Убрус



conyrg@mail.ru
Юрий Патронов
УБРУС
Студента-историка, заканчивающего практику, в пещерном монастыре полуострова Крым, просят сжечь мусорную кучу. Костер горит. Почувствовав дрожь, юноша припадает ухом к земле, зато отсюда студенту видно, как в огне дымится свиток. Историк выхватывает манускрипт, предчувствуя удачу, разворачивает, поспешно разворачивает
Рисунок справа явно указывает стояние Царьграда, на другом краю свитка, над двумя башнями крепости зависает свастика, обрамлённая этрусскими словами: «ЯРИЛО ХРАНИТ ЗЛАТО СКИФОВ». Верхний луч свастики уничтожен огнём костра, второй вонзился в гору «БЕЙКОС», третье острие изгрызено мышами, а четвёртый луч тонет в реке. Историку ясно, когда у Босфора в наивысшей точке неба зависнет Солнце, оно отражённым лучом укажет открытие мирового значения…
Юноша, присваивает свиток, и «диким туристом» спешит в Турцию.
Сняв комнатку и преобразив себя в слюняво бессловесного дурачка-пастуха, он бродит по берегу Босфора, отыскивая якобы пропавшего ягнёнка Христа, заодно разбрасывая зеркальцем солнечные зайчики, ощупывает окрестности. В полдень третьего дня «пастух» слышит знакомое дрожание земли, оборачивается, видит знакомые по манускрипту очертания гор. Траектория луча тут же упирается в необходимую точку.
Поднявшись, немного в гору Историк вонзает посох в землю. Второй удар. Острие палки ухает в дыру, разит затхлостью заброшенной каменоломни.Почувствовав, что с пограничной вышки за ним, через бинокль пристально наблюдают военные, «пастух», без стыда снимает штаны, метит место, присыпав землёю свой холмик, снимает его со всех сторон на мобильник и под хохот наблюдателей удаляется, кружа в турецком танце.
Историк спешит обратно в Крым, в Москву, затем едет в Град Питер. Друг его отца и знаток по древним рукописям, проявляет на манускрипте ещё и сокрытый временем посул: «Третий схрон татарина Рюрика татям не поднять». Знаток предлагает Историку показать фрагменты снимков с манускрипта знакомому археологу, который весьма кстати, прилетел из Лондона, полюбоваться скифскими сокровищами Эрмитажа.
Англичанин, дважды просмотрев снимки, тут же, без расписки, выдаёт Историку щедрое вознаграждение, коверкая русский язык, говорит, что согласен безвозмездно оплатить расходы будущей экспедиции, но просит подключить друзей, проверенных специалистов. Житель Иерусалима запросто добудет нужные документы, а берлинец вывезет музейные ценности. Они умеют хранить тайну.
Знаток, почуяв неладное, советует юноше временно свернуть поиски, но Историка уже не остановить и вскоре, под шум крымского прибоя, он знакомит компаньонов с предварительным планом. И вдруг к ним подходит девушка турчанка и предлагает свой проулочный катер, для успешного поиска золота скифов. Юноша понимает, его крепко держат на поводке и все же предчувствуя удачу, он, пригрозив закрыть проект, обязывает старателей дать ему письменную клятву о тайне посылки, о безоговорочном подчинении только ему, а третьим пунктом обязывает не брать оружия. Только после этого он соглашается провести новую встречу, уже в Стамбуле в доме турчанки.
Знаток, не оставляя сына друга в предсказуемой ситуации, снова подключается к проекту. Пока старатели, прогуливаясь на катере по Босфору жарко спорят о странном открытии Шлимана и о проклятии фараона Тутанхамона, о тысячах ложных подделок старины, Историк с помощью бинокля определяет место, и время схода на берег.
Словно услышав молитву юноши, Земля к вечеру пригоняет серые тучи ненастья. Дана команда и пятеро старателей уже недовольно входят на катер, и вскоре, уже в темноте, под шум проливного дождя, тайком поникают в каменоломню. Турчанке указано прибыть с катером ровно через двое суток.
Тщетны поиски в глубине горы Бейкос. Уже решено возвращаться. Но историк, опять чувствуя трепет земли, руками нащупывает место, ударяет в него киркой. Возникает щель, из которой, поступает, то холодный то тёплый воздух. Щель с азартом расширяют. Юноша обвязывается верёвкой, с трудом протискивается в пролом, снизу сообщает:
— Друзья, похоже на древний воздуховод, он по спирали устремлён в глубь горы? Почему-то холодный воздух сменился на тёплый? Короче, бросьте жребий, пусть счастливчик ползёт к выходу, забирает у турчанки новые припасы и немедля возвращаться. Остальные расширяют пролом, нас ждёт грандиозное научное открытие.
