце
На небе большом и чистом,
И радость в твоё оконце
Прольётся лучом искристым.

Потоки лазурного света
Закружат тебя в одночасье,
Когда на пороге в лето
Ты встретишь любовь и счастье.

                   Другу
Вновь сдавил затейливым узлом
Тёмный бант из серых скучных будней.
Снова неудачи, как назло,
Сыплются дождём из тучи нудной.

Не горюй. Всё это не впервой.
Мы с тобой опять удачу ищем,
Вновь осенней, мглистою порой
Нам сушить одежду над кострищем.

Никогда, нигде не унывать –
Вот девиз из древнего завета.
И не стоит долго горевать
В ожидании солнечного света.

Снова дождь и гром над головой,
Мы ж положим грусть свою на полку.
Ничего, мы как-нибудь с тобой
Вновь увидим светлую полоску.


              Слово о Собаке
Я молчу, что сказать, если на сердце ком,
В нашем доме Собаки не стало.
У собак, к сожалению короток век,
Сердце биться собачье устало.

Что ж поделать, и некого, к слову, винить –
Всех нас ждёт неизбежная старость.
Мы Собаку, как друга, пошли хоронить,
Вслед за нами плелась наша жалость.

Жалко пса, он забавный и ласковый был,
Был лохматый, смешной, не кусачий,
Бескорыстно и преданно всех нас любил,
Так любил - всей душою собачьей.

И теперь повторяю я, точно в бреду,
Мне поверилось в истину эту -
Может быть, он отвёл чью-то нашу беду
И принёс свою голову в жертву.

Ты прости нас, Собака. Грусть в наших глазах.
Что ж так слёзы бегут в самом деле:
Мы земле предаём твой измученный прах,
Мы любили тебя и жалели.

Кто-то скажет с сарказмом: «Вот, право, чудак».
Только всё же смеяться не смейте.
В этом мире не часто жалеют собак,
Но и их иногда пожалейте.

        Бабье лето
Колючий мелкий серый дождь
Напомнил нам на склоне лета,
Что он всего лишь «первый гость»,
А осень у порога где-то.

Ещё тепло, но нет жары,
Испепеляющего зноя.
И подготовились дворы
Для безмятежного покоя.

И лето плавно перейдёт
В напев сентябрьской свирели.
А сердце с беспокойством ждёт,
Что скоро вновь придут метели.

Замрут осенние сады,
И холода не за горами.
Но осень в блеске красоты
Ещё предстанет перед нами.

Всё это будет, а пока
Осколок лета в небе тлеет.
Плывут в лазури облака,
И беззаботен птичий лепет.

Слегка кружится голова
От этого хмельного света.
И полусонная листва
Теплом полуденным согрета.


                     ***
Семь лет стоял завод без дела,
Семь долгих зим тянулись дни,
Число работников редело,
В цехах погашены огни.

Одна отрада: воздух смрадный
Присел на кронах тополей.
Завод был безнадёжно старый
И выпускал столярный клей.

Но вот сегодня, что за диво,
Как много-много лет назад
Над серым зданием незримо
Поплыл «знакомый аромат».

А я в восторге замер, стоя.
Я этой вони страшно рад.
Знать после долгого застоя
Дела у них пошли на лад.

Хочу, чтоб ожили заводы,
Хочу, чтоб в сводках новостей
Звучали добрые аккорды,
Жила б надежда у людей.

             Нечаянная слеза
А ты опять у ночника стоишь и плачешь
И повлажневший край платка в ладонях прячешь.
Звучат в ушах как камертон неумолимо
Слова, что счастье словно сон, промчалось мимо.

Ночник скрывает бледность щёк подсветкой алой,
На кружевной воротничок слеза упала.
Луна за тучей не видна, лишь мрак и ветер.
И, кажется, что ты одна на целом свете.

Ты не одна, а грусть лишь тень, ответ не труден,
Ещё придёт счастливый день средь вихря буден.
Поверь: печаль твоя – обман, песнь не допета,
Растает сумрачный туман в лучах рассвета.

И всё ж платок в руке не прячь, не горби плечи,
Ты слёз не бойся и поплачь, и станет легче.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 15
© 11.08.2018 Владимир Карабанов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2336493

Рубрика произведения: Поэзия -> Мир души












1