Однако из-за дождя, вход в каменоломню наглухо обрушен, перепуганный немец по нити Ариадны, возвращается к старателям. Протиснувшись по воздуховоду, оказывается в сферическом склепе. Счастливые соучастники просят выключить фонарь. В темноте он видит себя среди небесных звёзд, а рядом парит пятиугольный саркофаг.
Пошептавшись, евро-старатели, связывают русских и пытаются поднять крышку саркофага, но острия кирок даже не протискиваются в щель. Решают вбить клин-зубило. Историк предостерегает о последствиях, но поздно. От внезапного грохота и землетрясения склеп заполняется пылью. Берлинец, не находит воздуховода, неистово, колотит киркой в стену склепа, высекая искры. Еврей, проклиная свою жадность, с воплями просит Господа сберечь его семью от недоброжелателей. Лондонец, предлагает друзьям испить вина из его фляжки. Историк прерывает ор, порицает старателей:
— Молчать, клятвопреступники. Вы, евро-недоумки, замуровали себя в склепе, и теперь подобно испуганному селезню хотите нырнуть хвостом вперёд. Готовы перестрелять, отравить друг друга, не заметив главного — удушья нет. Мои фибры души связаны с магнитным полем планеты, и я знаю, как открыть саркофаг. Развяжите нас.
Русские поднимаются на саркофаг. Знаток приказывает сдать фляжки с ядовитым пойлом и дамские пистолетики, выключить фонари.
— Русы, простите нас! — хором, по-русски умоляет евро-троица.
Вскоре, разом с пяти углов, старатели приподнимают крышку саркофага. Возникает запах свежескошенной травы. Внутри саркофага уже круглый деревянный гроб, а в нём, будто в жидком меду, покачиваясь, плавает, расписанная неземными символами, полупрозрачная матрёшка. Присмотревшись, Историк изумлённо говорит:
— Под зелёным покрывалом спит вовсе не инопланетянин.
Осторожно, разрезают плёнку в прореху видно лицо мальчика. Глотнув воздуха, спящий открывает глаза, изнутри раздвигает, похожую на пчелиные соты плёнку, садится, укутывается в зелёное светящееся покрывало, говорит, и все понимают сказанное:
— Где же носит моего деда? Забыл Аполлоний обо мне, о братьях по разуму. Я же мог проснутся младенцем, не успел бы вас предупредить… Короче, земляне, вы не только беспредельно загадили своё сознание религиозной ложью, вы загадили планету мусором и вместо уборки, продолжаете грабить, убивать невинных и даже готовится к войне. Все это крайне раздражает Ярило. Поверьте, Солнце вспыхнет и сожжёт всё вплоть до Юпитера.
— Господь спасёт, ты лучше скажи, где золото, где выход, и кто тебя сюда? Кто твои родители? — обшаривая матрёшку, картаво говорит еврей, — только не ври.
— Представляю, как смеются над нами, конкуренты, — говорит немец.
— Где выход, — спрашивает англичанин, — Говори, как попал сюда?
— Скажу, что знаю. Меня уже престарелого царя скифов, выкрали недруги, но прибыл мой вечно молодой дед, спас от кровавого ритуала, перенёс в эту пещеру-склеп, созданную его роботом, поместил в матрёшку, сотканную из нитей антиматерии. Усыпил, запустив моё время в попятную сторону. Кстати, взрыв Солнца Аполлония может приостановить, а вот где, носит его, в какой части Анти-Вселенной, не знаю.
— Царь, — спрашивает Историк, — если мы земляне ввернёмся к вере предков, прекратим врать, начнём боготворить Мать-Землю и Ярило-Солнце, то спасёмся?
— Вряд ли. Многим разумным паразитам это невыгодно, не дадут тысячи священников дармоедов, и особенно кредиторы президентов, — мальчик подносит к уху краешек Убруса, покрывала, послушав, радостно говорит, — дед уже вспомнил обо мне…
— Болтун, где золото скифов? — угрожающе шипит лондонец, — или поколочу…
Историк, перебивает англичанина, спрашивает ещё почтительнее:
— Царь, если ваш Убрус в центре греет, а по краям морозит, значит Аполлоний?..
— Вы догадливы. Желаете посмотреть, как его колесница вырвется из Ярило?
— Царь, повелевайте нами, потомками скифов, на благо людям, — заявляет Знаток.
— Достойные слова. И в старину, этруски были умнее, честнее спесивых европейцев, — произносит царь, — идите-ка под моё покрывало. Убрус вместит многих.
Мальчик накрывает русских тканью. Вспыхивает зелёный тоннель. Оставшиеся в склепе лишь глазеют на флягу с ядом, и дамские пистолетики, намертво прикипевшие к уже непроницаемой стене. Тает гаснущий саркофаг.
— — —
Убрус перемещает друзей царя в лучшую обсерваторию Турции. Знаток просит молодого астронома, поскорее навести телескоп на нижнюю часть Солнца. В помещение, входит седобородый в шапочке, спрашивает, почему опять впустили посторонних?
— Профессор, — заикается астроном, — эти люди предвидели что протуберанец выбросит огромное колёс-со от телеги! Пос-смотрите на монитор. Умоляю…
— И смотреть не буду. Эй, стражи порядка, немедля избавьте меня от наглецов.
— Из-за вашей ложной святости, сотни учёных были опозорены, многие уничтожены, сожжены вместе с книгами. Может, мечтаете о кострах? — спрашивает Историк.
— Давно пора избавляться от опасных еретиков, — отвечает старик.
Вбегают стражи порядка, начинают кружится на месте, зевая, укладываются спать.
— Что это с ними?Ты усыпил их? Скажи, кто твои родители? — злится старик.
— Друзья, — говорит царь, — и в первом моем детстве, седобородые мудрецы, которых, я безусый, уличил в обмане людей, тоже спросили меня, кто мой отец? Когда же я гордо ответил: «Скиф Пантера», то за эту правду был изгнан из поселения. Надо же и тогда менялы-ростовщики, всовывали монеты мне и моим воеводам. Ничего не изменилось. И теперь банкиры дают деньги кандидатам в президенты.И вы, спесивый кредитор, не понимаете, что ваша ложь, раздражает Ярило-Солнце. Вы настолько поглупели от чтения святых книг, что даже и не догадываетесь, какую судьбу уготовили не только своей куцей душе, но и внучке, лысеющей от испарений мусора.
— Царь, Убрус замигал, — говорит Знаток.
— Это колесница моего деда Аполлония, ежесекундно уменьшаясь в сотни раз, приближается к Луне, и скоро оттолкнувшись от вершины пирамиды микрочастицей скроется в уголке моего Убруса! — Хотя, друзья, стоп! Мой дед возвращается к Ярило? Почему? Убрус говорит — деду мешают лживые молитвы землян и сплошной обман кредиторов. Видимо мне придётся возвращаться к деду. Успеть бы показать землянам возможности братьев по разуму.
— Кстати, представитель Высшего Разума перед вами, это бывший царь скифов, по имени… — поспешил добавить Знаток, надеясь услышать имя мальчика.
— Имя своё скажу позже, вы ещё не готовы даже осознать его, — отвечает царь.
— Чушь, противоречите законам физики, вредите святой вере, — злится старик.
Юный царь обращается к молодому астроному:
— Законы физики никогда не совместимы с мракобесием средневековья, — даже о белой антиматерии, вы земляне до сих пор не имеете ни малейшего понятия, хотя давно могли бы, преодолевать её пространство и время. Пусть поглупевших научит непогода планеты, — снова к старику. — Врачи запрещают волноваться кредитору, селезёнка же порвётся. Вы, старче, не просто больны, вы копируете повадки, придуманной вашими предками химеры, и самое печальное, что уже не успеете обрести здравый смысл, и ваша обманутая душа канет в тесноту планеты. Поверив, вы обесчестили себя, стали рабом лжи, не понимая, что из-за средневекового обмана земляне беспросветно отстали от всеобщего развития братьев по разуму. Забудьте о Каббале, умоляйте Землю, спасти хотя бы лысеющую Рахиль. И спасать вас у меня тоже нет желания.
— Вы знаете о правнучке? — старик падает на колени, — прости меня Мессия!..
Царь обращается к молодому астроному:
— Я прошу вас, вместе участвовать в телепередаче. Вы покажите миру колесницу, а я то, на что способен мой Убрус. Может отыщутся истинно думающие... Идите ко мне.
И молодой астроном, тоже встаёт под Убрус. Вспышка зелёного света и четверо исчезают в зелёной вспышке тоннеля. Седобородый корчится от боли в селезёнке, но в молитве продолжает просить, поразить еретиков стрелами наказания.
— — —
Ведущая Евровидения, нервно теребя на шее шестиконечный кулон, спесиво кривит рот, выговаривает несусветное:
— Уважаемые телезрители, только что, эта банда террористов… будто ангелы спустилась с потолка (камера показывает царя скифов и его друзей) проникла в студию международного обозрения, и в прямом эфире потребовала время для важного сообщения. Охране приказали вывести нарушителей порядка, но посмотрите — полиция сладко спит. Руководство даже обесточило студию, но бесполезно! Что мне делать?
— Успокоиться, — советует Знаток, — и повторить записанный эпизод.
Повторили. Во время международного обозрения с потолка студии, сходят молодые люди, Историк представляет царя скифов. В студии раздаётся хохот.
— Зато я посмеюсь последним, — говорит царь, — будьте здравы, уважаемые земляне. Извините моих друзей, попросивших для меня слова. Времени, у меня в самом деле мало. Я успею лишь показать то, на что способен Убрус моего деда Аполлония. И помните увиденное вами вовсе не чудо. Это заурядное качество наших братьев по разуму.
— Убрус пристыдит обманщиков и вразумит обманутых, — дополняет Знаток. — поставьте телекамеры сюда, сейчас Наш Историк накроется покрывалом царя и легко пройдёт через стену железобетона, проникнет в соседнюю комнату, что этажом выше и через секунду перенесёт оттуда сюда моего друга. Камеры, пожалуйста покажите телезрителям соседнюю комнату и Астронома. Теперь, уважаемые, смотрите, размышляйте, или хотя бы фантазируйте, но только не молитесь библейскому господу, — Юноша укрывается Убрусом, возникает зелёный пузырь, который поднимает его к потолку, просачивается к Астронома, забрав его тут же возвращается обратно.
— Надеюсь, для понимающих довольно? — спрашивает Знаток.
— Теперь о главном, — говорит царь скифов, — вы земляне ещё способны спасти себя и даже свою планету. Её также уменьшив в тысячу раз можно перенести в один миг к другому светилу. Только перестанете обманывать своих детей, не заставляйте молиться.Лживость землян удручает и особенно секта евреев, что с помощью обмана захватила всю планету, почти все земные правители и президенты настолько спесивы и глупы в желании разбогатеть, что готовы уничтожить не только соперников, но даже весь мир и что страшно в этом им помогают рясоносцы, возомнившие себя посредниками невесть чего.
— Земляне, срочно собирайте новых философов, писателей и начинайте воспитывать настоящих и будущих правителей, — говорит Знаток. — Учите их любви к чистой природе к жизни землян. Пусть спасают обманутых.
— Я же ухожу с дедом в антимир. Остальное до расскажут мои друзья, им я передаю... — мальчик находит точку на Убрусе, отрывает часть покрывала, укутывает им голову Историка, тихо говорит ему, — помни, друг Историк, сила Убруса пропадёт ровно через неделю. Подготовьте думающих землян к переосмыслению себя во Вселенной. Не допустите возврата к глобальному обману, иначе, и я не смогу вернуться и помочь вам. Надеюсь, ты догадался кто я?
— Помолодевший Христос! — шепчет юноша.
— Бессмертие не покупается, а заслуживается. Я выбрал себе этот возраст, чтобы расти и воистину становиться Богом Вселенной. Теперь и я буду повсюду, где нет лживых святых книг вроде Библии Корана. До встречи. Историк.
Вспышка. Мальчик исчезает, тоннель тоже. Опомнившись, телеведущая говорит:
— Уважаемые телезрители, повтор нелепого эпизода закончен. Наверняка мы видели оптический фокус и уже завтра предадим суду этих аферистов. Сгиньте! Прочь!!
— Даже вы, очевидец произошедшего, — удивляется Историк, — не поверили в Убрус, в то, что уже давно достигнуто разумными братьями Вселенной. Вы, власть предержащие, снова готовы дурачить нас землян. Но теперь не получиться. Ладно, мы пока уходим, к друзьям, которые остались в склепе. Убрус говорит мне что сидельцы уже образумились и готовы помогать соотечественникам избавляться от сетей обмана. Предупреждаю, если вы не повторите ещё раз выступление царя Скифов, то после нашего ухода телеэкраны половины планеты выключатся ровно на сто минут.
— И включатся, — добавляет Знаток, — когда мы вернёмся. Так что у вас есть время подготовиться к спору с нами. Пригласите богословов, философов, умников, жаждущих развенчать «чудо-юдо» царя скифов, но, не вздумайте хитрить, врать, обманывать, а тем более применять грубую силу, иначе Убрус усыпит вас как эту охрану, попробуйте хотя бы на время принять иные предлагаемые обстоятельства. Поверьте, истинная правда полезнее лживого обмана. Завтра, всякий кто лишь задумается нанести вред нам жизни человека или природе планеты будет усыплён. До встречи.
Накрывшись зелёной тканью, «аферисты» взвиваются к потолку, исчезают. Телеведущая, подумав говорит и многие понимают её слова, как приказ:
— Телезрители, чтобы избавиться от этой чумы нам надо беспрестанно молиться, хотя бы неделю. Молиться и делать своё дело, повторяете за мной. Господи, Отец наш…
Телевизоры включаются, зато радио, без вранья пересказывает произошедшее.
Ровно через сто минут экраны включаются. Уже новая ведущая по-русски представляет телезрителям недоумевающих учёных, спорящих философов и взбешённых богословов. Мрачно переглядываются генералы. Прежняя [ПиТ2], истово молится собрав вокруг себя группу священников
Через кондиционер под зелёным покрывалом в студию проникают уже семеро. (к сидевшим в склепе старателям присоединяется турчанка). Астроном, показал пальцем в генерала НАТО, говорит:
— Посмотрите, этот вояка и его люди, пытались отобрать у друзей царя скифов Убрус, надеть смирительные рубашки, утопить в Средиземное море уничтожить, взрывами в каменоломне, даже сжечь в доменной печи, не получилось и не получится.
— Моё терпение лопнуло, теперь всё недоброжелатели, замыслившие против нас недоброе, уснут детским сном. Спите и прозревайте», — говорит Историк. — Вы же поверили в то, что придуманный сектантами евреями пророк Моисей спас их от фараона, которого в истории человечества тоже не было.
— Вы поверили в то, что Аллах, оживил жареного ягнёнка! — дополняет турчанка.
— Жители Альбиона, гоните прочь королеву позволившую врать подданным, и отравить неугодных. Пора вернуться, в царство Руси-России, — призывает англичанин. А ещё мы ждём вопросов об Убрусе.
— Без вопросов, — вскочив, кричит генерал НАТО, — победа над инопланетянами близка. Мы не пожалеем всей Европы. Приказываю. Ключ на с-старт! — вдруг широко зевнув, генерал засыпает и сладко храпит.
Следом в креслах засыпают его агрессивные сторонники.
— Врачи, не пытайтесь разбудить спящих, — кричит немец, чалмою завязывая Убрус на голове, — вы же убьёте их. Спесивые поумнев, сами проснуться. Хотите, я разбужу главного раввина, и философы поспорят с ним о том, кто же истинно всемогущ во Вселенной? Братья по разуму или Химера, придуманная пройдохами для обмана
— Просите Господа остановить бесов, — теребя раввина, кричит ведущая.
— Отвечаю, — говорит раввин, — Никакого Господа и творца мира и не было, нет, и никогда не будет. А дурачить людей ради наживы глупо и преступно за это и верующим придётся отвечать. Я радуюсь тому, что прозрел и обрёл истину. Можно мне с вами, друзья помолиться Матери-Земле? Вдруг моя молитва успокоит гнев Светила и поможет братьям по разуму спасти нас одураченных.
— Что же будет?! — всхлипывает телеведущая, — может, все надо согласовать? Раввин, прекратите, молиться Господу Яхве и нас минует чаша…
— Мы отпугнём братьев по разуму, будем врать и обманывать ещё наглее, — уже зевая говорит философ из Америки, — иначе завтра одурманенные политики потребуют вернуть России Аляску, земли Канады, Америки, а египтологи расскажу о сыновьях РА, людей с Волги. Сгорим, свободными! Не допустим передела в гипнозе. Я уже сплю. Равви, мулла, скорее молитесь, и молитва одолеет пришельцев…
— Поздно, — говорит Знаток, — уже, любой порох, даже в обычных ружейных патронах, завтра превратится в невоспламеняемую труху мякину. Не взорвутся бомбы, гранаты, не воспламенится горючее, кроме спирта для больниц, и машин скорой помощи. Все опасное для землян превратится в вязкую смолу, не давая двигаться ни самолётам, ни ракетам. Откажут лазерные установки, постепенно остановятся атомные установки. Начнётся либо всеобщий золотой сон, либо спасение Планеты,
— Если, банкиры и священнослужители, — добавляет Историк, — признают, что дурачили землян ради наживы и власти, если в течение недели вернут все награбленное экологам для восстановления чистоты планеты и очищение совести человека, то возможно на планете угомонится непогода, а Солнце успокоятся.
— Землян, привыкших слепо верить, а не думать, — говорит Астроном, — простят. С помощью Убруса Аполлония мы унесём их от раздражённого Солнца на другую планету к другому светилу, коих во Вселенной больше ста тысяч. Подумайте, что взять в мягкий узелок, для перемещения в другую Галактику. Только не берите святые книги. У многих хитрых иудеев, чьи потомки создали секту евреев, начнутся проблемы с бессонницей. Перемещение к другому светилу пойдёт уже без обнаглевших масонов и сектантов, что, опираясь на лживую библию убивают, захватывая чужие земли.
— А дочери, которая обманывала меня, собирать узелок? — плачет Ведущая.
— Вместе помолимся Планете, — продолжает Знаток, — иначе уже завтра, все что вырабатывало энергию, постепенно остановиться. Затеется тьма кромешная. Эмираты погрузятся в темноту. Лишь для больниц будут вырабатывать энергию солнечные батареи, да ветряки. Спутники Земли, кроме русских, упадут на дно лунного кратера.
— Города лживой Европы и Америки, — говорит немец, — возможно запестрят таким лозунгами, написанных от руки и по-русски: «Вернёмся к обожествлению Земли и Солнца». «Библия рассадник лжи и обмана» «Американский капитализм пожирает природу и человека». «Оболганного Каддафи убили». «Европейская демократия, в сто раз хуже восточной тирании».
— Элита, выступая в Гайд-парке, — подтверждает англичанин, — постарается говорить только по-русски, предложит написать иные законы, устроить честный конкурс, как и в России для выбора наилучшего правителя из радикальной молодёжи. Предупреждаю, жителей туманного Альбиона, не вздумайте допустить насилия и обмана. Тогда ветер, будто фантики, разнесёт никому не нужные фунты, доллары, евро.
— Пора вернуть этрусские замки Каркассон и Монсегюр языческие храмы вроде собора Парижской Богоматери, уверен, через неделю страны Европы слёзно попросят принять сокровища скифов и древней Руси, вывезенных из Москвы Наполеоном, а также вернут русским свод православных царей, правивших, ещё до Христа, — говорит Знаток.
— Завтра Папа Римский признает, что православная вера изначально была у скифов и она самая древняя и чистая, — говорит турчанка. — Когда лингвисты подтвердят, что все языки мира произошли от праязыка скифов, многие масоны, и те, кто ещё недавно ненавидел всё русское, слёзно пообещают пожелают переехать и жить в самых безлюдных местах Сибири. Уже завтра города чванливой Европы переполнят насекомые, крысы, вороны. Из мерзостно завонявших особняков, дворцов, в леса и поля, побегут миллионеры, ростовщики-банкиры, хозяева рудников и пароходов. Детские коляски, перегруженные драгоценностями, покатят бывшие банкиры, они пожелают трудиться на Земле, чтобы найти спасение для тела и души.
— Мне сообщили, — говорит ведущая, — многие президенты уже раскаялись в том, что были тайными масонами и глупо подчинялись ростовщикам-банкирам. И хотя они готовы принять единую веру в Мать-Землю, они всё ещё сомневаются, ибо возносят молитвы… Смотрите, друзья, наш генерал просыпается.
— Миру мир! — улыбаясь, вставая с колен, уже по-русски сообщает вояка.
Раввин, подбегает к генералу, бьёт его по щекам, требует помолиться Господу.
— Господи, — произносит генерал и будто очнувшись, — спаси меня и помилуй. Начнём победоносную войну.

(продолжение следует)


1 февраля 2017





















[ПиТ1]

[ПиТ2]






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 10
© 11.08.2018 ЮРИЙ ПАТРОНОВ
Свидетельство о публикации: izba-2018-2336492

Метки: Убрус, Историк, Турчанка,
Рубрика произведения: Проза -> Фантастика












1